Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

«Собрание школьных работ Гарри Поттера по Алхмии». Книга выполнена в жанре юмористической фантастики. (составитель сборника - Северус Снейп)

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 26 К оглавлениюГлава 28 >>


  Обреченные быть

   Глава 27. Новое
Ты не перестаешь искать силы и уверенность вовне,
а искать следует в себе. Они там всегда и были.
Зигмунд Фрейд




Драко смотрит в уцелевшее зеркало, и ему не нравится то, что он видит. Красота и лоск ушли вслед за молодостью. Он брезгливо касается тусклых грязно-белых волос, ненавидит свой затравленный взгляд и всё же не может отвести глаз.

Скоро прибудет Темный Лорд. Нужно сдать ему пойманных беглецов. Почему-то Драко не надеется получить снисхождение (о прощении он и не думает). Что-то — или кто-то — помешает последнему шансу сыграть в его пользу. Так говорит ему интуиция, а это последнее, что у него осталось нетронутым.

Из зала доносится отчаянный вопль грязнокровки: чёртова Белла, комок безумной ярости, пытает девчонку. Всегда была садисткой, Нарцисса рассказывала ему об их детстве. Белле всё равно, касаться грязнокровки или нет; если захочет — перегрызёт ей горло и напьётся крови.

Господи... Он уговорил сына признать в опухшем бродяге Поттера. В его дом их притащили. Он отвоевал право вызвать Лорда. Что,
что на этот раз пойдёт не так и сбросит его и семью на дно, с которого уже не выбраться? Что позволит Лорду наступить на пальцы, которыми Драко из последних сил цепляется за край обрыва?

Новый крик бьёт по ушам. Грязнокровка. Драко никогда не питал страсти к пыткам, но сейчас ему хочется забрать девчонку у Беллатрикс и... Он не хочет думать, что.
Он всегда относился к Поттеру с раздражением, но и с опаской. Уважал степень потенциальной угрозы, хотя и верил в победу Лорда.
Уизли вызывал в нём ненависть — Драко приходилось следить за собой, чтобы не выдать чувства. Он сам не знал, почему его настолько выводит из себя бездарный отпрыск предателя крови.
А Грейнджер... Тоже раздражала, но по-другому. Она не была избранной, не была чистокровной перебежчицей. Она всегда виделась ему умной и вызывающе честной. Драко едва ли не признаёт в ней достойного противника.
Нет. Какой, к дьяволу, противник. Обыкновенная девчонка, отмеченная близостью к назначенному героем. В её случае это не честь, а приговор.
Драко гонит недодуманные мысли о грязнокровке вглубь подсознания, откуда они так неуместно вылезли. Болезненно ёкает под ложечкой: он чувствует приближение Темного Лорда. Бросает последний взгляд в зеркало, прикрывает глаза, втягивает воздух.

Надо идти.

...То, что происходит дальше, Драко просто принимает — принимает как конец. И кинжал, брошенный Беллой вслед проклятым беглецам, — жирная точка в его истории...

...Ярость Лорда не имеет отношения к человеческой ярости. И звериной её не назвать. Драко всегда считал умение
разговаривать своей сильной стороной и владел прекрасным словарным запасом, но он не находит слов, чтобы описать ярость Лорда.
А потом он теряет не только слова, но и остатки разума.

Он не слышит собственных криков, не видит ничего сквозь чёрную пелену, застилающую глаза. Он продал бы душу за физическую, знакомую, объяснимую боль. Но ему достаётся иное: его мозг, его душа — или то, что от неё осталось, — самая его суть вывернуты наизнанку и заживо сгорают, распадаются на атомы, чтобы быть собранными снова и снова растерзанными в кровавую пыль. До тех пор, пока не начнёт стихать ярость Лорда.




Драко проснулся от страшной головной боли, которая ослепила его на несколько мучительных секунд, сделав беспомощным. Он полежал немного, обхватив голову руками, боясь сжать сильнее и ощутить, как взорвётся череп.
Но боль стремительно ушла, оставив лишь звон в ушах и неприятную пустоту. Словно кто-то вломился туда, перемолол мозги в труху и выдрался прочь... в сущности, так и было. Драко вспомнил свои видения и почувствовал сильный приступ тошноты.
Он повернул голову: рядом чуть слышно посапывала Грейнджер, мирно подложив ладонь под щёку. Что ж, этой ночью её демоны атаковали его; пусть отдыхает, пока может.
Драко прислушался. Из-за кухонной двери доносились голоса. Поттер с рыжим готовили ужин. При мысли о еде тошнота усилилась. Он осторожно слез с кровати и бесшумно прошёл в ванную.

