Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Флетчер:
-Продам зелья,недорого.
Слизнрот:
-Продам хорошие зелья, дорого.

Список фандомов

Гарри Поттер[18363]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12485 авторов
- 26831 фиков
- 8444 анекдотов
- 17426 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 8 К оглавлениюГлава 10 >>


  Фейри

   Глава 9
- И кто? Вы так и будете молчать?
- Венди, прошу Вас, присядьте.
Фицрой осторожно опустилась на стул.
Холмс отодвинул от себя ноутбук и снова сложил пальцы в замок на столе.
- Ваш муж, - произнес он. На явно замедленную реакцию женщины, он продолжил. – Это не шутка и не проверка, Венди. Без этой информации все остальное потеряет смысл, поэтому начну сначала.
- Погодите, - наконец, пришла в себя Фицрой после кратковременного шока. – Генри? Генри просил о моем переводе? С какой стати? Когда бы он успел?
- После трагических событий, результатом которых стали похороны. Простите, Венди, Ваш муж выполнял ответственное задание, он должен был сохранить операцию в тайне даже от Вас, поэтому… еще раз простите, но останки принадлежали не ему.
Фицрой моргнула и нахмурилась.
- А кому? Где он? Он жив?
- Простите еще раз, но… Вы действительно простились с братьями и человеком, который так же положил жизнь ради страны и короны, одиноким человеком, а именно – пилотом вертолета, который был сбит.
- Вы хоть немного отдаете себе отчет в том, что говорите? – тихо спросила Фицрой.
- В полной мере, - серьезно ответил Холмс. – Ваш муж вернулся спустя два месяца после… - он покусал губу. – Он вернулся, Венди, но уже не мог увидеться с Вами. На то были причины.
- Так он жив?
Холмс опустил глаза и снова поднял их спустя несколько секунд.
- За месяц до Вашего перевода Генри Фицрой выполнял очередную секретную миссию в Сирии, а перед этим просил руководство в случае его смерти позаботиться о Вас в полной мере, что означало одновременно и перевод в Лондон, и в какой-то мере сотрудничество со мной лично.
- На кого он работал? – перебила Фицрой.
- На МИ-6, как Вы понимаете, - вздохнул Холмс. – Он был одним из лучших агентов внешней разведки, Венди, лишь поэтому он получил это задание, рискуя жизнью.
- Еще скажите, что он был новым Бондом, - горько усмехнулась Фицрой.
- Не скажу, - не поддержал шутку Холмс. – Хотя, возможно, в чем-то можно сказать и так. Он расследовал связь некоторых влиятельных лиц с боевиками Сирии, поставку оружия террористам и отмывание огромных сумм денег. Сразу скажу, что благодаря его отчету были арестованы все причастные лица, о которых Вы, возможно, даже никогда не слышали и очень надеюсь, что никогда и не услышите.
- Где Генри? – повторила Фицрой.
Холмс поиграл желваками.
- Его казнили, - коротко ответил он. На молчание и тяжелый взгляд женщины, добавил: - Мои соболезнования.
- А тело? – вдруг спросила она сухо.
Холмс снова отвел глаза и покачал головой.
- Мне очень…
- Просто скажите!
- Мы получили только видеозапись. Поверьте, мы приложили все усилия, чтобы вернуть тело на родину, но…
- Что с ним сделали? – губы Фицрой задрожали, а глаза наполнились слезами.
- Венди…
- Скажите, что с ним сделали, Холмс!
- Разрубили на куски.
- Боже…
Она закрыла лицо ладонями.
Холмс опустил голову, глядя на свои руки и не зная, что еще сказать.
- А теперь Вы скажете, что он меня так безумно любил, что решил позаботиться обо мне после смерти? – Фицрой неожиданно резко подняла голову, глядя на него совершенно сухими злыми глазами.
- Не скажу, - Холмс собрался, как только мог, чтобы выдержать тяжелый и для него самого разговор.
- Я была его целью? – уточнила Фицрой. – Поэтому он женился на мне? Чтобы следить за мной?
- Мне нечего добавить, - развел руками Холмс. – Но приказ отдавал не я и контроль был не у меня. У меня тоже есть начальство.
- И кто отдал приказ? Премьер-министр? Королева?
- Не могу сказать, но речь шла о госбезопасности, особенно после того, что произошло в Бостоне после известия о гибели Ваших братьев и мужа. Я понимаю, что у Вас был нервный срыв, но у нас на руках уже были данные по тому, кто Вы и чем занимались в У.Н.И.Р.
