Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Рон, вручая Гермионе букет цветов:
- Я без ума от тебя!
Гермиона, заходясь кашлем от запаха цветов:
- Да не от меня... Ап-чхи!... От природы! Сколько раз говорить: у меня на них аллергия!

Список фандомов

Гарри Поттер[18363]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12485 авторов
- 26831 фиков
- 8444 анекдотов
- 17426 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 13 К оглавлениюГлава 15 >>


  Фейри

   Глава 14
- Хотите сказать… - осторожно начал Холмс.
- Это программа, - не стала его дослушивать Фицрой. – Просто программа, однажды запущенная в действие и ждущая отмены приказа. Сравнительный анализ показал полную идентичность пещер в двух разных местах каньона. И это не просто идентичные пещеры – это одна и та же, перемещенная в пространстве и зависшая в режиме ожидания.
Холмс проморгался и даже потер щеки ладонями, окончательно прогоняя сон.
- И с чего Вы сделали такие выводы? – спросил он.
- Перебирала все варианты, пока не нашла самый простой. Бритва Оккама – простое решение всегда самое верное. Это не просто отбор по вере и преданности мифологии. Это генетика в чистом виде. Ни бактерий, ни вирусов, ни примесей в воздухе – ничего, а люди умирали, едва сделав шаг во внутреннюю камеру.
- Проклятье?
- К черту проклятье! Даже египтяне устраивали ловушки будущим ворам, причем безо всякой магии, зато с кислотами и даже болезнетворными спорами. Люди прошлого восприняли бы сам факт появления портала, как чудо, дар богов, люди настоящего полагаются на факты. Моря не расступаются просто так по мановению руки – это притяжение спутника Земли или сила ураганного ветра. Про эффект плацебо не знает только идиот, не умеющий пользоваться интернетом. Пирокинетика – не дар богов или их же проклятье, это психокинетика, сила разума. И призраки чаще всего просто астральная проекция живых людей. И я поверю в реалистичную голограмму горящего говорящего куста быстрее, чем в божественный промысел.
- Но почему Вы решили, что это именно программа?
- Потому что будь это не так, эта девица являлась бы всем пуэбло от мала до велика с предложением вернуться в мир и покой. Но она выбирает взрослых, способных здраво думать и принимать взвешенные решения. И если уж вцепится – не отстанет. Они не смогут уйти из пещеры, если вошли в нее – она не допустит.
- Почему?
- Потому что это программа. Я пересматривала отчет по Саймону Бонито и никак не могла понять, что меня так напрягает в нем. Что-то неправильное, чего не должно было быть.
- И поняли?
- Сердечный ритм замедлился, волны мозга показывали состояние, близкое к трансу. Кто будет зомбировать и без того согласного уйти человека? Для чего еще и удерживать их в заведомо беспомощном состоянии перед переходом? И я почти уверена, что Симона Бонито, вбежав в пещеру, замедлила шаг, так же впав в своеобразный транс перед тем, как исчезнуть. Она не смогла бы выбежать обратно, даже если бы сильно захотела.
- Похоже на отбор по каким-то признакам. Все молодые, сильные… Улучшение генофонда?
- Почему нет? Во-первых, кто-то должен был строить дома, добывать пищу – старые и слабые на это бы не годились, будь они хоть трижды верными слугами своих богов. Во-вторых, для продолжения рода были нужны сильные молодые женщины, судя по всему, в идеале еще и девственницы. Кроме того, нужны были мужчины и женщины, чувствовавшие себя в своем времени ненужными, лишними, порвавшими связи с родными.
- Те, кого никто не стал бы искать.
- Вот именно. Это не вера, это четкий отбор по нескольким признакам. Плюс еще и способность подчиняться. Но главное, что натолкнуло меня на мысль о том, что страж – программа, то, что у анасази не было жриц-женщин. Они не оставили бы охранять портал и зазывать новичков женщину, если только не видели в этом единственную цель – сбить с толку.
- Думаю, если бы мне приснился мужчина-жрец, я бы точно не пошел за ним. Привлекательная девушка выглядит менее подозрительно и более безопасно даже для другой девушки. Для кого-то такая стала бы подругой, для кого-то возлюбленной, к которой хочется присоединиться наяву.
- Довольно примитивное племя – и такие технологии. Не знаю, как Вы, а я сильно сомневаюсь, что анасази - авторы этой игрушки. Я сравнила постройку египетских пирамид с высеченными в скалах жилищами анасази, с их ровными дорогами, виадуками, колодцами и храмами, а потом подумала о кругах на полях. Египтяне действительно тащили на себе многотонные камни и обтесывали их вручную, анасази действительно использовали известняк как строительный материал, а круги на полях действительно ровные с аккуратно согнутой, но не сломанной зерновой культурой, но…
- Всем кто-то помогал, хотите сказать?
- Древние культуры, как стручки гороха, буквально набиты всякой паранормальщиной. Почти везде есть сказания о визитерах со звезд, рисунки, упоминания, что-то еще, словом, а чем анасази отличаются от египтян? Круги тоже появляются не просто так, кто-то явно помогает им появиться, а наличие определенных петроглифов у анасази указывает на то, что они точно имели близкие контакты третьего рода с кем-то, чей образ потом высекали в камне.
- Инопланетяне…
- Н-да. И это мне тоже не нравится. Как-то неприятно знать, что кто-то вмешивался в земную культуру и ускорял или замедлял развитие народов. Знаю, это паранойя, но… Я даже думать не хочу, что могли бы сделать инопланетные ученые, желай они заниматься генетикой, потому что тогда я додумаюсь до того, что все эти психокинетические способности у разных людей – их замысел, а мне не нравится ощущать себя подопытной крысой.
Холмс чуть приподнял брови, но спорить не стал.
- Значит, все? – уточнил он. – Прилетим сказать Доннер, что все усилия напрасны?
- Нет, - покачала головой Фицрой, потерев шею. – Хочу посмотреть, покрутиться, может, что придумаю на месте. Хочу понять, что произошло с Кейт. Было ли это эффектом схлопывания портала или ее намеренно кто-то отрезал.
