Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Идёт молодой Джеймс Поттер по улице, бочку пива катит, видит - бутылка. Пнул её. она вдребезги. Оттуда джинн выходит и говорит:
- Исполню любое желание!
- Хочу, чтобы пиво в бочке не заканчивалось!
Джинн поколдовал и ушёл. А Джеймс до сих пор бочку открыть не может.

Список фандомов

Гарри Поттер[18346]
Оригинальные произведения[1185]
Шерлок Холмс[712]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[102]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12468 авторов
- 26845 фиков
- 8429 анекдотов
- 17326 перлов
- 642 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 20 К оглавлениюГлава 22 >>


  Фейри

   Глава 21
Когда самолет набрал высоту, Холмс сразу разложил ноутбук и попросил Анну принести ему кофе.
Фицрой же отстегнула ремни, тоже достала свой ноутбук, но решила подождать с работой.
- Мистер Холмс, - позвала она.
- М? – коротко ответил тот, взглянув на нее.
- Наверное, я должна извиниться за то, что мой брат воспользовался Вашим братом в… физическом смысле, - произнесла она. – Вы же наверняка уже в курсе.
Холмс широко улыбнулся.
- Разумеется. И я уверен, Ваш брат не успел разочароваться своим временным телом.
Фицрой чуть нахмурилась.
- Я была против, если хотите знать мое мнение, но… Это было полностью безопасно для Шерлока.
- Нисколько не сомневаюсь. Хотя, признаться, мне больше пришлась по душе та часть, где Шерлок уснул. Не научите технике?
- Для чего?
- Чтобы он спал по ночам или хотя бы раз в сорок часов.
- Боюсь, для этого Вам пришлось бы стать мной.
- Интересный был бы опыт.
Фицрой снова нахмурилась.
Холмс вел себя так дружелюбно, что от этого буквально сквозило холодом.
- Простите, не хотела снова мешать, - извинилась Фицрой.
- Позвольте задать вопрос, детектив, - попросил Холмс. – Вы действительно лишились дара эхолокации?
- Похоже на то, - пожала плечами Фицрой.
- Вам идет, - заметил Холмс.
- Простите?
- Выглядите бодрее и увереннее в себе. Может быть, шампанского?
- Э… зачем?
- Отметить прекращение головной боли и аэрофобии, например.
- Я недавно после больницы, - напомнила Фицрой. – И совсем недавно алкоголя во мне было слишком много, после чего я чуть не умерла. Спасибо, но я воздержусь. Простите еще раз, что мешаю.
- Вы не мешаете, - Холмс одарил ее очередной вежливой улыбкой и вернулся к работе за ноутбуком.
Фицрой со вздохом запустила свой, достала наушники и погрузилась в изучение документов.

Через два часа полета на борту было почти так же тихо, как и во все перелеты Майкрофта в одиночестве.
Фицрой, отсев чуть дальше от единственного соседа, что-то быстро читала, еще быстрее печатала и кивала в такт какому-то ритму, который слушала.
Майкрофт даже прошел мимо нее, чтобы посмотреть, что такого интересного делала его спутница, и удивился, когда понял, что она одновременно занималась сразу несколькими делами – смотрела какой-то фильм, слушала музыку, переписывалась с кем-то в скайпе, читала текстовый документ на французском и изучала рисунки на уже уничтоженных арках.
- Мешаю? – слишком громко спросила она.
Майкрофт усмехнулся и молча покачал головой.
- Простите, - Фицрой вытащила наушники, в которых раздалась какофония звуков и уменьшила громкость динамиков ноутбука. – Помешала?
- Нет, - снова покачал головой Майкрофт. – Заинтересовали. Вы можете работать под такой грохот? – кивнул он на наушники.
- Это белый шум, - пояснила Фицрой. – По отдельности это напрягает мозг, а так почти выключает и дает возможность воспринимать все и сразу.
- Интересное сочетание, - заметил Майкрофт. – Тяжелый металл, порно, вальс и…
- Высокочастотный звук, - помогла Фицрой, открыв все окна со всеми звуковыми файлами. – Вы его слышите?
- Нет. А Вы?
- Нет, но все же реагирую на него.
Майкрофт задержал взгляд на замершем стоп-кадре порно-фильма, где, судя по сюжету, все были со всеми и во всех позах.
- И это помогает сосредоточиться? – уточнил он снова.
- Нет, это перегружает мозг настолько, что я могу почти не обращать внимание на звуки отдельно. Знаю, сочетание довольно странное…
- Можете не объяснять, - помог Майкрофт. – Хотя… Линдси прислала мне одно дело Управления… Не желаете взглянуть?
- Вам? – повторила Фицрой, отодвинув ноутбук. – Зачем?
- Дело было закрыто давно, но мне стало интересно, с чего оно началось.
Майкрофт подошел к своему креслу, чуть наклонился и включил запись, повернувшись.
Фицрой медленно встала и даже приоткрыла рот.
- Дело Саммер, - пробормотала она, глядя на ноутбук.
Майкрофт остановил запись.
- Вы его знаете?
- Э-э-эм… - протянула Фицрой. – Даже если Вы когда-нибудь будете утверждать, что я слышала, видела или знала про это дело, я буду все отрицать, - заявила она, чем удивила Майкрофта.
- Но Вы знаете, - повторил он.
- Это было мое первое дело, после которого я захотела пойти работать в полицию и стать детективом, - призналась Фицрой. – И никто в Управлении не знал о том, что я была в курсе этого дела. И я бы хотела, чтобы информация так и осталась конфиденциальной.
- Разумеется, - пообещал Майкрофт. – Присоединитесь? – предложил он, указав на кресло напротив своего. – Так будет удобнее, если, конечно, Вы не хотите говорить через проход.
Фицрой молча пересела, забрав свой ноутбук и поставив его рядом с ноутбуком Майкрофта.

