Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

По приказу директора, в Хогвартсе, эльфы перебили все стаканы.

Список фандомов

Гарри Поттер[18478]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26940 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 15 К оглавлениюГлава 17 >>


  Отвергнутый рай

   Глава 16. До следующего рассвета
- ...Добравшись до Пеларгира, я нанял парусное суденышко размером с суповую миску. Хозяин явно не рвался выходить в море, но в свете последних событий судовладельцы скоро начнут умирать от голода. Так что я сумел его уломать, и с попутным ветром мы меньше чем за три недели достигли Харлонда. Признаться, плавание было бы почти приятным, если бы не мой конь. Он оказался совершенно сухопутной натурой и бо́льшую часть времени трясся от страха, закутанный в попону. Поглядели бы вы на нас... Я нянчился с боевым скакуном, будто с роженицей, уговаривал его и распевал ему песни, пока вся команда посудины покатывалась со смеху. А ведь именно за его перевозку хозяин ободрал меня до дыр в карманах. Словом, господа, скажу вам со всей ответственностью: кони – никудышные моряки.
В библиотеке грянул хохот, и под мелодичный перезвон серебра кто-то уже снова наполнял кубки: вчерашнее благополучное прибытие принца Леголаса порядком рассеяло грозовые облака, омрачавшие эльфийское правящее поднебесье.
Прошлой ночью совет был поспешно свернут, отчасти из деликатности по отношению к Леголасу, явно нуждавшемуся в отдыхе, а отчасти из-за тягостных откровений леди Артанис, которые еще предстояло осмыслить.
Сегодня кронпринц уже присутствовал за обедом при полном параде, и только несколько ссадин и густой загар напоминали о его вояже. Леди Артанис же с ночи не покидала своих покоев, отговорившись нездоровьем, и, похоже, уже жалела о своей излишней горячности.
Совет продолжился в той же библиотеке, и лихолесский принц второй час излагал историю своих приключений. Его высочество всегда был отменным рассказчиком (что обеспечивало ему горячую популярность как среди придворных, так и среди девиц), и сейчас слушатели, невольно забыв об основной цели этого рискованного путешествия, наперебой расспрашивали Леголаса о так печально известной и так мало знакомой присутствующим цитадели корсарского братства. И принц увлеченно описывал живописное убожество домов и лавок, тесноту бестолково выстроенных кварталов, суровые нравы и жестокие законы, паршивый эль и отличный кофе, разгромленную гавань и невразумительный флаг на шпиле, пряча за этими красочными подробностями задремавшую за время пути и вновь проснувшуюся сейчас кусачую тварь, поселившуюся в его душе вместе с последним взглядом Виста.
О Висте Леголас еще не упоминал, подспудно ощущая, что своей обстоятельной сагой о чудесах Умбара оттягивает эту часть рассказа. Важнейшую часть... Однако принц был опытным посланником и чувствовал, что время для нее еще не пришло.
Но первое оживление улеглось, и Элронд, коротким взглядом испросив согласия Кэрдана, поднял вверх раскрытую ладонь:
- Итак, господа. Благодаря отваге и предприимчивости его высочества у нас уйма занятных новостей. Во-первых, умбарцы и правда, ни при чем. Их жалкий губернатор – обычный трупоед. Эту войну пора окончить. Во-вторых, и это невероятно важно, впервые появились очертания настоящего врага, найти которого и есть наша задача: это некий Хозяин, о котором нам пока не известно ничего, кроме факта его существования. В-третьих – у Хозяина есть подручный, некто Зеркальщик, и вот о нем мы знаем больше всего. Он человек – только люди болеют оспой. Он молод, хитер, невероятно красноречив, дорого одет и слегка хромает. Господа, как вы думаете, эта странная кличка может оказаться буквальной? Люди вообще изготовляют зеркала?
- Почти нет, - отозвался Дэриар, самый сведущий из присутствующих в торговых вопросах, - зеркала в Средиземье обычно или эльфийские – те, что подороже, или гномьи – попроще, но тоже недурны. В Гондоре же есть всего две очень старые и очень богатые семьи, владеющие зеркальными мануфактурами, обе основали эльфы-полукровки. Так что если наш интриган – паршивая овца одной из этих династий, его нетрудно будет разыскать. Однако едва ли он так глуп, чтоб называться почти что собственным именем.