- Хотите подключиться к ней?
- Она все-таки медиум. Был бы кто-то еще с дальновидением, было бы проще. Может, Линдси кого и найдет, пока мы летим. Если нет, подумаю об этом на месте, а пока у меня уже голова не работает.
Она снова потерла шею.
- Лететь еще пару часов, - Холмс взглянул на наручные часы. – Может, хотя бы попытаетесь поспать?
- Если хотите перепугать Анну дикими криками, могу и поспать, - Фицрой обхватила шею обеими руками.
- Тогда могу предложить массаж шеи, - Холмс поднялся.
- Пройдет, но спасибо за предложение, - поморщилась Фицрой, когда в шее что-то хрустнуло. – Черт…
- Вставайте, - распорядился он, а когда она все-таки поднялась, полуразложил ее кресло и сел на него верхом, похлопав перед собой ладонью. – А теперь садитесь.
- Я в порядке, - Фицрой даже забыла отнять руки от своей шеи.
- Боитесь, что я пережму Вам сонную артерию? – усмехнулся Холмс, глядя на нее снизу вверх.
- Не боюсь, - ответила она, с тяжким вздохом все-таки присоединившись к нему, сев к нему спиной.
- Кстати, что это было? – уточнил он, сняв с нее куртку и разогрев свои руки одну о другую.
- То, что я сделала? Телекинез. Если точнее, более углубленная версия. Прямое воздействие на нервные окончания и определенные участки мозга. Не переживайте, я изучаю медицину с тринадцати лет и постоянно пополняю знания.
Он положил ладони на ее шею и чуть сдавил кожу на позвоночнике большими пальцами.
- Почему тогда не стали доктором?
- Потому что я ненавижу медицину, - ответила Фицрой, закрыв глаза. – А учила, потому что это было необходимо. Думаете, что можно делать в Управлении два года?
- И что?
- Учиться, разумеется. Со мной занимались лучшие специалисты. В тринадцать лет, конечно, мало приятного изучать строение тела и запоминать сложные названия, но в чем-то было даже интересно.
- И для чего это было нужно учить?
- Чтобы уметь управлять способностями. Думаете, я могу так запросто отключить человеку сознание, не зная, как работает мозг? Пережму не ту область – сделаю инвалидом. О-о-ох, да! – застонала она, когда Холмс спустился к ее плечам, массируя их через джемпер.
Самолет вдруг мягко подпрыгнул и снова выровнялся.
- Воздушная яма, - пробормотал Холмс.
- Нет, - чуть заметно покачала головой Фицрой. – Извините, расслабилась.
- Значит, если Вы расслабитесь полностью…
- Ничего страшного не произойдет. Можно, вот здесь? – она перехватила пальцы Холмса своими и направила его руки к голове. – Да, здесь, - выдохнула она, когда Холмс чуть сжал нужное место.
Холмс не стал заострять ее внимание на том, что она так и не убрала пальцы с его рук, как будто массируя их, но не мог не отметить мысленно, что ее голова начала запрокидываться, а пульс участился.
Не нужно было никакой телепатии, чтобы понять, в чем было дело.
Он думал, что короткий диалог в начале полета носил шутливый характер, что ее слова о том, как она снимает стресс – попытка просто отвязаться от вопросов, но оказалось, что это было всерьез.
Совсем немного физического контакта, направленного на нее, и она почти впала в транс от удовольствия.
- М-м-м! – услышал Холмс ее тихий стон, одновременно с этим ощутив, как под пальцами пробежали мурашки.
Он нервно облизнул губы.
Кожа под его пальцами разогрелась, покрылась румянцем.
Холмс неосознанно подался чуть вперед, почувствовав, как несколько неудобно стало сидеть даже в таких удобных брюках.
Эта женщина притягивала, как магнит, интриговала, пугала тем, что делала, и она, наконец, пробуждала самые низменные желания.
Холмс ощутил нарастающее желание прикоснуться к ее шее губами, слегка прикусить сочленение шеи с плечом, притянуть ее тело к себе, а потом запустить ладони ей под джемпер, потянуть его вверх, просто снова почувствовать в руках ее всю, заново открыть, запомнить, сохранить этот образ.
Он осторожно провел кончиком пальца по уху женщины, как будто случайно задев его, на миг закрыл глаза, собираясь с духом, а потом наклонился к ней, едва коснувшись губами шеи, когда она убрала руки с его пальцев.
Время как будто остановилось.
Холмс пододвинулся еще чуть ближе, обняв ее за талию, но почему-то не решаясь ни поднять руки, чтобы коснуться ее груди, ни опустить их.
В голове мелькнула мысль о том, что так, наверное, люди выражают нежность чувств, предлагая заняться не сексом, а любовью. Вроде бы все было правильно, но…
Она чуть отстранилась, встала, развернувшись к нему лицом и села на его колени, обняв за шею и глядя в глаза, наклонившись к его губам и мягко поцеловав.
Это вызывало не дикое желание, а что-то, чего Холмс старался себе не позволять, давно для себя решив, что ему это просто не нужно, но когда она подалась бедрами чуть вперед, он издал тихий стон.
- Венди, - прошептал он, еле сдерживаясь от желания послать к черту все принципы и запреты. – Венди, я…
- Да? – выдохнула она рядом с его ухом, целуя в шею.
Чтобы ответить, Холмсу пришлось подавить все желания усилием воли и собраться с мыслями, которые плавились от ласк.
Конечно, женщины, с которыми он был, тоже проявляли мастерство и щедро делились ласками, но едва ли хоть одна из них действительно знала, чего хотела, и хотела так сильно.
- Я не могу, - произнес он, придержав ее за талию.
- А я чувствую обратное, - она чуть прикусила его за шею и снова подалась бедрами вперед, ощутив, как по его телу прошла дрожь, после чего вернулась к его губам, целуя и медленно расстегивая на нем куртку.
- Не могу, - повторил Холмс, мягко задержав ее руку и прервав поцелуй. – Я не могу.
Она замерла, глядя ему в глаза, затем молча отстранилась и встала.
- Простите, - пробормотала она, опустив глаза. – Господи, я просто… - запнулась она, взмахнув руками. – Я не так поняла, решила, что…
- Вы ни в чем не виноваты, - Холмс с трудом встал с кресла, до боли сжав кулаки, чтобы прийти в себя. – Я не должен был…
- Не извиняйтесь, - тихо перебила она. – Все нормально.
Холмс хотел возразить, но предпочел молча уйти в туалет.

