Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Око за око, зуб за зуб... Вчера Фенрира Грейбека до смерти загрыз баран, трансфигурированный Римусом Люпином.

Список фандомов

Гарри Поттер[18363]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12485 авторов
- 26831 фиков
- 8444 анекдотов
- 17426 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 25 К оглавлениюГлава 27 >>


  Фейри

   Глава 26
Глупо было спрашивать, как он оказался на острове, еще глупее – что с ним вообще произошло.
- Что с тобой сделали? – почти прошептала Фицрой, глядя в глаза мужчины. – Ты… ты другой.
Генри Фицрой, продолжая смотреть на нее немигающим взглядом, чуть склонил голову набок.
- Ты постарела, - заметил он, оглядев ее сверху вниз и обратно. – Сменила прическу?
Фицрой машинально провела рукой по волосам.
- Постриглась после похо… - спазм в горле не дал ей договорить. – Ты не вернулся, - вместо этого произнесла она.
- Прости, дорогая, был занят, - издевательски протянул Генри, неожиданно резко ударив кулаками в стекло.
Фицрой отпрыгнула от клетки.
- Что с тобой? – повторила она испуганно, не зная даже, как подступиться к тому, кого искренне любила и за кого вышла замуж. – Что с тобой сделали?
- Помнишь, милая, - продолжил Генри, как будто не услышав ее, - на нашей свадьбе я сказал, что теперь ты Фицрой, а не Браун, что твоему начальству придется сменить тебе прозвище, а ты сказала, что тебе нравится быть фейри?
- Помню, - убито прошептала Фицрой. – И ты сказал…
- …и я сказал, - одновременно с ней заговорил Генри, - что тебе подойдет это прозвище – Фейри. Я дал тебе имя, дорогая. Общее название такому виду выродков, какой ты являешься, - зло выплюнул он.
Фицрой как будто застыла.
Генри никогда, ни разу за все время брака не позволял себе оскорблений в адрес жены. Ссоры были, но обычные, бытовые, как у всех семей, он был отличным мужем и отличным же агентом, так что после любой ссоры быстро наступал мир.
Генри играл на уровне профессионала.
И Генри был обычным человеком, просто человеком, раны которого не могли затягиваться так быстро.
- У тебя память моего мужа, - прошептала она. – Но ты не он, не Генри Фицрой.
- Я Генри Фицрой до последней клетки, - он снова ударил в стекло кулаками. – И я лучше, чем был.
Фицрой отшатнулась от него, но не отвела глаз.
- Хочешь выбраться, чтобы убить меня? – уточнила она.
- Хочу вернуться, - зашипел Генри. – Хочу создать больше таких, как я, хочу населить этот мир доминирующим видом.
- И к кому ты хочешь вернуться? – спросила Фицрой. – Ты знаешь того, кто создал тебя?
Когда Генри ответил, в его свистящем словосочетании Фицрой нашла ответ на вопрос, который мучил и ее саму.
Управление никогда не выпускало ее из-под надзора так или иначе. Ушла она, находилась ли внутри, скрывалась, пыталась жить, как все люди – Управление было в ее жизни от начала и до конца.
Шерлок Холмс ничего бы не нашел, даже если бы из кожи вон вылез, они взяли мелкую сошку, которая ничего не знала о действительно крупном заказчике. Вооруженные люди на крыше больницы в Альбукерке тоже были всего лишь исполнителями.
Но едва ли Майкрофт Холмс не знал о том, кто был заказчиком похищения Фицрой. Не мог не знать, потому что держал взаперти настоящее Творение Франкенштейна, знавшее правду.

К такому она оказалась морально не готова.
Она толком не знала этого человека, хоть и была знакома с ним лично, с его досье и даже по словам куратора могла быть спокойна за то, что такие люди не подставляли своих. Может, не так явно, потому что всегда шли только своей дорогой.
Фицрой при первой же встрече с этим человеком поняла, что он себе на уме. Может быть, он тоже понял, что ему доверия нет, когда увидел глаза юного эхолокатора в середине девяностых. Что-то в нем не давало покоя Венди Браун, но она не стремилась его понять.
Словно двуликий Янус, этот человек как будто обладал двумя душами и одновременно ни одной.

Она вышла из камеры и включила защиту всего блока.
Если остров был адом, она должна была пройти все его круги, чтобы узнать все мучения.
Впрочем, можно было срезать путь до последнего круга.


- Славная девушка, умная, - услышал Майкрофт мягкий тихий голос старого знакомого, решившего, наконец, присоединиться к нему в кабинете губернатора. – Чем-то напоминает Линдси в ее возрасте.
- Я пригласил тебя сюда не для того, чтобы ты соблазнялся красивыми женщинами, Майкл, - напомнил Майкрофт, встав с кресла, где провел время за просмотром с камер слежения из блока нижнего уровня.
Крайне высокий мужчина, лысеющий, седовласый, с добрыми печальными глазами, как у бассета, круглым добродушным лицом с мягкой полуулыбкой, усмехнулся, глядя сверху вниз на своего друга.
- Я не посягаю на чужое, - Майкл поднял вверх обе руки. – Чего и тебе желаю, Майкрофт. Твоя красавица сама находит ответы на вопросы, которые даже не должны были возникнуть в ее хорошенькой головке, - заметил Келли. – И ты знаешь, на что способна эта прелесть.
