Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Раз в месяц Снейп стригся у одного и того же парикмахера. Тот во время стрижки всегда заводил разговор о Гарри Поттере.
-Слушайте, почему он вас так интересует? - спросил однажды Снейп.
-Мне он безразличен. Просто вас легче стричь, когда у вас волосы дыбом встают.

Список фандомов

Гарри Поттер[18336]
Оригинальные произведения[1182]
Шерлок Холмс[711]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12453 авторов
- 26876 фиков
- 8374 анекдотов
- 17260 перлов
- 640 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 21 К оглавлениюГлава 23 >>


  Фейри

   Глава 22
До Лондона она делала это чаще – постоянно срывалась, открывала душу и выливала наболевшее чуть ли не на любого слушателя, только чтобы выговориться, а потом стирала им память, чтобы хотя бы в глазах других не быть размазней.
Условия работы в полиции были сложными, и хотя женщины могли быть и ди-си-ай, такое случалось редко. Мужской мир, мужские правила, некий шовинизм, сексизм, мысли о том, что женщинам не место в силовых структурах вроде полиции и армии – каждая женщина выживала, как могла, старалась прятать слезы и переживания, старалась быть сильной даже когда хотелось кричать от боли.
Каждый месяц физиология давала о себе знать, нужно было держать лицо и не бледнеть каждый раз, как накатывало. Какой же женщине хотелось слышать о себе шепотки о том, что у нее опять ПМС или же она просто истеричная дура, неспособная взять себя в руки без успокоительного - от этого она и бесится? Хотя… та же картина была и везде – врачи-женщины, юристы-женщины, политики-женщины, пожарные-женщины – все держали лицо, оставляя эмоции на заднем плане. Но женщины с психокинетическими способностями чувствовали мир и изменения внутри себя еще сильнее. Телепаты могли кричать от боли и буквально сидеть дома, когда было невмоготу от мыслей людей вокруг. Телекинетики могли сорваться по любой мелочи и запустить в голову надоедливому соседу чем-нибудь тяжелым, пирокинетики и вовсе устраивали огненное шоу, а единственный эхолокатор-телекинетик выговаривалась, выкрикивалась до слез, когда было невмоготу терпеть бушующие внутри эмоции, а потом делала то же, что и любой обычный телепат, если тот был на это способен – стирала слушателю память.
Истеричка или нет, она все же была копом, а эта профессия предполагала некоторые жертвы.

Конечно, и речи быть не могло об увольнении из Ярда, как бы того ни хотел Холмс. Дело было не в том, что эта работа просто нравилась и несла чувство нужности и причастности к чему-то значимому, скорее, в том, что до определенного момента Лондон покидать было нежелательно.
Во-первых, нужно было дождаться возвращения Лестрейда, передать ему дела, Салли, не слишком довольную отсутствием привычного шефа, наконец, младшего Холмса, который хоть и не тяготился новой знакомой, все же действительно хотел бы избавиться от нее не только в рамках города или полиции, но ради сохранения благополучия и жизни единственного друга, понимая, что если бы сила детектива вышла из-под контроля, зацепило бы всех, включая копов, горожан, старшего брата и лучшего друга, но если к миру в целом и к брату в частности Шерлок Холмс был почти равнодушен в какой-то степени, забота о друге волновала его куда больше заботы о родном брате хотя бы потому, что брат и сам мог о себе неплохо позаботиться.
Во-вторых, Майкрофт Холмс сделал верное предположение о том, что она увидела в той пещере в каньоне Чако. Скорое возможное будущее.
В-третьих, идти, собственно, было некуда.
Работа в МИ-6 не привлекала, предложение Линдси Доннер хоть и интриговало, но содержало в себе большие проблемы в плане работы с тем, чего даже касаться не хотелось, перевода в Манчестер на прежнюю работу можно было не ждать, а ехать в какую-нибудь дыру не было ни малейшего желания.
По всем предупреждениям Кейт, стража и всего прочего выходило, что итог всей жизни должен был подвестись к Новому году, когда Лестрейд уже приступил бы к работе, а она бы уволилась, так что нужно было просто ждать неизвестно чего и почему.

