Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Люциус: Только понимаете, мой Лорд, я бежал... Я хотел принести его вам поскорее... и упал!
Волди: Ах, как жаль... Надеюсь, ты не ушибся...
ЛМ: Я нет, но он... в общем, он лопнул!
*немая сцена*
Волди, зловеще:
- Мой... шарик????
Автор Крис.

Список фандомов

Гарри Поттер[18346]
Оригинальные произведения[1185]
Шерлок Холмс[712]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[102]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12468 авторов
- 26845 фиков
- 8429 анекдотов
- 17326 перлов
- 642 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 28 К оглавлениюГлава 30 >>


  Фейри

   Глава 29
Она просто отключилась.
Может, от действия препарата в крови, может, от шока и боли.
Ее снова предали. Ее пытались убить. На этот раз, кажется, удачно.
Грудь сдавило так, что стало невозможно вздохнуть, ребра ныли, рука отнялась, все тело как будто одеревенело даже тогда, когда она перебросила весь препарат из себя в первого, кто попался на глаза, не зная, ни что она переливает человеку, ни как он может отреагировать.
Майкрофт Холмс поступил подло, напав сзади, но она и не ожидала от него ничего другого. Он был смертельно напуган тем, что увидел в Шерринфорде. Он был напуган уже в Нью-Мексико. Да что там, он знал, что она явно не в себе, еще когда прочитал ее досье, но убийство…
Она просто закрыла глаза, думая, что вот теперь, возможно, и все. Теперь ее точно заберут куда-нибудь в закрытую лабораторию, выкачают всю кровь, посадят на цепь, будут держать на наркотиках всю оставшуюся жизнь просто потому, что держать ее в сознании опаснее, чем в полной отключке, но перед наступлением тьмы мелькнула единственная мысль о спасении. Даже если бы было возможно сбежать, сделать это было просто некуда и не к кому. Кому можно было бы доверить жизнь в таких обстоятельствах, как эти?
Может, только тому, кому было не наплевать ровно до той степени, чтобы не задавать лишних вопросов, тому, кто уже видел ее фокусы, не слишком впечатлился, не особо испугался, не сбежал, почуяв угрозу, но не был заинтересован лично.

Даже падение вышло неудачным, хотя тьма наступила всего на долю секунды, тут же рассеявшись.
Но она все равно ничего не видела, чувствуя только боль и слабо реагируя на обращение к ней.
Но стало немного легче, когда тело одеревенело настолько, что стало все равно, что будет дальше.
Пулю извлекли, препарат из организма она вывела самостоятельно, но настолько устала даже от наркотика, что просто вырубилась окончательно, решив довериться двум друзьям-соседям по Бейкер-стрит.
Возможно, хоть один сообщил бы потенциальному убийце о ее местонахождении, возможно, попробовал бы отвезти ее в больницу, возможно, что взял бы анализы сам – ей ни до чего не было дела, когда сознание полностью покинуло ее.


Кто-то из ученых Управления рассказывал о том, что внутри арок моря, океаны чистого света, нити золота и серебра, души умерших, но на самом деле это походило на огромный мир, понять который могло только чрезмерно развитое или крайне больное воображение.
Никаких в привычном понимании живых существ, никаких материальных объектов, ничего, кроме энергии.
Доктор Хэндрикс и все люди Управления не смогли бы описать этот мир правильно.
Ей же повезло больше.
Или не повезло, потому что она не захотела возвращаться назад, хотя знала, что и остаться не суждено.


