Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

с башорга

а в каком прорядке смотреть фильмы о гарри потттере?
MAPuXyAHblCH: смотри по размеру груди у гермионы

Список фандомов

Гарри Поттер[18478]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26940 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 20 К оглавлению 


  Отвергнутый рай

   Глава 21. Незамоленный грех

К ночи ветер улегся, "Скиталец" лег в дрейф, и Дэриар собрал команду на палубе. Встав спиной к штурвалу, он поочередно посмотрел в глаза всем пятерым, словно подчеркивая, что обращается к каждому поотдельности, и ровно начал:
- Братья. Я очень виноват перед вами. Вы проявили ту самую верность мне, которой я всегда так гордился. Я же попросту увел вас в изгнание. Никто из вас не имеет отношения к тем событиям, которые привели меня к этому дню, а потому ваша жертва еще более тяжела. И потому, прежде всего, я смиренно прошу вашего прощения.
Он сделал паузу, снова обвел взглядом молчащих моряков и продолжил:
- Никто из вас не обязан идти за мной. Я готов без всяких условий освободить вас от присяги, если вам есть, куда идти. Если же нет – я продолжу нести за вас ту же ответственность, что нес всегда. Сейчас "Скиталец" направится в Гондор, где я намерен искать ответы на те вопросы, которые вынудили меня к мятежу. Куда лежит дальнейший путь – Эру знает, или, может, Моргот. Но за время пребывания в Гондоре я прошу каждого из вас решить, останется он или покинет судно. От этого зависит необходимость в наборе дополнительного экипажа. Его высочество Леголас, кронпринц Лихолесский, остается на "Скитальце" и примет участие в моих поисках. Это все, господа. Если кто-то хочет что-то сказать – я слушаю вас.
С полминуты царила тишина, а затем Рандир, неизменно берущий на себя обязанность голоса команды и заодно громоотвода для командирских молний, невозмутимо пожал плечами:
- Ты всегда был моим кормчим, Дэриар, им и останешься. Я все решил еще в Митлонде и сам за это в ответе.
Астал провел ладонью по затылку и поморщился:
- После моего ротозейства мне не то, что в изгнание. Спасибо, командир, что за борт не вышвырнул, к Ульмо на поклон.
Неразговорчивый Нартан только улыбнулся, скупо и искренне, коротким жестом обводя палубу. Круглый сирота, он вырос в гавани и с ранней юности почти не сходил на берег.
Наверное, стоило поклониться. Сделать хоть малый жест благодарности в ответ. Но ни один из троих не ждал. Лишь каждый поотдельности поймал уголек беглого взгляда, молчаливое обещание безоглядной преданности, сухой, как черствая лепешка, и такой же надежной.
А кормчий обернулся к корабельным мастерам:
- Господа. Перед вами же мне особенно неловко. Ведь вы не связаны со мной никакими обязательствами, и все же вы здесь. Вы свободно могли покинуть "Скитальца" в ночь моей опалы, и никто не посмел бы вас ни в чем упрекнуть. Сейчас не время для политесов, скажите мне по чести, почему вы остались на судне? Едва ли вы сделали такой странный выбор лишь из опасений, что команде не хватит рук.
Матросы "Скитальца" вдруг так слаженно закаменели лицами, что любой сторонний наблюдатель тут же понял бы: этот вопрос не давал всем троим покоя с самого выхода из гавани. Однако линдонские мореходы еще с первым своим младенческим вдохом впитывают простую истину: стоя на одной палубе, нельзя делиться на своих и чужих, ибо Ульмо непримирим к братским раздорам. А потому все прошедшие сутки крохотная команда вела себя так, словно плечом к плечу поднялась на судно с самого его спуска на воду. Но вопрос этот ждал своего часа, и сейчас в воздухе едва заметно похолодало.
