Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Русский Волдеморт споил бы весь аврорат. А потом приставал бы к Потттеру предлагая выпить и настаивал бы на том что тот его не уважает, как его папка.

Список фандомов

Гарри Поттер[18363]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12485 авторов
- 26831 фиков
- 8444 анекдотов
- 17426 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 23 К оглавлениюГлава 25 >>


  Фейри

   Глава 24
- Ужин? – повторил Шерлок, едва Фицрой вышла, так и не ответив на вопрос.
- Что записал? – не стал вдаваться в подробности Майкрофт.
Шерлок бросил на стол тонкий усик прослушки и еще с десяток миниатюрных «жучков».
- Ничего, - произнес он. – Белый шум.
- Как она это сделала? – задумчиво произнес Майкрофт, подняв один из приборов и повертев его в пальцах.
- Генератор белого шума или, если проще, силовое поле, - самодовольно ответил Шерлок. – То же, что было зафиксировано в деле о расправе над Манчестерским Мясником.
- Думаешь, при разговоре с тобой она тоже использовала это поле? – не стал заострять на этом внимания Майкрофт, вспомнив леденящие даже его душу кадры.
- Не знаю, - пожал плечами Шерлок. – Но точно могу сказать, что она сама вряд ли осознает, что она или ее симбионт делает.
- Или они вместе, - вздохнул Майкрофт. – Она может действовать с той нужной осторожностью, которую проявляет полицейский, энергетическая же составляющая делает то, что и всегда – защищает своего носителя.
- Думаешь, эта энергия живая? – чуть нахмурился Шерлок.
- Я не знаю, что думать, - покачал головой Майкрофт. – Раньше Венди Фицрой была бомбой под ногами, теперь она намного больше, чем даже вулкан. Это как нестабильное ядро планеты, способное заставить проснуться все вулканы всего мира.
Шерлок чуть обиженно дрогнул нижней губой, не имея представления ни о каких ядрах планет.
- Ты пригласил на ужин это ядро, - напомнил он.
- Да, - рассеянно согласился Майкрофт. – Нужно вызывать Управление, - решительно заявил он.
- И похоронить ее в недрах институтов изучения мозга и прочих способностей? – фыркнул Шерлок. – Не терпится сделать ее лабораторной крысой?
- Шерлок, - сухо перебил его Майкрофт, - я не смог узнать, что именно в нее влили. У меня нет ни одной зацепки, а единственные, кто мог бы сказать, откуда был сделан заказ на похищение Фицрой, стали горсткой пыли. По-твоему, почему Доннер выкачала из нее все жидкости? У нее кристально чистые анализы! Понимаешь, что это означает? Она меняется, но энергия внутри нее пытается нормализовать ее состояние.
- Хочешь списать на это и левитацию во сне? – спросил Шерлок. – Удобно, вот только это было еще до пещеры анасази, братец.
Майкрофт отвернулся и прошелся по кабинету.
- Я тебя понимаю, она интересна тебе, как объект изучения, как человек, который тебя понимает, но она тебе не подружка.
- А тебе? – переспросил Шерлок. – Правильнее назвать ее любовницей?
- Не умничай! – повысил голос Майкрофт. Спустя почти минуту напряженных гляделок с братом, он тяжко вздохнул и отвел взгляд. – Ты видел, возможно, сотую долю того, что может эта женщина, - спокойно сказал он. – Двигать мебель силой мысли – не предел для нее, способной вытащить из твоего тела сердце и поиграть им в бейсбол.
- Майкрофт, ты путаешь ее с теми, кто обладает коварством и жаждой, - равнодушно уронил Шерлок. – Фицрой не хочет ни власти, ни денег – поверь мне, я проверил ее не раз. Она даже с тобой переспала от желания, а не ради привилегий, - кивнул он на него подбородком. – Не представляю, как это назвать – глупостью или великодушием?
Майкрофт поморщился.
- К тебе она относится, как к несмышленышу, что тебя устраивает, - заметил он. – Меня, впрочем, тоже.
Шерлок закатил глаза и фыркнул громче.
- К тебе она… - захотел оскорбить и он, но Майкрофт вытащил телефон и набрал нужный номер, включив громкую связь.
- Доннер, - раздался уверенный ответ через пару гудков.
- Майкрофт и Шерлок Холмсы, - представился Майкрофт. – Вы на громкой связи, Линдси.
- Да, джентльмены, что-то случилось? – спросила руководитель Управления.
- Фейри генерирует силовое поле в качестве защиты от прослушки, - громко сообщил Шерлок.
- Ясно, - не стала переспрашивать Линдси. – Давно?
- Второй раз из замеченных, - добавил Майкрофт. – Линдси, удалось проверить образцы на тот препарат, что ей ввели?
- Удалось узнать, что это сложное вещество явно психотропного свойства, - ответила Линдси.
- Наркотик? – уточнил Шерлок.
- Не совсем, - ответила Линдси. – Для обычного человека это равно действию витамина, несет только пользу. Для человека с психокинетическими способностями это как реагент, но какую реакцию он вызывает и на что – неизвестно.
- Тогда откуда Вы узнали про его действие? – справедливо уточнил Шерлок.
