Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Контрольный выстрел в 2136

Волдеморт: Стакан наполовину пуст.
Дамблдор: Стакан наполовину полон.
Люциус Малфой: Я не пью из стаканов.

Список фандомов

Гарри Поттер[18478]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26940 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  Похитители душ, или Лекарство от скуки

   Глава 1
Давно уже существовала теория, что Хогвартс вполне себе живое существо. Это было легко представить, учитывая все эти движущиеся лестницы, привидения, живые портреты, появляющиеся и исчезающие комнаты. Оливьер же, как любой некромаг, мог утверждать это почти со стопроцентной уверенностью. Но были у него подозрения, что Хогвартс не просто живое, но и разумное существо. Если принять это за аксиому, то тогда многое необъяснимое становилось понятным и даже логичным. Как любой думающий индивидуум, замок не любил скуки. Этим Оливьер объяснял все происходящие в школе непонятные события. Замок словно сам провоцировал живущих здесь на несколько неадекватные поступки, а потом развлекался, наблюдая за происходящим. Более того, Хогвартс был еще и довольно эмоциональным существом и имел своих любимчиков и парий...

Оливьер Вилманту с чистой совестью полагал, что не относится ни к одной из этих категорий. Любимчиком он не был: во всяком случае, никаких неожиданностей с ним в замке не случалось. Отношение к нему этого древнего существа юноша для себя определял, как «любопытствующую безмятежность». А вот реакция на него людей была еще более противоречива. Потомок древнего и уникального в своих талантах рода, чьи сыновья на протяжении уже почти четырех столетий время от времени посещали эту школу магии и колдовства, Оливьер появился здесь с вполне определенной репутацией. Но надо отдать ему должное, он сделал все, чтобы ее разрушить.

Все его предшественники учились в Слизерине, тогда как мальчик с легкой подачи Шляпы угодил в Рейвенкло. Вилманту всегда рисовались окружающим суровыми, молчаливыми, тяжелыми в общении темными магами. Оливьер же был легок на подъем, имел острый ум и прекрасное чувство юмора, умел завести не только нужные, но и приятные знакомства и вообще создавал вид приятного во всех отношениях юноши. Особенно если привыкнуть к его внешнему виду. Более того, его двумя самыми близкими друзьями-приятелями выступали представители двух конкурирующих, если не сказать враждующих, факультетов.

Алекс Гвинтс во всех отношениях был истинным гриффиндорцем. Немного шумный, излишне активный и неимоверно любопытный он был любимчиком очень многих. И дело было не в том, что этот парнишка был одним из лучших загонщиков красно-золотой команды, хотя это добавляло популярности – Алекс был неистребимым оптимистом, каких еще поискать нужно.

Влад Хайзен в свою очередь был полной противоположностью магглорожденному Алексу. Его род насчитывал несколько десятков поколений чистокровных магов, поэтому никто не удивился, когда мальчик попал в Слизерин. Учеником он был неплохим, но довольно ленивым, чтобы зарабатывать славу отличника. Квиддич он ненавидел, зато любил презираемую многими Историю Магии.

Даже внешне они были настолько непохожи, что их ничего не могло связать вместе, кроме дружбы с Оливьером. Влад – высок, по аристократически тонок, и по общему мнению являл собой чуть ли ни классический образ графа Дракулы, — с коим по слухам состоял в родстве, — если бы не русые волосы до плеч да изящные очки, из-за которых на мир смотрели умные карие глаза. Алекс же носил черный «ежик» на голове, который вместе с темно-зелеными глазами и носом с горбинкой, предавал ему необычный и слегка хулиганистый вид, что вкупе с легкостью характера неимоверно импонировало представительницам прекрасного пола всех возрастов. На фоне тонкого уже седовласого Оливьера с его черными глазами, выдававшими в нем потомственного некромага, они смотрелись еще более выигрышно.

Казалось между ними нет и не может быть ничего общего, но это было далеко не так: каждый из них практически идеально дополнял двух других. Именно этим объяснялось общее снисхождение к их теплой дружбе. Кроме того у них троих общее качество – они любили книги. Более увлеченных читателей было трудно сыскать во всем Хогвартсе. За ними с первого курса закрепилась слава «любимчиков мадам Пинс», хранителя хогвартской библиотеки. Посему это было то самое место, где все межфакультетские распри оставались за дверью, и юноши с увлечением могли утолять свое любопытство, попутно не прекращая общения друг с другом.