- По-твоему, мне нужно было отказать ей в праве на посещения острова? – уточнил Майкрофт. – Или, может, запереть ее здесь, никуда не пускать и ничего не разрешать видеть?
- Силенок бы не хватило, - по-доброму беззлобно усмехнулся Келли. – Глупо ловить ураган сачком для бабочек, Майкрофт. Глупо ставить препятствия для того, кто может не обходить их или перепрыгивать, а крушить любое на своем пути и идти туда, куда хочет. Энергетический состав Вселенной известен любому школьнику из курса астрономии. Ты, я, планеты, звезды – всего 0,4 % из общего числа, межгалактический газ - 3,6 %, темная материя - 22 % и темная энергия - оставшиеся 74 %.
- К чему ты ведешь? – чуть прищурился на него Майкрофт, жестом пригласив сесть. – Что Венди Фицрой темная материя или темная энергия?
- Нет, - спокойно ответил Келли. – Что Венди Фицрой – энергетический состав новой Вселенной, что материи, энергии и чего-то еще паранормального в ней крайне много, все находится в вечном движении, расширении, в общем, нестабильном состоянии относительно этой Вселенной, так что да, ты прав, скоро рванет так, что никому мало не покажется, но пока твоя подруга сохраняет спокойствие, она и мухи не обидит.
- Я знаю, как она обижает мух, когда перестает быть спокойной, - возразил Майкрофт.
- Тот маньяк? – Келли указал большим пальцем себе за спину. – Это детские шалости по сравнению с тем, что она действительно может. И я говорю не о подчинении ей природных стихий, полетах в небе или создании пространственно-временного разлома, я говорю об изменении состава Вселенной. В Кэтрин Хендрикс была малая толика того, что Антон Хендрикс называл Первыми или Изначальными. Можно сказать, детеныш, познающий новый мир. В мисс Фицрой нечто намного сильнее, что просто так мухобойкой не прихлопнешь.
- Ты знаешь, с кем мы и она имеем дело?
- С кем-то или чем-то за гранью нашего понимания. Ты знаешь, у меня есть крохи информации тут, там, я как запасливый хомяк, собираю все понемножку и переношу в свой уголок.
- И что ты уже собрал?
- Что уже и сказал. Кэтрин подцепила энергосущность уже взрослой, вышла из арки, имея только внешность настоящей Кэтрин, Венди же попала в страну Оз ребенком, а вернулась не с Гудвином, а с настоящим волшебником за спиной.
Майкрофт потер лоб.
- Осталось понять, с добрым или злым, - произнес он.
Келли по-доброму усмехнулся.
- Возможно, но только гипотетически, что если Кэтрин Хэндрикс была детенышем с той стороны, с Венди Фицрой сотрудничает сущность куда старше. Возможно даже, что старше нашей Вселенной. По крайней мере, Венди страдала головными болями, но контролировала себя довольно свободно, что говорило о том, что сущность внутри не порабощала ее. Взрослые особи обычно могут держать желания в узде, хоть и не всегда.
- Она становится все сильнее, у нее обнаруживаются новые паранормальные способности, она левитирует во сне, - тяжко вздохнул Майкрофт. – Что нас ждет, когда она захочет или сможет что-то еще?
- Она не Кэрри, - покачал головой Келли. – Она Дороти, потому что будь она Кэрри, ты был бы уже давно мертв из-за того, что по-прежнему врешь ей в глаза на ее же выпускном балу.
Майкрофт пристально взглянул в лицо другу.
- Не я решал скрыть информацию о том, что произошло в каньоне, - произнес он. – И не я решил скрыть правду о том, что было в Альбукерке. Мой брат мог бы перевернуть все Управление вверх дном и найти виновного в том, что произошло, но мы оба знаем, кто покрывал заказчика. Нежелание огласки, нежелание терять практически бесценного и нереально сильного телекинетика, наделенного бог знает какими способностями взамен утраченной эхолокации. И мы оба же знаем, что на Доннер тоже давят сверху, что Управление может сколько угодно считаться внеправительственной организацией, но если внутри Управления не будет лояльности и сотрудничества с теми, кто заказывает крайне дорогое исследование в своих целях, все это быстро прикроют. Правительство и военные Штатов и других стран заинтересованы в Управлении не меньше, чем Управление в них.
- Дело не во всей этой шелухе, Майкрофт, - возразил Келли. – Дело даже не в преданности или своих проектах. Дело в возможностях.
- Элейн Сперви…
- Элейн Сперви была алчной дурой, готовой ради денег на что угодно. Неустойчивая ДНК, клонирование, генные модификации с паразитирующей особью далекого прошлого… Все это плохо кончилось. Но сейчас речь о другом. Создание гибрида не просто для того, чтобы продать партию солдат будущего военным, а просто ради удовольствия, плюс, конечно, ради денег и проверки новых возможностей. Линдси будет покрывать одного из своих хотя бы из опасения, что только начавшаяся строиться дамба нормальных отношений с Фицрой рухнет, и что Управление умоется кровью от верхов до низов.
- Фицрой адекватна.
- Как и ее симбионт. И вопрос – кто из них ведущий, а кто ведомый, потому что если ее терпение принадлежит тому, что внутри нее, нетерпение, обида и желание отомстить будут вполне человеческими. Ты еще помнишь, на что способна женщина, когда поймет, что ее обманули и предали?