- Не опытным путем, как Вы понимаете, только со слов медиумов, - ответила Линдси. – Четверо медиумов сказали, что это усилит мозговую активность психокинетика, один из них добавил, что влияние на эхолокатора-телекинетика с потенциально возможной вероятностью нахождения в нем сырой энергии запросто может вызвать неконтролируемую реакцию, которую нереально предугадать.
- Они хотели взломать глубинную память? – вдруг громко спросил Майкрофт.
Линдси на какое-то время замолчала.
- Не исключаю такую версию, - призналась она. – Если Венди вообще носитель этой энергии.
- И что с ней может быть? – снова встрял Шерлок. – Вспышки агрессии? Беспричинные слезы? Жажда секса?
- Что угодно, - ответила Линдси. – Буквально, что угодно, джентльмены. От этого нет лекарства. И если, выражаясь простым языком, Венди начнет рвать крышу, она может сама пострадать.
- А какова вероятность того, что к ней пиявкой присосался и страж пещеры? – неожиданно спросил Шерлок.
- Она рассказала все, что было, - с нотками сомнения ответила Линдси. – Я понимаю, что контактеры не слишком охотно делятся эмоциями и переживаниями, но Венди рассказала очень много и в деталях.
- Кроме того, что она могла узнать из этого контакта лично для себя, - заметил Майкрофт.
- А если попробовать гемодиализ и криокамеру? – предложил Шерлок.
- Повторить опыт с Кэтрин Хэндрикс? – переспросила Линдси. – Для этого нужно получить согласие Венди. Вы представляете, что она может сделать, когда придет в себя после такой процедуры?
- За ней установлено круглосуточное наблюдение, - вставил Майкрофт. – Если что-то произойдет, я узнаю первым.
- Я отправлю Дэйну Стоун для помощи, - решила Линдси. – Она скоординирует ситуацию на месте. Джентльмены, давайте все же помнить, что мы имеем дело с человеком, который пытается жить с психокинетикой, которой не просил. Венди не зло и не посол зла, не пришелец и не некая сущность с желанием захватить власть.
- Майкрофт рассказал ей про энергию в ней, - перебил Шерлок.
- Я это сказал? – переспросил Майкрофт.
- Это я слышал и даже записал, - Шерлок протянул ему листок бумаги с понятными только им двоим значками.
- И какой была реакция? – спросила Линдси.
- Судя по тому, что Майкрофт жив, а Фицрой вышла в своем привычном состоянии, никого не убив и не покалечив, она или то, что внутри нее, отреагировали спокойно, - ответил Шерлок. – И Майкрофт пригласил ее на ужин.
Майкрофт всплеснул руками и неодобрительно покачал головой, глядя на него.
- Дождитесь Стоун, - как будто не услышала последнюю фразу Линдси. – Если станет жарко, попробуйте предложить Венди гемодиализ.
- Проще засунуть ее в криокамеру и разбудить лет через триста – получим сверхчеловека, - вставил Шерлок.
- Вы не думали над тем, что Венди уничтожила арки, возможно, не по своей воле? – спросил Майкрофт обоих. – Может ли быть так, что энергия из этих арок захотела бы уничтожить вход в тот мир? Может ли быть так, что это желание внушило что-то еще, что-то еще сильнее энергии?
- Например? – коротко спросила Линдси.
- То, что разрешило создать арки, - догадался Шерлок.
Линдси снова замолчала.
- Ваши теории меня и так пугают, - призналась она спустя какое-то время. – Сырая энергия сама по себе опасна и неуправляема, а если есть что-то еще сильнее, вообразите масштаб действий, какие она может натворить. Держите меня в курсе, джентльмены. Майкрофт, можно поговорить с Вами тет-а-тет?
- Слушаю, - Майкрофт отключил громкую связь и отошел от брата.
- Я обратилась к ясновидящему, который согласился поработать с образцами, взятыми у Венди, - тихо произнесла Линдси. – И он сказал, что видел только тьму. То же самое сказала и Кейт Аззопарди, когда изучала палимпсест. Я не знаю, что это и связано ли с самой Венди, но будьте осторожны. Иногда тьма – всего лишь отсутствие света, иногда это тьма перед рассветом, а иногда… я даже представлять не хочу, что это еще может быть.
- Если бы Венди хотела навредить, она бы уже это сделала, - так же тихо ответил Майкрофт в телефон. – Она не борется с тем, что внутри нее, она сжилась с этим. Но Вы безусловно правы в том, что это может быть что угодно.
- Будьте осторожны, - повторила Линдси.
- Непременно и всего доброго, - пожелал Майкрофт.
- До связи, - ответила Линдси и отключилась.
- Часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо, - продекламировал Шерлок глубокомысленно.


Фицрой знала, что произойдет, но действовала по привычке.
Двое умнейших людей могли бы обмануть кого угодно, любого человека, но ее – лишь отчасти.
Здесь роль играла простая логика – если старший Холмс устраивает слежку за младшим братом, что мешало ему напичкать и свой кабинет всевозможной прослушкой и камерами наблюдения? И что мешало делать то же самое и младшему, когда тот заявился к ней домой рано утром?
Может, она не знала их намерений, но все же оставалась крайне внимательным человеком, держащим ушки на макушке хотя бы ради спасения своей жизни.
Еще одно покушение! Ее снова хотели захватить и в чем-то использовать. Ей что-то вкололи, что теперь вытворяло с ее организмом буквально черте что.