Книги были одним из самых главных богатств этой магической школы, правда понимали это далеко не все и не всегда. Но у рейвенкловцев не зря держалась репутация самых знающих и умных. Стоило только посмотреть на их факультетскую библиотеку, чтобы понять откуда что берется. Гостиная этого Дома представляла собой большую комнату в спокойных сине-серебряных тонах. Смотрелась она богато, но при этом уютно — идеальное место для отдыха. Но главным украшением этого помещения были стеллажи до потолка с рядами книг. Высокие стремянки служили подспорьем в поисках нужной литературы, а некоторым — и местом для спокойного чтения. Во всяком случае, тут часто можно было застать какого-нибудь ученика с увлеченным видом листающего толстый талмуд, удобно устроившегося на самом верху лестницы, подобно талисману своего факультета. Но даже такие объемы книг не подавляли. Может все дело в том, что воздух во всей башне был всегда свежим, словно сразу после грозы. Правда, было неизвестно, кого благодарить за это. Рейвенкловцам было приятно считать, что к этому заклинанию приложила руку сама основательница.

Оливьер любил проводить вечера в гостиной, среди собратьев. Этого общества ему часто не хватало дома, где кроме как с портретом деда и пообщаться было не с кем. Тут же всегда царила легкая атмосфера студенческого веселья: легкие разговоры, научные и не слишком споры, подшучивания над приятелями и, конечно же, флирт. Устроившись в своем любимом кресле, Оливьер с интересом наблюдал за этими человеческими играми. Вон Эшен и Питер, два квиддичных стратега, с интересом выслушивают Лидию, невысокую третьекурсницу, которая первый год играет в команде, но при этом уже считается лучшим аналитиком. Ради победы своего Дома можно унять мужскую гордость взрослых молодых людей и выслушать разумную критику – что же, доводы разума должны преобладать над эмоциями. Хотя и их тут предостаточно, посмотреть, например, на Пенелопу, что с подружкой строят глазки пылкому темнокожему Ашену — кошечки за лето наточили свои коготки и теперь пробуют свои силы на всех окружающих.

Кстати, о котах. Один такой здоровый и пушистый развалился на коврике у камина и недобро поглядывает на Оливьера. Этот фамилиар, принадлежащий его соседу по комнате, явно имел магические корни, а посему не слишком жаловал потомственного некромага. Чего не скажешь о его хозяине, Найз любил веселиться за счет Вилманту, поэтому первое, что слышали первокурсники, так это старую байку про зомби, которые населяют здешние подземелья. Так что первые пару недель малышня буквально шарахалась от Оливьера, боясь, что их может постичь та же участь за любые провинности. Старосты часто беззастенчиво использовали эту страшную сказку, чтобы навести порядок среди непослушных воронят.

Оливьер был не против такого положения вещей. В конце концов, можно было либо переживать по этому поводу, либо воспринимать как забавную шутку. Зато это «особое положение» давало ему возможность в свою очередь рассчитывать на какие-то поблажки. Его исчезновения в Запретном Лесу или полуночные посиделки в библиотеке уже никого не смущали и не вызывали никакой реакции, кроме равнодушия. Правда, иногда и ему приходилось идти навстречу префекту, когда тот обращался с какой-нибудь замысловатой просьбой. Вот и сейчас, увидев направляющегося к нему Джеймса Эшера, Оливьер почувствовал, что это как раз один из таких случаев.

— Привет, как твои дела? — поприветствовал его Джеймс.

— Потихоньку, — осторожно ответил Оливьер.

— Какие планы на Хэллоуин?

— А какие у меня могут быть планы? Схожу на Пир, проболтаюсь в библиотеке, сотворю пару зомби и со спокойной душой лягу спать.

— Смешно, — еле улыбнулся Эшер. — А про Маскарад ты слышал?

— Ну, ходили такие слухи, — пожал плечами Вилманту.

— Считай уже не слухи. Вечером объявят на ужине. Префектов хотят припахать к украшению зала, а у меня и без того забот полон рот. Не заменишь?

— Я вообще не хотел на него идти.

— Брось. Не все же тебе среди книг киснуть. Пригласи девчонку, потанцуй с ней, все какое-то развлечение.

— И кого по-своему я должен пригласить? – поинтересовался юноша.

— Да хоть Фрейю, она девчонка веселая, скучать тебе не даст. Или новенькую, вы же вроде сдружились.

— Да, они обе неплохие ведьмы, но я…

— Слушай, ты не стал префектом только потому, что пока по возрасту не подходишь, но моя бы воля… давно бы на тебя все сбагрил. Быть старостой, конечно, почетно, но слишком хлопотно. Мне научный проект до ума доводить надо, и к сдаче заключительных экзаменов готовиться. Так что принимай бразды правления и не выпендривайся. В общем, ты все понял?