В душе Драко не чувствовал себя в безопасности, пока не накладывал заглушающие чары на запертую дверь. А потом добавлял Муффлиато*. Этим пунктиком он обзавёлся в Хогвартсе. После роскошной собственной ванной в мэноре Драко так и не научился мириться с общей душевой. Лишь на пятом курсе он слегка выдохнул, получив доступ к ванной старост, однако там и начал маниакально защищать личное пространство — как оказалось, иначе уже не мог. Тем более, от проклятой Миртл было не спрятаться.

Обхватив колени, Драко неподвижно сидел под горячими струями и смотрел в одну точку. Прошло слишком мало времени, чтобы суметь уложить в голове и сердце все известные ему теперь стороны Люциуса.
Трудно было принять, что человек, который научил его мочиться стоя в два с половиной года, есть ножом и вилкой в четыре, скакать на лошади в десять; человек, на чьей широкой груди Драко пролил столько слёз, в чьи руки принёс столько маленьких и больших своих бед, — это тот же человек, который...
Нет, Драко не был готов. Это слишком для него. Пока. Сейчас.
Да будь он проклят, если когда-нибудь станет не слишком.


***


Сидеть втроём на маленькой кухне, пахнущей кофе, было тепло и уютно. Если закрыть глаза и слушать негромкие голоса, можно даже на мгновение представить, будто они ещё дети, и сидят за потемневшим от времени деревянным столом в «Трёх мётлах» за сливочным пивом и возбуждённым обсуждением насущных дел — неизменно жизненно важных и, как правило, смертельно опасных.
Поэтому Гермиона не закрывала, боясь провалиться в счастливое, хоть и непростое прошлое.

— Тебе нужно вернуться домой, Гарри, — неожиданно для всех произнесла она.

— Что? — Гарри смотрел на неё непонимающе.

— Ты же расслышал, Поттер, — раздалось из-за спины. Гермиона вздрогнула и обернулась. На кухне бесшумно возник Малфой — с мокрыми после душа волосами, пахнущий можжевельником. — Тебе пора домой.

— Твоё мнение, конечно, волнует меня больше всего, — покачал головой Гарри.

— Джинни там одна с двумя малышами, — тихо, но настойчиво продолжала Гермиона. — Ей трудно, и ты ей нужен.

— Она не одна, — возразил Гарри, — она в Норе, с семьей, и...

— Нет, Гарри, — внезапно включился Рон. — На самом деле, ей тебя правда не хватает. Честно сказать, она с ума сходит с двумя мелкими, даже с помощниками. Тебя вечно нет...

— О, чёрт, — Гарри был слегка ошарашен их массированной атакой. Впрочем, Гермиону тоже удивили слова Рона. Неожиданно и приятно. — Как же я не догадался. Мне нужно воспользоваться хроноворотом и все успевать, да, Гермиона? Правда хватит меня ненадолго, зато все будут довольны. Но это неточно.

— Брось, Гарри, — примирительно пробурчал Рон, не глядя на друга. — С детьми реально как-то очень сложно. Не представляю, как мама с нами всеми управлялась.

— Мои родители оказались дальновиднее, — чуть слышно хмыкнул Малфой. Он по-прежнему стоял за спиной у Гермионы, скрестив руки на груди. Она прикрыла глаза, предвидя взрыв.

— Это точно, Малфой, — злобно парировал Рон. — Таких, как ты, не должно быть... больше.

— Не должно быть, Уизли, не стесняйся. Я тебя понял, — фыркнул Драко.

— Прекратите, — устало попросила Гермиона. — Гарри... тебе опасно здесь оставаться. Ты...

— В твою голову можно влезть, — рубанул с плеча Рон, который не любил объяснений издалека.

Гарри побледнел.

— В любую голову можно влезть...

— Но у тебя к этому слабость, верно, Поттер?

Гермиона больно закусила губу. Она старалась не задеть Гарри, Малфой же к этому стремился.