Майкрофт не мог ни спать, ни бодрствовать. Мозг распирало от количества нерешенных проблем, к которым прибавилась одна глобальная, но нужно было хоть немного отдохнуть.
Душ, скотч на два пальца, чтение новостей, просмотр текущих дел, дел на завтра и постель.
Но ему показалось, что, едва коснувшись головой подушки и уснув, он мгновенно же и проснулся, когда понял, что в спальне он не один и находится под пристальным взглядом кого-то опасного.
Майкрофт медленно открыл глаза, испытывая судьбу, и облился холодным потом – около кровати стояла Венди Фицрой, действительно глядя на него, но пугало даже не присутствие женщины, а ее глаза и то, что ее окутывало ниже шеи.
В темноте спальни сырая энергия была невыносимо яркой. Клубящаяся тьма за спиной женщины вспыхивала краснотой и золотом, но глаза…
- Венди? – тихо спросил Майкрофт, уже зная ответ.
Женщина покачала головой, лениво моргнув.
- Нет, - ответила она своим обычным голосом, хотя Майкрофт ожидал хотя бы чего-то необычного.
- Вы хотите меня убить? – уточнил Майкрофт снова, даже не шевелясь.
- Мы не убиваем, - ответила женщина.
Ослепительное сияние ее глаз чуть уменьшилось, когда Майкрофт зажег торшер, но не пропало.
- Она в порядке? – спросил он.
- Ей больно, - раздался равнодушный ответ.
Майкрофт сглотнул.
- Послушайте, все должно было быть не так.
- Мы знаем, что ты хотел, что вышло, что должно было быть и что произошло, - сухо ответила женщина. – Мы наблюдали и учились понимать. Мы смотрели, чтобы понять.
- Понять что? – насторожился Майкрофт, осторожно отогнув край одеяла и медленно сев на кровати.
- Готовы ли вы.
- К контакту с вами, как с представителями иного мира?
- Продолжить жить.
Майкрофт встал и одернул пижамную куртку.
- Прошу прощения? Вы решаете, жить нам или умереть? На основании чего?
Сущность в теле женщины моргнула.
- Мы не решаем, мы наблюдаем за вами. Мы не создаем жизнь, но можем сохранять ее. Мы не лишаем жизни, но в нашем мире вам нет места.
- А как же тот факт, что в наш мир уже однажды попал некто из вашего? – уточнил Майкрофт.
- Это была проверка, - невозмутимо ответила сущность. – Вы ее не прошли. Ваш вид уничтожает себя сам. Наш носитель попал к нам другим.
- То есть, ребенком, - начал понимать Майкрофт. – Хотите сказать, что вы, как представитель своего вида, спасли ребенка, который попал к вам?
- Мы – не представитель, мы часть общего, - поправила сущность. – Мы едины. Мы не спасали. Мы наблюдали и учились понимать. Мы смотрели, чтобы понять.
Майкрофт постарался не выдать смятения.
Чем бы ни было то, с кем или чем он говорил, оно было разумно, но явно зациклено на себе, возможно, даже не понимая, что тело, в котором оно находилось, принадлежало живому разумному созданию.
- Почему вы пришли ко мне? – задал он вопрос, который интересовал куда больше прочих.
- Чтобы понять, - ответила сущность.
- Что именно?
- Почему ваш вид стремится уничтожить себе подобных. Почему ты пытался препятствовать нашему носителю в его проверке?
- Вы проверяете Венди Фицрой? Но на что? И почему именно ее? Чего вы от нее хотите?
- Те, что приходят, хотят остаться с нами, наш носитель не хочет. Наш носитель ищет другого.
- Она не хочет умирать? Вы это имеете в виду?
- Наш носитель ищет другого. Наш носитель разумен. Наш носитель подобен нам, но другой важнее.
Майкрофт проморгался.
Сущность говорила странно, но понять, что именно она имела в виду, было невозможно.
- Я хотел помочь Венди, - решился он на откровенность. – Я хотел сделать то же, что делал другой, когда столкнулся с одним из вас, но я не хотел ее убивать. Вмешались… как бы странно это ни звучало… пришельцы с другой планеты. Серые, как мы их называем.
- Наш носитель мог бы управлять любым видом, но наш носитель ищет другого. Ничего больше. Ты разумен, разумнее других, но ты не понимаешь. Ты поймешь. Мы пришли, чтобы понять, чем ты важен нашему носителю, за что ты не будешь лишен существования.
- И я не прошел эту проверку?
- Наш носитель защищает. Мы не вмешиваемся, если нет угрозы существованию. Мы вмешаемся, когда будет нужно. Ты не будешь мешать.
Майкрофт уже открыл рот, чтобы спросить, когда эта сущность собирается решать судьбу Венди Фицрой, но не успел – женщину окутала тьма с редкими сполохами ярких красок, а когда тьма рассеялась, спальня оказалась пуста.


Фицрой пришла в себя в своей квартире на кровати, полураздетая, с плохо отмытой кровью на руке, с прострелившей ребра и плечо болью, и застонала.
Хотелось верить, что это был просто дурной сон, что Холмс не ударил в спину, не предал ее доверие, что в нее никто не стрелял по его приказу, но дыра в плече прямо намекала на явь.
В полубреду она смогла только обратиться к тому, что было внутри нее, чтобы попросить о помощи, потом просила помочь младшего Холмса и доктора Ватсона, почти никого из них не видя, затем была только темнота, покой и умиротворение, а потом она снова очнулась в жестокой реальности, причем спустя несколько дней, когда рана заметно затянулась, но все тело болело так, как будто по нему топтались мамонты.
Звонок телефона вызвал головную боль.
- Фицрой, - прохрипела она, пытаясь понять, почему у нее так сухо во рту.
- Венди, ты в порядке? – раздался голос мистера Брауна.
- Папа, да, - она прочистила горло. – Да, просто… Не важно. А что случилось? Ты хотел позвонить двадцатого.
- Милая, я звонил, - мягко ответил мистер Браун. – Я вчера пытался дозвониться до тебя, но ты не брала трубку.
- Вчера? – Фицрой взглянула на настенный календарь и чуть не схватилась за голову.
Двадцать первое декабря!
- Венди, ты точно в порядке?
- Да, я в порядке, папа, - уверенно ответила Фицрой. – Я хотела встретиться вчера, но, наверное, просто устала, забыла и легла спать. А который час?
- Восемь утра.
- Я выезжаю.
- Но мы же хотели встретиться в Лондоне!
- Буду через два часа.
- Два? Но на машине ехать четыре часа!
- Сяду на поезд. Папа, ты на машине?
- Да, взял на прокат, но…
- Я хочу увидеть тебя как можно быстрее. Просто дождись меня, ладно?
- Хорошо, дочка, но…
- Люблю тебя.
Фицрой практически бросила трубку, не дав отцу договорить, и максимально поспешно, насколько позволяли травмы, начала сборы.
Время было на исходе, час Икс был назначен на двадцать второе декабря в Лондоне, так что нельзя было дать отцу увидеть то, что бы она сделала, где и чем бы все кончилось.
Манчестер был предпочтительнее.