Оливьер только и мог, что вздохнуть. У него были совсем другие планы на праздничный вечер. Нет, зомби конечно в его программе не значились, но вот еще один поход в Запретную секцию… Его сожаления были прерваны появлением невысокой брюнетки с восточной внешностью и вполне западным именем Алиса.

— Чего такой грустный?

— Да нагрузили общественными обязанностями, — пожаловался юноша.

— Нагрузили? — переспросила Алиса, явно не понимая о чем речь.

— Ну, озаботили, осчастливили, короче поручили кое-что сделать.

— Иногда мне кажется, что мы разговариваем на разных языках, хотя оба учили английский. Откуда вы берете всякие жаргонные словечки, вроде все маги?

— Ну, мы же не все чистокровные, — усмехнулся Оливьер и завернул фразу вполне в духе профессора Фаркинсона, преподавателя маггловедения: — Можно сказать это показательный фактор влияния магглорожденных на магическую речевую культуру.

Ребята оба рассмеялись довольные собой. Но Алиса не забыла, с чего начался разговор, и она продолжила допытываться:

— Так чем тебя «нагрузили»?

— Ты про бал-маскарад уже слышала? – поинтересовался Оливьер.

— Про какой бал? – не поняла Алиса, и юноше пришлось пояснять.

— На Хэллоуин директор решил устроить Маскарад. Об это объявят на сегодняшнем ужине.

— Объясни мне, пожалуйста, как так выходит, что объявления еще не было, а все в курсе?

— Знаешь, как принято говорить в Хогвартсе? «Это большой секрет, поэтому все об этом знают». Можно сказать, это такая своеобразная магия местного масштаба.

— Ясно. Но что плохого в бале?

— В самом бале ничего. Просто меня «попросили» помочь в его благоустройстве.

— Тебя?

— Вообще-то этим должны заниматься префекты, но Эшер плавно передал все обязанности мне «по наследству».

— Почему «по наследству»?

— Считает, что я стану следующим парнем со значком старосты.

— А он прав. Ты – лучшая кандидатура. Даже я, пробыв всего ничего в Доме, поняла это.

— Почему ты так решила?

— Ну, посмотри, тебя все слушают, ты беспристрастен в спорах, а посему сколько раз ты выступал в качестве рефери? Порядок наводить умеешь как никто, да и конфликты гасишь получше декана. Малышня тебя побаивается, старшие уважают, многие учителя любят.

— Не все, — возразил ей Оливьер. — Есть еще Снейп и МакГонагалл.

— Ты говоришь ерунду. Поверь, мне со стороны виднее. МакГонагалл тебя уважает. Когда мы с ней говорили после уроков, она сама сказала, что я могу обратиться к тебе, если у меня вдруг возникнут вопросы. Сейчас… «Мистер Вилманту очень трудолюбивый и знающий студент».

— Она так сказала? – засомневался юноша.

— Дословно. А Снейп… При всей своей строгости он ценит тех, кто разбирается в его предмете, а не просто бездумно следует написанному в учебнике. Я не разу еще не слышала, как он критикует твои работы.

— Ты еще мало знакома с ним.

— Достаточно, чтобы понять, что он не щадит никого. Может только за исключением слизеринцев. А тебя он приводил в пример Алексу. Можешь у него сам спросить.

— Правда?

— Да. Сказал что-то вроде того, что ему не мешало бы взять пример с приятеля, а не бездумно стучать по бладжеру.

— Странно, — пожал плечами юноша, не ожидавший таких откровений. — Ладно, будем считать, что сам накаркал. Ну, раз уж мне не отвертеться от бала, то подаришь мне один танец?

— И даже не один, - рассмеялась Алиса. На этом разговор плавно увял. Они сидели рядом - девушка углубившись в книгу, а Оливьер задумавшись о тяжелом начале учебного года.

***


Если послушать Леонардо, который удрал из Хогвартса задолго до появления в нем младшего брата, то можно было сделать вывод, что школе всегда что-то происходило. Но Оливьеру начинало казаться, что этот год переплюнет все, что были прежде. Странности начались буквально с первого сентября. Для начала в Хогвартсе появились несколько новичков. Обычно маги не любят менять учебные заведения, так как каждое из них обладает свои уникальным набором достоинств и знаний. К тому же все школы были пансионного типа, а значит, даже если что-то менялось в жизни родителей, и они переезжали на другое место жительство, детей это не задевало. А тут новенькие — две взрослых девушки и обе попадают в Рейвенкло.

