Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Последние слова Нео:
Хогвартса не существует.

Список фандомов

Гарри Поттер[18336]
Оригинальные произведения[1182]
Шерлок Холмс[711]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12453 авторов
- 26876 фиков
- 8374 анекдотов
- 17260 перлов
- 640 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 26 К оглавлениюГлава 28 >>


  Фейри

   Глава 27
Холмс нашел ее сидящей в пустой камере на верхнем ярусе здания.
Если бы не голые стены, могло бы показаться, что это практически президентский люкс, а не камера заключения. Здесь абсолютно не было мебели, но именно из окна этой камеры открывался потрясающий вид на море.
Но Фицрой не интересовалась ни видом, ни морем, ни даже стенами, забившись в угол и обняв свои колени.
- Я обратилась к тому, что внутри меня, напрямую, - произнесла она, не поднимая головы, когда Холмс открыл дверь. – Кажется, меня услышали.
- Это уже телепортация, - осторожно заметил Холмс, не став приближаться к ней.
- Это не я, - ответила Фицрой, глядя перед собой. – Впрочем, откуда мне знать? Ваша сестра натолкнула меня на очень интересные мысли, мистер Холмс.
- Можно узнать, на какие именно? – еще осторожнее спросил он, замерев в дверях.
- Чья жизнь дороже. Или сколько жизней дороже других жизней. Или что такое милосердие убийства.
Холмс горько усмехнулся.
- Не уверен, что Эвр знает хоть что-нибудь о милосердии.
- Не знает, но я знаю, - ответила Фицрой. – Вы были правы, мистер Холмс, но не в том, кто или что Ваша сестра, монстр она или непонятая маленькая девочка.
- Тогда в чем? – уточнил Холмс.
- Не нужно было сюда прилетать, - устало ответила Фицрой. – Это не ад, но его преддверие. Здесь души рвут на части и делают из любого человека зверя.
- Здесь нет людей, Венди, - серьезно сказал Холмс. – Все те, кто содержатся на острове, давно потеряли человеческий облик.
- И Ваша сестра? – Фицрой подняла голову, взглянув на него снизу вверх.
Холмс, глядя в окно, только покивал.
- Есть монстры, Венди, есть маньяки, садисты, убийцы, психопаты, а есть Эвр. Отдельная категория без названия.
Фицрой поднялась на ноги.
Холмс повернул голову в ее сторону.
- А кто тогда я? – она посмотрела в его лицо. – Еще одна категория без названия или я все-таки ближе к людям-убийцам?
Холмс ответил ей уверенный взглядом, но все же отвел глаза.
- Вы вне категорий по другой причине, - признал он. – И Вы человек.
- Линдси знала про Роллинса? – Фицрой перевела разговор на другую тему. Холмс только кивнул. – И Вы, конечно? – и снова кивок. – А Шерлок? – Холмс мельком взглянул на нее и покачал головой, глядя ей в глаза. – Кого тогда он нашел внутри Управления?
- «Крота», - ответил Холмс. – Мелкую рыбешку, «шестерку», если угодно, дурачка, захотевшего денег. Шерлок нашел только это, потому что у него было мало времени на поиски.
- Генри действительно погиб в Сирии? – уточнила Фицрой.
Холмс снова ответил кивком.
- Специалисты проверили видеофайл на подлинность. Это не монтаж.
- Тогда как Роллинс получил его ДНК? Бегал за ним?
Холмс скрестил руки на груди.
- Мне бы не хотелось…
- Это буду решать я, - перебила Фицрой так же спокойно. – Когда Вы уже прекратите цедить информацию и Вас прорвет, как чертову взорванную дамбу? Вы недостаточно напуганы увиденным, чтобы не понимать, что еще немного – и рванет?
- Венди, поверьте, - осторожно начал Холмс, - Ваш мир и так висит на волоске, Ваше доверие к людям уже еле держится. Линдси…
- Теперь Линдси приказывает Вам, что и когда мне говорить?
- Она всего лишь попросила, когда я обратился к ней относительно кураторства над Вами.
- А клон моего мужа?
- Его могли пустить на опыты, он бы испустил дух в закрытой сверхсекретной лаборатории Канады, если бы повезло, или США, если бы не повезло, но Управление нашло его быстрее, вот только девать его было некуда.
- Но его не уничтожили.
- Он все-таки человек, это…
- Человек? Вы в своем уме? Вы его хоть раз вблизи видели? Говорили с ним?
Холмс тяжко вздохнул и всплеснул руками.
- Чего Вы от меня хотите? – не выдержал он. – Фицрой был британским подданным, агентом британских спецслужб, он погиб ради своей страны. Я не давлю на жалость и не снимаю с него и себя ответственности за то, что он играл свою роль рядом с Вами, но если оценивать его, как солдата, подданного короны, он был верен до конца. Что же касательно его клона, то он обладал теми же знаниями, что и оригинал, знал те же секреты, что и оригинал, его нельзя было оставлять ни в Штатах, ни в Канаде, но и в Англии ему не было места, поэтому…
- Как Роллинс получил ДНК моего мужа, мистер Холмс? – тихо повторила Фицрой.
Холмс покачал головой, чуть поджав губы.
- Венди, прошу Вас…
- Это была Линдси? – еле слышно уточнила Фицрой. – Клянусь, если она… Я просто не выдержу…
- Она ни при чем, - заверил Холмс. – И никто из Управления. Венди…
- Шерлок? – Фицрой взглянула ему в глаза.
- Думаете, я стал бы настолько рисковать своим братом, подпуская его к Вам или Вас к нему?
- Мистер Холмс… - Фицрой взяла его за руки. – Майкрофт, прошу Вас. Я знаю, я понимаю, что Генри не был святым, но он, черт возьми, был моим мужем, хоть в этом-то мне не в чем его упрекнуть. Не сам же Генри пришел к Роллинсу и сдал образцы, чтобы из него слепили двойника?
- Нет, - Холмс медленно покачал головой. – Линдси знала про клонирование еще раньше, потому что уже имела дело с клонами. Она должна была знать и про клона Вашего мужа, и про то, что образцы ДНК паразита из России не были уничтожены, но как бы ни было трудно, прошу Вас, не вините ее. Вы не должны были узнать про клонов в принципе и тем более про клона Генри Фицроя, но…
Фицрой убрала руки и отошла к окну, глядя на море.
- Не говорите мне, что это тот, кто его слишком хорошо знал, - попросила она, - потому что… - она запнулась. – Это не мог быть он, - быстро заговорила она. – Я знаю, что можно думать что угодно, что он слишком заботился обо мне, что сам засунул меня в Управление, что был ближе родителей, ближе всех друзей и подруг, но Вы его просто не знали. Питер никогда бы не предал ни меня, ни Генри. Он был единственной опорой, на которую можно было опереться, - она обернулась. – Богом клянусь, если скажете, что это был Питер, я…
Холмс выдержал ее взгляд, только покачав головой.
Фицрой чуть расслабилась и перевела дух, глядя на выражение его лица, но ненадолго, сообразив, что наиболее близких к Генри и к ней самой человек было двое, что если это не Питер – человек чести и слова даже после своей смерти, значит…
- Он все-таки отомстил мне, - тяжко вздохнула она.
- Отомстил? – удивился Холмс.
- На мой девятый День рождения вместо поздравлений он заявил, что лучше бы меня не было, - ответила Фицрой. – Сказал, что тогда Питер играл бы только с ним. Родители были в ужасе, Питер еле сдержался, чтобы не отвесить ему подзатыльник, а я разревелась от обиды. И дальше было только хуже. Когда мы переезжали в Канаду, Джошуа весь перелет выносил мне мозг тем, что только из-за меня у него теперь нет друзей, что ему придется налаживать отношения в новой школе, где все придурки, а когда Питер ушел в армию, Джош как с цепи сорвался, каждый день устраивая мне гадости от шампуня в зубной пасте до земляных червей в постели. Однажды он попытался обрезать мне волосы, но я проснулась и отшвырнула его к стене, за что мать меня серьезно наказала. Однажды он психанул и разбил телевизор, а вину свалил на меня, потому что телекинетик в доме – уже большая проблема, а эхолокатор-телекинетик, у которого есть хоть какая-то личная жизнь – еще большая проблема. Не удивлюсь, если он доносил матери обо всем, что касалось бы Дойла, которого он ненавидел даже больше, чем меня. И на сладкое – на моей с Генри свадьбе он напился и устроил драку. Знаю, в том, что он стал таким, есть и моя вина, но… черт возьми, мы не были идеальной семьей! Питер любил меня и ревновал мать к новорожденному младшему брату, мать тоже носилась с ним, как с золотым яйцом, забыв и про Питера, и про меня, а я просто копировала поведение старшего брата по отношению к младшему. Говорят, если в семье один ребенок, велика вероятность того, что он вырастет эгоистом, но два ребенка не лучше. Две сестры – это соперницы, два брата далеко не всегда друзья, а брат с сестрой, особенно, если сестра старшая – катастрофа и ябедничество брата матери при любом сестринском чихе в его сторону. Джош никогда ничем не выделялся. Учился плохо, в спорте был последним, а мне и Питу было наплевать. Я думала, что он перерос детские обиды, думала, что армия его изменила, но…
- Я тоже больше времени уделял брату, чем сестре, - признался Холмс неожиданно. – Когда Шерлок родился, я почти не отходил от его кроватки, а когда родилась Эвр… я просто не знал, зачем мне сестра, когда вполне достаточно брата.
- Можно задать вопрос, мистер Холмс? – спросила Фицрой.
- Конечно, - разрешил Холмс.
- Вы уже знаете, что подарите сестре на Рождество?
- Да. Необычный подарок, доставка которого на остров под большим вопросом, но да, она высказала пожелания. Что-то хотите сказать?
Фицрой покачала головой.
- Могу я задать очень личный вопрос, мистер Холмс? – спросила она. И продолжила после кивка: - Вы так боитесь меня, что решили ничего не говорить, пока я сама все не узнаю? Вы боитесь меня больше сестры?
- Эвр наводит ужас, - признался Холмс, - а что касается Вас… Стоит ли бояться взрыва сверхновой или близости черной дыры? Стоит ли бояться того, что непостижимо до такой степени, что даже сам страх – слишком незначительное и пустое слово для обозначения данной эмоции и чувства?
- Я человек, - тихо произнесла Фицрой. – То, что во мне – энергия, дикая, самостоятельная, самодостаточная единица чего-то большого, но я, мистер Холмс, я человек, а не черная дыра или звезда. Мы можем вернуться на материк? И… если это возможно, конечно… Возможно собрать и развеять прах Ген… двойника Генри над морем? Может, хотя бы так его душа обретет покой.
- Я распоряжусь, - пообещал Холмс.