Через три часа, включавших в себя два часа дороги и час сборов, Фицрой обняла отца.
- Рад тебя видеть, Венди, - мистер Браун ответил дочери нежными объятиями и поцелуем в висок. – И все же хотелось бы знать, что с тобой происходит.
- Ничего особенного, папа, - соврала Фицрой. – Просто подумала, что в родном городе будет проще. Встретимся, пройдемся по знакомым местам, вспомним прошлое, поужинаем где-нибудь, сходим в кино или театр, если хочешь, а потом я провожу тебя в аэропорт.
- Я заказал столик в ресторане на семь часов, но… - мистер Браун оглядел взволнованную дочь.
- Ресторан – это отлично! – перебила она отца. – Знаешь, давно хотела выгулять новое платье и туфли. Может, забросим пока мои вещи к тебе в номер и пойдем гулять по городу? Может, заглянем на мое прежнее место работы? Или посидим в центре? А как тебе идея сходить в музей или на рождественскую распродажу?
Мистер Браун ответил кивком, не став уточнять, в чем истинная причина возбуждения дочери.
В отличие от жены, мистер Браун не считал дочь ни опасной, ни чудовищем. Он отдалился от нее ненамеренно, считая, что Венди, сыновья и жена будут в большей безопасности под присмотром Управления в Канаде, чем на родине в Манчестере без помощи, так что предложение старшего сына о том, что Венди в свои двенадцать лет явно нуждается в контроле, мистер Браун принял к сведению, взвесил все сомнения и одобрения, после чего лично встретился с руководителем группы, которая должна была налаживать контакт с дочерью и помогать ей справляться с ее способностями.
Мистер Браун оценил спокойную уверенность профессора Дойла, дружелюбие и мягкость старшего аналитика – мисс Доннер, суховатую серьезность Эксона и профессиональную тактику Хендрикса, так что с чистой совестью передал свою дочь команде и улетел в Бостон.
Дойл отчитывался за каждый проделанный шаг с Венди, консультировался по вопросам воспитания, понимания проблем девочки-подростка, всегда был неизменно серьезен, вежлив, деловит и ни разу не дал повода усомниться в себе и своих методах работы с Венди.
И мистер Браун первым понял, что дочь замкнулась в себе, когда стало ясно, что профессора больше нет в живых.
Как отец, мистер Браун не стал бы поощрять влечение подростка ко взрослому мужчине, но как человек, он понял, что за глубокими чувствами Венди кроятся не только романтические переживания, но и что-то такое, что он не стал анализировать, поняв, что такого доверия, как у девочки и ее куратора, может больше не возникнуть ни с кем.
Дойл для его дочери не стоял на недостижимом пьедестале, не был возведен в абсолют мудрости и совершенства, Дойл был наставником, другом, предметом воздыханий и осторожной любви, и все же мистер Браун часто ловил себя на мысли о том, что его дочь видит мир и живет в мире не так, как все, что в любой паре именно она будет старшей вне зависимости от возраста партнера хотя бы потому, что мистер Браун подозревал, что его дочь по-настоящему его теперь лишь наполовину, что вторая ее сторона, то, что он замечал в ее глазах, было чужим, холодным, далеким, но алчным до всего нового, включая, прежде всего, эмоции и чувства. И в девятилетней девочке мистер Браун увидел взрослую сущность. А то, что он видел в девушке пятнадцати лет, уже не просто было взрослым, но и достаточно опытным, чтобы тоже быть способным на какие-то проявления чувств и эмоций.
Что бы или кто бы ни привязался к Дойлу, от его утраты страдали оба – и Венди, и то, что было в ней.
- Можем просто погулять, потом сходить пообедать куда-нибудь, - предложил он, глядя на дочь.
- Мама знает, что ты приехал ко мне? – вдруг спросила она.
Мистер Браун отвел взгляд.
- Милая…
- Вы правда хотите развестись? - нажала Фицрой. – Но почему? И почему именно сейчас?
- Венди, дорогая… - мистер Браун обнял ее за плечи, глядя в глаза. – Мы все обдумывали и решали не вчера. Мы любим тебя, но…
- Разлюбили друг друга?
- Не в этом дело, Венди.
- Тогда в чем, папа?
Мистер Браун огляделся по сторонам.
- Ты не против сперва заехать в гостиницу?
- Зачем? – с подозрением уточнила Фицрой.
- Оставить сумки, например, - предложил мистер Браун.
Фицрой в ответ пожала плечами, не став спорить.