- А если все наоборот? Если Манчестерского Мясника убила сущность внутри Фицрой? А если они обе захотят убить заказчика и добраться до Доннер?
Келли развалился в кресле.
- А ты еще не понял? – усмехнулся он, глядя Майкрофта. – Фицрой плевать на Доннер. Ей плевать на всех хотя бы потому, что она идет своей дорогой и точно знает, куда, а до локаций и людей ей нет никакого дела. Ты ей нравишься, но, возможно, ты нравишься женщине, которая была обеими ногами в могиле после того, как закрыла проход в прошлое в пещере анасази. Ты, я и Линдси не можем знать, что вернулось с другой стороны жизни, является ли это Венди Фицрой и чего хочет в конечном итоге. Я за то, чтобы мертвые оставались мертвыми, Майкрофт.
Майкрофт задумался.
Келли всегда говорил по делу и именно то, что думал или знал.
Майкрофт и сам не раз думал над тем, кто или что вернулось к жизни, умерев в пещере. Но больше всего его волновал другой вопрос – как это вернувшееся с того света отреагировало на препарат в своем организме, который ввели именно для того, чтобы посмотреть, умрет ли то, что вернулось, или станет еще сильнее.
- Когда-то давно я предупреждал другого своего друга, - произнес Келли, глядя на мониторы. – Я дал все намеки, что-то сказал прямо в глаза, после я просил о помощи, но меня даже не выслушали. Ты знаешь, как все кончилось. Я не из тех, кто прощает предателей, Майкрофт. И я не из тех, кто любил Элсингера или хотя бы терпел его незримое присутствие в жизни сотрудников Управления вне работы. И я не доверял ни ему, ни его правой руке. Элсингеру повезло уже тем, что дважды он не умрет, но когда твоя подруга доберется до его протеже, смерть будет для него желанным подарком.
- Если только ее не остановить, - пробормотал Майкрофт.
- Просто отойди в сторону, - посоветовал Келли. – Что должно произойти, то произойдет, хочешь ты того или нет, а если решишь помешать – заденет и тебя, и твоего брата, и всю твою семью.
Майкрофт машинально взглянул на монитор и вскочил, заметив, что в блок, где содержалась Эвр, вошла Венди Фицрой.


- Мэм, - охрана преградила ей путь.
- Откройте камеру, - тихо попросила Фицрой, не став ни говорить о цели визита, ни требовать немедленно подчиниться приказу сверху.
- К объекту вход запрещен, - отчеканил один из охранников.
- Спать, - пробормотала она, глядя на него и одновременно воздействуя на всех охранников блока.
Люди повалились на пол, крепко сжимая в руках автоматы.
Фицрой подняла карту доступа и сунула ее в замок на двери, открыв камеру с человеком, который должен был увидеться с ней.

- Меня зовут Венди Фицрой, - буквально с порога начала говорить Фицрой, когда за ней не успела еще закрыться дверь. – Я была детективом-инспектором Главного управления полиции Манчестера, позже была переведена в Новый Скотланд-Ярд в Лондоне. Я знаю, кто ты, теперь ты знаешь, кто я, но это просто набор слов для самоидентификации. Я пришла просить о помощи, Эвр.
Женщина в практически пустой камере, сидевшая до этого на полу, глядя в никуда, подняла голову, взглянув на гостью, и встала.
Бледная, с длинными спутанными темными волосами, в белой просторной тунике, белых капри и белых же балетках – Эвр Холмс, единственная женщина, которую панически боялся ее старший брат, не впечатляла.
Эвр медленно подошла к стеклу, отделяющего ее от Фицрой, и остановилась, чуть склонив голову набок.
- Давно не видела Майкрофта настолько напуганным, - произнесла она спокойным тоном, измененным динамиками. - Теперь понятно, что его так волнует.
- Ты не удивлена моим приходом, - заметила Фицрой, подойдя к стеклу ближе, но не переступая черту. – Знала, что я на острове и ждала гостей?
- Знала, что мой брат, который редко ко мне заходит, явился внепланово, подавал невербальные сигналы страха и близкой паники помимо того, что постоянно думал о некоей женщине, - заметила Эвр. – Почему ты и почему сейчас? – спросила она.
- Из-за того, кто я, - ответила Фицрой. – И из-за того, что я не умею выбирать мужчин, - добавила она. – И из-за того, что мне постоянно врут в глаза, боятся, пытаются убить, похитить, использовать в своих целях. Знакомое чувство?
Эвр чуть заметно усмехнулась, не сводя внимательных глаз с гостьи.
- Покажи, кто ты, - попросила она.
Фицрой взглянула на лежавшую на кровати в камере скрипку и переместила ее в свою руку.
- Я телекинетик, - сказала она, держа скрипку на раскрытой ладони без какого-либо усилия. – И телекинетика в моем случае – не просто умение перемещать предметы из одной точки в другую, но и делать это через любой препятствие, дематериализуя предмет в одной точке и материализуя в другой. Кроме того, я неплохо вывожу из строя любую технику, - она даже не повернула голову в сторону камеры слежения, но красный огонек на ней погас.
- А переместить человека можешь? – заинтересовалась Эвр.
Фицрой покачала головой.
- Максимум – орган или инородный предмет внутри тела. Могу вытащить занозу из пальца, могу пережать нерв или артерию, могу удалить почки или разнести всю цепь ДНК на составляющие.
