Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

К 4254:

Волдеморт:
- Нагини, ням-ням.
Нагини:
- Ну, так дело не пойдет! Сначала на ручки и жалеть, а потом уже ням-ням!

...Нагини укусил Розовый Слоник?

Список фандомов

Гарри Поттер[18450]
Оригинальные произведения[1227]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12622 авторов
- 26918 фиков
- 8572 анекдотов
- 17643 перлов
- 656 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 1 >>


  Учась говорить

   Глава 0
«Мне нужно отсюда выбраться».

Сметать пепел обратно в тёмные недра камина было бесполезным занятием — за долгие годы беспризорной юности Северуса очаг давно успел покрыться чёрными пятнами копоти. Но Северус всё равно это делал, глядя на оставляемые сухими прутьями полоски.

Его занятие прервало нетерпеливое, почти без перерыва повторяющееся «тук-тук-тук».

— А, — заметил Северус, которого уже не удивляло появление Бестолочи. — Ты вернулся.

Чтобы добраться до окна, ему потребовалось сделать всего пару шагов, но Северус очень отчётливо их прочувствовал — так, как начал чувствовать лишь недавно. Половицы протестующе скрипели под его весом, а низкий потолок, кажется, старался надавить на него сверху.

Окно заело. Северус сильнее нажал на раму, а сова, помогая, тюкнула клювом по имеющейся щели. Ещё кроха отвоёванного у непослушной древесины пространства — и Бестолочь протиснулся внутрь. Едва удерживая равновесие, он заскрёб когтями по узкому подоконнику в поисках опоры, хлопая крыльями Северусу по рукам. И, наконец, кое-как усевшись, с гордым уханьем сбросил ему в ладони свою ношу.

— Да, да, ты молодец. Не то чтобы ты мог просто перелететь в местечко получше, правда?

В ответ Бестолочь курлыкнул и повернул голову с выражением искреннего недоумения. Идя к письменному столу, Северус изучил письмо, проведя ладонью по гладкому пергаменту — как будто фирменного бланка Святого Мунго и отсутствия печати было недостаточно, чтобы убедиться, что оно в точности такое же, как и его предшественники.

Даже без пространного объяснения во втором письме Северус мог бы догадаться о его происхождении. Реабилитационную программу Святого Мунго «по оказанию помощи травмированным участникам войны» подробно осветили в «Пророке». Северус с трудом мог о ней думать без презрительной гримасы. «Слабо завуалированное оправдание, позволяющее держать героев войны взаперти и пожинать лавры их популярности» — стало бы гораздо более точным описанием.

Щипок в руку заставил Северуса вынырнуть из раздумий. Покосившись вниз, он увидел, что Бестолочь терзает клювом угол пергамента.

— Проныра. Что-то я не вижу, чтобы тут значилось твоё имя.

Как и его собственное, если уж говорить начистоту. Северус вскрыл письмо, и Бестолочь отпрыгнул назад, глухо прошуршав когтями по смятым страницам «Пророка».

«Дорогой Меркурий...»

— Беру свои слова обратно, — пробормотал Северус, но интерес Бестолочи уже успел перепрыгнуть на что-то другое. Сова больше не обращала на него внимания, вместо этого изучая собственное искажённое отражение в миске для фруктов.

«Полагаю, я могу адресовать это письмо тебе с тем же успехом, что и кому-либо другому. Но мне так больше нравится — когда к «дорогому» можно приписать чьё-то имя, даже если на самом деле эти письма ни до кого не дойдут. Так, по крайней мере, проще откровенничать. Куда ты их относишь? Может, ты просто сбрасываешь их в океан, но лично мне представляется растущая горка писем в каком-нибудь заброшенном камине. Или в заброшенной могиле.

Искренне надеюсь, что это не так.

В ближайшее время они точно не собираются меня отсюда выпускать — уж это-то я знаю. Колдоведьма продолжает твердить, будто признаться, что мне необходимо здесь находиться — один из ключевых шагов к выписке. Что ж. Да пошли они все на хрен...»