Номер оказался просторным, со вкусом оформленным, с красивым видом из окон, но, как и все номера всех гостиниц и отелей, похожим на красивую мертвую бабочку – внутри не было ничего домашнего, ничего уютного, где можно было бы развалиться на диване, забравшись на него с ногами, есть печенье, смахивая крошки на ковер, или пить молоко, не боясь пролить его на столик. Здесь можно было переночевать, здесь постоянно сновали горничные, ковры пылесосились чужими руками, постель так же заправлялась работниками гостиницы и даже вид из окна радовал только глаза, но не трогал сердце.
- Что происходит? – спросила Фицрой, бросив сумки рядом с кроватью.
- Присядь, - попросил мистер Браун.
- Папа, в чем дело? – стальным тоном потребовала Фицрой.
- Мы давно не живем вместе, Венди, - со вздохом ответил мистер Браун.
- Насколько давно?
- После похорон мальчиков.
- Но…
- Она прилетала из Вашингтона, старалась придать уют дому, как хотела, чтобы ты видела то, что хотела видеть.
- Я не понимаю. Но зачем? Чтобы добиться прощения за то, что она сделала мне?
Мистер Браун тяжело осел на кровать и сгорбился.
- Венди, твоя мама пыталась поговорить с тобой, пыталась не раз, но… Я ни в чем тебя не виню, но пойми, она потеряла сыновей и боялась лишиться и дочери. Она была напугана.
- Она давила, а не пыталась понять, папа, - парировала Фицрой. – Я много раз просила ее прекратить давить на меня, но она меня даже не слушала. А что она устроила на моей свадьбе, а? Зачем она начала говорить о том, что всегда защищала меня? В чем она меня защищала, папа? В том, что силой увезла из Канады? И почему даже на моей свадьбе вспомнила профессора Дойла? Зачем она пришла ко мне перед венчанием и завела этот разговор? И за что Питер получил пощечину? И почему каждый раз, когда я прилетала в Бостон, она постоянно заводила разговор о внуках и новом зяте? Я люблю маму, очень люблю, но…
- Милая, мама всегда защищала тебя, - тихо перебил мистер Браун. – Она как могла оберегала тебя.
- Папа…
- Выслушай меня, пожалуйста, Венди. Я знаю, я понимаю, что нужно было как-то подготовить тебя, сказать, что творилось у нас в семье, но мы не знали, как.
- Как что? Что у нас творилось?
Мистер Браун опустил голову, снова горько вздохнув.
- Джейн участвовала в одном эксперименте, когда училась в университете, - начал он. – Студентка, лишних денег нет, сама понимаешь, так что участие в совершенно безопасном, как тогда ей сказали, эксперименте дало ей возможность чуть поправить свои финансовые дела и частично оплатить учебу. Просто за исследование организма и принятие некоторых препаратов ей заплатили круглую сумму. Никаких побочных эффектов, ничего противозаконного, сплошная польза для организма и договор о неразглашении в течение десяти лет. Отбор кандидатов был жестким, попасть в экспериментальную группу хотели все, но повезло трем десяткам. Три группы – основная, где давали таблетки, контрольная, получавшая плацебо, и пси-группа, с которой работали психологи. Целью эксперимента ставили возможность понять и улучшить умственные способности человека. Никто особо и не читал документы, которые подписал. Сотня страниц мелким шрифтом, а в награду – крупная сумма денег. Подписи ставились на автомате. Твоя мама была в основной группе и получала какие-то таблетки. Побочки не было, если не считать развитие способности быстро воспринимать и усваивать намного больше информации, чем до таблеток. Наверное, именно тогда твоя мама и решила стать химиком.
- Выходит, я – результат приема каких-то психотропных веществ? – Фицрой нервно облизнула пересохшие губы.
Мистер Браун покачал головой.
- Нет. У тебя до того случая ничего не наблюдалось. Джейн уже делала первые шаги в головокружительной карьере, когда мы познакомились. Встречи, поцелуи, романтика… Мы поженились, родился Питер… К тому времени Джейн ушла из проекта, который вела, все исследования в университете забылись, но она начала нервничать еще когда поняла, что забеременела сыном. Мне она ничего не рассказывала, соблюдала условия контракта, а когда Питер родился, стала нервничать еще больше.
- Почему? Питер родился альбиносом или с хвостом?
- Нет, конечно. Питер выглядел, как любой здоровый младенец. Проблемы начались, когда ему исполнилось три года. Он начал говорить такое, от чего даже мне делалось не по себе.
- Что? О жизни на Марсе?
- О будущем.
- Но Управление…
- …не выявило у него никаких психокинетических способностей? Никто бы ничего не узнал, если бы Питер сам того не захотел. В три года он сказал, что однажды он будет летать. И дело было не в сказке про Питера Пэна, которая ему так нравилась, не в мечтах о крыльях или левитации. Он просто был уверен в том, что он будет летать. Тогда я думал, что он мечтал стать космонавтом. В четыре года он предупредил меня о том, что в фирме будут проблемы. Тогда я вовремя сориентировался и смог выправить ситуацию, которая грозила вылиться в крупные неприятности. Когда Джейн забеременела тобой, он чуть ли не с первого дня носился по дому, крича, что Питер Пэн встретит, наконец, Венди. Так вышло, что мама действительно хотела так назвать дочь, поэтому ты и стала Венди. И когда ты родилась, Питера как будто подменили. Если раньше его было невозможно попросить убрать игрушки или почистить зубы, потом он стал крайне аккуратным чистюлей. И его способность видеть будущее тоже изменилась. Она стала направлена только на тебя. У нас могла сломаться машина, хулиган мог украсть велосипед Питера или даже подраться с ним, но он сам на это даже не реагировал и никак не предупреждал последствия. Помнишь его шрам на руке? Тебе был год, вы с мамой гуляли в парке, на тебя побежала какая-то собака – Джейн не успела среагировать, и если бы Питер не поставил свою руку, пес порвал бы тебе лицо. Питер всегда был рядом, он даже ночами просыпался еще до первых твоих криков. Я не мог и сейчас тоже не могу сказать, что произошло, почему он так себя вел, но что бы с тобой ни случалось, все имело минимальные последствия, будь то синяки, ссадины или порванная одежда вместо переломов, вывихов или чего похуже. И я не знаю, почему Питер воспринял новость о появлении брата в штыки, как будто он что-то знал о том, что могло бы произойти в будущем. Он старался даже не подпускать тебя к Джошуа, всегда уводил от него, а его отношение к брату ты и сама видела.
- Но если все так, почему Питер не предупредил о ДТП?
- Он заболел. Ты не помнишь этого? Слег с температурой, бредил, кричал… Ты тогда капризничала, Джош изматывал еще больше и… Это просто произошло. Позже Питер во всем винил себя, ничего не говорил, но я видел, как ему было тяжело.
- Но я не помню ни одного случая, чтобы Питер хоть как-то проявлял свои способности.
- Это было не ясновидение, не гадание на воде или что-то подобное, он сам даже не пытался все объяснить, просто всегда говорил четко и по делу, предупреждая о том, что должно было случиться в скором будущем.
Фицрой села на кровать рядом с отцом.
- Он был медиумом? – спросила она.
- Я не знаю, - пожал плечами мистер Браун. – Он ничего и не делал, не настраивался, не трогал какие-нибудь предметы, просто сразу выпаливал все, как есть.
- Его изменили эти таблетки, которые принимала мама?
- Почти наверняка. Джейн была в ужасе от того, что о даре Питера мог узнать не тот человек, но Питер как будто знал и про это, он никогда и ничего не говорил на людях, все выглядело как будто спонтанно, как предчувствие.
- Но почему он тогда не предупредил меня о Генри? Почему ничего не изменил для себя и Джоша? Почему он погиб?
- Я не знаю, милая. Он перестал откровенничать со мной после того ДТП.
- Но… Постой, выходит, он специально искал Дойла для меня? Все это было неслучайно?
- Я не знаю. Возможно.
- Но если Питер все знал, почему он позволил Дойлу погибнуть? Он же знал, как это ударит по мне!
Мистер Браун снова вздохнул.
- Этого я тоже не знаю, милая. Я знаю о том, почему мама забрала тебя из Управления и не позволила тебе летать с Дойлом в Нью-Мексико.
- И почему?
- За два дня до вылета мне позвонили и оставили сообщение на автоответчике о том, что страж заберет тебя, ты умрешь, если ступишь внутрь пещеры анасази. Я думал, что это какой-то бред, чья-то шутка, потому что я не узнал голос звонившего, но на всякий случай я позвонил жене и сказал, чтобы она не выпускала тебя. Как оказалось, ты в самом деле готовилась полететь куда-то с Дойлом и его командой, устроила скандал, когда мать запретила лететь, начала все крушить в Управлении, но я сделал свое дело, я задержал тебя.
Фицрой побледнела и стиснула зубы, не глядя на отца.
- И кто все-таки звонил? Элсингер?
- Кто? Нет, не Элсингер. Даже не из Управления.
- Тогда кто? Питер?
- Нет. Сослуживец Питера, который второпях забыл представиться и просто выдал всю информацию по номеру, который получил от Питера. Пит потом сказал, что не мог дозвониться до матери, еле вспомнил мой телефон и попросил друга оставить сообщение. Он чудом успел, дочка. Я не знаю, что там за стражи, но ты осталась дома, ты не умерла.
- Значит, Питер видел мою смерть? – уточнила Фицрой.
- И изменил будущее, - подтвердил мистер Браун.
- А у его предсказаний был хоть какой-то намек на срок давности? – спросила Фицрой. – Скажем, он мог видеть далеко в будущем?
- За девять месяцев точно видел, - покивал мистер Браун, улыбнувшись. – Он сказал, что у него будет самая красивая сестренка в мире.
Фицрой улыбаться не стала.
- А что насчет лет? – снова спросила она. – Он предсказывал на годы вперед?
- Кажется, нет, - покачал головой мистер Браун. – Почему тебя это интересует?
Фицрой встала с кровати и подошла к окну.
- Я видела его, папа, - ответила она тихо. – Он ничего не говорил ни о своих способностях, ни о том, что предупреждал тебя и маму.
- Видела… когда? – мистер Браун тоже поднялся.
- Недавно, - вздохнула Фицрой. – Сразу после того, как умерла в пещере анасази в Нью-Мексико.
- Что? – еле слышно переспросил мистер Браун.
Фицрой развернулась.
- Ты ничего не говорил, - произнесла она, едва сдерживая слезы. – Мне вообще никто ничего не говорил, так откуда я могла знать, что мне нельзя было туда соваться?
- Венди, милая… - ахнул мистер Браун.
- Управление нуждалось в моей помощи, папа. В этой чертовой пещере гибли люди, там погибла женщина-медиум, мне нужно было как-то прекратить все это, закрыть пещеру. Это был кошмар, - по щеке Фицрой потекла слеза. – Но я не могла отказаться, тогда погибло бы еще больше людей. Кто-то должен был все это остановить. Я умерла, потом… потом вернулась к жизни в больнице в Альбукерке, потом уже в Торонто, а потом увидела Питера. Не совсем его самого, только тень, но со мной рядом был мужчина… Питер временно позаимствовал его тело просто, чтобы обнять меня и попрощаться.
- Венди… - мистер Браун подошел к дочери и обнял ее.
- Он всегда был рядом, - заплакала она в его грудь. – Он был… Почему он не предотвратил свою смерть, папа? Почему? Как он мог? Почему он погиб, а тысячи ублюдков до сих пор живут?
Мистер Браун поцеловал ее в макушку, баюкая в объятиях.
- Я не знаю, родная. Если бы я знал, что творилось у него в голове! Если бы я только мог сделать хоть что-нибудь!