- Знаешь анатомию, - заметила Эвр так, как будто услышала что-то скучное. – Что ты хочешь в обмен на мою помощь?
- Ты не поинтересовалась, что мне вообще от тебя нужно, - ответила Фицрой.
- Банально даже говорить вслух такое очевидное.
- Я могу воздействовать на участки мозга почти любого человека, я могу стереть память или заставить подчиняться моей воле, но мой мозг и моя память для меня недоступны. Ты можешь воздействовать на глубинную память, сломать все блоки, чего не могут ни телепаты, ни медиумы, какими бы сильными они ни были.
- Что ты хочешь забыть?
- Этот день, пару месяцев, год, если сможешь. Или хотя бы прошедший час.
- И что взамен?
- Твой брат посадит самолет, который взлетел очень давно, где ты давно летишь одна.
Эвр нервно дернула шеей.
- Ты и про это знаешь, - не вопросительно, а утвердительно сказала она.
- Не мне тебя судить, не мне ставить диагнозы, я не врач и не судья, - щека Фицрой дернулась. – Хотя… мне много раз приходилось быть судьей, чтобы спасти чью-то жизнь, придется побыть им еще немного, но не в этом случае.
- Но тебе хочется осудить меня, - Эвр подошла к стеклу еще ближе и положила на него ладонь. – Ты не похожа на всех этих скучных людей, ты на стороне ангелов. На какой стадии принятия смерти ты находишься?
- На шестой, - уверенно ответила Фицрой.
- Из пяти?
- Из шести. Смерть – тоже стадия. Я была на волосок от смерти достаточно часто, но в конечном итоге я умерла окончательно. Я не о красивых словах о смерти души, я о вполне банальной смерти тела и мозга.
- Когда?
- Недавно.
- Где?
- В Штатах.
- Подробнее.
- Нью-Мексико, каньон Чако, пещера анасази.
- Из-за чего?
- Пришлось закрыть пространственно-временной разлом в прошлое на тысячу лет, чтобы страж пещеры не губил людей. До меня это пыталась сделать другая женщина, хорошая, очень хорошая женщина. Она была медиумом, могла работать как дистанционный ясновидец, ее разум вошел в пещеру, но не вышел из нее. Поэтому попросили прибыть меня.
- Телекинетика?
- До смерти я была и эхолокатором, успешно применяла свой дар в работе в полиции, могла видеть намерения преступника, снимать слепок с места событий, искать пропавших людей.
- И ты умерла в пещере анасази?
- Да.
- Почему?
Фицрой ответила не сразу, глядя в глаза пленнице перед собой.
- Потому что не хотела жить, - произнесла она, спустя несколько секунд молчания.
- Почему? – снова спросила Эвр.
Фицрой, если бы у нее еще была эхолокация, запросто смогла бы понять, что Эвр буквально пьет ее боль, наслаждается, купается в ней, впитывает в себя, как губка, но Эвр не проявляла никаких эмоций.
- Из-за вины перед тем, кого любила очень давно, чью смерть не приняла до сих пор.
- Тебе до сих пор больно, - снова спокойно заметила Эвр, положив и вторую ладонь на стекло.
Фицрой отвернулась и села на пол, глядя перед собой и даже не задумываясь над тем, что бы подумала ее собеседница.
- Невыносимо, - призналась она, взглянув на Эвр снизу вверх.
Эвр так же опустилась на пол и села на пятки, опустив руки на колени.
- Ты хочешь забыть боль? – спросила она. – Но дело не в нем, дело в ком-то еще. И в моем брате?
Фицрой кивнула.
- Я живу в мире призраков и призрачных чувств. Я устала кричать в пустоту и ждать, что меня услышат.
- О, - коротко выдохнула Эвр. – Ты не просто хочешь умереть, ты хочешь придать смерти какое-то значение. Ты ждешь определенного момента, чтобы умереть красиво.
- В смерти нет ничего красивого, - Фицрой медленно покачала головой. – Нет ничего красивого в том, что тело разрывает на куски от взрыва, нет ничего красивого, когда отсекают голову, нет ничего красивого в смерти разума, когда он заперт в ловушке. Распад клеток, отмирание нейронных связей мозга, остановка сердца – мне даже представлять это не нужно, я все это видела, я сама могу устроить подобное. Один раз мне пришлось убить безоружного, чтобы защитить одну жертву. Или не одну, а десяток, сотню – я не знаю. Я этим не горжусь. Ты уже считала всю информацию обо мне, как только я вошла, я же сделала это ненамеренно с тобой, пока я была мертва. Все важные события в ускоренном темпе, даже те, которых я не помню, как это, например. Я прибыла на остров не потому, что должна была поговорить с тобой, а ради другого. Ради того, чтобы понять, кто я, кто те, кто хочет меня использовать, кто уже пользуется моей привязанностью.
- Ты знакома с моим братом? – Эвр медленно моргнула, глядя на Фицрой.
- С обоими, - подтвердила последняя.
- Что скажешь про Шерлока?
Фицрой тяжко вздохнула.
- Если вкратце, то ему на меня наплевать, что меня и его устраивает. Если подробнее – тебе бы польстило, то, кем он стал, то, что он делает, как делает, как думает, как дышит.
- Я его не видела с детства, - с малейшей долей грусти заметила Эвр. – Он хорош?