С одной все было более или менее ясно. Алиса Вайлетт приехала с родителями из Индии, так как семья перебралась на историческую родину с целью дать дочери европейское магическое образование. Умная веселая девушка обладала талантом ладить со всеми, с кем бы ни свела ее судьба. Первым ее знакомым оказался Алекс, который не преминул познакомить новенькую с лучшим другом. Так получилось, что они стали проводить много времени вместе. Правда больше на улице, чем в библиотеке – Алиса не слишком любила закрытые пространства, и замок, казалось, ее несколько угнетал. Зато любые знания она впитывала легко, как собственно и манеру поведения, и вскоре уже ничем не отличалась от своих сокурсников.

Второй новенькой была «снежная королева» из Друмстранга – Корделия Санти, девушка шестнадцати лет, высокая, стройная… холодная. Все, что о ней было известно, это то, что она находилась под опекой Министерства, так как ее мать отсиживала свой срок в Азкабане за убийство собственного мужа. Дамблдор принял девушку в школе и без сортировки направил ее в Рейвенкло. Говорили, что об этом просил его директор Друмстранга Игорь Каркаров. Девушке нельзя было отказать в интеллекте, но только общее мнение гласило, что ей самое место в Слизерине. Может, чувствуя такое отношение, а может по причине своего скрытного характера, но Корделия держалась очень обособленно, мало разговаривала и вообще всем своим видом показывала, что ее лучше оставить в покое. В данном случае, окружающие с удовольствием пошли ей навстречу.

Но в нынешнем году это были не все новые лица в Хогвартсе. Все были удивлены, когда за учительским столом место преподавателя ЗОТС занял некий Альберт Синклер. Директор поспешил сообщить, что профессор Рейкпик, оказывается, покинула свой пост. Ее заменил бывший выпускник Хогвартса, а так же бывший аврор, бывший министерский чиновник и еще много кто бывший. Судя по не слишком довольному лицу слизеринского декана, это был не самый лучший выбор директора. Хотя как преподаватель Синклер умел заинтересовать учеников в своем предмете и дать необходимые знания, но его острый и злой язык не щадил никого. Более того, новоявленный профессор сам провоцировал скандалы, ссоры и стычки, словно без этого ему тяжело было ощущать себя комфортно. За это он также не взыскал большой популярности, но его уроки все равно проходили увлекательно. Это позволило ученикам смириться с столь несносным характером профессора. Хотя Снейпа они терпели гораздо дольше.

Эти приобретения Хогвартс принял с распростертыми объятиями, понимая, что скучать они ему не дадут. И, правда, начиная с сентября тут становилось все веселее. Что-то темное приближалось к замку. Нигде уже не было так спокойно и безмятежно, как раньше. Запретный Лес стал по-настоящему запретным: ученикам теперь туда не было хода, только с разрешения и в сопровождении преподавателей. Хагрид жаловался, что лес наводнили разные темномагические существа, что фестралы беспокоятся, а аромантулы путают друзей и еду. Неспокойно было не только на суше, но и в озере.

Малыши, прибывшие в школу впервые, обычно доставлялись к замку на лодках. Это было прекрасное зрелище – освещенное всеми огнями величественное здание старейшего магического учебного заведения, возвышающееся над водяной гладью. Оливьер помнил свое первое впечатление от Хогвартса, и оно до сих пор было довольно сильным. Правда, на него не нападали озерные русалки и не пытались утащить на дно, как случилось с одной из первоклашек в этот раз. Вместо сортировки и праздничного ужина бедняжка угодила в лазарет. Еще несколько человек обживали больничные койки, рядом с ней — разозленный своей неудачей водный народ залил холодной водой легкие суденышки, и дети замерзли и простыли, а больше всего были напуганы.

Но и на этом неприятности не кончились. Не успел пролететь сентябрь, как новая напасть случилась в Хогвартсе: обвалились аж две трибуны на квиддичном поле. При ближайшем рассмотрении виновниками несчастья стали непонятно откуда взявшиеся в таком количестве нюхлеры, маленькие зверьки-землеройки. Этих забавных малышей Оливьер сотоварищи изучал еще в прошлом году. Их часто использовали маги для поиска кладов или потерянных вещей. Но в таком количестве их раньше никто не встречал, тем более нельзя было ожидать, что они подкопают фундамент тяжелых башен. Полю тоже досталось, оно теперь напоминало скорее огород, чем спортивную арену. В связи с этим квиддич пришлось отложить, что негативно сказалось на школьной дисциплине: переизбыток энергии у игроков и болельщиков привел к тому, что спортивные баталии перетекли в коридорно-военные. Возобновилась агрессивная стадия факультетского соперничества. Чтобы хоть как-то взять происходящее под контроль учителя возобновили дуэльный клуб, а Синклер даже организовал для желающих уроки фехтования.