— Гарри, помнишь, как мы по очереди носили медальон Слизерина и были сами не свои? Вот здесь может быть гораздо хуже...

— Прости, друг, но тут хорёк прав, — мрачно сказал Рон. — Если он влезет в твой разум...

— …то однажды ночью ты вполне можешь придушить своего рыжего друга, — почти с удовольствием подхватил Драко.

— Перестань! — воскликнула Гермиона, резко поворачиваясь.

Гарри залился краской и вскочил на ноги, с грохотом опрокинув стул. Он и Малфой синхронно выхватили палочки.

— Гарри! — хором крикнули Рон и Гермиона, тоже вскакивая с мест.

Гарри застыл на мгновение, посмотрел на него, потом на неё. Рука с палочкой медленно опустилась.

— То есть вы, вы оба, готовы защищать его, — он кивнул на Малфоя, не взглянув в его сторону, — от меня. Его, сына убийцы и маньяка. Ничтожного труса и садиста...

— Это я садист? — уточнил Драко звенящим голосом. Его бледная кожа пошла алыми пятнами.

Гарри смерил его долгим, тяжелым взглядом.

— Ненавижу, — процедил он тихо, но очень отчётливо, и повторил: — Ненавижу.

— Слушай, Поттер, — сдавленно произнёс Драко. — Грейнджер ведь права. Ты здесь опасен для всех нас — и для себя тоже.

— Ты с ней спишь, — сквозь зубы ответил Гарри, — она носит внутри твоего ублюдочного детёныша, и ты не научился даже звать её по имени. Ненавижу.

Заклинание просвистело молниеносно, как бросок змеи. Гермиона замерла в холодном ужасе, глядя на рухнувшего Гарри и густую кровь, чуть заметными толчками выходящую из страшных зигзагообразных порезов на его груди и животе.
Рон бросился к нему, но застыл на месте от дикого окрика Малфоя:

— ОТВАЛИ!!!

После чего тот в мгновение ока оказался возле Гарри, который беззвучно хватал ртом воздух, и начал водить палочкой вдоль шрамов, бормоча певучее, мрачное заклинание. Гермиона вслушивалась в слова, которыми Драко недавно залечил её собственные раны, и голова шла кругом от произошедшего. Она посмотрела на Рона: тот переводил безумный взгляд с двоих на полу на неё и обратно. Она покачала головой, запрещая приближаться, встала и на цыпочках подошла к нему.

— Он всё исправит, — шепнула Рону на ухо и обняла его руками со спины, будто смогла бы удержать, надумай тот рвануться. Обняла, не думая об опасности; о том, какой гнев Хозяина может вызвать.

Малфой закончил врачевать нанесённые им самим раны и со странным выражением разглядывал свежие уродливые шрамы. Гарри теперь дышал ровно, но глаза держал закрытыми, словно не решил, как реагировать на случившуюся дикость.
Драко склонился к нему и что-то прошептал в самое ухо.

— Что ты ему сказал? — кипя от бессильной ярости, рявкнул Рон. Гермиона стискивала его за пояс, чувствуя, как он напряжён.

— Не твоё дело, — бросил Малфой, поднимаясь на ноги. Он посмотрел на них странным, остановившимся взглядом. Гермиона медленно разомкнула ноющие от напряжения руки, отпуская Рона. Тот немедленно кинулся к Гарри, помог ему встать.

— Что ты ему сказал? — повторила Гермиона.

— Неважно. Небольшое кровопускание никому не вредило.

— Мне нужно кое-что тебе сказать, — тихо проговорила она. — Идём со мной.

Не глядя на Гарри и Рона, Гермиона прошло мимо них к выходу. Малфой последовал за ней, в чём она не сомневалась. Вряд ли после всего он остался бы с ними наедине.

— Что...

— Ступефай!

Драко рухнул, как подкошенный, как совсем недавно Гарри.

— Не смей трогать моих друзей, — дрожащим голосом выговорила Гермиона, глядя на него сверху вниз. Она силилась справиться с чёрной пеленой, готовой застить ей глаза. Обездвиженный Малфой смотрел на неё неотрывно. — Слышишь, Малфой? Никогда не смей нападать на моих друзей. Даже если это будет стоить мне очередной пытки, я буду их защищать, и тебе не поздоровится, поверь. Я не хочу причинять тебе боль, поэтому ты просто лежишь тут стреноженный. Но я могу захотеть, — она склонилась к нему, понизив голос. — Я смогу сделать тебе очень больно, Драко. Пожалуйста, помни об этом. Просто не трогай моих друзей.