- Во всех смыслах слова, - подтвердила Фицрой. – Изуродован на славу, замкнут, помещен под замок своих чувств и эмоций, вечно в поиске лекарства для покоя в разуме, которое находится в наркотиках. Тебе он понравится.
- Будущее время глагола?
- Твоя награда, независимо от результата твоего вмешательства в мой разум. Даю гарантию того, что вы встретитесь, что Шерлок сделает то, что ты велишь, что он посадит самолет, снимет оковы своей памяти, разгадает загадку твоей песенки и выполнит твое желание. Он поиграет с тобой, как ты хотела в детстве.
Эвр взглянула на свою скрипку в руке Фицрой, все поняв.
- Можно заставить человека плакать или смеяться, - сказала она, когда инструмент пропал и появился перед ней самой. – Можно заставить человека кричать от боли или счастья. Никогда не понимала разницы, - добавила она, подняв скрипку. – Можно заставить человека принять лекарство или яд. С живым человеком можно делать все, что угодно. Какой интерес препарировать мертвеца?
Она встала и отошла к своей кровати, бережно уложив скрипку на одеяло и развернувшись.
Фицрой тоже поднялась на ноги.
- Хочешь сказать, мне нет места среди живых? – спросила Фицрой.
- Тебе нигде нет места, - равнодушно ответила Эвр. – Но нет и места, способного сдержать тебя. Транквилизаторы могут ввести тебя в состояние комы, но ты нужна послушной живой марионеткой, а не бревном. Стимуляторы могут сделать из себя животное, но тогда пострадают твои дрессировщики. Скажи мне, Венди Фицрой, почему ты не можешь переместить человека, дематериализовав его?
- Я не пробовала, - призналась Фицрой. – Слишком много нюансов – зубные коронки, искусственные суставы, состояние внутренних органов… Чтобы сделать такое с человеком, нужно сперва изучить его медицинскую карту, потому что на глазок я могу материализовать человека, вывернутого наизнанку из-за малейшей ошибки. Я человек, а не трансварпный транспортер из СтарТрека, и если у меня зачешется локоть или мне захочется чихнуть, объект может распасться на атомы.
- Ты не убийца? – заметить усмешку в голосе Эвр было бы еще сложнее, чем найти иголку в стоге сена.
- Я не палач, - поправила Фицрой.
- Ты себя ты знаешь, - как будто не услышала ее Эвр.
- Тогда это будет телепортация, а не телекинез, - поправила Фицрой.
- Кем меня считает моя брат? – вдруг спросила Эвр.
- Ганнибалом Лектером, - честно ответила Фицрой. – Знаешь про этого персонажа?
- Каннибал, интеллектуал, психопат, - скучающим тоном ответила Эвр. – Мелко. А что думаешь ты?
- Я не думаю, - дернула плечом Фицрой. – Тебя не понимали в детстве, боялись, в какой-то степени ненавидели, если содержали в условиях, где с тобой не играли девочки твоего возраста и тебе приходилось всегда играть одной, пока Шерлок был занят другом, а Майкрофт был слишком ленив, чтобы снисходить до таких игр. Но то, что ты сделала, не списать на непонимание поступка в силу возраста. Ты была умным ребенком и точно знала, что делала, для чего и почему. И ты скажешь об этом Шерлоку, когда он придет к тебе. Психопаты имитируют эмоции, но ты испытывала ревность и обиду, ты испытаешь страх, радость и облегчение, когда придет время. Жаль, что ты мне не поможешь. Ты намного умнее меня, ты могла бы сделать со мной что угодно.
- В чем бы тогда заключалось веселье? – улыбнулась Эвр. – Я не пытаюсь убить себя, хотя условия моей жизни куда хуже твоих. У тебя есть память, но ты ее не ценишь, свобода, которая тебе не нужна, прошлое, от которого ты бежишь, но не в будущее. Твой разум давно мертв, Венди Фицрой, в нем нечего изменять, нечего ломать или строить. Но прежде, чем ты уйдешь мучиться непониманием того, кто ты есть на самом деле, можешь оказать мне небольшую услугу?
- Какую?
- Убери стекло.
Фицрой взглянула на предупреждающие надписи на стекле и покачала головой.
- Тебе не время выходить.
- Я не прошу выпустить меня, я прошу зайти ко мне, - поправила Эвр. – Ты же не боишься меня, как остальные?
Фицрой подошла к стеклу ближе и дотронулась до него ладонью в том же месте, где его с другой стороны касалась рука Эвр.
Страха в самом деле не было несмотря на то, что пленница была крайне умна и нереально опасна… вот только не для телекинетика и бывшего копа.
Фицрой даже не подумала над тем, что она делала.
Стекло могло бы просто рассыпаться на куски, треснуть, наконец, расплавиться, но оно просто исчезло, оставив только предупреждающие надписи, повисшие в воздухе без поддержки.
Эвр даже не шевельнулась, когда в ее клетку шагнул посторонний человек и сделал это без страха.
Вместо этого она медленно подняла руку ладонью вперед.
- Ты знаешь, что можешь, - напомнила Фицрой, остановившись у перегородок, к которым еще несколько секунд назад крепились стекла. – И ты знаешь, что могу я.
