Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Помните сцену из "Шрека Навсегда", где Румпель говорит, что кубок на самом деле наполовину полон? А я то все думала,куда же Дамболдор после смерти то исчез!

(с) Катерина Нюрон

Список фандомов

Гарри Поттер[18491]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26963 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Merry Christmas!

   Глава 3. болезненно-горячечная
Драко проспал всю ночь и весь день; когда он открыл глаза, стулья в камине успели догореть, но в комнате всё равно было куда теплей, чем на улице. Первым делом он разжёг огонь снова, пожертвовав последним стулом, а потом попробовал понять, прошёл ли ему даром вояж по морозным улицам.
Кожа на лице отошла без особых проблем, но была чересчур чувствительной; руки пришли почти в норму - разве что тыльные стороны ладоней чуть загрубели. Ноги уже не болели; и всё, в принципе, было бы замечательно, если бы не жестокая простуда.
У Драко слезились глаза, пылал лоб, текли сопли и нещадно болело горло; надо было срочно лечиться чем-нибудь, пока всё это не перешло, например, в пневмонию. Но стоило Драко встать на ноги, как мощнейший приступ кашля согнул его пополам и не прекращался ещё минуты две после того, как Драко рухнул на пол, сжавшись в комок, и позволил своему рту и горлу делать что угодно - лишь бы это быстрее закончилось.
Никаких зелий в доме не оказалось; всё, что было здесь полезного, помимо мебели, которую можно было пустить на растопку, - это пакет с овсяной крупой. Можно было попробовать сварить кашу - над огнём в камине, потому что с маггловскими плитами обращаться Драко не умел. Была даже кастрюля, и вода из-под крана текла пусть неохотно, тонкой струйкой, но вполне стабильно. Драко налил воды в кастрюлю, кое-как пристроил её над огнём и отправился осматривать жилые комнаты в надежде, что что-то пропустил.
Но ничего интересного здесь так и не нашлось; старая одежда, растрёпанные маггловские книги с непонятными названиями - тоже сгодятся на растопку, пустые бутылки под диваном в гостиной, старый котёл со щербатыми краями и намертво присохшими ко дну остатками какого-то зелья. Поёживаясь от холода, Драко вернулся в гостиную и всыпал в начавшую закипать воду полпакета овсяной крупы.
Он никогда не претендовал на умение готовить, тем более теперь, когда от высокой температуры мешались мысли, а руки дрожали от озноба. В кастрюле вскоре образовалась какая-то странная масса, ничуть не похожая на то, что готовили домашние эльфы, но Драко без малейших затруднений зачерпнул массу тусклой ложкой; есть не хотелось совершенно, но он знал, что это нужно, и глотал через силу, пока не почувствовал, что ещё немного - и его вырвет.
За лекарствами пришлось ходить на Диагон-аллею, в аптеку; по счастью, красные пятна, выступившие на лице от холода, сгорбленные плечи и общий жалкий вид позволили Драко остаться неузнанным даже хозяином аптеки, в которой он всегда покупал ингредиенты для зелий перед первым сентября. Запас галлеонов катастрофически уменьшился - лекарства стоили дорого, куда как дороже еды. Драко купил ещё буханку хлеба и побрёл обратно, чувствуя в кармане каждый из оставшихся шести галлеонов и девяти сиклей.