Малфой опустил глаза, подождал секунду и снова поднял. Это должно означать «да», решила Гермиона. Она немного постояла, глубоко и медленно дыша, прежде чем снять с него заклинание. И сняла его как раз вовремя, чтобы он успел подняться на ноги, прийти в себя и подхватить её, потерявшую сознание.


***


После падения и Ступефая болела голова и ныло тело. Драко чувствовал себя избитым. Обмякшая Грейнджер на руках казалась непомерно тяжёлой, хотя он отлично знал, что это не так. Стараясь сохранять равновесие, он повернулся к крыльцу и замер: там стояли Поттер с Уизли. Драко взмолился всем богам, чтобы они успели увидеть в окно, как всё было на самом деле. Отстоять себя в ином случае у него не было сил.

Наверное, видели, потому что не убили на месте; Уизли быстро спустился с крыльца и осторожно забрал у него Гермиону. Освободившись от своей бесценной, опасной ноши, Драко ухватился за перила, неловко опустился на ступеньку и уронил голову в скрещенные на коленях руки.

— Эй! — наугад окликнул он, и отозвался Поттер. — Звоните доктору Ходжесу. Он прибудет сразу. Скажи рыжему... у него есть номер.

За спиной хлопнула дверь, и Драко выдохнул, чувствуя, что вот прямо сейчас сделал всё, что мог. Ему бы прийти в себя, и он сделает больше. А пока... пока он чувствовал себя так, словно по нему промчался Хогвартс-экспресс, полный счастливой и лёгкой жизни, несущейся мимо, только мимо и безнадёжно далеко.

Когда Поттер обозвал его сыном убийцы и маньяка, Драко скрипнул зубами, но выдержал. Да, он пока не мог — и не факт, что сможет, — объединить в образе своего отца все его ипостаси. Но Поттер был прав, как ни больно было признавать.
Когда Поттер выдал ему об ублюдочном детёныше, у Драко в мозгу что-то взорвалось. Чёрная ослепляющая вспышка и желание убить, которое он сумел обуздать, чем сейчас втайне гордился. Незнакомая прежде боль — не как за отца, сильнее. Там, внутри у Грейнджер что-то жило. Что-то ещё бесформенное и бессмысленное. Откуда же в этом комке биомассы такая сила, что уже держит его сердце в железных тисках?
Ответа у Драко не было, зато тревоги и страха — с лихвой. А они лишь в начале странного нового пути.
Что касается Грейнджер, которую он до сих пор звал по фамилии, откуда Поттеру с его деревянным мышлением было понять, что Драко пытается удержать от падения последний бастион, что цепляется за отчуждённое «Грейнджер» как за хвост верёвки, болтающейся над обрывом. Драко боялся, боялся, как никогда: он уже дал слабину, она уже вошла в его душу. Драко терял остатки контроля и просто не знал, за что он будет держаться, если позволит чувству смести этот последний барьер.



Пока не ушёл доктор Ходжес, Драко, Уизли и Поттер сохраняли враждебное перемирие. Но его назначение для Гермионы взбудоражило не только Драко — он видел смятение на лицах остальных.

— Чего у вас всех такие лица? — недоуменно спросила Грейнджер, которая пришла в себя довольно быстро и доктора слушала внимательно и спокойно. — Всем беременным делают УЗИ.

— А срок-то какой? — Поттер выглядел сбитым с толку. И вообще нездоровым после Сектумсемпры. — Вроде Джинни позже делали.

— Вроде это не вредно? — неуверенно вставил Уизли.

— Не вредно, — отрезала Грейнджер. — Наоборот: необходимо. Срок завтра и узнаем.

— Я правильно понял... — тоже неуверенно спросил Драко. — Завтра всё подтвердится окончательно?

— Да, — она внимательно посмотрела на него. — У меня сомнений нет, но ультразвуковое исследование достоверно покажет наличие плода и нет ли у него явных патологий развития.

— Ясно, — Драко кивнул, чувствуя себя немного идиотом. Хотя готов был биться об заклад, остальные чувствуют себя ещё большими идиотами, включая дважды отца Поттера.

