Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Съемки седьмой части.
Визжащая хижина. Сцена 5, дубль 36:
Волдеморт: Нагини, ням-ням! *Показывая на Снейпа*
Нагини с шипением приближается к зельевару, обвивает его кольцами, открывает пасть...
Голос за кадром: Шарлиз! Ты уже должна бросаться на защиту Снейпа!!! Почему ты постоянно опаздываешь с выходом?!
Шарлиз Терон: А ты попробуй побегать в костюме розового слоника!..

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26934 фиков
- 8617 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 42 К оглавлениюГлава 44 >>


  Солнце над пропастью

   Глава 43. Морсмордре
Том знал наверняка: Джемма Фарли, сама того не подозревая, преподнесла отцу грандиозный подарок. Даррен Сандерс имел возможность на собственном примере убедиться, как затягивает, какими непреодолимыми узами приковывает волшебный мир во всем очаровании своей непредсказуемости. Хотя стороннему наблюдателю рассуждения Фарли могли показаться стремлением выдать желаемое за действительное и перетасовать факты самым безумным образом, лишь бы добиться освобождения любовника из Азкабана, в представлении отца они все же укладывались в довольно стройную и не лишенную смысла систему. И все же главным аргументом, способствовавшим согласию детектива Сандерса на ведение очередного заведомо проигрышного дела, стал никто иной, как Регулус Блэк собственной персоной, что внесло значительное оживление в угнетающую своим однообразием жизнь дома на площади Гримо.

- Если окажется, что это правда… если Рег не погиб тогда… черт, я даже не знаю, что сделаю, - в частности, Сириус, которому сейчас полагалось сосредоточиться на восстановлении собственного доброго имени, места себе не находил от волнения. - Вальбурга же с ума сойдет от радости… может, и снизойдет до разговоров с нами, хотя это вряд ли. Даррен, но откуда вам знать, что он жив?

- Я могу только предполагать, Сириус, - терпеливо разъяснял ему отец. - Подумайте, если за столько лет ваш брат не счел нужным восстановить контакты с семьей, возможно, публичность ему не просто не нужна, но и вредна или даже опасна. Необходимо действовать осторожно.

- Даррен, вы обещали поделиться некоторыми подробностями своего расследования, - Фарли восторги Блэка утомляли, но она старалась держать лицо. - Если бы Петтигрю не нашелся, у вас было бы, что предъявить адвокатам?

- До суда бы дело дошло не скоро, но я обратил внимание на некоторые несоответствия, - подтвердил отец. - За наводку я должен поблагодарить своего сына Тома, обнаружившего газетные заметки, которые Регулус собирал накануне исчезновения. Коллаж все эти годы хранился в его комнате. Жаль, что мы не может поговорить с вашей матерью, Сириус, ведь если леди Вальбурга прожила здесь одна столько лет, она не могла не пересматривать вещи и записи сына, не заходить в его комнату…

- Матушка теперь все время молчит, - развел руками Сириус. - Уж не знаю, что за чары навела на нее Энид Лонгботтом, но мне следовало обратиться к ней за помощью раньше. Дома тишина и благодать, никаких тебе оскорблений, никакого хамства и упреков...

- И никаких показаний, способных пролить свет на судьбу вашего брата, - укоризненно заметил Даррен. - Интерес Регулуса к жизни лорда Волдеморта, учитывая род его занятий и взгляды семьи, неудивителен. Но вот что странно: числа, которыми датируются эти публикации. Самые ранние из них относятся к тем годам, когда Регулус был еще совсем ребенком, едва ли способным держать в руках ножницы.

- И что с того? - пожал плечами до сих пор молча прислушивающийся к их дискуссии Джоэл Бэрк. - Работу в архивах еще никто не запрещал. К тому же, начать собирать эту обширную коллекцию могла сама Вальбурга, она та еще фанатка…

- Допустим, - кивнул Даррен. - Как тогда вы объясните то, что самые поздние из статей были напечатаны в “Ежедневном Пророке” значительно позже того, как Регулус пропал? Не думаю, что леди Блэк, потерявшая сразу двух сыновей, была расположена и дальше восхищаться личностью Волдеморта. К тому же, домовик был четко проинструктирован - никого к вещам Регулуса не подпускать.

Джоэл и Джемма озадаченно переглянулись. Пусть на скандальное разоблачение новость и не тянула, найти удовлетворительное объяснение парадоксу они тоже не могли. Сказать по правде, Том и сам немало удивился, когда отец предложил ему сравнить даты на газетных вырезках, - и это была лишь верхушка айсберга.

- О чем были эти статьи? - Сириус тут же перешел к сути дела. - Регулус собирал все подряд, или там прослеживается система?

- Интереснее другое, - возразил ему Джоэл. - Зачем вообще понадобилась эта коллекция? У Темного Лорда тогда редакции всех ключевых газет были в кармане. О нем не писали ничего скандального или сенсационного, только то, что ему выгодно. За исключением “Ежедневного пророка” - там трудились камикадзе, писавшие то, что было выгодно покойному Краучу.

- Хорошие вопросы, - подтвердил Даррен. - От вас обоих. Если говорить о содержании статей, то судите сами. Регулуса очень интересовал период, когда Волдеморт имел все шансы стать вполне легитимным государственным деятелем. Друэлла Блэк, ваша, Сириус, тетушка, в ту пору занимала должность советника министра по вопросам внешней политики. А потом, насколько я знаю со слов своих товарищей, между ними и Миллисент Багнолд случился некий конфликт, который впоследствии и перерос в полномасштабное противостояние.

- Что-то такое я припоминаю, - нахмурился Сириус. - Когда мы пришли в аврорат, Багнолд уже прочно сидела в своем кресле, а Пожиратели Смерти были по ту сторону баррикад. Но даже Грюм нам рассказывал, было так не всегда. Раньше они называли себя Вальпургиевыми Рыцарями, у них был представитель в Визенгамоте и, страшно представить, в правящем совете Хогсмида. Западный квартал его бойкотировал, тетушке Друэлле старые семьи поставили прямое условие - или Рыцари сменят лидера, или время будет к ним беспощадно.

Том напрягся, как гончая, почуявшая след: ему определенно нравился этот Регулус, если из его, возможно, посмертных записок можно извлечь так много полезной информации. Отец, кажется, тоже испытал прилив энтузиазма, потому как быстро принялся делать заметки на память в своем ежедневнике.

- Жизненные вехи Друэллы Блэк Регулус постарался отразить довольно полно, - продолжил он. - А еще много внимания уделил Беллатрикс Лестрейндж, ее дочери. В частности, репортаж об аресте Лестрейнджей - одна из тех запоздалых заметок, которых в коллаже, если рассуждать логически, быть не должно.

- Может быть, он заколдован на самообновление? - предположила Джемма. - И новые статьи появляются там сами собой?

- Уверен, о той же Беллатрикс с момента ее ареста писали не раз, - покачал головой Даррен. - Но составитель коллажа на удивление избирателен. В любом случае, эти заметки - всего лишь копии. Фотографии на них не двигаются. Коллаж был проверен, я лично попросил Мэддисон. Он изготовлен абсолютно без использования магии.

- Тогда это непохоже на Рега, - хмыкнул Сириус. - Мы с Джеем часто шутили, что мой брат не способен выжить в большом мире, потому что ничего не умеет делать без волшебной палочки. Но вот его одержимостью Беллой я удивлен. Насколько я знаю, они друг друга на дух не переносили, еще с детства.

- У них могли быть общие задания, - Джоэл, нахмурившись, будто пытался подсчитать что-то в уме. - Общие проекты… А с кем вообще был близок ваш брат? У него были друзья, хотя бы среди других… рыцарей?

- Он предпочитал держаться особняком, даже на Слизерине приятелей не завел, - Сириус и сам знал о брате куда меньше, чем хотелось бы. - Послушайте, если бы у кого-то из вас был такой младший брат, как Рег, вы бы и сами предпочли держаться от него подальше. Дело даже не в том, что он вечно соревновался со мной за внимание Вальбурги, а для этого доносил, ябедничал, врал, не краснея, и был настоящей занозой в заднице. Просто он был странным. Даже по меркам Блэков.

- Что вы имеете в виду под странностью? - заинтересовался Даррен. - Не считая увлечения идеями Волдеморта, конечно.

- Когда мы еще учились, он вечно ошивался в западном квартале, - нехотя признался Сириус. - Обожал рассказы о ши, подмененных детях, ритуалах в каменных кругах и всю вот эту потустороннюю муть. Волдеморта называл великим ученым и вечно сокрушался, что тот полез в политику, вместо того, чтобы наводить ужас в амплуа страшного темного мага, - последние слова он произнес с нарочито жутким видом и поморщился, как от зубной боли. - Уж на что матушка уважала традиции, от этих его идей даже ей становилось не по себе. Она вообще боялась, что Блэки повторят судьбу Гонтов, поэтому и брак дяди Цигнуса с Расальхаг Розье встал ей поперек горла.

Нет, разговор принимал положительно любопытный оборот. Том посетовал, что недооценивал Сириуса: пусть тот и предпочитал казаться скучающим безответственным бездельником, равнодушным к судьбе рода, на деле он являлся настоящей кладезью информации.

- Я заметил, что ваша покойная матушка недолюбливала невестку, - признал Даррен. - Но как это связано с Гонтами?

- В этой семейке, Розье, не про нас будет сказано, всегда было полно сумасшедших, - понизив голос, признался Сириус. - Поговаривали, что это плата за увлечение некоторыми направлениями магии. Ранее этот путь прошли Певереллы, но о них мы можем знать лишь из древних хроник, род давно прервался. А вот из более современных семей их судьбу повторили Гонты. Волдеморт, если верить Регу, был последним из них. Матушка очень боялась такого повального безумия.

- Я ничего не знаю о Гонтах, - вопросительно взглянула на Сириуса Джемма. - Но нужна очень большая смелость, чтобы открыто называть Темного Лорда и его семью сумасшедшими. Род, обреченный на вымирание, не включили бы в список священных двадцати восьми.

- Неудивительно, никто не хотел с ними связываться, - рассмеялся Сириус. - Морфин Гонт умел запугивать народ, матушка рассказывала однажды о связанных с ними скандалах, но я не слишком внимательно слушал. А вот об исчезновении Мелюзины Гонт даже спустя много лет в газетах писали.

Хотя Том и находился за много километров от дома Блэков, по его спине пробежал такой ощутимый холодок, будто он собственной кожей мог ощущать призрачное дыхание этого загадочного дома. Конечно, он уже слышал имя Мелюзины - в воспоминаниях Тони Сакса. Расальхаг встречалась с ним и еще одним молодым человеком… Уилкисом, и они обсуждали ритуал, в котором упомянутая дама приняла участие. Но разве из разговора не выходило, что она умерла?

- … однажды она как будто испарилась, - явно довольный возможностью оказаться полезным, вещал Сириус. - Прислуга, эльфы, все были озадачены. Мелюзина жила одна, ни с кем не зналась, от брата и племянника держалась подальше, вообще ненавидела всю эту грязь, они ведь под конец жизни совсем разорились. Регулуса чрезвычайно интриговала эта история. Странно, что в его заметках нет ни слова о Гонтах. Их дом до сих пор где-то стоит без хозяина. Пока смерть Мелюзины не доказана, с ним ничего нельзя сделать, она ведь единственная наследница своего отца.

- Сириус, и вы до сих пор молчали? - Даррен всплеснул руками. - Конечно, Регулус сохранил заметку об аресте Морфина Гонта. Он был заключен в Азкабан по обвинению в убийстве семьи магглов, его соседей. Кажется, там упоминался город… я должен проверить.

- Отлично! - заметно обрадовался Сириус. - Вот и первые успехи не заставили себя долго ждать! Через этих магглов, через старые судебные дела можно выйти и на дом Гонтов.

- Я думаю, это важно, - подтвердил Даррен. - Я уже говорил, что среди материалов, собранных вашим братом, не должно быть ничего лишнего. Возможно, узнав больше о Гонтах, мы сможем не только напасть на след Регулуса, но помочь и в интересующем вас деле, Джемма.

- Правда? - девушка удивленно изогнула бровь. - Но каким образом? Уолден никогда не говорил со мной о личной жизни Темного Лорда и в Азкабан попал не за службу Ему, это все дело прошлое.

- И все-таки мы очень мало знаем об этом человеке, - покачал головой Даррен. - Да, нам известен его послужной список или, по крайней мере, его часть, но мы до сих пор имеем крайне смутное представление о его целях и планах.

- Захватить власть и править, - усмехнулся Джоэл. - О чем тут думать? Избавиться от магглорожденных в министерстве магии и Визенгамоте, привести туда своих людей.

- Однако он никогда не пытался стать министром магии, не претендовал на представительские должности, если не считать того непродолжительного периода сотрудничества с Багнолд, - возразил Даррен. - Его не принимали всерьез Розье, разве что Расальхаг и ее сестра, с ним не желали знаться старые семьи. Наконец, я категорически отказываюсь находить какой-то смысл в убийстве семьи Гарри Поттера, а ведь именно эта цель привела в его окружение Питера Петтигрю.

- И вы считаете, если мы увидим дом родителей Лорда, картина прояснится? - скептически взглянул на него Джоэл. - Что же, мне не сложно прогуляться в еще один безвестный городок на краю света. Что такое? Уверен, я смогу помочь вам оценить ситуацию, а затем донести информацию до моего деда в лучшем виде.

- Джоэл, это будет утомительно и, возможно, очень скучно, - попытался отговорить его Даррен. - Я все равно не смогу взять с собой Сириуса, ему запрещено покидать дом до принятия решения по его делу. Моя задача - исследовать место инкогнито, без использования магии.

- Совсем недавно мы путешествовали в Стоунхендж, где от магии тоже пришлось отказаться, - не моргнув глазом, парировал Джоэл. - Не беспокойтесь, Даррен, вашу конспирацию я не нарушу. Но поверьте моему опыту, дома волшебников редко таят в себе что-то благоприятное для магглов. Вы, может быть, и превосходный детектив, но вам понадобится рядом кто-то умеющий колдовать.

Том отчетливо чувствовал явное нежелание отца обзаводиться попутчиком, да и сам не питал излишнего доверия к Бэрку, который по степени хитрости и изворотливости с годами обещал превзойти даже самого старика Карактакуса, но слишком яростные возражения не могли не показаться подозрительными. Еще хорошо, что в их компанию не напросилась Фарли. Если отбросить предубеждения, Джоэл в будущем мог оказаться неплохим союзником, да и, в конце концов, ему страшно хотелось расспросить его о великанах.

Даррен успокоенно выдохнул, чувствуя, как острое недовольство внутри него послушно стихает, уступая место азарту и предвкушению - как всегда в начале интересного и многообещающего расследования.

- Ну хорошо, Джоэл, будь по-вашему, - смирился он. - Тогда не будем откладывать это дело в долгий ящик. Если вы не идете на финальную игру чемпионата по квиддичу, почему бы нам не запланировать поездку на завтра?

- Вообще-то, я собирался, это Джемма у нас не идет, - лукаво покосился на подругу Джоэл. - Впрочем, это всего лишь небольшая любезность по отношению к моей жене, она большая поклонница квиддича, но древние тайны любит еще больше. Наши планы не так уж и сложно изменить. Я вам и так скажу, что кубок достанется Ирландии.