- Значит, я опасный объект? Настолько опасный, что вы внедрили своего человека в мою жизнь, наплевав на меня саму?
- Все вышло почти нормально. Вы испытывали чувства к Фицрою, он – к Вам…
- Он мне изменял! Думаю, не просто с самого начала, а задолго до знакомства со мной, во время брака и даже после него, когда еще был жив!
- Вы знаете, с кем?
- Имя Белла что-нибудь говорит?
Холмс снова покусал губу.
- Белла Дилейни в самом деле была его сослуживицей и связным. И я говорю это не для того, чтобы оскорбить Вас. Мисс Дилейни была старше мистера Фицроя на семь лет, она пилотировала вертолет и доставляла информацию быстрее всех агентов. Боюсь, при таком тесном сотрудничестве действительно не редки и более тесные отношения.
- А как же я? Я для него была просто долгом?
- Не просто. Поверьте, Ваш муж уважал Вас, проявлял о Вас заботу в полной мере…
- И трахал Беллу Дилейни. Это была его забота и уважение?
Холмс деликатно кашлянул.
- Предполагалось, что Вы не узнали бы об этой связи, но Вы оказались проницательнее.
Фицрой покачала головой.
- Я просто подслушала его и брата, вот и все. Подозревала, но не хотела убеждать себя в том, что муж мне изменяет. Он казался таким понимающим, таким искренним, настоящим…
- Он получил исчерпывающую информацию о Вас и о том, что Вы можете, поэтому и был проверен одним из первых. Поверьте, мне бы хотелось сказать, что люди, подобные Вам, живут свободно, но это будет ложью. Телепаты, медиумы, телекинетики, пирокинетики, все другие – за каждым таким человеком есть история. И не важно, Управление его изучает и прячет или знает только семья, рано или поздно способности проявляются и дают о себе знать, так что хотя бы ради блага такого человека, о нем и его даре нужно знать как можно больше. Вы сами понимаете, сколько бед может наделать неконтролирующий себя человек с психокинетическими способностями.
Фицрой выслушала его с отсутствующим видом.
- Значит, я похоронила не мужа, а его любовницу? Так, я понимаю? Мне уже даже не интересно, кто вообще отдал приказ на использование меня, как секс-куклы и подопытной крысы. С меня хватит.
Холмс поднялся и прошелся от стены до стены.
- Увы, но не хватит. Ваш старший брат был прав в том, что Ваш дар мог принести плохие результаты. Вы помните, как посещали Лэнгли?
- Да, - пожала плечами Фицрой. – И что? Это запрещено?
- Нет, конечно. Помните, когда это было в первый раз?
- На открытии криптоса.
- Настоящая головоломка, эта скульптура, верно? До сих пор ученые и криптографы не до конца разгадали этот шифр.
- И что с того?
- Ничего. Тайна, мистический смысл этой скульптуры привлекает миллионы умов по всей планете, это действительно сложная загадка даже для тех, кто в криптографии как рыба в воде.
- И Вы, конечно, расщелкали этот орешек?
- Не буду хвастаться, но да. После того, как ее разгадала моя сестра. И после того, как прямо на открытии одна девочка начала что-то писать в своем блокнотике с единорогом, после чего произнесла одну фразу, дословно: «Это же так просто!». Думаю, не нужно объяснять, кто был этой девочкой и почему именно за ней начали столь пристально следить в будущем.
- Вы хотите сказать, что я разгадала шифровку? Серьезно? Тогда почему я этого не помню?
- Потому что Вы попали в ДТП. Я не говорю, что из-за разгадки шифра, но не исключено и это. Видите ли, Венди, тайны привлекают полезных людей, полезные люди привносят свой вклад в разгадку, предлагая новые способы решения загадки. Если загадку решить, криптос станет никому не нужен и не интересен, ЦРУ лишится некоего ореола таинственности, начнется отток желающих внести свой вклад в развитие криптографии, а это деньги, это сила и власть. А помните свой второй визит?
- После похорон братьев и… любовницы мужа.
- И снова Вы произнесли эту же фразу. Возможно, Вы этого не помните, сработал эффект аффекта, шока после трагедии, но Вы были заняты работой, что-то привлекло Ваше внимание в этом месте снова, иначе для чего бы Вы туда пошли опять. На Ваше счастье, правительство Штатов не было заинтересовано в международном конфликте с удерживанием гражданки Великобритании на территории США, иначе Вы бы здесь точно не сидели, а пребывали бы где-то в Вашингтоне.