В первый день лекарства немного помогли; Драко стало легче дышать и двигаться, глотать было уже не так больно - но кашель так и не удалось умерить, что бы Драко с ним ни делал. На третий день лекарства закончились, и денег на новые уже не было; Драко сходил на Диагон-аллею ещё раз, купил ещё хлеба и круг самого дешёвого сыра - овсянка и предыдущая буханка хлеба этим утром приказали долго жить.
На следующий день он проснулся от боли - горло саднило невыносимо, виски ломило, как будто в них сидел какой-то садист и тренировался обращаться с молотком; когда Драко приподнялся на локте и закашлялся, ему показалось, что сейчас из него вместе с кашлем вылетят лёгкие.
Он не знал даже, как определить эту болезнь - вроде бы, не бывает так, чтобы болело всё сразу; но у него было именно так, от самой макушки до лёгких включительно кровь прорезала капилляры безжалостно, причиняя более невыносимую боль, чем он мог себе представить - хуже было только Круцио Тёмного Лорда. Кашель почти не прекращался, и Драко понадеялся в один из особенно тяжёлых приступов, что, может быть, сдохнет на месте и не должен будет жить таким дальше. Но он не сдох и, несмотря на ломоту во всём теле, успешно раскурочил свою дровяную заначку - диван, которого должно было хватить надолго.
Когда кончился диван, Драко добрался до вещей из дальних комнат. Он жёг кровать, на которой, вероятнее всего, спал в юности его крёстный, книги, которые тот читал, бросал в огонь его одежду и старые школьные бумаги; рыжее пламя жадно пожирало всё, а Драко смотрел в камин и не мог отделаться от смутной мысли, что вот теперь-то у него действительно не осталось никого и ничего.
Прошло ещё какое-то время, прежде чем закончился даже сыр, который Драко ел понемногу и неохотно - любая попытка что-нибудь проглотить причиняла боль воспалённому горлу. Денег оставалось ещё на пару раз обзавестись едой; болезнь по-прежнему не желала уходить и только прочнее гнездилась в Драко.
Деваться было некуда, и Драко упрямо выполз из дома, тщательно запер за собой заклинаниями дверь и потащился на Диагон-аллею, мечтая об одном: упасть и умереть на месте.
На Диагон-аллее снова шёл снег; такого снежного Рождества в Лондоне, наверно, ещё никогда не было. Пушистые сугробы могли бы даже понравиться Драко, если бы при каждом шаге кровь не била ему в виски с силой кузнечного молота. Ветер обжигал лёгкие холодом, вызывая всё новый и новый кашель - сухой, раздирающий изнутри.
Кто-то остановился перед Драко, загораживая путь; Драко поднял глаза, чувствуя тяжесть снега на ресницах, и узнал Уизли. Кто-то из этих чёртовых близнецов - непонятно, кто именно. А может, даже оба сразу, если, конечно, в глазах у Драко не двоится.
- Опять вы двое? - осведомился Драко. - Призрак Уизли бродит по Европе…
На большее Драко не хватило; дыхание перехватило, перед глазами резко потемнело, и последним, что он запомнил, было ощущение абсолютной беспомощности во внезапно отяжелевшем непослушном теле.