- Что ж, все равно, не лишним будет проверить, - отрезал Кэрдан, - продолжай, эльфинит. Полагаю, ты не закончил.
- Осталось все самое интересное, - задумчиво отозвался Элронд, - в Умбаре то и дело происходят ритуальные убийства детей, приносимых в жертву какому-то ужасающему морскому обитателю. Кто-нибудь слышал о чем-то подобном? Кэрдан? Дэриар? Вы лучше всех нас разбираетесь в зверинце Ульмо. В Великом море есть кто-то, страшнее обычных хищников?
И эти слова повергли библиотеку в гробовую тишину. Прошлая ночь сама дохнула в окна, пошевелила занавеси, поиграла огнем камина, выгоняя из складок и углов обрывки так и не оконченного разговора, лоскуты слов и стук колен о паркет. "Умоляю, владыка... Не отпускай их туда..."
В общем молчании нетерпеливо откашлялся Трандуил:
- Послушайте, господа, я начинаю скучать. А меж тем вчера здесь говорилось именно о жутких морских тварях. Извольте наконец просветить нас всех, о чем вчера так пламенно говорила леди Артанис. В конце концов, посмеяться над суевериями никогда не поздно. А я сам не раз убеждался, что в старых балладах порой больше истины, чем в государственных летописях.
Кэрдан поморщился:
- Здесь нет ничего сверхъестественного. Море щедро на сюрпризы, друг мой, а потому моряки – поразительно суеверный народ. Я сам мореход и говорю это без тени сарказма, поскольку не был исключением. Скребя ногами по скользкой палубе в ревущей тьме и держась за канат, пока шквальный ветер выкорчевывал мачту, я придумывал богов и тут же молился им. Именно поэтому среди моряков живет так много страшных сказок. Большинство известны и людям, и эльфам, их складывают по трактирам и пересказывают по сто раз. Но есть и исключительно эльфийские легенды. Одна из них гласит, что Граница, отделяющая Арду от Валинора, охраняется легионом морских стражей. Их зовут Милосердные или Слезохлёбы. Кстати, в вестроне даже слова такого нет. По преданию, Эру Илуватар создал их из полутьмы вечернего горизонта и клубов рассветного тумана, вдохнул в них жизнь и наделил вечным голодом. Милосердные питаются чужой скорбью, болью и слезами. Они смиренны и лишены чувств. Они встречают подходящие к Границе суда и всходят на борт, чтоб избавить пересекающих порог Валинора эльфов от бремени их воспоминаний. Именно поэтому Валинор – место, где заканчиваются страдания, и именно поэтому оттуда никто не возвращается, что бы ни оставил в Арде.
Секунду помолчав, Кэрдан покачал головой:
- Это красивая легенда. Где-то здесь, в этой библиотеке лежит ее изложение в стихах, совершенно потрясающее. Но даже самые прекрасные стихи не делают легенду правдой. Мы не дети, господа. И достаточно сведущи в истории, чтоб знать, при каких обстоятельствах Валинор оказался за пределами Арды. Так беспощадно перекроив лицо мира, Эру никогда не оставил бы нам шанса снова испортить его творение. А потому да, при переходе Границы эльфы лишаются части воспоминаний. Возможно, существенной их части. Но это ради нашего же блага. И это просто закон природы. Даже бабочка срывает оболочку кокона, переходя границу миров и совершенствуясь. Что говорить о нас...
Повисла короткая пауза, и Леголас негромко промолвил:
- То есть, леди Артанис, о которой вы говорите, просто сумасшедшая?
- Я не называл ее сумасшедшей, - резковато отозвался Кэрдан, - я лишь признаю, что она пережила какое-то страшное потрясение. Я боюсь предположить даже, что при атаке на корабль подручные нашего таинственного Хозяина могли надругаться над ней. Ее ум отказывается вмещать это воспоминание, слишком болезненное для нее. А потому заворачивает его в обертку старинной сказки, чтоб защититься. Это не новость.
Леголас нахмурился:
- Тогда как же мне объяснить, Старейший, что один из моих ратников, вернувшийся из плавания, тоже рассказывает о странном существе? Равнодушном, ненасытном и лишенном облика. Я могу поверить даже в то, что и Эссила можно до полусмерти напугать. Но едва ли лориэнская дева и лихолесский кавалерист повредились бы рассудком совершенно одинаково.