Только вроде все потихоньку успокоилось, но тут замок заполонили грызуны. Какие-то бесхвостые крысы сновали прямо под ногами и доводили женскую половину школы буквально до истерики. Доставалось и портретам. Те направили петицию директору с требованием предотвратить это смертоубийство. Единственным счастливым в этот момент существом была миссис Норрис, любимая кошка местного завхоза. Но остальные были на взводе. Дамблдору ни чего не оставалось, как устроить для учащихся общий выход в Хогсмид. Впервые вся школа, независимо от возраста и разрешения родителей, отправилась терроризировать близлежащую деревеньку. Все бы было неплохо, если бы старшекурсникам не вменили в обязанность приглядывать за своими младшими собратьями. Преподаватели же во главе с директором остались в Хогвартсе, заниматься устранением бегающей неприятности.

На фоне прошедших событий Дамблдор заявил, что детям нужно расслабиться, и нет лучше повода для этого, чем Хэллоуин. На этот раз решили не ограничиваться традиционным ужином, а устроить праздник по всем правилам маггловской культуры, то есть с карнавальными костюмами, пиршеством и даже вечеринкой. И так как времени на подготовку было немного, то первыми в качестве «принудительно-добровольных» помощников запрягли префектов, а те в свою очередь привлекли к этой почетной обязанности и некоторых из своих должников. Так Оливьер и оказался втянут в празднование, сам того не желая.

***


Всю неделю перед Днем Всех святых в школе стоял дикий сыр-бор: народ озаботился обретением костюмов. Тут уж каждый выкручивался, кто во что горазд. Кто-то срочно слал сов домой, кто-то тайком выбирался в Хогсмид, гении в трансфигурации подрабатывали оригинальными портными, переделывая старое и ненужное в ненужное новое. Домовики сбились с ног, чтобы приготовить достойный этого празднества ужин. Обязанность украсить Большой зал, гостиные и коридоры легла на плечи самих учеников, точнее префектов и иже с ними.

И вот наступило тридцать первое октября. Суета только увеличилась, все в нетерпении дожидались вечера. Ужин прошел как обычно пышно, но старшие классы ждали чего-то особенного. И вот Дамблдор попросил внимания и объявил, что через час ждет четвертые-седьмые курсы на вечеринку в честь Хэллоуина. Малыши возмутились, но делать было нечего: им суждено было продолжить этот вечер в гостиных.

Пока остальные наводили марафет и заканчивали воплощать придуманные образы, некоторым из «добровольцев» пришлось превращать Большой обеденный зал в танцевальную площадку. Времени, как обычно не хватало, посему случайные зрители могли наблюдать сюрреалистическую картину: дементор скользил по залу и преображал часть тыкв в зеркальные дискотечные шары.

Оливьер не долго размышлял на тему костюма. Во-первых, у него все равно не было других интересных идей, если только отрастить крылья ангела, но они все равно у него получались черного цвета, ибо натуру не скроешь. Во-вторых, у него все равно не было соответствующего опыта в Маскарадах. Копденменор никогда не был особо гостеприимным местом, большие собрания там устраивались пару раз в столетие – по залам и коридорам родового замка Вилманту призраки и тени мертвых бродили чаще, чем кто-то из живых. Да и мало кто из их семьи отличался излишней общительностью — Леонардо был лишь исключением, подтверждающим правило. Оливьеру иногда было трудно играть в коммуникабельность, а такие шумные и многолюдные мероприятия он и вовсе не любил. Зал стал наполняться народом, и юноша предпочел спрятаться где-нибудь в темном уголке. Но не успел он занять свой наблюдательный пост, как на его плечо легла чья-то тяжелая рука.

— Дементор, — произнес над его ухом знакомый голос. — Странный выбор, мистер Вилманту. И не оригинальный.

— Не думаю, что большинство студентов, знает, что это такое. Кроме ваших студентов, конечно.

— Осторожнее, мистер Вилманту, — предупредил его Снейп, приподняв бровь. — Я могу подумать, что вы хотите на что-нибудь намекнуть.

Эти слова и это выражение лица обычно вызывало, если не панический страх, то предчувствие беды. Но накопившаяся усталость, раздражение и неловкость неожиданно дали о себе знать, и у Оливера вырвалось:

— Только на то, что приз за лучший костюм Хэллоуина, скорее всего, по праву достанется вам.

— Вы слишком много общаетесь с гриффиндорцами. Пять баллов с вас, мистер Вилманту, за дерзость учителю. И в наказание вы отправляетесь патрулировать коридоры. И чтобы я не видел ни пьяных студентов, ни целующихся парочек. Вам все понятно?