* * *

Аппарация с бессознательным Малфоем на руках прошла без сучка и задоринки. Джордж уложил его на единственную кровать, имевшуюся в квартире близнецов, и, пока Фред бегал за лекарствами, попытался переодеть Малфоя и согреть.
Малфой был худ, как щепка; кожа, почти неестественно белая, была холодной - куда более холодной, чем полагалось бы человеческой коже. Только там, где близко под кожей проходили кровеносные сосуды, бился лихорадочный, торопливый жар.
- Incendio! - Джордж разжёг огонь в камине и перетащил по-прежнему не приходящего в себя Малфоя на ковёр.
Пушистый плед, который близнецы покупали с расчётом кутаться в него вдвоём, оказался достаточно велик, чтобы Джорджу удалось дважды завернуть Малфоя в слегка колючую шерсть. Блики огня отражались на непривычно спокойном лице, оттеняли синеватые прожилки на тонких веках, играли в светлых, как топлёное молоко, спутанных волосах. Джордж оставил Малфоя у камина и отправился наполнять ванну тёплой водой; при этом он старательно не думал о том, зачем они с Фредом вообще прицепились к Малфою с самого начала - в конце концов, даже в школе они с ним практически не пересекались.
Отчего-то Джорджу казалось, что дело здесь не только и не столько в общей гриффиндорской отзывчивости на чужие беды.
В тот самый момент, когда Джордж возвращался в гостиную, Фред с лёгким хлопком возник у дивана, прижимая к себе обеими руками какие-то баночки и бутылочки. Карманы мантии близнеца были так оттопырены, будто там лежало вдвое больше бутылочек и баночек.
- Мне ещё инструкций кучу дали - чем, как и сколько раз пользоваться, - сообщил Фред без предисловий, осторожно ставя всю свою поклажу на кофейный столик. - И сказали, что надо врача вызвать.
- Где найти врача, который ничего не разболтает и будет без предубеждений лечить бывшего Пожирателя? - Джордж поднял с ковра лёгкое малфоевское тело.
- Так что будем лечить его сами, - мрачно поддакнул Фред. - Одно утешает: хуже мы ему уже не сделаем, потому что некуда.
Джордж хмыкнул, осторожно подвигая запрокинувшуюся книзу голову Малфоя на своё плечо, и двинулся к ванной.
Окунутый в воду Малфой очнулся мгновенно: разлепил ресницы-стрелочки, распахнул мутноватые, дикие глаза и сел в ванной, расплёскивая воду и судорожно хватаясь за скользкие бортики. Даже в тёплой воде его ощутимо знобило, и Джордж закусил губу, не зная, стоит ли отогревать Малфоя, если у него и так сильный жар. И так плохо, и этак…
- Что я здесь делаю? - слова давались ему с трудом, голос был сиплым, но Малфой не обращал внимания на эту мелочь.
- Сидишь в ванне, - хором сказали близнецы, прислонившись к косякам.
- А то бы я не догадался, - огрызнулся Малфой. - Я что, у вас дома?
- Ага, - синхронно подтвердили Фред и Джордж.
Всё же это было забавно. В том числе.
- Зачем? - руки Малфоя соскользнули таки, и он невольно рухнул в воду, поднимая брызги.
- Эй, не утопни там! - Фред придержал Малфоя за плечо.
- А вам-то какое дело? - Малфой дёрнул своим острым, мальчишечьи костлявым плечом, избавляясь от чужой ладони.
- А чёрт его знает, - честно сказал Джордж. - Мы просто…
- … подумали, что если мы оставим тебя…