Это было невыносимо больно – узнать правду о том, что даже в их неидеальной семье все было куда неидеальнее, чем у других.
Холмсы породили трех гениев, Брауны – двух психокинетиков. И не важно, что настоящим был только старший сын.
Миссис Браун хранила секрет сына, взяла вину за смерть профессора Дойла на себя, забрала дочь из Канады, как просил сын, чтобы не потерять ее, приняла удар гнева и истерик дочери, жила с этим долгие годы, пытаясь пробить стену отчуждения между ней и дочерью, но никогда не говорила о том, что произошло на самом деле.
Вот почему миссис Браун ударила старшего сына на свадьбе дочери, вот почему годами пробовала упросить дочь просто смириться и забыть своего куратора, отпустить память о нем и о том, что произошло.
До смерти напуганная женщина, действительно думавшая, что о способностях сына узнают, что сделают его марионеткой в плохих руках, что заставят его работать на правительство. И страх, отчаяние, боль нахлынули еще сильнее, когда стало ясно, что и дочь получила невероятную силу. Страх за дочь, которую могли похитить, использовать, как подопытную крысу, запереть где-то в секретных лабораториях, заставлял миссис Браун держать рот на замке спустя десятки лет после того единственного эксперимента на ней самой.
За ней в самом деле могли следить, за ее детьми могла вестись слежка еще пристальнее, и только молчание хоть как-то помогало унять паранойю.