Фицрой не стала задерживаться в здании, уйдя к вертолету, Холмс же задержался.
- Свяжись с Линдси, - попросил он Майкла Келли. – Передай, что Венди обо всем узнала.
- Насчет своего брата? – невозмутимо спросил тот. – Странный был парень. Я наблюдал за ним – он был странным, нервным, таким, знаешь… У меня все же было подозрение, что младший Браун ревновал мужа сестры, и я говорю не о армейских достижениях. Не кажется ли тебе странным то, что старший брат до такой степени был привязан к сестре, что даже явился с того света защитить ее, а младший сдал мужа этой сестры, потому что мог догадываться о том, что этот муж не просто изменяет жене, но и весь брак – одна большая фикция?
- Ты говоришь о спонтанном психокинезе-ясновидении? – понял Холмс.
- Я говорю о том, что в твоей семье трое гениев, - Келли развалился в кресле, вытянув ноги вперед. – В семье Браунов вполне могло быть трое детей с паранормальными способностями. Старший сын, например, мог уметь проецировать астральное тело туда, где была сестра. Или, скажем, это выходило случайно, было редко, но метко, а в момент смерти физического тела его астральное тело не пострадало и продолжило оберегать сестру.
- А младший по твоей логике мог проявлять спонтанное ясновидение или усиленную версию интуиции? – без улыбки уточнил Холмс. – Если так, он бы предупредил сестру, а не сдавал ее мужа, чтобы из него сделали клона.
- Ты знаешь о двух первых, которых изучило Управление, - напомнил Келли. – Все упирается в деньги, Майкрофт. Такие военные разработки стоят миллиарды долларов, а если нет возможности достать образец единственно нужного человека, можно взять хотя бы не самый плохой образец близкий к нему, и проверить на частички нужной ДНК на нем. Не думаю, что твоя красотка – пуританка и занималась сексом с мужем исключительно под одеялом. Чудо, что ее клон был нежизнеспособен, и не чудо, что клон ее мужа выжил, потому что парочка клонов, как в прошлый раз, запросто смогла бы зачать ребенка. И кто знает, какими бы способностями обладал уже ребенок, хоть и лишенный гостя в своем разуме и теле, но унаследовавший бы от матери что-то исключительно ее природное.
- Я не знаю, что делать, - признался Майкрофт.
- То же, что и обычно, - предложил Келли. – Попробуй расслабиться. Помимо того, что вы неплохо ладите, она благотворно влияет на тебя в плане расслабления.
- Что ты имеешь в виду? – нахмурился Майкрофт.
- Ты стал более эмоционален, тебе не все равно, что кому-то рядом плохо, и ты испытываешь не только страх, пренебрежение и отстраненность от женщин. Она тебя всерьез зацепила и тебя это до смерти пугает, но как бы ты ни старался убедить себя в том, что ты в любой момент можешь соскочить с этого сладкого наркотика, ты увязаешь глубже каждый раз, когда смотришь на ее ножки.
- Я не смотрю на ее ноги! – фыркнул Майкрофт. – Что за нелепость!
Келли в ответ лишь снисходительно усмехнулся.