- …умирать на улице…
- …нас загрызёт совесть…
- …которая, вообще-то, редко просыпается…
- …но когда просыпается…
- …то навёрстывает всё упущенное разом.
Пока они говорили, продолжая друг за другом длинную фразу, Малфой молча переводил взгляд с одного на другого. Почему-то под этим взглядом близнецы ощутили позыв нервно заулыбаться.
- Где моя одежда? - требовательно спросил Малфой.
- Где-то в гостиной, - честно сказал Джордж.
- Дайте её сюда. Я оденусь и уйду.
- Больной насквозь? - скептически спросил Фред. - А что, если…
- …ты упадёшь в обморок опять…
- …а поймать будет некому?
- А вам-то что??!!!
Крыть злобно-возмущённый вопль было нечем; близнецы молча переглянулись и пожали плечами.
- Я принесу лекарство, - сообщил Фред, обращаясь к брату и внаглую игнорируя всё ещё недовольного Малфоя.
Джордж кивнул.
- Я пока послежу за ним.
- Последишь за мной? - взбеленился Малфой. - Вуайерист долбаный, хотя бы выйди отсюда!
Джордж посмотрел на Малфоя хорошо отработанным отеческим сожалеющим взором - под воздействием последнего оппонент в споре (если, конечно, это был не Фред) всегда смешивался и терялся.
- Ты думаешь, я увижу что-то принципиально новое? Чтоб ты знал, все мальчики устроены одинаково…
- Не знаю, сколькими мальчиками ты любовался, но на меня смотреть не смей!
- Я и так всё уже видел, - Джордж пожал плечами и демонстративно уставился на стенку, облицованную жемчужно-светлой плиткой.
- Что?..
- А кто, по-твоему, тебя раздевал? Папа Римский? - фыркнул Джордж.
Малфой растерянно моргнул, раскрыл было рот, пытаясь что-то сказать, и неожиданно закашлялся - сухо, надрывно, словно раздирая себе все дыхательные пути, хватаясь за горло. Джордж, забыв о препирательстве, кинулся поддержать, обнять за плечи; Малфой напрягался под касаниями, но, может быть, это было из-за кашля, скручивавшего худое тело такими жестокими судорогами, что вода плескала и плескала через край.
«Где там Фред с этим идиотским лекарством?!»
- А кто… - выдохнул Малфой и снова закашлялся - секунд на двадцать. Отдышался, не делая попыток вырваться из кольца рук Джорджа, и повторил:
- А кто такой Папа Римский?
- Мерлин его знает, - сознался Джордж, подцепивший звучное словосочетание от Гермионы, и принял из рук вернувшегося Фреда дымящийся кубок. - Пей.
- Какая гадость, - Малфой понюхал лимонно-жёлтую густую жидкость и скривился. - Вы меня отравить хотите.
- Отравить - не отравить, но если не выпьешь - точно получишь по затылку, - очень серьёзно пообещал Фред.
Малфой обиженно покосился на близнецов. Джордж непреклонно поднёс слегка обжигающий пальцы кубок к губам слизеринца; тот осторожно взялся за лекарство сам.
Он мог бы уронить кубок, выплеснуть нарочно, мог бы сделать вид, что подавился от гадкого вкуса - но он выпил всё, молча, не отрываясь от полного до краёв бокала, чуть заметно морща нос.
Джордж забрал бокал, удержавшись от комментария наподобие «Ну вот и молодец; видишь, было совсем не больно», и отступил назад в коридор, давая Фреду возможность развернуть тяжёлый махровый халат и заключить покорно вставшего из ванны Малфоя в тканевые мягкие объятия.