Доселе молчавший Трандуил вдруг расхохотался, но смех его прозвучал отрывисто и невесело:
- Итак, уже двое. Говорят почти одно и то же, но никак не отвечают на вопрос, кого же кормят умбарскими детьми, - он посерьезнел и заговорил холодно и жестко, - господа, мы перебираем легенды вместо того, чтобы искать настоящего врага. Оставьте в покое Слезохлебов. Даже если они существуют – они веками несли свою службу, и не нам соваться в замыслы Эру и искать в них изъяны. Леди Артанис наделяет их демоническими чертами, и я согласен с Кэрданом: ее рассудок поврежден. Я непременно постараюсь ей помочь. Но нас должны занимать не мирные поедатели скорбей.
Он встал и обвел взглядом совет:
- В Великом море предположительно водится тварь, которой приносят в жертву детей. Живых детей. Умбарцы они или лихолесцы – для меня это не имеет значения. Это нужно прекратить хотя бы во имя обычной человечности. Далее. Где-то намного ближе Границы сидит какой-то совершенно материальный тип, гордо называющий себя Хозяином, но боящийся высунуть рожу из-за спин сообщников. В Умбаре погибают дети, в наших землях пропадают эльфы. И весь этот кошмар начинается у морского берега. Хватит беседовать, господа, - он обернулся к эльфиниту, - Элронд, я ни Моргота не понимаю в мореходстве, но чертовски неплох в бою. И если ты собираешься вести свою эскадру к Границе – я иду с тобой.
Леголас развел руками:
- Не могу же я не знать того, что знает мой лучник. Возьмите меня посмотреть на Слезохлебов. Да и с Зеркальщиком познакомиться руки зудят.
- Полагаю, я вам пригожусь, - кивнул Дэриар.
Кэрдан встал и подошел к карте, висящей меж камином и и резными напольными часами. Задумчиво провел пальцем по лазурному полю моря к узкой золотой полосе Границы, будто отмечал фарватер.
- Выйдем послезавтра на рассвете с отливом, - коротко подвел он итог.
***
Звезды были прекрасны. Причудливо рассыпанные на сине-лиловом безлунном небе, будто раскаленные угли, брызнувшие из очага на ковер, они сияли таким чистым и радостным светом, будто были сотворены час назад и еще не успели устать от расстилавшегося внизу бестолкового мира.
Море шипело у подножия скал, лес мачт в гавани вразнобой качался на мертвой зыби, будто деревья на ветру. Митлонд спал, выступая из ночного мрака призрачной белизной колоннад и барельефов, такой вдохновенно-прекрасный, что хотелось отереть слезы и тихо выбраниться...
- Твою мать, - на вестроне прошептал Леголас, отирая слезы. Табак был чудовищно крепок, и первая же затяжка хлестнула по лицу, как лопнувшая тетива.
Этот день был бесконечным. Он тянулся и тянулся, будто подтаявшая на солнце палубная смола, приставшая к сапогу. Он измотал Леголаса до трясущихся пальцев, до глухого бешенства, до жжения в глазах. И хуже всего было застрявшее где-то глубоко внутри чувство разочарования и бездонной, бесцветной усталости.
...Он мчался сюда больше месяца. На противоположный край Средиземья, из одного морского города в другой, из помойной ямы в цитадель белых скал, из почти ада... почти домой.
Он несся в Линдон без отдыха, не считая денег, не экономя силы. Он едва не плакал, увидев вдали белые скалы Залива Лун. И сердце разрывало грудь, и легкие едва не лопались, жадно вбирая воздух эльфийского города.
Нет, Митлонд даже отдаленно не напоминал ему родину. Лихолесцам и в голову бы не пришло возводить эти кружевные строения, эти невесомые статуи, кисейно-легкие колонны и белоснежные ограды домов. В Лихолесье не цвели туберозы, и сосны росли слишком густо, чтоб вот такими же точеными силуэтами рисоваться в чеканном лунном серебре. Даже жасмин дома пах иначе, пьяно и приторно, как разгоряченное девичье тело.