- Меня подозревали в шпионаже? К этому все ведет?
- Не только, но да, практически на девяносто процентов причина была в этом. На оставшиеся десять гениальный ребенок пригодился бы самим Штатам. За Вами следили пристальнее, чем в свое время за Мэрилин Монро.
- Только из-за разгадки шифра?
- Тогда – да, потом дело ушло в другую область, в паранормальную, которой заинтересовалось Управление по научным исследованиям и разработкам. Управление отчасти перетянуло внимание на себя, позволило Вам укрыться от бдительного ока Дяди Сэма. Позвольте еще вопрос: Вы сталкивались с понятием «глубинная память»?
- Конечно. Это было практически первое, что провел Дойл, когда взял меня под свою ответственность.
- Как Вы это понимаете?
- Это состояние разума вследствие воздействия регрессивного гипноза, сильного шока или применения НЛП. В таком состоянии объект может вспомнить что-то, что в нормальном состоянии даже знать не мог. Некоторые могут даже заглянуть в прошлую жизнь, некоторые – в будущую, кто-то начинает говорить на незнакомом языке, сообщает факты из своей жизни, о которых понятия не имел. Возможно даже вспомнить внутриутробное развитие, если погрузиться достаточно глубоко, можно уйти не на одну жизнь в прошлое, а на несколько. Словом, эта техника может буквально взломать заводские настройки разума. Не на всех срабатывает, но если удается, результаты могут быть довольно интересными.
- Сколько раз данная техника на Вас применялась?
- Считая и Вашу неумелую попытку?
- Только в У.Н.И.Р.
- Один раз. И дело кончилось крайне плохо. Коннор больше никогда не пытался это повторить.
- Дважды. Это проводилось дважды, Венди. И первую попытку рискнул провести доктор Хэндрикс. И Вы правы, первая попытка кончилась не лучше второй.
- Дважды? Я помню только один раз!
- Вы забыли про первый. Что-то блокировало Ваш разум и не позволило узнать информацию.
- Что?
- Неизвестно. Но именно поэтому Дойл и получил разрешение вести Вас в одиночку. У.Н.И.Р. и в частности группа Дойла были заинтересованы в разгадке Ваших тайн.
- Каких еще тайн?
- Вы знали о том, что у одного члена группы жена и дочь тоже попали в ДТП?
- Да. У Хэндрикса. Они погибли.
- Они пропали. Пропали прямо из машины, из которой их пытались вытащить. Так же, как пропали и Вы. Но если они не вернулись, Вы появились снова. Управление увидело в Вас шанс понять, что произошло с Кэтрин и Николь Хэндриксами и возможность вернуть обеих.
- Откуда вернуть? Причем тут я? К чему Вы вообще клоните?
- К тому, что природа их исчезновения и Вашего идентичны. Но Вы вернулись и ничего не смогли сказать о том, где были. Вы были без сознания, в крови и слизи. Вам это ни о чем не говорит?
Фицрой проморгалась, глядя на Холмса, остановившегося напротив ее стула.
- Вы думаете, меня похитили пришельцы? – она приподняла брови.
- Пришельцы, гномы, феи, возможно, Вы попали во временную каверну или в иное измерение – не знаю, - пожал плечами Холмс. – И никто не знает. Хотя уже другой состав группы смог разобраться с тем, что же произошло с семьей доктора Хэндрикса.
- И что? Они тоже вернулись?
Холмс промолчал и пододвинул к ней свой ноутбук, включив на нем запись видео-ролика.
- Я это уже видела, - произнесла Фицрой, глядя на то, как доктор Хэндрикс заходит в арку, как будто расщепляется, становится сгустком энергии и втягивается внутрь закручивающейся спиралью тьмы со сполохами красного, золотого и синего цветов. – Они попали туда? Это портал?
- Все трое побывали там… предположительно, трое, - Холмс нажал на стоп и отодвинул ноутбук. – Антон Хэндрикс видел внутри арки свою жену и дочь и последовал за ними. Доктор вернулся таким, каким ушел, жена и дочь… с ними все вышло хуже. Не могу сказать всего в деталях, но доктору не сказать, чтобы повезло обрести жену снова.
Фицрой сглотнула.
- А я-то причем? Там не было арок. Я хочу сказать, что даже близко к машине не было вообще никаких арок. Там ничего не было.