- Вы его уже изучили? – спросила она, когда Холмс сел.
- Собирался, - признал тот. – Послушал только аудиофайл.
- И что думаете?
- Что мне по душе классика или нечто романтическое.
Фицрой бесцеремонно пододвинула к себе его компьютер и вывела на экран все фотографии.
- Я не должна была даже читать про такое, - призналась она. – Но мне было просто интересно. Не дело, на дело мне тогда было наплевать, но знаете, когда куратор неделю ходит сам не свой, это напрягает.
- Дойл его Вам дал? – понял Холмс.
Фицрой только кивнула.
- Он не хотел. И видит бог, никогда не стал бы впутывать в это меня, но я настояла.
- И он поддался на уговоры?
- Я руководствовалась логикой и разумными доводами, а не плакала и требовала конфетку.
- Интересное сравнение. Как же тогда Вы простите конфеты?
- Обычно и вежливо. Вам пересказать всю историю вкратце или предпочтете прочитать самостоятельно?
Холмс откинулась на спинку кресла и чуть приподнял руку, жестом попросив продолжать.
- Предпочту живой рассказ.
- Само расследование началось в 1996 году в январе, - начала Фицрой, - но чтобы понять события, нужно знать и предысторию. Джейкоб Саммер был человеком строгих моральных принципов, с большими амбициями и предпринимательской жилкой. Про таких говорят, что он мог бы продать снег эскимосам или шубу в Африке. Его жена Долорес, в прошлом учитель музыки, после замужества осела дома, следя за хозяйством и обхаживая мужа. Деньги в семье водились, дом был полной чашей, не хватало только наследников, так что Саммеры решили, что уже пора обзаводиться детьми. Беременность протекала легко, анализы были чистыми, в положенный срок родился здоровый крепкий ребенок – девочка, которую назвали Кассандрой. Родителей немного настораживало то, что дочь вела себя немного не так, как другие дети, не фиксировала взгляд на лицах, не улыбалась, когда с ней разговаривала мать, но, как обычно делают молодые родители, это списывали на возраст, на то, что Кэсси слишком маленькая. К году стало ясно, что Кэсси отличается от других детей слишком сильно. Она не плакала, не говорила, не обращала внимания на родителей, на гостей, других детей, играла только одна, при этом как будто забывала про мокрые штанишки и голод.
- Аутист? – уточнил Холмс.
- В тяжелой форме, но с некоторым сохранением какого-то интереса к чему-то происходящему вокруг, - кивнула Фицрой. – Кэсси кричала, когда ее пытались обнять, не смотрела в глаза, могла целыми днями сортировать кубики по размеру и цвету, а все, что ее успокаивало – кассетный магнитофон с разной музыкой. Джейкоба ребенок-аутист категорически не устроил, он начал погуливать на стороне, Долорес была в ужасе от перспектив остаться одной с таким ребенком на руках, но не сдалась и каким-то чудом забеременела снова, решив, что если родится сын, муж не уйдет, просто не посмеет из-за общественного влияния.
- Родился сын?
- Дочь. Здоровая девочка, которую назвали Донной. Пусть и не долгожданный сын, но с нормальными ребенком Джейкоб смирился и даже охотно возился с младшей дочерью, не обращая внимания на старшую. Разница между девочками была в два года, немного, если подумать, и если бы Кэсси была здорова, девочки могли бы вместе играть. Вот только Кэсси не была здоровой и вряд ли понимала, что у нее теперь есть сестренка. Жизнь Саммеров потекла по накатанной колее и катилась до начала девяностых, когда работа Джейкоба стала требовать больше времени, Долорес, устав и от сидения дома, и от проблем с мужем, который уже не скрываясь начал гулять с любовницей, нашла работу, так что Кэсси спихнули на Донну, чему младшая была явно не рада. С трудом и скрипами удалось наладить какое-то подобие жизни между работой матери и временем, когда Донна приходила из школы и вынуждена была сидеть со старшей сестрой, не имея ни часа своего личного времени. Обстановка начала накаляться и однажды вулкан рвануло.
- Мне это тоже знакомо, - заметил Холмс задумчиво.
- На самом деле Управление вызвала учительница Донны, когда заметила на теле пятнадцатилетней девочки синяки и даже порезы. Итак, январь 1996 года, Донне пятнадцать лет, у нее почти никакой личной жизни, дерганая невротичка-мать, деспот-отец и сестра – практически овощ. К своим пятнадцати годам Донна уже давно не девственница, временами балуется, как она говорит, наркотиками, курит, пьет и разве что только не ворует. При этом ненависть к сестре растет в геометрической прогрессии, непонимание проблемы родителями злит, проблемы в школе выливаются в скандалы в семье, но, что хуже всего, даже одноклассники говорят, что мистер Саммер бьет дочь.
- Он правда ее бил?
- Донна все отрицала, потому что знала, что за вранье отец точно может ее ударить, но она была сильной девочкой и только лучшая подруга при разговоре с руководителем группы упомянула о том, что Донна довольно часто говорит, что Кассандра достает сестру тем, что постоянно что-то бормочет и вызывает приступы головной боли. Донна не была ангелочком, даже она сама призналась, что часто орала на сестру, обзывала ее, как только могла, желала смерти, говорила, что она испортила всем жизнь, но Кэсси почти ни на что не реагировала, вечно занятая своими кассетами.
- Почти?
- Именно так. Почти. Донна говорила, что были случаи, когда Кэсси как-то реагировала на сестру, даже бросалась в нее кассетами, пару раз запускала магнитофоном. Джейкоб отмахивался от обеих дочерей, но покупал старшей новую технику, новые кассеты, новые записи.
- Какие именно записи?
- Разные. Донна говорила, что это была не только музыка. Я имею в виду не модную тогда музыку, а разные записи – от звуков природы до записи гудков поездов, от ритмичных звуков барабанов до жужжания пчел. Кэсси это успокаивало. На момент приезда Управления в комнате Кэсси было пять магнитофонов по два кассетника на каждом, а Донна говорила, что Кэсси включает их все сразу.
- Громко?
- Да. На максимальной громкости, если точнее. Соседи были не в восторге с самого начала, Донна злилась и кричала, что разобьет все к черту, если этот грохот не прекратится, так что Джейкоб устроил практически одиночку в сумасшедшем доме, обив стены звукоизоляцией и максимально изолировав окна и дверь. Кэсси было все равно, где она живет, а встречи с полицией и жалобы на шум могли дорого обходиться.
Холмс отвел взгляд и вздохнул.
- Она хотя бы не устраивала поджогов и не пыталась убить сестру, - тихо пробормотал он себе под нос.