Майкрофт взглянул перед собой, заметив парящие в воздухе листы бумаги-стикеры из блокнота, и обернулся назад, посмотрев на занятие своей спутницы.
Детектив, высунув кончик языка, полулежа в кресле, занималась чем-то непонятным.
Во-первых, на ней были большие плоские наушники, отрезающие ее слух от всего внешнего, во-вторых, на руках были нейро-перчатки, в-третьих, чего Майкрофт вообще не ожидал, она была в очках вирт-реальности – тонких, но закрывающих глаза от лба до кончика носа наподобие маски. И чем бы детектив ни занималась, делала она это бурно, изредка что-то мыча себе под нос и не обращая никакого внимания на то, что творилось ее стараниями во внешнем мире.
- Кхм, - деликатно кашлянул Майкрофт, решив, что такими темпами телекинетик может и самолет разобрать по винтикам.
Удивительно, но они летели уже два часа, он сам увлекся работой, а детектив, видимо, заскучав, решила развлечь себя то ли игрой, то ли чем-то поинтереснее, судя по движениям пальцев, которыми она то ли что-то откручивала, то ли отрывала, то ли сдирала.
- Уйди, - пробормотала детектив, стиснув зубы и сжав пальцы на чем-то видимом только ей. – Давай. Гаденыш, иди к мамочке! Я два часа с тобой вожусь и ты мне нравишься. Давай, Майк, давай.
Майкрофт приподнял брови и осторожно коснулся руки женщины.
И в испуге отпрыгнул, когда она заорала.
- Какой урод это?.. – Фицрой сорвала очки и проморгалась. – Майкрофт! Что Вы делаете? – все еще чересчур громко поинтересовалась она. Майкрофт постучал себя по уху, указав после этого на саму женщину. – Я помешала? – спросила она, сняв наушники. – Я кричала?
- Нет, - покачал головой Майкрофт. – Но было бы трудно объяснить Анне причину левитации некоторых предметов.
Фицрой огляделась и приоткрыла рот, заметив, что в воздухе парят не только бумажки, но и мелкие конфетки, чайная ложка, блюдце, чайная чашка и даже вода, собравшаяся круглыми каплями.
- Простите, увлеклась, - виновато произнесла она, взглянув на беспорядок и переместив его на столик Майкрофта, отсортировав все нужное еще в полете и аккуратно уложив стопкой стикеры.
- А это… - он кивнул на очки.
- Линдси подарила, - Фицрой подняла их и протянула ему. – В комплекте еще перчатки и наушники. Какое-то новое оборудование для учебы телекинетиков. Интересная игрушка, если подумать, но я дополнила ее симуляцией для взрослых и опытных, так что… Хотите поиграть?
Майкрофт надел очки и нажал кнопку сбоку, погрузившись в мир…
- Учитесь пилотировать шаттл? – понял он.
- Шаттл и космический корабль, - поправила Фицрой. – Плюс ремонтировать все подряд на всех видах шаттлов и кораблях, какие есть в НАСА, плюс водить самолет, вертолет и проводить операцию на мозге человека.
- Надеюсь, не все одновременно? – уточнил Майкрофт, передав очки их владелице.
- Я не вундеркинд и не дитя-индиго, - усмехнулась Фицрой. – Хотя на память не жалуюсь и быстро усваиваю информацию. Не думаю, что когда-нибудь в самом деле буду водить вертолет или сажать шаттл, потому что первые одиннадцать раз я разбила то и другое, но вот починить смогу. Хотя тоже сомневаюсь, что мне это будет нужно.
- Программа обучения, - покивал Майкрофт, присев напротив.
- Здесь есть даже уроки танцев, лепки из глины и рисование, - Фицрой мельком взглянула на внутренность очков и покрутила пальцами в перчатках. – Меню простое, прибор ориентируется на волны мозга носителя, улавливает все переменные биосканером… хотя его я надевать не стала… тут еще есть прорва бродилок-стрелялок для любителей игр, уроки слепого печатания на клавиатуре, быстрочтения, понимания шрифта Брайля, все языки мира и программа для особо придирчивых взрослых.
- Какая? – не понял Майкрофт.
- Порно всех направлений, - серьезно ответила Фицрой.
- С управлением только руками и без вирт-костюма?
- Это новая разработка, так что, думаю, костюмы будут позже. Хотите посмотреть?
- Нет, благодарю.
Фицрой постучала краем очков по своим губам.
- Вы умеете танцевать?
- Конечно, - чуть самодовольно подтвердил Майкрофт.
- А Вы были в ночном клубе?
Такой вопрос почти озадачил его.
- Нет, - честно признался он. – И предпочел бы никогда там не быть.
- Я тоже не была, - произнесла Фицрой. – Там все намерения одинаковые и крайне ярко выраженные. Теперь я смогу сходить потусоваться. Простите, мистер Холмс, я не буду ни кричать, ни задействовать телекинетику.
Майкрофт и рта раскрыть не успел, как Фицрой снова надела наушники, очки и погрузилась в мир вирт-реальности.
В принципе, он понял ее намерения и желания – человек с эхолокацией не смог бы насладиться обществом толпы, желающей не только танцевать, но и заниматься сексом, перевозбудившись от слишком энергичных телодвижений. Головная боль не дала бы ни малейшего шанса расслабиться. Теперь же, без головной боли и эхолокации, будучи только телекинетиком, можно было позволить себе немного расслабиться, оттянуться, как выразился бы Шерлок.
Девочка, никогда не имевшая опыта в коллективном отдыхе, девушка, чья жизнь была подчинена только самоконтролю, взрослый человек, сконцентрированный на работе и контроле своих же способностей, теперь стала свободной и, разумеется, хотела насладиться обретенной свободой.
Майкрофт тяжко вздохнул, уйдя на свое место.
Было немного досадно, что он так сразу выпалил свое отношение к ночным клубам, не распознав стремлений спутницы, еще немного было жаль упущенного шанса самому пригласить ее куда-нибудь, но теперь было поздно.
Впрочем, в ночные заведения он бы все равно не пошел даже ради нее, а она вряд ли предпочла бы танцпол паркету и балу.

Остаток полета прошел тихо.
Фицрой изучала последние данные из статей нейрохирургов мира, Холмс же занимался чтением дел Управления, так что они даже не говорили друг с другом, и когда самолет приземлился, Фицрой поблагодарила спутника за все предоставленные услуги, получила багаж, вышла из аэропорта и поймала такси, уехав по своим делам. Холмс же, встретив помощницу, узнал последние известия о жизни брата, обстановке в Лондоне и в королевской семье, а также распорядился усилить наблюдение за вернувшимся детективом просто на всякий случай.
Теперь, когда одна из ее способностей исчезла, могли начаться серьезные проблемы в самоконтроле оставшейся.