Рейвенкловец поднял глаза и с удивлением для себя отметил в темных глазах Хогвартской Чумы понимающую усмешку. И тут он впервые пожалел, что все же отказался от чести учиться в Слизерине. Довольный юноша быстро направился к выходу, но, сделав пару шагов, остановился и произнес тихое «спасибо», зная, что его голос будет услышан. Затем он по-тихому выскользнул из зала.

— Так-так. Мистер Вилманту покидает наше увеселительное мероприятие практически еще до его начала, — собственно, так сделал и Влад, незаметно появившись у Оливьера за спиной и сверля его мрачным взглядом поверх очков. — Странный выбор костюма, даже для некромага, —улыбнулся приятелю слизеринец.

— Соответствующий моему имиджу, — ответная улыбка возникала и пропала, как первый снег.

— Какие слова мы знаем! Теперь я знаю, чем ты занимаешься в своей библиотеке.

— Да, учу толковый словарь, — поддержал рейвенкловец шутку. — Уже дошел до буквы К.

— И что интересного ты почерпнул?

— Что слово «катастрофа» вполне соответствует тому, что сейчас будет происходить в Хогвартсе, — ответил Оливьер, намекая на предстоящий праздник.

— Согласен, — рассмеялся Влад. — И так как мне тоже претят подобные «мелкие радости школьной жизни», я вызываюсь составить тебе компанию. Не против? — Влад скрестил руки на груди и придавая своему лицу грозный неприступный вид «а-ля Снейп».

— Ну, у меня уважительная причина, — улыбнулся под своим капюшоном Оливьер. — Ваш декан назначил мне отработку. Но я буду рад, если ты присоединишься ко мне. А если бы у тебя был такой же костюм, то вместе мы составляли бы ужасающие зрелище для провинившихся студентов.

Влад оглядел свой костюм, вполне приличествующий дворянину восемнадцатого века, и заметил:

— Мы и так представляем ужасающее зрелище для студентов. Они наверняка подумают, что мы специально отлавливаем их по темным коридорам, чтобы содрать шкуру живьем для ужасающих пузырящихся зелий непонятного назначения. Все знают, что для таких микстур нужна кожа юных студентов Хогвартса… — Влад говорил, не меняясь в лице, словно не шутил, а рассказывал прописные истины

— Мне это неизвестно, — рассмеялся Оливьер. — Я их употребляю целиком.

Что-то не так было с его смехом — холодный, расчетливый, пустой, он странным эхом доносился из-под надвинутого на лицо капюшона. Три первокурсника Хаффлпаффа услышав это, быстро рванули по коридору в сторону своей гостиной.

— Ну что, откуда начнем? — спросил Вилманту своего попутчика.

Влад хрустнул суставами пальцев и зловеще улыбнулся.

— Прямо отсюда. Так сказать, зачистка местности от нарушителей. Если что, то трупы можно будет утопить в озере, — в руке у Влада появилась его палочка, длинная, черная, блестящая, с мрачным золотым орнаментом.

— Трупам мы найдем лучшее применение, — ответил потомственный некромаг и с тем же жутким смехом свернул в очередной коридор, где скрывались очередные нарушители, на этот раз с факультета его спутника.

— Ну что, господин Вилманту, продемонстрируете нам свои возможности?.. Только не переусердствуй и не попорть… кхм… кожный покров. Ведь тебе-то все равно, с оным труп или без, а мне еще зелья варить, — сказал Влад достаточно громко для того, чтобы слова отчетливо слышны по всему коридору.

— Продемонстрирую, если попадется кто-нибудь, — пообещал Вилманту, совершая с хогвартскими стенами очередной поворот.

Ученики Слизерина с ужасом взирали на эту странную пару, страшась отнюдь не потери баллов. Иррациональный страх заставлял сжиматься юные сердца. И это забавляло друзей. Так, пикируясь, они бродили уже больше часа, распугивая соучеников. Их жертвами уже стало немало младшекурсников, что решили втихую проникнуть в зал, но, натыкаясь на страшную фигуру в серой накидке, от которой веяло холодом, и на словно заблудившегося во времени господина, в котором даже слизеринцы отказывались узнавать своего знакомого, они со всех ног устремлялись под защиту своих гостиных. Профессор Снейп мог бы гордиться достойной сменой.

Оливьер был доволен таким препровождением вечера. Ему не пришлось торчать на вечеринке (спасибо Снейпу), он мог беспрепятственно гулять по коридорам (опять же спасибо Снейпу) и появился повод опробовать на себе заклинание Формы (за это тем более спасибо Снейпу!). Оказалось, что эта фамильная магия работала отлично.

