Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

У Волдеморта очередной приступ ярости. Построил он в ширенгу УПСов, и наугад заавадил троих.
- Почему Лорд убил именно их? - спрашивает молодой УПС у старого.
- Лорду не нужны невезучие.

(с) Навотно Стоечко.

Список фандомов

Гарри Поттер[18471]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[136]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12666 авторов
- 26940 фиков
- 8604 анекдотов
- 17671 перлов
- 665 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  Ноль Овна: Сны Веры Павловны

   Глава 1. отредактирована
С улицы в окна затекала подкрашенная электричеством ночь. По стенам скользили плотные тени и полосы света. День кончился внезапно – рабочий день. Световой истаял часа два или даже три назад.
Пасмурным ватным утром дела толпились просителями – обидчивые, требовательные, назойливые. Мозг щёлкал задачи по протоколу маршрутизатора – ловил, распределял пакеты информации. День рассыпался на детали. Очередной безвкусный день. И вдруг – будто ветка сирени хлестнула по лицу – запах восточных благовоний, яркая россыпь глянца: мандалы, танцующие дервиши, поющие чаши, обещания пробуждения, очищения и гармонии.

Артемий Иванович перебрал рекламные буклеты, глянул вопросительно поверх узких лекторских очков.

– Нельзя ли принять какие-то меры? – с отчётливым укором ответил на его взгляд священник.

Скелетная худоба, рафинированная интеллигентность и катастрофическая беззащитность – отец Марк мог бы проповедовать евангельские истины одним своим видом. Тонкие кости, словно пяльцы, натягивали кожу на его птичьих руках, а тяжёлый на вид наперсный крест, казалось, должен был больно бить его по рёбрам, столь скудно прикрытым плотью.

– Какие меры? Лицензии выдавать? – Артемий Иванович был сух и вежлив. Но во взгляде его не читалось вызова – только усталость.

Священник заправил за ухо младенческую русую кудряшку и с надеждой перевёл взгляд на второго иерея, который был гораздо плотнее, плечистей, может быть даже моложе – коротко стриженный, жизнерадостный, но изрядно приглушивший свой темперамент неподдельным сочувствием и жалостью к людям, которые без труда читались в его простом и ясном взгляде.

– Наш храм находится буквально в трёхстах метрах от этого эзотерического центра. Это соседство очень нам мешает. Понимаете, стоит труда удерживать людей на тонкой ниточке христианского пути. А тут – такой соблазн. Не надо тратить годы, всё тебе за умеренную плату якобы почистят, настроят, гармонизируют…

– И всё равно я не понимаю, почему вы пришли к нам. – Артемий Иванович сцепил пальцы в замок, бегло прочитывая на бейджике, приколотом под значком выпускника Московской духовной академии: «Евгений Голунов, иерей».

– Но ведь все эти колдуны, маги, экстрасенсы – они же в вашем ведении? Разве нет?

Артемий Иванович задумался. Поправил вечно бликующие очки.

– Вы овечку из своего стада сразу видите? Так ведь? Вот и мы тоже. Это не наши подопечные. – Он отодвинул от себя празднично яркие листовки.

– А чьи? – Светлые глаза отца Марка переливались влажным серым шёлком, когда он растерянно моргал, обводя присутствующих умоляющим взглядом.

«Шеверов» прочитал на его бейдже Артемий Иванович. У субтильного Марка Шеверова академического значка не было. Значит, университет закон-чил. Потому что не может возникнуть такая концентрация интеллигентности в человеке без фундаментального высшего образования! Филолог наверняка. Скорее всего на скрипке играет. Или на виолончели. С такими-то пальцами!

Артемий Иванович поразмыслил ещё немного и предположил:

– Ничьи?

Отец Евгений, виновато вздыхая, сгрёб эзотерические рекламки. Похоже, он вечно корил себя за природный свой оптимизм и постоянно сам же себя одёргивал, чтобы не оскорблять своей радостью тех, по большей части, несчастных, что составляли его паству.

– Так не бывает, – твёрдо возразил он. И требовательно взглянул на сухого и словно бы перекисью обесцвеченного заведующего архивом – не в том смысле, что тот был альбиносом, а в смысле производимого им невнятного впечатления.

Артемий Иванович только плечами на это пожал.