Ярд под конец дня выглядел почти так же, как в начале. Отделы все еще работали, люди шумели, звонили телефоны, а начальство и вовсе не желало покидать стен кабинетов ровно по часам.
- А, Фицрой! – кивнул ди-си-ай, стоило только ей войти в его кабинет. – Заходи.
- Сэр, - ответила она кивком.
- Получил твою объяснительную и справки из больниц. Чем ты занималась больше недели и почему занималась этим в Штатах и Канаде?
- Археологией, сэр. И там было много всего интересного.
- Мне уже не интересно. У Вас рабочая неделя начинается в понедельник.
- Сэр?
- Что Вам непонятно, Фицрой? Вы головой ударились или я говорю по-китайски? Приступите к работе в понедельник, а пока свободны.
- Но, сэр, я хотела…
- А я не хотел. Все, детектив-инспектор, с прибытием и выметайтесь отсюда.

К такому она была не готова ни физически, ни морально, но и выяснять, откуда у ди-си-ай такая идея или кто был ее автором на самом деле, не хотелось.
Может, шеф был прав – после того, что она пережила, нужен был более серьезный отдых, чем пара дней в Канаде, может, после смерти ей был положен месячный отпуск или хотя бы еще пара недель отгула, но дела не ждали, вот только ее до них почему-то не допускали.
Она вышла из Ярда, взглянула на здание и пошла к подземке.