Дальше страницу украшала чернильная клякса с одинокой линией, истончающейся лишь для того, чтобы резко прерваться, довольно-таки драматически заканчивая собой письмо. И тем не менее Северус поймал себя на любопытстве, чем эта линия могла бы стать.

Отложив письмо в сторону, он поднялся сделать себе чашку чая. Получать никому не адресованные письма — это одно, но чтобы к нему обращались, как к этой пустоголовой пародии на почтовую сову, было неприемлемым. Взяв чернила, перо и чай, он снова сел за стол.

«Возможно, у него на бирке и написано «Меркурий», но мне всегда казалось, что «Бестолочь» подходит нашему общему другу гораздо больше. А что касается судьбы писем без адресатов — сова доставит их последнему человеку, которого посещала. Вам стоит порадоваться, что я недавно работал со Святого Мунго, потому что в противном случае ваши слова могли попасть к одному из целителей.

Я понимаю, что предлагать вам советы — не моё дело. Однако поскольку вы не находите ничего неподобающего в том, чтобы непрошено навязывать мне свои размышления, мне кажется вполне справедливым ответить вам тем же. Подыграйте им. Если вы хотите, чтобы вас выпустили, вам нужно изобразить хотя бы подобие сотрудничества...»

Снова заинтересовавшийся Бестолочь скакнул поближе, покосился вниз на письмо и что-то защебетал.

— Пиши своё собственное письмо, — приструнил его Северус, беззлобно отпихнув сову в сторону, прежде чем снова склониться над листом пергамента.

«Совет на будущее: частный целитель с гораздо меньшей вероятностью продаст вашу душу лечебнице Святого Мунго в погоне за публичностью».

* * *

Северус сильнее запрокинул голову, пока пальцы Коронкоура проходились по его горлу, ощупывая мышцы. Он попытался сосредоточиться на собственном дыхании, а не на неуютных прикосновениях, но всё равно инстинктивно напрягся, когда пальцы целителя надавили на чувствительные ткани его шрамов.

— Больно?

— Немного, — неохотно признался Северус. После всего, что он пережил, немного боли казалось почти желанным ощущением. А вот терпеть прикосновения Коронкоура к остальным участкам кожи было гораздо сложнее.

— Вы разговаривали, как я советовал?

— Не то чтобы я переставал.

Коронкоур тепло хохотнул, и Северус сфокусировал свой взгляд на распростёршемся над ними стерильно-белом потолке.

— Я не это имел в виду, вы же знаете. Сколько раз я вам повторял, что говорить вслух — единственный способ, который поможет полностью восстановить ваш замечательный голос?

— Я не из общительных людей, чтобы ходить и сплетничать, — отозвался Северус, стискивая пальцы на жёсткой ткани своих брюк.

— Можете опустить голову, но отклонитесь немного назад, — Северус послушался, и ладони Коронкоура двинулись ниже, к его груди, проверить сердце и лёгкие. — У вас есть сова?

— Нет.

— Растения?

Северус кивнул. В волосах Коронкоура поблёскивала седина, и ему стало любопытно, когда она успела там появиться. Уж конечно, она уже присутствовала во время его прошлого визита несколькими месяцами ранее, и даже позапрошлого. Но всё равно выглядела чем-то неожиданным. Северус вдруг понял, что его мысленный образ Коронкоура до сих пор выглядел точно так же, как во время их самой первой встречи все эти годы назад.

— Неодушевлённые предметы?

— Разумеется.

— Так говорите с ними.

Ладони добрались до его живота, и Северус задержал дыхание. Он попытался заменить у себя в памяти прежний вид Коронкоура на нынешний, но вместо этого начал видеть под сетью тонких морщинок того моложавого мужчину, которого помнил из далёкого прошлого. Целитель тогда был лишь немногим старше, чем Северус сейчас.