- Я знаю, что ты можешь, но вот ты боишься того, что ты можешь, - снова поправила Эвр, сделав шаг вперед. – Страх рождает сомнения, сомнения рождают страх, замкнутый круг из самобичевания и самокопания, ненужный тому, кто выше всего пустого. Хочешь помощи – признай себя и прими себя, только так ты станешь свободной.
Эвр вдруг резко дернулась вперед и тут же оказалась отброшенной к стене, распластанной по ней и задыхающейся от нехватки воздуха в легких, тем не менее глядя на женщину в своей клетке, смотревшую на то, как Эвр пытается сделать вдох.
Фицрой не махала руками, не смотрела исподлобья, не хмурилась, она выглядела так же уверенно, как и все время диалога, но Эвр увидела то, что даже она не могла понять – за спиной гостьи клубилась непроглядная тьма с редкими сполохами золотого, серебряного и синего цветов. Беззвучно и устрашающе.
Эвр моргнула, а когда открыла глаза, видение пропало и ее ноги коснулись пола.
- Я параноик, - как будто извинилась Фицрой, хотя в ее голосе не было ни капли осознания вины.
- Ты получила не то, что хотела, но ответ на другой вопрос, - ничуть не обиделась Эвр, потерев свою шею. – А когда свою награду получу я?
Фицрой вышла из камеры и вернула стекло на место, даже не моргнув.
- Скоро, - пообещала она. – Хотя время – понятие относительное. И знаешь что, для тебя этого разговора не будет.
- Попытаешься стереть мне память? – усмехнулась Эвр.
- Заблокирую все лишнее, - ответила Фицрой. – Мозг у всех примерно одинаков, дело в разуме, но я не имею дело с разумом, мое дело только физическая составляющая, так что… Делай, что должна, но финал будет неутешительным. Когда самолет приземлится, он не откроется. Единственная пассажирка никогда не покинет его борт. Могу лишь сказать, что она не будет одинока, как бы парадоксально это ни звучало.
Эвр ничуть не удивилась и не оскорбилась. Скорее, заинтересовалась демонстрацией паранормальных способностей гостьи.
- Кого ты выберешь для спасения, одного или десятерых? – спросила она. Фицрой промолчала. – Десять детишек против одного взрослого или десять взрослых против одного ребенка? Будешь ли стоять над умирающим, которого уже не спасти никакими средствами, или добьешь, прекратив его агонию? Можешь звать себя как угодно, но милосердие – палка о двух концах, как и убийство.
Фицрой отвела взгляд.
- Я не убийца, - пробормотала она.
- В этом году будет веселое Рождество, - улыбнулась Эвр. – Я не сказала Майкрофту о том, что Лондон окрасится красным, решила, что от тысячи человек город и страна ничего не потеряют, но ты же понимаешь, что чтобы жила тысяча, должна умереть сотня. Несложный выбор, если подумать. Я бы поставила на тысячу сто в минус. А ты?
- Прощай, Эвр, - Фицрой развернулась и прошла к двери, одновременно погружая Эвр в сон и стирая ей память обо всем дне.
Сверхинтеллект или нет, Эвр все равно была человеком с обычным мозгом.

Внутри тела как будто горел огонь, голова разрывалась от боли, как будто эхолокация снова вернулась, но нет, просто общение с психопаткой и чем-то… кем-то?.. еще.
Фицрой не стала подниматься в кабинет губернатора, сразу выйдя на воздух и направившись на отмель, на крохотный пляж, со всех сторон окруженный скалами.
Она не чувствовала никакого изменения в разуме, впрочем, особо на воздействие Эвр и не рассчитывала.
Ее разум был под надежной защитой силы, которую она даже не понимала, но ее мысли занимало не это.
Эвр, человек, эволюционировавший в нечто совершенно удивительное, уникальное; разум на уровне сверхчеловека, способности на грани понимания… и все же никакого воздействия на не самого умного, не самого интеллектуального и даже не самого сильного человека.
Фицрой остановилась на песке, глядя в море, и опустилась на колени, закрыв глаза.
- Помоги ему, - зашептала она. – Если ты понимаешь меня, можешь чувствовать – помоги ему. Я не смогу, я не могу его… ты можешь, это ты делаешь, так помоги ему, кем или чем бы он ни был.
Давление на виски как будто снизилось, головная боль почти пропала, но грудь сдавило так, что дышать стало трудно – ее страж, ее паразит, то, что было внутри ее разума, откликалось и давало о себе знать лютым холодом внутри тела.
Фицрой еще никогда в жизни не пыталась обратиться к сырой энергии, как к чему-то разумному, хотя арки показали, что ученые действительно не понимали, с чем имели дело.
Пещера анасази показала истинную природу вещей и то, что произойдет в любом случае, так что визит на остров ничего не менял.
Закрытый мирок, удаленный от цивилизации, камеры, пленники и охрана – мир не пострадал бы, даже если бы весь остров взлетел на воздух, хотя Фицрой было нужно не это.
Эвр, несмотря на невозможность взлома глубинной памяти своей гостьи, все же навела ее на правильные мысли.
Возможно, борясь со своей настоящей сущностью, Фицрой ничего и не могла сделать, но если бы она приняла себя полностью…


Майкрофт испугался до такой степени, что едва смог пошевелить губами, когда Фицрой вошла в камеру Эвр и все видеонаблюдение отключилось.