В один миг она задыхалась от злобы, в другой чуть не плакала от обиды, то хотела просто объятий, то желала выпустить кишки.
Как будто гормональная бомба внутри.
Но Линдси обязательно сообщила бы, если бы что-то было не так.
Глупо было бы винить Майкрофта Холмса в том, что он шел четко намеченным планом и делал именно то, что хотел бы делать – создавал невыносимые условия для пребывания в Лондоне и в стране в целом для одного конкретного телекинетика теперь уже с неконтролируемыми эмоциями, но это не означало жестокость по отношению к ней. Скорее мягкое давление, чтобы она улетела из страны к родителям.
В этом был резон – она не стала бы крушить Бостон из-за боязни навредить отцу и матери… вот только все эти слежки… они могли обернуться большими проблемами для фирмы отца, да и мать тоже уже давно устала от всей психокинетики дочери.

Вторник Фицрой провела взаперти дома, не отвечая ни на какие телефонные звонки, не реагируя на дверной звонок, лежа в кровати и предаваясь мрачным думам.
Конечно, Салли заволновалась, когда начальница, только-только вернувшись из отгула, пропала с концами. Конечно, ее бы уже ввели в курс дел. Конечно, она начала бы бить в барабаны и трубить в трубы, чтобы честного копа вернули в Ярда, наплевав на все козни против нее. И, конечно, ей мягко указали бы на дверь и потребовали бы заниматься своими делами.
Младший Холмс едва ли заинтересовался теперь уже уволенным копом, Джону было не до нее, старший Холмс же… с этим все было еще сложнее.
Он бы не стал опускаться до мелочей, как отключение воды, света, тепла, блокировка кредиток и арест, но Фицрой и не думала, что хоть что-либо подобное в принципе взбрело бы в его умную голову.
Впрочем, он ее волновал куда меньше того, что было на крыше больницы в Альбукерке.
Головная боль стала метафорической, но беспокоила даже больше настоящей.
Она пробовала думать в этом направлении, но мысли упорно возвращались к Майкрофту Холмсу и его странностям.
Его что-то явно беспокоило, но не до ужаса, а, скорее, волновало и мешало нормально жить.
И за каким чертом он вдруг пригласил ее на ужин? Что он задумал и как далеко хотел или мог зайти в желании избавиться от неудобного человека? Как этот верный закону человек мог бы убрать крайне опасного телекинетика, если он не мог ничего сделать даже с Мориарти?
И кто был заказчиком тех наемников? Мориарти? Эвр, которая была заперта в Шерринфорде?
Фицрой закрыла глаза и мысленно вернулась в пещеру, снова и снова прокручивая в голове увиденные картинки.
Ответ был, но не на этот вопрос.
И был вопрос, на который не было ответа.

Среда прошла так же, как и вторник за исключением того, что Фицрой заказала на дом пиццу и уставилась в телевизор, изучая новости.
Грабежи. Убийства. Финансовые махинации. Аресты.
Глаза не фиксировали почти ничего, разум был пуст.

Четверг начался с пробежки ранним утром по свежевыпавшему снегу.
Фицрой знала о том, что бдительное око камер следит за ней, но это ее не беспокоило.
Человек, привыкший держать свою жизнь в своих руках в любом случае, был так же обязан не раскисать перед последним шагом, который уже маячил перед ним.
Страшно? А кому бы не было?
Она добежала до моста Миллениум и сбавила темп, заметив одинокую фигуру у перил. Сделав вид, что не замечает самоубийцу, Фицрой, тем не менее, зорко отслеживала каждое движение человека на мосту, подбегая ближе.
Молодая девушка, на вид лет двадцати, привлекательная, если бы не размазавшаяся по лицу косметика.
Белые от холода пальцы, вцепившиеся в перила, приоткрытый рот, поверхностное дыхание – сильнейший стресс и личная травма, слишком личная, чтобы даже говорить о ней.
Фицрой видела это выражение лица у таких, как эта девушка. Не слишком часто, но и не так редко, как бы хотелось.
- Не подходи! – взвизгнула девушка на мосту, чуть дернувшись вперед.
- Я не подойду, - Фицрой остановилась и подняла руки вверх в жесте капитуляции, давая понять, что она подчиняется и главная здесь только девушка на мосту.
- Не подходи, - повторила девушка, трясясь от ветра и холода.
- Не делай этого, - попросила Фицрой. – Что бы ни случилось, это можно пережить.
- Да? – девушка повернула к ней голову так резко, что едва успела перехватить руку, чтобы не упасть. – Откуда тебе знать? Ты ничего обо мне не знаешь!
- Ты права, - миролюбиво согласилась Фицрой, не делая ни шагу вперед. – Может быть, расскажешь мне?
Девушка заплакала, роняя слезы на расстегнутое пальто.
Фицрой на глаз определила степень обморожения по бледным губам – шла пешком примерно полчаса, решилась забраться на перила в течение минут пяти-десяти, не застегивалась, организм пока в стрессовом состоянии и еще может беречь тепло, дрожь… не холод, а адреналин. Злость, растерянность, страх… цвет кожи – смешение рас, полуиндианка-полуирландка, строгое воспитание. Украшения на месте, следов избиения нет, следов алкогольной интоксикации нет, зрачки расширены… клофелин?