Но один из корабельщиков поднялся с бочонка, спокойно сбрасывая капюшон:
- Никаких секретов, кормчий. Я родился на верфи, я рос в тени стапелей и научился вязать двойной морской узел раньше, чем читать. И я привык почитать владыку Кэрдана больше, чем Эру. Но все, что сказала перед смертью та несчастная женщина, слишком серьезно. И ожесточение владыки тому только доказательство. Кто-то должен в этом разобраться. Потому что кому-то явно грозит большое несчастье. Быть может, эльфам, а может, Средиземью, а может, и самому владыке. Я не знаю, кто тут прав, но не смогу просто вернуться на верфь. Мне эта "сахарная могила" и так покоя не дает.
Дэриар помолчал. Затем протянул руку:
- Лагор, верно?
- Да.
- Я уверен, что вне зависимости от того, кто окажется прав, ты еще пожалеешь о своем выборе. Но я рад тебе.
Корабельщик крепко пожал протянутую ладонь и также спокойно снова сел, будто мрачноватое пророчество Дэриара его вовсе не касалось. Его собрат восхищенно присвистнул:
- Да ты настоящий поэт, дружище. Красиво загнул… А обычно язва-язвой.
Все еще усмехаясь, он тоже поднялся на ноги, а в виноградно-зеленых глазах не отразилось ни тени улыбки. Разворошил льняные волосы, выдавая волнение, и твердо отсек:
- У меня все куда проще, кормчий. Я не без труда выбил место в твоей команде и ушел бы с тобой, даже если бы на судне нас было всего двое. Потому что… - он запнулся, глубоко вдыхая, и также решительно закончил, - потому что это я невольно поджег запал твоих несчастий.
Брови Дэриара дрогнули. Не зло, скорее растерянно. Он не ждал этих слов… Но корабельщик не ждал расспросов:
- Я помню твоего отца, кормчий. И твоего брата тоже. Это я вытащил Орнуса из разлившейся реки в ту ужасную ночь. Мы так и не узнали, куда он ехал, но это я привез его обратно в Митлонд. Много веков та ночь была для меня всего лишь приключением. Даже больше. Узнав о смерти твоего отца, я гордился тем, что сохранил тебе брата. Но позавчера на этой палубе владыка сказал немало такого, после чего я уже вовсе не уверен в своей гордости. За прошедшие сутки я перебрал каждую минуту тех событий, каждое свое слово, каждую мелочь, будто вышивальщица. Я так и не нашел, где должен был что-то сделать иначе. И все равно чувствую, что где-то ошибся. Но я так и не узнаю этого наверняка, если не пойду с тобой на эту войну.
Дэриар на секунду отвел глаза в лиловую, едва дотлевшую закатом даль. А потом ровно и сухо спросил:
- Ты считаешь, это война, Гванур?
Не дожидаясь ответа, кивнул в сторону рубки:
- Пойдем. Расскажи мне об Орнусе. Вахтенные, заступайте. Остальные – на сегодня отбой.
***
"Скиталец" взял курс на юг. Дэриар держался в виду берегов, следя за ветром и намечая удобно расположенные немноголюдные гавани. Провианта на судне, предназначенном для долгого плавания и многочисленного экипажа, было вдоволь, но шестерых моряков едва хватало для управления боевым кораблем.
Меж тем "Скиталец" шел все дальше, погода была сносной, и ветер, подчас грозивший снова перейти в ураган, все же оставался попутным.
Леголас негласно взял на себя обязанности кока и с видимым удовольствием и несомненной сноровкой колдовал на камбузе. Ему было легко без бремени короны, и он быстро сошелся с командой. Тем более, что никто из моряков не успел толком познакомиться с ним в монаршей ипостаси, и сейчас его сразу приняли, как незаменимого члена экипажа.
Невзирая на все трудности, путь был неожиданно мирным. Астал быстро вернулся к службе, тертая в плаваньях команда уже не раз справлялась и в худших обстоятельствах, а потому "Скиталец" споро несся вдоль побережья, ловя ветер тугими парусами, и уже через три недели достиг залива Белфалас.