На Бейкер-стрит было по-вечернему тихо. Снег припорошил дорогу, в окнах домов горел свет, на втором этаже дома 221 – тоже.
- Добрый вечер, миссис Хадсон, - поздоровалась Фицрой с вышедшей домовладелицей.
- О, детектив Фицрой! – улыбнулась та. – Проходите. Шерлок уже два раза спрашивал, не пришли ли Вы.
- Да неужели? – усмехнулась Фицрой. – Так и спрашивал?
- Нет, - тряхнула головой женщина. – Не стесняйтесь, - порекомендовала она, уйдя к себе.
- С чего бы мне это делать? – задала Фицрой вопрос в пустоту, после чего поднялась по ступеням лестницы и постучала в дверь квартиры.
- Думал, Вы заблудились, - без приветствия заявил Холмс-младший, широко распахнув дверь и смычком пригласив войти.
Фицрой оглядела окна, зеркало, стол, самого мужчину, стену, усеянную фотографиями каких-то людей, прислушалась к звукам из кухни.
- Чайник?
- Чайник, - подтвердил Холмс, убрав смычок в футляр рядом со скрипкой.
- И в нем не вода.
- Нет. Чай?
- Нет, спасибо. А Джон дома?
- Вы пришли к Джону?
- К вам обоим и по разным вопросам. Так он дома?
- А Вы как думаете?
Фицрой прислушалась.
- Нет?
Холмс окинул ее быстрым взглядом.
- А что скажете о том, чем занимался я до Вашего прихода?
- На скрипке Вы точно не играли, - ответила детектив. – Ловили мух смычком? Тестировали им чью-нибудь конечность? Думали о том, какой будет звук, если сделать струну из человеческих кишок?
- Вы серьезно?
- Конечно, нет. Откуда мне знать, что Вы делали? Вы же в курсе последних событий. Я понятия не имею, как люди живут с этим, но мне не нравится не знать намерения людей. Я пришла к Вам за помощью, мистер Холмс.
- Тогда Шерлок, пожалуйста. Не возражаете?
- А Вы будете возражать, если я буду возражать?
- Официоз. Немного странно после того, что произошло в Канаде.
- Не знаю, что там произошло, но дело не в официозе, а в нежелании привязываться. Имя обязывает, мистер Холмс. По имени можно обращаться к другу, к тому, кто небезразличен, к хорошему знакомому, к любовнику.
- Вы перестали звать Майкрофта по имени – проблема в этом?
- Причем тут?.. Нет! Я не… Хотя, да, Вы правы. Не насчет Вашего брата, а насчет имен.
- Не хотите привязываться.
- Не слышу вопроса.
- Это не вопрос, а утверждение, детектив.
- Венди.
- Венди. Тогда вынужден настаивать.
- Мне нужна Ваша помощь, Шерлок, - Фицрой без разрешения села в кресло Джона. – Пожалуйста, только не указывайте мне на стул напротив дивана и не просите подождать Джона.
- Я и не думал, - Холмс опустился в кресло напротив. – Итак?
- Я не… - Фицрой облизнула губы. – Это не сложная загадка, а всего лишь помощь консультанта и аналитика Управления. Может быть, просто человека, которому было бы интересно разобраться в том, как я работаю, как работает мой мозг. Я не просила о помощи в таком вопросе, потому что я не знала иной жизни, теперь я как рыба на суше, но я не смогу эволюционировать в амфибию достаточно быстро. Я просто задыхаюсь.
Холмс сложил ладони у губ, не отрывая глаз от лица женщины.
- Расскажите о том, как прошел мой день, - попросил он.
- Понятия не имею, - пожала плечами Фицрой.
- Не знаете или не хотите анализировать данные? – уточнил он.
- Аналитика – не эхолокация, - возразила Фицрой. – Эхолокация – способность летучей мыши определять расстояние до преграды, эхолокация может помочь вести следом из призрачных крошек к пропавшим Гензелю и Гретель. Это так и работает. След, который может видеть только сам эхолокатор.
- Мог, - поправил Холмс, глядя на нее.
- Мог, - согласилась Фицрой. – Я больше не вижу следов.
- Но АБК Вы же изучали, - заметил Холмс. – Или Вы теперь неспособны мысленно увидеть траекторию пули и место, где и как стояла жертва?
- Это другое, я же уже сказала. То, чему я научилась, никуда не делось, но это не то. Это не та аналитика.
- Другой Вы лишены, так что приступайте к работе с тем, что имеете, - жестко приказал Холмс, откинувшись в кресле.
- Ладно, - пожала плечами Фицрой. – Утром Вы встали около десяти, судя по пятну от кружки на столике, побрились новой бритвой – лицо гладкое, как попка младенца, но с крохотным порезом под носом, чтобы бывает с непривычки, утренний душ был с использованием нового куска мыла – кожа рук высушена больше, чем обычно, следовательно, Вы много думали, пока вертели кусок в руках, значит, он был достаточно большим – маленький Вы бы выбросили или смыли. Вы хотели куда-то выйти, но передумали – брюки, рубашка, носки, ботинки, но нет пиджака. Работа над новым делом? Нет, потому как Ваши глаза выражают только раздражение. Дело старое и нераскрытое, что Вас злит. Фото на стене – сеть бездомных и тех, кто мог бы дать какую-то информацию. В чайнике кровь – вода кипит с другими звуками, а здесь речь идет о чем-то густом и, кажется, свернувшемся. Мысли о деле не дают Вам покоя – Вы постоянно встрепывали волосы. Зрачки расширены – наркотики или, что вероятнее всего, никотиновые пластыри. Два, если точнее. Ваше тело жаждет движения, но мозг занят умственным трудом, поэтому Вы хотели поиграть на скрипке, но взяли только смычок, чтобы помахать им. Джона дома нет – вероятно, он на свидании. Вы чуть заметно поморщились, когда я спросила о нем, значит, Вы точно знаете, где он и с кем, и это Вам не нравится, что следует, что он с девушкой, которую Вы считаете глупой. Вы не знали, что я приеду и Ваш брат Вас не предупреждал. Это надежда на то, что я приеду сама, потому что Вы поняли, что мне самой не справиться и пойти больше не к кому. Почему не Ваш брат? Это очевидно – есть тайны, которые можно открыть тому, с кем спишь, а есть такие, о которых такому человеку знать не нужно. И да, сантименты, Вы правы. Что еще? Ваш мозг настолько перегружен, что Вы пытались писать музыку, которую слушали в своей голове – следы чернил на указательном пальце и небрежно сваленные нотные листы на столе. Вырезки из газет поверх них – попытка перезагрузить мозг явно не удалась и раздражение от нераскрытого дела взяло верх. Вы ходили кругами, судя по вытертости на ковре, а потом долго стояли у окна. Кого-то ждали? Да. Меня. Потому что я нужна Вам так же, как и Вы мне, но исключительно из шкурного интереса. Кстати, Вы правда считаете, что Ваш брат никчемный любовник? Как я это поняла? Из выражения брезгливости. И нет. Ваш брат имеет силу воли, черт знает за какой надобностью именно по отношению ко мне, так что на самолете ничего не было из-за его отказа. Простите, но подробности секса в его доме – это уже другой вопрос. Мне продолжить или достаточно?
Холмс терпеливо дождался окончания монолога на одном дыхании и молча покачал головой, поднявшись.
- В чем тогда выражается Ваша слабость, Венди? – спросил он.
- В том, что я вижу, но ничего не чувствую, - ответила Фицрой, оставшись в кресле. – Я знаю, что Вы делали, я анализирую увиденное, но это все равно, что рассматривать картинку в детской раскраске. В ней нет цветов. В больнице в Торонто ко мне приходили врачи и медсестры – я могла бы написать книгу о том, что они делали до этого, но я не могла бы сказать ни слова о том, зачем они это делали, чего хотели в конечном итоге. В самолете я смотрела на Анну и не знала, принесла ли она Вашему брату виски, кофе или серную кислоту. Не говорите про запах, цвет и прочие характеристики, Шерлок. Это другое. Я не смогу не то, что с мертвым связаться, я и живого не пойму. Я как будто в двухмерном аду и чтобы хоть что-то увидеть, приходится крутить головой, как какой-то сове.
- Добро пожаловать в реальный мир, - спокойно произнес Холмс. – В любом случае, Вы способны понимать все так же больше любого другого болвана в Ярде.
- Они не болваны, - так же спокойно возразила Фицрой. – Снимите пластыри.
- Или?..
- Или я их сниму.
- Сможете?
Фицрой взглянула на его руку и через секунду уже смяла оба пластыря в своей руке, бросив комок на стол.
Холмс открепил пуговицу манжеты и взглянул на свою руку – два розовых пятна на коже, но ни единого вырванного волоска.
- Это было… красиво, - похвалил он сдержанно. – Вы действительно можете определить даже место расположения.
- Если бы не могла, на столе оказался бы кусок Вашей кожи вместе с частью пластыря, - пожала плечами Фицрой. – Вы мне поможете или порекомендуете прийти домой и выпить какой-нибудь успокоительной настойки?
- Я знаю, где ее достать, - Холмс вышел из комнаты, зашел к себе и вернулся уже в пальто и шарфе.
- В аптеке? – кисло уточнила Фицрой. – Думаете, без Вас не справлюсь? Если у Вас дело…
- Да, - Холмс подошел к двери и обернулся. – Вы – мое дело. Едете?
- Если честно, я бы перекусила, - призналась Фицрой, последовав за ним.
- Вы нужны мне с более-менее пустым желудком, так что не надейтесь, - бросил Холмс, выйдя на улицу и тут же подняв руку, ловя такси.
- Наличных у меня нет, - проворчала Фицрой, устроившись в кэбе.
- Расплатитесь картой, - ответил Холмс, велев водителю везти их в Бартс.