- В случае с Хэндриксами тоже не было арок. И не в них дело. Дело в знании. Вернувшись, Кэтрин Хэндрикс ничего не говорила про то место, где была. Вы так же не можете ни вспомнить, ни сказать.
- И это, хотите сказать, настолько опасно, что ради меня выделили спецагента в мужья?
Холмс глубоко вздохнул.
- Не буду подслащать пилюлю – это действительно крайне опасно. Что-то происходит, что Вы не можете контролировать, это пугает.
- Что я не могу контролировать? Телекинез? Эхолокацию?
- Вы помните себя у меня дома? Помните, как пришли в себя после обморока и зашли в ванную?
- Ну, да. Я пришла вымыться.
- Вы были в крови и слизи, хотя Стоун и я можем поклясться, что никаких скачков энергии не было. Следовательно, кровь и слизь откуда-то взялись.
- Выходит, это я – пришелец?!
- Нет! Боже, нет, конечно же! То и другое Вам не принадлежало, но откуда-то все же взялось. И Вы про это не помните. Я спровоцировал у Вас некий выброс энергии, состояние сильнейшего шока, но ни одна камера ничего не показала. Они просто выключились.
Холмс постарался говорить максимально близко к правде, минуя финал, в котором все было крайне неясно и опасно.
- Мне было холодно, - Фицрой снова сглотнула и взглянула ему в глаза. – Очень холодно. И когда я пришла в себя и тогда, и в детстве, все, что я помнила – что мне было холодно и страшно. Я не знаю, где я была, но там была и кровь, и слизь. И если это все, можете меня запирать хоть здесь, я выйду наружу, выбив дверь, - дополнила она совершенно спокойным тоном.
- Верю, что именно так Вы и сделаете, - согласился Холмс, - но у меня нет причин задерживать Вас. Напротив, я готов всячески содействовать в Ваших исследованиях, чтобы Вы самостоятельно узнавали правду о себе…
- Чтобы, если я узнаю что-то не то, на месте и пристрелить? – закончила Фицрой за него.
Холмс покачал головой.
- Ни убивать, ни запирать в лаборатории, ни исследовать, ни даже заставлять что-либо делать против воли я не намереваюсь. Понимаю, что Вы мне не верите, и я не рассчитываю на доверие, но я говорю правду. Пока Вы пребываете в неведении относительно своих же способностей, Вы опасны сами для себя. Вы разумный, ответственный и высокоморальный человек, я верю, что Вы не желаете причинить вред ни городу, ни стране, ни миру, но Ваши способности ищут выход. Поверьте, лучше бы ему найтись.
- Или?
- Или Вы сорветесь, послав к черту свои принципы, как в деле Аламоса, и остановить Вас будет уже некому.
Она закрыла глаза.
Дело Аламоса… единственный раз, когда, как сказал младший Холмс, она стала палачом намеренно, плюнув на закон и справедливость. Хотя бы потому, что не было никаких доказательств, кроме тех, что знала только она и он сам, манчестерский маньяк, человек, найти которого было невозможно, даже если он мог находиться буквально перед носом.


Первое дело в новом звании. И первая головная боль в переносном смысле.
Дело манчестерского маньяка, прозванного СМИ Мясником за стиль преступлений.
Мясник начал за три года до того, как Фицрой стала ди-ай. Все время работы сержантом она не имела доступа к информации о нем, потому что ди-ай не считал нужным посвящать молодого сержанта в подробности этого дела, считая, что она провалится. Несмотря на успехи, несмотря на умение искать преступников, доверие к ней было минимальным. Выскочка Брауни, любимица ди-ай, на которую посматривали довольно косо, самая высокая раскрываемость преступлений… она чувствовала себя примерно так же, как Шерлок Холмс, которого она узнала и поняла позже. Тем не менее, даже будучи на вторых ролях, она не рвалась к высотам карьерного роста, не присваивала славу себе, не задирала нос и не хвасталась.
Но дело Аламоса расследовалось даже не ее ди-ай, криминалисты раз за разом не находили ничего, что могло бы продвинуть дело с мертвой точки.
Между тем, Мясник продолжал убивать жертв.
Сайты знакомств, объявления в газетах, случайные знакомые с улиц – было неясно, откуда он брал жертв, куда увозил, зачем держал месяц взаперти, лишал зубов и глаз, морил голодом и не давал даже воды, за что избивал, а главное – как он это делал так, что умудрялся не оставлять никаких зацепок для полиции, когда выбрасывал тела в канал или в мусорные баки.