Ослепительным солнечным утром удар судового колокола отвлек Леголаса от чистки котла, а на камбуз заглянул воодушевленный Рандир:
- Милорд! Этир Андуин прямо по курсу, красота – хоть картины пиши!
Леголас вытер руки и поспешил на палубу: команда столпилась на баке у самого изгиба "лебединой шеи". Впереди, в легкой утренней дымке, еще стоявшей над тихой водой, серебряным гребнем сияли протоки разветвленного устья Андуина. Рыбацкая деревушка белела вытравленными солнцем камышовыми крышами, драные кружева сохнущих сетей колыхались на перекладинах, и целые стаи чаек сражались у причальных столбов за очистки выпотрошенной с утра рыбы. Синева неба сползала по склонам далеких гор, терялась меж нечесаных верхушек сосен, а с берега уже несся крепкий запах дыма пополам с гнусным духом подтухшей требухи.
Стоящий у штурвала Дэриар скупо улыбнулся принцу и кивнул в сторону Этир Андуин:
- Сколько веков в это бутылочное горло лезу – никак насмотреться не могу. Эй, парни! Хорош глазеть! Убирай паруса!
- А тебе не терпится, командир? – подмигнул Астал, - может, камзол подать понаряднее?
Вся команда грохнула хохотом, а Дэриар, обычно не любивший похабного зубоскальства, ухмыльнулся и молодцевато приосанился: из восьми протоков устья судоходными были только два, да и те были узки и прихотливы, требовали от кормчего отменного знания фарватера и недюжинной сноровки. А потому среди моряков всех рас ходила одна и та же сальная шуточка, что войти в Андуин и не сесть на мель может только тот кормчий, кто хоть раз ублажил девственницу и не был опосля бит скалкой.
Около трех часов пополудни "Скиталец" преодолел узкий проток, отсалютовал флагом столпившимся на берегу рыбакам и двинулся вверх по Андуину. Леголасу здесь был знаком каждый поворот, каждый мыс, выдающийся в могучий поток исполинской реки, но ему никогда не наскучивала сдержанная, словно бы мужественная красота этих берегов.
К вечеру следующего дня по левому борту показался Пеларгир – суетливый, тесный и домашний в уюте своих приземистых старинных домиков, складов и цейхгаузов. Портовой гвалт стоял над гаванью, как пар над котлом, бесчисленные мачты колосились так тесно, что казалось, меж судами не протиснуться и сардине, и наперекор этой толчее торговые лодчонки сновали туда и сюда с юркостью кухонных крыс.
Но "Скитальцу" нечего было искать в первом гондорском форпосте, Пеларгир скрылся в сгустившейся мгле, и корабль обступила ночь.
На торной дороге полноводного Андуина судоходство было до скуки мирным. Вахтенный мечтательно смотрел вперед, сидя на бочонке, где-то на берегу истошно вопил сыч, и тусклая ущербная луна серебрила кильватерную струю ленивым ртутным блеском.
Но в рубке покоя не знали: Леголас увлеченно полировал лезвия парных клинков, что-то мелодично насвистывая и то и дело отхлебывая из объемистой кружки с элем. Дэриар же праздно сидел на сундуке, мрачно глядя на лихолесца:
- Эй-Эру, ты вот-вот пустишься в пляс, - проворчал он, - неужели ты так стосковался по Минас-Тириту?
Принц добродушно улыбнулся:
- Я не был там чертовски давно, дружище. А уж в мирное время меня занесло туда всего однажды. Но я всегда любил этот невероятный город.
Он отложил клинок, и взгляд янтарных глаз затуманился, будто вдруг обратясь куда-то внутрь:
- Мне довелось быть в Минас-Тирите в самые отчаянные времена, Дэриар, - задумчиво пояснил он, - я участвовал в Пеленнорской битве, видел смерть Денетора Второго, собственноручно врачевал последнего наместника Фарамира. Я видел, как снова зацвело Белое Древо. Помню, как его лепестки кружились на ветру, путаясь в волосах...