- Будете тестировать меня на трупах? – спросила Фицрой, шагая по коридорам больницы вслед за Холмсом.
- Нет, - тот даже не обернулся, направляясь в прозекторскую.
- Хотите сделать из меня подобие трупа? – еще более невесело спросила Фицрой.
- Не уверен, что Вы так хотите отправиться в мир иной, едва из него вернувшись, - Холмс толкнул дверь лаборатории, даже не подумав придержать ее, и вошел внутрь. – Молли, это детектив Венди Фицрой. Детектив, это Молли Хупер. А теперь приступим.
- Привет, Венди, - тихо и чуть испуганно поздоровалась Молли.
- Привет, Молли, - улыбнулась Фицрой. – Ты еще работаешь? А как же отдых?
- Тебя нет, - пожала плечами Молли, глядя на нее снизу вверх. – Мне даже поговорить толком не с кем.
- Прости, - извинилась Фицрой. – Я хотела предупредить, что исчезну на неделю, но все навалилось, неделя стала чуть длиннее. В общем, можем как-нибудь изучить какой-нибудь труп с остановкой сердца по естественным причинам.
- Вы знакомы? – перебил обеих Холмс.
- Я работаю в полиции и часто имею дело с трупами, - напомнила Фицрой, повернувшись к нему. – Конечно, я знаю Молли. И я хочу есть, - напомнила она.
- У меня есть чипсы, - предложила Молли. – Могу сделать кофе.
- После того, как я возьму все материалы для анализа! – громко перебил Холмс.
- Спинномозговую жидкость не дам, а так – что угодно, - пожала плечами Фицрой, сняв куртку и пиджак.
- А… А зачем? – еще тише спросила Молли, не решаясь ни предложить помощь, ни уйти.
- Действительно, а зачем? – обратилась к Холмсу Фицрой. – Вы же наверняка изучили все мои анализы после Чако.
- Чако? – спросила Молли.
- Каньон в Нью-Мексико, - пояснила Фицрой. – Я там разбиралась с древним духом – стражем пещеры анасази, побывала в прошлом через отрезанную голову медиума, ненадолго умерла, вернулась – ничего интересного.
Холмс покосился на Молли, приоткрывшую рот.
- А-а-а, - бесцветно протянула она. – А у меня только сердечные приступы и пара самоубийц. А надолго умерла?
- Минут на шесть, - дернула плечом Фицрой. – Мозг пострадал. Кажется. Шерлок поэтому и привез меня сюда, чтобы убедиться, что я не заработала рак крови или диабет.
Молли приподняла брови и бросила заинтересованный взгляд на Холмса.
- Так вы… вместе? – чуть ли не шепотом спросила она у обоих.
- Она спит с моим братом, - бросил Холмс, приготовив десяток пробирок, стерильную иглу и антисептик.
- Правда? – чуть более заинтересованно спросила Молли.
- Уже нет, но спала, - подтвердила Фицрой, закатав рукав блузки. – Потом могу рассказать, если интересно.
- Не интересно, - перебил Холмс. – Молли, сделаешь кофе?
- Может, мне просто нацедить крови, сколько нужно? – предложила Фицрой, не обратив внимания на реакцию Молли и Холмса. – Венозную? Артериальную? Хотите, прямо из сердца?
Холмс замер с двумя вакуумными пробирками в руке, которые начали наполняться кровью – ярко-алой и темно-вишневой.
Молли задрожала губами.
- Зачем вы это делаете? – прошептала она дрожащим голосом. – Это какой-то трюк?
- Нет, - чуть с трудом ответила Фицрой, слегка побледнев. – Это телекинетика, а я знаю человеческий организм от кончиков волос до самой последней клетки крови, свеженародившеся и уже начавшей работать на благо организма. И это не шутка. Шерлок, столько хватит? Мочу и кал тоже сдавать?
- Молли, принеси детективу еду и апельсиновый сок! – почти прорычал Холмс, тем не менее аккуратно поставив пробирки в контейнер. Молли практически выбежала из лаборатории. – И зачем Вы это сделали?
- Потом поймете, - сухо ответила Фицрой. – Послушайте, Шерлок. Я могу пуститься в подробности того, что и зачем я буду делать или уже делаю, но мне придется стереть Вам память. Или же я могу сказать одну фразу – пространную, не объясняющую почти ничего. Вместе с этим эта фраза скажет Вам гораздо больше нудной лекции, потому что Вы знаете, кто я и что со мной было.
- Что за фраза?
- Потому что могу.
Холмс с совершенно непроницаемым лицом отвернулся и поднял контейнер с вакуумными пробирками.
- Спасибо за демонстрацию, но мне нужно получить образцы без телекинеза, - попросил он. – Не возражаете?
- Для чистоты эксперимента? – улыбнулась Фицрой, сев на стул и протянув руку, сжав пальцы в кулак. – Как угодно. И все же, я думала, Вы еще в Торонто взяли все, до чего дотянулись, включая мои волосы и кожу.
- Тогда Вы еще не имели контакта с арками, - ответил Холмс, закрепив эластичную ленту жгута на ее руке и осторожно проколов иглой вену на сгибе, приставив пробирку и отцепив жгут. – Ваш организм меняется каждый раз, он изменился после того контакта со стражем, после разрушения арок изменился тоже. Зачем Вы их, кстати, уничтожили?
- Потому что могу, - повторила Фицрой. – Поверьте, Вы все узнаете в свое время, но пока рано.
- Что Вы видели после пещеры? – понизил голос Холмс, сев на стул рядом.
- А Вы как думаете?