— Фините Инкантатем, — произнёс Коронкоур, и жёлтое свечение диагностических заклинаний вокруг его ладоней погасло. Развернувшись, он пошёл к своему столу, на котором лежала история болезни Северуса.

Северус принялся медленно застёгивать пуговицы своей рубашки. Так странно, что настолько простая вещь требовала таких замысловатых движений пальцев.

— Вы хорошо восстанавливаетесь, хотя и не так быстро, как мне хотелось бы.

— Я никуда не тороплюсь.

Ответа не последовало, так что Северус поднял голову — чтобы тут же об этом пожалеть. Взгляд Коронкоура изучал его гораздо более тщательно, чем его недавние прикосновения и заклинания.

— Вы ещё молодой мужчина — и герой. Не забывайте об этом.

Северус засмеялся — сухим смехом, от которого у него неприятно запершило в горле.

— Я не герой, — ответил он слегка дрожащим (перенапрягся из-за этого смеха) голосом. И набросил плащ, запахнув его поплотнее, чтобы избавиться от ощущения, будто до сих пор сидит здесь без рубашки и с открытым горлом. — И я буду признателен, если вы ограничите своё внимание моим физическим здоровьем.

* * *

«Поделюсь с вами одним хорошим советом, хотя мне самому никогда не удавалось ему последовать. Один мой друг как-то сказал мне, что большинство людей проводят всю жизнь, пытаясь или замести угли своей молодости куда подальше, или разжечь их заново. А правда заключается в том, что единственный способ двигаться дальше — это их принять. Или, как он выразился: «Немного грязи ещё никому не повредило».


Стоя на коленях на пыльной земле, Северус вскапывал почву.

Участок позади дома в тупике Прядильщика трудно было назвать садом. Большая его часть была иссохшей и безжизненной из-за того самого смога, которым так пропитался воздух. Но чуть в стороне, в нише, созданной покосившейся стеной дома — и находящейся за пределами видимости соседей — Северус держал маленький огородик. Даже при помощи магии здесь было непросто что-то выращивать: мать Северуса рано его этому обучила, уговорив почву давать урожай морковки с луком. Теперь там росли мята и бадьян.

Сев на пятки, Северус поднял голову вверх, глядя на небо и сгущающиеся тучи. Возможно, им двигал инстинкт, или лёгкая магическая связь, возникающая между совой и волшебником, сделалась чуть сильнее — потому что он сразу же заметил Бестолочь.

Сова бодро курлыкнула в качестве приветствия, затем курлыкнула снова, на этот раз в панике, и метнулась вниз, чтобы успеть перехватить случайно оброненное письмо. Северус наложил на себя и садовые инструменты чистящее заклинание, и встал, ожидая. Устремившись прямиком к нему, Бестолочь сбросил ему в руки письмо и проделал у него над головой победный пируэт, после чего пошёл на посадку, плюхнувшись на задний дворик, пока Северус вскрывал конверт.

«Здравствуйте,

Я и не думал, что кто-то это читает...»

— Несомненно, — пробормотал Северус, мысленно задаваясь вопросом, не обрёк ли он себя на переписку с идиотом. Оставив Бестолочь радостно охотиться на жуков, он двинулся в дом.

«Извините, если мои письма стали для вас навязыванием. Если хотите, я перестану. Но я благодарен вам за ваш совет. Вы правы — по крайней мере, мне кажется, что вы правы. Моя подруга постоянно твердит мне то же самое, а её выписали много месяцев назад.

Но дело в том... это ведь несправедливо, что я должен им подыгрывать. Я знаю, что мне пора бы уже с этим свыкнуться — если война меня чему и научила, так это тому, что жизнь несправедлива. И я хорошо усвоил этот урок. Просто… мне это не нравится.

Хотя с другой стороны, если бы я полностью смирился с тем, насколько жизнь может быть несправедливой, не исключено, что эта война заботила бы меня гораздо меньше.

Вчера меня приходили навестить друзья. Было действительно здорово. Они в этом году пошли в школу, заканчивают последний курс».