***

По Джинни было не сказать, что ее обучение в Хогвартсе обернулось подлинной драмой, которую она мужественно выдержала в столь юном возрасте. Пребывание дома определенно пошло ей на пользу: существовал разительный контраст между смущавшейся и неуверенной в себе девочкой, примерившей Распределительную Шляпу два года назад, и загорелой копией юной Молли Прюэтт со старых колдографий, радостно приветствовавшей Гермиону.

На душе было скверно от необходимости оставить на попечение отца все еще неважно чувствующую себя после обморока Джин. Гермиона так и не смогла разобраться в том, что именно произошло с матерью во время визита Сакс, но была твердо намерена вытрясти из этой девицы всю правду при первой же встрече. В глубине души она надеялась, что возможности этой не придется ждать до сентября, и Сакс объявится завтра на матче.

Эти летние каникулы разительным образом отличались от предыдущих с их путешествиями и новыми знакомствами. День за днем проводя в четырех стенах, Гермиона много размышляла и была вынуждена констатировать: за год она ни на йоту не продвинулась в достижении своей цели. Проклятие продолжает довлеть над ней, Геката Дагворт-Грейнджер и знать ее не хочет, а Виктория очень скоро целиком и полностью сосредоточится на устройстве семейного гнезда с Ноттом и позабудет о своей подопечной. Благодаря Энид Лонгботтом Гермионе удалось сохранить хроноворот, но как долго еще она сможет рассчитывать на его эффект? Макгонагалл имеет право забрать его в любой момент.

Решение, гениальное в своей простоте и невообразимо сложное в исполнении, пришло в голову Гермионы именно в Норе, словно волшебная обстановка вокруг помогала ей мыслить отличным от привычного образом. Она ведь может изготовить хроноворот своими руками! Собственный артефакт, о котором не будут знать ни учителя, ни друзья, станет ее гарантией на будущее, до тех пор, пока василиск не умрет естественной смертью, или ей не удастся найти более эффективное лекарство от своей болезни.

Чем дольше Гермиона размышляла об открывающихся перед ней перспективах, тем больше нарастал ее внутренний разлад, на преодоление которого уходило немало сил. Для того, чтобы освоить столь непростой вид магии, как артефакторика, требовались годы учебы и тренировок под руководством опытных мастеров. Даже если талант Гермионы позволит сократить этот срок вдвое, ожидание предстояло приличное.

Осложнялась ситуация тем, что в ее распоряжении не было необходимой литературы. Маловероятно, что хранители хогвартской библиотеки предусмотрели удобное и доступное руководство для магглорожденных студентов четвертого курса на такой случай. И вот тут Гермиону ждало исключительно обнадеживающее известие: Питер Петтигрю был найден мертвым, и Сириус получил свой шанс на оправдание.

- Здорово, правда? - глаза Джинни так и горели от радости, когда она говорила о Гарри. - Теперь мистер Блэк сможет исполнять свои обязанности крестного. Гарри переедет в новый дом, я слышала от тети Мюриэль, что он выглядит сказочно даже по нашим меркам. И там есть огромная библиотека, ты оценишь!

- Библиотека? - заинтересованно подалась вперед Гермиона. - Библиотека Блэков обязана быть выдающейся…

- Собрание самых редких трактатов по темной магии, - сделала страшные глаза Джинни. - Конечно, нас до них не допустят, да нам и незачем иметь дело с этой гадостью. Уж я то это точно знаю, я была околдована.

Гермиону воспоминания Джинни о событиях прошлого волновали мало: она уже успела наслушаться о них во всех подробностях. Джинни так детально описывала свое состояние, словно еще не пережила это потрясение до конца, но для слушателя оно звучало так же скучно, как пересказ чужих сновидений. Все, в чем Джинни постфактум видела тревожные знаки, на поверку выглядело обыденно и банально. Через что бы ни пришлось пройти этой девочке, оно явно уступало силе связи с сознанием василиска. Для Гермионы этот опыт был сопряжен с повседневностью, а после поездки в Стоунхендж это состояние лишь усилилось, будто чары вступили в резонанс с древней магией каменных кругов.

Гермиона знала наверняка лишь одно: за слушаниями по делу Сириуса она будет следить с утроенным вниманием. Библиотека в доме Блэков представлялась ей так отчетливо, словно ей уже довелось побывать в этом месте. Казалось даже, что она знает, на какой полке искать нужную ей книгу о хроноворотах.

- … должны появиться с минуты на минуту, но их все нет… Гермиона, ты меня слушаешь?

Гермиона вздрогнула, поняв, что снова задумалась о своем и пропустила мимо ушей добрую половину речи Джинни. Непонимающе захлопав глазами, она перевела растерянный взгляд на кухонную дверь, из-за которой раздавались лишь тихие голоса Чарли и Билла, старших братьев Рона. Сам он вместе с отцом и близнецами отбыл за Гарри уже больше сорока минут назад, но не спешил возвращаться. Это и вправду выглядело странно: невозможно же представить, чтобы Уизли остались на ужин и вели с семейкой Дурсли светские беседы.

Словно в подтверждение ее мыслей, тишина вдруг взорвалась восторженным мальчишеским смехом. Джинни тут же вскочила на ноги и замерла, не зная, уместно ли будет и ей поспешить на кухню, а вот Гермиона тут же отправилась разведать ситуацию. И немедленно оказалась в эпицентре безобразия: оказалось, что Фред и Джордж уже успели испытать одно из своих волшебных изобретений на кузене Гарри.

- Дождетесь, я все расскажу вашей маме! - бушевал мистер Уизли, которому пришлось задержаться в доме Дурсли, чтобы привести язык Дадли в норму и починить разрушенный из-за их вторжения камин. Разумеется, именно этот момент и выбрала Молли, чтобы присоединиться к их компании.

Более удачного повода утащить оттуда Гарри и представить себе было нельзя.

- Не можешь без приключений, - немного нервно рассмеялась она, внимательно рассматривая Гарри. Почему-то казалось, будто их разлука длилась не пару месяцев, а несколько лет. То ли в друге что-то неуловимо изменилось, то ли в ней самой.

- Я не виноват, - развел Гарри руками. - Я вообще до вчерашнего дня никуда не собирался. Все случилось так быстро, что я и понять ничего не успел.

- А мне хотелось вырваться из дома и развеяться, - призналась Гермиона. - Такое скучное выдалось лето! Обычно родители старались куда-нибудь вместе поехать, если не за границу, то хотя бы попутешествовать по стране, но на этот раз вели себя так, будто не замечают меня. Сначала мама неважно себя чувствовала, а потом они с головой ушли в работу. И после этого упрекают меня, что я присылаю недостаточно писем!

- Дурсли тоже держались отстраненно, - ответил Гарри. - Но тут одна причина - Сириус. Стоило только намекнуть дяде Вернону на то, что мой крестный, сбежавший из тюрьмы, может быть чем-то недоволен, как он принимал любые мои условия.

- И все-таки с твоим кузеном вышел перебор, - неодобрительно покачала головой Гермиона. - Держу пари, близнецы давно уже задумали испробовать на ком-то свои изобретения, и это никуда не годится!

- Они собираются продавать все это в Хогвартсе, представь! - восторженно вмешался выбравшийся, наконец, с кухни Рон. - Когда мама все это обнаружила, была вне себя! Она сказала, что запрещает им этим заниматься, сожгла все заказы...

- Был грандиозный скандал, - подтвердила Джинни. - Мама рассчитывала, что после Хогвартса Фред и Джордж будут работать в министерстве магии, как папа, или на лорда-мэра Хогсмида, как Перси, а они заявили, что мечтают открыть что-то вроде “Зонко”, только в Косом переулке.

- Перси работает в правящем совете Хогсмида? - переспросил Гарри. - Никогда бы не подумал. Разве он не хотел в министерство?

- Будто его кто-то спрашивал, - усмехнулся Рон. - Папа думал пристроить его в отдел к Пию Тикнессу, племяннику заместителя Дамблдора в Визенгамоте. Представляю, как бы он тогда заважничал!

- И у него были бы все основания, Рон, это и вправду очень важный отдел, - возразила Джинни. - Правда, уверена, что Тикнесс свалил бы на Перси всю самую скучную и нудную бумажную работу, а сам занимался бы своими великанами.

- Этого мы уже не узнаем, - развел руками Рон. - После того, как выяснилось, что Петтигрю столько лет прятался в нашем доме, дела у папы пошли неважно. Мы должны радоваться, что он свою-то должность сохранил. Думаю, Людо Бэгмену удалось раздобыть для нас билеты в министерскую ложу, только потому что ты тоже там будешь, иначе Фадж бы и слушать ничего не захотел. А тебя все-таки считают героем...

- Подлец Бэрк так и вцепился в наш промах, - вздохнула Джинни. - И уж кто бы говорил о соблюдении закона! Вот скажите, вам бы пришло в голову подозревать собственную крысу?

Гермиона с трудом сдержала чуть было не сорвавшуюся с языка колкость: она бы и Джинни ни в чем злокозненном не заподозрила, а та взяла и открыла Тайную комнату, да еще и выпустила василиска, пусть и под действием неизвестного проклятия. Самым сложным испытанием здесь, в Норе, было не позволять себе вспоминать о том, что именно этой девушке она, в сущности, обязана своим незавидным положением, и в то время, как Гермиона ищет пути к спасению, Джинни, хоть и отлученная от Хогвартса, спокойно себе живет и колдует под надзором матери.

Неутихающая суета в доме Уизли категорически не позволяла поговорить с Гарри о Сириусе, а когда вся семья переместилась в сад и сосредоточилась на ужине, это и вовсе стало неуместным. Разговоры за столом вращались преимущественно вокруг предстоящего матча, и только Перси то и дело вспоминал о своей работе и восхищался новым начальником. Гермиона еще не успела закончить первое блюдо, а ей уже казалось, что она знает о Тристане Бэгшоте больше, чем о любом из своих родственников.

- Я обещал мистеру Бэгшоту сдать черновики до матча, - рассказывал Перси отцу. - Мистер Бэгшот не ожидал так быстро, но я люблю быть в первых рядах. А еще тот доклад, который должен быть готов во вторник... Мистер Бэгшот встречается с кандидатами на пост лорда-мэра, важно произвести на них хорошее впечатление, ведь пока неясно, кто из них победит.

- На твоем месте я бы просил все известные и неизвестные силы о победе леди Шаффик, - усмехнулся Чарли. - Ведь благодаря ей ты и оказался в команде Бэгшота.

- Наша тетя Мюриэль дружит с леди Шаффик, - шепнул Гермионе Рон. - Ну, ты слышала о ней, Гвендолин Шаффик из западного квартала.

Гермиона приподняла бровь. Такого поворота событий она предсказать не могла…

- Я думала, в западном квартале вас… как бы это сказать… недолюбливают, - осторожно начала она. - Я имею в виду тот закон, из-за которого были вынуждены уехать Фоули.

- Фоули здесь сейчас нет, а тетушка Мюриэль тут как тут, - рассмеялся Рон. - Леди Шаффик ее старая подруга, хотя я видел их вместе только пару раз, и они всегда ругались. Когда оказалось, что в министерстве Перси не ждут, тетушка Мюриэль сначала долго издевалась над папой, а потом сказала, что сама позаботится о племяннике, мол, должен же хотя бы из одного Уизли выйти толк. А потом мы получили сову от одного из людей самого Бэгшота. Только смотри не заговори об этом при Перси, он страшно злится, если ему намекают, что он всем обязан тете. И что Бэгшот взял его только в пику Фаджу.

Рассказ Рона заставил Гермиону иначе взглянуть на его брата. До сих пор Перси представлялся ей невыносимым занудой, общаться с которым дольше необходимого было истинным мучением, но теперь именно этот малопривлекательный тип в одночасье добился больше, чем она за целый год ужинов в доме Флюмов. Вот что значило - родиться в правильной семье, пусть их репутация в волшебном мире и оставляла желать лучшего.

- … нам поручена организация еще одного важного мероприятия сразу после Чемпионата мира, - рассуждал, тем временем, Перси, явно надеясь на внимание и расспросы. - Ты же знаешь позицию мистера Бэгшота, папа, в Хогсмиде нет доверия министерству в таких вопросах.

Рон и близнецы дружно захихикали, а вот Гермиона, вопреки обыкновению, решила поддержать этот щекотливый разговор.

- Что за мероприятие, Перси? - спросила она. - В Хогсмиде намечается что-то интересное, а нам не сообщили?

- Это пока что совершенно секретная информация, - надулся Перси. - Могу сказать одно: вам предстоит очень интересный год.

- А какой год у нас был скучным? - философски пожал плечами Гарри. - Гермиона, ты бы могла написать Виктории, она точно в курсе дела.

Перси явно забеспокоился, что кто-то может составить ему конкуренцию в роли главного источника новостей, поскольку быстро пошел на попятную.

- Флюм, конечно, в курсе дела, ведь ее мама фактически представляет всех ведьм западного квартала, а они поначалу очень возражали против этого проекта, - ответил он. - А еще она дружит с Фарли, которая этим проектом и занималась, пока сидела в министерстве. Но я, так уж и быть, расскажу вам по большому секрету. В этом году в Хогвартсе состоится турнир трех волшебников. Дамблдор будет одним из судей.

Гермиона и Гарри быстро переглянулись. Оба они ничего не слышали о таких турнирах, а вот некоторые из Уизли, судя по выражению их лиц, были крайне впечатлены объявлением.

- Да ты шутишь! - воскликнул Фред с восторженным блеском в глазах. - Потрясающе! Я хочу в этом участвовать!

- Лучше бы ты думал о том, как сдать экзамены с достойными результатами, а не о том, как ввязаться в очередную авантюру! - тут же взвилась Молли. - В этом я солидарна с хогсмидскими ведьмами, турнир опасен и никакой пользы не принесет!

- Не говоря уже о том, что ты все равно не сможешь предложить свою кандидатуру, Фред, - пожал плечами мистер Уизли. - В этом году вводится возрастное ограничение для студентов. Для безопасности.

- Но это же несправедливо! - тут же возмутился Джордж. - Семнадцать нам исполняется в апреле! Это не основание лишать нас шанса!

За столом поднялся предсказуемый спор, а Гермиона, убедившись, что на них никто не обращает внимание, наконец, повернулась к Гарри.

- А ты бы хотел стать чемпионом? - мягко улыбнулась она. - Если бы не ограничение, если бы существовала возможность участвовать?

- Раньше я бы точно сказал, что да, - отозвался Гарри. - А теперь не знаю. Должно быть, это захватывающе. Справиться с такими заданиями, которые по плечу только выпускникам… С другой стороны, мне и без турнира в школе забот хватает. Думаешь, за лето Амбридж смягчилась?

- Теперь она не сможет задирать тебя просто так, ты больше не один, - возразила Гермиона. - Скоро Сириуса оправдают, и вы станете настоящей семьей. Ты с того дня получал от него известия?

- Летом мы переписывались, - подтвердил Гарри. - Сириус намерен забрать меня от дяди с тетей, и Андромеда на его стороне. Тонксам теперь не обязательно оставаться в Хогсмиде, перед ними еще и извиниться должны за несправедливые подозрения. Но Сириус писал, они больше не хотят уезжать. У мистера Тонкса сейчас хорошая работа, целитель Геката к нему очень добра…

- Она добра ко всем, кроме меня, - вздохнула Гермиона. - Летом я хотела написать ей и вернуть платок, но побоялась. Лучше попробую осенью лично, правильно?

- Мне кажется, она только старается казаться такой строгой. - рассудил Гарри. - Не забывай, мы должны попытаться помочь Невиллу. И новый учебный год для этого подходит, как нельзя лучше. Все отвлекутся на турнир, а мы сможем делать все, что захотим.