- Ей было не до сестры, - покивала Фицрой.
- Почему Управление вдруг заинтересовалось этой семьей? – спохватился Холмс.
- Из-за слов Донны о том, что Кэсси все врет и что она на самом деле нормальная. У меня была такая же реакция, когда я услышала, - покивала она, когда Холмс поднял брови вверх.
- Феномен подтвердился?
- Проверка была проведена с разрешения взрослых, причем Джейкоб сперва даже пускать ученых не хотел, боясь еще больше прослыть чокнутым, а Долорес уже устала от скандалов с младшей неуправляемой дочерью и захотела положить этому конец любой ценой, так что, когда группа начала расследование, стало ясно, что в доме живет не привидение, а паранойя и гнев. Долорес сказала, что Донна стала меняться лет в тринадцать совершенно на пустом месте. Запах табака, блуждающий взгляд, крики на то, что мать сует нос в ее комнату без разрешения, шепотки по телефону, бледный вид, проблемы с уроками, грубость, словом, все тяжести подросткового периода. Управление проверило всю семью на наличие психокинетических способностей, но ничего не выявило даже после повторений Донны о том, что Кассандра симулирует свое состояние и что она ведет себя нормально, когда родителей нет дома.
- Нормально?
- Бормочет, мычит, даже смотрит на Донну, когда та приходит в комнату и пытается выключить магнитофоны. Если подумать, аутисты с тяжелой формой заболевания так себя вести не могут.
- А Кассандру проверили?
- Это было нереально. Разум аутиста – что высокая прочная стена: не перелезть, не обойти, ни даже взять тараном.
- И какое участие принимали Вы?
- Минимальное, если честно. Чтобы дойти до этого, нужно знать кое-что еще. В июне того же года, когда Управление за месяц работы в январе не нашло ни полтергейстов, ни одержимости, ни каких-то еще признаков того, что Джейкоб, Долорес или кто-то еще бьют младшую дочь и издеваются над старшей, расследование закрыли и сдали в архив, произошло несчастье. Взрослые в очередной раз потребовали Донну остаться дома и следить за сестрой, ушли по каким-то важным встречам, Донна решила, что с нее хватит, и пригласила подружек и друзей на мини-вечеринку. На деле – никакого криминала, никакого алкоголя или наркотиков, просто музыка и немного обжиманий по углам. Пятнадцати-шестнадцатилетние подростки, гормоны, так что… В какой-то момент Донна услышала грохот музыки и всех прочих звуков из комнаты сестры, гости начали смеяться, грубо шутить, Донна разозлилась и поднялась к сестре, заметив, что дверь открыта, а Кэсси стоит в проеме и улыбается. Боюсь, я не могу ручаться за адекватность суждения о таком поведении аутиста, но я лично слышала эту историю от Донны, так что я могу поклясться, что она говорила правду. В общем, Донна психанула, начала заталкивать сестру в комнату, та послушно зашла и вдруг, как потом говорила Донна, начала бросать в нее магнитофоны. При этом, несмотря на состояние разума, Кассандра Саммер была достаточно сильной семнадцатилетней девушкой, которая едва ли могла отдавать себе отчет в совершаемых действиях. И даже если Донна говорила правду о том, что могла делать ее старшая сестра, ни один врач никогда не мог бы это ни подтвердить, ни опровергнуть.
- Кассандра задела сестру магнитофоном?
- Не совсем, но зацепила осколком разбитой техники. Донна вышла из себя, начала рвать кассетные ленты, уничтожила все записи, устроила погром, крича, что лучше бы Кассандра умерла, а потом хлопнула дверью и вернулась к друзьям. Подружки решили, что проблемы сестер – не их дело, так что собрались по домам, в доме осталось пара девочек и один мальчик, не считая самой Донны, но весельем уже не пахло. Скандал никто не слышал, все разборки были за звуконепроницаемыми стенами и дверью, но напряжение ощутили все, так что вскоре и оставшиеся разошлись по домам. Как потом говорили друзья Донны, девочка была буквально в бешенстве, тяжело дышала, когда вернулась, у нее был порван рукав блузки и сбиты костяшки на руках, хотя Донна говорила, что просто крушила брошенные в нее магнитофоны, но не трогала сестру.
- И никто не вызвал полицию?
- Все знали о том, что Кэсси аутист и все же знали, что полиция в этом доме была чаще, чем любой коммивояжер. Донна занялась приборкой, а потом, по ее словам, легла спать, но проснулась от диких криков матери около двух часов ночи, когда родители вернулись домой. Кэсси была мертва, но то, как она выглядела, было жутко. Думаю, Вам стоит посмотреть фотографии.
Холмс открыл нужные файлы и чуть нахмурился.
- Надо полагать, полиция приехала быстро, - заметил он.
- Соседи вызвали, решив, что в доме Саммеров что-то произошло, если миссис Саммер так кричала, так что да, - подтвердила Фицрой. – Тело не трогали – у матери случилась истерика, отец как оцепенел, а Донна начала кричать, что она ничего не делала, это не она. Она кричала даже на улице, когда ее выводили в наручниках. Она кричала о том, что это сделала сама Кассандра, что она добилась, чего хотела – уничтожила сестру и всю семью.
Холмс увеличил снимок.
- Вы видели фото?
- Фото, место преступления на них, Донну, только тело нет. Сейчас бы я не отказалась изучить все детали, но тогда профессора волновало мое психическое здоровье и проблемы с моей мамой, если бы она узнала о том, что мой куратор сделал.
- И что?
- Я еле упросила его дать мне возможность поговорить с Донной после ее ареста. Я сказала, что как эхолокатор и подросток быстрее и лучше пойму другого подростка, но Дойл не хотел рисковать. Глава службы безопасности с трудом выбил мне разрешение посетить Донну и прикрыл на это глаза, когда Дойл попросил его об этой услуге, но я почти уверена, что даже если группа профессора была не в курсе, обо всем узнал Элсингер. Возможно, он и нажал на нужные рычаги, чтобы несовершеннолетнего подростка, которого курировал представитель Управления по научным исследованиям и разработкам, пропустили к убийце – такому же подростку, убившему сестру с особой жестокостью.
- Странно, что Дойл вообще согласился на такое безумство.
- Я уламывала его почти неделю, а дожать смогла, только сказав, что если он не захочет сопровождать меня, я сбегу из дома, куплю билет на самолет, у меня начнется паника, я обрушу самолет вниз и на его совести будет смерть всех пассажиров, включая и меня.
- Кхм… Немного… слишком.