- Я не хотела, - заскулила девушка. – Я говорила, что не готова, - Фицрой на секунду закрыла глаза и стиснула зубы. – А он… - ее голос сорвался.
- Ты его знаешь? – спросила Фицрой, тоже начав дрожать от холода. Разогревшееся тело уже остыло и требовало либо продолжения движения, либо иного источника тепла.
- А ты коп? – жалко огрызнулась девушка. – Я не заявлю на него! Мой отец убьет его, а потом выгонит меня из дома!
- Тебе некуда идти? – спросила Фицрой.
Девушка помотала головой.
- Только на время учебы, а так…
Фицрой вздохнула.
Не все так плохо. Если студентка, значит, есть общежитие, а потом нашлась бы и работа. Хуже было бы, если бы это сделал муж, а не парень.
- Слезай, - попросила она неудавшуюся самоубийцу. – Если не можешь – я помогу.
- Я прыгну! – крикнула девушка, дернувшись всем телом вперед.
- Я не психолог, если что, - извинилась Фицрой, не сделав ни единого жеста, чтобы помочь ей, - но ты не прыгнешь. Если сильно хочешь – можешь попробовать, я мешать не стану, за тобой уж точно не прыгну, но, во-первых, ты замерзла, так что если в полете передумаешь умирать, ты даже не сможешь пошевелить руками и ногами от холода, а во-вторых, вода ледяная, получишь воспаление легких или чего похуже, проваляешься в больнице пару месяцев. И вот еще что, милая. Не защищай подонков. Мужчина должен слышать «нет», если ты говоришь «нет», а если он глухой – он сядет, это я тебе могу гарантировать.
Девушка заплакала снова.
Фицрой сунула руку в карман спортивной куртки и вытащила телефон, набрав номер вызова такси и указав место доставки пассажиров, мельком взглянув на время.
Пять тринадцать утра, впереди трудный день.
- Я не пойду в полицию! – заявила девушка, кое-как оторвав руку от перил и стерев слезы, размазав косметику еще больше.
- Прости, милая, но пойдешь, - уверенно ответила Фицрой, даже не глядя на нее. – А теперь слезай оттуда, потому что я тоже замерзла.
- Я прыгну, - ответила девушка уже не так уверенно, явно не понимая, почему ее больше не уговаривают и ведут себя так, как будто она пустое место.
- Ты любишь жизнь, - покачала головой Фицрой, получив подтверждающую смс от водителя кэба. – Хочешь, докажу? Будет очень страшно, но действенно.
Девушка истошно закричала, когда ее пальцы сами собой разжались и она ощутила под ногами пустоту. Всего на несколько мгновений, пока перемещалась от перил до своей спасительницы, но и этого времени хватило, чтобы девушка обмочилась от страха.
- Не убивай меня! – взмолилась она, упав на колени.
- И не думала, а теперь вставай и пошли, - уверенным тоном распорядилась Фицрой, подав девушке руку и уводя ее к краю моста, где уже ждал кэб. – В Ярд, пожалуйста, - приказала она водителю, одновременно слегка подкорректировав ему память о том, что он просто решил остановиться в этом месте и проехаться до Ярда, а девушке – что она действительно хотела покончить жизнь самоубийством, но передумала, чуть не упав, потому что ей кто-то помог. Кто-то, лица кого она не запомнила.
Когда машина затормозила у Ярда, Фицрой вывела бедолагу из машины и посмотрела ей в глаза.
- Я не могу, - бормотала девушка, снова плача. – Вы не понимаете, я не могу. Мой отец…
- Тебе нужна помощь, а твоего насильника нужно наказать, - прошептала Фицрой. – Я не смогу помочь больше, чем могу сейчас, а ты не сможешь справиться сама. Здесь хорошие люди, они помогут. Расскажи им все. Поверь мне, твоего обидчика накажут и никто не посмеет показывать на тебя пальцем. Ты сильная, с тобой все будет хорошо. Ты мне веришь?
Девушка покивала, не глядя на Фицрой, после чего неуверенно пошла в здание.
Безымянная, случайно встреченная, изменившая сразу несколько судеб девушка.

Корректировка памяти была простым упражнением, так что за это Фицрой не переживала. Таксист удивился бы непонятно откуда взявшемуся внутри машины запаху мочи и страха, камеры слежения, на тот момент выключенные им же, ничего бы не зафиксировали, а остальные Фицрой вообще не волновали.
За ней следили постоянно, к этому можно было и привыкнуть. В конце концов, любое ее перемещение было записано и каждый жест передан непосредственно старшему Холмсу.
Если уж он так хотел следить, пусть. Если так горел желанием объяснять своим наблюдателям тот факт, что в городе работал бывший коп, который обладал сверхспособностями и этим спасал людей – пусть. Если хотел бы объясняться хоть перед королевой в том, почему этот сверхчеловек делает, что хочет, с разумами людей – тем более пусть.
Значение имел только один день, а все до него были неважны.
В чем-то действительно можно было делать почти что угодно, если это было законно и помогало хоть кому-то.

В десять утра Фицрой уже выходила из магазина, нагруженная пакетами с продуктами.
После пробежки она вернулась домой, приняла душ, выпила кофе и поняла, что она в самом деле изменилась, что как будто внутри нее стало теплее, что исчезло чувство безысходности, обреченности. В конце концов, для восхождения на гору люди тоже тренируются, готовятся к этому, почему бы и ей не попробовать провести подготовку к своему важному дню?