- Прошлое и будущее?
- Именно.
- И поэтому Вы ничего не сказали Майкрофту?
- Не только поэтому, но и поэтому в том числе.
- Будущее про него?
- Будущее в общем. Шерлок, - позвала она.
- М? – Холмс поднял глаза на нее.
- Что Вы испытываете к Молли?
- Испытываю? Что я должен к ней испытывать?
- Уважение, например. Только не говорите, что эмоции и чувства Вам не свойственны. Брату об этом говорите.
Холмс усмехнулся.
- Почему это не может быть правдой?
- Джон Ватсон Ваш друг, лучший друг, единственный друг, если точнее. Лестрейд – единственный детектив Ярда, которого Вы уважаете за то, что он прислушивается к Вам и учится у Вас. Миссис Хадсон, Ваша домовладелица – Вы не стали бы избивать американца, когда он ее допрашивал с пристрастием, если бы Вам было наплевать на нее. Наконец, Майкрофт, Ваш старший брат. Война войной, но обед по расписанию, Шерлок. Он единственный понимает Вас так, как не поймут даже родители. По крайней мере, он ближе, чем родители. А Молли – Ваша тень, Ваша помощница и коллега, которая Вас просто воспринимает таким, какой Вы есть. Хотя это не значит, что она не врежет Вам, если Вы достанете и ее.
- Вы забыли еще про одного человека, - напомнил Холмс, меняя пробирки.
- Ирэн Адлер? – уточнила Фицрой, заметив, как лицо Холмса стало серьезным. – Женщина вне категорий, нашедшая отклик не только в Вашем сердце, но и в душе. Так что не так с Молли?
- Я говорил не про мисс Адлер, - сухо заметил Холмс.
- Все равно, про кого Вы, - дернула плечом Фицрой. – Однажды Вы поймете, что человек, способный помочь Вам, находится рядом, готовый в любой момент сделать все возможное и невозможное, чтобы спасти Вас. Шерлок, - она положила свободную руку на его кисть. – Придет время – Вы причините невыносимую душевную боль тому, кто испытывает к Вам чувства, Вы растопчете их, чтобы выжить и дать жить другим. Вы произнесете слова, от которых будет зависеть не только Ваша жизнь, но и жизнь того, кому они адресованы, а когда поймете, что Вы сделали, ощутите боль сами. Никакая ярость на Мориарти или на любого врага не сравнится с той, что обрушится на Вас и потребует выхода. Это неизбежно. Мне жаль. Но это освободит Вас окончательно, не так, как уже скоро, когда Вы предложите услугу в обмен на помощь.
- Вы и это видели в будущем? – спросил Холмс. – Это – мое будущее?
- Я не могу его изменить, - ответила Фицрой, держа его за руку. – Я даже помочь не смогу, меня не будет рядом. Один подарок я уже сделала, он ждет своего часа, это будет очередной. Вы ведь не возражаете?
- Сотрете мне память? – понял Холмс.
- Пару минут, - Фицрой чуть склонила голову в кивке, после чего убрала руку. – Кажется, перельется, - заметила она, кивнув на пробирку.
Чуть остекленевший взгляд Холмса приобрел ясность, руки осторожно открепили очередную пробирку и подсунули другую.
- Я принесла кофе, сок и рыбу с картошкой, - раздался тихий голос от двери.
Оба повернули головы и увидели бледную Молли с одноразовыми тарелками и стаканчиками в руках.
- Я могу стирать память, Молли, - серьезно сказала Фицрой. – Я должна это делать, чтобы спасти много жизней. Все нормально, Шерлок этого не слышит, его мозг в состоянии паузы – это я тоже могу.
- Зачем ты это делаешь? – руки Молли задрожали. – Кто ты?
- Человек, женщина, коп, телекинетик, убийца, спасатель, пришелец – я не знаю, - ответила Фицрой. – Со мной что-то не так, но те, кто знают, что, мне не говорят, потому что до смерти напуганы. Я не причиняю вред, я пытаюсь спасти.
- Его? – Молли все-таки подошла и поставила покупки на соседний стол.
- И его тоже, - подтвердила Фицрой, проследив, как Холмс отцепил пробирку, вытащил иглу и обработал антисептиком ранку, самостоятельно согнув руку Фицрой. – Он не осознает, что делает, - пояснила она на немой вопрос Молли.
- Ты и мне сотрешь память?
- Только если сама захочешь, а так нет. Тебе лучше помнить, но, если не хочешь, я могу создать иллюзию того, что однажды эти слова будут восприниматься тобой, как твои же собственные, чтобы ты могла помочь ему.
- Ты и такое можешь? Тогда сделай так. Потому что… я так не смогу. Это слишком.
Фицрой только покивала и очень осторожно воздействовала на ее мозг.
- Спасибо за сок и еду, - произнесла Фицрой, пока Холмс возился с пробирками.
- Не за что, - улыбнулась Молли, забыв события последних минут. – Мне чем-нибудь помочь?
- Нужно проверить ДНК детектива, - бросил Холмс, пододвинув к себе микроскоп и стопку предметных стекол.
- Что мне еще сдать? – спросила Фицрой, разрешив Молли взять немного волос.
- Пока больше ничего, - решил Холмс.
- Отлично! – обрадовалась Фицрой, отойдя к столику с едой. – Помощь нужна? Шерлок, Вам нужна помощь?
- Он тебя уже не слышит, - помогла Молли.
Фицрой фыркнула.
Зачем надо было рассеивать внимание Холмса, если он и сам умел неплохо отключаться от реальности?