И все равно, здесь было хорошо... Сам воздух был напоен многовековой душой эльфийского поселения, и Леголасу отчего-то хотелось спешиться и положить обе ладони на белые булыжники старинной мощеной дороги, будто ожидая ощутить биение сердца этого слишком древнего, слишком беззаботного, слишком совершенного города.
А потом была широкая лестница дворца, и часовые в серых плащах, и анфилада залов, паркет которых был слишком хорош для его грязных сапог.
Отец... Он, как всегда, был выше объятий и радостной чепухи. Он пожал сыну руку и снисходительно огладил по плечу. Он спрашивал что-то не то, и Леголас длинно рассказывал что-то ненужное, изнемогая от чувства, что он не о том говорит. А все прочие стояли вокруг, так же пожимая руки, хлопая по плечам, улыбаясь так ненужно-искренне и несвоевременно-счастливо.
Владыка Элронд со своей обычной немногословной сердечностью посмотрел в глаза, быстрым движением опустил веки, будто ободряюще кивнул. Щеголеватый моряк с пиратской серьгой в ухе сдержанно поклонился, бледная медноволосая дама торопливо отвела взгляд. А он стоял в теплых кругах свечей, в волнах запаха можжевеловых дров, в сумбуре расспросов на любимом языке, в перекрестьях радушных взглядов. И чувствовал себя бесконечно усталым и чудовищно неуместным в этом потрепанном камзоле с чужого плеча и стоптанных сапогах. И смотрел, не отрываясь смотрел в лучистые глаза Старейшего, перед которым преклонялся отец, и которого он мечтал увидеть с тех пор, как впервые услышал его имя.
Кэрдан... он был не таким, как Леголас представлял себе. Он был в сотню раз лучше. Такой нелепо-юный в простом камзоле и льняной тунике. Такой неохватно-старый с сумеречным взглядом серых глаз. Такой невероятно близкий, когда шагнул вперед и обнял его, незнакомого запыленного эльфа, обдавая запахом сандала и полыни.
"Слава Эру, мой мальчик. Мы так ждали тебя..."
Вокруг уже бегали невесть откуда взявшиеся лакеи. В руке сам собой оказался кубок с вином, чья-то заботливая рука сняла с плеча потертую суму, кто-то ненавязчиво принял грязный плащ. А перед глазами стояло лицо Виста.
"Убедите его или убейте..."
...Леголас глубоко затянулся, сдерживая кашель, и сел на камни. У самых сапог перекатывались волны, и косматая зелень на валунах лениво колыхалась из стороны в сторону, будто борода гнома, задремавшего у кромки воды.
Что он мог рассказать? Как мог расплести и расстелить перед слушателями спутанный клубок чувств и мыслей, раскаленной паклей сидевший в груди?
...Вист был отвратительным лживым гаденышем. Он был убийцей, шулером, паскудным предателем расы. И Леголас вскачь гнал коня от его распростертого тела, давясь ветром и безысходной, бессильной, выворачивающей болью.
Глубокой ночью он остановился под прикрытием прибрежных скал, чтоб дать отдых коню. Ему самому не нужно было отдыхать. Слишком сильно, слишком отчаянно его жгли последние слова тощего поганца с мудрыми эльфийскими глазами.
У чахлого костерка лихолесец развязал седельную суму, которую так торопливо швырнул ему Вист. Там были две рубашки, тесные Леголасу в плечах. Камзол гондорского ратника. Узелок лепешек, кусок сыра, две тетивы, фляга с вином и эльфийский браслет.
Эти рубашки, столь явно предназначавшиеся самому Висту, вбили в душу эльфа особенно болезненный гвоздь. Вист пожертвовал собой, чтоб Леголас выжил и донес до Линдона странную исповедь малолетнего шулера... Зачем? Неужели обрывки тайн, огрызки воспоминаний, клочки откровений этого паренька были так чудовищно-правдивы, что Вист не пожалел своей жизни?
Эльф снова глубоко затянулся, давясь жжением в горле. Сколько усилий, Эру Единый... Сколько вопросов, планов, интриг, надежд... И как глупо, как чудовищно нелепо все оборвалось там, на сухой, как передержанная на огне лепешка, равнине.