- Когда ты узнал об экспериментах на маме? – Фицрой вытерла слезы и отвернулась от отца.
- После похорон мальчиков, - признался мистер Браун. – В тот же день. Я действительно думал, что то, что делал Питер – просто совпадение, счастливая случайность, не больше, но после слов Джейн все встало на свои места.
- А я могла получить что-то от этих препаратов?
Мистер Браун нервно дернул плечом.
- Я не знаю, милая. И мама не знает. Ты родилась совершенно обычным ребенком, здоровым, крепким, но потом, после аварии… Ты сама знаешь. Венди, - осторожно позвал он дочь. – А та пещера… Ты…
- Правда ли, что я умерла? – поняла Фицрой. – Правда. Майкрофт Холмс сказал…
- Майкрофт Холмс? – перебил мистер Браун гневно. – Тот ублюдок, что устроил нам с матерью слежку?
- Папа, - поморщилась Фицрой. – Он не святой, но… - она неосознанно потерла раненое плечо. – Он сложный человек, у него свои тараканы и свои мотивы даже в сотрудничестве со мной, но он не злой гений. Гений, конечно, но не злой. Напуганный, непонимающий меня, в какой-то степени сверхдотошный в мелочах, пытающийся понять то, что даже я не совсем понимаю, но он не плохой человек. Он пытался мне помочь справиться с тем, что я есть, но… - она снова потерла плечо.
- Покажи, - потребовал мистер Браун.
- Папа, не надо, - попросила Фицрой.
- Венди, что он сделал? – надавил мистер Браун.
- Это не он, это… я не знаю, кто или что это, но это не он.
Фицрой медленно приспустила кофту с плеча, оголяя рану и ожидая от отца бури, молний и обещания свернуть Холмсу шею за каждую каплю крови дочери.
Но мистер Браун только стиснул зубы и свел брови, осматривая рану.
- Папа, поверь, это слишком долгая история, - боязливо произнесла Фицрой, зная характер отца и его решимость. Как юрист он был жестким и гибким одновременно, как отец – слишком мягким, но как солдат – решительным и готовым к любым действиям ради жизни и безопасности людей и семьи. И сейчас перед ней был не отец и даже не юрист.
- Если он хоть…
- Папа!
Мистер Браун аккуратно поправил на дочери кофту и обхватил ее лицо ладонями.
- Не перебивай меня, дочь, - мягко, но непреклонно проговорил он. – Если этот Холмс хоть словом, хоть делом в этом замешан, я разнесу ему череп.
- Папа! – возмутилась Фицрой. – Ты не понимаешь!
Мистер Браун убрал руки и ошеломленно оглядел дочь.
Пусть и не имея никаких телепатических способностей, он все-таки был ее отцом и умел читать ее эмоции и без паранормальщины.
- Господи, девочка, - выдохнул он обреченно. – Что же тебя так и тянет к сомнительным личностям?
- Они хоть как-то меня понимают, - вздохнула Фицрой, поняв, что казнь политика отменяется. – Или пытаются понять. Папа, я живу с этим с детства, это мучение, но я справлялась, пыталась если не бороться, то свыкнуться с мыслью о том, что человеческие поступки для меня не загадка за семью печатями, а открытая книга, теперь же я пытаюсь понять саму себя, ту силу, что внутри меня. И пока все, что я поняла, что эта сила живая, чувствующая, думающая, что она хочет вернуться домой, в свой мир, потому что в этом ей просто не место. Часть этой силы утеряна, она вернула мне жизнь ценой своего существования, но часть еще жива, мне нужно найти способ дать ей свободу.
- Силе? – повторил мистер Браун, внимательно слушая дочь.
- Это сырая энергия, папа, - покивала Фицрой. – И я всего лишь сосуд для ее хранения. Возможно даже, что только она и держит меня живой – я не знаю. Я не знаю, может, я умерла в девять лет, а энергия поддерживает во мне жизнь, может, я умерла недавно, если можно умереть дважды, может, я сама поддерживаю жизнь – я даже не понимаю, с чем имею дело, но думаю, что это чистый разум, что это то, что старше всего сущего в нашем мире, что мы для этого даже не дети, а меньше, чем амебы. Но что бы это ни было, здесь ему плохо.
Мистер Браун снова притянул ее к себе и нежно обнял.
- Ты всегда думала о других больше, чем о себе, - горько заметил он. – Дралась с мальчишками, отбирая котят, выпускала птиц из силков, отдавала игрушки, чтобы очередной балованный ребенок не кричал, что мама не купила ему таких же.
- Питер все равно покупал мне новые, - улыбнулась она, прижавшись к отцу и слушая его сердцебиение.
- Расскажи мне все, - попросил мистер Браун. – Все, что было, все, с чем ты столкнулась.
- Только маме не говори, - горько усмехнулась Фицрой.