Сестра-психопатка, не испытывающая никаких эмоций ни к одному живому или неживому объекту, способная из любого человека сделать марионетку, выпустить кишки или приказать убить себя и близких просто ради любопытства, и телекинетик с обостренным чувством справедливости, с хронической паранойей и множеством болезненных точек в своей биографии, человек, способный расщепить человеческое тело на атомы и влиять на пространство и время.
Вечная мерзлота и кипящее планетарное ядро. Динозавр и астероид.
Если к встрече Фицрой с пленником мужского пола Майкрофт отнесся философски, то встреча двух женщин была опасна непредсказуемостью со стороны обеих.
- Я не стал бы лезть к ней, - заметил Келли, просмотрев все данные со всех камер и найдя Фицрой снаружи.
- Я и не собирался, - ответил Майкрофт, обратив внимание на то, что женщина стояла на коленях и явно молилась.
- Я бы не стал, - повторил Келли невозмутимо спокойно, - а тебе настоятельно рекомендую, пока твоя Спящая Красавица не проснулась и не уничтожила весь остров.
- Она бы…
- Это она бы не стала, а то, что в нее влили, ищет выход.
- Ты не…
Майкрофт не договорил.
В кабинете внезапно погас свет, резко завыла сирена, свет вспыхнул красным, а за окнами все потемнело.
Тьма, живая, почти осязаемая, окутала весь остров коконом на несколько минут, а потом пропала, когда свет снова включился по-нормальному и все камеры заработали в штатном режиме, показывая не все камеры, а только одну, куда Майкрофт никогда не заходил.
И, чего он испугался даже больше встречи Фицрой со своей сестрой, в камере, при отключенных защитных полях и уснувшей охране за пределами, находилось трое человек, двое из которых просто материализовались внутри.
- Вот теперь шутки кончились, - спокойно, как и всегда, произнес Келли над ухом Майкрофта. – И я настоятельно не рекомендую вмешиваться ни тебе, ни кому-либо еще.
- Она его просто казнит, - прошептал Майкрофт в ужасе.
- Не она, - поправил Келли, кивнув на мониторы.


Совершенно лысый, с аккуратной почти седой бородкой и усами, в костюме-двойке, отличных ботинках, в классическом пальто, темнокожий человек, нервно оглядевшись и заметив присутствующих, заметно дрогнул, но чуть приподнял подбородок, чуть сжав губы.
- Венди Фицрой, - произнес он уверенным тоном. – Чем обязан?
- Доктор Роллинс, - чуть кивнула Фицрой. – А Вы не изменились с тех пор, как я видела Вас в последний раз.
- А ты сильно изменилась, Венди, - ответил мужчина. – Как внешне, так и внутренне.
- Во мне действительно все изменилось внутри, - покивала Фицрой. – Но в одном я могу быть уверена – свою душу я сохранила, хотя еще недавно я даже не верила в ее существование. А Вы можете похвастаться тем, что легко жить, имея часть души серийного убийцы по имени Белая ворона?
Мужчина чуть заметно стиснул зубы.
- Если ты про это знаешь, ты так же должна знать, что…
- Вы все-таки правая рука дьявола, доктор, - спокойно и тихо перебила Фицрой. – Нужно было свернуть ему шею, пока был шанс, - произнесла она, глядя на мужчину. – Вас бы это не спасло, но ничего этого бы не было.
- Элсингеру? - мгновенно понял Роллинс. – Фрэнк искренне восхищался тобой, - заверил он.
- Поэтому он приказал убрать единственного человека, который меня понимал?
- Дойла? Дойл был безвольным слабаком, не видевшим дальше своего носа.
- Осторожнее, доктор Франкенштейн, Вы стоите перед своим Творением, которое пока еще спит, но в любой момент может очнуться.
Фицрой кивком указала на замершего у защитного стекла клона своего мужа, смотревшего на обоих немигающим взглядом.
- Отдашь меня ему? – догадался Роллинс. – Убьешь сама?
- Ни то, ни другое, - покачала головой Фицрой. – У меня к Вам всего два вопроса – за что и почему? Мне нужно расшифровать их?
- Я понял, - ответил Роллинс, глядя то на нее, то на Фицроя. – Если я здесь, где бы это ни было, ты уже знаешь все, что должна была знать. Клонирование человека, генетический эксперимент по созданию гибрида из того, что привез Эксон из Архангельска, с тем, что было под рукой. Управление – довольно интересная организация, не правда ли? – усмехнулся он, медленно заходив по камере. – Интересно и другое – Элейн Сперви, тоже бывший ученый Управления, создала сырой образец солдата будущего, мне же удалось модифицировать и почти приручить ген паразита из прошлого и подавить его геном. К сожалению, не до конца, Элейн удавалось сдерживать образцы до трех лет, я смог контролировать их до пяти.
- В Альбукерке были Ваши люди? – уточнила Фицрой. – Меня пытались похитить Ваши люди?
- Не похитить, - поправил Роллинс. – Всего лишь создать видимость похищения, чтобы проверить спящую реакцию на угрозу жизни.
- Что мне ввели? Тоже геном той твари?
- Многократно очищенный, встраиваемый в геном человека и маскирующийся так, что обнаружить его, не зная, что именно искать, невозможно в течение пяти лет.
- Почему Генри? Почему именно мой муж? Почему Вы выбрали именно его для своих экспериментов?