Анализы не показали ничего нового. Тот же состав крови, то же строение эритроцитов, никаких примесей, никаких нанитов или еще какой-нибудь дряни, структура ДНК тоже не изменилась. Словом, Фицрой была и осталась обычным человеком, как понял Холмс спустя почти восемь часов работы, проверив кровь буквально на все подряд, что нашлось в лаборатории.
- Ничего! – произнес он, закинув руки за голову и потянувшись, разминая спину и давая отдых позвоночнику. – Скука. Венди, можно Вас? Венди? Вы где? – он огляделся и медленно встал. – Понятно.


Фицрой не стала задерживаться в Бартсе, решив, что и ей нужно отдохнуть, и Молли, иначе Холмс ее просто не отпустит, да и самому Холмсу явно пошла бы на пользу тишина, так что попрощавшись с подругой, Фицрой спустилась в метро, добралась до дома, проверила машину, заглянула к соседке, узнала неприятные новости о своей рыбке и вошла в свою квартиру, решив, что событий для этого дня достаточно, так что лучше принять душ и свалиться спать за неимением ничего лучшего.
Ей показалось, что она успела только коснуться головой подушки, как сон прервал настойчивый звонок в дверь.
- Уйди, - пробормотала она, не открывая глаз. Трезвон не прекратился, так что Фицрой встала, закутавшись в одеяло, и прошлепала к двери. – Что? – спросила она, открыв ее и увидев перед собой того, кого бы она не хотела видеть ни поздно ночью, ни тем более рано утром. – Какого черта Вы делаете? Шесть утра! Вы что, решили стать будильником? – уточнила она, аккуратно отодвинутая в сторону. – Холмс, какого черта Вы здесь делаете в шесть, мать его, утра? – повторила она, когда Холмс, не разуваясь, прошел в квартиру. – Эй! – рявкнула. – Разулся! Быстро!
- И Вам доброе утро, Венди, - Холмс, наконец, замер и даже обернулся, послушно принявшись разуваться. – Мы уже перешли на более дружеский тон?
- Мы перешли на «Какого черта Вам от меня нужно в шесть утра» тон, - перебила Фицрой.
- Почему Вы ушли из Бартса? – Холмс благополучно пропустил мимо ушей все вопросы и зашел в гостиную, после чего сунул нос и в спальню. – Вы спали?
- Нет, вышивала крестиком, занимаясь йогой и распивая чаи, - огрызнулась Фицрой, потерев лицо одной рукой, второй поддерживая одеяло. – Что нормальные люди могут делать в шесть утра, когда им не нужно на работу?
- Понятия не имею, - пожал плечами Холмс. – Вы даже не посмотрели в глазок, - мягко попенял он.
- Мне нужно было захватить пистолет? – Фицрой зевнула и проморгалась.
- Вас пытались похитить и даже убить, - напомнил Холмс. – И теперь Вы не обладаете…
Он резко замолчал, отброшенный к стене и распластанный в позе морской звезды с сильно запрокинутой головой и даже отчасти с пережатым горлом.
- Доступно? – уточнила Фицрой, снова начав зевать. – Кухню найдете? – она отпустила его и для убедительности легонько ударила в его макушку гимнастическим мячом, висевшим над его головой. – Поставьте чайник и сделайте кофе – мне ложку кофе без сахара и сливок. Хотя я не знаю, можно ли пить сливки недельной давности. В общем, разберитесь, а я в душ.
- И Вы так легко оставите меня одного в своей квартире, зная, что я тут же найду все Ваши секреты? – спросил Холмс, ничуть не обидевшись на демонстрацию силы.
- На здоровье, - ответила Фицрой, уйдя в ванную в одеяле.