История, у которой не было ни начала, ни конца, длилась часами. Наверное, это был первый такой длительный разговор с отцом за последние лет пятнадцать.
Мистер Браун не перебивал, лишь изредка задавал уточняющие вопросы, хмурился, нервно улыбался, прятал глаза, вздыхал, но впитывал информацию и принимал все именно так, как должен был принять по-настоящему понимающий человек.
Каждую деталь юной Венди в Управлении, ее откровения о единственном поцелуе с ее куратором, все страхи, всю боль и отчаяние после его потери, любовь к мужу, все знания о том, что должно было случиться с ним и с братьями, дела, которые удавалось раскрыть благодаря эхолокации, раны, которые нельзя было предотвратить телекинезом, доверие к коллегам, страхи, заложники, любовники, друзья…
Он не сказал ни слова, когда речь зашла о самом Холмсе и его младшем брате, когда дочь перешла к встрече с Линдси Доннер, когда рассказала даже о сестре Холмсов и клоне своего мужа, когда поделилась предчувствием беды относительно двух братьев Холмсов и одного отставного военного врача.
Он сдержал эмоции, когда дочь рассказала о всех знаках судьбы, о призраках, видениях, о встрече с душой старшего брата и даже о последнем событии в ее жизни – о предательстве Холмса, которое было не предательством, а нелепой попыткой избавить ее от ее же симбионта.
Безумный, какой-то фантастический, не укладывающийся в голове рассказ мистер Браун хотел бы назвать просто фантазией рано овдовевшей и отчаянно пытающейся найти свой островок счастья молодой женщины, но это была реальность. Жестокая, странная, паранормальная, как в каком-нибудь сериале, но реальность, в которой жила его дочь.

Часы показывали пять, когда Фицрой, наконец, перевела дух.
- Что скажешь? – спросила она у молчавшего уже часа два отца. – Я все-таки сошла с ума и мне пора в психушку или я не в себе и мне дорога на другую планету?
Мистер Браун глубоко вздохнул и приподнял брови.
- Думаю, второе, - признался он, не глядя на дочь. – Если эта энергия тебя так бережет, ты найдешь свою истину, агент Малдер.
Фицрой улыбнулась.
- У Малдера был голос разума в виде Скалли, мой кандидат на эту должность не станет бегать за инопланетянами, да и истина ему не интересна, а тот, кто мог бы, кто бы хотел узнать правду… Его давно нет, - продолжила она через секундную паузу. – Другим никогда не стать Скалли. Не тот уровень безумия.
Мистер Браун усмехнулся.
- Его тела не нашли, - заметил он. – Ни крови, ни… - он не стал продолжать. – Жизнь странная штука, Венди, - продолжил он. – Ты пропала из машины на шесть секунд, ты где-то была и вернулась, может, и он пропал и пытается вернуться?
- Шесть секунд не пятнадцать лет, папа, - покачала головой Фицрой. – Я хочу верить, что он жив, но…
Мистер Браун потрепал ее по плечу.
- Значит, ты найдешь свою истину. Ну, - другим, более воодушевленным тоном продолжил он, - у нас заказан столик в ресторане на шесть. Тебе снять номер, чтобы попудрить носик?
- Если не помешаю, я бы лучше пудрилась здесь, - Фицрой встала и огляделась.
- Ванная в твоем распоряжении, - разрешил мистер Браун. – Не возражаешь, если я ненадолго тебя оставлю? Нужно сообщить в Бостон, что прибуду попозже.
Фицрой только молча покивала.
После того, как отец вышел из номера, она достала телефон и чертыхнулась.
Села батарейка!
Впрочем, кто бы стал ей звонить? Старший Холмс не знал, жива она или нет, младший наверняка уже успел придумать сотни полторы версий того, что сделал его брат, сочинить тонну отборного вранья на случай прослушки и допросов брата, доктор и вовсе не стал бы открывать рот, а в полиции до нее и подавно никому не было дела.
- Бум будет завтра, - пробормотала она, поставив телефон на бесшумный режим и на подзарядку. – А сегодня идите все к черту.

В вечернем платье и на каблуках Фицрой было не слишком уютно. И хотя этикет и прочие детали ее нисколько не волновали, идти в ресторан с отцом в джинсах и свитере было нелепо.
Мистер Браун знал все тонкости дресс-кода, умел себя преподнести и откровенно наслаждался возможностью лишний раз облачиться в безупречный костюм тонкой шерсти, белоснежную сорочку и ботинки дорогой кожи. Человек его положения обязан был соответствовать своей должности в любом месте. В каком-то смысле Фицрой и обратила внимание на старшего Холмса именно из-за его внешнего вида. Мужчина в деловом костюме привлекал внимание куда больше того, кто носил повседневные вещи. И не заметить высокого Холмса было так же нереально, как не обратить внимание на еще более высокого, спортивного и выглядевшего моложе своих лет Брауна – человека холеного внешне, но готового совершить хоть марш-бросок, хоть сдать кросс на время, хоть начать стрелять в любое время.
Ни года, ни работа, ни потеря сыновей не сломили этого человека. И все же старые раны уже давали о себе знать. Ранения, полученные на войне, стрессы, предстоящий развод – тень грядущего уже накрывала лицо мужчины.
Больше седых волос, больше морщин на лице, обеспокоенности в глазах при взгляде на взрослую самостоятельную дочь… и затаенный страх за ее будущее.

- Ты потрясающе выглядишь! – выдохнул мистер Браун, увидев похорошевшую дочь.
- Спасибо, - улыбнулась она. – А ты как всегда безупречен.
Мистер Браун подставил ей локоть.

Ресторан оказался выше всяческих похвал, меню богатым, вина же…
- Боюсь, здесь не подают энергетики, - шепотом произнес мистер Браун, чуть наклонившись к дочери.
- Очень надеюсь, - ответила Фицрой, изучая карту напитков. – Пожалуй, я буду все по списку с этой страницы, - решилась она, отдавая карту официанту.
- И бутылочку лучшего шампанского, - попросил мистер Браун. Когда официант отошел, он снова наклонился к дочери. – Коктейли?
- Преимущества жизни без эхолокации, - дернула плечом Фицрой. – Наверстываю упущенное время.
- Коктейлями? – снова уточнил мистер Браун с улыбкой.
Фицрой предпочла снова пожать плечами, стараясь, чтобы легкий волан рукава надежно прикрывал пулевое ранение в плече.
Увы, но эта модель платья не предполагала болеро.