– Всё, что я могу, это проверить, есть ли в нашем архиве какая-то информация касательно тех персоналий, чьи имена указаны в этих листовках. Но это будет потерей времени, ещё раз вам говорю. Наши клиенты подобным не занимаются – они исследователи и прибывают сюда с конкретными, довольно узкими задачами. Если они состоят в школах, орденах и братствах, то это традиционные школы, ордена и братства, а не секты, группы в соцсетях или семинары доморощенных коучей. Оставляйте официальный запрос, получите подробную выписку или подборку дел на каждого, кто в нашем каталоге найдётся.

– Но у вас же есть другие подразделения? – Отец Евгений не торопился убирать глянцевые бумажки с рекламой, которые нашёл в этот раз прямо в храме возле свечного ящика – обстукивал, подравнивая, тонкую стопку о столешницу.

Артемий Иванович обречённо кивнул.

– Есть.

– Тогда, может быть, вы проводите нас к тому, кто в вашей конторе главный? – Отец Евгений как-то по-купечески простовато, но солидно огладил заросшие короткой густой бородой щёки.

– Пойдёмте, – смиренно согласился Артемий Иванович.

Сотрудники с интересом косились на начальника информационно-аналитического отдела, шагающего по этажу в сопровождении двух священников, чьи рясы эпично раскачивались в такт шагам, а широкие рукава крылато задевали проходящих по узкому коридору мимо. Многие до сих пор не привыкли к переменам в образе бессменного заведующего архивом, который раньше напоминал подростка-отличника и телосложением своим безвозрастным, и брючками-рубашками, в которые неизменно одевался, и косым пробором в пыльно-русых волосах. С новым Тёмой в шитом на заказ строгом чёрном костюме и шёлковом галстуке некоторые забывали поздороваться, потому что не узнавали. А тут ещё и компания такая нетривиальная. Словом, Артемий Иванович прошёл по родной Конторе почти как чужой.

– С тобой хотят поговорить два священника. – Притворив за собой дверь, бесцветно доложил он отцу. Артемий Иванович был уверен, что оставшиеся в приёмной иереи уже прочитали табличку на двери: «Рашидов Иван Семёнович» и сообразили, что у приведшего их сюда заведующего архивом та же фамилия, и теперь прикидывают, насколько близко их родство – привычный сценарий.

– О! Вестники смерти, – благодушно воскликнул Иван Семёнович. Его внешность была ничем особо не примечательна, кроме разве что слегка крючковатого носа, который выдавал его восточное происхождение. – Что же привело их сюда?

– Просят оградить. Ты же знаешь, они всегда хотят для себя особых условий.

– Их можно понять. – Иван Семёнович откинулся в кресле и привычно одёрнул жилет, поскольку всегда ходил на работу в костюме-тройке. – Раньше была цензура, были законы. Была христианская империя, православный царь. Да и потом новая власть держала в узде всех этих цветастых, горластых блаженных.

– Не там они ищут защиты. Вечно путают царя земного и Царя Небесного, – скептически поджал губы Артемий Иванович. У него был кукольно-маленький рот и привычка выражать большинство эмоций таким нехитрым способом, как складывание губ сердечком, придавала ему открыточного очарования. Артемий Иванович об этом не знал, и продолжать умилять окружающих этой трогательной гримасой.

– Ой, Тёма, не заносись… – Иван Семёнович погрозил сыну пальцем. Сделал он это ласково и даже игриво, но Артемий Иванович всё равно почувствовал себя так, будто его прилюдно щёлкнули по носу. – Они выполняют сложнейшую миссию. Сложнейшую! Думаешь, легко удерживать целые народы и государства от жизни – полнокровной и полноценной? Считаешь, что не трудно заставить миллионы людей верить в смерть и жить с таким надрывом, будто эта жизнь единственная для них? Ведь только от этой веры в людях рождается жертвенность, просыпается Дух! Ведь только эта вера смиряет людей настолько, что они наконец становятся тем, чем должны быть изначально – безупречными проводниками солнечной воли.

Иван Семёнович прикрыл глаза и продекламировал – вдохновенно и страстно – своё любимое стихотворение Маршака на эту тему:

Все умирает на земле и в море,
Но человек суровей осужден:
Он должен ЗНАТЬ о смертном приговоре,
Подписанном, когда он был рожден.

Но, сознавая жизни быстротечность,
Он так живет – наперекор всему, –
Как будто жить рассчитывает вечность
И этот мир принадлежит ему.