Перелет до материка снова вышел тихим, хотя на этот раз Фицрой почему-то взяла Холмса за руку, поглаживая его пальцы своим большим, но глядя только в иллюминатор.
Когда вертолет сел у дома Холмса, высадил пассажиров и тут же взлетел, Фицрой ушла к своей машине не сразу.
- Насчет ужина… - вспомнила она. – Вы серьезно?
- Максимально, - согласился Холмс, думая о десятке дел сразу.
- А как насчет альтернативного варианта? – предложила Фицрой.
- М? – коротко спросил Холмс.
- Просто прогуляться, провести вечер так, как Вы уже давно не отдыхали, просто расслабиться и насладиться жизнью?
Холмс мысленно скорректировал работу своей службы безопасности, мысленно же проверил наличие камер слежения по любому маршруту, куда бы его могли пригласить, подумал о том, что бы стал делать Шерлок в этот же момент, где бы находился и как бы его бездомные следили бы за каждым шагом интересной парочки, сопоставил все это с возможностью попасться на глаза папарацци, стер все данные и вспомнил, что его спутница – сильнейший в мире телекинетик, способный отключить любую камеру слежения, сломать любую камеру папарацци, а так же защитить от любого стрелка.
- Боюсь, мне придется наверстать сегодняшний день по работе, - тем не менее отказался он, вспомнив так же и то, что без эхолокации Фицрой вряд ли могла бы обеспечить должную защиту, а телекинез против пули в груди вряд ли бы помог. – В другой раз.
На душе мужчины было паршиво не только из-за того, что он видел на острове и понимал, что женщиной руководит не столько желание побыть с ним в интимной обстановке, сколько попытка не быть одной в принципе, но разум говорил, что Венди слишком изменилась за этот день, стала еще более угрожающе-опасной, как бы ни пыталась продемонстрировать иное.
И все же Холмс чувствовал настойчивое желание забыть о голосе разума и позволить себе возможность вспомнить, что значит быть собой, как бы абсурдно это ни звучало. Вот только все снова упиралось в зевак, камеры, любопытные глаза, уши и младшего брата.
- Конечно, - покивала Фицрой, отведя взгляд. – Я понимаю. Простите. Что ж… тогда, если что – как меня найти - Вы знаете, - неловко произнесла она. – До свидания, мистер Холмс, - пожелала она, уходя к своей машине.
Холмс проводил ее взглядом и направился к дому, на ходу вытаскивая телефон.
- Доктор Стоун? Майкрофт Холмс. Думаю, нам нужно встретиться.