В первый год он похищал раз в полгода, во второй так же, в третий - раз в четыре месяца, а когда Фицрой сама стала ди-ай, начал ловить жертв раз в два месяца, как будто ускорялся.
Жертвы. Всегда красивые молодые женщины, всегда совершеннолетние, но никакой связи между ними не было. Все разные – от цвета кожи до цвета волос и глаз, разного телосложения, вероисповедания, домохозяйки, молодые жены, продавщицы, бездельницы, предприниматели, матери, бездетные – в этом не было никакой логики… но она была в том, как раз, что ее не было. На первый взгляд казалось, что он ловил первую попавшуюся жертву, но каждый раз очередная женщина была, во-первых, красивой, во-вторых, в соцсетях была ее фотография. Без обнаженки, без пошлости, просто красивая фотография, где жертва улыбалась и радовалась жизни – с детьми, с собакой, с молодым человеком, в одиночку, с родителями.
Мясник, по версии ди-ай, мстил всем счастливым женщинам за свое несчастливое детство, в чем была доля истины для всех копов и СМИ, но не для Фицрой.
Слишком просто. И слишком тяжело для нее самой, потому что в этот раз эхолокация ее подводила раз за разом.
Она видела высокого мужчину средних лет, мускулистого, одетого во все черное, прихрамывающего… и больше ничего. Ни намека на мотив, ни картинок о том, куда и на чем Мясник тащил жертв и где держал.
Разумеется, никто ничего не видел и не слышал, свидетелей не было, камеры не фиксировали ни единого шороха в пределах видимости, но женщины пропадали, а город ждал от полиции хоть каких-то действий.
Задержания проводились быстро, прокурор и судьи работали, как единый конвейер, выдавая ордера на обыск и допрашивая задержанных, но толку не было. Мясник играл в кошки-мышки с копами и он выигрывал по всем показателям.
Он никогда не появлялся на месте преступления, не наблюдал за тем, как копы беспомощно барахтаются в том, что даже за улики не могло сойти, он просто делал, что делал, и делал часто.
Все пабы, все спортзалы, ночные клубы были проверены и не раз, но, как и предполагалось, безрезультатно.
Что-то не вязалось в самом представлении преступника. Что-то было неправильно, но понять это могла только Фицрой хотя бы потому, что криминалисты в один голос твердили о том, что это мужчина сильный и плотного телосложения. В принципе, да, телосложение эхолокатор показывал действительно плотное, но какое-то нечеткое, чего раньше не было. Что-то было не так либо с даром Фицрой, либо с маньяком.
- Все не то, - бормотала она, глядя на предполагаемый профиль убийцы, составленный лучшим профайлером.
- Не то - что? – спросил тогда ее коллега.
- Не знаю, - пожала она плечами. – Он умен, это трудно не признать. Он знаком с тем, как работает полиция, не оставляет следов, бьет умело, использует многоразовые инструменты, чтобы вырывать зубы. Но зачем ему это делать? Чего он хочет?
- Тебе не достаточно объяснений о том, что он просто псих? – уточнил коллега. – Умники уже сто раз сказали, что он просто уничтожает красоту. На всех снимках жертв они улыбаются. Зубы все красивые, ровные, белые. Кожа чистая, без прыщей и пигментных пятен, косметики мало. Он за естественность.
- Что не вяжется с тем, что предпоследняя жертва была с силиконовой грудью, - парировала Фицрой.
- И он ее просто выпотрошил, начав как раз с груди, - поддержал коллега, подсев к ней за стол. – Он против искусственного.
- Веган? Один из «зеленых»? Борец за права животных? Что с ним не так?
- С ним все не так, это раз. И два – он хитер, а мы хитрее.
- Он местный, иначе были бы сообщения из других городов. Начал убивать три года назад.
- Мы проверили все газеты и все новости трехгодичной давности – по нулям. Никого не сбивали машиной, никто не умирал, выбросившись из окна. Конечно, люди умирают, но громких дел не было.
- Это не месть, в чем я почти уверена. Это что-то другое.
- Фейри, - коллега похлопал ее по плечу, - иди домой.
- Хочу еще немного подумать.
- Как хочешь, а я пошел.
- До завтра.
- До завтра.
Оставшись одна, Фицрой снова взялась за чтение результатов вскрытия и профайла.