Гермиона очень бы хотела поверить в слова друга, но что-то внутри не позволяло ей успокоиться. Порой она мечтала почувствовать себя на месте совершенно обыкновенной студентки-волшебницы, живущей жизнью нормального подростка, но интуиция подсказывала, что подруга Гарри Поттера, с каждым днем все сильнее сближавшегося с Блэками, просто не может рассчитывать даже на призрачное подобие спокойствия.

***

Дорога до Лидса занимала больше трех часов, еще приблизительно сорок минут им предстояло петлять в окрестностях, разыскивая местечко под названием Литтл Хэнглтон. Отец категорически отказался от предложения аппарировать прямо на место, так что Тому пришлось подняться рано утром и занять место на заднем сидении автомобиля. Бэрка они договорились забрать прямо в городе, и личного знакомства он, признаться, ждал с нетерпением.

- Не забывай, иногда скромность - высшая из добродетелей, - осадил его Даррен, прежде чем отправиться в путь. - Бэрк и Фарли и так знают о тебе больше, чем мы планировали.

- Забавно, что Фарли не попросила тебя разыскать Каро Макнейр, - с усмешкой отозвался Том. - Вместо этого беспокоится о Регулусе - почему?

- Возможно, потому что поиски Каро - дело безнадежное? - предположил Даррен. - За столько лет эта женщина могла сменить бесчисленное множество имен и адресов, изменить внешность, полностью переписать историю своей жизни. Если она вообще жива.

Том задумчиво кивнул. Итак, главный ключ к сердцу Джеммы Фарли был у него в руках, и оставалось лишь грамотно разыграть эту карту. Он уже допустил ошибку с Петтигрю, и Блэки вышли из этой партии победителями. Теперь Гарри Поттер заполучил все, что по праву принадлежало Филлис, а та и не думала расстраиваться по этому поводу. В последнее время он вообще решительно отказывался понимать подругу, а та вела себя так, словно они были друг другу посторонними.

Бэрк, надо отдать ему должное, действительно оделся, как настоящий маггл, причем принадлежавший к кругам, довольно попустительски относящимся к соблюдению закона. Вопреки договоренности, он притащил с собой молодую супругу. Иоли Бэрк выглядела жизнерадостной и готовой к приключениям - а посещение дома Гонтов просто не могло остаться в памяти банальной и ничем не примечательной поездкой на север. Том чувствовал такое необъяснимое волнение, что с трудом мог сохранять невозмутимый вид.

- Вы пунктуальны, молодые люди, - доброжелательно улыбнулся отец. - Я рад вас видеть. Познакомьтесь с моим сыном Томасом, он составит нам компанию.

Бэрк взглянул на него заинтересованно и растянул губы в вежливой полуулыбке.

- Конечно, знаменитый Том Сандерс. Я слышал о тебе от друзей. Маглорожденный волшебник, отказавшийся от учебы в Хогвартсе. До сих пор не знаю, как следует расценивать этот жест, но он впечатляет.

- Я тоже слышал о тебе, - осторожно отозвался Том. - О твоих переговорах с великанами, о том, что ты был самым популярным старостой в Хогвартсе за последние годы… о магазине твоего дедушки в Лютном переулке, наконец.

- Пустое, я всю жизнь только и делаю, что плыву по течению, - отмахнулся Джоэл. - А вот ты в таком юном возрасте сделал выбор, который не всякому взрослому по плечу. Думаю, из тебя староста вышел бы гораздо более убедительный, чем из меня.

Пока что их знакомство напоминало Тому танец оценивающих друг друга королевских кобр. Он буквально кожей чувствовал, как напряжен отец, поэтому решил перевести разговор в более безопасное русло.

- Я благодарен тебе за то, что ты и твои подруги сделали для Филлис, - искренне сказал он, обращаясь к Иоли. - Она всегда говорит, что без вас не было бы никакого проекта. Их бы просто никто не стал слушать.

- И снова преувеличиваешь. Девочки - редкие умницы, и даже Снейп не может отрицать очевидное, - тряхнула головой Иоли. - Вот уж кто любимчиков без оснований не заводит. Филлис учится все лето, мы с Джеммой и Табитой в ее годы больше интересовались магазинами, вечеринками… да даже тем же квиддичем!

- Филлис рассказывала тебе о своей учебе? - отчего-то Том насторожился. - Мне казалось, вам не так много задают на летние каникулы.

- Да, но на четвертом курсе заняться анимагией, - Иоли уважительно прицокнула языком. - С ней учатся еще и Джастин с нашего факультета, и сын английских родственников Порпентины Скамандер. Теперь мне даже самой неловко, что я об этом и не думала. Может, когда немного схлынут дела, и мне написать Хэмишу Даркеру? Я не знала, что он преподает.

- Хэмиш Даркер? - медленно повторил Том. Кажется, теперь разрозненные элементы мозаики в его голове начинали складываться воедино и обретать смысл. - Филлис тебе и об этом говорила?

- Джемма встретилась с ней в Косом переулке накануне одного из уроков, - поведала ему Иоли. - Глория, ее мама, еще удивилась, что Даркер не в Штатах… Словом, ты можешь гордиться своей подругой, Том. Я редко такое говорю, особенно о детях, воспитанных вдали от нашего мира, но она настоящий талант. Если бы все магглорожденные маги были такими, как Филлис Сакс, не было бы причин для магических войн и социальных потрясений.

Хотя Иоли безупречно держала лицо, в словах ее Тому почудилось тщательно завуалированное издевательство, словно девушка давала ему понять, что знает об истинном происхождении Филлис. Супруг ее, тем временем, был увлечен разговором с Дарреном.

- Я попытался расспросить деда, но мало чего добился, - Бэрк мрачно созерцал, как городской пейзаж за окном автомобиля сменяется видами пригорода. - Мелюзину, по его словам, страшно тяготило нищенское положение, в котором оказались Гонты, а еще больше - их моральная и магическая деградация. Марволо Гонт и его дети даже между собой порой общались на парселтанге, змеином языке. Они видели в этом проявление крови Слизеринов, но, между нами, смотрелось все довольно жалко.

Том снова поймал на себе изучающий взгляд Иоли Бэрк и раздраженно выдохнул. Удивительно, чем эта особа сумела расположить к себе его лучших друзей - лично у него складывалось впечатление, что она держит не один камень за пазухой. Тут же вспомнилось, что Иоли знает о Нагайне, после чего настроение и вовсе стало хуже некуда.

- Мелюзина была одинока, верно? - осведомился Даррен. - Она никогда не состояла в браке?

- Официально род на ней прервался, - подтвердил Джоэл. - И это странно. Дедушка ее описывает, как эдакую старую деву с чрезвычайно скверным, склочным характером, при этом помешанную на необходимости продолжить род любой ценой. С братом они отношений не поддерживали как раз по этой причине. Марволо бросил на произвол судьбы беременную дочь. Позже эта девица приходила в магазин дедушки, заложила фамильную драгоценность практически за бесценок. Поскольку у Морфина, сына Марволо, не было детей, именно она, скорее всего, и приходится матерью Темному Лорду. В глазах Мелюзины поступок Марволо был настоящим преступлением, в отличие от него, она пыталась разыскать Меропу Гонт, но так и не преуспела.

Позже, возвращаясь к этому разговору в своих воспоминаниях, Том так и не сумел подобрать правильных слов, чтобы описать впечатление, которое произвело на него имя матери Волдеморта. Он был абсолютно уверен, что никогда прежде его не слышал, не встречал ни в прочитанных им книгах о волшебстве, ни в дневнике Расальхаг, ни в воспоминаниях, как тех, что любезно сохранил для него Тони Сакс, так и в тех заимствованных историях из жизни, что необъяснимым образом появлялись в его воображении при контакте с вещами, принадлежавшими когда-то Волдеморту. Нет, Том не знал Меропу Гонт, но отныне его одержимое желание во что бы то ни стало получить информацию о ней могло бы оставить далеко позади любые притязания Мелюзины.

- Интересно, что такого натворила Меропа, раз ее отец не принял во внимание даже беременность? - задумалась Иоли, поудобнее устраиваясь на сидении в позе лотоса. - Угасающий род, единственная дочь… Такими возможностями не разбрасываются. Разве что у Марволо совсем крыша поехала на старости лет.

- Скорее всего, залетела от маггла, - беспечно предположил Джоэл. - За такое по голове не погладят.

- Ну не до такой же степени, - с сомнением протянула Иоли. - Гонты не могли не понимать, что при их образе жизни нормального жениха девице не найдут. Мы же изучали вчера карту. Там на мили вокруг не осталось ни одного волшебника. И росли эти дети без матери…

- Вспомни Снейпа, - возразил Джоэл. - Принцы от него тоже отказались.

- Настолько, что Геката предпочла отправиться в Азкабан, но не отступилась от тех сторонников Лорда, которым помогла за годы войны? - не сдавалась Иоли. - Эйлин Принц сама выбрала жизнь с магглами, никто ее не выгонял. Могла бы и остаться, растить сына в Хогсмиде.

- Меропа ушла из дома, когда ее отец и брат сидели в Азкабане, - зевнул Джоэл. - Не знаю, за что. Тогда Мелюзина что-то не поспешила взять ее под свое крылышко. Потом Марволо вышел, нашел дома прощальную записку, и вот тут-то в этой ведьме проснулись родственные чувства. Подозрительно, не находишь? Сдается мне, дед знает больше, чем говорит.

- Простите, что вмешиваюсь, - остановил его Даррен, - но возможно, дело не в том, что Меропа связалась с магглом, а в том, кем был этот маггл?

Джоэл только развел руками. Том нисколько не удивился, что этот вопрос даже не приходил Бэркам в голову. Кто из старых семей вообще принимает во внимание каких-то там магглов?

- Да кем он мог быть, - неуверенно произнесла Иоли. - Наверняка из местных бездельников. Разве водятся приличные люди в таких городках?

- Вы упускаете нечто важное, Иоланта, - победно улыбнулся отец. - Регулус Блэк не случайно оставил нам эту подсказку. Во второй раз Морфин Гонт попал в Азкабан по обвинению в убийстве семьи Риддл, проживавшей где-то по соседству. Я успел навести справки об этом старом деле, в Лидсе нас ждет мой человек, которому удалось найти что-то о Риддлах.

Том автоматически понизил температуру кондиционера - внезапно в этом автомобиле ему стало нечем дышать. Больше всего хотелось сейчас без предупреждения аппарировать куда глаза глядят, подальше от бьющих точно в цель гипотез отца, назойливой болтовни Бэрков и чужого прошлого, удивительным образом оставлявшего его настолько неравнодушным и беззащитным. Играть роль Лорда Волдеморта перед ничтожеством вроде Петтигрю было легко и даже забавно. Перспектива напрямую соприкоснуться с этой страшной действительностью, которую даже в учебниках остерегались запечатлеть в оригинальном виде, воодушевляла гораздо меньше.

…хотя добрая половина змеиного факультета, если не всей школы, завидует мне, когда я в очередной раз останавливаюсь с их старостой в коридоре, чтобы побеседовать о Гонтах, Риддлах и таинственном особняке в Литтл Хэнглтоне, который я уже невольно представляю себе так, словно сама там побывала, я лишь отделываюсь вежливыми ответами и, в конце концов, советую Марволо воспользоваться ближайшими выходными для того, чтобы лично познакомиться с потерянными и вновь нашедшимися родственниками,” - рассказывает Расальхаг в своем дневнике, и ее голос звучит в ушах Тома так реалистично, будто они расстались только вчера. Он даже может будто воочию увидеть один из этих разговоров, представить каменные стены Хогвартса с двигающимися портретами, услышать оживленный гул голосов спешащих на занятия студентов, - и вообразить ее, так похожую на свою еще не родившуюся племянницу.

- Я не могу вернуться туда, - признается он позже, когда кошмар остается позади или, как посмотреть, только начинается. - Не сейчас. Полиция, наверняка, расследует убийство этих магглов, если меня кто-то узнает…

- Никто не принимает в расчет свидетельство магглов, а Морфин прославился свои прогрессирующим безумием, - Расальхаг будто выходит из сновидения и беседует с ним здесь и сейчас, и Том даже может ощутить прикосновение ее руки. - Может быть, и ему осталось совсем недолго. Том, твой выбор был единственно возможным. В твоем нынешнем состоянии виновато только кольцо. Если верить легендам, с ним не мог совладать даже Певерелл.

Том дернулся от внезапного осознания. Почему же он раньше не придавал значения тому, что перстень Певереллов, создателей Даров Смерти, по иронии судьбы оказался во владении Гонтов? Похоже, душевная болезнь, поражающая представителей этих семейств, имела вполне рациональное объяснение. Больше всего на свете ему хотелось сейчас выложить свои догадки отцу, но присутствие Бэрков напоминала о необходимости соблюдать осторожность.

- Джоэл, вы говорили что-то о фамильных драгоценностях, которые достались вашему деду, - прервал он беседу своих попутчиков, нисколько не беспокоясь об уместности вопроса. - Что это было?

- Медальон, - разочаровал его Бэрк. - Обычный такой, разве что старый. Дедушка даже был удивлен, что Дамблдор вспомнил о нем спустя столько лет.

Теперь настал черед Даррену удивляться: после памятного визита в Годрикову Лощину он внимательно следил за всем, что связано с личностью и интересами Верховного Чародея Визенгамота.

- Дамблдор? - переспросил он. - Альбус Дамблдор тоже интересуется Гонтами?

- Дамблдор интересуется Темным Лордом, оно и немудрено, - усмехнулся Бэрк. - Год назад он был готов заплатить любую цену за воспоминания моего деда о той его единственной встрече с Меропой. Наша Джемма как раз угодила в Азкабан, вот дедушка и поставил одним из условий ее полное и безоговорочное оправдание. Она еще шутила потом, что в долгу перед Темным Лордом.

Том зажмурился, стараясь привести мысли в порядок. С каждой минутой он был все ближе к Литтл Хэнглтону - а значит, и к ответам на свои многочисленные вопросы, следовало лишь запастись терпением.

“Найди ему другое применение и ни в коем случае не носи на руке”, - предупреждала Расальхаг, говоря о перстне. Том все еще не знал, может ли он позволить себе безоговорочно верить снам, но внутри крепла убежденность, что если кольцо уцелело, искать его следовало непременно в доме Гонтов, и в этом и заключалось зашифрованное послание Регулуса Блэка, - во всяком случае, одна из составных его частей.

Главная проблема заключалась лишь в том, кто еще, кроме Тома, был способен прочитать об этом между строк.

***

Гермиона слушала рассказ мистера Уизли об опасностях, с которыми сопряжена аппарация неподготовленного к этому волшебника, и невольно думала о Томе. За лето он, казалось, полностью позабыл о ней, лишь сдержанно поблагодарив за уход за Салазаром, и хотя не было никаких шансов встретить приятеля на квиддичном матче, Гермиона упорно держалась за свою слабую надежду. И по прошествии времени в ее голове не укладывалось, каким образом волшебник-самоучка смог освоить раздел магии, который даже сотрудник министерства не считает доступным всем и каждому, и могла ли она развить в себе схожие способности, если бы ее родители точно так же, как и Сандерсы, отказались от предложения профессора Макгонагалл.

Гарри выглядел невыспавшимся и рассеянным, поэтому Гермиона заботливо подлила кофе в его чашку.