— А, — подумал Северус, и тут же укорил себя за испытанный укол разочарования. Стиль и почерк — ещё задолго до этого признания — практически гарантировали, что автор писем младше него.

«Так странно думать, что когда я вернусь в школу, их там уже не будет.

Вы когда-нибудь хотели чего-то настолько сильно, что вам казалось, будто оно уже практически у вас в руках? Всё, чего я хочу — это отсюда выбраться, хотя я даже не знаю, куда потом подамся. Не хочу утомлять вас своими повторениями уже сказанного… но здесь мало чем можно заняться, кроме размышлений о жизни. У меня такое чувство, будто я хожу кругами...»

На этом письмо заканчивалось, за исключением чёрточки и еле разборчивого «Э» в чернильном росчерке внизу страницы.

«Ученик», — заключил Северус, заново складывая пергамент. И, скорее всего, Северус его учил. Он сложил лист бумаги ещё раз, а затем ещё, с силой проводя по каждому изгибу пальцами, пока шёл к камину.

Пламя охватило письмо медленно, начав облизывать края и уголки, чтобы постепенно добраться вниз, до плотной сердцевины.

Когда Северус занялся готовкой ужина, начался дождь. Небеса решили обойтись без прелюдий, предпочтя обрушиться сплошной серой завесой, которая напрочь скрыла вид из кухонного окна.

Северус добавил на сковородку и быстро перемешал лук, после чего взял помидор. Мясистая мякоть резалась легко, точные экономные движения успокаивали своей знакомостью. Пойманные подводным течением последнего письма, мысли Северуса не успели далеко убрести, прежде чем их снова притянуло обратно. Он вспомнил самое первое: единственное предложение, пересекающее страницу злой торопливой строкой. «Мне нужно отсюда выбраться». Второе письмо было похожим, хоть и состояло из менее идеальных кусочков: «Они говорят мне, что это терапия... бесполезно кому я буду писать?.. отвечать не обязательно». Северус и не стал, разумеется — но это не помешало прибыть третьему письму: с детально прорисованным снитчем, зачарованным порхать по странице, ловко отскакивая от краёв.

Северусу стало любопытно, сочтёт ли загадочный «Э», что отсутствие ответа на этой неделе — это отказ общаться? Или на следующей неделе его снова ожидает зрелище Бестолочи, летящего к...

Бестолочь.

Со стуком отложив нож, Северус пошёл открыть кухонную дверь. На заднем дворике творилось сплошное безобразие: ливень превратил землю в неряшливую массу вязкой грязи. Вода хлынула на порог, ища новые сухие участки, которые можно было бы затопить. Проследив взглядом за дождевыми потоками, Северус чуть отступил назад. А потом посмотрел вниз, чтобы обнаружить Бестолочь, сидящего прямо перед дверью грустным комком мокрых перьев.

— Глупая птица, — укоризненно проворчал Северус, подхватывая сову на руки. — Постучался бы в окно, где я смог бы тебя увидеть, если уж не услышал бы.

Бестолочь, соглашаясь, глухо ухнул.

Принеся из кухни кухонные полотенца, Северус соорудил из них над камином некое подобие гнезда.

— Вот, — сказал он, вороша угли, чтобы получше разжечь уже затухающее пламя. — И смени уже это жалкое выражение лица. Уверяю тебя, ты вполне водонепроницаем.

Бестолочь не стал удостаивать его ответом, вместо этого поглубже зарывшись в полотенца.

Эту ночь они оба провели у огня. Северус, развернув на коленях книгу, которую всё равно не читал, то и дело проваливался в сон и снова просыпался. У него во сне практичные размышления о разных предстоящих хозяйственных делах сменялись воспоминаниями и разными нелепостями, неизменно перескакивая на обрывки писем, которые никак не желали оставить его в покое. Как минимум трижды он просыпался, чувствуя в руке зуд фантомного пера, которого там не было.