Последние минуты Виста не давали Леголасу покоя. Даже Сарн отступил в тень, заслоненный иссушающим чувством вины. Все эти дни, бесконечные, заполненные нетерпением и бессильной злостью, он думал о несчастном искалеченном эльфе и вспомнал его только таким, каким видел в последний раз. Перекошенное болью лицо, кровавые пузыри в углах рта, пылающие отчаянием глаза. Почему он не принял помощи? Почему не позволил хотя бы попытаться? Кого так боялся, что бестрепетно принял смерть? Что за тайны колотились в клетке его израненной души, так и не сумев вырваться на волю?.. И кому верить? Кэрдану-Корабелу или карточному мошеннику?
- Я не потревожу тебя, милорд?
Негромкий голос ворвался в мутный поток мыслей, и Леголас обернулся: позади него стоял моряк с серьгой в ухе. Дэриар... Где-то он слышал это имя совсем недавно...
Этот досадливый вопрос еще оседал в уме, но принц принужденно улыбнулся:
- Вовсе нет. Если тебя, в свою очередь, не смутит моя... ммм... дурная страстишка, - лихолесец не без вызова покачал в пальцах трубку: ему хотелось уединения, и отпугнуть пижона с серьгой своими причудами было заманчиво. Однако моряк подошел ближе, без особых церемоний сел рядом и усмехнулся:
- Твоя страсть вовсе не дурна. Но, не сочти за дерзость, твой табак ужасен. Позволь угостить тебя, милорд.
С этими словами кормчий без тени смущения вынул из кармана изящную, основательно обкуренную трубку и кожаный кисет. Леголас, не сдержавшись, рассмеялся и выколотил дешевый гондорский табак, вихрем сияющих точек разлетевшийся по прибрежным камням.
С первой же затяжки эльф ощутил, что ничего не знал о природе пристрастия других рас к курению. Ароматный дым сизыми пальцами проник в то потаенное пограничье, где плоть сплетается с разумом, и пощекотал какую-то тонкую чародейскую струну, отозвавшуюся восторженной дрожью. Легкий разряд пробежал по мышцам, и Леголас почувствовал, как внутри разжимается сжатый кулак, а душу охватывает блаженное спокойствие. Так вот, что означало странное выражение Виста "табак – просто песня"...
Моряк меж тем тоже неспешно раскурил трубку и с видимым наслаждением выдохнул белесое облако дыма.
- Где ты пристрастился к этой дряни? – спросил Леголас, все еще пытаясь вспомнить, где слышал имя моряка.
- В умбарском плену, - спокойно отозвался тот, - в тамошних подвалах табак – самая ценная монета.
- Вот как? – вскинул брови Леголас, - в тюрьмах обычно в большей чести еда и самогон.
- Только не в Умбаре, - ухмыльнулся Дэриар, - потому что там их просто нет. Надсмотрщики сами голодают, и лишней корки хлеба не купишь даже за эльфийское серебро. А потому нужно обязательно научиться курить. Это притупляет чувство голода. В драках быстро выучиваешься прежде всего отнимать у побежденного кисет. Кроме того, если знать кое-какие людские секреты, табачными настоями можно лечить гноящиеся язвы и выводить вшей.
Леголас невольно поморщился, а моряк усмехнулся шире:
- Да, милорд, у меня есть занятные страницы в биографии. Впрочем, ты сам видел, что это за дыра. Не сомневаюсь, ты тоже начал курить именно там.
- Мне всего лишь нужно было сойти за человека, - задумчиво пояснил принц, - и первое время мне это неплохо удавалось.
- До тех пор, пока тебе не встретился кто-то, видевший достаточно эльфов, - кивнул моряк, - у меня было почти что так же.
Леголас секунду помолчал, а потом медленно обернулся к собеседнику:
- Ты очень известен в Умбаре, кормчий. Твое имя там поминают едва ли не наравне с Морготом.
Дэриар равнодушно пожал плечами:
- Моего имени там не слышали уже почти триста лет. Едва ли его есть кому помнить. Ну, а кличка... да, я немало потрудился, чтоб ею обзавестись. Хотя не всеми своими подвигами мне пристало гордиться.
Леголас покусал губы: он вспомнил... Однако чутье подсказывало ему, что не стоит в этой полусветской беседе обсуждать предсмертные слова гондорского купца. Кормчий Митлонда вообще производил на принца неоднозначное впечатление... С ним отчего-то не хотелось сближаться, несмотря на его внешнюю приветливость. Но одновременно было до странности любопытно порыться в этой не слишком понятной Леголасу натуре...