Ужин закончился около девяти вечера, к десяти же отец и дочь решили вернуться в номер и потихоньку собирать вещи.
- Надеюсь, зарядился, - пробормотала Фицрой, взглянув на свой телефон, пока отец пытался ослабить узел галстука. – Че-е-ерт, - протянула она, увидев около сорока пропущенных вызовов и больше полусотни смс от Донован. – Салли, это… - успела она произнести в трубку, когда набрала ее номер.
- Венди, где Вас черти носят? – закричала Салли на том конце трубки. – В Огурце заложники! Там Холмс, доктор Ватсон и черт знает сколько гражданских!
- В каком огурце? – напряглась Фицрой.
- Небоскреб Мэри-Экс! – прокричала Салли в вое сигналов многочисленных машин и криках людей. – Мы эвакуируем все ближайшие здания!
- Террористы? – коротко уточнила Фицрой, бросив на отца предупреждающий взгляд. Тот рывком сдернул с шеи галстук и вытащил из-под полы пиджака Глок.
- Это Пирс, Венди! Венди, Вы меня слышите? – старалась перекричать грохот Салли.
- Я слышу и уже выезжаю.
- Весь Лондон перекрыт!
- Я в Манчестере. Какие выдвинуты требования? – Фицрой кивнула отцу и, моментально забыв о чемоданах, сумках и прочих вещах, выбежала из номера, спускаясь по лестнице к парковке, чувствуя, как отец за спиной сделал то же самое.
Жизнь людей всегда ценилась Браунами выше цены вещей, а спецназовец однажды оставался спецназовцем всегда.
- Они требуют предоставить правительство! – ответила Салли. – Они хотят справедливости, Венди! Что? – ее голос на миг приглушился, как будто она обратилась к кому-то. – Венди, здесь детектив-инспектор Лестрейд, поговорите с ним!
- Детектив Ле… - снова не успела даже вставить слово Фицрой, беспомощно оглядываясь по сторонам, стоя на парковке.
Мистер Браун ткнул пальцем в его арендованную Тойоту Королла.
- Детектив Фицрой, это Грег Лестрейд, - представился незнакомый мужской голос. – Донован сказала, Вы можете помочь.
- Могу, но мне нужно время, - ответила Фицрой, ожесточенно качая головой и знаками показывая отцу не тот выбор машины. – Это тихоходка, - прошипела она.
- Что? – переспросил Лестрейд.
- Я в Манчестере, но буду к полуночи.
- Вы не успеете!
- Лестрейд, послушайте, - быстро заговорила Фицрой в трубку, - перекройте аэропорты, свяжитесь с каждым аэропортом, чтобы они скоординировали курс самолетов, минуя центр Лондона. Ни одного объекта над центром, Вы меня поняли?
- Зачем?
- Делайте, что я говорю, или вся техника просто рухнет и жертв будет не сосчитать. Если есть вертушки, сажайте все в приказном порядке, уводите людей как можно дальше, свяжитесь с энергостанциями на случай перебоев с электричеством, потому что вся техника может выйти из строя.
- Объясните хотя бы, что Вы намерены делать?
- Холмс там?
- Он в здании с Ватсоном!
- Старший Холмс, детектив! Майкрофт Холмс там? Дайте ему указание сажать всю технику и оцеплять весь район. Передайте ему, что выброс энергии будет еще больше, чем в прошлый раз, так что нужно убрать все, что может вырубиться. Дайте мне два часа, я успею.
- Пирс грозит взорвать здание в полночь!
- Я успею, просто дайте мне найти транспорт, черт подери! – рявкнула Фицрой в трубку. – Буду на связи через пару минут.
- Самолетом за час долетим, но не на машине, - вставил мистер Браун, когда Фицрой отключила связь, оглядывая машины.
- Папа, доверься мне, только найди машину побыстрее, - попросила она.
- Здесь нет Ламборджини и Феррари, - он стиснул зубы, не зная, чем еще помочь. Его Королла была бесполезней игрушечной машинки.
- К черту, - решительно заявила Фицрой, решив не терять время, прыгнув в его машину. – Папа, пристегнись, газ в пол, не тормози и доверься мне, - потребовала она, установив телефон на подставку на панели управления
Мистер Браун пристегнулся ремнями безопасности, завел машину и выжал педаль газа до упора.
Если его чудо-дочь говорила о доверии, он мог только подчиниться.


просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 28 К оглавлениюГлава 30 >>
сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

август 2018  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.09.18 19:46:23
Не забывай меня [1] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.09.15 17:08:33
Рау [0] ()


2018.09.13 23:59:17
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.13 10:43:39
Хроники профессора Риддла [585] (Гарри Поттер)


2018.09.11 23:06:13
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.09.10 23:07:00
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


2018.09.10 12:56:28
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.09.09 14:23:00
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.07 11:09:44
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.09.04 20:51:57
Дамблдор [2] (Гарри Поттер)


2018.09.03 22:22:17
Прячься [1] (Гарри Поттер)


2018.09.01 15:22:06
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.08.31 23:59:52
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.30 15:14:36
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.08.29 15:09:49
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.08.24 12:35:06
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.08.21 16:32:11
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.08.17 17:52:57
Один из нас [3] (Гарри Поттер)


2018.08.14 12:42:57
Песни полночного ворона (сборник стихов) [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 22:06:53
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.08.09 11:34:05
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.08.07 23:34:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.08.06 14:00:42
Темная Леди [17] (Гарри Поттер)


2018.08.06 08:40:07
И это все о них [3] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.