За завтраком Северус сдался и развернул на столе чистый лист пергамента, пока Бестолочь угощался кусочками гренки.

«Прекращайте ныть. Если пребывание в лечебнице что-то вам и даёт, так это время. Время, которое вы можете использовать для чего-то сравнительно продуктивного…»

* * *

«Единственный вывод, который я могу сделать о переменах — и, поверьте мне, я много об этом думал — это что что бы я ни делал, моя жизнь, похоже, играет вариации одной и той же пьесы. Меняются лишь разные мелочи».


Весна и позднее лето являлись для Северуса самыми нелюбимыми временами года для посещения Косого переулка. Весной, к счастью, визжащих детей было поменьше, но зато все ведьмы, волшебники и сквибы Британских островов, похоже, дружно решили насладиться свежим воздухом и провести этот день в Косом переулке — и теперь протискивались сквозь толпы и штурмовали одну лавку за другой, навьюченные стремительно растущим количеством пакетов и сумок.

Взбиваемая множеством ног пыль осела на кромке его плаща серыми пятнами, и Северус раздражённо её стряхнул. Подняв голову, он еле успел свернуть в сторону, чтобы избежать столкновения с парочкой ведьм, неожиданно остановившихся перед витриной. Когда он проходил мимо, до него донеслись их голоса и вычленившиеся из общего гула обрывки разговора — а потом их снова заглушили остальные звуки.

Когда он закрыл дверь, висящий над ней колокольчик мелодично зазвенел — и Северус с облегчением вдохнул чуть более прохладный воздух.

— Нет, мы хотим оранжевые, они самые свежие.

«Вовсе нет», — подумал Северус, проходя мимо пожилой пары, неуверенно нависшей над зёрнами прыг-крупы. Увидев его, женщина поморщилась и придвинулась поближе к своему супругу.

— Профессор!

— Моррис, — поздоровался Северус. — Я уже некоторое время не преподаю.

— О, но вы всем нам преподали отличный урок, — расплывшись в широкой улыбке, отозвался Моррис. И продолжил, прежде чем Северус успел что-то на это ответить. — Но вы рано, сегодняшние заказы ещё не прибыли. Среди них должно быть и ваше драконье сердце, максимально свежее, как вы и просили.

— А долго ещё ждать?

— Полчаса, максимум час.

Северус взял себе ранний чай, чтобы прождать этот час с минимальным дискомфортом. Умыкнув с соседнего столика ничейную газету, он пробежался взглядом по немногочисленным новостям, которые могли представлять хоть какой-то интерес. А ведь было время — и не так давно — когда в «Пророке» публиковали настоящие статьи, а не слащавости и сенсации.

Материал, посвящённый программе Святого Мунго («Невилла Лонгботтома выписали!»), напомнил Северусу о словах Э, чьё последнее письмо ждало его дома на кухонном столе.

«Здесь всегда ошивается тот или иной репортёр, надеясь на интервью и желая узнать, как нас изменила война.

Но дело вот в чём — мне не кажется, будто война меня изменила. В смысле, да, конечно, на некоторые вещи я теперь смотрю иначе — но я ни в чём не изменился. Я не помню, чтобы когда-либо думал по-другому... в смысле, чтобы я был каким-то другим. Понимаете, о чём я? А вы как думаете, люди действительно меняются? Или мы просто вертимся на месте под воздействием обстоятельств, как… компасы, которые всегда указывают на север, даже когда со стороны кажется, будто они показывают на восток?..»

«Изменения», — думал Северус, листая страницы с рекламой «Простоблеска», «Чудодейственных смесей Макса» и «Агентства по продаже обычной и необычной недвижимости Лэтти Лонг». Отложив газету в сторону, для следующего посетителя, он допил остатки своего чая. Затем оплатил счёт, бросив перед мерцающей свечой-напоминалкой несколько кнатов, и поднялся из-за стола.

* * *

«Честно говоря, я понял, что куплю этот дом, как только мы вошли внутрь и я смог спокойно выпрямиться без ощущения, что должен тут пригибаться».