Остаток пятницы Фицрой провела за городом, любуясь звездным небом и обдумывая дальнейшие действия в отношении всего, что было запланировано будущим.
Времени оставалось совсем мало, впрочем, особых планов ни на что не было.
События на острове показали лишь то, что она и так приблизительно рассчитывала увидеть – Эвр Холмс когда-то была очень одинокой маленькой девочкой, которой не с кем было играть, которая хотела немного внимания от любимого второго старшего брата, но, увы, тому до нее не было дела по каким-то своим мальчишеским причинам, а первый старший брат и вовсе не хотел играть с сестренкой, уделяя больше внимания младшему брату.
Недолюбленная братьями, непонятная, непринятая, Эвр была чем-то очень похожа на Джошуа Брауна, младшего ребенка в семье Браунов, где старший брат занимался только сестрой, а сама сестра быстро стала не просто занудной любимицей идеального старшего брата, а крайне далекой, практически чужой задавакой, у которой вскоре было все, о чем мальчишка только мог бы мечтать.
Какой бы ребенок отказался от способности знать о своих друзьях все подряд и уметь швыряться предметами только силой мысли?
Фицрой потерла щеки и подула на замерзшие руки.
Было не слишком холодно, но ветрено, хотя небо было чистым. Она, сидя на капоте машины, никак не могла заставить себя уйти погреться в нее, а лучше – уехать домой и перестать морозиться, рискуя подхватить бронхит.
Эвр, маленькая девочка, все же сильно отличалась от Джошуа Брауна и даже от Венди Браун.
Джошуа проявлял только ревность или, чуть позже, став взрослым, откровенную ненависть, но без убийств, хотя и с предательством, Эвр же стала убийцей уже в детстве, в скором же будущем готовясь подтвердить свой статус психопатки, не особо понимающей значимость и модель поведения человека эмоционального и чувствующего.
Шерлоку и Майкрофту Холмсам не за что было винить себя в произошедшем с сестрой, у Браунов все было наоборот, хотя Питер никогда не чувствовал угрызений совести по отношению к брату, а Венди и вовсе не было дела до младшего брата.
И все же…

То был последний день перед их заданием, день, когда Генри по непонятной причине виновато смотрел на жену, а Джошуа молча чистил оружие.
- У тебя судьба любить мужчин, которым на тебя будет наплевать, - процедил Джошуа сквозь зубы, глядя на то, как сестра, почти не отрываясь, следит за мужем.
- М? – Венди обернулась. – Ты о чем?
- Ты слышала, - бросил Джошуа.
Чуть позже она и сама думала о его словах, еще позже поняла, что он был прав.
Ее не замечали, ее использовали, наконец, в ней нуждались по каким-то своим личным причинам, но вот чувства, любовь, наконец…
Майкрофт Холмс испытывал не любовь, а что-то другое, но и он отдалялся.
Шерринфорд поставил жирную точку в том, что она ошибочно приняла за намек на что-то большее, чем просто секс без обязательств или флирт. Да, у двух независимых и сложных людей были какие-то точки соприкосновения, но они пересекались только раз, а потом резко расходились каждый в свою сторону.
Она буквально кожей ощущала нарастание напряжения между ними, но исправление ситуации было уже не в ее компетенции.

Вся суббота прошла, как в тумане.
Очки вирт-реальности, постель, пицца и воспоминания о том, что было на острове, а когда стало ясно, что Эвр действительно в чем-то оказалась права, Фицрой поняла, что ее время почти на исходе.
Рано утром она решила начать действовать.
- Алло, папа? – спросила она в трубку, набрав номер.
- Венди? – удивился мистер Браун на том конце. – Дочка, что-то случилось? – встревожился он.
- Видимо, я действительно слишком редко звоню, если ты решил, что мне нужен какой-то повод, чтобы просто узнать, как дела, - усмехнулась Фицрой, постаравшись придать голосу больше уверенности и веселья.
- Значит, все хорошо? – насторожился мистер Браун.
- Будет, когда увижу тебя и маму, - призналась Фицрой.
На этот раз мистер Браун замолчал надолго.
- Венди, что с тобой? - наконец, спросил он. – Если ты хочешь увидеть мать, значит, либо наступает конец света, либо ты беременна от пришельца, либо…
- Папа! – возмутилась Фицрой. – Какие еще пришельцы?!
- Значит, ты не выходишь замуж? – перевел дух мистер Браун.
- За кого бы? – уже искренне фыркнула Фицрой. – Какие у тебя планы на Рождество?
- Двадцатого лечу в Манчестер, потом могу приехать в Лондон, - ответил мистер Браун. – Можем встретиться, сходить куда-нибудь. Как насчет театра?
- А мама?
- Мама… Милая, только не волнуйся, но…
- Папа, в чем дело?
- Мы решили развестись.
Фицрой тяжело осела на кровать.
В принципе, эту новость она ждала уже давно, может, сразу после похорон братьев и мужа, но все-таки развод родителей был не той новостью, после которой хотелось бы бередить старые раны и вспоминать старые обиды.
- Почему? – тихо спросила она.
Мистер Браун вздохнул.
- Она сказала, что хочет попробовать начать жить с чистого листа хотя бы теперь, когда больше надеяться не на что.
- Что? Как это?
- Дорогая, пойми ее правильно, мы все тяжело восприняли смерти мальчиков, но она надеялась увидеть…
- Внуков от меня?
- … счастливой хотя бы дочь, теперь уже единственного ребенка, которого она очень любит. Венди, я знаю, что у вас отношения крайне натянутые, что несмотря на то, что никто не был ни в чем виноват…
- Дело в моих способностях?
Браун горько вздохнул.
- Венди…
- Она винила меня? – поняла Фицрой.
- Нет. Конечно, нет. Она беспокоилась о тебе, хотела, чтобы ты была счастлива, чтобы продолжила жить дальше после…
- Я пыталась, когда вышла замуж, папа. Так я пыталась начать жить дальше, но она постоянно давила. Я люблю маму, она все-таки моя мать, но… Она не понимала и не понимает сейчас, что не дала мне даже попрощаться с тем, кто мне был так дорог.
- Милая, но ведь и я до сих пор не могу понять, почему ты так привязалась к этому профессору. Я знаю, я понимаю, что он был хорошим человеком, что вы сдружились, но я тоже рассчитывал на то, что подростковое увлечение рано или поздно пройдет.
- Папа, Дойл понимал меня как никто другой. Он понимал обе стороны моей сущности и это его не пугало, как других. Ты всегда был далеко, хотя с тобой было проще, чем с мамой, а Питер хоть и пытался быть ближе, но не мог из-за армии, и… - Фицрой нервно облизнула губы. – Ты прав, папа, у меня не все в порядке, - сдалась она. – Мне страшно, мне очень страшно и одиноко, я не понимаю, что со мной творится, все как будто в карусели, все мелькает перед глазами, несется куда-то на бешеной скорости. Я не смогу прилететь, я боюсь лететь, я даже не знаю, почему, но подозреваю, что со мной все слишком сложно. Эти способности, эта сила – все выходит из-под контроля, я больше ничего не могу контролировать. Теперь это само управляет собой, ведет меня.
- В Управлении об этом знают?
- Они знают не все, потому что я не могу сказать всего. Ты не представляешь, что я пережила, что видела. Я хочу увидеться с тобой, поговорить, просто обнять тебя, чтобы знать, что я смогу справиться.
- Я вылетаю немедленно!
- Нет. Папа, не надо. Давай встретимся двадцать первого? Может, действительно, сходим в театр? Я возьму билеты, а если не смогу, тогда сходим в кино, в ресторан – куда угодно.
- Конечно, хорошо, милая. Обязательно встретимся.
- Я люблю тебя, папа.
- И я люблю тебя, принцесса.
Фицрой нажала кнопку отбоя, выронила телефон и закрыла лицо ладонями.