* * *

Драко ненавидел в себе это - честно, ненавидел! Эти животные черты - черты хорька - которые помогали ему выжить раз за разом. Извернуться, выскользнуть, покориться сильному, рявкнуть на слабого… если вдуматься как следует, то именно это черты, и никакие другие, составляли всё, чем он когда-то гордился, на что ориентировалась Шляпа, отправляя наследника Малфоев в Слизерин.
Но кто же знал, что в отсутствие семьи, денег - в отсутствие самого себя прежнего - эти черты не принесут ничего, кроме ненависти к себе же?
Надо было дать Уизли по морде - по обеим наглым мордам. Надо было найти свою одежду и уйти - подыхать от простуды в заброшенный дом крёстного.
Надо было, надо, надо… когда очень хочется жить, гордость куда-то испаряется.
Вот прямо как сейчас.
Компресс с лечебной мазью жёг кожу - почти до боли. Предполагалось, что это должно прогреть его простуженную грудь; Драко подозревал, что кашель после этого компресса ничуть не изменится, как и после двух предыдущих, но не спорил, когда Фред Уизли налепил ему на грудь эту пакость. В конце концов, это было не так уж плохо - что о Драко заботились.
Он часто болел в детстве; домовые эльфы давали ему лекарства, всё время при этом пища своими противными тонкими голосами. Мама приходила к нему каждый день и разговаривала о всякой ерунде. Отец не появлялся вообще; хотя, может быть, Драко просто уже не помнил.
Близнецы Уизли почти не оставляли его одного. Правда, днём он помногу спал и иногда просыпался, никого не обнаруживая у своей постели, но чаще всего рыжая макушка маячила где-нибудь поблизости, с полным кубком очередного преотвратительного зелья наперевес. При этом как Фред, так и Джордж, которых Драко уже наловчился безошибочно различать даже без улыбок, наотрез отказались объяснять, зачем он им сдался; и не сделали никаких поползновений к тому, чтобы потребовать с него что-нибудь - если, конечно, не считать требования лежать в постели, пить лекарства и не рыпаться.
Драко не рыпался, но всё ещё совершенно ничего не понимал в окружающем мире.
Близнецы смеялись, но не над ним; злились, но не на него; они обращались с ним, как квалифицированные медсёстры. Они носили ему еду в постель и положили его палочку на тумбочку, подчёркивая - он здесь не пленник, Мерлин упаси.
Откровенно говоря, Драко мог уйти почти в любой момент; мог бы аппарировать или выбраться из дома под заклятием невидимости. Но он не уходил, потому что его невольно цепляло и то, что он практически беспрекословно принял помощь и заботу от тех, кого всю жизнь терпеть не мог, и то, что они помогали ему просто так. Не любя и не ненавидя.
Но кого-то же во всём этом мире они любили и ненавидели?..
Спустя два дня после того, как Драко оказался в квартире близнецов Уизли, у него наступил кризис; этой ночи он совершенно не помнил, но, по словам Фреда, бредил, метался, порывался бежать куда-то, бил и корежил стихийной магией посуду и мебель и начисто отказывался принимать какие-либо лекарства, утверждая, что его хотят отравить. Драко полагал, что это было вполне в его духе.
После кризиса Драко был слаб, как мышь, кое-как выползшая из захлопнувшейся мышеловки; он не мог руки поднять и был убеждён, что размеренные вдохи-выдохи - это уже огромное достижение, с его-то самочувствием. Фред и Джордж поили его бульоном и укрепляющим зельем с ложечки и на руках доносили до туалета - против того, чтобы использовать утку, он протестовал так яростно, что вызвал у близнецов невольные смешки. Но поправлялся он с удивительной скоростью; его уставшее от мытарств тело с жадностью копило силы, стремясь обрести уже подзабытую форму - чтобы нигде ничего не болело, чтобы не уставать быстро, чтобы быть сытым и довольным. Телу не было до гордости никакого дела, и это тоже было одной из причин, по которым Драко остался; правда, причин, по которым Драко совсем не хотелось язвить и огрызаться, он себе объяснить никак не мог и предпочитал вообще об этом не думать.
- Сколько снега в этом году, - Фред Уизли сидел на широком подоконнике, обхватив руки коленями; Драко в это время листал какую-то книжку и упорно пытался вспомнить, как она называется и чем в ней всё начиналось. - Ни разу не было такого снежного Рождества…
- Рождества? - непроизвольно вырвалось у Драко.
- Ну да, - удивлённо откликнулся Фред. - Послезавтра Рождество.
- Я забыл, - Драко досадливо опустил взгляд к книге и понял, что держал её вверх ногами всё сегодняшнее утро. - Думал, оно ещё нескоро…
- Ну, тебе ведь не надо беспокоиться о подарках и ёлке, не так ли? - беззаботно отреагировал Фред. Драко выронил книгу и резко уставился на близнеца, но тот был безмятежен и корректен; и, кажется, по-гриффиндорски не имел в виду ровным счётом ничего, кроме того, что сказал. - Так что можешь и забыть.
- А вам двоим? - уточнил Драко. - Не знаю, как насчёт ёлки, но вроде вы не особо заботитесь о подарках…
- У нас всё давно готово. Когда живёшь на Диагон-аллее, нет ничего проще, чем после завтрака заглянуть в соседнюю лавку и купить что-нибудь, - Фред потянулся, давя зевок. - А насчёт ёлки мы тем более не паримся - всё равно мама не даст нам праздновать Рождество вдвоём, притащит в Нору хоть за шиворот.
Драко подобрал книгу с одеяла, тщательно разгладил смявшиеся страницы, прикрыл обложку и провёл по ней ладонью - гладкая, с рельефным тиснением букв.
Ему очень хотелось спросить: «А как же я?»; но он сдержался. В конце концов, глупо было бы ожидать, что они променяют семейное рождество на компанию Малфоя.
Либо его оставят одного, либо - что вероятнее - предложат выметаться.
Как жаль, что в этом году такое снежное и морозное Рождество.