Когда она вышла, Холмс чинно восседал на кухонном стуле и медленно размешивал кофе в кружке.
- Сливки прокисли, - сообщил он. – Я хотел сказать об этом сразу, но решил, что Вы начнете кричать.
- Шерлок, я по утрам ничем не отличаюсь от всех других людей, - ответила Фицрой, приняв кружку и принюхавшись. – Я точно так же ненавижу все живое до первой кружки кофе, как и миллионы людей в мире, а еще ненавижу тех, кто заставляет вставать в шесть утра, когда дико хочется спать.
- Я хотел зайти к Вам в душ, - добавил Холмс, как будто не услышав ее слов, после чего ловко отобрал кружку из ее рук, стоило только Фицрой поднести ее к губам.
- Что Вы?..
- Немного глазных капель.
Фицрой моргнула.
- Вы с ума сошли? Хотите, чтобы я не вылезла из туалета, мучаясь диареей?
- Хотел убедиться, что Вы в самом деле больше не эхолокатор.
- Знаете, я понимаю, почему Салли Вас мягко говоря недолюбливает. А что ж не цианистый калий или кураре? Не нашли в аптечке или забыли принести с собой?
Холмс промолчал, вылив испорченный кофе в кухонную раковину, тщательно промыв кружку и сделав новую порцию кофе.
- Вы лишились не только эхолокации, но и недоверия? – спросил он, поставив кружку перед женщиной.
- Вас папа в детстве не порол? – сладко спросила Фицрой, сделав, наконец, глоток кофе и прикрыв от удовольствия глаза.
- Ко мне не применяли физическую силу в качестве воспитания, - ответил Холмс, отпивая из другой кружки.
- А стоило бы, - заметила Фицрой. – Может, тогда бы Вы не ставили эксперименты на друзьях и коллегах. Ладно, так что Вам надо в шесть утра?
- Анализы чисты, - ответил Холмс, зачем-то взглянув на часы и куда-то выйдя – Фицрой услышала только звук открывающейся двери, чей-то голос, звук закрывающейся двери и еле слышные шаги в сторону кухни. – На этот раз без сюрпризов, - Холмс поставил перед ней большой пакет и небольшую коробку с пиццей.
- Теряюсь в догадках, в честь чего подкуп, - с подозрением протянула Фицрой, вытаскивая из пакета пластиковые коробочки с мини-пирожными и сэндвичами. – Будете?
- Здесь на двоих, - кивнул Холмс, пододвинув к себе один контейнер с сэндвичем.
Фицрой, уже наслышанная от Молли о том, что Холмс не ест, когда работает, замерла с открытым ртом. Кажется, Холмс ест. В принципе ест, что, в целом, разумно, но интригующе, потому что его мало кто заставал за этим процессом.
- Что-то не так? – спросил Холмс, тщательно прожевав кусок сэндвича и проглотив его.
- Эм… - замялась Фицрой, поняв, что в самом деле ведет себя несколько некрасиво, пялясь на него. – Вы в самом деле хотели зайти ко мне в душ? – вспомнила она.
- Проблемы? – коротко спросил Холмс.
- Не особо, - пожала она плечами. – Холмсы отличаются либо вуайеризмом, либо эксгибиционизмом – либо подсматривают, либо шокируют тем, что вынуждают на себя смотреть.
- Стыд? Стеснение?
- Вы же наверняка взломали компьютер брата, чтобы посмотреть на мое поведение в естественных условиях, когда я еще только приехала в Лондон. Кроме того, Вы изучили компьютер Джона, видели мисс Адлер во всей ее красе, имели дело не менее чем с сотней-другой трупов. Вам не все равно, но вряд ли мое голое тело Вас бы впечатлило.
Холмс быстро взглянул на нее, но тут же отвел глаза.
- Что Вы помните про больницу в Торонто? – спросил он.
- Я там пришла в себя, - коротко ответила Фицрой. – А что?
- Ничего. Сколько раз?
- Это как, простите, понять? Один, разумеется. Так. Давайте ближе к делу. Визит в шесть утра, дары данайца… у меня все-таки инопланетная ДНК, растут рога, пробиваются крылья или я опять умираю?
- Ничего из перечисленного. И я по делу, Вы правы, но по другому.
- Слушаю.
- Сколько раз Вы стирали мне память, корректировали ее или проводили иные манипуляции с моим разумом?
- Один.
- Один?
- Даже если больше, Вы вряд ли уйдете отсюда, помня об этом, если я решу, что это лишняя информация.
- А Майкрофту?
- Один. И… дальше Вы и сами понимаете. Так у меня чистая ДНК?
- Совершенно чистая. Венди, я должен спросить Вас о том, что Вы знаете про подрывников.
Фицрой замерла с куском пиццы у рта.
- Меня? – нахмурилась она. – Хотите сказать это делаю я или моя астральная проекция, или темный двойник, или еще какой-то человек по моему приказу?
Холмс допил кофе и поставил кружку на стол, посмотрев Фицрой в глаза.
- Мне нужен только ответ на этот вопрос. Вы знаете, кто это делает?
- Знаю, - четко ответила Фицрой, бросив пиццу в коробку. – И Вы знаете. И даже Ваш брат знает. Но ради спасения многочисленных жизней Вы, Ваш брат и все прочие это будут забывать ровно до тех пор, пока я не решу, что время пришло.
- Почему? – сухо уточнил Холмс, сунув руку в карман брюк.
- Потому что все плохо, Шерлок. Для меня это мучительный выбор – то, что придется сделать. Для Вас, Вашего брата и остальных – это смерть. Очень много смертей, которые я пытаюсь предотвратить, влияя на ход истории. А теперь забудьте про это дело и этот разговор.
Холмс разжал пальцы и вытащил руку из кармана.
Пусть он и забыл, но он знал, к кому шел, так что основные позиции по этому вопросу он записал не только на своем телефоне, многочисленных листах бумаги дома и даже компьютерах – своем и Джона, но и развесил растяжку на стене в гостиной в своей квартире.
Фицрой не могла читать намерения, следовательно, она не могла знать истинную причину визита в ее квартиру.
Как и любой человек утром, она была рассеянной и не заметила, как Холмс включил диктофон на своем телефоне.


просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 21 К оглавлениюГлава 23 >>
июль 2018  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

июнь 2018  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.07.17 14:06:39
Янтарное море [3] (Гарри Поттер)


2018.07.16 19:30:38
Поезд в Средиземье [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.16 14:56:27
И это все о них [2] (Мстители)


2018.07.13 11:17:06
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.07.12 23:20:32
Отвергнутый рай [13] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.12 09:37:17
Harry Potter and the Battle of Wills (Гарри Поттер и битва желаний) [3] (Гарри Поттер)


2018.07.12 09:36:47
Camerado [7] (Гарри Поттер)


2018.07.12 07:12:33
Слишком много Поттеров [38] (Гарри Поттер)


2018.07.09 01:34:24
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.07.07 13:49:20
Обреченные быть [7] (Гарри Поттер)


2018.07.07 11:56:38
Десять сыновей Морлы [45] (Оригинальные произведения)


2018.07.02 21:01:05
Дамблдор [0] (Гарри Поттер)


2018.07.02 20:59:43
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.07.02 20:07:11
Научи меня жить [2] ()


2018.07.01 20:13:41
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.06.30 00:32:55
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.06.29 08:47:31
Другой Гарри и доппельгёнгер [12] (Гарри Поттер)


2018.06.24 17:50:38
Список [8] ()


2018.06.19 22:27:57
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.06.19 20:32:59
Обретшие будущее [18] (Гарри Поттер)


2018.06.19 19:05:58
Змееносцы [6] (Гарри Поттер)


2018.06.19 15:11:39
Гарри Поттер и Сундук [4] (Гарри Поттер, Плоский мир)


2018.06.17 09:37:02
Выворотень [2] ()


2018.06.16 10:42:31
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.06.12 16:15:53
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.