Даже заперевшись внутри, он не чувствовал себя в безопасности.
Эта женщина вызывала в нем то, что он не должен был позволять себе испытывать. В своем доме произошло, что произошло, это было спонтанно. Прекрасно, страстно, но спонтанно и едва ли она отдавала себе отчет в том, что делала. Хотя, возможно, это было обычное желание хоть чьего-то присутствия рядом, потому что как раз-то во время этого она точно знала, что делала и с кем, но вот финал, когда он услышал другое имя, сорвавшееся с ее губ… Было ли это спонтанно или она даже подсознательно думала о другом мужчине? И то, как она вела себя потом, ничуть не стесняясь – было ли это наплевательским отношением именно к нему или толикой доверия? И, конечно, ее слова о том, что это был просто секс ради секса… и то, что она сделала потом, чуть не задушив его…
Он вынужден был защищаться, как мог, дипломатично, старался отстраниться, но слишком поздно понял, что лететь с ней вдвоем в пустом самолете было совершенно безумной идеей.
Она была сильной женщиной со способностями, лежащими за гранью его понимания, способной подчинить разум человека, любого человека в принципе, толкнув на что угодно, она уже применила их, чтобы усыпить его, причем сделала это под предлогом облегчить его напряжение. И даже если он был благодарен ей за передышку, даже если сам хотел вернуть услугу за услугу, первым сорвался именно он.
Холмс открыл воду и умылся, протерев влажной рукой и шею, вытерся бумажным полотенцем и взглянул на себя в зеркало.
Лицо, обычно не отличающееся красками, до сих пор пылало румянцем, шея горела, а что творилось в брюках…
Он еле сдержался, чтобы не ударить кулаком в стену, вовремя спохватившись и решив не давать спутнице повода для раздумий.
Она читала намерения. И она точно знала, что входило в намерения Холмса.
Но даже явные намерения можно было изменить – как политик, Холмс знал это и умел делать все возможное в любой ситуации.
Конечно, хотелось снять напряжение более традиционным способом, но он решил, что, как английский джентльмен, не станет заниматься глупостями. И уж тем более, не в туалете самолета.