- Да ты, оказывается, не чужд ностальгии, милорд, - усмехнулся Дэриар и тяжело поднялся с сундука, будто удерживая на плечах груз своих забот.
Леголас закончил чистку оружия и задумчиво повертел клинки в руках:
- Что такого рассказал тебе этот парень с верфей, Гванур? Ты назавтра сам не свой был, как ни прикидывался.
Дэриар усмехнулся, и лихолесец заметил в очертаниях сжатых челюстей приятеля уже знакомый ему абрис Чумного Адмирала.
- Ничего такого, чтобы прояснить эту историю. И достаточно, чтоб все изменить. Моего отца и близко не было в ту ночь. Орнус ездил куда-то, не знаю, один ли. Но у него был с собой странный предмет. "Сума герольда". У моего отца отродясь такой не было, а эти штуки все известны по именам, как государевы дочки, и тоже с кем попало не разъезжают.
Леголас нахмурился:
- Сума герольда? А Гванур запомнил гравировку на пряжке?
- Да. Сова с двумя рунами между глаз.
- "Рыцарь Совы"… - Леголас закусил губу и задумался, — это было клеймо линдонского герольда лет пятьсот назад, а то и больше. Отец муштровал меня по этим вопросам с самых пеленок. Но теперь линдонский герольд – "Рыцарь Лебедя". Помню, как отцовский секретарь менял запись в дипломатическом реестре. Сума герольда обычно преемственная, если герольд погибает или отходит от дел, его сума переходит к другому, клеймо пережигается государственной печатью, и "рыцарем" клеймят следующего. Клеймо меняют только в случае утраты самой сумы или казни герольда по обвинению собственного сюзерена. Значит, нечто подобное произошло и в Линдоне.
Дэриар ответил совершенно спокойно, лишь слегка побледнели губы:
- Все просто, принц. Если бы сума была утеряна или украдена, и Орнус нашел бы ее – он ринулся бы с ней к владыке, а не прочь из города. Он был принципиален до балрожьих колик. Значит, либо моя семья имела отношение к исчезновению сумы, либо знала прежнего герольда и утаила суму после его казни.
- Или изгнания, - вполголоса добавил Леголас.
Дэриар молча раскатал на столе карту и открыл чернильницу. Делать навигационное счисление, идя по Андуину, знакомому, как собственная ладонь, было вовсе не обязательно, но это успокаивало кормчего лучше любого эля.
- Хватит догадок, - отрезал он, - скоро все узнаем. Мы будем в Минас-Тирите не позже, чем через два дня. Я сразу отправлюсь к дяде, нечего время зря терять. Я не видел его безумно давно. Разминулся с ним, когда он приезжал в Линдон на похороны отца. Дядя Элиан лишь оставил мне тогда письмо, очень теплое и сердечное. Я даже удивился, дядя всегда был ближе с Орнусом, чем со мной. Мне отчаянно захотелось тогда рвануть в Минас-Тирит, но я все равно не поехал, боялся оставить Орнуса одного. Эх, Морготово ребро…
— Вот и ступай, - кивнул Леголас, - а я прямиком во дворец. Я слышал от посланников, что у Элессара с Арвен родился сын, а всего-то и послал десять строчек на куске пергамента.
Секунду поколебавшись, он усмехнулся:
- Я не видел Элессара с самой его свадьбы. Порой пугался до смерти и принимался считать годы. Как странно сознавать, что можешь просто опоздать на одну дорогую тебе жизнь... Сколько раз хотел просто сорваться и уехать, так отец же мигом отряд с собой навяжет, и там непременно будет Сарн. А он ревнивый, как роханская домохозяйка, хотя в жизни не признается.