Оливьеру повезло разыскать его летом, когда он в очередной раз шерстил домашнюю библиотеку. Заклинание давало возможность магу подстроить свою или чью-то иную сущность под носимую форму. Это заклинание придумал Бегерит Вилманту, чтобы сделать своих зомби более похожими на людей, но оно действовало недолго. Да и мертвое тело не могло существовать вечно, и вскоре становилось очень сложно скрыть настоящую сущность, так как форма тоже видоизменялась. Так что единственным способом сделать зомби похожим на человека на длительный период оставалось впихнуть в мертвое тело душу. Но на это могли отважиться далеко не все некромаги. У кого-то не хватило бы сил, у кого-то знаний, а кто-то, как и Оливьер и его предки, считал это самым страшным наказанием. Кто как не Вилманту с их семейными традициями знал, что такое умирать и возвращаться обратно…

Так, в размышлениях и разговорах префекты добрались до третьего этажа, и тут Оливьер почувствовал чужую силу. Нет, это не было похоже на удар, больше на внезапно проявившееся присутствие чего-то схожего с его магией. Она, как холодный пронзающий ветер, прошла сквозь него и омыла юношу изнутри.

— Ты чувствуешь? — спросил он Влада, не надеясь на утвердительный ответ.

— Это зависит от того, что я должен чувствовать. Но подозреваю, что мой ответ – нет. А что-то случилось? — Влад деловито снял очки и спрятал их во внутренний карман камзола.

— Подозреваю, что случилось. Кажется, все наши шутки насчет…

Оливьер прервал себя, как будто что-то зависело от того, произнесет он вслух свои подозрения или нет. Отдавшись во власть своему инстинкту, юный некромаг повернулся и направился в правый коридор, куда обычно вход был запрещен. Буквально за поворотом он увидел нечто, завернутое в белую тряпку. Даже не подходя, Оливьер мог сказать, что это - тело, мертвое тело, пустая оболочка. Осталось только узнать, кем оно было при жизни. Юноша опустился на колени и перевернул труп…

На него смотрели мертвые глаза Алекса Гвинтса.

***


Профессор Синклер появился несколько минут спустя. Его темно-синяя мантия не успела опасть к ногам, как он уже опустился на корточки рядом с рейвенкловцем и внимательно осмотрел тело. Через несколько минут маг печально покачал головой и произнес:

— Боюсь, я безнадёжно опоздал. Что здесь произошло?

Оливьер мог бы удивиться такому быстрому появлению преподавателя, но сейчас ему было не до того. Он смотрел на неподвижное тело единственного человека, которого еще мог бы назвать своим другом. Во всяком случае, ближе Алекса у него здесь никого не было. И вот теперь перед ним распростерлась мертвая, АБСОЛЮТНО мертвая, плоть, которую не было смысла даже поднимать. Оливьер не рискнул даже заикнуться об этом. Во-первых, он четко осознавал свои силы и возможности. Во-вторых…

— Нет души, — сказал он, наконец.

— Что ты говоришь? – удивленно произнес профессор, только что выслушавший от Влада краткую хронику событий, приведшую их всех к телу.

— У него нет души, а она должна быть, — тихо повторил Оливьер все тем же бесцветным голосом. - Обычно они не сразу покидают этот мир и часто остаются рядом с телом еще долгое время. Но не сейчас. Он пуст, как скорлупа от яйца.

Слизеринец сжал плечо, скрытое серой мантией дементора. С теплом человеческой руки Оливьера охватило чувство вины перед Владом. Под влиянием потери он забыл, что все же не одинок. Но задумываться об этом было некогда: нужно было решать более насущные проблемы.

— Пуст? — переспросил профессор ЗОТС, не вполне понимая, что происходит. — Значит, можно предположить, что что-то забрало его душу?

Стоявший на коленях юноша лишь кивнул головой, подтверждая эту теорию. Видя, что оба ученика находятся в несколько невменяемом состоянии, Синклер неразборчиво произнёс два заклинания, коснувшись жезлом тела Алекса. Труп как будто бы покрылся коркой льда. Теперь посреди коридора находилась композиция из двух ледяных скульптур — мертвого тела Алекса и замершего, практически неживого Оливьера. Влад стоял и молча смотрел на все происходящее, потом, поискав слова, он нерешительно спросил:

— Э… м… кхм… — Влад посмотрел на Оливьера, потом на Синклера: — Это вроде такая шутка под Хэллоуин? Или…

Он замолчал, продолжая оторопело смотреть на Алекса… или то, что когда-то было им.