- Благое дело требовало немного шантажа, так что, дожав его, утром я ушла в Управление, сказав маме, что у меня будет сложный день, встретилась с профессором и мистером Донохью, начальником службы безопасности группы, мы втроем сели на самолет и долетели до места. Итого четыре часа туда, четыре оттуда, час езды до места, час оттуда и десять минут на месте.
- Вы проделали такой путь ради десяти минут?
- Это того стоило. Он не верил в виновность Донны, как полиция. К сожалению, полиция не рассматривает в качестве подозреваемых ни призраков, ни пришельцев, предпочитая арестовывать тех людей, что ближе всего к жертвам, так что взрослые Саммеры отпали по причине алиби у обоих, опрос друзей Донны показал, что все согласились с тем, что девочка еле выносила сестру и постоянно желала ей смерти даже на людях, так что цель была ясна.
- Но Вы были не согласны?
- Еще когда я разговорила профессора, он поделился сомнениями относительно виновности Донны и непричастности Джейкоба. Он полагал, что отец намеренно ломал психику младшей дочери тем, что показательно игнорировал старшую, при этом заставляя младшую заботиться о старшей. Дойл считал, что Кассандра могла обладать психокинетическими способностями, быть телепатом и внушать сестре какие-то мысли, сводя ее с ума. Он тоже не верил в то, что Донна придумывала рассказы о том, что Кэсси говорила. Поэтому я и заинтересовалась этим делом. Я думала, что эхолокация помогла бы мне понять причины и события этого случая.
- Помогла?
- Нет. Когда я увидела Донну, ее так накачали, что она пускала слюни и говорила с таким трудом, что проще было общаться со стеной. Охрана сказала, что у Донны поехала крыша и она решила повеситься, так что вопрос уже стоял о том, чтобы признать ее невменяемой и сгноить в психушке. Я мало что узнала, но поняла, что профессор не ошибся. Донна не могла убить сестру и тем более сделать это с такой жестокостью. Донна была доходягой, даже ломка, которой тогда не было, судя по результатам анализов, не могла придать ее таких сил, чтобы спеленать старшую сильную сестру кассетной лентой и засунуть ей в глотку остатки ленты. Во-первых, для того, чтобы замотать Кэсси голову лентой, было нужно достаточно времени, а все друзья Донны говорили, что ее не было от силы минут десять. Во-вторых, не было никаких отметин на теле Кэсси, если бы Донна ее вырубила ударом. Кэсси была обмотана ювелирно. Только глаза и уши, но не нос, не шея, не руки. Не руки, что было бы первым, что сделал бы любой убийца! И как заставить аутиста глотать ленту, если такой человек начинает кричать даже от прикосновений, не говоря уже о том, что подобное действие вызвало бы дичайшие крики? А обрывки ленты нашли в горле Кэсси. Она не жевала ленту, а глотала ее, ее рот был полон этой ленты. Да, с четкими отпечатками пальцев Донны, но Донна сама говорила, что ломала эти кассеты, выдергивала ленты, следовательно, отпечатки на них так и появились. Это было не убийство.
- Самоубийство?
- Дойл придерживался этой версии, как единственной подходящей.
- А Вы?
- После двух лет изучения человеческого мозга вживую и в теории, я могла сказать, что аутист не стал бы лишать себя жизни намеренно.
- Значит, случайно?
- Только не обматывая себе голову лентами от кассет и давясь ими. Я не говорила, что Кэсси не могла жевать ленты, но, черт возьми, она была аутистом в тяжелой форме, она и кубики никогда не жевала, как говорила Долорес в отчете полиции. Она вообще не хотела ничего брать в рот, включая еду. Каждый раз кормление растягивалось на часы, потому что Кэсси не обращала внимания на ложку перед своим ртом, потом не брала ничего в рот, не жевала, не глотала – и такой человек внезапно стал бы заглатываться пленкой от кассеты и умирать от удушья? В этом не было смысла.
- Но тело Кассандры наверняка изучили криминалисты и патологоанатомы.
- И не нашли никаких следов борьбы. А время смерти между тем указывало на промежуток с момента, когда Донна вышла из комнаты и до того момента, как из дома ушел последний ее гость. В момент, когда ушел последний гость Донны, Кэсси уже была мертва. Детали не сходились, но полиции было наплевать.
- Полтергейст?
- Ничего. Управление вызвали еще раз для полной проверки. Пробы воздуха, воды, анализ на токсины, газы, дом прочесали мелкой гребенкой, комнату Кэсси изучили под микроскопами, но нашлись только следы Кэсси и Донны. Дойл предположил, что Кэсси, не осознавая этого, могла отдать сестре телепатический приказ.
- Он считал, что аутист была телепатом?
- Аутисты на своей волне, но они не идиоты. В смысле, разум у них есть, просто измененный. С ними нельзя работать, их невозможно проверить никакими тестами, но версия выдерживала вероятность существования. Я же, поговорив с Донной, была убеждена только в том, что Дойл был прав насчет самоубийства. Донна не убивала сестру.
- И Вы это доказали?
- Нет, потому что потом вдруг я поняла, что Дойл был прав в наличие телепатических способностей, но ошибся в объекте.
- Телепатом была Донна?
- На нашей встрече мне показалось странным то, что я не могла прочитать Донну. Да, ее разум был поврежден, она была под действием лекарств, в стрессовых условиях, но контакт с телепатами и медиумами отличается от контакта с обычными людьми. Телепаты блокируют свой разум автоматически, не важно, опытные они или буквально только что осознали себя телепатами, медиумы выставляют в качестве блока защиты картинки. И это если надавить, потому что вне стрессовых условий эти люди не читаются. Для меня они были пустышками, они не поддавались на чтение их намерений, я не могла понять, чего они хотят и хотят ли хоть чего-то вообще, а я вызывала у таких людей головные боли. Донна, если и была телепатом, то крайне слабым, где-то на границе нуля и единицы по шкале от одного до десяти, а на встрече она только морщилась при взгляде на меня. Я решила, что это нервное, что ей больно из-за наручников. Мне было пятнадцать, как и ей, я тогда не сильно разбиралась в людях вообще и в заключенных - тем более.
- И как телепат, если Донна была таковой, она могла улавливать эхо мыслей сестры?
- Вполне, если у Кэсси вообще были какие-то мысли. Разум аутиста не изучен, тем более в такой тяжелой форме.
- Тогда что произошло в тот день?
- У меня была безумная теория, уже когда я работала в полиции. Был один случай, который навел меня на мысль о том, что Кэсси, в самом деле являясь аутистом, каким-то образом смогла достучаться до разума сестры, смогла передать ей свои мысли, возможно, понять ее, словом, я не утверждаю точно, что это вообще возможно, но… это разум, черт возьми, разум может выкидывать и не такие штуки, так почему тогда аутист не смогла понять слова сестры и не сделать то, что та от нее ждала