- Тебе не помешает взбодриться, - улыбнулась она. - Мне тоже показалось, что утро наступило раньше, чем я успела коснуться головой подушки.

- Спасибо, - искренне поблагодарил Гарри, делая большой глоток горьковатого напитка. - Я и у тети привык вставать в такую рань, Дурсли никогда не позволяли мне допоздна валяться в постели. Просто сегодня… это всегда так на новом месте… еще и кошмары...

- Кошмары? - насторожилась Гермиона. - И часто с тобой такое?

- В последнее время случалось пару раз, - уклончиво ответил Гарри. - На самом деле, эти сны и кошмарами не назовешь, но мне от них не по себе. А главное, потом болит и ноет мой шрам.

- И ты говоришь мне об этом между делом, за завтраком? - возмутилась Гермиона. - Гарри, это может быть очень серьезно. Если бы профессор Дамблдор все еще был директором Хогвартса, я бы посоветовала тебе поговорить с ним, но от Амбридж, конечно, больше вреда, чем пользы…

- Не думаю, что это хорошая идея, - остановил ее Гарри, - учитывая, что снится мне как раз-таки Дамблдор.

- Если бы мне снился Дамблдор, я бы тоже подскакивал на кровати в холодном поту, - попытался разрядить атмосферу Рон. - Даже летом тебе нет от них покоя.

- Тогда напиши хотя бы Сириусу, - Гермионе было неловко использовать неприятности друга в личных целях, но уж больно удачный предоставлялся повод. - До отъезда в школу еще есть время, а в особняке Блэков отличная библиотека. Мы бы могли вместе поискать что-то о шрамах после проклятий. С такими вещами не шутят, а вдруг это предупреждение?

- Тогда мне должен был сниться Волдеморт, - мрачно усмехнулся Гарри. - Это ведь он меня наградил этим шрамом, а вовсе не Дамблдор.

- Иногда сны - это просто сны, - философски изрек Рон и потянулся за порцией добавки. - А может быть, ты просто наслушался Перси о возвращении Дамблдора в школу на турнир.

- Сны начались гораздо раньше, - покачал головой Гарри. - Я видел дом… заброшенный особняк на холме. Вокруг него сад и домик смотрителя… а внизу деревушка и кладбище. Фасад дома почти весь зарос плющом, окна заколочены, а смотритель стар и ходит, опираясь на палку…

- Под это описание десятки домов подойдут, - задумалась Гермиона. - Хотя вряд ли Дамблдор отправился туда, чтобы обзавестись недвижимостью или навестить старую тетушку…

- Да все это чепуха, - махнул рукой Рон. - Думаешь, следить через сны за другим человеком, тем более, за таким сильным волшебником, как Дамблдор, очень просто? Во всем мире таких мастеров раз-два и обчелся.

- Думаю, Рон прав, - через силу улыбнулся Гарри. - Если бы мне хотели показать что-то важное, мне бы скорее всего приснилось какое-нибудь заседание Визенгамота, или встреча Дамблдора с кем-то вроде того же Фламеля.

Гермиону отговорки друга не убедили, уж она-то точно знала, что ни одно заклятие не проходит бесследно, как бы заголовки магических газет не надрывались, крича о чуде Мальчика-который-выжил. Взяв с Гарри обещание во что бы то ни стало посетить библиотеку Блэков, она поглубже закуталась в мантию и вышла следом за Уизли в прохладное утро.

Прогулка до портключа, оставленного для них на вершине соседнего холма, оказалась неожиданно приятной. Тревоги были на время позабыты, они весело переговаривались с друзьями, смеялись над шутками близнецов, а по дороге встретили нового старосту Хаффлпаффа, Седрика Диггори, с отцом, сослуживцем мистера Уизли. За поисками портключа, оказавшегося, в итоге, старым изношенным башмаком, они даже успели перекинуться с Седриком парой слов, хотя в школе прежде и не замечали друг друга.

- Лавгуды там уже неделю, - сообщил Седрик, то и дело поглядывая на часы. - А где Лавгуд - там будут и Абботы, а значит, и Труманы, и еще немало наших с Хаффлпаффа… А вы не в курсе, кто стал старостой вместо Перси?

Рон только пожал плечами - брат ничего не говорил ему на этот счет, хотя не преминул пожаловаться, что оставляет школу невесть на кого.

- Джоэл Бэрк точно знает, - решил Седрик. - Но их с Иоли там еще попробуй найди. Они после свадьбы держатся подальше от шумных компаний, хотят побыть вдвоем, без знакомых. Так этот хитрец никому не сказал, где его места!

Впрочем, стоило им прибыть на место назначения, как Гермиона уже знала, к кому Седрик может обратиться за подсказкой. Странно, что они не слышали возмущенный голос Табиты Меррисот еще на Стоттсхэд-Хилл.

- Каким же тупоголовым надо быть, чтобы такое придумать! - выговаривала она явно измученному волшебнику в килте и нелепом пончо. - Джемма, конечно, говорила, что в министерстве каждый второй - клинический идиот, но я не думала, что настолько!

- Милая, успокойся, - Гермиона вздрогнула, узнав Энид Лонгботтом, а на лице Гарри, напротив, сама собой расцвела радостная улыбка. - Бэзил, вы же согласитесь со мной, что решение на редкость неуместное? Отделу стирателей памяти категорически нечем заняться?

- Леди Лонгботтом, не я это решил, не я, - безнадежно отозвался Бэзил. - Вам до первого поля, там расплатитесь за ночевку. Если не будете задирать этого маггла, все и обойдется.

- Уж кто бы говорил, - презрительно бросила Энид и только теперь заметила новоприбывших. - Артур с семейством, доброе утро вам. Невилл, а ты жаловался, что будешь тут скучать. Вот и твои друзья.

- Хвала звездам! - тут же вставила Меррисот. - Значит, мне не придется работать бэбиситтером, и я смогу уделить внимание и своим друзьям тоже.

- Не забывай обо мне, - погрозила ей пальцем Энид и пояснила для остальных: - Мой уважаемый супруг наказал передать его глубочайшее презрение к сему скопищу бездельников и уведомить, что он планирует провести время с куда большей пользой. Полагаю, под этим он подразумевал распитие в компании приятелей тех бутылок скотча, которые днем ранее провез сюда, как думает, незаметно от меня.

Все, даже Невилл, рассмеялись: манеры Элджи Лонгботтома давно уже стали притчей во языцех.

- Нам с вами по пути, Энид, - доброжелательно пригласил ее Артур. - Позволите составить вам компанию?

- У вас хорошие билеты, Артур, - кивнула Энид. - Правда, мы с детьми не в министерской ложе, иначе, боюсь, Корнелиуса удар бы хватил. Можете забрать с собой Невилла, я обещала дождаться приятельницу. Она в таком месте впервые и уверяю вас, Бэзил, когда она увидит, как вы обращаетесь с этими несчастными магглами, вам не поздоровится.

- Да что здесь произошло, Энид? - не выдержал мистер Уизли, и худшие опасения Гермионы подтвердились.

- Эти бестолочи наняли в качестве привратников настоящих магглов, - негодующе сообщила леди Лонгботтом. - Теперь каждую минуту стирают им память. Видимо, считают своей святой миссией множить число идиотов на земле, чтобы не чувствовать себя одиноко. И ладно бы это было просто жестоко, но ведь оно еще и бесполезно. И если я успела хоть немного узнать Констанс Финч-Флетчли, она этого так не оставит.

- Констанс Финч-Флетчли будет здесь? - Гермиона даже не сразу поняла, что это звучит ее голос, такой чужой и слабый. - Она тоже придет на игру?

- Всенепременно придет, - Конни с мужем и сыновьями появились так неожиданно и к месту, что даже Меррисот вздрогнула. - И вам доброе утро, мисс Грейнджер.

***

Даррен чуть притормозил, позволяя попутчикам разглядеть здание Университета: вот уже двадцать минут они колесили по Лидсу в поисках ресторана, где у отца была назначена встреча. Том успел понять, что Риддлы оказались не так просты, как можно было бы ожидать от жителей провинциального городка, и возлагал на эту встречу большие надежды. Иоли сидела рядом с карманным зеркальцем в руках, точно таким же, как Вивиан некогда подарила самому Тому, и отчитывалась перед жаждущей подробностей Фарли.

- Нет, мы не увлеклись, не волнуйся, - безмятежно улыбалась она. - Нет, это не уводит нас в сторону от дела. Джемма, не поднимай панику. Мистер Сандерс знает, что делает.

Фарли явно нервничала, и Том догадывался, почему. Судя по всему, Энид Лонгботтом не стеснялась в средствах, донося до общественности степень опасности Гарри Поттера, и новая знакомая отца первая попалась на эту удочку. Неудивительно, что ей не хотелось привлечь внимание предполагаемого Темного Лорда любопытством в адрес его родни.

Даррен, наконец, припарковал машину на небольшой стоянке, и Том выбрался на улицу, с наслаждением разминая плечи. Бэрки продолжали спорить с Фарли в машине, и этот момент идеально подходил для того, чтобы посекретничать с отцом.

- Что скажешь? - кивнул Том в сторону их попутчиков. - Думаешь, им можно доверять?

- Думаю, суть этой поездки - проверка, - предположил Даррен. - Причем не для нас, а для них. Бэрк-старший со временем планирует передать внуку свой… назовем это бизнесом. Думаю, он хочет посмотреть, каков тот в деле.

- Филлис рассказывала, этот парень метит, ни много ни мало, в лорды-мэры Хогсмида, - усмехнулся Том. - Ему бы держаться подальше от всего, что связано с Волдемортом.

- Карактакус Бэрк никогда не заботился о своем добром имени, но сомневаюсь, что во всем мире найдется безумец, готовый его хоть в чем-то обвинить, - покачал головой Даррен. - Ты не знаешь, на что способны такие люди, Том. Мне жаль, что мы уже по уши увязли в их авантюрах.

Иоли вышла из машины, и разговор пришлось свернуть, перейдя на нейтральные темы. Наконец, бросив короткий взгляд на часы, отец двинулся в сторону центральной улицы. Его знакомый ожидал их компанию в местном кафе, и беседа их была настолько скучна и непримечательна, насколько вообще можно себе представить. Мистер Смит - впрочем, неизвестно, было ли то его настоящее имя, - лишь передал Даррену увесистую папку со множеством фотографий, ксерокопий документов и бумаг малопонятного содержания. Разве что Джоэл увлекся ими ни на шутку.

- Ну, что там? - не выдержал, наконец, Том. В присутствии отца он не мог позволить себе перехватить инициативу, и сейчас ощутил на себе все прелести положения ребенка. Даррен, однако, будто почувствовал его обиду и достаточно подробно объяснил:

- С одной стороны, ничего примечательного. Риддлы - не местные уроженцы, они выкупили участок у землевладельца и построили особняк. Какое-то время миссис Риддл проживала там одна, ее супруг путешествовал, занимаясь своими деловыми предприятиями, даже рождение сына не застал в Британии… Любопытно, очень любопытно.

- Похоже, дела его шли не так уж удачно, - Иоли выцепила из вороха бумаг уведомление о накопившихся долгах и присвистнула: - Взгляните, Даррен, они концы с концами сводили только благодаря одной-единственной клиентке мистера Риддла. Видите, тут везде ее подпись.

- Скажите, быть детективом всегда так легко? - Джоэл вдруг рассмеялся. - Или они просто не думали, что кому-то придет в голову копаться в этом грязном белье? Не может ведь быть двух мнений о том, кому принадлежат эти инициалы?

- М.М.Г.? - Даррен криво улыбнулся. - Не знаю второго имени госпожи Гонт, но полагаю, это была именно она. Во всяком случае, глупо подозревать Марволо, если он, как вы утверждаете, вконец разорился и жил в лачуге.

- Но зачем Мелюзине платить по долгам Риддлов и обеспечивать им роскошную жизнь? - изумился Том. - Это ведь началось задолго до того, как их сын познакомился с Меропой. Судя по датам, даже до того, как она родилась!

- Справедливый вопрос, - согласился Даррен. - Но думаю, что из этих документов правды мы уже не узнаем. Настало время оценить ситуацию на месте и осмотреть не только дом Гонтов, но и дом Риддлов.

Иоли кивнула и поглубже натянула на голову капюшон, будто боясь, что кто-то может узнать ее в этом чужом городе.

- Думаете, Регулус Блэк в свое время тоже докопался до чего-то подобного? - жалобно спросила она. - Если так, не удивлена, что он внезапно бесследно пропал. Наверняка выяснил какую-нибудь гадость.

- Хорошие дела скрывать не будут, - поддержал ее Джоэл. - Как по мне, Блэк давно уже мертв. Вальбурга просто живет в мире иллюзий. Госпожа Расальхаг не хотела лишать ее последней надежды, вот и отговорилась чем-то неопределенным.

- Надо было еще раз проверить тот коллаж, - сердито бросила Иоли. - Пока что он напоминает мне известную страшилку с проклятой книгой. Все, кто читали ее, последовательно выполняли записанные в ней инструкции, и, в конце концов, умирали. А перед смертью передавали проклятие кому-то новому. У меня всегда шли мурашки по коже от этой истории.

Том раздосадованно покосился на Иоли: и без ее причитаний ему было не по себе. А тут еще и мама прислала встревоженное сообщение, используя золотую подвеску, и ему пришлось целиком и полностью сосредоточиться на незаметном составлении ответа. Вот и нашлось занятие по дороге до Литтл Хэнглтона.

Отчего-то в машине больше не велось оживленных и беззаботных разговоров. Каждому из путешественников было, о чем подумать.

***

Палатка семьи Финч-Флетчли выглядела столь вызывающе волшебной, что могла бы послужить немым укором для доброй половины прибывших на игру магов. Гермиона с трудом сдержала смех: если кого и следовало обвинить в нарушении статута о секретности и провокациях по отношению к маггловскому обслуживающему персоналу, так это саму Конни. Интересно, где она вообще отыскала эту многоэтажную палатку с башенками, напоминающую дворец в миниатюре? Не иначе, как работу выполнили на заказ.

Джастин только закатил глаза при виде впечатляющего своими размерами бассейна, зато его младшего брата переполнял неподдельный восторг от всей этой показной роскоши. Похоже, после матча их мать планировала масштабную вечеринку, хотя Гермиона и сомневалась, что ее включили в число приглашенных гостей.

Оказалось, что Энид Лонгботтом со своими подопечными тоже временно останавливаются в этом шедевре магической архитектуры.

- Леди Финч-Флетчли любезно пригласила нас воспользоваться их гостеприимством, - степенно произнесла она. - Разумеется, мы не задержимся допоздна. Я уже не в том возрасте, когда ночевка в лесу может показаться забавным развлечением.

Судя по выражениям лиц Невилла и Табиты, они придерживались прямо противоположного мнения на сей счет, но спорить с Энид не решались.

- Матч может затянуться, - с надеждой заявил Джереми Финч-Флетчли. - Брат рассказывал, что иногда игра может длиться и несколько дней, пока ловец не поймает снитч.

- Надеюсь, я не настолько прогневал небеса, - возвел глаза его отец. - Неспортивно сбежать с матча, не узнав результатов, а в банке мне такого долгого отсутствия без средств связи не простят.

- Если вам потребуется портключ, Уильям, можете воспользоваться нашим, - предложила Энид. - Остается только надеяться, что мне не придется гоняться за Элджерноном по лагерю, как за маленьким ребенком, - ее взгляд потяжелел. - Иногда мой муж совершенно теряет чувство меры.