— Шутка под Хэллоуин… — повторил Оливьер и посмотрел в глаза Влада. — Кажется, не одни мы сегодня увлеклись черным юмором.

— Нет, это не шутка… — ответил профессор. — Влад, в замке поработал убийца. Сообщи директору и больше никому, если можешь. Здесь делать больше нечего.

Потрясенный Влад растерянно кивнул, прошептал какое-то ругательство на родном языке и рванул в сторону Большого зала. Только он скрылся, Синклер снова поднял палочку, и очередное заклинание запечатало коридор: теперь вместо него была глухая стена. После этого маг обратил внимание на оставшегося юношу.

— Оливьер, — прикоснулся он к плечу рейвенкловца. — Так, ты в состоянии мне помочь?.. Кажется, ты чувствуешь эту магию лучше меня. Ты можешь узнать, что произошло?

Оливьер поднял глаза, И тут взрослый маг вздрогнул от неожиданности: на него из-под серого капюшона смотрели совершенно черные, лишенные белков глаза, ярко выделяющиеся на белом лице юноши. За те несколько минут, что профессор Синклер осматривал тело, некромаг взял себя в руки. Чувства ушли, и его привычно окатила холодная сила, сила магии смерти. Именно она ответила на зов — где-то вершилось темное дело.

Оливьер молча поднялся, развернулся от наколдованной стены и помчался назад. Пролетев практически через весь замок, он очутился на нижних уровнях, но это не были знакомые слизеринцам подземелья. Небольшое помещение, от которого просто несло кровью, было найдено под северной башней. Переступив порог, Оливьер уставился еще на одно тело. На этот раз оно было женским. Некогда красивое лицо был обезображено. Выпученные глаза, вывалившийся изо рта язык, темные следы на шее - все говорило о том, что девушку задушили. Но Вилманту каким-то образом знал, что кинжалы, коими это тело было приколото к стене, втыкали в еще живую, корчащуюся от боли плоть. Кто-то старательно придал этой девочке позу богини, в чей костюм она была одета. И еще раз в Оливьера ударило сожаление, которое он постарался спрятать подальше. Нет, эту девушку нельзя было назвать подругой, — они слишком недолго были знакомы, — но она была одной из его приятельниц.

— Это Алиса Вайолетт, — сказал он дышащему в затылок спутнику. — Она умерла только что, но у нее тоже нет души.

— Великая Мать! — вырвалось у профессора, который с трепетом взирал на эту картину. Она была поистине ужасна. Уже не сдерживаясь, он грязно выругался. — И кто-то же подготовил это всё. Как будто принес жертву кому-то из тех, кого действительно противно называть…

— Это Кали, - ответил Оливьер и пояснил. — Я видел ее в гостиной в этом костюме. Кто-то решил приблизить ее к богине. И это у него почти получилось, с одним лишь "но": не тождественность конечностей.

Оливьер ткнул пальцем в нижнюю пару рук, которая так ладно была прибита к стене, что вкупе с мертвым телом составляла одну композицию. Это была мужская рука, несмотря на изящные пальцы, ни разу не утруждаемые работой, и тщательный маникюр. Синклер подошел ближе и коснулся мертвой плоти.

— Из кого-то уже успели сделать «Венера Милосского»… - согласился он с наблюдениями юноши и с горечью произнес: — И всё это, что характерно, в школе магии и колдовства под названием "Хогвартс". В самом защищённом от нежелательных проникновений замке Британии. Кому могут понадобиться души школьников?

— А кому вообще могут понадобиться чьи-то души? — задался вопросом Оливьер.

Но их интеллектуальной беседе не суждено было состояться: неподалеку раздался вопль, и что-то пронеслось по коридорам. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что кричало привидение. Мимо них быстро пронесся Кровавый Барон, а за ним летела Серая Дама. Оливьер остановил факультетский призрак, чтобы узнать, что произошло:

— Плакса Миртл бьется в истерике, в ее туалете лежит… — печально пояснила призрачная леди.

— Еще один труп, — закончил за нее юноша.

— Хуже, там только… Вам лучше это увидеть самим. Хотя даже привидения не могут выдержать такого зрелища.

Для Оливьера не было секретом, где живет эта Малахольная Миртл, потому что не раз девочки жаловались, что их туалет опять затоплен. Юноша с профессором поспешили туда, рассчитывая, что хоть там им станет понятно, что происходит.

Зря они на это надеялись. Раскинувшаяся перед ними картина ничего им не говорила, лишь ставила новые вопросы.

просмотреть/оставить комментарии [8]
 К оглавлениюГлава 2 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.13 18:54:24
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.