- Умереть?
- Нет. Это не то. То есть, я думаю, что это не то. Да, Донна сломала кассеты, да, на пленке были ее отпечатки пальцев, но она не убивала Кэсси. И Кэсси не убивала сама себя. Она хотела поговорить, но не знала, как. Ученые до сих пор могут только гадать, о чем думает и как мыслит аутист, так что… я не утверждаю, что я тоже могу понять таких людей, но Кэсси постоянно слушала свои записи. Что если они как-то влияли на ее мозг? Я тоже так делаю, включаю сразу несколько записей и могу отвлечься от шума извне, это помогает. То есть, помогало, когда вокруг был постоянный шум, а теперь это просто привычка, но это работает. И почему бы разуму аутиста не перейти в какое-то измененное состояние на пару минут после почти двух десятков лет прослушивания этих записей? Я слышала их – у меня этот грохот вызывал только головную боль, но я не аутист. И люди, слушавшие эти записи, тоже реагировали так же, как и я. И даже больше того, этот кошмар слушали и телепаты – не спрашивайте, откуда я про это знаю. И никто не отреагировал, как Кэсси. Но, может, потому, что она была одна такая и смогла подобрать нужный ритм, чтобы мозг немного перезагрузился?
- Но как же пленка во рту?
- Она бросала магнитофон не для того, чтобы ранить Донну. Я почти была в этом уверена. Так она пыталась начать диалог, сказать, что эти записи помогают, что она слышит и слушает, но не может говорить. За нее говорили записи. Возможно, поэтому Кэсси сама обмотала свои уши пленкой, чтобы услышать эти звуки, которые помогали ей. А чтобы сказать хоть что-то, она пыталась съесть обрывки – на пленке были найдены так же и ее отпечатки. Она просто хотела поговорить, но ее мозг не давал ей этого сделать. Разум, заключенный в клетку - это хуже, чем кома.
- Значит, Кассандра задохнулась, пытаясь сказать что-то сестре?
- Наверное. Я уже сказала, что это бредовая идея. Может, в доме в то время был какой-нибудь призрак или влетело НЛО – я не знаю.
- Могу я узнать, что натолкнуло Вас на такую идею?
- Долгая история, не уверена, что слишком интересная.
- Думаю, интересная.
Холмс пододвинул к себе ноутбук и нашел нужный файл, открыл его и развернул монитор к спутнице.
- 2006 год? – ахнула Фицрой, прочитав данные. – Управление разгадало эту загадку в 2006 году?
- И в деле участвовала Кейт Аззопарди, - подтвердил Холмс.
- Это шутка? – Фицрой взглянула ему в лицо. – Вы открыли это дело именно сейчас, завели разговор, а потом подсунули мне под нос то, что я узнала тогда же?
- Уверяю Вас, я ничего не планировал специально, - Холмс откинулся на спинку кресла. – Случайный выбор из всего имеющегося.
- Неужели? – Фицрой дернула свой ноутбук на себя и зашла в папку музыки, развернув компьютер к Холмсу. – Нажмите на случайный выбор, - потребовала она.
Холмс нажал на клавишу и чуть приподнял брови, удивившись, услышав голос Боуи.
- It's a God-awful small affair
To the girl with the mousy hair
But her mummy is yelling no
And her daddy has told her to go…
- Хватит! – Фицрой вскочила и ударила по клавише пробела, остановив музыку и захлопнув крышку ноутбука.
Холмс наклонился вперед.
- Я сделал что-то не так? – тихо спросил он. – Прошу прощения, если…
- Не Вы, - Фицрой закрыла глаза и опустила голову. – Вы вообще не при чем.
- Могу я чем-нибудь помочь? – снова тихо спросил Холмс, недоумевая такой бурной реакции на обычное дело и обычную же песню.
- Уже помогли, - ответила Фицрой, сгорбившись в кресле и глядя в стол. – Я до чертиков боюсь призраков, мистер Холмс. Так боюсь, что даже кино не могу смотреть, если там будут призраки. Я знаю, что они есть, и не только потому, что видела Кейт. До этого дела было еще одно, которое я старалась забыть, потому что так испугалась, что…
Холмс молча поднялся и ушел, вскоре вернувшись со стаканом с водой, который поставил перед ней.
- Если не хотите, лучше не рассказывайте, - порекомендовал он, сев на свое место.
- Вам же интересно, почему я приняла просьбу Линдси? – Фицрой осушила стакан, но на мужчину даже не взглянула. – В Манчестере в Главном Управлении работал один человек, очень хороший, как о нем говорили. Я видела его несколько раз. Перебросились друг с другом парой фраз, просто поболтали ни о чем. Я была сержантом, у меня хватало дел, а он был ди-си-ай в другом отделе. Знаете, про таких говорят – человек-золото. Я не настолько его знала, чтобы присоединиться к мнению людей, но мне он нравился тем, что не вел себя, как задница. В 2006 году его сбила машина, результат – кома, тромб в мозгу. Его отдел тогда штормило, как щепку в бурю, его девушка, которая работала в его отделе, решила не ждать, когда он выйдет из комы… если вообще выйдет. Я навещала его один раз, но для галочки, мне было не до него, каким бы замечательным он бы ни был. Я его не знала и знать не хотела, у меня своих проблем было выше крыши, хотя его было жаль. Он провел в коме несколько месяцев, потом была операция, тромб удалили, когда нашли… он очнулся, но даже у нас в отделе говорили, что он сильно изменился, стал как будто живым зомби, что в глазах больше не было огня, не было жизни. У меня был выходной, я просто сидела на скамейке в парке, смотрела на собак, думала о том, что когда-нибудь заведу себе пса, что найду время, хотя его вечно не хватает, но чтобы дома хоть кто-то был, хоть кто-то ждал бы меня, радовался моему приходу… Я так замечталась, что не заметила, что ко мне подсел этот человек. Я не сказала бы, что он выглядел бледно и безжизненно – скорее, наоборот. Он так улыбался, был таким счастливым, как будто выиграл миллион фунтов в лотерею. Он сказал, что жизнь – странная штука, что можно бежать куда-то, к чему-то стремиться, быть обязанным, не знать покоя, но найти себя там, где все проще, где ждет любимая, где шеф – полный псих, но с ним так просто и легко, где допросы быстрее, преступники глупее, что там друзья и жизнь, а здесь все как будто ненастоящее, как фальшивые елочные игрушки, от которых нет никаких эмоций. Я удивилась, потому что обычно со мной мало кто разговаривал так откровенно, даже если и хорошо меня знал, а тут малознакомый коллега, который чуть не умер, о котором говорят какие-то бредни, раскрывает мне душу. Он добавил, что теперь он все понял, что все ответы в прошлом, а потом… потом меня разбудила какая-то девочка. Оказалось, я просто задремала на солнышке. На следующий день, когда я пришла на работу, мне сказали, что тот ди-си-ай покончил жизнь самоубийством. Ушел с летучки, вышел на крышу Управления и спрыгнул с нее. Он не мог разговаривать со мной, мистер Холмс, - Фицрой подняла голову, взглянув на него. – Он был уже мертв, когда я его видела. Но я его слышала, я видела его и, клянусь, когда я услышала разговоры коллег, я думала, что в штаны наложу. Я видела изуродованные трупы, я имела дело с жертвами изнасилования, принимала показания жертв домашнего насилия, но я ни разу до этого не видела привидений и мне тогда было плевать, что это был сон или не сон. Я даже работать не смогла – отпросилась и уехала домой, а дома заперлась на все замки и залезла на диван, боясь даже в туалет сходить, чтобы только меня не схватил за ноги какой-нибудь призрак.