Предоставив Лонгботтомам и Финч-Флетчли возможность обустроиться в их роскошной палатке, Уизли отправились на поиски закрепленного за ними участка. Располагался он на самой опушке леса, и тут-то Гермиона поняла, что именно от нее ожидают всеобъемлющих знаний о том, как устанавливать палатку. Гарри, хоть и вырос среди магглов, не был избалован поездками на пикники.

Прогулка по палаточному лагерю ослепила Гермиону разнообразием красок, лиц и диким смешением всевозможных культур. Были тут и ирландские болельщики, и болгары, и выходцы из самых отдаленных уголков земного шара. Маленькие дети колдовали так, словно это было самым естественным занятием в их жизни, кто-то готовил пищу на костре, кто-то, как и они, пополнял запасы питьевой воды, темнокожая волшебница в полосатых одеждах раскладывала на земле ракушки, явно для гадания о результатах предстоящей игры. Но особое внимание Гермионы привлекла компания из нескольких смуглых магов в долгополых белых одеждах, несомненно, указывающих на их происхождение из стран Востока.

- Магрибские колдуны, - с некоторой опаской выдохнул Рон, проследив за направлением взгляда подруги. - Они все так одеваются, чтобы не отличить было от их земляков-магглов. Отец однажды встречался по работе с кем-то из их чиновников. Они назначили встречу в маггловском ресторане, битый час наблюдали, как наши министерские мучаются, изображая из себя знатоков жизни большого мира, а в конце встречи мило сообщили, что они вообще-то тоже волшебники, просто не колдуют без надобности.

Гермиона только заворожено кивнула, не сводя глаз с примечательных колдунов. Интересно, знакома ли с ними Энид Лонгботтом? Поддерживает ли она связь хоть с кем-то из своей многочисленной арабской родни, или эта страница ее жизни осталась в далеком прошлом?

Похоже, Гарри тоже занимал этот вопрос, хотя свой интерес он старательно маскировал. Очень скоро им пришлось отвлечься от наблюдения за магрибскими колдунами - на каждом шагу им встречались то одни, то другие знакомые из Хогвартса. Особенно долго они задержались у палаток однокурсников из Хаффлпаффа, где уже обосновались Джастин и ни на минуту не оставляющий его младший брат.

- У мамы там уже гости собрались, мы решили побыстрее смыться, - с улыбкой сообщил Джастин. - А леди Лонгботтом не успела приехать, как тут же сцепилась с Малфоем, разве что не прокляла.

- То еще зрелище! - расхохотался Захария Смит. - Ни минуты не сожалею, что попал на этот концерт. Такой жести даже на матче не увидишь, а ведь в прошлый раз в Хогвартсе они нормально общались. Мне мама говорила.

- Энид не любит мать Малфоя, даром что она ей родная племянница, - заметил Эрни Макмиллан. - На месте Малфоя я бы сбежал оттуда куда подальше, они теперь пока не разойдутся по домам, так и будут либо сплетничать, либо отношения выяснять. Скука!

- Мы так и не поговорили с леди Энид, - шепнул Гермионе расстроенный Гарри. - Думаешь, получится перехватить ее после игры?

- В этой суматохе? - Гермиона многозначительно оглядела галдящий лагерь. - И не думай. Хотя она правильно поступает, что не остается на ночь. Если бы речь шла о футбольных фанатах, я бы тоже не осталась. Надеюсь, волшебники умеют с достоинством принимать проигрыш.

- Спорт - везде спорт, будь то маги или магглы, - выдал неутешительный прогноз Джастин. -
Вот Джереми тут нравится. А Филлис правильно сделала, что не поехала, хотя я обещал тут все для нее фотографировать. И, конечно, я купил для нее омнинокль.

Гарри заинтересовался омниноклями, а вот Гермиона разочарованно вздохнула. Разумеется, Сакс и тут не могла не выделиться, проявив полное равнодушие к мероприятию, на котором собрался едва ли не весь волшебный мир.

За знакомствами и разговорами день пролетел незаметно. Постепенно новые лица слились для Гермионы воедино, и задержали в памяти разве что два персонажа: Людо Бэгмен, которому Уизли были обязаны такими удачными билетами в лучшую ложу, и Тристан Бэгшот, новый босс Перси.

Бэгшот появился в лагере без предупреждения, бережно поддерживая под руку древнюю, как сама магия, старушку, по виду которой невозможно было предположить, что она интересуется квиддичем. Большинство присутствующих, похоже, уже были с ней знакомы, так что представил ее мистер Уизли, главным образом, для Гарри и Гермионы. И вот тут у девочки буквально перехватило дыхание: оказалось, что стояла перед ними та самая легендарная Батильда Бэгшот, написавшая учебник по истории магии, перечитанный ею уже не по одному кругу.

- Присаживайтесь, леди Бэгшот, располагайтесь поудобнее, - засуетился Перси, стараясь подчеркнуть свою услужливость. - Могу я предложить вам чаю?

- Благодарю, Персиваль, - а вот голос Батильды, вопреки ее внешности, был звучным и твердым, будто она была готова прямо сейчас армией командовать или комментировать матч. - Чай может подождать, а мои рабочие материалы нет. Вы доставили все, что я просила?

- Все наработки в этой папке, - Перси тут же протянул ей заблаговременно заготовленные документы. - На этот раз без сюрпризов, я несколько раз проверил.

Батильда недоверчиво взвесила папку в руке и набросила на нее незнакомые Гермионе чары. Рон тихо прыснул за ее спиной.

- В прошлый раз близнецы заколдовали бумаги, над которыми работал Перси. Буквы там начали расплываться, разбегаться, словом, вести себя, как ненормальные. Они-то думали, что это все сплошная бюрократия, а оказалось, документы важные, черновики авторства самой леди Бэгшот. Лорд-мэр был в ярости, а уж что нам устроила потом тетушка Мюриэль, лучше и не вспоминать.

- Спасибо Джемме Фарли, - с видом оскорбленного достоинства отметил Перси. - Она подтвердила мои заверения в том, что все это проделки близнецов. Сказала, что на посту старосты лично ликвидировала последствия множества их дебильных шуток. После этого я получил пригодный для работы кабинет и перестал хранить важные бумаги дома.

- Ну, ратушу безопасным местом не назовешь, если вы внимательно учили мой предмет, молодой человек, - Батильда еще и превосходно слышала. - И все-таки, смею верить, ваши братья больше не пожелают испытывать на мне свои товары. Хотя я бы с удовольствием заказала у них бутылочку этих отменных чернил. Посмотрела бы я на лица своих приятельниц, когда они получат написанные ими письма!

У Перси совершенно неаристократично полезли на лоб глаза, а остальные Уизли дружно расхохотались. Тристан Бэгшот лишь усмехался в бороду и тихо беседовал с мистером Уизли о некоем Али Башире. Прислушивавшаяся к разговору Гермиона лишь успела заключить, что министерство настроено во что бы то ни стало перекрыть ему все возможные пути в Британию, а вот правящий совет Хогсмида, напротив, настроен к египетскому торговцу весьма благосклонно.

Внезапная вспышка в памяти стала для Гермионы полной неожиданностью, будто эта информация пришла к ней, как вдохновение извне. Вероятно, она когда-то читала об Али Башире в хогвартских книгах или “Ежедневном Пророке”, а потом позабыла: иначе откуда ей знать, что когда-то египтянин появился в Лондоне благодаря протекции самих Розье и сделал внушительное состояние на торговле коврами-самолетами? Ей даже показалось, что она помнит его в лицо: молодцеватый, черноглазый Али Башир будто сошел с иллюстраций к сказке об Али Бабе и сорока разбойниках, и только кривой сабли ему не хватало для полноты образа.

Гермиона сжала руками виски, стараясь унять необъяснимое беспокойство. Все это волнение перед игрой: ведь никогда прежде ей не приходилось быть свидетельницей чего-то настолько масштабного. Казалось, невысказанное напряжение буквально повисло в воздухе, и чувствовали его все присутствовавшие. Гермиона постаралась принять как можно более невозмутимый вид и поспешила за друзьями на спортивное поле.

***

Литтл Хэнглтон мало чем отличался от разбросанных по всей стране провинциальных городков, куда больше смахивающих на деревушки. Складывалось впечатление, будто здесь ничего и не изменилось за последнюю сотню лет, и перед глазами Тома сейчас разворачивается та же картина, что наблюдал и Марволо Гонт, и многие поколения живших тут прежде его предков. Только теперь он понял, почему отец так настаивал на конспирации: любопытство местных жителей, имевших не так много поводов для развлечений, было поистине неистребимо.

- Может быть, нам лучше разделиться? - в конце концов, предложила Иоли. - Мне кажется, мы смотримся немного подозрительно для туристов. Кто приедет гулять в такое место просто так, да еще и целой толпой?

- Мы пойдем с Джоэлом, вы, Иоланта, с моим сыном Томом, - неожиданно легко согласился отец. - Осмотрим каждый дом по очереди, затем поменяемся. С чего предлагаете начать?

Изумление Тома быстро сменилось пониманием. Предложение Иоли, и в самом деле, не было решено здравого смысла. Он всегда мог связаться с отцом, где бы тот ни находился, а чересчур наблюдательного Джоэла Даррен предпочитал держать при себе. Новоиспеченная миссис Бэрк, с другой стороны, не должна была помешать исследовать местность и не стала бы надоедать с лишними вопросами.

- Подбросим монетку? - лукаво ухмыльнулся Том. - Тот, кому выпадет орел, отправляется в дом Гонтов, решка - к Риддлам. Уже темнеет, что нам на руку. В такой час люди дома сидят.

Судьбе было угодно направить Тома и Иоли в заброшенный особняк Риддлов. Его спутница с некоторой тоской покосилась на безжизненный дом на холме, кратчайшая дорога к которому лежала через деревенское кладбище, и пожелала удачи ехидно ухмыляющемуся мужу.

Путешественники разошлись в разные стороны. На душе у всех отчего-то было паршиво.

Похоже, горожане не прилагали чрезмерных усилий по уходу за кладбищем, слишком уж сильно оно заросло кустарником и крапивой. За огромным тисом чернел силуэт небольшой церквушки, и бродить тут в сумерках было чрезвычайно неприятно.

Иоли отважно шагала вперед, спрятав руки в карманах, но лицо ее выдавало явный дискомфорт. Она то и дело оглядывалась, будто чувствуя на себе пристальный взгляд зловещего невидимки.

- Том, а кем ты хочешь стать, когда вырастешь? - вдруг спросила она. - Уже есть какие-то планы на будущее?

- А ты, Иоли? - в тон ей ответил Том, желая выиграть время для размышлений над подходящим ответом. - Будешь мужу помогать? Или устроишься в Скотланд-Ярд на полставки?

- Обещаю над этим подумать, - Иоли вовсе не обиделась, а, напротив, разулыбалась. - Хотя Джоэлу моя помощь не так уж и нужна, он и сам отлично справляется. А вот мама… и Джемма… В западном квартале полно работы для уважающей себя ведьмы. Все-таки я точно знаю, к какому миру принадлежу, в отличие от тебя.

- Я не связываю свою жизнь с волшебным миром, Иоли, - Том устало повторил то, что произносил уже не меньше сотни раз. - У вас мне будет слишком тесно. Слишком много правил.

- Ну, ты уже виртуозно научился обходить правила, - повела плечом Иоли. - Мы недолго знакомы, Том, но я беспрерывно задаюсь вопросом, как тебя министерские еще не засекли или тот же Дамблдор? Чтобы Визенгамот закрывал глаза на такие нарушения, солнце должно взойти на западе и реки потечь вспять.

- Понятия не имею, о чем ты, - хмыкнул Том. - Я ни разу не получал министерских уведомлений о злоупотреблении магией. Да и немудрено, подростковые выбросы у меня уже давно прекратились.

- Не сомневаюсь, что ты все делаешь сознательно, - начала была Иоли, но вдруг изменилась в лице и остановилась: - Звезды, какое чудовищное надгробие.

Том повернулся и тут же понял, о какой могиле говорит Иоли. Огромная мраморная статуя крылатой смерти с косой приковывала к себе внимание, выделяясь среди ряда скромных, явно принадлежавших довольно бедным людям, каменных плит. Назвать скульптуру великолепной не поворачивался язык: эпитет, выбранный его спутницей, отражал ситуацию куда вернее. Казалось, что перед ними возвышается падший ангел, явившийся из самой преисподней. Интересно, о чем думал священник, когда позволил установить этого монстра напротив своей церкви?

- Мне сегодня ночью кошмары сниться будут, - искренне призналась Иоли. - Или я заикаться начну. Ну и воображение у магглов, а еще темных магов ругают…

- Без пяти минут всадник Апокалипсиса, только коня не хватает, - подхватил Том. - Пойдем, взглянем поближе.

- Я как-то писала эссе по маггловедению, пришлось посмотреть фильм ужасов, - заговорила Иоли, предпочитая держаться от памятника на расстоянии. - Меррисот потом заявила, что только имбецил потащится рассматривать что-то убийственно опасное поближе. И что же - теперь я поступаю точно так же, как те несчастные магглы, которых в финале благополучно перерезали!

- Это всего лишь статуя, Иоли, - рассудил Том. - Она тебе ничего не сделает, это же не Хогвартс.

- О, так ты слышал про каменных стражей? - оживилась Иоли. - А еще говоришь, что наш мир тебя не интересует.

- В данный момент меня интересует только эта могила, - Том посветил фонариком и чуть было не рассмеялся в голос. - Угадай, чья она?

- Я должна знать об этом? - удивилась Иоли и тут же нахмурилась. - Постой, неужели Гонтов?

- Это было бы слишком предсказуемо, - отмахнулся Том. - Это могила Тома Риддла.

Иоли недоверчиво прищурилась, беззвучно читая выбитые на мраморной плите слова, и потрясенно ахнула.

- Невероятно, правда? - прошептала она. - Я даже не знаю, что на это сказать. А зачем?

- Действительно, зачем? - задумчиво протянул Том. - Посмотри по сторонам. На всем кладбище только один памятник такой. Я бы не удивился, если бы нечто подобное появилось в том же Хогсмиде или в Годриковой Лощине, но здесь? На могиле маггла?

Над их головами, где-то в кроне тиса, пряталась ночная птица и оглашала долину довольно противным стрекотом. На темном бархате неба проступали первые звезды, и атмосфера казалась настолько фантасмагорической, что Том не удивился бы, если бы ангел шагнул к ним прямо с постамента, чтобы рассказать свою историю.

- Риддла же убили вместе с родителями, верно? - уточнила Иоли. - Кто тогда это установил? На какие деньги?

- Ты подозреваешь Мелюзину Гонт? - догадался Том. - Не исключено, но тогда мы снова возвращаемся к твоему вопросу: зачем?

- Давай уйдем отсюда, - жалобно попросила Иоли. - Быстро осмотрим дом и присоединимся к твоему отцу и Джоэлу. Нет, в следующий раз я пас. Джемма любит всякий трэш, ее и Азкабаном не испугаешь, вот пусть сама и бродит по кладбищам и разгадывает ребусы покойников!

Том счел предложение Иоли вполне разумным: не было никакого смысла и дальше рассматривать могилу, в которой, не считая не слишком распространенного среди магглов фантастического стиля, не было ничего волшебного. Любопытно было узнать ответ на вопрос, приходил ли сюда когда-нибудь сам Волдеморт, что чувствовал он, стоя у надгробия убитого им отца, возвращалось ли к нему когда-либо то ощущение раскаяния и сожаления, которым он когда-то поделился с Расальхаг, или все это больше не имело для него никакого значения?