Фицрой проводила его недоуменным взглядом и горько вздохнула, пребывая в недоумении.
Эхолокация не могла подвести, он хотел ее, иначе с чего бы стал предлагать массаж шеи и целовать? Но он предпочел остановиться, даже когда готов был порвать на ней одежду.
Да что вообще произошло? Кто и где допустил ошибку?
Хотя… учитывая его слова о том, что он предпочел бы не видеть ее в Англии в принципе, могли дать исчерпывающий ответ на все вопросы.
- Простите еще раз, - услышала она обращение и подняла голову. – Прозвучит грубо, но если Вам действительно нужно расслабиться, я мог бы… - он нервно дернул плечом, стараясь не смотреть ей в глаза.
- Что? – не поняла она.
- Доставить Вам удовольствие другим способом, - закончил он.
Фицрой приподняла брови.
- Простите, что? Зачем?
Он проморгался и почему-то нахмурился.
- Ваши слова о том, как Вы предпочитаете снимать стресс от полета, навели меня на эту мысль, так что…
Она медленно поднялась.
- А это здесь причем? Майкрофт, что вообще происходит? Я сделала что-то не так? Я думала, Вы ясно дали мне понять, что не против, а потом эти слова… Я Вас не понимаю. Если я приняла действительное за желаемое – прошу прощения, но это явно не было похоже на предложение просто размять мне шею.
Холмс нервно облизнул губы.
- Вам нужна была помощь, - начал он. – Здесь был только я… - она вдруг побледнела и нахмурилась.
- Подождите, - перебила она. – Вы решили, что мне жизненно необходим секс, чтобы прочистить мозги? Боже, Майкрофт, я же не чертов вулканец в период спаривания!
- Но Вы сказали, что это помогает, - заметил он.
- Да, - пожала она плечами. – Но я и без этого не взорву самолет. О-о-о, - протянула она, все поняв. – Вы… Господи, Вы поняли все буквально. Я… да, я действительно выбирала мужчин на раз, но по взаимному согласию и еще в аэропорту. Обычные бабники, пикаперы или сексоголики, для которых женщины – галочки в списке: и мне хорошо, и они считают себя супергероями.
- Но как же воздействие?
- Как выпивка для храбрости – я усиливала лишь то, что они и так хотели со мной сделать.
- А жены?
- Это же их жены, а не мои. Я никого ни у кого не собиралась уводить, а после я просто корректировала память о том, что это время было именно с их супругами. Я же не монстр и тем более не коллекционер. Это Вас остановило?
- И то, что здесь только я.
Фицрой опустила голову.
- А что изменилось с первого раза? – тихо уточнила она.
- Обстоятельства и Ваши слова, - предложил Холмс.
Она глубоко вздохнула и закрыла глаза.
- Я действительно Вас не понимаю. Я делала именно то, что Вы ожидали от меня, говорила то, что хотели бы слышать, тогда что я сделала не так? – она взглянула ему в глаза.
- В каком, простите, смысле, Вы делали и говорили то, что я хотел? – повторил Холмс.
- «Это просто секс», например, - пожала плечами Фицрой. – Или о незаинтересованности в отношениях.
- Но я не просил этого, - заметил Холмс. – И я ничего не ждал.
- Кроме сотрудничества и изучения моих способностей, – покивала головой Фицрой. – А Вы не думали о том, что я живой человек, Майкрофт? Что, помимо того, что я ненавижу вранье в глаза, что я все-таки человек, женщина, наконец, что я не машина и испытываю эмоции и чувства? Я не тащу в постель всех без разбора, а если уж меня в редкие моменты прорывает, я делаю это по обоюдному согласию, потому что хочу этого и знаю, что хотят и меня. Вы не задумывались над тем, что Вы можете кому-то нравиться, как человек, что кто-то просто хочет Вас, как мужчину? Какого черта я вообще это говорю? - она как будто сдалась, устав говорить, после чего прошла мимо него вперед, но задержалась и обернулась. – Простите, мистер Холмс, - сухо произнесла она. – Спасибо за помощь и одежду, за все вообще, но не стоило утруждаться и ломать себя.
Холмс проводил ее глазами, а потом просто упал в ближайшее кресло, закрыв лицо ладонями.