Субботу Майкрофт провел в работе, а вот воскресенье началось с визита Стоун и тщательной подготовки.
- Вы осознаете риск, мистер Холмс? – сухо спросила женщина.
- В таком деле главная опасность – непредсказуемость не самой Фицрой, а того, что у нее внутри, - заметил Майкрофт. – Я все подготовил, нашел подходящую кровь для переливания, но риск все-таки слишком велик.
- Психокинетики – одна большая головоломка, мистер Холмс, - согласилась Стоун.
- Сами по себе, - покивал Майкрофт, - не говоря уже о том, что у одного внутри может быть термоядерная бомба неизвестной мощности. Вы уверены, что все сработает достаточно быстро?
- Через две секунды максимум, - ответила Стоун.
- Это могут быть самые долгие две секунды, доктор Стоун.
- Именно поэтому мы и готовимся так тщательно, мистер Холмс. Не волнуйтесь, ситуация будет под полным контролем.
Майкрофт предпочел промолчать.
Он верил в полный контроль со стороны Стоун и команды, но еще больше он верил только в то, что Венди Фицрой сама способна держать под контролем любую ситуацию, и если в плане будет хотя бы малейшее отклонение, последствия будут катастрофическими.
После того, что он видел на острове, он больше не мог рисковать гражданскими.


Фицрой не сиделось дома, так что вечером воскресенья она решила выйти проветриться.
Паника отпустила, отец обещал приехать, мать… мать была в порядке, так что хотелось просто подышать, прогуляться, подумать и…
Звонок в дверь отвлек ее.
Взглянув в глазок, она даже сперва не поверила глазам, но потом проморгалась и даже попыталась ущипнуть себя, чтобы понять, это сон или явь, потому что за дверью стоял…
- Мистер Холмс? - …собственной персоной самый главный человек в британском правительстве, причем не в привычном костюме-тройке, пальто и с зонтом, а в парке, симпатичной шапочке и зимних кроссовках вместо дорогих ботинок, в которых можно было только выходить из машины и тут же нырять в здание. – Что Вы?.. – Фицрой даже запнулась, не зная, что сказать при виде так неформально одетого политика. – Я даже не знала, что у Вас в принципе есть такие вещи.
- Есть, - любезно улыбнулась Холмс. – Редко используемые, но есть, Вы правы. Прошу прощения, что без предупреждения.
- Э… Входите, - предложила Фицрой, посторонившись.
- Благодарю, но, вижу, Вы тоже уже уходите, - он оглядел ее куртку и сапоги. – Я не вовремя?
- Нет, я просто хотела прогуляться, сходить на Лондонский Глаз – никогда там не была, а так… - пожала плечами Фицрой.
- Могу я составить Вам компанию? – поинтересовался Холмс.
- На колесе обозрения?
- Не поверите, но я тоже никогда там не был.
- Не поверю, - горько улыбнулась Фицрой, взглянув ему в глаза и жестом попросив выйти из квартиры.
Когда он вышел, она посмотрела на свой стенной шкаф, после чего закрыла дверь.
Настало время неверия, но она была к нему готова.