Грейнджер на их фоне внезапно казалась особенно решительной и деловой. Наверное, и правда в женщинах просыпается что-то такое, когда внутри них завязывается новая жизнь...

— Все слышали, что сказал Ходжес? — она обвела суровым взглядом всех троих. — Я повторю на всякий случай. Мне. Нельзя. Нервничать. Знаете, я многое способна вынести, очень многое. Но сейчас я уязвима — как никогда раньше.

Драко бы поспорил: выглядела она увереннее, чем когда-либо за все те дни, что он здесь. Но он не был ни врачом, ни беременной женщиной, поэтому свои мысли оставил при себе.

— Нельзя нервничать — это значит никаких Сектумсемпр, Ступефаев и прочей агрессии, — с напором продолжала Грейнджер, по очереди глядя на каждого очень убедительно. — Никаких драк и разборок. Вы сможете, если постараетесь. И, Гарри, — безо всякого перехода обратилась она к Поттеру. — Тебе нужно пару дней прийти в себя. Я дам тебе кое-что после ужина, и отправляйся спать. А потом лети домой, хорошо?

Она смягчилась, и Драко неслышно перевёл дух. Пока она их отчитывала, он почувствовал себя школьником, а это здорово раздражало.

Поттер мрачно взглянул на рыжего, тот виновато пожал плечами. Драко после нападения он игнорировал полностью (исключая импульсивный ответ на его окрик на крыльце). Интересно, долго ли ему удастся это делать, пока все они толкутся нос к носу в этом домишке.

— Посмотрим, — буркнул он примирительно. — Давайте уже поедим, и я в отель.

— Давайте, — улыбнулась Грейнджер, видимо, решив не спорить сегодня. — Пахнет вообще-то вкусно.

— Ну мы вообще-то старались, — самодовольно хмыкнул Уизли, окончательно отбив Драко аппетит.

Он не представлял, как сядет за один стол с Поттером, которого только что покалечил, хоть сам же и вылечил, и станет есть приготовленную им еду.

— Я пройдусь... с собакой, — бросил он негромко, обращаясь только к Гермионе и радуясь про себя, что есть и польза от никчёмного уизлевского щенка.

— Не спускай его с поводка, — кивнула она понимающе. — Иначе он удерёт от тебя на раз-два.

Драко молча закатил глаза и свистнул. К его удивлению, пёс тут же подскочил и весело закрутился в ногах. Драко облегчённо выдохнул и наклонился пристегнуть поводок. Если бы щенок заартачился и не пожелал идти с ним, Драко лопнул бы от злости и сгорел от унижения.


***


Они поужинали втроём — у ребят получилось весьма вкусно. За столом почти всё время молчали, изредка переглядываясь и пряча друг от друга глаза. Приступ бодрости у Гермионы сменился апатией, и она не пыталась разрядить обстановку, просто поблагодарила за ужин, приняла таблетки и ушла спать.

Малфой вернулся, когда Гарри уехал в отель, а Рон уснул — по крайней мере, она надеялась. Он вошёл в дом очень тихо, а потом очень нежно вошёл в неё, прежде доведя её пальцами до полной готовности. Он двигался в ней мягко и размеренно; рука бережно оглаживала грудь, едва касаясь напряжённых сосков; шею щекотало его тёплое дыхание.
Гермиона кончила, что было силы сжимая Малфоя внутри себя, и через несколько секунд услышала его приглушённый стон. Отдышавшись, она вывернулась из его объятий.

— Не делай так больше.

— Как? — не сразу спросил он.

— Не бери меня, когда я сплю.

— Я что-то сделал не так? — Недоумения в его голосе прибавилось.

— Всё хорошо... но не надо больше — так. Не когда я сплю, или под лекарствами, или не хочу, но сдаюсь. Моё тело и так не принадлежит мне. Но так будет не всегда, — она подавила зевок. Дремота накатила с непобедимой силой, и Гермиона закрыла глаза, оставив Малфоя осмысливать услышанное в одиночестве.
И быстро провалилась в сон, где




её снова касаются пальцы, но не мягкие и ласковые, а требовательные и жёсткие. Властно раздвигают, грубо входят; однако Гермиона чувствует не только страх, не только боль. Она сопротивляется, потому что может. Но ей не хватает сил противостоять Хозяину.