Кормчий поднял глаза от карты, и жесткий взгляд потеплел:
- И все-таки ты сентиментальный сноб, милорд, - ухмыльнулся он, - доброй ночи.
***
Монументальные скалы показались на горизонте еще с вечера, розовея в закатных лучах приторной глазурью. Едва занялся рассвет, когда "Скиталец" подошел к излучине, кормчий заложил штурвал круче к ветру, хлопнули паруса, и далекий Минас-Тирит вынырнул из-за скал, все еще окутанный утренним туманом и будто парящий в зыбких кисейных клубах. На горизонте уже сияли в ранних лучах солнца шпили Осгилиата, венчающие недавно отстроенный после Войны Колец форт.
Гавань Осгилиата совсем не походила на пеларгирский муравейник. Военные суда, в безупречном порядке стоящие на рейде, мерно колыхали темно-синими стягами, рассыпая искры серебряного шитья. Такой же стяг полоскался на шпиле форта, вознося увенчанное звездами древо над старинным городом, белеющим свежей кладкой стен и колоннад, разрушенных во время памятного налета назгулов.
"Скиталец" бросил якорь, с берега тут же донесся удар колокола, и над пристанью поднялся флаг: форт разрешил высадку, эльфов в Гондоре привечали без особых проволочек.
Оставив на борту одного вахтенного, малочисленная команда сошла на берег, где Дэриар и отпустил матросов развлекаться по собственному вкусу. Уже через час принц и кормчий, взяв взаймы лошадей у местного барышника, неслись к Минас-Тириту через необозримое Пеленнорское поле. Широкий тракт белел среди косматых трав, разросшихся к лету, зеленовато-седых, колышущихся на ветру и пахнущих разогретой на солнце полынью и шалфеем. Эта вяжущая, дурнотно-пряная горечь, до глубокой осени окутывавшая старинный город, всегда казалась Леголасу безмолвной памятью о множестве тех, давно ушедших и частью уже давно забытых, от чьей крови земля Пеленнорского поля была так щедра и плодородна.
Нуменорский барбакан над воротами Минас-Тирита белел в солнечных лучах так уютно и по-домашнему, что одна мысль о боевых таранах недавней войны казалась нелепой. Разморенные жарой алебардщики отомкнули створки, поклонились эльфам и снова забились в тень. Лошади неспешным шагом двинулись вверх по улице ко вторым воротам, отделявшим следующий ярус старинной цитадели.
Минас-Тирит шумел на сотни голосов большого изобильного города, громыхал копытами, скрипел колесами повозок, бранился, хохотал, торговался и распевал на все лады. Блестящий булыжник мостовых и белых стен слепил глаза, где-то колокол возвещал об окончании торгов в ювелирной гильдии, в лавках и трактирах бурлила суета, и белые чепцы женщин среди черных гвардейских камзолов ласкали взгляд. Так выглядел мир… Леголас слишком хорошо помнил черные платки и латный блеск кирас, и сейчас размеренно и глубоко вдыхал горячую щедрость древней души этого волшебного города, залечившего раны и утешившего былую скорбь.
Они были уже высоко. Пеленнорское поле расстилалось где-то далеко внизу, и гребень Миндоллуина сиял будто прямо над головой. Это была предпоследняя терраса, застроенная особняками богатейших граждан города, почти не изменившаяся за многие сотни лет: на эту высоту не долетали никакие вражеские снаряды. Здесь Дэриар остановил коня и кивнул влево:
- Здесь попрощаемся, принц. Ты карабкайся дальше, а мне вот туда, видишь, флюгер-корабль?
Леголас приподнялся на конской спине и увидел изящный излом серой черепичной крыши, увенчанной флюгером в виде эльфийского "лебедя". Две стройные башенки возносили над крышей ажурные шпили.
- Ого! – присвистнул он, - да у тебя, приятель, не родня, а королевская династия!