— Кухня здесь для вас просто идеальная. Я это сразу поняла, как только увидела этот дом, честно. Тут буквально сотни шкафчиков… Сюда, пожалуйста… Ведьма, которая жила здесь раньше, очень любила готовить.

Северус немного задержался в гостиной, чтобы спокойно рассмотреть помещение, не отвлекаясь на фиолетовую мантию мисс Лонг. Эркер, благодаря которому пол и стены комнаты ненавязчиво заливал свет. Ухоженный каменный камин, уже начищенный для новых хозяев.

Ориентируясь на цоканье каблучков по деревянному полу, Северус обнаружил мисс Лонг на кухне. Помещение действительно оказалось гораздо просторнее, чем можно было предположить по внешнему виду коттеджа. Северус принялся открывать шкафчик за шкафчиком, позволяя риэлторше бубнить о восстанавливающих и модифицирующих заклинаниях, и делая вид, будто её слова могли на что-то повлиять.

* * *

«Я потерял на войне единственного человека, который был мне как отец».

Северус наблюдал за заваривающей чай Минервой. Вещицы Альбуса вокруг них исполняли целый концерт своим какофоническим тарахтением, жужжанием и звоном — даже огонь принимал в нём участие, акцентируя на нотах внимание своим потрескиванием. Альбус дремал на картине — его нарисованный образ относился к этому шуму с точно таким же безмятежным безразличием, как и он сам при жизни.

— Сахару?

— Нет, спасибо.

Альбус как-то сказал Северусу, что многие его устройства ничего не делали, просто вертелись в своём собственном ритме, но он всё равно их включал, потому что это успокаивало его посетителей. «Очень многим, — объяснил он тогда, — приятно думать, будто существует некая высшая цель. И расхохотался, услышав, что Северус является исключением.

— Ну, — сказала Минерва, ставя перед Северусом чашку с чаем и снова усаживаясь в кресло. У неё был такой вид, словно она хотела сказать что-то ещё, но вместо этого она лишь поджала губы.

«Иногда я замечаю, что даже те люди, которые знают меня лучше всего, теперь смотрят на меня по-другому».

— Я не стану извиняться за то, что думала о тебе именно так, как ты хотел, Северус.

— Я и не просил тебя извиняться, — этого хватило, чтобы у Минервы на лице отразились удивление и дискомфорт. Моргая, она взглянула на Северуса.

— Да? Это хорошо. Тебе, наверное, любопытно, зачем я тебя сюда пригласила…

— Не особенно.

— Хогвартсу нужен преподаватель зельеварения.

— Неужели у него ухудшились отметки?

— Северус.

Северус ухмыльнулся от прозвучавшей в её голосе досады.

— Мои извинения. Продолжай, пожалуйста.

— Предлагаю это место тебе, вместе с должностью декана Слизерина.

На протяжении того последнего года — когда Северус позволял себе такую роскошь — он представлял себе этот момент с ощущением триумфа и удовольствия. Реальность оказалась до странного блёклой. Не настолько, впрочем, чтобы Северус не хотел вернуться. Это стоило сделать хотя бы для того, чтобы продемонстрировать, что он может вновь ходить по коридорам Хогвартса без стыда.

— Не знаю, — уклончиво ответил он. — Я могу заработать половину этих денег — причём без труда — с комфортом варя зелья у себя дома.

Кончики губ Минервы приподнялись в еле заметной улыбке, и она откинулась на спинку своего кресла.

— Восстановление Хогвартса влетело нам в кнатик, но, думаю, что могу предложить десять процентов надбавки к твоей преподавательской зарплате.

— Двадцать пять.

— Пятнадцать, и двойную годовую доплату за исполнение обязанностей декана.

С отвращением фыркнув, Северус отставил чашку и встал.

— Ай, да ладно тебе, — заметила Минерва, когда он уже взялся за дверную ручку. — Это более чем щедрое предложение. И у тебя ведь по-прежнему останутся летние месяцы для варки зелий на продажу.