- Дело не в нем. Дело в том, чье ДНК у меня было. Твое, его, твоих братьев, Доннер, Дойла, даже мое – взять можно было кого угодно, только первая партия умерла в муках, когда ей добавили в ДНК-коктейль твою ДНК. Выжило двое образцов, один из которых был убит при захвате лаборатории, а второму удалось бежать, хоть и не далеко. На границе Висконсина и Мичигана его схватили, переправили в Канаду, а потом его следы затерялись здесь… полагаю, где его содержали уже очень долго, - Роллинс оглянулся на Фицроя. – Что же касается тебя, - он перевел взгляд на нее, - то это был уникальный шанс понять, на что годен оригинал с тем, что у тебя внутри с девяти лет. Дойл не понимал и не видел, что и кто ты, что ты можешь и как тебя можно было бы использовать, но Элсингер видел твой потенциал и хотел раскрыть его полностью.
- Убив моего куратора? – уточнила Фицрой.
Роллинс развел руками.
- Я должен был стать твоим куратором и утешить тебя в горе, - не стал он скрывать правду. – Но ты ушла, а возвращать тебя было слишком сложно, как и достать в принципе. Но мне все же выпал шанс снова увидеть тебя, Венди. Теперь уже не важно, убьешь ты меня или нет.
- Вы так и не ответили на мой вопрос, доктор, - напомнила Фицрой. – За что? За что Вы сделали это с ним и со мной?
- С твоим мужем?
- С Дойлом!
- Потому что он мешал. Все просто, Венди. Он не хотел пачкать руки, лез туда, куда не должен был совать свой нос, а что касается тебя… Твоя сила не имеет себе равных, другой такой, как ты, нет и не будет. Жена Антона Хендрикса была жалкой тенью по сравнению с тобой.
- Вы убили ее?
- Я никого не убиваю.
Фицрой отвернулась.
- Я думала, станет легче, когда я увижу того, кто приложил столько сил, чтобы сделать из меня очередного монстра в военных целях, но нет, легче не становится, доктор Роллинс. И не станет, пока я жива.
Роллинс незаметно сунул руку в карман пальто, но воспользоваться пистолетом, который достал, не успел – его руку свела судорога и оружие впало на пол.
- Я ничего Вам не сделаю, - Фицрой повернулась к нему лицом. – Я не судья и не палач. Я даже клона своего мужа не трону, хотя он чудовище.
- Значит, тронет то, что внутри тебя? – Роллинс схватился второй рукой за парализованную, но поднять пистолет не посмел.
- Нет, - покачала головой Фицрой. – ДНК, говорите? Я изучала структуру ДНК человека, на досуге даже разбирала трупы на составляющие, так что… Каждый получит, что хочет, доктор Роллинс. Хорошо, что Вы сказали, где мне искать, а то было бы сложно переносить то, о чем я не имела представления.
Мужчина занервничал, дернулся к пистолету, но замер в напряженной позе и захрипел.
- Что… - выдохнул он через силу, и замолчал.
- Меняю Ваш геном, - совершенно спокойно ответила Фицрой. – Вы хотели узнать силу и способности паразита из Архангельска, хотели получить меня – Вы получите все и сразу от Генри и от меня. Возвращаю все, что Вы сделали с нами обоими.
Роллинс все-таки упал на пол, схватился за пистолет и попытался выстрелить в женщину, но оказался уже не рядом с ней, а нос к носу с Фицроем за прочным стеклом-перегородкой.
Этого ему хватило, чтобы выстрелить пленнику в голову.
Внешне молодой мужчина, точная копия мужа Венди Фицрой, упал на пол и затих.
Регенерация помогла бы восстановить любую рану, но не восстановила бы мозг.
- Он был невиновен, - произнесла Фицрой, глядя на убийцу. – Как и Коннор, как и Генри, как и я. Вы хотели знать, как я делала, что делала, что чувствовала и как жила со своими способностями? Боюсь, чтобы понять, Вам тоже придется умереть, доктор Роллинс, - она отошла от стекла. – Вот теперь у Вас геном паразита, геном Генри, мой геном, моя адская головная боль, с которой я жила долгие годы, неконтролируемая агрессия, а на сладкое личный привет от той сущности, что уберегла меня от Вас и вернула меня к жизни после смерти. И вишенка от меня лично – теперь Вам решать, жить с тем, что у Вас внутри, или нет. Прощайте, доктор Роллинс, передайте в аду привет Элсингеру.
Она отошла еще дальше от стекла и прижалась к двери лифта, разом включив силовое поле и убрав стеклянные преграды.
Обезумевший от боли, ярости, ослепший от ненависти и желания убивать все живое, Кертис Роллинс, все еще ощущавший себя человеком, но стремительно терявший человеческий облик и разум, метнулся к силовому полю, истошно закричав, бестолково задергавшись и заживо поджариваясь.
От такого не смог бы регенерировать никакой организм, даже оригинал паразита из Архангельска.
Тело человека начало рассыпаться, все жидкости испарились и на пол осела только горстка белого пепла и несколько украшений.
Фицрой бросила взгляд на неподвижное тело клона Генри Фицроя, отвернулась и вышла, не став смотреть на то, как и оно рассыпается в прах.


просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 25 К оглавлениюГлава 27 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.19 13:31:21
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.17 17:45:43
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.11.13 00:23:07
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [234] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.28 17:37:06
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.10.28 10:19:07
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.