Следя за оранжевыми переливами горящего табака, принц почти небрежно спросил:
- Не возражаешь, если я спрошу, как ты попал в плен? Я сам провел семь часов на площадном колесе, а потому эта тема мне чертовски близка.
Дэриар приподнял брови и протяжно свистнул:
- Семь часов? Позволь фигурально снять шляпу, милорд. Почти все четыре года, проведенные в плену, я был членом похоронной команды, как один из самых здоровых. До сих пор помню то месиво, которое мы сваливали в ямы, снимая с колеса. Иногда приходилось снимать по частям...
Леголас ощутил, как что-то неприятно ворохнулось в животе. А Дэриар продолжал:
- А в плен я угодил очень просто и глупо. Мой покойный отец перед смертью оставил кое-какие... неоконченные дела. И я возомнил, что смогу закончить их сам. В Умбар я пробрался под видом матроса с корабля-контрабандиста.
- Какого корабля? – переспросил Леголас, и кормчий пояснил:
- Контрабанда. Незаконная торговля.
- Разве в Средиземье запрещено чем-то торговать? – заинтересовался эльф.
Дэриар невесело усмехнулся:
- Дело не в запретах. Просто некоторые считают, что есть вещи, блестящие поярче чести. Например, оружие. Поверь, принц, далеко не все арбалеты, клинки и прочая смертоубийственная дрянь, имеющаяся в цейхгаузах Умбара, это боевые трофеи. Очень много оружия в Умбар поставляют гондорские торговцы.
- Не может быть, - нахмурился принц, а кормчий покачал головой:
- Увы. Не забудем про опиум из Харада. Жемчуг, выигранный в кости по тавернам у линдонцев. Словом, как справедливо сказал наш мудрый владыка, море таит много сюрпризов.
- Даже слишком много, как по мне, - пробормотал Леголас, отчего-то до глубины души уязвленный.
- Словом, на одном из таких судов я и прибыл в пиратское гнездо, - снова заговорил кормчий, - только гонора у меня было хоть отбавляй, а вот сведений мало. А хуже всего то, что мне не хватило ума удержаться от самой фатальной ошибки: склонности эльфов недооценивать умбарцев. Клянусь, милорд, мы сказочные идиоты в этом вопросе. Ослепленные своей расовой гордостью, мы считаем этих подонков человеческого племени глупее нас. Это опасное заблуждение, принц. Умбарцы невежественны, это правда. Многие даже неграмотны. Но мы забываем, что Умбар веками противостоял нам и все же существует. Они много знают о нас, они изучили наши привычки, тактику, слабости и предрассудки. Они опасные противники.
Леголас не сдержал смешка: кормчий был прав. Как живое, вдруг встало в памяти лицо Мэтью Сиверса и его презрительное "вы эльф".
- Ты попался? – резковато спросил он, невольно снова почувствовав испытанные в тот миг полудосаду-полуазарт.
- Да, - спокойно ответил Дэриар, - прямо на флагманском корабле тогдашнего губернатора с вахтенным журналом в руках. – Он усмехнулся почти ностальгически, - ей-Эру, так меня не били никогда в жизни. Даже вспомнить занятно. Потом была тюрьма. Голод, драки, плети и прочее. Несколько раз я пытался сбежать. И теперь точно знаю: попасть в Умбар можно и в одиночку, но выбраться в одиночку оттуда нельзя. Из чего заключаю, что и тебе, милорд, кто-то помог.
- Верно, - угрюмо кивнул Леголас, - а кто выручил тебя, кормчий?
Дэриар помолчал и коснулся клейменной щеки:
- Тот, кто украсил меня вот этим знаком.
- Палач, что ли? – недоуменно нахмурился принц, но Дэриар спокойно покачал головой:
- Эльф. Корсар умбарской боевой флотилии. Я понятия не имею, как он попал в это Эру забытое место, но он жил там и был одним из лучших кормчих умбарской эскадры. Даже ходил в рейды на Гондор наравне со всеми.
Леголас подобрался, чувствуя, как от волнения покалывает кончики пальцев:
- Как его звали? – осторожно спросил оне.