Вечер выдался холодным, но народу на улице было все равно. Люди просто гуляли, любовались Темзой, мостом, даже Глазом, свечение от которого было видно издалека, но гулять слишком долго Фицрой не хотелось. Времени было мало, хотя она действительно наслаждалась прогулкой со спутником, который, как она поняла, полностью ей доверял в вопросах своей безопасности, поскольку никаких машин сопровождения видно не было. Это, конечно, не говорило о том, что за ним не следят, это всего лишь означало, что Холмс не просто отпустил повода, но сам закусил удила и нацелился именно в ту сторону, куда хотел бы в конечном итоге добраться. Игра началась и велась она по-крупному.
- Что Вам сказала моя сестра?
- Вы верите в переселение душ?
Вопросы, заданные одновременно, как будто столкнулись в воздухе.
- Реинкарнация? – решился взять слово Холмс.
- Нет, именно переселение, - поправила Фицрой. – Или, если точнее, подселение. Верите в такое?
Холмс пожал плечами.
- Сложно сказать. Никогда не сталкивался с подобным.
- Даже в делах Управления?
- В делах Управления я всего лишь скромный аналитик по вопросам, почти никак не касающимся паранормального. Хочу сказать, я не имел дел с призраками, пришельцами или фантомными конечностями…
- …до меня?
- Боюсь, что так.
- Но Вы же знали о Прейгере?
- Только то, что нужно было знать – данные о работе, семье, предпочтениях в работе с коллегами, но никак не то, какую планету он бы выбрал для колонизации.
Фицрой хмыкнула.
- У него не было будущего на Земле, - произнесла она.
Холмс покосился на нее.
- А на другой планете? – уточнил он.
- Наверное, в этом есть что-то величественное – оставить все ради того, чтобы стать новым Адамом, - предположила Фицрой. – Не просто начать новую жизнь с чистого листа, а действительно начать новую жизнь во всех смыслах.
- А Вы знаете о том, какой она стала?
- Жизнь на другой планете? Не совсем. Точнее, что-то знаю, что-то могу предположить, исходя из данных проекта «Антей», - она взглянула на него, ожидая увидеть хоть какую-то реакцию, но Холмс оказался безучастным.
- Если Вы знаете про «Антей», значит, информацию Вы получили действительно из надежного источника, - не удивился он. – И нет смысла спрашивать, кто был Ваш информатор, как и то, почему Вы сказали моей помощнице о том, что проект нужно закрыть.
- Вы подставляетесь, если думаете, что все инопланетяне, которых Вы пытаетесь найти, посылая в космос сигналы и ловя сигналы оттуда, похожи на Доктора Кто. Вы, как и ученые Управления в работе с арками, играете в игру для взрослых по-детски наивно. Вы похожи на того мальчика из басни, что постоянно кричал о волках, когда их не было.
- Не представляю, как долго пастухи бегали на его зов, - заметил Холмс. – Но вскоре им надоело, и волки задрали овец.
- У этой истории мог быть и другой конец, мистер Холмс, - произнесла Фицрой, шагая рядом. – Или даже несколько концовок. В первой мальчика могли выпороть за подобные шутки, во второй – выгнать из деревни вместе с семьей, которая не научила его адекватности, а в третьей, к примеру, некоторым особо уставшим пастухам могло прийти в голову просто пристрелить паршивца, чтобы не баламутил воду и не гонял занятых людей туда-сюда, не приносил убытки и не вел себя, как последний идиот.
- Интересное предположение, - усмехнулся Холмс. – К чему Вы ведете?
- К тому, что Менвит-Хилл в сотрудничестве с сетью ЭШЕЛОН и АНБ не туда смотрит, - ответила Фицрой. – Шпионаж – здорово, пока он на благо своей страны, но сотрудничество со Штатами дорого нам обойдется. Грядет не восточный ветер, мистер Холмс, грядет тектонический сдвиг и нас сдвинет так, что мы окажемся сами по себе. Мое дело не политика, а безопасность граждан… хотя, теперь уже нет, но тем не менее, я бы рекомендовала прикрыть лавочку и начать сотрудничество с Россией, а не с США. И настоятельно рекомендовала бы закрыть «Антей» и навсегда забыть о том, чтобы посылать информацию в космос и ловить оттуда сигналы. Вы можете привлечь не человечков с Марса, которые захотели бы высасывать из некоторых землян мозги, а настоящих врагов с настоящим оружием против всей расы. Вы не готовы обороняться от угрозы из космоса, мистер Холмс, так зачем провоцировать агрессию тех, кто сильнее?
Холмс остановился и посмотрел ей в лицо.
- Россия слишком опасна, Венди, - сказал он. – Не враг, которого нужно держать ближе всех, но и не друг. Другой менталитет, другие цели, традиции, даже устои и ценности. Мы не хотим ни войны с русскими, ни дружбы. Пока нам выгоднее соблюдать осторожный нейтралитет. Русские не медведи, как это о них думает весь мир, русские – волки. Медведя можно приручить, научить трюкам и показывать в цирке, волка можно прикормить, но его не заставить ни палкой, ни лаской бегать по арене на потеху публики. У волков четкая иерархия и законы стаи. И то, что Вы говорите, нереально, как по проекту «Антей», так и по межгосударственным делам.
- «Антей» не связан с русскими, он поддерживается Штатами, - поправила Фицрой. – Я знаю, куда нацелены спутники, знаю, что именно ищет «Антей», но я настоятельно не рекомендую смотреть в бездну, чтобы бездна не начала слишком пристально смотреть в ответ. Оставьте Прейгера и его новый дом в покое.
- А если проект не будет закрыт?
- Угробите страну, - Фицрой пожала плечами и продолжила путь. – ЕС не будет нас защищать, мы окажемся в заднице мира. Подумайте о простых людях, мистер Холмс.
Холмс, задержавшись всего на миг, последовал за ней.