- Мисс Фицрой, - вежливо улыбнулась ей помощница старшего Холмса, стоя у черной машины, припаркованной почти у входа в магазин.
- Андрэа, - кивнула ей в ответ Фицрой. – Можете не объяснять причины Вашего появления здесь.
Женщина улыбнулась.
- Это моя работа.
- И где он меня ждет? – спросила Фицрой, перехватив пакеты. - В самом темном подземелье?
Помощница снова улыбнулась.
- В ресторане с приглашением на завтрак, если Вы не против.
- Что подадут? – уточнила Фицрой. – Допросы? Пытки? Пулю в лоб или опыты на мозге?
- Легкие закуски, сэндвичи, сладости и горячий кофе, я думаю, - ответила женщина.
Фицрой сгрузила ей в руки один из пакетов и наклонилась к ее уху.
- Вы же наверняка в курсе того, что было в Штатах. И Вы производите впечатление умной женщины. Хотите сказать, Вы перестали меня бояться?
Андрэа, держа в руках пакет, замерла, не смея даже шелохнуться.
- Не перестала, мисс Фицрой, но и я считаю Вас разумным и уравновешенным человеком, - ответила она, когда Фицрой отстранилась, взглянув ей в глаза.
- Даже после того, что Вы уже увидели утром? – уточнила Фицрой.
- Тем более после этого, - заметила Андрэа, все еще держа пакет с продуктами.
- Ладно, - пожала плечами Фицрой.
Из машины вышел водитель и молча забрал оба пакета, сгрузив их в багажник, после чего так же молча сел на свое место.
- Мэм, - чуть поторопила Андрэа заинтересовавшуюся Фицрой. – Что-то не так?
- Нет, - коротко бросила Фицрой, сев на заднее сиденье машины.

Светофоры как будто торопились доставить пассажиров на место, горя только зеленым, Андрэа как приклеилась к своему телефону, водитель же и вовсе не обращал на пассажирок никакого внимания.
- Ваш жених уже сделал предложение? – внезапно спросила Фицрой, глядя только вперед.
- Простите? – чуть растерянно переспросила Андрэа.
- Жених, - повторила Фицрой. – Приятный человек, отличный любовник, воспитанный джентльмен, словом, не идеал, но брать можно. Тот, которого Вы проверили по всем каналам. Этот жених.
- Эм… Да, - ответила Андрэа.
- Вы его не интересуете, так что не торопитесь шить свадебное платье, - безучастно произнесла Фицрой. – Его интересует проект «Антей» и то, как с помощью Вас можно подобраться к Вашему работодателю. Это глубоко законспирированный агент внеправительственной ячейки Штатов. Не ЦРУ, не ФБР, не что-то еще, что Вы там на него нашли. Он питается информацией и мечтает вонзить зубы в «Антей», так что можете отписаться наблюдателям и своему шефу о том, что лучше бы Вашего жениха взять и допросить с пристрастием. А сообщаю я Вам это лишь потому, что лапы американцев на этом проекте сильно повредят гражданам королевства уже очень скоро. Грязь политики, Андрэа. Ничего больше. Мне не нужна благодарность или Ваше расположение, если Вы вдруг решите поблагодарить меня. И источник этой информации совершенно Вам не нужен и даже не интересен. Вы исполняете роль послушной собаки-связиста на службе чиновника, который ценит Вас, пока Вы работаете, но быстро забудет о Вашем существовании, если Вы не сможете работать на него. Хотите знать истинную причину моей откровенности? Она в том, что это наша последняя с Вами встреча с глазу на глаз. Мне импонирует Ваша откровенность и честность, но я не питаюсь страхом и унижением, как Вы могли бы подумать. Это прощальный подарок от неравнодушного к людям человека, который все еще верит во что-то хорошее в них. Не волнуйтесь, я не сотру Вам память. Вы можете самостоятельно забыть услышанное или дать информации ход, можете стать счастливой женой или спасти тысячи жизней обычных людей, которым нет дела до политики и которые просто хотят нормально жить, работать и растить детей. Всего доброго, - пожелала Фицрой, повернув голову в сторону соседки, когда машина подъехала к ресторану и остановилась.
- И Вам, - выдохнула пораженная женщина, стиснув в руке свой телефон.

- Чтобы не было расспросов – я просто сделала подарок Вашей помощнице, - сообщила Фицрой, подойдя к столику.
Холмс поднялся при ее появлении, как и подобало джентльмену.
- Доброе утро, мисс Фицрой, - поприветствовал он, улыбнувшись ей.
- И Вам, - кивнула Фицрой, опустившись на стул. – А такому приглашению, я так понимаю, я обязана утреннему происшествию на мосту?
- Не только и не столько этому, - ответил Холмс. - Позволил себе заказать Вам большую кружку кофе, сэндвич с ветчиной, помидорами и огурцами, а так же мини-пирожные.
Фицрой приподняла брови.
- Вообще, я бы хотела ризотто с крабом, Веллингтон и с десяток алкогольных коктейлей, - заявила она. – И на десерт – два пудинга. Вы не против?
- Но… - Холмс даже ощутил неловкость из-за того, как эта женщина с легкостью ломала стереотипы и его представление о ней, как о личности.