- Не знаю, - ответил моряк, - мы виделись всего дважды, и имени своего он мне не назвал. Тогдашний губернатор отличался отменным чувством юмора. Он не слишком доверял эльфийскому кормчему, хотя очень его ценил, а потому решил проверить, насколько тот предан ржавой умбарской короне. И в качестве проверки велел кормчему клеймить меня в щеку, что он и сделал прямо на площади. А через два месяца помог мне сбежать. Первое, что я сделал на свободе – выбросил курительную трубку. А второе – тут же ее подобрал. С тех пор я не могу без нее.
Воцарилось долгое тяжелое молчание, и Дэриар вдруг медленно проговорил:
- Принц... Ты был потрясен, узнав о контрабанде оружия, но ничуть не удивлен тем, что эльф мог служить в умбарском флоте. Ты... знаешь, о ком я говорю, верно? Ты видел его? – в ровном голосе Дэриара вдруг послышался едва заметный надлом.
Леголас повернулся и посмотрел Дэриару прямо в глаза:
- Нет, - отрезал он, - я не видел его. Он погиб около сотни лет назад по обвинению в нескольких убийствах.
Лицо кормчего выцвело под загаром до желтовато-медного цвета, и он процедил:
- Тогда кто сказал тебе о нем?
Принц еще миг поколебался и твердо ответил:
- Его сын.
Дэриар молчал, только губы слегка подрагивали, будто слова силой рвались наружу.
- Я не знал, что у него был еще и сын, - тихо проговорил кормчий, - он упоминал только о дочери. Ее звали Мисси.
Что-то зло и больно заколотилось в груди. Леголас отвел глаза и посмотрел вдаль, где темный горизонт сливался с лиловым морем.
- Они все мертвы, - устало вымолвил он, - Мисси погибла несколько лет назад. А ее брат... умер практически у меня на руках. Это он вызволил меня с того морготова колеса. А я бросил его тело посреди равнины стервятникам на корм.
Он затянулся остатками прогорклого дыма и закашлялся, а Дэриар резким движением выколотил трубку о колено и жестко отрубил:
- Прекрати это, принц. Ты ничего не мог изменить. Таков Умбар. Этот проклятый город не для нас. Он сжирает любого эльфа, попавшего ему в зубы. И нам с тобой повезло, что мы вырвались оттуда живыми.
- Да, - отчеканил Леголас, - и именно поэтому я не могу подвести этого парня, купившего мне жизнь за такую цену. Я не знаю, как прожить эти полтора дня и не сойти с ума до следующего рассвета.
Дэриар вздохнул и рассеянно поворошил волосы:
- Я не нахожу себе места перед каждым плаванием. Это обычное дело.
Еще секунду помолчав, он слегка принужденно улыбнулся и снова взял светский тон, будто подводя черту непростому разговору:
- Принц, если тебя еще не клонит в сон, буду рад пригласить тебя осмотреть мой корабль. Все же скоротаем время.
- Охотно, - кивнул Леголас: перспектива торчать без сна в четырех стенах сейчас повергала его в неистовое раздражение.
Приглашающе указав в сторону дороги, Дэриар поднялся с камней, и эльфы неспешно двинулись к воротам гавани.
На рейде было тихо, часовой высился у причальных столбов, лениво покачивалась у деревянной опоры привязанная шлюпка.
- Кормчий, - вдруг окликнул Леголас, - кто эта дама? Я видел ее в ночь своего приезда, но она почти сразу покинула библиотеку.
- Это и есть леди Артанис из Лориэна, - медленно проговорил Дэриар, пристально глядя на эльфийку, сидящую на причале. Женщина задумчиво смотрела куда-то вдаль, кутаясь в легкую мантилью. Подмокший подол платья свисал с края, но леди Артанис не замечала попорченных кружев. – Она гостья владыки Элронда и... действительно слегка не в себе. Только вот не пойму, что она делает здесь в такое время.
Эльфы спустились в шлюпку и двинулись к флагманскому кораблю, стоящему на рейде футах в тридцати от причала. Леголас смотрел на приближающийся изгиб лебединой шеи и не заметил, как Дэриар обернулся, поймал взгляд леди Артанис и едва заметно кивнул головой.


просмотреть/оставить комментарии [24]
<< Глава 15 К оглавлениюГлава 17 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.13 18:54:24
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.