– Зови их, Артюха, – махнул Рашидов по-барски. – И будь с ними полюбезней! – И уже сам поднимался навстречу гостям, шёл к ним, рас-пахнув объятия. – Братия! Как же я рад видеть вас!

Артемию Ивановичу было неловко и немного досадно смотреть, как отец с чувством лобызает вошедшим руки и сердечно их обнимает – одного и другого. Так самозабвенно перевоплощаться умели немногие – с таким упоением и самоотдачей. Зато действовало это на людей гипнотически. Незаметный и даже простой по жизни отец вдруг становился таким притягательным, будто внутри него по щелчку включался супермагнит. И все, кто оказывался рядом, безвольно устремлялись к нему, тянулись, как всё живое тянется к солнцу – чёрному солнцу из антиматерии, сердцу чёрной дыры… Да, у Артемия Ивановича были сложные и очень сильные чувства по отношению к отцу, с этим не поспоришь.

А Иван Семёнович уже увлёк гостей на диван, и они с двух сторон прилепились к нему как дети, пришедшие жаловаться справедливому и всесильному взрослому. Артемий Иванович щёлкнул ручкой, раскрывая блокнот, потому что отец уже распоряжался – неявно, правда, и весьма обтекаемо, но таков уж был стиль его руководства.

– Конечно! Артемий Иванович разыщет все прецеденты и подготовит для вас подробнейшую справку… Он свяжется с мистером Дарси и договорится, чтобы вас внимательнейшим образом проконсультировали… И в головной офис он вас проводит! И с нашей службой безопасности познакомит…

Собственно, после этого день окончательно рассыпался на пиксели. Артемий Иванович впрягся и пришёл в себя только сейчас – в темноте, потому что свет включить позабыл, слепо щурясь в яркий экран монитора.
Нужно было ехать домой. Ночевать на работе Артемий Иванович уже отвык с тех пор, как снова перебрался к отцу. До его собственной квартиры было полтора часа пути на электричке – такую роскошь с нынешней рабочей нагрузкой он позволить себе не мог. Да и какая разница, где спать! А больше ни на что сил у Артемия Ивановича после работы теперь не оставалось.

– Вера Павловна, вы вызвали машину? – сухо осведомился он у своей помощницы, запирая кабинет и почти не сомневаясь, что услышит в ответ «ах» и «я забыла», и очередное нелепое объяснение, почему так произошло. Худшей секретарши было не сыскать.

– Ах! – Вера Павловна прикрыла ладошкой рот. – Забыла. – И легкомысленно засмеялась, не догадываясь, что раздражает этим уставшего шефа неимоверно.

– Вчера вы тоже забыли, – ещё суше – до ощутимой колкости – не удержался и напомнил Артемий Иванович. – И третьего дня, – мстительно добавил он. – Вы безответственны и недисциплинированны – совсем как ваш непосредственный начальник. – Артемий Иванович решил не прятать за пазухой и этот – самый тяжёлый камень. Неделя, что он провёл в тесном контакте с Верой Павловной, которую отец упросил подменить заболевшего помощника, оказалась суровым испытанием для его нервной системы.

– Это… неприлично просто! И мелочно. Осуждать человека за его спиной. – Вера Павловна не сразу подобрала слова для отповеди своему временному начальнику. Она вообще терялась, когда сталкивалась с грубостью или панибратством, но в рамках вежливости умела ответить жёстко.

Но Артемия Ивановича пронять было нелегко. Он игнорировал секретаршины нелицеприятные высказывания в свой адрес и устало попросил, заставляя Веру Павловну чувствовать себя виноватой перед измотанным тяжёлой работой человеком:

– Просто вызовите машину. Давайте не будем устраивать склоку.

Они стояли друг против друга как на дуэли. Бесцветный и блёклый как моль мужчина в вечно бликующих очках, которые не позволяли заглянуть ему в глаза, и аскетичного вида женщина с остреньким носом – сухая и лёгкая, но заряженная решимостью на триста тонн тротила, не меньше. Она почему-то напомнила Артемию Ивановичу комсомолку из 20-х годов. Пытаясь понять, откуда взялась эта ассоциация, он сначала припомнил Веру Засулич, но потом вдруг сообразил!

– Вы постриглись? Вам идёт.

– Что? – растерялась Вера Павловна. И, смутившись, заправила за ухо прядь тёмных волос, выбившихся из скромного, но стильного каре. – Постриглась, да. Вы присядьте, – сразу смягчилась она. Одёрнула своё любимое зелёное платье (довольно старомодное, надо сказать) и села за стол, решительно придвигая к себе телефон.