- Да, дядя никогда особо не бедствовал, - ухмыльнулся кормчий, - он прирожденный негоциант. Дом моего отца в Митлонде считается одним из самых богатых, но, по сравнению с дворцом дяди Элиана, я живу на такелажном складе.
Леголас расхохотался и хлопнул Дэриара по плечу:
- То-то вы, митлондцы, в Лихолесье не спешите. Куда нам, лесным варварам, до ваших изысков!
Кормчий в ответ только поднял брови: он знал цену этому дутому самоуничижению. Неистовая преданность суровых и жизнестойких лихолесцев своей смертоносной пуще во все времена была в Средиземье легендой.
Понукнув коня, он свернул к особняку, а Леголас двинулся к последним воротам, ведущим на дворцовую площадь.
Она была совсем прежней, как в тот удивительный день коронации, о котором принц так часто вспоминал все прошедшие годы. Белое Древо, корявое и узловатое, цвело пышными гроздьями бутонов, выглядя щемяще и трогательно, будто старуха в подвенечных кружевах.
К коню тут же бросился слуга, и Леголас, спешиваясь, вгляделся в его лицо:
- Хольц? Ты?
А конюх расцвел:
- Милорд Леголас! Неужто, пожаловали, после стольких-то лет? Да еще узнали, честь-то какая!
- Я тебя истопником помню, - улыбнулся эльф, - тебе лет четырнадцать было.
Слуга всплеснул руками:
- Так дослужился, извольте заметить! Милорд, о вас и докладывать-то неловко. Сейчас лошадку обихожу, а к вам лакеев мигом, плащ принять, того, вина подать, пока государь пожалует.
- Не надо, Хольц, - послышался низкий голос где-то позади, - этому гостю я сам и вина налью, и плащ приму, а захочет – и свой подарю.
Эльф не дослушал. Он уже шагал навстречу высокорослому кряжистому человеку в простом камзоле и королевской короне Элендила, переходя на бег. А тот по-мальчишески легко несся вниз по дворцовой лестнице.
Они сшиблись в костоломном объятии где-то на последних ступеньках. Не разжимая рук, что-то взахлеб расспрашивали, перебивали друг друга, хохотали и снова что-то орали, толком не слушая, лишь упиваясь этой встречей. Принц и король. Следопыт и лучник. Человек и нечеловек. Безумно, безоглядно и безусловно близкие.
Наконец Арагорн перевел дух, схватил эльфа за плечи и встряхнул, как новобранца.
- Брат… - только и пробормотал он, глядя в янтарные глаза, - брат мой… Где же ты был столько лет?
***
В ту ночь Леголас не помнил, зачем он здесь. Не помнил ни Сарна, ни Дэриара, ни Виста, ни Зеркальщика. Он растворялся в кристальном счастье этих часов, пил свое блаженство, захлебываясь от жадности, кружась в воронке засасывающего его восторга.
Элессар не изменился, нет. Чуть боле седины, чуть глубже взгляд темно-синих глаз, и все та же скупая и искренняя улыбка, неяркая, как осеннее солнце.
Арвен расцвела ослепительной красотой любящей женщины. Она не носила покрывала, все также по-эльфийски перехватывая каштановый глянец волос тонким серебряным обручем. Она обнимала Леголаса, с сестринской нежностью прижимаясь щекой к его плечу, лепеча что-то, утирая слезы и ухитряясь между расспросами отдавать распоряжения лакеям, накрывавшим на стол.
Семилетний Эльдарион, юный наследник гондорской короны, до смешного маленький и трогательный под сенью своего громкого имени, без особых церемоний взобрался эльфу на колени и затрещал на прекрасном синдарине:
- Здравствуй. А я тоже принц! А ты умеешь рыбачить? Или только сражаться? А папа говорит, ты умеешь драться двумя клинками. А как это? А меня научишь? Я тоже наполовину эльф. Я смогу как ты? А ты видел когда-нибудь жеребенка? У меня есть. Очень хорошенький. Папа сказал, он будет моим конем, когда вырастет. Хочешь посмотреть? А ты печенье любишь?