Путь до Глаза прошел почти в молчании, причем Холмс даже не удивился тому, что его спутница решила идти чуть впереди, как будто оградившись от него. Изредка перебрасываясь ничего не значившими фразами, они подошли к парку.
В это время суток здесь тоже должно было быть множество людей – туристов, семей с детьми, любившими смотреть на ночной город и его яркие огни, но колесо было почти пустынным, парк не шумел голосами людей, турникеты пропустили вперед всего трех человек перед Холмсом и Фицрой, охрана же, напротив, была собранной и чуть встревоженной.
Кабинка плавно подъехала, приняла в свое нутро двоих и тут же так же плавно отъехала, закрываясь и медленно поднимаясь вверх.
- Даже отсюда вид красивый, - заметила Фицрой, подойдя ближе к стеклу, глядя вперед. – Наверху будет еще красивее.
Холмс сунул руку в карман парки и не глядя набрал текст смс на телефоне, тут же отправив его адресату, после чего тоже подошел ближе и встал рядом с женщиной.
- Да, красиво, - ответил он.
- Я не хотела приходить к Эвр, - заговорила Фицрой, глядя вперед. – Но пришлось, чтобы попросить о помощи у того, кто мог бы ее дать хотя бы в теории.
- Простите? – Холмс развернулся к ней всем телом.
- Я хотела, чтобы она взломала глубинную память, чтобы промыла мне мозги, чтобы заставила меня забыть хоть сколько-нибудь времени, но она отказалась, - дернула плечом Фицрой. – Она действительно убийца, мистер Холмс, но у нее есть дельные мысли. Она сказала, что мне нигде нет места – примерно то же, что думала и я сама после Чако. Смерть, не важно, на секунду или минуту, меняет человека. Дело не в остановке сердца, дело в том, что люди зовут душой. Я не хотела возвращаться из пещеры, - призналась она. – Вы были правы, я хотела умереть, но мне не дали. То, что меня спасло, вернуло с того света, то, что было со мной всю мою жизнь, не позволило мне уйти в тот раз, но это была клиническая смерть, в чем-то необратимые изменения в мозгу, в нейронной связи, даже в душе, если она у меня еще осталась.
- Вы хотели умереть? – повторил Холмс.
Фицрой мельком взглянула на него.
- У меня не было цели, не было желания жить. Мне просто дали понять, что мое желание и мое решение – ничто. Что игра будет продолжаться до тех пор, пока не решат другие, жить мне или умереть. Что у меня еще есть дела. Доктору Роллинсу повезло меньше.
Холмс весь напрягся.
- Что Вы с ним сделали?
- Ничего, - спокойно ответила Фицрой. – Я с ним ничего не делала, если Вы думаете обвинить меня в его смерти. Он получил ровно столько, сколько хотел узнать, то, что хотел иметь и чувствовать – ДНК, эмоции, боль, страх, ярость… Я бы не смогла жить нормально, зная, что у меня внутри, а Генри даже в клонированном виде не заслужил не жизни, а существования в клетке. Если бы я могла, мистер Холмс, - вздохнула она, - я бы вытащила его из Сирии живым. Я убила бы любого, кто бы встал у меня на пути, потому что мой муж был верен стране, пусть даже не слишком верен мне. Я любила его. Если бы я могла вернуть хотя бы его кости на родину, чтобы предать их земле, чтобы дать его душе покой, клянусь, я бы это сделала. Генри заслужил достойных похорон. И если бы я могла хоть как-то помочь Роллинсу в прошлом, я бы остановила его безумное желание поймать серийного убийцу. Но, увы, смерть меняет людей, а то, что он пережил, сильно изменило его навсегда. Даже я не смогла бы теперь все исправить. Эвр была права – милосердие бывает разным. То, что топтало землю в его облике, больше не было им до конца.
- Это Эвр сказала Вам убить Роллинса? – чуть нахмурился Холмс.
- Нет, - еще горше вздохнула Фицрой. – Я оказалась не интересна для нее.
Холмс приблизился к ней и остановился рядом, глядя на городскую панораму.
- Как Вы переместили Роллинса на остров? – спросил он тихо.
- Не я, - покачала головой Фицрой. – Я не господь бог, мистер Холмс, я не могу создать жизнь, не могу ни летать, ни ходить по морю, ни перемещать людей усилием мысли. Вы же слышали все, что я сказала в камере Генри?
Холмс покивал, зная, что она видит его отражение в стекле.
- Меня беспокоит тот факт, что Вы обратились напрямую к силе внутри Вас, и что она ответила, - признался он. – Если она Вас бережет, что тогда она может сделать с теми, кто даже мысленно может желать Вам смерти?
- Не знаю, - дернула плечом Фицрой. – Я не знаю, что думают, замышляют и планируют люди. Больше не знаю. И телекинетика тоже дает сбой, а я не могу понять причины.
- Дает сбой? – повторил Холмс. – Хотите сказать…
- Возможно, и у моего стража есть срок годности или жизни, - предположила Фицрой. – Это может означать смерти, мистер Холмс. Очень много смертей. Я не смогу этому помешать.
Кабинка доехала до самого верха, откуда открылся вид до горизонта во все стороны, Холмс совершенно бездумно огляделся по сторонам и задержал взгляд на Вестминстере, в то время как Фицрой отошла в сторону и посмотрела на Сити.
Холмс ощутил неприятный холод в руках, поэтому сунул обе в карманы парки и стиснул в одном узкий продолговатый футляр.
Тело как будто одеревенело, ноги почти перестали держать, страх накатился, как волна цунами, но он ничего не смог бы сделать в замкнутом пространстве на такой высоте.
- Много смертей? – повторил он за Фицрой.
- Тысячи, - подтвердила она, все еще глядя в сторону Сити. – Они не виноваты, мистер Холмс, - добавила она. – Помните, что я сказала Вам в нашу первую встречу в ресторане? Они не виноваты, просто запомните это. Они жертвы, как и многие из тех, кто спасает других ценой своей жизни. Просто люди, которым больше нечего терять, которые никому не нужны и которых никто не слышит.
Холмс промолчал, поглаживая одним пальцем футляр в своем кармане, старательно глядя только перед собой, пока колесо начало опускать кабинку вниз.
Пятнадцать минут на подъем, столько же на спуск, а дальше…