- Я… - Холмс медленно облизнул губы, не зная, как на это отреагировать.
- Нет-нет, стойте! – перебила его Фицрой. – Это еще не все, мистер Холмс. Этот коп, как оказалось, подробно описал все, что видел в коме, психологу-полицейскому из Лондона, когда переслал ей отчет по почте. Когда меня перевели в Ярд, я вспомнила о том деле и навела справки о той женщине. Оказалось, что в 2008 году ей пустили пулю в лоб на задании, она чудом выжила, тоже впала в кому, а когда очнулась, обратилась к психологу с рассказом о том, что тот коп из Манчестера был прав, что жизнь после смерти есть, что есть какое-то место… я не знаю… Они не встретились – эта женщина и тот коп, но… Она прожила недолго. ДТП. Зазевалась на дороге, ее сбила машина.
- Вы видели ее?
- Нет. Я ее даже не знала. Мне еще привидений-психологов не хватало! Я просто узнала, что мой коллега из Манчестера и она были как-то связаны. Как-то, кем-то, где-то… Я не стала углубляться в расследование и этого случая, но поняла, что явление Кейт было неспроста. Я думала, что она вестник смерти, но она не напугала, как тот мужчина. Второй раз со мной пытался поговорить призрак, мистер Холмс! Как нужно было на это реагировать? Один – мой коллега, вторая – медиум, женщина, помогающая Управлению, а потом еще мой брат в больнице… Теперь еще это дело об аутисте, выбор музыки, даже то, что дело раскрыли именно тогда, когда я видела призрака в первый раз.
- Это может быть совпадение.
- Я умерла в той чертовой пещере. Или вне ее – не важно. Важно то, что даром такие контакты с мертвыми не проходят. Я была в прошлом, я видела людей прошлого, я видела эту девушку, стража, я контролировала ребенка, которого нет уже тысячу лет… Этого мало? Я знаю, я понимаю, что я сама училась там, где изучение призраков и пришельцев – норма, что они видели и демонов, и людей прошлого, будущего и иных миров, в конце концов, критерий и моей нормальности под большим вопросом, но… С меня хватит, мистер Холмс. Если это предупреждения, если это просто знаки или что-то еще – с меня хватит.
- Что Вы задумали? – Холмс нахмурился, заметив, как Фицрой снова открыла ноутбук и начала быстро печатать.
- Делаю Вам большой подарок, - ответила она, не отрываясь от клавиатуры.
- Простите? – нахмурился Холмс.
- Я не была на Эйфелевой башне, - Фицрой даже не услышала его вопрос. – Я не плавала с дельфинами, не ловила кенгуру за хвост, не ныряла с аквалангом, так что уже можно начинать. Голова больше не болит, так что можно и просто запереться дома и слушать тишину, или ходить в ночные клубы, слушать музыку, даже просто ходить в магазины, не зная, кто что планирует сделать, сядет ли за мной в кинотеатре какой-нибудь придурок с попкорном, плюнет ли официантка в мой сэндвич, если я сразу скажу, что чаевых она от меня не получит – я имею право хотя бы попробовать жить, как все.
Холмс сглотнул и проморгался, ничего не понимая.
- Я понимаю, что…
- Не понимаете, - перебила Фицрой, закончив печатать. – И не поймете, на Ваше же счастье. К черту Лондон, к черту Ярд и к черту полицию.
- Вы увольняетесь? – понял Холмс.
- Именно, - кивнула Фицрой. – Написала заявление и уже отослала начальству. Заеду оформить все документы и попрощаться с Салли – и к черту все. Да зачем мне все это? Рвать задницу и получать гроши? Звания ди-си-ай мне не получить лет десять, а то и никогда вообще. Теперь-то я пустышка. К чертовой матери Лондон – я ненавижу этот город, к чертовой матери страну, которой на все, вся и всех наплевать…
- Что Вы?.. – Холмс даже встал.
- А чего Вы ждали? – прищурилась на него Фицрой. – Разве не этого? Чтобы я была как можно дальше от Вашего брата – я буду так далеко, что Вы меня даже через спутник не увидите.
- Могу я узнать, куда Вы намерены уехать? – сухо уточнил Холмс.
- В Австралию, изучать каждого паука, какого только найду, - огрызнулась Фицрой. – Или свяжусь с ФБР, позвоню в Лэнгли, может, переберусь в ЦРУ, если не подвернется что-то получше. И никакой разведки, никакой службы короне, никаких больше трупов. Хотя… почему же? Вдруг повезет найти труп пришельца?
Холмс быстро оглядел ее - зрачки расширены, дыхание поверхностное, пальцы дрожат. Не шок, не гнев, даже не ярость – чистый страх от стресса, растерянность на грани истерики, еще немного – и все кончится нервным срывом и слезами.
- Венди, думаю, Вам нужно… - осторожно и мягко начал он.
- Что мне нужно? – она медленно поднялась напротив него. – Отдых? И что порекомендуете – Мальорку или Таиланд? Может, мне нужно много денег? Может, принять Ваше предложение или предложение Линдси? А-а-а… Вы не знали? Серьезно? Своя команда, которую я уже узнала и проверила на годность, шикарная страховка, служебная машина, возможность ходить на работу хоть в джинсах, путешествия по всему миру, красивая речь про феномены, излучения и бактерии на всех языках, какие я знаю, а еще возможность ненавидеть свое начальство круглосуточно и круглогодично просто так, даже без причин. И да, на сладкое – если что, разрешение применять все способности, какие есть или какие будут в любое время.
- Вы ненавидите Линдси? – Холмс уцепился именно за это. – Потому что не смогли отказать в помощи и чуть не умерли?
- Я приняла приглашение, потому что меня попросил мертвец, мистер Холмс. Мертвый медиум. Недостаточная причина, хотите сказать?
- Венди, - Холмс протянул вперед руку. – Простите меня…
- За что? – Фицрой шарахнулась от него, как от чумы. – Вам было интересно – Вы изучили меня, больше изучать нечего. Или я о чем-то до сих пор не знаю?