И Леголас отвечал, отвечал и отвечал, рассказывал про лихолесских жеребят, обещал завтра же пойти на конюшню и вместе выбрать малышу имя, запивал печенье вином и снова что-то рассказывал.
Уже занималось утро. Уже давно спал Эльдарион, и Арвен оставила мужчин одних, и лакеи тихо меняли посуду и снова наполняли кувшины.
Арагорн долго держал руку друга ладонью вверх, хмуро глядя на шрамы от когтей.
- Я даже не знаю, что тебе сказать, брат, - проговорил он наконец, - боюсь, я слишком пьян, чтоб до конца объять эту безумную историю. Но, пьяный или трезвый, одно я могу сказать тебе без сомнений: я никогда бы от тебя не отвернулся. Кем бы ты ни стал, я не оттолкнул бы тебя. Я принял бы твое несчастье, как свое собственное, и мне нет дела, что сказал бы весь мир.
Он замолчал. Снова наполнил кубки. А потом мягко добавил:
- Однако, все позади. И ты снова прежний. А это значит, что у тебя есть друг, не хуже меня.
Леголас вдруг ощутил, как прямо в груди что-то сжалось тошно и больно, заколотило в ребра острием, словно птица, рвущаяся прочь.
- Да, - также мягко ответил он, - у меня есть близкий и преданный друг. Именно ему я обязан своим спасением.
Он запнулся и сжал зубы, мучительно вырываясь из сладкого тепла этого вечера обратно в искривленный, вывихнутый мир.
Арагорн не торопил. Он всегда прекрасно умел слушать, молчать особенным легким молчанием, будто приглашающим подумать, разобраться и при нужде спросить совета. Вот и сейчас он медленно цедил вино, глядя в очаг, слушая треск дров и невольно размышляя, как изменился с их последней встречи Леголас. Беспечный авантюрист в потрепанных сапогах, с которым он плечом к плечу прошел всю Войну Колец, стал неуловимо другим. Меньше улыбается. И линия губ стала жестче. Посуровели глаза. И нет больше неизменного гербового перстня на правой руке, отчего та кажется будто слегка незавершенной.
А Леголас ощутил беглый взгляд и с эльфийской чуткостью тут же посмотрел на свою руку.
- Элессар. – отрезал он, будто собираясь прыгнуть со скалы.
- Да? – король спокойно пошел навстречу встревоженному взгляду.
- Весной я был в Умбаре. Нет, молчи. Дослушай. Я пытался спасти из этой дыры одну девушку. Пытался… Хотя сам был виноват в ее бедах. Я не мог сопровождать ее, уйти мог лишь кто-то один из нас. Посадив ее на коня, я отправил ее к тебе. К единственному человеку, которому мог ее доверить. Она… Она добралась? Она пришла к тебе?
Арагорн отставил кубок. Снова взял.
- Нет, Леголас, - осторожно проговорил он, будто пытаясь на ощупь свести кости сломанной руки, - от тебя не было никаких вестей или же вестников. Иначе я сразу же сказал бы тебе об этом.
Сделав паузу и глядя в закаменевшее лицо эльфа, он тихо спросил:
- Кто она тебе?
Лихолесец безнадежно покачал головой:
- Она мне боль, Элессар. Она мне грех, пусть невольный, но оттого не менее горький.
- Как ее зовут?
- Годже, - Леголас устало откинулся на спинку кресла и потер лоб, - пятнадцатилетняя девочка из умбарского трактира. Дочь Мэтью Сиверса и некой Эриты.
А Арагорн вздрогнул, расплескивая вино.
- Что? – ошеломленно переспросил он, - дочь Эриты?

просмотреть/оставить комментарии [24]
<< Глава 20 К оглавлению 
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.13 18:54:24
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.