Северус надеялся, что она забудет об этой маленькой детали. Наполовину обернувшись, он кивнул, уступая.

— Буду ждать письменного контракта.

— Он скоро прибудет. Да, ещё кое-что…

Хорошо, что Северус уже снова развернулся к выходу, иначе Минерва могла бы увидеть, как он поморщился, услышав столь знакомые слова — пусть даже в её исполнении они звучали не так невинно, как в своё время у Альбуса.

— Гарри собирается вернуться, чтобы закончить свой последний год учёбы.

Поттер. Ну конечно же. Пальцы Северуса сжались вокруг дверной ручки с такой силой, что потом рисковали остаться синяки. Если судьба действительно существовала, она явно руководствовалась прихотями или злорадством — вот так вот снова столкнуть их с Поттером. Резко убрав ладонь с дверной ручки, Северус обернулся и прислонился к двери спиной, скрещивая руки на груди.

— Вот как. И я так понимаю, ты ожидаешь, чтобы я допустил его к своим занятиям?

— О, что ты, Северус. Разумеется, нет.

Её слова ни капли не успокаивали, так что Северус приподнял бровь, ожидая продолжения.

— Я ожидаю, что ты займёшься с ним частными уроками.

— Совершенно исключено.

— Он хочет закончить свою учёбу. Мне казалось, что даже ты не станешь его за это винить.

— Если так, он может учиться в классе вместе со своими сверстниками. Я не стану нянчиться с этим мальчишкой только из-за того, что у него хватило духу в нужный момент умереть.

— Северус!

— Он — эгоистичный, несносный, неуважи...

— Хватит.

Северус закрыл рот, когда Минерва стремительно встала: директриса на все сто процентов.

— Я припоминаю другого эгоистичного, несносного и неуважительного молодого человека. Гарри переходит на частные занятия не для того, чтобы воспользоваться своей геройской славой, но из-за неё. Он сейчас не может сунуть в эту школу и носа без того, чтобы вокруг него не собралась толпа. Если он станет ходить на занятия вместе с остальными, это будет мешать учиться не только ему, но и другим детям. Гарри старше и пережил намного больше любого другого ученика — их едва ли можно считать его сверстниками. Это не говоря уже о том, что пока неизвестно, выпишут ли его из Святого Мунго вовремя для того, чтобы он смог начать учебный год со всеми остальными. Ты будешь давать Гарри частные уроки, Северус — или я найду другого профессора зельеварения.

— Что ж, тогда, полагаю, ваше слово для меня закон, госпожа директор.

— Северус…

Это было действительно редким явлением — увидеть, как у Минервы на лице мелькнула неуверенность.

— Если бы я только могла предложить тебе обратно…

— Не будь абсурдной, Минерва — я никогда не хотел эту должность.

просмотреть/оставить комментарии [3]
 К оглавлениюГлава 1 >>
январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.01.26 08:09:31
«Л» значит Лили. Часть I [1] (Гарри Поттер)


2020.01.24 12:10:10
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.23 14:02:47
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.19 13:28:22
В \"Дырявом котле\". В семь [4] (Гарри Поттер)


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 21:58:23
Змееглоты [3] ()


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2020.01.11 01:11:34
Двуликий [42] (Гарри Поттер)


2020.01.09 20:31:20
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.01.08 22:42:55
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.07 21:23:20
Дамблдор [5] (Гарри Поттер)


2020.01.07 03:14:32
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [38] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:17
Драбблы [2] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:04
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2020.01.06 19:16:55
Драбблы, Star Trek [2] (Звездный Путь)


2020.01.06 16:59:07
Драбблы по Аббатству Даунтон [2] (Аббатство Даунтон)


2020.01.02 19:07:18
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2019.12.30 19:22:59
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.12.29 11:44:09
Слишком много Поттеров [42] (Гарри Поттер)


2019.12.21 00:59:19
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [252] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.