«Пока, — шепчет в голове чей-то голос. — Пока...»

Он — за её спиной; его твёрдая рука крепко держит её поперёк тела, вторая яростно вторгается в неё, словно стараясь стереть чужие следы внутри. Гермиона, извиваясь, делает ещё один отчаянный рывок. В ответ Он разворачивает её лицом к себе — его собственное лицо снова в тени, но она
видит, как он щерится, холодно усмехаясь. Он давит ей на поясницу, вжимая в себя, она готова вцепиться зубами ему в горло, но внезапно ощущает сильный удар: кто-то — что-то? — изнутри бьёт её в живот. У неё перехватывает дыхание; она чувствует, как отпрянул Хозяин, резко расцепив руки, только что казавшиеся ей стальными. Гермиона хватается за живот, но ударов больше нет. Внутри тихо, тепло поднимается к сердцу, сообщая ей новую силу. Хозяин стоит в тени, не пытаясь больше коснуться её. Он не уходит, но сейчас она не боится. Миг ликования короток, но она наслаждается им сполна, поглаживая живот.

Внутри — её союзник.

Хозяин отступает во тьму, словно волк от костра, чтобы выждать, пока огонь погаснет.

Гермиона понимает: она сделает всё, чтобы он разгорелся.





— Идём.

Драко открыл глаза и сразу понял, что тихий шёпот ему не приснился.

— Идём, — повторила Грейнджер. Она сидела над ним и держала его руку в своих.

— Куда? — Драко сел, нащупал телефон и, щурясь на подсветку, разглядел на дисплее время. — Час ночи...

— Ну и что? — В темноте он не видел, но слышал её насмешливую улыбку. — Здесь лето, Драко. Летняя ночь. Пойдём, прогуляемся.

— Куда? — снова спросил он.

— На реку, — не смущаясь, ответила Грейнджер и легко спрыгнула с кровати. — Хочу кое-что проверить.



Драко лет сто не гулял летними ночами. Не куда-то, не зачем-то, — просто гулять рядом с женщиной, в которую влюблён, хотя и боялся повторить это признание даже про себя, было восхитительно.
Пока они шли к реке, Драко гадал, с чего её туда понесло. Он слышал о причудах беременных, но думал, скорее, о чудных вкусовых пристрастиях. В раздумьях и наслаждении тёплым ночным ветром он не заметил, как они оказались на берегу. А потом нестерпимо захотелось окунуться и поплыть, чувствуя потоки ласковой воды вокруг тела; смыть усталость и болезненное напряжение минувшего дня. Не задумываясь, он скинул одежду и с разбега нырнул, успев услышать позади легкий смех.

Теплая речная вода, казалось, смывала боль и ломоту, оставшиеся после заклинания Грейнджер. Драко перевернулся на спину и закрыл глаза, желая плыть так бесконечно долго. Однако вскоре забеспокоился: она осталась на берегу со своей странной идеей, и было легкомысленно бросать её там одну, да чего там, просто по-идиотски.
Он снова перевернулся на живот и, сильно загребая руками, направился к берегу. Его успело немного снести течением, пока он расслабился как дурак, и теперь он держал курс на бледный огонёк. Наверное, Грейнджер надоело одной в темноте, и она подсвечивает ему палочкой, как маленький маяк. Драко благодарно поднапрягся и прибавил скорости, но скоро понял, что огонёк слишком бледный для Люмоса, почти призрачный... и он двигался. Не так, будто его водила рука, а словно... словно какой-то мелкий зверёк.
Драко вдруг испугался, всё тело покрылось колкими мурашками. Он ещё раз проклял себя за беспечность и на исходе сил рванулся к берегу. И у самой кромки воды, на мелководье, колени подкосились, и он с брызгами плюхнулся обратно.

Из прибрежной травы, шевеля круглыми ушками, его разглядывала едва различимая прозрачная выдра. Несомненно, выдра, Драко знал, как она выглядит.
И ещё знал, что её хозяйка — Грейнджер.

Гермиона.

________________________________________
*Muffliato (Оглохни) – чары, вызывающие у окружающих жужжание в ушах, мешая расслышать заклинателя.

просмотреть/оставить комментарии [8]
<< Глава 26 К оглавлениюГлава 28 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.