Холмс галантно, вернее, скорее рассеянно пропустил женщину вперед, когда кабинка подъехала к земле, вышел за ней следом, и чуть кивнул охране у турникетов.
Он прошел подготовку в МИ-5, в МИ-6 чувствовал себя, как дома, но еще никогда в жизни его сердце не билось так заполошно, как в эти минуты, когда Венди Фицрой покидала аттракцион и возвращалась в парк, где не было даже редких любопытных туристов.
Он замедлил шаг, когда увидел, что женщина остановилась и обернулась.
- Вы в порядке? – спросил он, остановившись в паре шагов от нее.
- Нет, - покачала она головой, глядя ему в глаза. – Это наша последняя встреча, мистер Холмс.
Он хотел уже открыть рот, что-то сказать, наконец, набрать смс на телефоне, но не успел, неосознанно дав знак своим людям на действие.
- Стоять! – раздались громкие приказы со всех сторон. – Руки вверх! Руки!
Фицрой дернулась назад, машинально подняв руки, как приказывали вооруженные люди, державшие ее на прицеле автоматов и пистолетов, и напряглась всем телом.
- Майкрофт, подойдите ближе, - распорядилась она, не зная, где мужчина и что с ним, не имея даже возможности обернуться или протянуть к нему руку.
- Стоять! – рявкнул один из вооруженных людей в балаклаве, разгадав ее намерение.
- Сзади! – одновременно с первым выкрикнул второй, державшийся где-то сбоку.
Фицрой не обернулась, приблизительно понимая, что начало происходить, но именно в этот момент в ее шею впилась игла и под кожу что-то влилось, вызывая онемение всего тела, слабость, сонливость и потерю ориентации.
- Простите, Венди, - шепнул голос Холмса ей в ухо, подхватив ее под руки. – Простите, если сможете.
- Что Вы… - в ужасе прошептала она заплетающимся языком, пытаясь хотя бы повернуть голову, но вместо этого из последних сил дернувшись вперед и тут же получив в тело с десяток выстрелов из оружия.
- Не стрелять! – закричал Холмс, отшатнувшись от нее. – Не стрелять!
Дротики с парализатором ей были не страшны, но кто-то, у кого то ли сдали нервы, то ли вместо транквилизатора были боевые патроны, прошил ей не только грудь, но и плечо.
Стрелок, невидимый для нее, далекий, неузнанный, но оттого не менее реальный, чем боль, прекратил стрельбу одновременно с вооруженными людьми вокруг, но дело было сделано.
- Сэр, назад! – закричал кто-то, когда она все-таки рухнула на землю, пытаясь пошевелить хотя бы здоровой рукой или ногами, но жидкость в ее теле, как яд, распространялась слишком быстро. – Сэр, отойдите!
- Не стрелять! – повторил Холмс откуда-то издалека.
Над Фицрой кто-то наклонился – этого хватило, чтобы переместить лекарство в это тело, собрать волю в кулак и мысленно воззвать к единственному спасению.
Бежать она бы не смогла, сознание растекалось жидким азотом по венам, из раны текла кровь, но для того, чтобы остановить ее, восстановить повреждение, нужен был полный контроль… или помощь.
- Наберите 999! – услышала она голос Холмса, явно перепугавшегося так же, как и она сама.
- Помоги, - еле выдохнула Фицрой, закрыв глаза и погружаясь в темноту пульсирующей боли.

- Сэр, назад! – крикнули голоса вооруженных людей.
Майкрофта потащили назад от лежащей на земле женщины с десятком пулевых ранений в груди и плечах, когда вдруг ее окутала сгущающаяся тьма – живая, злобно сверкавшая краснотой и золотом, заключающая тело в кокон, поглощающая его и…
- О, господи, - в полнейшем шоке и ужасе беззвучно застонал Майкрофт, когда тьма рассеялась так же быстро, как и появилась.
На земле, где еще секунду назад лежал человек, было совершенно пусто. Не было ни отпечатка тела, ни следов крови, ни единого участка хотя бы примятого снега.
Застреленная женщина просто исчезла.


просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 26 К оглавлениюГлава 28 >>
июль 2018  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

июнь 2018  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.07.17 14:06:39
Янтарное море [3] (Гарри Поттер)


2018.07.16 19:30:38
Поезд в Средиземье [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.16 14:56:27
И это все о них [2] (Мстители)


2018.07.13 11:17:06
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.07.12 23:20:32
Отвергнутый рай [13] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.12 09:37:17
Harry Potter and the Battle of Wills (Гарри Поттер и битва желаний) [3] (Гарри Поттер)


2018.07.12 09:36:47
Camerado [7] (Гарри Поттер)


2018.07.12 07:12:33
Слишком много Поттеров [38] (Гарри Поттер)


2018.07.09 01:34:24
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.07.07 13:49:20
Обреченные быть [7] (Гарри Поттер)


2018.07.07 11:56:38
Десять сыновей Морлы [45] (Оригинальные произведения)


2018.07.02 21:01:05
Дамблдор [0] (Гарри Поттер)


2018.07.02 20:59:43
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.07.02 20:07:11
Научи меня жить [2] ()


2018.07.01 20:13:41
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.06.30 00:32:55
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.06.29 08:47:31
Другой Гарри и доппельгёнгер [12] (Гарри Поттер)


2018.06.24 17:50:38
Список [8] ()


2018.06.19 22:27:57
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.06.19 20:32:59
Обретшие будущее [18] (Гарри Поттер)


2018.06.19 19:05:58
Змееносцы [6] (Гарри Поттер)


2018.06.19 15:11:39
Гарри Поттер и Сундук [4] (Гарри Поттер, Плоский мир)


2018.06.17 09:37:02
Выворотень [2] ()


2018.06.16 10:42:31
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.06.12 16:15:53
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.