- Я не могу убить человека, - сказал Холмс. – Могу отдать приказ на устранение, могу защищаться, но не смогу выстрелить, если даже от этого будет зависеть моя жизнь, а человек будет безоружным.
- Да мне-то что? – поморщилась Фицрой.
- Я боюсь, - продолжил Холмс, глядя на нее и медленно приближаясь крошечными шажками. – Я всю жизнь боюсь. Насмешек из-за веса, шуточек о внешности, издевательств из-за проявления чувств, неразделенных эмоций. Я боюсь потерять брата из-за того, что он неуравновешен. Я до смерти боюсь свою сестру. Я боюсь, что о том, что она жива, узнают родители, боюсь их реакции, я боюсь даже проявить хоть какие-то эмоции там, где они нужны. Только поэтому я предпочитаю одиночество и защищенность в эмоциональном плане, Венди, но я живой человек, мне не все равно.
- Вы боитесь меня, мистер Холмс, - поправила Фицрой, прижавшись спиной к соседнему креслу, к которому Холмс ее загнал. – Этого, не этого – я уже не знаю, я даже не знаю, говорите Вы правду или пытаетесь провести очередной эксперимент. И я больше никогда этого не смогу узнать.
- Вы правы, - согласился Холмс. – Я боюсь и Вас, и за Вас. То, что Вы пережили, то, что вынужденно сделали с собой – отчасти это и моя вина. Хотите знать, кто и что я есть под маской хладнокровного политика?
- Не хочу, - покачала головой Фицрой.
- Напуганный человек, - уверенно произнес Холмс совершенно спокойным тоном. – Мои родители не знают, где их дочь-психопатка, мой младший брат – наркоман, которого я не раз находил в таких местах и в таком состоянии, что мог бы только молиться за его жизнь, если бы веровал. Хотите знать мое слабое место? Это всегда мой младший брат. Хотите надавить на меня, заставить играть по чужим правилам – схватите Шерлока и вейте из меня веревки. Я буду отрицать привязанность, потому что это отрицание бережет мои нервы, но внутри мне будет смертельно страшно.
- Из-за этого Вы хотите отдалить меня от него? – Фицрой сморгнула набежавшие слезы. – Из-за того, что я могу с ним сделать? Вы в своем уме? Может, Шерлок Холмс и не образец добродетели, но Вы понятия не имеете, что это за человек и насколько он нуждается в друзьях.
Холмс невесело усмехнулся.
- Скорее, они – в нем. И поверьте, я знаю своего брата.
- Он заботливый человек. Грубый, резкий, отчасти ленивый, но Вы не знаете, что творилось в его душе за те годы, когда он не мог связаться с Джоном после того кошмара. Вы не знаете, как этот человек может бережно брать на руки ребенка, как заботиться о женщине, ставшей ему другом, Вы не представляете, как рвется его сердце при виде горя друга, и на что он готов пойти, чтобы спасти его. Вы можете только пытаться поймать ветер, но Вы поймете это, когда встанете рядом с ним, чтобы помочь кому-то, кроме него и себя.
Холмс моргнул, услышав такую отповедь.
- Ребенка? – тихо повторил он. – Женщину? Какие годы без Джона?
- Ребенка Джона, - Фицрой чуть пожала плечами. – Не сейчас, но скоро.
Холмс нервно облизнул губы.
- Венди, что Вы видели в той пещере? – уточнил он. – Будущее?
- Прошлое, будущее – какая разница? – устало выдохнула Фицрой. – Это был не подарок, а последнее проклятье моего дара, которого больше нет. И я не буду об этом говорить, - она вытерла слезы.
- Вы… - Холмс протянул к ней руку. – Венди, простите, я не знал, что…
- Это Вы меня простите, - прошептала она. – Знаете, как я это делаю?
- Делаете что? – Холмс чуть округлил глаза, не понимая, что может произойти.
- Знаете, что такое лимбическая система? – не ответила Фицрой. – А что такое мамиллярные тела? Слышали про синдром Кушинга? Я изучала структуру мозга еще подростком, практически, только этим и занималась в свободное время. Можно сказать, если я и специалист в чем-то, касающемся мозга человека, то в этом. Это не повреждение мамиллярных тел, просто осторожное воздействие долю секунды на них, а результат всегда одинаковый – человек просто забывает какие-то моменты. Обычная амнезия.
- Что Вы… - Холмс ощутил холод внутри.
- Вы забудете этот разговор, - продолжила Фицрой. – Свои откровения, тревогу, страх, все то, о чем говорили, что услышали.
- Не делайте этого! – испугался Холмс.
- Не бойтесь, все хорошо, - тихо сказала Фицрой, глядя в его глаза. – Никакие ментальные техники не помогут. Еще несколько секунд и все будет хорошо.
Холмс ощутил себя, как будто запертым к узкой клетке, где не было возможности даже пошевелиться. Голова оказалась как будто в тисках – нежных, неощутимых, но не дающих даже повернуться.
Короткий миг он боялся почти панически… а потом вдруг стало светло и спокойно, пропал страх, как будто его и не было. Еще через миг пропали все ощущения того, что вообще что-то было не так.
- Это было обидно, - услышал он голос Фицрой, вздрогнул и как будто очнулся от задумчивости, взглянув на нее.
- Что?
- Конфеты, - сказала Фицрой.
Холмс моргнул, пытаясь понять, о чем она говорит. В голове как будто рассеивался туман… которого там быть не могло и не должно.
- Что – конфеты? – повторил он, мысленно отмечая маркеры памяти – что-то явно пропало, что-то важное, зафиксированное, но исчезнувшее.
- Вы сказали, что не съедите ни одной конфеты, даже если их принесу я. Боитесь, что отравлю?
Холмс оглядел ее, не став отвечать.
Глаза влажные, чуть порозовевший нос – плакала, но причина неясна. Усталый вид, потухший взгляд – едва ли огорчилась его отказом от сладкого. Ее ноутбук на столике рядом с его ноутбуком – сидели рядом, значит, рабочий момент. Слезы… он ее чем-то огорчил или она узнала что-то, чего не должна была знать.
- Я не ем конфет, - ответил он осторожно, подойдя к своему компьютеру и мельком заглянув на монитор ее, отметив открытый музыкальный файл и десяток окон сверх того.
Стоп. Порно?!
- Вы в порядке? – Фицрой подошла к столу и взяла свой компьютер.
- В полном, - ответил Холмс еще осторожнее, проанализировав все увиденное.
Она стерла ему память – ответ был очевиден.
Что-то ее огорчило, вероятно, сильно напугало, если она решилась на такое в отношении того, о чьем интеллекте высоко отзывалась и берегла его.
Спрашивать опасно – инцидент может повториться.
Игнорировать?
Он сел в свое кресло и постарался расслабиться, старательно делая вид, что его не беспокоит тот факт, что детектив вообще пошла на такое опасное действие, хотя сама говорила, что не стала бы рисковать, что значит, что действие было умышленное и решительное.