Том встряхнул головой, стараясь развеять неприятное тяжелое чувство, и подхватил Иоли под руку, увлекая ее обратно к тропе. Девушка послушно пошла за ним, все еще оглядываясь на жутковатую статую.

Кладбище не спешило заканчиваться. По всему выходило, что мертвых в этих краях куда больше, чем живых; деревушка погрузилась в полный мрак, и лишь в отдельных домиках слабый электрический свет пробивался сквозь плотные занавески.

- А где жила сама Мелюзина? - вдруг спросил Том. - С Гонтами понятно, скоро узнаем, что нашел в их доме отец. Риддлы уже преподнесли нам один сюрприз, сейчас увидим, осталось ли еще что-то в особняке. А что Мелюзина?

- Без понятия, Том, - развела руками Иоли. - Все, что нам удалось вытянуть из свекра, Джоэл уже рассказал. Я спрашивала, как бы между делом, Табиту, но она тоже не знает.

- Табиту? - Тому вспомнилась хамоватая девица из магазина подержанных вещей, которую ему однажды довелось поучить хорошим манерам, и он невольно задался вопросом, что могло объединять трех таких непохожих друг на друга ведьм, как Иоли, Фарли и Меррисот. - А она-то здесь причем?

- Не лично она, конечно, - уточнила Иоли. - Леди Лонгботтом. Ты ведь знаешь, кто был ее сестрой? Не сомневаюсь, ей о Гонтах известно все, могла бы написать книгу.

Том мысленно подосадовал на дневник, перевод которого занимал так много времени, но не приносил никакой практической пользы: если уж упомянутая сестра ни строчки не написала о Гонтах, как будто никогда и не слышала о такой семье, что было ожидать от равнодушной к ее делам Энид? Да и с чего им надеяться, что она вдруг решит нарушить свой многолетний обет молчания, чтобы удовлетворить любопытство Табиты! Том вообще поражался, что Энид еще согласна терпеть это чудовище в своем доме.

Единственным его источником информации оставались воспоминания Тони Сакса, хранящиеся в доме Вивиан. Тогда Расальхаг обсуждала судьбу леди Гонт с Эваном Розье и Уилкисом, попутно стерев последнему все воспоминания об этой встрече. Речь шла о каком-то ритуале - вот только Том упорно не мог ни понять, ни вспомнить, о каком именно. Как никогда, хотелось обсудить эту ситуацию с Филлис - а заодно раз и навсегда прояснить, что происходит с ней этим летом.

Том уже приступил было к планированию их будущего разговора, попутно прислушиваясь к рассуждениям Иоли, желающей чем угодно заполнить давящую тишину нехорошего места, как произошло непредвиденное. Словно из ниоткуда раздался громкий хлопок перемещения в пространстве, и не рассчитавший скорости своего движения Том лоб в лоб столкнулся с кем-то приблизительно его роста.

Иоли тихо вскрикнула и вскинула волшебную палочку. Том и сам не заметил, как его палочка так же машинально оказалась в руке, будто являясь ее органическим продолжением. И только потом он узнал голос, принадлежавший, как бы невероятно это ни звучало, Гермионе Грейнджер.

- Рональд, ты сейчас же объяснишь мне, что тут происходит! Как ты это сделал?

Рыжеволосого мальчишку, судя по всему, и доставившего сюда растерянную Гермиону, Том никогда не видел, но отчего-то сразу догадался, что перед ним успевший снискать определенную славу приятель Гарри Поттера, Рон Уизли.

***

Если бы Джастин мог знать заранее, что празднование победы Ирландии обернется кошмаром с участием Пожирателей смерти, перепуганных магглов, взбешенных болельщиков и авроров, он бы прислушался к голосу здравого смысла в лице Тома или Саксов и ни за что не согласился пойти на игру, да еще и тащить сюда младшего брата. Сейчас ему оставалось только держать Джереми за руку и надеяться, что из этой передряги они выберутся живыми и невредимыми, пусть и благодарить за это им придется несносную Меррисот.

А ведь еще несколько часов назад ничто не предвещало беды. Ложа, в которой мама забронировала места, лишь немногим уступала министерской, компанию им составляли Лонгботтомы и Уоррингтоны, молодая семья из Хогсмида, глава которой год назад выпустился со Слизерина и, кажется, сам раньше играл в квиддич. Жена его откровенно скучала и вырядилась скорее для приема, нежели для матча, но ей с первого взгляда удалось расположить к себе Констанс, в результате чего две светские львицы всецело сосредоточились друг на друге.

Леди Энид уже конфисковала у крайне недовольного Элджи зачарованную фляжку с крепкими напитками на любой вкус и снисходительно слушала их с Уильямом разговор, понятный разве что профессиональным финансистам. Меррисот выглядела и вела себя непонятно, словно в присутствии Уоррингтона чувствовала себя неловко, но все же не могла удержаться от причиняющих ей такое беспокойство разговоров с ним. Джастину оставалось лишь объяснять брату происходящее на стадионе и говорить с Невиллом, который вообще не до конца понимал, что забыл на этой игре.

- Бабушка Августа была бы рада, если бы я принял участие в турнире трех волшебников, - смущенно пробормотал он. - Она все лето говорила о том, что я должен поддерживать честь семьи...

- Лонгботтом, когда тебя в первом же туре слопает дракон, честь семьи, конечно, только выиграет, - язвительно заметила Табита, - но героического в такой смерти мало. Лучше отправляйся-ка ты на турнир зельеваров. А что, - нарочито удивленно пояснила она хохочущему Уоррингтону, - и пару-тройку неизвестных науке ядов изобретет, и в живых, скорее всего, останется, уж в безоарах там недостатка нет.

Джастин предполагал, что Невилл еще больше растеряется и огорчится из-за насмешек кузины, но тут приятель его удивил, подхватив ее шутку:

- И Снейпа точно удар хватит, когда в западном квартале заговорят о том, на что способны ученики внука целителя Гекаты! Такого он мне точно не простит!

- Не простит? - Табита рассмеялась еще громче: - Лонгботтом, да он тебе за все оставшиеся курсы поставит автомат по зельям, лишь бы ты никому не рассказывал, что учишься у него!

- Джастин, Джереми, можно вас на минуту? - позвала их Констанс, вознамерившаяся пробраться в соседнюю ложу и заявить о себе. - Я бы хотела поздороваться с Люциусом, а заодно представить вас министру. Джереми, вытащи руки из карманов и постарайся произвести хорошее впечатление. Джастин, не забудь упомянуть, что дружишь с этой девочкой, Сакс, я слышала, министр к ней благоволит в свете ее проекта…

- И не только министр, - с легкой улыбкой отметила наблюдавшая за ними Энид. - Ее изыскания по истории привлекли внимание самой Батильды Бэгшот. Любопытно, что из этого получится...

- Мать лорда-мэра Хогсмида? - по лицу Констанс было видно, как лихорадочно закрутились мысли в ее голове. - Это же прекрасно! Так радостно видеть, что приносишь пользу обществу! До того, как я присоединилась к Попечительскому совету Хогвартса, ничего подобного ведь не было, правда? Никому из магглорожденных учеников не удавалось достичь таких высот.

Джастин и Джереми уныло переглянулись. Записать достижения рейвенкловок на свой счет даже для мамы было чересчур вызывающе. Чего доброго, с нее станется рассуждать об этом перед самим Фаджем.

Впрочем, разговор с министром сенсацией не стал. Фадж суетился и злился, пытаясь договориться с болгарами, мистера Малфоя и вовсе раздражали все присутствующие, включая собственное семейство, поскольку он то и дело поглядывал на часы. Разумеется, это не укрылось от внимания Конни.

- Ничего особенного, леди Финч-Флетчли, - Малфой через силу улыбнулся. - И снова приношу свои извинения, что не смогу присоединиться к вам за ужином. Матушка не так часто изъявляет желание видеть меня в своем доме, но игнорировать эти приглашения… - он сделал многозначительное лицо, и Джастин, уже успевший понять, что представляет из себя их уважаемая соседка, отлично понимал его в этот момент.

Сама игра по масштабам превосходила собой все, виденное Джастином ранее, - куда там было до нее школьным межфакультетским чемпионатам! Над трибунами разносились громогласные комментарии Людо Бэгмена, а в непосредственной близости от них, будто бы этого было недостаточно, надрывались Меррисот и Уоррингтон, весьма эмоционально воспринимавшие все творившееся на поле. Хотя Джастин никогда не был большим фанатом квиддича, этот энтузиазм захватывал - он и сам не заметил, как подключился ко всеобщему воодушевлению, и даже Невилл забыл о своем обычном смущении и с раскрасневшимися щеками спорил о чем-то со своей кузиной, ловко уворачиваясь от подзатыльников, которыми та в свойственной ей манере сопровождала каждый свой аргумент.

Решив сделать передышку, Джастин понаблюдал за другими своими соседями. Кое-что из увиденного привлекло его внимание: леди Энид не сводила нечитаемого взгляда с министерской ложи, и невозможно было сказать наверняка, кто ее так заинтересовал: не то Нарцисса Малфой, с которой они до сих пор и словом не перемолвились, не то Гарри Поттер с его друзьями, не то министр и его спутники.

Блистательное окончание игры стало для Джастина приятной неожиданностью: затянутый матч не принес бы удовольствия ни игрокам, ни зрителям. Надо сказать, такого исхода он предсказать никак не мог - а потому порадовался, что не стал делать ставки. Вот Меррисот, как оказалось, задолжала Уоррингтону кругленькую сумму, которую тот теперь наотрез отказывался принимать.

На лице мамы была написана столь неподдельная радость от того, что они могут перейти к неофициальной части мероприятия, что Джастин с трудом сдержал ухмылку. Теперь дело за малым: убедиться, что взрослые целиком и полностью сосредоточены друг на друге, и сбежать в палатку к Макмилланам. Сегодня вечером там собирался почти весь их курс, и Джастин уже предвкушал рассказы Эрни, невероятные и мистические гипотезы Ханны, извечный сарказм Зака, по которому он успел соскучиться за лето. Даже Невилл предпочел их компании других гриффиндорцев, чем снова заставил Джастина задуматься о том, всегда ли справедливым и объективным был выбор Распределительной шляпы. По всему выходило, что приятель чувствовал бы себя куда более комфортно и уверенно именно на Хаффлпаффе.

Меррисот нагрянула в самый разгар праздника, и немедленно стало ясно: она не в настроении, а значит, намерена испортить его всем, до кого только сможет дотянуться. Джастин с трудом удержался от ехидного вопроса, не связано ли ее состояние с Кассиусом Уоррингтоном и его женой, но вовремя сдержался - не хватало только заработать проклятие, хотя с Табиты станется врезать ему и голыми руками.

- Ты только на часы посмотри! Тетя уже отправилась домой и велела держать тебя в поле зрения, - цыкнула она на запротестовавшего было Невилла. - Посидишь немного с нами, у Марка портключ сработает через два с половиной часа, а от него переместимся камином. Джастин… и мини-Джастин, а вас Конни просила привести, так что собирайтесь.

- Я Джереми! - пискнул брат, возмущенный фамильярностью Меррисот, но та обратила на него не больше внимания, чем на назойливую муху. Джастин вспомнил, что и сам на первом курсе не пользовался расположением их новой старосты, а потому только вздохнул и ободряюще сжал плечо брата.

Они не проделали и половины пути до элитных палаток, когда Меррисот вдруг замедлила шаг и настороженно огляделась вокруг. Лагерь не спал, но раздающийся откуда-то издалека и все нарастающий шум мало походил на ликование болельщиков. Что-то происходило, и Меррисот это совсем не понравилось.

- А ну-ка не разбегаться! - бросила она через плечо и на всякий случай приготовила волшебную палочку. - Неужели какие-то кретины перепились и передрались? Надо было уходить с тетей, Лонгботтом, это ты все виноват, подумать только, король вечеринок!

Очень скоро им удалось выяснить причину беспорядков, и вот тут Джастин снова, как никогда, захотел оказаться у себя дома, в таком знакомом и безопасном маггловском Лондоне. Даже Меррисот изменилась в лице, когда их вниманию предстала толпа волшебников в масках, издевающихся над семьей управляющего лагерем.

- Так, быстро сматываемся отсюда, - процедила она, хватая мальчишек за руки. - Финч-Флетчли, предупреждаю сразу, если тебя заметят, будет плохо. Всем нам. И мелкого держи, он тоже в группе риска.

- Табита, куда ты нас тащишь, мы должны найти маму! - возмутился Джастин, пытаясь вырваться. - Я никуда не пойду без нее!

- Твоя мама в хорошей компании, первое, что они сделают, это уберутся отсюда подальше, так что не усложняй мне жизнь, хорошо? - устало попросила Табита. - Эти придурки сейчас в таком состоянии, что не будут выяснять разницу между грязнокровками, а я, знаешь ли, не в форме для дуэлей. Вперед, все умные ребята уже свалили отсюда!

И началась сумасшедшая гонка. Вскоре Джастин смог оценить, насколько им повезло: без Меррисот он бы совершенно потерялся в такой суматохе и уж точно не смог бы найти Констанс. На Невилле лица не было: в лесу он несколько раз споткнулся, а один раз и вовсе чуть не растянулся прямо на тропе, зацепив носком ботинка корягу. И, конечно, тут же нашелся тот, кто всегда был готов посмеяться над чужими неприятностями. Впрочем, Табита не собиралась позволять ему глумиться безнаказанно.

- Малфой, ты совсем без мозгов, ошиваешься тут один? - рявкнула она, отстраняя Невилла и нависая над Драко, как разъяренная фурия. - Не время для прогулок по лесу! Где твои родители?

- Меррисот, а ты что, стажируешься в аврорате? - лениво протянул Малфой, глядя на Табиту с откровенной неприязнью. - Может быть, отправишься спасать тех магглов в лагере? Вижу, у тебя уже хорошо получается…

- Прикуси язык, иначе я не поленюсь лишний раз напомнить Джемме, что ты хам и свинья, - отрезала Табита. - И все-таки оставлять тебя тут одного нельзя. Пойдешь с нами.

- С какой это стати! - попытался возмутиться Малфой, но Меррисот уже вцепилась в него мертвой хваткой и скомандовала потрясенным этой сценой спутникам: - А вы за мной, что рты пораскрывали? Эх, нам бы дядю найти! Да кого угодно с портключом до цивилизованного мира!

Тут Джастин вспомнил о золотой подвеске, спрятанной у него в кармане. Вот же он, портключ, о котором так мечтает Меррисот! Только воспользоваться им на глазах у всех нечего было и думать - не хватало только притащить Малфоя к Тому, раскрыв все тайны друга самым неблагонадежным из возможных знакомых. Не говоря уже о том, что именно сегодня Том собирался в Лидс вместе с отцом, и неожиданное появление перед ними толпы разномастных волшебников могло свести на нет всю эффективность расследования. Нет, на этот раз Джастину предстояло справляться своими силами, да еще и брата защищать. Ведь, что бы там ни утверждала мама в разговорах со знакомыми, Джереми уязвим ничуть не меньше тех несчастных магглов, которым не повезло попасть в руки хулиганов в масках.

Табита волокла за собой злого, как мантикора, Малфоя и с упоением бранилась.

- Эти негодяи позорят имя волшебника! Уважающий себя маг не стал бы даже разговаривать с магглами, не то что тратить на них столько ресурса! В западном квартале их бы за такие выходки побили камнями! Или изгнали за грань!