- Мэм? – Анна поднялась со своего места, где читала новости на ноутбуке.
- Простите, - извинилась Фицрой. – Не помешаю?
- Нет, мэм, - вежливо улыбнулась стюардесса.
- Можно мне кофе?
- Конечно, сейчас сделаю.
Фицрой встала у самого прохода, чтобы не мешать, и прижалась спиной к перегородке.
- Анна, а давно Вы знаете мистера Холмса? – спросила она.
- Шесть лет, - ответила та, насыпая молотый кофе в кофе-машину и заливая воду.
- И Вам нравится эта работа? Я не инспектор, просто интересно.
- Нравится. Мистер Холмс, наверное, лучший пассажир из тех, с кем я работала.
- Не пьет, не курит, с проститутками не летает и не дебоширит?
- Именно так. Мистер Холмс производит впечатление крайне вежливого человека. Скажу только, что он мне понравился с первого взгляда. И это не для протокола.
Фицрой улыбнулась.
- Видимо, он по-разному знакомится с людьми. В нашу первую встречу мне хотелось ему врезать.
Анна чуть не уронила кружку.
- Правда?
- Правда, - кивнула Фицрой. – И во вторую тоже, кстати. Но да, впечатление он умеет производить. Это целое искусство врать, изворачиваться, вводить в заблуждение, а истину выдавать дозированно и крайне редко.
- Молоко, сахар?
- Два кусочка сахара, пожалуйста.
Анна молча подала кружку.
- Мне он нравится и как человек, и как работодатель, - заметила она.
- М? – Фицрой пригубила кофе. – Почему? Из-за денег?
- Скорее, из-за характера. Деньги, конечно, весомый аргумент для работы, но мне кажется, мистер Холмс хороший человек.
- Вы второй человек, кто так думает. И второй же его работник.
- А Вы не согласны?
- С тем, что он хороший человек? Как человек, да, хороший. Даже заботливый, если речь о его семье. В чем-то он, как человек, действительно привлекает, если вычистить из него всю эту политическую шелуху с расшаркиванием друг перед дружкой. Иногда он ведет себя так, что ему действительно хочется врезать, потому что эти его проверки, мания все контролировать… Я не хочу сказать, что у меня самой этого нет, но у меня есть на то причины.
Анна внимательно выслушала ее.
- Вы работаете с мистером Холмсом?
- Нет, я обычный коп из Нового Скотланд-Ярда. Убийства, кражи, заложники – ничего общего с просиживанием штанов в офисе.
- Вам нравится Ваша работа?
- Конечно!
- А мистер Холмс?
Фицрой пожала плечами на такой необычный вопрос от подчиненной самого Холмса.
- Больше, чем нравится, – призналась она. – С ним – как жизнь у действующего вулкана, в смысле, никогда не знаешь, что будет в следующий момент. Хотя другая его сторона привлекает еще больше.
Анна чуть склонила голову набок.
- Работа?
- Дом, – поправила Фицрой. – Странное чувство, что он как будто отказывает себе в чем-то простом, зря накручивает себя по ерунде, а когда расслабляется, ведет себя так, как будто это либо первый и последний раз, либо с ним что-то не так и он просто недостоин происходящего, - она сделала глоток и села на второе кресло. – Вот скажите, зачем привлекательному мужику диета? – лицо Анны приняло озадаченное и растерянное выражение. – А зачем эскорт-услуги? – Анна сглотнула и даже оглянулась. – Я просто его не понимаю, - продолжила Фицрой, даже не замечая реакции стюардессы. – Я понимаю, что ему проще заниматься сексом ради секса, но я прямо сказала ему в глаза, что он мне нравится, что, черт возьми, у меня никогда не было такого любовника, вот только ему наплевать. Не знаю, что им вообще движет – долг перед страной, из которой он меня мечтает вышвырнуть, перед братом, которого от меня защищает, удовлетворенное любопытство, когда он понял, что я действительно могу убить на расстоянии, - Анна побледнела и вжалась в столик. – Но зачем тогда он предложил с ним лететь? – продолжила Фицрой, глядя на нее. – Почему просто не поспособствовал купле билета на первый же рейс в Альбукерке? Зачем приобрел одежду и обувь? Чтобы проконтролировать меня? Зачем тогда делал намеки на близость, если я его настолько пугаю или настолько же ему неприятна? Ему нужно было отдохнуть – я его усыпила, дома он получил травму из-за потери мной контроля над ситуацией – я обработала рану, а что до прочего… Я не знаю. Он был такой домашний в этом халате, простой, наверное, даже надежный. И эти веснушки на плечах… И… - Фицрой задумалась, глядя в никуда. – Он знал, что я могу, видел это, но не испугался, ответил, - прошептала она. – Скорее, потом я испугалась того, что почувствовала, потому и чуть не придушила. Нельзя ненавидеть в одном человеке политика и желать мужчину, а у меня все именно так. Только даже если бы я могла избавиться от телекинетики и эхолокации, это ничего бы не изменило, просто тогда я стала бы для него невидимкой, безвредной, неинтересной и ненужной. Может, он и прав – он меня понимает и принимает только с психокинетикой в комплекте и только поэтому я вызываю у него хоть какие-то эмоции, а не будь этого, он бы даже не узнал, что я существую. Как Вы думаете? – обратилась она к испуганной женщине.
- Я не знаю, - стараясь не дрожать голосом, ответила Анна.
Фицрой встала и передала ей пустую кружку.
- Не бойтесь, - пожелала она. – Я же не буйный псих. Обычный телекинетик и эхолокатор. Это не страшно, хотя, если честно, способности растут. Наверное, если я не умру в Чако уже сегодня, меня убьет мой же дар. Как думаете, я выживу сегодня или это последний день?
Анна потрясла головой, широко открытыми глазами глядя на нее.
- П… Простите, я не знаю, мэм.
- И я не знаю, - согласилась Фицрой со вздохом. – И мне чертовски страшно. И мне даже сказать было об этом некому. Вы не будете против, если я посижу здесь до конца полета? В туалете запираться глупо, а к капитану меня не пустят.
- Э… д-да, конечно, - с трудом выдохнула Анна.
- Не бойтесь, - попросила Фицрой. – Через несколько секунд Вы обо всем забудете.
Паническое выражение на лице стюардессы и правда постепенно начало исчезать, уступая место спокойствию и собранности.
- Можно, я посижу здесь? – снова переспросила Фицрой, когда Анна полностью пришла в себя.
- Конечно, - улыбнулась женщина. – Но здесь немного неудобно, в салоне Вам было бы комфортнее.
- Не хочу мешать мистеру Холмсу, - слабо улыбнулась и Фицрой. – Я и так ему уже надоела. Я не помешаю Вам?
- Нет, конечно, - ответила Анна. – Может быть, желаете кофе?
- А есть что-нибудь сладкое? – попросила Фицрой.
- Конечно, мэм. Конфеты, сухофрукты, печенье?
- Пару конфет было бы здорово. Спасибо.
- О, простите, мистер Холмс вызывает, - Анна передала ей три конфеты и вышла в салон.
- Не удивительно, - пробормотала Фицрой, закинув в рот одну.