Фицрой заметила оценивающий взгляд своего спутника.
Только поэтому она и не хотела стирать ему память – любой другой человек ничего бы не заметил, но Холмсы умели видеть детали в любом месте и делать выводы.
Она уже поняла, что Холмс осознал то, что произошло, понял, но не смирился.
Впрочем, память подсунет ему другие воспоминания или заполнит пробел как-то еще – стертое он не вспомнит и не вернет никогда.
Благо или нет – все зашло слишком далеко.


просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 20 К оглавлениюГлава 22 >>
сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

август 2018  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.09.18 19:46:23
Не забывай меня [1] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.09.15 17:08:33
Рау [0] ()


2018.09.13 23:59:17
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.13 10:43:39
Хроники профессора Риддла [585] (Гарри Поттер)


2018.09.11 23:06:13
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.09.10 23:07:00
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


2018.09.10 12:56:28
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.09.09 14:23:00
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.07 11:09:44
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.09.04 20:51:57
Дамблдор [2] (Гарри Поттер)


2018.09.03 22:22:17
Прячься [1] (Гарри Поттер)


2018.09.01 15:22:06
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.08.31 23:59:52
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.30 15:14:36
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.08.29 15:09:49
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.08.24 12:35:06
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.08.21 16:32:11
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.08.17 17:52:57
Один из нас [3] (Гарри Поттер)


2018.08.14 12:42:57
Песни полночного ворона (сборник стихов) [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 22:06:53
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.08.09 11:34:05
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.08.07 23:34:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.08.06 14:00:42
Темная Леди [17] (Гарри Поттер)


2018.08.06 08:40:07
И это все о них [3] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.