- Рано для алкоголя? – поняла Фицрой. – Я годами сидела на энергетиках, - напомнила она. – Можете мне поверить, эти коктейли для меня – то же самое.
Холмс осклабился.
Разумеется, он уже знал о том, что пила, в каких количествах и даже под какую музыку танцевала эта женщина в ночном клубе, даже понял, почему она вообще решила принимать алкоголь в таком количестве и таком ужасном качестве, но судить ее не стал. В конце концов, это было просто не его дело.
- Может, быть, лучше легкого вина? – предложил он, пока официант записывал заказ.
- Если хотите, - пожала плечами Фицрой, - а мне подойдут коктейли. И сделайте, пожалуйста, еще такие, которые нужно поджигать перед подачей, - попросила она официанта.
Тот молча поклонился.
Холмс мгновенно отметил оценивающий взгляд своей спутницы – то, что она бегло осмотрела зал, когда вошла, оценила каждого гостя за столиками, каждого официанта, поваров на кухне, пол, потолок и окна, но в ее взгляде на этого официанта, который принял у нее заказ, не было чего-то еще. Настороженности. Недоверия. Ожидания опасности.
Было ли это связано с тем, что ей стало действительно все равно на то, что будет или может с ней случиться?
- Обычно я здесь не завтракаю, - заметил Холмс отстраненно.
- А где завтракаете? – любезно поддержала Фицрой, стараясь сделать вид, как будто ей не все равно.
- Я не завтракаю.
На этот раз Холмсу было почти приятно увидеть мелькнувшую злость в глазах женщины.
- А что заказали Вы? – уточнила она.
- Овощной салат, кофе и тосты.
В этот раз Фицрой задержала на нем пристальный взгляд, но промолчала.

Ризотто получился нежнейшим и прекрасно зашел под какой-то шот с чем-то горячительным и горящим. Веллингтон был выше всяческих похвал и запивался сразу тремя коктейлями. Холмс очень постарался даже не смотреть на то, какое кощунственное отношение к пище демонстрировала его спутница, которая, как предполагал Холмс, либо умело играла на его выдержке и нервах, либо просто хотела есть и распробовать как можно больше оттенков вкуса этих ужасных, сладких, жутко калорийных и безвкусных по цветовой гамме коктейлей.
Но когда настала очередь десерта, когда официант принес пудинги, Фицрой, наплевав на редких гостей, всю обслугу и даже этикет, передвинула свой стул ближе к стулу Майкрофта и зачерпнула ложечкой немного сладкого десерта, глядя мысленно ужаснувшемуся Майкрофту то в глаза, то на его губы.
- Вы же знаете, что придется, - прошептала она.
- Я не… - немного соуса мазнуло его по губам, и он машинально облизнулся.
- За королеву? – попросила Фицрой, не намереваясь сдаваться.
- Венди, это… - Майкрофт беспомощно огляделся, но понял, что никому нет до них дела, либо же его спутница расфокусировала у всех присутствующих взгляд.
- Неприлично? – помогла Фицрой. – Я не предлагаю заняться сексом на столе. Это всего лишь пудинг.
Майкрофт сглотнул и послушно приоткрыл рот, слизнув порцию с ложки.
Все внутри буквально кричало о неправильности такого жеста, о том, что потакание слабостям заставило бы его потом часами потеть на беговой дорожке, но десерт буквально растаял во рту.
Но на вторую ложку Майкрофт не согласился, аккуратно задержав руку женщины.
- Больше не надо, благодарю.
- Даже за Шерлока?
- Даже за родителей, брата и сестру. Что Вы делаете?
- Может, ничего, может, просто даю Вам то, чего Вы хотите и в чем себе отказываете по непонятным мне причинам, может, просто прошу, потому что в любой момент могу приказать, - пожала плечами Фицрой, не став брать новую ложечку и отправив порцию пудинга себе в рот. – Может, просто пытаюсь попробовать жить, как живут остальные люди – ничего не чувствуя, ни о чем не зная, просто плывя по течению.
- И Вам это нравится? – уточнил Холмс, стараясь смотреть ей в глаза, но постоянно опуская взгляд на ее губы.
- Нет, - призналась Фицрой. – Но ко всему можно привыкнуть.
Он отвернулся, глядя в стол.
- Я понимаю, что эта ситуация Вам неприятна, - мягко произнес он, - но я должен был прервать ее.
- Вы о чем? – Фицрой невозмутимо облизнула ложечку, разглядывая его профиль.
- О том, почему я сказал «нет», - пояснил он.
Ложечка, тонко звякнув, выпала из ее руки.
- Вот это мне объяснять точно не нужно, мистер Холмс, - чуть прохладным тоном сказала Фицрой. – Или Вы подумали, что я снова флиртую в надежде опять переспать с Вами?
- Нет, - неуверенно, но решительно ответил Холмс. - Конечно, нет. И… - Фицрой молча передвинула свой стул на прежнее место, заставив Холмса замолчать.
- И? – повторила она.
- Я придерживаюсь разумной диеты, - продолжил он. – Это дается нелегко, но это необходимо. Я был полным ребенком и полным подростком. Теперь я взрослый мужчина и я веду сидячий образ жизни.
- И светский, - заметила Фицрой.