Холмс даже не ожидал, что стюардесса включит громкую связь. Обычно это делалось только для того, чтобы предупредить его о взлете или посадке. Анна никогда не стала бы злоупотреблять своими обязанностями и давать пассажиру слушать то, что было не предназначено для его ушей, но детектив ушла к ней, и, как понял Холмс, расстроенная, так что могло оказаться и так, что это Фицрой случайно нажала кнопку связи, даже не зная о ней.
Холмс даже заинтересовался, когда детектив спросила стюардессу о том, как давно та его знает. Это следовало бы прекратить, сказать обеим о том, что нажата кнопка громкой связи, но дальнейшее его заинтересовало больше.
Детектив была заинтересована им. Не просто, как весьма обеспеченным человеком – нет, только как мужчиной, который, если ему не изменял слух, ей понравился. То, что действительно не предназначалось для его ушей, он узнал по воле судьбы.
Фицрой не просто делилась мыслями с совершенно незнакомой женщиной, она открыла душу, зная, что эти слова будут стерты из памяти, стоит ей захотеть.
Холмс встал и сделал пару шагов к отсеку, но так и не зашел, когда услышал то, чего совершенно не ожидал.
Помимо желаний и влечения детектив была напугана предстоящим делом. Этого и следовало ожидать, понял он. С самого начала она наверняка ждала чего-то подобного, еще когда увидела Кейт Аззопарди в лондонском аэропорту. Потом же, узнав о ее смерти, страх взял верх, а потом, уже на борту самолета, началась паника, тщательно скрытая и замаскированная.
Увы, но камер слежения в салоне не было, он не смог бы узнать, что именно она делала пять часов и как себя чувствовала, но ее действия не были направлены на удовлетворение сиюминутных желаний с кем попало. Она действительно испытывала неподдельные чувства к тому, кто был о своей внешности невысокого мнения.
Странным для него теперь оставалось только то, что на пике страсти она все равно думала о другом, возможно, бессознательно, но все же.
Он нервно пригладил волосы и облизнул губы, решив, что теперь, когда момент упущен, будет жалко и нелепо пытаться что-либо объяснить, но все-таки нужно постараться наладить какую-то видимость доверия даже сейчас.
Холмс слабо представлял себе жизнь телекинетика, но догадывался о том, что такие минуты откровений были редкими, оставались безвестными, а теперь, когда детектив представляла грядущее дело, будущее было для нее в мрачных красках, если вообще было.
Он вернулся на свое место и вызвал стюардессу, решив перекусить.
До Альбукерке оставался час полета.

Анна вернулась в отсек и отжала кнопку, заметив задумчиво изучающую кофе-машину пассажирку.
- Могу я Вам помочь, мэм? – спросила она.
- Нет, - отказалась та. – Просто интересно, как эта штука работает.
- Могу показать, - предложила Анна, доставая из мини-холодильника сэндвичи и засовывая их в микроволновку.
- Бездрожжевой хлеб? – спросила Фицрой.
- Да, - согласилась Анна.
- Я думала, мистер Холмс попросит стейк с гарниром.
- Видимо, не сегодня.
- Может, предложите ему пару конфет?
- Боюсь, мистер Холмс не ест сладкого.
Анна сервировала поднос, поставила на него тарелку с сэндвичем, чайную пару с горячим черным кофе, один кусочек сахара, чайную ложечку и снова вышла, вернувшись через несколько минут и уйдя в кабину пилотов.
- Садимся через час, - сообщила Анна, вернувшись.
- Хорошо, спасибо, - покивала Фицрой. – Анна, скажите, можно ли заказать машину в Альбукерке?
- Через онлайн-бронирование, думаю, уже поздно, - ответила Анна.
- А если забронировать машину прямо в аэропорту? Водительские права нужны?
- Думаю, да, мэм, - кивнула Анна. – Определенную модель?
- Внедорожник меня бы вполне устроил.
- Передам капитану.
- Можно мне с Вами?
- Боюсь, что нет, мэм. Какие-то еще пожелания?
- Если только карту дорог от аэропорта до каньона Чако.
- Посмотрю, что можно сделать.
- Спасибо.
Когда Анна снова ушла, Фицрой потерла переносицу и сгорбилась на стуле.
Полет вымотал ее физически и морально, но самолет хотя бы давал иллюзию защищенного пространства, где можно было не обращать внимания на иллюминаторы. Вертолет, о котором Холмс говорил еще до полета, стоил бы седых волос. Лететь было бы недолго, но еще более тесное пространство, буквально бок о бок с Холмсом, когда можно было бы смотреть только в сторону, то есть, в иллюминатор, грозил бы кончиться приступом паники куда сильнее, чем в самолете. Разве что Холмс провел бы весь полет, держа ее за ручку и шепча на ушко нежные слова…
- Номер машины, мэм, - Анна отдала ей листок бумаги и права. – Бронь на Ваше имя.
- Спасибо. Вы просто фея-крестная.
- Это моя работа. Простите, мистер Холмс вызывает.
На этот раз Фицрой решила выйти вместе с ней.

Холмс сидел на своем месте и работал за своим ноутбуком.
- Спасибо, Анна, - произнес он, не обратив на стюардессу внимания, когда она забрала поднос.
- Не за что, сэр, - вежливо ответила она и ушла к себе.
- Мистер Холмс, - Фицрой встала рядом с его креслом. Когда же он поднял голову, она продолжила. – От Альбукерке я поеду на машине. Просто решила сообщить сразу, а не по прилету.
- На машине? – повторил он, чуть нахмурившись. – Нас ждет вертолет.
- Вас, - поправила Фицрой. – Прошу меня простить, но второй полет я просто не переживу. Думаю, Вы тоже не захотите тратить время на откачивание меня, так что если решите лететь, передайте Доннер, что я буду чуть позже, чем она ожидает. У меня нет ее телефона, но даже если бы и был, роуминг обошелся бы мне в круглую сумму, которой я, увы, не располагаю. Я знаю, что Управление возместит все расходы на дорогу и связь, но это будет позже. Могу я узнать номер Вашего счета в банке?
- Простите? – приподнял он брови.
- Амуниция имеет цену. Можете дать расчетный счет или номер кредитки – все равно.
- Это подарок.
- Как скажете. В таком случае просто большое спасибо и за подарок, и за перелет.
Холмс закрыл ноутбук, отложил его и поднялся.
- Венди, если Вас беспокоит только вертолет, с этим можно справиться, - мягко сказал он.
- Вертолет меня вообще не беспокоит, мистер Холмс. Не хочу снова падать в обморок и чувствовать тошноту. И не хочу навязывать Вам свою компанию снова.
- И поэтому Вы предпочли провести остаток полета рядом с Анной?
- Она в любом случае забудет о моем существовании. И не важно, будет это Ваше требование или мое вмешательство. А кресло везде просто кресло. Мне нужно будет проходить таможню?
Холмс молча покачал головой, закусив губу.
- Документы уже оформлены, багаж проверять никто не будет. И сядем мы на частную полосу. Позвольте спросить, почему Вы не обратились ко мне с просьбой забронировать Вам машину?
- А это так важно?
- Это было бы разумно.
- Я разумом в полете не сильно отличаюсь, как Вы могли заметить, поэтому не хотелось снова демонстрировать свою глупость. Еще раз спасибо за полет и… и вообще.
Она кивнула и ушла к Анне.
Холмс же снова сел в кресло, чувствуя, как давит где-то внутри эта ситуация с недопониманием и снова натянувшимися отношениями.