- Табита, но западного квартала еще не было в проекте, когда перестали изгонять за грань, - попытался возразить ей Невилл. - Это же пережитки далекого прошлого!

- Значит, снова нужно начать. Мир станет только лучше. И чище, - отрезала Табита и больно выкрутила Малфою руку: - И начать стоит вот с этого типа. И ведь сколько лет он меня бесил! Ну, в будущем году ты дождешься…

Похоже, Малфой вспомнил, что Табита теперь одна из старост школы, так как заметно побледнел, а потому не заметил, что она снова резко остановилась, и чуть бы не полетел на землю, потеряв равновесие.

- Тихо! - цыкнула на него Табита. - Вы все здесь? Никто не потерялся?

- Все на месте, Табита, - отчитался Невилл. - Что теперь не слава Мерлину?

- Не знаю пока, - она нервно огляделась. - Вы ничего не слышите? Как будто тут кто-то есть?

Ребята испуганно переглянулись. Даже с Малфоя сошла его привычная спесь, и желание ехидничать и насмехаться безвозвратно улетучилось. Встреча с незнакомцем посреди темного леса не входила в его планы.

- Мы почти в том же составе, как на отработке, - вдруг прошептала Табита. - Жаль, Фарли тут нет. Было бы не так стремно. Да что говорить, я бы сейчас даже Кэрроу обрадовалась!

Джастин был согласен с Меррисот, как никогда. Теперь ему и самому казалось, что он слышит шаги невидимки где-то там, за темными деревьями, вот только на кону стояла не судьба раненого единорога, а их собственное благополучие. Хватит ли сил Табиты, если что, справиться с нападением, да еще и защитить трех мало что умеющих волшебников и одного маггла?

- Я за тобой слежу, ты слышишь? - резко произнесла Меррисот, вглядываясь в темноту. - Кто ты? Назови себя!

И ответ последовал, однако, совсем не тот, на который рассчитывала Табита. Тишину разорвал отчаянный выкрик, похожий на неизвестное Джастину заклинание. А уже в следующее мгновение небо над их головами взорвалось ярко-изумрудной вспышкой, изображавшей знак, слишком хорошо известный ему по газетным вырезкам и статьям, которые Филлис изучала, интересуясь историей семьи своего отца.

Знак Салазара Слизерина. Знак Волдеморта.

Разумеется, сбежать они уже не успели. Табита с каким-то истерическим бессилием наблюдала за тем, как вокруг них возникают все новые фигуры с палочками наизготовку. Право, стоило скрыться от безумцев, творящих беспредел в палаточном городке, чтобы самим попасться в руки авроров! Джастин не успел ничего толком разглядеть, как Табита с силой толкнула его, роняя на землю. Секунду спустя над их головами замелькали заклятия.

Меррисот с трудом перевернулась, посмотрев поочередно на Джастина и на бледного, как смерть, Малфоя, а затем со вкусом и отчетливо выругалась.

***

В голове Гермионы все смешалось настолько, что она перестала понимать, где заканчивается реальность и начинаются ее галлюцинации, ведь не могло же все, случившееся за этот день, и вправду происходить наяву? Чего стоил один только возвышавшийся перед ней дом, словно материализовавшийся из сновидений Гарри, о которых тот рассказывал ей не далее, как этим утром! А нападение неизвестных волшебников на маггловских работников лагеря, а бешеная суета разбегавшихся в разные стороны болельщиков, в которой они с Гарри потеряли друг друга, а путешествие через темный лес без карты и направления, а внезапное перемещение Рона, захватившее и державшую его за руку Гермиону? Не говоря уже о том, что небеса явно пошли ей на встречу, как по заказу организовав встречу с Томом Сандерсом. Вот только что он забыл на этом жутком кладбище, да еще и в компании Иоли Дэвис?

Кстати, вот уж кто умел не терять присутствия духа в любой ситуации.

- Привет, Гермиона! - мило поздоровалась Иоли. - А я замуж вышла! За Джоэла! Смотри, какое кольцо!

- Поздравляю, - все еще растерянно пробормотала Гермиона, переводя озадаченный взгляд на с трудом сдерживающего смех Тома. - Кто-нибудь мне объяснит, что здесь происходит? Рон, ты что, втайне от матери тренировался аппарировать? Ты хоть понимаешь, как это безответственно? Мы могли потеряться, нас могло расщепить…

- Да не аппарировал я, - запротестовал Рон. - Вот честное слово, не аппарировал! Я только подумал, что хорошо бы оказаться в безопасном месте - и мы тут! Сам не знаю, как так вышло!

- Странные у тебя представления о безопасности, - скептически заметила Гермиона. - Ночь, кладбище… Дом с привидениями. А ты не можешь пожелать, чтобы мы прямо сейчас вернулись в Нору?

- А откуда вы вообще свалились на нашу голову? - на этот раз серьезно поинтересовался Том. - Вы выглядите так, как будто сам черт за вами гонится.

- Конечно, вы еще не знаете, что случилось на чемпионате мира по квиддичу! - всплеснула руками Гермиона. - Прямо сейчас кто-то там мучает этих несчастных магглов! Мистер Уизли… папа Рона сказал нам, чтобы мы убегали, а сам бросился наводить порядок. Я даже не знаю, схватили ли тех волшебников! Это было так страшно!

- Ничего себе, - присвистнула Иоли. - Это мы с Джоэлом тоже могли там оказаться? Звезды, как же там Табита?!

- Меррисот я только до игры видела, - отозвалась Гермиона. - Том, что же нам теперь делать? Все наши там, мы здесь… кстати, а где мы?

Том только вздохнул. Если дело так и дальше пойдет, в дом Риддла они ввалятся не просто шумной компанией, а организованной туристической группой. С другой стороны, Гермиона уже доказала, что умеет, в случае необходимости, держать язык за зубами.

- Литтл Хэнглтон, - сообщил он ей. - К северу от Лидса. Пешком до вашего лагеря вы отсюда точно не дойдете.

- Да не переживай ты так, - поспешила утешить ее Иоли. - Главное, что вы выбрались оттуда. Теперь или вернетесь домой с Сандерсами на машине, или мы с Джоэлом вас аппарируем, вот только закончим с нашими делами. Где вы живете?

- Оттери-Сэнт-Кэчпоул, - отозвался все еще ошарашенный Рон. - Знаешь, где это?

- Это где Диггори? - уточнила Иоли и улыбнулась: - Да, без проблем. Вы хотя бы не пострадали? У меня с собой успокоительное зелье…

- С зельями потом, - решительно остановил ее Том. - Меня больше интересует, по какому это счастливому совпадению из всех возможных мест в Британии вы оказались именно сейчас и именно здесь?

Он с подозрением уставился на Рона. Мальчишка юлил и явно что-то недоговаривал, Том чувствовал это и без всякой магии, а потому не счел зазорным хотя бы вскользь просмотреть его воспоминания.

Ответ, как выяснилось, лежал на поверхности - здесь Том сам себя перехитрил. Оказалось, Уизли со злополучного инцидента в Визжащей хижине носил при себе одно из зачарованных солнц Филлис, которое та, по всей видимости, давным-давно обронила в подземном коридоре, и чары безукоризненно сработали в нужный момент. Неудивительно, что признаться в этом открыто Рон не мог чисто физически, - да и не было никакого смысла расспрашивать его и дальше. Том только задался риторическим вопросом, каким же чувством юмора обладала судьба, если сделала лучшего друга Гарри Поттера носителем его золотой метки?

- Я слышала, что такое бывает, - Иоли своевременно подсказала им удобную версию. - Что-то вроде младенческого выброса магии, только в более зрелом возрасте. Ты уверен, что твоя волшебная палочка тебе подходит? - придирчиво взглянула она на Рона. - Говорят, если совместимость не полная, оно как-то там влияет…

- Вообще-то палочка мне от брата досталась, - смутился Рон и густо покраснел. Гермиона же предпочла перейти к куда более насущным проблемам.

- Ну ладно мы. Считай, повезло. А вы-то что тут делаете? Том, я и не знала, что вы с Иоли друзья.

- Вообще-то мы тут с моим отцом, - признался Том. - Он ведет расследование, а Иоли и ее муж нам помогают. Придется и вам присоединиться. Пока мы не осмотрим дом, уехать не получится. А потом мы должны найти моего отца и Джоэла, они в этой же деревушке, вон за тем холмом.

- А что вы ищете? - Гермиона охотно последовала за ними в направлении особняка, но не прекращала задавать вопросы. - Это расследование твоего отца как-то связано с делом Сириуса Блэка?

- Отчасти, - кивнул Том. - Теперь мы ищем его брата. По просьбе самого Сириуса.

- Брата? - Гермиона удивленно взглянула на Тома. - Здесь?

- Я уже ничему не удивлюсь, - мрачно отозвалась Иоли. - Вы идите вперед, а я должна связаться с Джеммой. Лучше предупредить ее про Табиту, возможно, им понадобится там помощь.

- Гарри тоже там, совсем один! - спохватилась Гермиона, не замечая, как плечи Иоли на долю секунды напряглись. - Как же это ужасно, чувствовать свое бессилие и не иметь возможности помочь!

- Лучшая твоя помощь - в том, что ты сама не попала в руки этих людей, - заявил Том и поморщился. Вот уже несколько минут что-то его тревожило, только определить источник этого ощутимого почти на физическом уровне волнения ему не удавалось. - Иоли, только быстро. И не приведи Мерлин, кто-то из магглов заметит тебя тут с переговорным зеркальцем!

- Скажу, что это мобильный телефон, по которому можно видеть собеседника, - состроила гримасу Иоли. - А что, нам на маггловедении рассказывали, что однажды прогресс дойдет и до такого!

Том только закатил глаза и направился к дому. Рон и Гермиона потянулись следом за ним.

- Ты мне ничего не хочешь рассказать? - прошептал Рон, поворачиваясь к подруге. - Что это за хмырь?

- Он мой сосед, - ответила Гермиона и только сейчас поняла, что так и не представила ребят друг другу должным образом. - Точнее, бывший сосед. В общем… Рон, это Том Сандерс, мы с детства знакомы, и его тоже приглашали в Хогвартс, только он не поехал. Том, это Рон Уизли, мой однокурсник и лучший друг. Я у него в гостях до конца лета, и на матч мы тоже пошли все вместе, вот только потерялись в суматохе.

- Очень удачно, что друг друга вы все же не потеряли, - усмехнулся Том, а вот Рон уставился на него, как на восьмое чудо света.

- Не поехал в Хогвартс? Это как? Ты что же, не хочешь быть волшебником?

- А по-твоему, все хотят быть волшебниками? - иронично осведомился Том. - Распространенное заблуждение. Не далее, как четверть часа назад меня в том же самом уверяла Иоланта.

- Ну… я не знаю… - Рон растерялся. - Мой папа, конечно, в восторге от жизни магглов, но меня его рассказы не слишком-то воодушевляют. Гарри, наш друг, рос с магглами, и они ужасные. Они его били и морили голодом…

- К счастью, моей маме такое бы и в голову не пришло, - поморщился Том. - Просто я решил, что мне не нужен Хогвартс, чтобы быть волшебником. Такое тоже возможно. Я учусь в хорошем колледже, буду поступать в университет, получу престижное образование. Мои друзья вот выбрали поехать к вам, ты их, конечно, знаешь. Джастин Финч-Флетчли и Филлис Сакс.

- Так вот ты кто! - наконец, и в голове Рона сложился паззл. - Выходит, мы бы могли стать однокурсниками, реши ты тогда по-другому! Ну что же… несмотря ни на что, мы все-таки познакомились. Пусть и место такое странное, - помолчав, он с легкой ноткой зависти протянул: - Это круто, что ты помогаешь отцу. Мой почти никогда не берет меня на работу, а если и берет, что интересного целый день сидеть в его отделе в министерстве? То ли дело ты… расследования, таинственные дома…

- Ангелы с косами, - кивнула незаметно подошедшая к ним Иоли. - Джемма в шоке от всего. Обещала связаться с леди Энид и с Люциусом. Как ваши дела, нашли что интересное?

За разговорами ребята успели незаметно обойти большую часть дома. Увы, похоже тут кто-то успел основательно похозяйничать за прошедшие годы. Либо Риддлы и вправду вели абсолютно стандартную и добропорядочную жизнь, либо отлично умели заметать следы. Даже самый придирчивый взгляд не выхватил бы ни единой крошечной детали, указывающей на их связь с волшебным миром или загадочные обстоятельства трагической гибели. Если бы Том лично не знал, что произошло тут много лет назад, он бы счел подозрения отца игрой чересчур богатого воображения.

- Там внизу какой-то дед меня чуть было не поймал, - пожаловалась Иоли. - Ходил вокруг дома, высматривал что-то, ругался… До чего любопытные соседи, я-то думала, только в Хогсмиде такое…

- Лучше нам обойти дом с другой стороны, - решил Том. - Ни к чему привлекать ненужное внимание. А потом найдем моего отца. Нам нужно многое обсудить.

***

Люциус прибыл к дому Морены точно в назначенный срок и пребывал в самом отвратительном настроении. Казалось, каждый в этот вечер считал своим святым долгом внести свой вклад в дело усложнения его жизни до максимально возможного уровня, а ему оставалось лишь гадать, как скоро резервы его терпения будут полностью истощены.

Сначала Нарцисса отказалась возвращать Морене собаку. Простите, Грацию, - открыто назвать собакой это отвратительное, постоянно лающее и распространяющее грязь и беспорядок существо означало нанести оскорбление всему роду человеческому, проявить чудовищное равнодушие к жене и сыну и лишний раз подтвердить все опасения на его счет до сих пор не упокоившейся госпожи Расальхаг. Нарцисса прямо заявила, что много времени проводит дома одна, а потому привязалась к этому монстру и не сможет с ним расстаться. Объяснения с Мореной оставались на совести Люциуса, который, конечно, мог изъять Грацию и препроводить ее домой без объяснения причин, но это бы стоило ему мира в семье, который и так существенно пошатнулся за последние месяцы.

Ради ужина с Мореной Люциусу пришлось оставить исключительно приятную компанию старых друзей, собравшихся отпраздновать отрадные результаты неожиданным образом завершившейся игры. Даже пожаловаться им на прощание он не мог: иначе не ушел бы без запаса ехидных шуточек не понаслышке знакомого с его достопочтенной матушкой Эйвери, или напутственных слов старика Элджи, который был дружен с Мореной еще в школьные годы, а потому считал, что может позволить себе быть абсолютно бесцеремонным.

Наконец, вечер преподнес ему еще один неприятный сюрприз: забирая заказанную для Морены еду, прямо в ресторане он столкнулся с Эмили Скотт, и сделать вид, что они незнакомы, не представлялось возможным. Меньше всего Люциус желал ссориться с ней из-за наследства Сириуса Блэка, на которое, сказать по правде, у Скоттов изначально не было никаких реальных прав, но Эмили была настроена крайне воинственно и не планировала отпускать, прежде чем не вытрясла бы из него всю душу.

- Ты научился не опаздывать, - Морена выглянула из-за мраморной колонны - Люциус всегда восхищался ее умением перемещаться в пространстве абсолютно бесшумно. - Школа старого лорда Малфоя. Узнаю и уважаю.