* * *

Близнецы никогда ещё ни за кем не ухаживали; разве что помогали друг другу избавиться от неприятных последствий проделок и экспериментов. Последствия были разными, от царапины на колене до позеленения всей кожи; но это было совсем не то и не так, потому что они помогали друг другу, а не кому-то извне. Их мир - один на двоих - полагал взаимовыручку чем-то само собой разумеющимся. Опыт лечения кого-то другого стал для них едва ли не более волнующим, чем тот момент, когда они поняли, что брата можно любить не только по-братски.
Не то, чтобы они строили какие-то планы соблазнения по отношению к больному Малфою: несмотря на всю алогичную притягательность острых черт лица и почти неестественно светлых волос, он оставался закрытым и колючим. Практики же долгих «осадных работ» не имел ни Фред, ни Джордж; и практика эта была им не нужна - им хватало друг друга.
Но сама мысль, что надо всё время помнить о ком-то слабом и беспомощном, захватывала; отставив магазин на второй план, близнецы отдались новому занятию со всем воодушевлением, на которое были способны. Им нравилось рассчитывать при готовке третью порцию, разводить по инструкции лечебные порошки, следить за температурой Малфоя и беззлобно подтрунивать над ним, сдавшимся, но не побеждённым; пожалуй, если бы они ещё не определились с профессией, они могли бы теперь подумать о карьере колдомедиков. Хотя, если вдуматься, Малфой всё ещё был забавен - как недоверчивый котёнок, принесённый с улицы - да так оно, впрочем, и было; он пытался шипеть и выпускать коготки, но вместо полноценного царапанья у него раз за разом выходило нечто вроде щекотки.
Однако внешний мир не давал забыть о себе с упорством, достойным лучшего применения. Мама успела за эти несколько дней переговорить с ними через камин три раза, напоминая, что на Рождество они обязаны явиться в Нору; поставщики ингредиентов все как один воспылали желанием продлить контракт с близнецами именно в эти дни; Ли прислал новое письмо, ещё более невнятное, чем первое; Министерство сделало большой заказ на Перуанский порошок мгновенной темноты - аврорам, по-видимому, не хватало сноровки при свете, и они предпочитали действовать во мраке, пока противник соображал, что такое, чёрт побери, произошло; запасы пиктограмм на складе закончились, и надо было срочно штамповать новые, пока не схлынул интерес… Так что один из них сновал по городу, занимался бизнесом и терпеливо выслушивал наставления матери, а второй занимался домом и Малфоем; они менялись каждый день и практически не виделись. Чувство разделённости было тревожным и муторным - они с детства привыкли к непрерывному присутствию рядом второй половинки, которая закончит фразу, поможет в драке и посодействует на сложном тесте. В эти дни тесты приходилось сдавать поодиночке, и не сказать, чтобы это так уж им нравилось. Но ощущение неправильности, накатывавшее уже после двух-трёх часов отсутствия брата, успешно компенсировалось тем, что со всей работой - с бизнесом, с уходом за Малфоем ли - приходилось справляться, не ожидая помощи, и некогда было задумываться.
Так или иначе, Фред и Джордж ещё ни разу не пожалели, что принесли Малфоя в свою квартиру и взялись лечить.
Хотя именно из-за Малфоя они теперь пребывали в перманентных раздумьях на тему «как объяснить маме, что мы не явимся в Нору на Рождество, и при этом не разругаться со всеми». Эта задача была не из лёгких, и, если честно, самым удачным решением, которое успело прийти в головы близнецам, было прислать в Нору сову с сообщением, что их планы на вечер поменялись, и что подробности будут после Рождества.
Ведь Малфою больше не с кем справлять Рождество, не так ли?