Самолет приземлился раньше графика на десять минут, Анна заранее приготовила ватный тампон с нашатырем, чтобы привести в чувство снова упавшую в обморок пассажирку рядом с собой, а когда спустился трап, Фицрой, хоть и едва стоя на ногах, не отошедшая от резкого упадка сил, попрощалась со стюардессой.
- Счастливого пути, мэм, - пожелала та.
- А Вам… не знаю, просто большое спасибо за все, - ответила Фицрой.
- До свидания мистер Холмс, - пожелала Анна второму пассажиру. – И счастливого пути, сэр.
- До свидания, Анна. Спасибо.
Фицрой вздрогнула, когда ее, чуть не упавшую, подхватила уверенная мужская рука.
- Не торопитесь, - тихо порекомендовал Холмс, помогая ей спуститься с трапа на землю. – Вы уверены, что сможете доехать без происшествий? – спросил он, когда ноги обоих ступили на землю.
- Полчаса на адаптацию – буду как огурчик, - пообещала Фицрой.
- Может быть, возьмете такси?
- Отсюда и до каньона? Разорюсь.
- Послушайте, - Холмс отвел ее чуть в сторону, пока работники выгружали багаж, - мы можем потерять час, два, сколько нужно, чтобы Вы пришли в себя и полетели на вертолете.
- Я большая девочка, мистер Холмс, - отмахнулась Фицрой. – Меня не нужно опекать. Если так не терпится проследить мой путь, можете лететь хоть вслед, но в вертолет я не сяду. Проще выйти безоружной к вооруженной толпе, чем залезть в эту штуку.
- Рядом со мной? – уточнил Холмс с легкой усмешкой.
- С кем угодно, хоть с отцом, - не поняла его юмор Фицрой. – А теперь простите, мистер Холмс, хочу получить машину и как можно быстрее свалить отсюда.
Препятствовать Холмс не стал, распорядившись только доставить ее багаж, куда она скажет, проследить за оформлением документов и помочь по любому вопросу.
- Сэр, все готово, - отчитался пилот вертолета, подойдя к нему.
- Хорошо. Вылетаем.

Сразу уехать не удалось, хотя Фицрой и не спешила. Проверив бензобак, удостоверившись в отсутствии слежки, в том, что вертолет набрал высоту и полетел в сторону каньона, проверив карту дорог, для верности еще и спросив дорогу у местных, купив в дорогу воды и упаковку конфет, она села в машину и уверенно вывела ее на трассу.
Организм еще восстанавливался, голова немного кружилась, но сладости почти привели ее в себя.

Майкрофт попросил пилота сделать круг, чтобы посмотреть, как детектив поведет машину, убедился в том, что с ней все в порядке, и дал знак лететь к каньону, одновременно набрав номер телефона Доннер.
- Доннер, - раздался в телефоне уверенный ответ.
- Майкрофт Холмс, - представился Майкрофт. – Я в часе лета от каньона.
- Я пока в местном отеле, как раз собираюсь выезжать, - ответила Доннер.
- Вас подобрать?
- Лучше встретимся на месте.
- Хорошо. Конец связи.

Через час вертолет аккуратно сел вдали от мобильной лаборатории и пещеры. Майкрофт дал пилоту команду глушить мотор и немного подождать, пока он разберется с делами.
- Линдси, рад встрече, - поздоровался Майкрофт с руководителем, когда та первой подошла к нему.
- Взаимно, Майкрофт, - улыбнулась женщина. – А Венди не с Вами?
- Решила ехать на машине. Вы не сообщали, что у нее аэрофобия.
- Я очень давно ее не видела, а то, что было в подростковом возрасте, не было критическим. Пойдемте в лабораторию.
Доннер пригласила его к машинам.