- Морена, после таких слов я должен задать тебе кодовый вопрос, чтобы убедиться, что это действительно ты, - усмехнулся Люциус. - Если тебе еще и ужин понравится, самое время бить тревогу. Кстати, можешь проклясть меня сразу, но Грацию я не привел. Не подумай, она жива, просто Цисси…

- Подожди пока со своей Цисси, - вопреки обыкновению, Морена не издевалась и не ехидничала, а была как будто бы даже напугана. - Люци, тебе уезжать отсюда надо. У тебя есть такая возможность? И сопляка вашего увози, переведи хотя бы в Ильверморни или в Салем. Словом, подальше от Европы.

Люциус недоуменно уставился на мать. Вот только этого ему сейчас не хватало - приступа паники у непробиваемой леди Морены, которую он считал вполне способной разорвать на части оборотня в ночь полнолуния.

- А что за срочность? - поинтересовался он. - Ты что там во Франции такого натворила, что теперь всей семье придется ударяться в бега?

- Не до шуток сейчас, - Морена плотно захлопнула входную дверь и погрозила ему пальцем. - Сначала принесешь мне клятву о неразглашении. Потом расскажу.

Начала разговора Люциусу уже положительно не нравилось. Всевозможных клятв и обетов он всеми силами избегал: насмотрелся на не слишком вдохновляющие примеры некоторых приятелей, да и отец учил его уклоняться от прямых обещаний везде, где есть хотя бы мизерная возможность маневра. Вот только он отлично помнил, почему Морена вообще согласилась отправиться в Париж, и причина тому была слишком серьезная, чтобы из-за принципов пренебрегать информацией. Скрепя сердце, он повторил за матерью слова клятвы.

- Ну вот и славно, - Морена успокоенно вздохнула и жестом пригласила его присаживаться. - Теперь сама магия остановит тебя от неуместной болтовни.

- Перейдем к делу, - нетерпеливо прервал ее Люциус. - Что им известно о чаше? Она действительно принадлежала Темному Лорду?

- Навскидку ей не меньше семисот лет, антиквары бы ее с руками оторвали, - сообщила Морена. - Есть предположение, что она принадлежала кому-то из Основателей Хогвартса, возможно, Хаффлпафф, и являлась частью праздничного сервиза. Магические свойства у нее, что вполне типично для Хельги, кулинарного рода. Превращать воду в вино и другие благородные напитки, точно пока сказать не могу. Ничего сенсационного для наших дней, но тысячу лет назад такие вещицы впечатляли.

- И что в ней тогда особенного? - пожал плечами Люциус. - Почему артефакторы всего мира устроили из-за нее такой переполох?

- Когда чашу исследовали, на ней обнаружили дополнительные чары, - пояснила Морена. - Малораспространенные и почти не изученные. По всему выходило, что чаша способна влиять на своего владельца, искажать его характер, провоцировать навязчивые идеи. Напитки, изготовленные с ее помощью, невозможно было употреблять в пищу. Но прежде, чем удалось разгадать этот феномен, чаша исчезла. И хотя от французских авроров обычно помощь невелика, им удалось напасть на след похитителя. И расследование привело их в британский Гринготтс.

- Тогда вряд ли они ее обратно получат, - усмехнулся Люциус. - Гоблины известны своей бескомпромиссностью, и разрешение на вскрытие сейфа получить будет непросто.

- Ты не понимаешь всей серьезности дела, - рассердилась Морена. - Чаша помещена в хранилище Беллатрикс. И если только она не имеет возможности тайно покидать Азкабан, в чем я лично сомневаюсь, это дурной знак. Вот почему я не хочу, чтобы ты и твоя семья оставались в Британии. За стенами мэнора не отсидишься вечно, а я не для того спаслась от гринделвальдовского террора, чтобы теперь ты так бездарно загубил будущее рода. Один раз это тебе уже почти удалось.

- Кроме Беллы, к ее сейфу имели доступ только двое, - удивился Люциус. - Рудольфус и Рабастан. Но и они тоже в Азкабане… Я знаю уровень безопасности этих хранилищ, я сам когда-то присутствовал при переговорах Беллы с гоблинами. Невозможно обойти эту систему.

- Был еще один человек, которого Белла включила в список, - напомнила ему Морена. - Ее мать. И как бы дико это ни звучало, моя дорогая подруга имеет возможность совершать какие-то действия в материальном мире, что делает тебя очень уязвимым.

- Ты хочешь сказать, что Расальхаг отправилась во Францию и выкрала чашу из музея? - не поверил Люциус. - Но что такого в этом артефакте, чтобы рисковать ради него?

- Не думаю, что Расальхаг обчистила музей собственноручно, не доводи до крайности, - попросила Морена. - Украсть мог кто угодно, не в этом суть. Важно, что поместить чашу в хранилище Беллы Расальхаг могла только своими руками, а значит, она свободно передвигается по Косому переулку, общается с гоблинами и, возможно, следит за всеми нами. Сейчас уже неважно, что там с этой чашей, ее не достать. Даже гениальному взломщику не по силам ограбить Гринготтс.

Люциус устало спрятал лицо в ладонях. Предупреждение Морены было весьма своевременным: после намеков Беллатрикс он уже давно хотел выяснить, чем занимается Расальхаг в те моменты, когда не наставляет юного Поттера на путь истинный, и артефакты Темного Лорда, которые она возвращала в Лондон, не внушали ему оптимизма. Одному Мерлину известно, что теперь она намерена делать с этой чашей.

В том, что это не универсальный производитель ядов, а нечто большее, Люциус нисколько не сомневался. И бегство из страны не было выходом: если леди Блэк пожелает, она его и за океаном достанет.

***

Если бы Даррен Сандерс имел возможность вернуться в дом Верховного Чародея Визенгамота, он, со свойственной ему наблюдательностью профессионального детектива, тут же отметил бы, что за прошедшие полгода здесь не прибавилось тепла и уюта. Казалось, что владелец использует это место, лишь как арендованный для деловых встреч кабинет старинного особняка в историческом центре города, и единственный смысл этого дорогого удовольствия - во впечатлении, которое такой офис может произвести на выгодных инвесторов.

Детектив Сандерс, впрочем, о Дамблдоре сейчас и не вспоминал: мысли его занимали совсем другие люди и события. Преемница Альбуса на посту директора Хогвартса появилась в Годриковой Лощине, опережая газеты, сов и патронусы, и не преминула пересказать события бурной ночи с такой доскональностью, словно сама была их свидетельницей. Что же, Альбус знал, что при продолжительности жизни мадам Фламель история приобретает до банальности предсказуемую цикличность, и нечто подобное супруга его наставника лицезрела десятки раз задолго до его рождения.

- Альбус, ты знаешь, что я человек старой закалки и не люблю эти ваши дипломатические реверансы, - без экивоков заявила Пернелла. - Мальчика не спасти. Признай очевидное: Гарри Поттер не пережил тот роковой Хэллоуин. Пусть ангельская внешность не вводит тебя в заблуждение: перед нами Волдеморт, какой бы облик он ни избрал на этот раз. Мы столкнулись все с тем же злом.

- Твои предположения не могут являться основанием для бессмысленных убийств, Нэлли, - Дамблдор покачал головой и печально взглянул на треугольную шахматную доску, установленную на кофейном столике. На этот раз фигур на ней не было, а в самом центре лежало увесистое старинное кольцо с непрозрачным угольно-черным камнем, похожим на провал в бесконечность, втягивающий в себя все окружающее пространство. Специалист по заклятиям с ходу заявил бы, что к этому украшению лучше и не приближаться и уж точно не пытаться примерить.

- Ошибка может стать роковой, - помолчав, добавил Дамблдор и отошел к камину. Несмотря на жаркую летнюю ночь, в нем полыхало пламя. - После всего, что нам удалось выяснить, разумнее не атаковать, но договориться. До сих пор мы проявляли слишком мало участия в судьбе Гарри, пуская события на самотек. Ты и сама предпочла стать его врагом, но не учителем.

- Волдеморт первым объявил войну всему прогрессивному человечеству, - фыркнула Пернелла. - На данном отрезке пройденного им пути уже поздно менять взгляды. Цели его не изменились, а хитрость лишь возросла. Его былые сторонники вскидывают голову, наглеют, возвращаются из изгнания, а мне ты предлагаешь молча наблюдать за грядущим разрушением? Мне казалось, судьба этого юноши уже решена, Альбус, отчего же теперь ты идешь на попятную?

- До сих пор мы располагали слишком скудной информацией о хоркркусах, Нэлли, - напомнил Альбус. - Мы могли лишь догадываться о происхождении остаточной магии в диадеме, доставшейся мисс Сакс, и у нас не было этого кольца. Смею предполагать, эти два артефакта - не предел возможностей мистера Риддла. Пока мы не соберем их все, открытая конфронтация бессмысленна.

Пернелла неопределенно повела плечом. Когда она, наконец, заговорила, голос ее звучал столь сухо и отстраненно, словно им и вправду вещала сама история.

- Когда ты поделился со мной своими догадками, я перевернула всю доступную мне литературу о хоркруксах. Николя даже посмеивался над моей одержимостью. А потом в Хогсмид пришли великаны. Как и множество других волшебников и ведьм, я отправилась их приветствовать - под своим настоящим именем. Вместо благословения Амрита поведала мне историю, известную даже среди магглов… сказание о Джаландхаре. Забавно, что самые темные тайны магии порой можно найти в открытом доступе среди простецов, а те и понятия не имеют, хранителями каких страшных и опасных секретов являются… Так вот, магглы записали историю первого известного хоркркуса, заключенного в живом человеке, и превратили ее в сказку. Сюжеты прекрасных сказок обычно продиктованы самыми черными страхами, разве это не забавно, Альбус?

- Первый живой хоркрукс? - Дамблдор выглядел впечатленным. - Кому он принадлежал, Нэлли?

- Если верить легендам - богу Шиве, - улыбнулась Пернелла. - Кем бы, на самом деле, ни был тот, кто называл себя этим именем. Рассказывают, что Шива разгневался на царя богов Индру за его высокомерие и выражение непочтения, и гнев его был так силен и разрушителен, что темным облаком исторгся из уст бога и принял телесный образ. Шива предрек, что он войдет в воды небесной Ганги и воплотится в ее сыне, который родится от слияния великой реки с океаном. На роду ему будет написано покарать Индру за дерзость, и Гнев Шивы поступил по слову своего господина. Рожденного от предсказанного союза ребенка назвали Джаландхаром, и когда он повзрослел, он был венчан на царство наставником демонов, Шукрачарьей, который стал при нем советником и верховным жрецом. Когда силы Джаландхара достигли пика, он развязал кровопролитную войну с богами, и все миры претерпели от того великое разрушение.

Дамблдор слушал Пернеллу чрезвычайно внимательно: похоже, ему и вправду не приходилось слышать раньше эту легенду. Женщина все говорила и говорила, периодически забывая о собеседнике и переходя на понятную только посвященным терминологию. Перед Альбусом будто наяву возникали удивительные образы: великолепный город, ставший столицей нового царя, эпизоды из эпохи его ученичества, когда под руководством хитроумного асура он осваивал сложнейшее заклинание, возвращающее к жизни мертвых, прекрасная женщина, которую Джаландхар взял в жены, могучее воинство, готовое умирать, воскресать и убивать по одному его слову… Наконец, Пернелла остановилась, видимо, сочтя, что перечислила все возможные блага, о которых только можно было мечтать и которые были дарованы воплотившейся частице души Шивы.

- И что стало с этим хоркруксом, Нэлли? - нетерпеливо поинтересовался Дамблдор. - Как он был уничтожен? И по силам ли кому такое?

- Джаландхар никогда бы не покорился, - отозвалась Пернелла. - Шива позволил ему совершить самоубийство, отдавая должное его гордости и отваге, потом лично отсек ему голову. Этой победой он обязан счастливой случайности, Альбус. Амрита сказала, что все дело было в женщине, супруге Шивы, Парвати. Еще одна изумительная история. Знаешь, ведь она не была рождена богиней. Ей пришлось полностью изменить себя, пройти через несколько человеческих жизней, чтобы стать достойной… но речь сейчас не о ней. Уничтожить живой хоркрукс, сохранив жизнь носителю, невозможно, Альбус. Это может сделать только его создатель.

- По твоим словам выходит, будто мы заранее должны признать поражение, - нахмурился Дамблдор. - Но я всегда буду до последнего бороться за каждого из моих учеников, и если есть хотя бы призрачный шанс на спасение Гарри, я готов рискнуть.

- В твои годы я тоже была до отвратительности сентиментальной, - вздохнула Пернелла. - С возрастом это пройдет. Десятки, может быть, сотни магов в опасности только из-за твоего эгоистического стремления успокоить собственную совесть. Если бы мальчик осознавал свою трагедию и тяготел к свету, я бы могла понять, но под руководством Расальхаг он уверенно движется к пропасти и нас тянет за собой. Не представляю, как этой женщине удается поддерживать с ним связь, несмотря на все наши ухищрения, но как много времени ты готов потратить на выжидание?

- До совершеннолетия Гарри мы примем решение, Нэлли, - впервые Дамблдор так откровенно о чем-то ее просил. - Подари мне хотя бы эти несколько лет.

- Со мной можно договориться, Альбус, но как договориться с судьбой? - Пернелла насмешливо прищурилась. - Ребенок пророчества тоже в Хогвартсе. Однажды ему придется взглянуть правде в глаза, как бы Энид Лонгботтом ни ограждала его от неприглядной действительности.

- Я знаю Невилла Лонгботтома, Нэлли, - категорично возразил Дамблдор. - Мальчик не способен на убийство. Августа упрекает его в малодушии, мне же видится в нем исключительное благородство.

- Еще скажи, что он унаследовал его от бабушек, - Пернелла скривилась. - Посмотри, это Фоукс там за окном?

Дамблдор так стремительно бросился к птице, грациозно опустившейся на резной подоконник, что заработал еще один изумленный взгляд собеседницы.

- Даже боюсь представить, с кем ты ведешь переписку, раз с таким нетерпением ожидаешь ответа. Альбус… ты же не хочешь сказать, что все еще отправляешь письма… ему?

Дамблдор раздосадованно покосился на Пернеллу и принялся с нарочито независимым видом просматривать послание. С каждой новой строчкой лицо его становилось все более мрачным, пока, наконец, он не протянул мадам Фламель измятый лист пергамента. Почерк на нем был таким небрежным, словно отправитель уже давно не держал в руках перо и чернила.

- Мне написал один старый маггл из деревушки, где когда-то жили Риддлы. Он работал у них садовником и любезно согласился со мной сотрудничать. Я рассказал ему, как позвать Фоукса, если случится что-то из ряда вон выходящее.

- И что же случилось? - Пернелла скептически изогнула бровь, углубляясь в чтение письма. - Неужели Волдеморт лично проводил в этой глуши темные ритуалы и призывал сторонников? Постой… этот Фрэнк Брайс пишет… он пишет, что видел трех подростков… двух юношей и девушку… Один из них - темноволосый, среднего роста… другой - рыжий, а у девушки пышные вьющиеся волосы… Какое знакомое описание... И у тебя еще остаются сомнения, Альбус?

- Взгляни на приписку в конце, - Дамблдор выглядел совершенно уничтоженным. - Вот и ответ на вопрос, как ей удается обходить наши ограничения и надзор.

- Вместе с ними была молодая женщина, лица которой Брайс не разглядел, - медленно проговорила Пернелла, откладывая письмо на шахматную доску, рядом с перстнем. - Она прогуливалась возле особняка Риддлов и разговаривала с зеркалом.

просмотреть/оставить комментарии [107]
<< Глава 42 К оглавлениюГлава 44 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.