- И это в том числе, - согласился Холмс. – И мне важно иметь подтянутый внешний вид.
- Букингем и все службы МИ – не модельный подиум, - пожала плечами Фицрой. – От Вас ждут умственной работы, а не умения красиво ходить и не вилять бедрами.
- Я быстро набираю вес, - как будто извинился Холмс. – И… не поверите, но у меня тоже есть слабые и болезненные точки.
- Я случайно или намеренно надавила на них? – Фицрой отложила пудинг и серьезно посмотрела на спутника.
- Нет, - поспешил ответить Холмс. – Но отношения с представительницами слабого пола мне не удавались даже в юности. Мой вес и весь внешний вид стал причиной насмешек и унижений от девочки, которая мне нравилась. Я говорю это Вам не ради того, чтобы Вы пожалели меня, тем самым унизив, но ради того, чтобы Вы поняли, почему я делаю то, что делаю.
- Я знала, - ответила Фицрой. – Еще в первый раз, когда увидела Вас, поняла, что с Вами не так и почему в Ваши намерения не входила нормальная еда. Насчет девочки, конечно, не знала, но поняла, что Вы бережете фигуру. Но… как все это соотносится с тем, что было на борту самолета, простите за любопытство?
- Никак, - ответил Холмс. – Это имеет другие корни, начинающиеся в моем доме. Все вышло спонтанно, все было превосходно…
- Но? – напряглась Фицрой. – Я сделала что-то не так и не то? Вам было больно?
- Если только немного морально, - признался Холмс. – Я ни в коем случае не намерен винить Вас в чем-либо, но… В момент наивысшего удовольствия все три раза Вы были… не со мной.
Фицрой моргнула.
- Что, простите?
- Мысленно, - пояснил Холмс, чувствуя, как щекам становится жарко от прилива крови.
Фицрой проморгалась и даже потерла переносицу.
- Хм, - коротко изрекла она. – А с кем?
- В первый раз Вы были с Дойлом, - произнес Холмс, не заметив на лице спутницы никаких изменений в плане эмоций. – Во второй – с Вашим мужем, третий же – с неким Уиллом.
Вот на этом Фицрой смутилась, закрыла глаза и покачала головой.
- А Генри об этом не упоминал в своих отчетах? – спросила она.
- Нет.
- Неужели Вы сами проявили инициативу и поняли, что и как именно мне нравится?
Холмс пропустил мимо ушей шпильку.
- Я не прошу объяснений, потому как не считаю, что имею на них право.
Фицрой усмехнулась.
- Я влюбчивая натура, - пожала она плечами. – И я сказала правду – Дойл не был первой любовью, ей был Уилл. Очень высокий, очень красивый, с самыми красивыми серыми глазами, какие я только видела в жизни, с ямочкой на подбородке и улыбкой, которую невозможно было забыть.
Холмс чуть заметно напрягся.
- Мистер Фицрой об этом не упоминал в отчетах, - произнес он.
- Честь ему и хвала в таком случае, - заметила Фицрой. – Оставил мне хоть что-то личное, хотя он знал, кто был этот Уилл и какие у меня к нему были глубокие чувства. Вам интересно узнать, кто он? – поддела она.
Холмс сделал вид, что ему крайне интересно.
- Очень.
- Мы жили в Америке – папа делал карьеру, ему приходилось часто летать от Англии до Штатов и обратно, а мы иногда срывались с места, чтобы просто побыть с ним. И там я увидела Уилла – мужчину своей мечты, за которого мечтала выйти замуж, - призналась Фицрой. – Но, увы, даже если он снился мне ночами, нам не суждено было быть вместе. Между нами была пропасть веков и все звезды Вселенной.
- Душещипательно, - заметил Холмс.
- Да-а-а, - протянула Фицрой, задумавшись и глядя в сторону. – Я даже писала ему письма, которые никогда не отправляла, потому что знала, что он смог бы их прочитать спустя сотни лет.
Брови Холмса поползли вверх.
- Прошу прощения?
- Он жил в двадцать четвертом веке. Мама часто шутила, что любовь способна свернуть горы и повернуть время вспять, дождаться во сне прекрасного принца и помочь осуществить мечту… - Фицрой на миг замолчала. – Я была очень впечатлительным ребенком, мистер Холмс, и я любила экранный образ. Это был офицер Звездного флота, сильный, смелый, решительный, совершенно невероятный мужчина плюс к тому, что даже не существовавший. Январь 1988 года, он на экране – в чем-то блестящем, в какой-то тунике, со всеми этими ремешками на брюках… - она подперла подбородок ладонью.
- Уилл – это… - Холмс еще чуть нахмурился, пытаясь хотя бы вспомнить все, что знал о сериалах тех лет.
- Райкер, - помогла Фицрой. – Питер фанател от «Назад в будущее», Джошуа любил какие-то мультики и «Доктора Кто», а я поняла, что мне нравятся звезды, пришельцы и этот мужчина, - она взглянула на Холмса. – В Манчестере не было показа сериала, поэтому я не хотела покидать Штаты. Позже, конечно, все изменилось, мир начал ощущаться острее, что-то забылось, а что-то осталось и сохранилось. Генри, видимо, не стал упоминать об этом в отчетах, понимая, что этот момент ничего не даст, это просто детская влюбленность. Или же ему хватило совести оставить мне хотя бы мечты, если у него самого тоже была любовь. Все шло по нарастающей и Генри тоже был сильно удивлен, когда я в подобной же ситуации впервые называла его двумя другими именами. Это просто игра разума, мистер Холмс. Простите, что не подумала, что это снова проявится. Я не хотела Вас оскорбить.