- Не представлял это изнутри, - заметил Майкрофт, зайдя внутрь лаборатории и оглядевшись. – Впечатляет.
- Вы не видели это в середине девяностых, - широко улыбнулась Доннер. – Одни компьютеры занимали целую машину. Теперь техника меньше, компактнее, но ее намного больше. Значит, у Венди не все хорошо? – поинтересовалась она, открыв перед ним дверь конференц-зала и закрыв ее, когда оба вошли внутрь. – Присаживайтесь. Может быть, чаю, кофе или воды?
- Ничего не нужно, спасибо, - Майкрофт опустился в удобное кресло напротив большого экрана, Доннер села напротив. – И да, плохо все. Плохо стало еще перед взлетом. Паническая атака, во время взлета и приземления был обморок. Кратковременный, но до полного отключения сознания на пару минут.
- А во время полета?
- В целом, неплохо. Как я понял, это было и во время прохождения ей тренингов в Управлении.
- До обмороков не доходило, но да, полеты давались ей тяжело, особенно если Дойлу нужно было отлучиться.
- Зная о ее привязанности к профессору, рискну предположить их тесную связь.
- Эмоциональную. Возможно, ментальную. Хотя Вы правы, только он мог воздействовать на нее и успокоить, просто взяв за руку.
Майкрофт закинул ногу на ногу.
- Такое доверие? Могу я узнать, как они общались в целом?
Доннер положила руки на стол и чуть наклонилась вперед.
- Венди попала к нам подростком, а с подростками всегда нелегко не только наладить контакт, но и заниматься. Сами понимаете, гормональная перестройка, переходный возраст, эмоции, бьющие через край, отрицание любой власти взрослых.
- С ней было так же тяжело?
- В целом нет, Венди не опаздывала, была вежливой, не грубила, не нарушала правила и действительно занималась.
- Только с Дойлом?
- Исключительно с Дойлом. Вначале это могло быть расценено, как каприз, но потом я поняла, что первая встреча как будто стала судьбоносной. Они понимали друг друга даже без слов.
- На уровне телепатии?
- Нет, не думаю. Они чувствовали друг друга. Венди работала лучше именно с Коннором, с другими просто не получалось.
- И он это поощрял?
- Он взял на себя ответственность за ее судьбу. Если девочка доверяла ему, этим можно и нужно было пользоваться. Она его чрезвычайно уважала, всегда обращалась только как к наставнику, не по имени.
- Они всегда были вдвоем?
- Одни в тренировочном зале, да. Но за каждым тренингом велась видеозапись, а мама Венди следила за тем, чтобы она не уставала. Фактически, они никогда не были одни. Но знаете, Майкрофт, я видела и записи, и сама присутствовала рядом с миссис Браун, чтобы увидеть работу эхолокатора, и это было… потрясающе. Запись не могла передать энергии, с которой Венди работала, того внимания, какое уделял ей Дойл, а когда он работал с девочкой, брал ее за руку или прощался с ней и начинал делать отчеты, он улыбался.
- Это казалось Вам странным?
- В какой-то мере я даже по-деловому ревновала, - Доннер снова широко улыбнулась. – Коннор был прекрасным руководителем, серьезным и ответственным человеком, не слишком охотно делившимся своим прошлым, в работе чаще всего было не до улыбок, но он очаровывал сам по себе.
- И между Венди и ним эта связь нарастала и укреплялась?
- Я подозревала, что однажды девочка не выдержит, но до пятнадцати лет не было ни намека. Но девочка стала девушкой, привлекательной и знающей о своей привлекательности. Вы понимаете? Юная девушка и молодой привлекательный мужчина, в глазах девушки – принц или рыцарь.
- Да, я уже знаю эту историю. Значит, профессору самому нравились занятия?
- Он как-то сказал, что Венди как будто заряжает его энергией, что с ней просто и легко, как будто между ними нет большой разницы в возрасте.
- Думаете, он испытывал к ней какие-то чувства?
- По-своему, конечно. Как-то раз он сказал что-то о том, что эта девушка ему кого-то напоминает, кого-то из снов, но конкретики он не дал, а я не стала настаивать.
- Если же все было так хорошо, почему Венди ушла из Управления так внезапно?
Улыбка женщины угасла.
- Все навалилось как-то сразу. Миссис Браун все больше давила на дочь, на Дойла, на всю группу и всех ее учителей, не пускала участвовать в расследованиях даже зная, что с головы ее дочери не упадет ни один волос, Венди начала нервничать на занятиях, почти прекратила общение со всеми, кроме Дойла, огрызалась на меня, когда я хотела подбодрить ее после расследования ее поступка, но гром прогремел, когда Дойла вызвали на расследование, а руководство попросило меня провести занятие.
- Вас? Почему именно Вас?
- Больше она ни с кем не общалась. Венди была не трудным подростком, но крайне недоверчивым. Изучая анатомию, она старалась только слушать и повторять за преподавателями, выделяла Клэр Дэвисон, как главную, а когда учила психологию, главным был Антон Хэндрикс, а физика или аналитика были ей не интересны, так что меня и Эксона она старалась игнорировать.
- И Дойл не мог повлиять на нее?
- Мог и влиял… до того момента, когда уехал сюда, а я должна была заменить его на занятии. Миссис Браун категорически отказалась отпускать дочь сюда, после я узнала, что был скандал из-за того, что Венди почти все время учится, что ее способности никак не помогают налаживать отношения с ровесниками, что сама миссис Браун устала от этого всего, а мистер Браун был занят на работе и появлялся редко. Обычные семейные дела, никто не вмешивался в них, но… Венди не ушла из Управления. То есть, я не имею в виду, что мама все-таки забрала ее. В тот день, когда здесь пропал Саймон Бонито, в Управлении чуть не произошло убийство.


просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 13 К оглавлениюГлава 15 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.19 13:31:21
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.17 17:45:43
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.11.13 00:23:07
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [234] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.28 17:37:06
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.10.28 10:19:07
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.