Артемий Иванович сдался. Опустился на мягкий кожаный диван, хоть и не собирался расслабляться, отставил в сторону портфель. Прикрыв глаза, он слушал, как Вера Павловна клацает телефонными клавишами, как разговаривает с диспетчером – или кто там занимается подобными вопросами?

Затылок мягко, будто чья-то заботливая ладонь, облапила диванная обивка. По телу разлилось тепло – такое густое, как варенье. Артемий Иванович подумал, что это сравнение родилось от ассоциации с той сонной негой, которая охватывает, когда доберёшься поздним вечером наконец до дома, выпьешь чаю и засыпаешь после этого, едва упав на постель. А к чаю конечно же полагается…

– Тёмушка, – вкрадчиво прозвучало вдруг над самым ухом. – Привет, родной.

Артемий Иванович вздрогнул и распахнул осоловелые глаза. Не сразу понял, что кто-то фамильярно привалился к нему сбоку и, приобняв, интимно дышит в висок. Отстранившись, чтобы разглядеть нахала, он содрогнулся вторично и едва не перекрестился:

– Тьфу, Шойфет! – схватившись за сердце, выдохнул он. Спросонья он машинально назвал Вия по фамилии, которую в конторе никто отродясь не упоминал. – Ты здесь откуда? Тебя же в другое подразделение перевели!

– А я здесь по делу, – ласково сообщил Вий, задумчиво поглаживая пальцем плечевой шов тёминого пиджака. – В чёрном теперь ходишь? Ну-ну.

– А тебе идёт синий, – вежливо отозвался Артемий Иванович и нервно поправил очки. Он не сразу и разглядел, что привычный виев сюртук теперь непривычного синего цвета. Но не глухого оттенка, какого обычно бывает костюмная ткань, а чистого и яркого, как небо сразу после заката.

Вий ответил ему взглядом пристальным и долгим.

– Открой мне хранилище, – вдруг сухо потребовал он. Его тонкий хищный профиль зловеще колыхнулся прорисованным тенью дублем на стене.

– А до завтра это не подождёт? – сдержанно возмутился Артемий Иванович.

– Нет. Но если торопишься, можешь отдать мне ключ. – Вий весьма условно обозначил губами улыбку.

– И не мечтай! – отрезал Артемий Иванович. Сунул руку за пазуху, выудил из внутреннего кармана связку ключей. – У тебя полчаса. Пойдём, – распорядился он.

Из уютной приёмной, похожей на внутренность старинной деревянной шкатулки, они вышли в гудящий люминесцентными лампами коридор. Шероховатые бежевые стены тянулись, тянулись, поворачивали. Испорченный мастикой паркет спотыкался утраченными дощечками и поскрипывал в привычных местах. Бугристо окрашенная филёнчатая дверь хранилища приоткрыла одну створку. Изнутри пахнуло канцелярским клеем и пылью.

Вий вошёл первым и… растворился в темноте. Артемий Иванович шагнул было следом, но неожиданно для самого себя испугался. Бесконечные ряды стеллажей непривычно давили – не высотой и не массивом своим, а каким-то потусторонним молчанием. Полным всего того, что хранилось на полках, в коробках и папках. Артемий Иванович ощутил как его вытесняет, сплющивает, наваливается, в панике зашарил рукой по стене, ища выключатель, и… проснулся.

Коньячный цвет дубовых панелей, которыми были обшиты стены в приёмной, тепло подсвечивался настольной лампой с зелёным абажуром. Гобеленовая диванная подушка под головой была жестковата, а узор на ней – слишком рельефным. Наверняка отпечатался на щеке.

Артемий Иванович сел, снимая с себя жаркий колючий плед. Ботинки и портфель аккуратно стояли возле дивана.

Звякнула о блюдечко ложка и Вера Павловна тихо кашлянула, привлекая к себе внимание.

– Машина ждёт. – И добавила после паузы. – Скоро полночь.

просмотреть/оставить комментарии [1]
 К оглавлениюГлава 2 >>
июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.07.05 10:43:31
Змееглоты [5] ()


2020.07.05 09:41:03
Рау [6] (Оригинальные произведения)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.21 07:52:40
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.14 09:35:34
Работа для ведьмы из хорошей семьи [4] (Гарри Поттер)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [357] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.