Холмс отвел глаза.
- Вы легко подстраиваетесь под окружающую среду, - заметил он.
- У меня нет выбора, - пожала она плечами, не слишком понимая, о чем речь и почему Холмс вдруг решил сменить тему разговора.
- Вы так легко делитесь информацией, желаниями…
- На самом деле нет. Мне далеко до мисс Адлер и ее откровенности. Мистер Холмс, давайте опустим мою интимную жизнь, - попросила Фицрой. – Может быть, когда-нибудь я прошепчу Вам на ухо свои самые горячие фантазии, какие Вы еще не успели воплотить, - Холмс сглотнул, ощутив, как румянец разливается по шее и ушам, - а пока сообщите мне Ваши стремления относительно меня. Вы не хотели, чтобы я вернулась в Англию, но участливо подбросили чуть ли не до дома, Вы не хотели моего с Шерлоком сотрудничества, но я не заметила вспышки ярости на то, что он явился ко мне домой рано утром или видел меня голой, или пытался записать наш разговор, или вполне по-человечески общался в ночном клубе, или то, что он снова подсел на наркотики, так чего Вы хотите от меня? Чего Вы от меня ждете? Чего боитесь даже сейчас? Я умерла, я потеряла часть себя, я даже лишилась работы, а Вы так мило приглашаете меня то на ужин, то на завтрак и снова тычете меня носом в дерьмо.
Холмс едва не поперхнулся, но сдержался.
- Прошу прощения, - чопорно ответил он. – Боюсь, я не способен так открыто выражать свои чувства и эмоции…
- А Вы хоть раз пробовали после той своей неудачи в детстве? – уточнила Фицрой. – Вы пробовали послать все к черту и съесть мороженое без угрызений совести? Вы пробовали не торчать дома в одиночестве, а пойти в паб и выпить пива с Ватсоном или своей помощницей? Вы хотели бы…
Она не договорила, когда Холмс вдруг резко встал, чуть не опрокинув стул, на что гости и обслуга снова не обратили внимания, сделал шаг к женщине, наклонился и уверенно поцеловал ее.
Фицрой даже поднялась, обхватив его за шею и так же страстно отвечая на поцелуй, чувствуя его руки на своей талии и заднице.
- Я хотел, - прошептал он, прижав ее к себе. – Никогда не хотел ни одну женщину сильнее.
- Тогда какого черта?.. – простонала Фицрой, чувствуя его тяжелое дыхание и бешеное биение сердца.
- Потому что я джентльмен, - ответил Холмс, глядя ей в глаза. – И у меня есть понятие о чести и долге.
- Перед кем? – спросила Фицрой.
Холмс вдруг отстранился и поправил пиджак, практически моментально став из разгоряченного мужчины куском ледяной глыбы, запакованной в дорогой костюм.
- Перед кем? – переспросила Фицрой. – Перед братом, королевой или миром?
- Перед Управлением, Вашим мужем и Вашим куратором, - убийственно спокойно ответил Холмс.
Фицрой даже приоткрыла рот от такого.
- Не поняла, что? – уточнила она.
- Я не могу разочаровать Линдси Доннер, - продолжил Холмс. – Управление помогло мне, когда больше никто не мог и не хотел, эти люди, обычные, неспособные запоминать, анализировать и понимать больше, чем возможно, помогли мне понять мою сестру и защитить моего брата. Вы часть этого мира, часть Управления, команды, всего паранормального, Вы тоже помогаете.
- Вам?
- Вы единственная женщина, ради которой я добровольно встал бы на колени безо всякого шантажа. Собственно, и стоял, и мне это нравилось. Вы единственная, кто понимает и принимает меня таким, какой я есть. Но Вы из другого мира, Вы опасны для моего брата, для страны, которой я служу, даже для сердца, которое уже давно не должно было биться учащенно при виде женщины. Я боюсь женщин. Боюсь и не понимаю. Но, увы, Вас я понял.
- Что Вы сделали? – переспросила Фицрой.
- Возобновил слежку, - начал перечислять Холмс, - усилил охрану своего дома, раздал указания всем сотрудникам МИ-5 и МИ-6, что делать в случае, если Вы станете опасны. И я регулярно отчитываюсь перед мисс Доннер относительно своих соображений о Вас.
Фицрой, до этого смотревшая ему в глаза, опустила голову.
- …но страну он любил больше, - произнесла она, покивав своим мыслям. – Что ж… честность – это всегда похвально, мистер Холмс. Позвольте хотя бы попросить о последней услуге, подарке перед тем, как Вы отдадите приказ о моей ликвидации?
- Я не… - Холмс на миг зажмурился. – Простите. Конечно. Все, что в моих силах.
- Хочу увидеть, как Вы укрощаете восточный ветер, - уверенно пожелала Фицрой.


просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 23 К оглавлениюГлава 25 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.19 13:31:21
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.17 17:45:43
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.11.13 00:23:07
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [234] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.28 17:37:06
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.10.28 10:19:07
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.