* * *

Голоса заставили Драко вынырнуть из тяжёлого сна и неуклюже сесть на кровати; сонно моргая, он вслушивался в тихие слова, произносимые странным тоном, которого Драко ни разу не слышал от Джорджа Уизли.
- Я так по тебе скучал… весь долбаный день… кажется, я разорил нас на перьях сварля - даже не посмотрел, что там было написано о цене в этом идиотском контракте… Мерлин мой, как же я скучал…
«Разорил нас? Он говорит с Фредом? Тогда почему так… прерывисто?»
Драко нащупь сунул нацепил тапочки и неслышно приоткрыл ведшую в соседнюю комнату дверь пошире.
Джордж прижимал Фреда к стене за плечи, целуя брата так жадно, словно умирал, и поцелуи эти были единственным лекарством; руки Фреда беспорядочно танцевали по спине близнеца, гладя, лаская, забираясь под рубашку. Лунный свет падал на их лица и тела, делал кожу молочно-белой, высверкивал плавящейся медью встрёпанные волосы; тяжёлое дыхание вплеталось в тишину, изредка прерываемую звуком отлетающих пуговиц.
Джордж склонился к шее брата, оставляя тёмное пятно засоса на светлой коже; Фред зарыл пальцы в волосах брата и мягко подтолкнул его ниже - ещё ниже… Джордж скользнул на колени, расстёгивая ширинку на вылинявших джинсах брата; а Драко стоял в двери, онемев, не зная, бредовый сон это или сошедшая с последнего ума реальность - так ясна стала теперь любовь близнецов обниматься, любовь к долгим взглядам глаза в глаза, постоянным прикосновениям словно невзначай - опереться о плечо или бедро, вставая, провести кончиками пальцев по чужой руке, принимая чашку, - любовь к тому, чтобы быть ближе, как можно ближе… любовь.
Просто любовь.
Джордж провёл языком вдоль члена брата и обхватил губами головку; Фред нетерпеливо дёрнулся вперёд, но Джордж придержал его за бёдра и начал сосать - деликатно и аккуратно, словно пробуя на вкус новый леденец. Драко судорожно сглотнул и понял, что ему не хватает воздуха; он рванул ворот пижамы, и ткань жалобно затрещала - так громко в этой жаркой тишине, что не услышать мог бы только глухой.
Близнецы разом повернули лица к Драко - и улыбнулись совершенно одинаково, блаженно и шально; он не смог бы сейчас отличить их друг от друга, пьяных собственной близостью, окутанных лунным светом и темнотой поровну, счастливых первозданным счастьем без оглядки на табу и мораль - что им та мораль, когда они есть друг у друга? Их улыбки очаровывали, гипнотизировали, и Драко почти помимо своей воли сделал шаг вперёд.
Потом ещё один.
И ещё.
Соседняя со спальней комната была достаточно маленькой, чтобы Драко успел подойти вплотную к близнецам; они продолжали улыбаться, победительно и счастливо, и он нервно облизнул губы, не зная, ни зачем шагнул через порог, ни зачем вообще стоял и смотрел так долго. Фред приобнял его за плечи и притянул в поцелуй, буквально вскипятивший Драко кровь; порванная пижамная куртка слетела на пол, повинуясь торопливому движению плеч, штаны соскользнули, ведомые ловкими ладонями.
Кожа к коже - горячо, так горячо, нечем дышать - только зарываться лицом в медные пряди, сжимать пальцы на нежной коже - до боли, до крови, до багровых ручейков, таких чёрных в лунном свете; задыхаться, стонать, целовать два рта, поражение обращать в победу - улыбка сверкает в темноте и гаснет, скрытая поцелуями, скрытая стоном, искажающим губы; запрокидывать голову - влажные пряди липнут к вискам - принимать плоть, горячую, твёрдую, настоящую - ловить вдохи прерывисто; не закрывать глаз - медь, белое, чёрное, круговорот, вихрь, чересполосица, сладкая, головокружительная - белое на чёрном крохотными точками, кружится, кружится, кружится - снег за окном метелью ложится на город, обнимает, ласкает, летит, летит, летит…
В этом году…
- Ахх… д-да, да-а-а…
…году… такое снежное…
- А-ах… о-о…
…такое снежное…
Тихий счастливый смех.
…такое снежное Рождество.

* * *

Фред проснулся, когда солнце стояло уже высоко; если бы лучи не били в глаза, он бы, пожалуй, проспал и дольше. Вытащив правую руку из-под облюбовавшего её в качестве подушки Джорджа, Фред встал с дивана и поднял с пола пижамные штаны - не свои и не брата. Купленные специально для Малфоя, который был и тоньше, и ниже обоих близнецов.
Постель Малфоя была аккуратно заправлена - ни складки на покрывале; палочка исчезла с прикроватной тумбочки. Фред потёр виски, соображая; зачем-то швырнул штаны на кровать и вернулся к брату.
Джордж уже не спал; и близнецам достаточно было встретиться взглядами, чтобы всё правильно понять.
Жаль только, что кое-кто понял прошедшую ночь определённо не так, как требовалось.

просмотреть/оставить комментарии [10]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.11.20
Работа для ведьмы из хорошей семьи [15] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.11.25 01:09:59
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.