Мясник правша, о чем говорят следы на жертвах, вероятно знаком с медициной, если режет аккуратно и почти наверняка скальпелем. Органы не забирает, хотя и иногда вырезает – трофеи не жалует. Глаза выдавливает практически сразу же – боится опознания. Вряд ли говорит с жертвами – сосредоточен исключительно на их мучениях. Не боится криков… Дом с толстыми стенами? Подвал? Дом за городом? Заброшенный дом? На машине, конечно. Следы оставляет, но работает преимущественно в дождь, что затрудняет работу полиции по опознанию следа. При обнаружении трупа не участвует – примелькался бы сразу же.
Зачем тогда морит жертв голодом и жаждой? Почему месяц держит в плену, а потом просто убивает и выбрасывает? Что происходит за месяц? Привязка к фазам луны? Лунный календарь? Почему всех женщин без разбора? Почему не определенных групп? Почему нигде не было найдено ни следа? Жертвы идут с ним добровольно? Он что-то вкалывает или подливает им? Вероятнее, первое. Второе на улице сделать проблематично. Общих знакомых нет, нет ничего общего, кроме мест, где находят тела.
Зачем сильный мужчина пытает этих женщин?
И почему эхолокатор сбоит?
Фицрой сидела так часами, работала дни напролет, но никак не приближалась к разгадке.

- Очередная жертва Мясника, - сержант бросил папку с отчетом о вскрытии на стол. – И очередной висяк, - подвел он итог. – Родители готовы дойти до королевы, только бы сравнять отдел с землей, думая, что мы ничего не делаем.
- А мы ничего и не делаем, - огрызнулась Фицрой. – У нас ничего нет, чтобы мы хоть что-то сделали. Люди напуганы, шеф грозит всеми карами, на него тоже наседают… Что он за человек? Я знаю, что он рядом, я могу его поймать, но я не знаю, где его искать.
Сержант невесело усмехнулся.
- Кончай с этим, а то и ты свихнешься.
- Я серьезно. Я поймаю его.
- И я серьезно. Завязывай. Кофе будешь?
- Нет. Погоди. Есть идеи, почему он вырывает зубы?
- Кроме уже имеющихся? Если б он связывал жертв, можно было бы зубами грызть веревки, если бы он кормил – укусить за руку, но он не делал ни того, ни другого. Все содержались практически в стерильных условиях до того, как… руки были свободны, под ногтями ничего лишнего нет.
Фицрой задумалась уже в который раз.
- У меня только два вопроса – как он ловит жертв и почему вырывает зубы.
Сержант сел на стул рядом с ней и осмотрел фото с изуродованной очередной жертвой.
- Я уже как-то предлагал эту идею, но ее отмели. Может, дело в демонстрации зубов в принципе? У меня друг охотник, он ходил на волков, говорит, оскал – признак агрессии.
- Думаешь, он боится жертв? Сомнительно после того, что он превращает их практически в отбивные.
- Но после того как лишает зубов. Первым делом лишает глаз, чтобы не опознали его, вторым – удаляет зубы.
- На живую? Не связывая? Он что-то использует, следов борьбы никогда не было, жертвы сами шли за ним. Если он что-то им колет, то уже после похищения. Миорелаксант, наркотик, снотворное – за месяц все выходит.
Сержант поднял одно фото.
- Есть такие уроды, которые скармливают своей жертве ее же куски. Может, он толчет зубы, а потом дает жертвам?
Фицрой поморщилась, потом резко встала и обратилась ко всему отделу.
- Так, есть вопрос по Мяснику – почему это не женщина? Давайте, шевелите мозгами!
- Слишком сильная, - подал голос констебль.
- Женщина не может быть сильной? – уточнил сержант. – Как вариант, женщине больше доверия.
- Размер ноги не подходит, - предложил второй констебль.
- Восемь с половиной, - пробормотал сержант, глядя на единственный нечеткий снимок ноги без четких следов подошвы.
- У некоторых женщин большой размер, - возразила Фицрой. – Дальше-дальше!
- Какой же нужно быть психопаткой, чтобы делать такое с женщинами? – произнес второй ди-ай.
- Психопаткой? – повторила Фицрой, как будто очнувшись.
- Думаешь, он психопат? – повторил тот же ди-ай. – Мы уже проверили все больницы, всех психиатров, запросили всю базу данных по обращениям к докторам.
- Как проверить психопатию? – снова спросила Фицрой отдел.
Люди замолчали.
- Дай мне пять минут, - попросил сержант. – У меня жена врач, может, она подскажет.
- Вряд ли то, чего не могут сказать криминалисты и патанатомы, - фыркнул ди-ай.
- Звони, - разрешила Фицрой.
Сержант тут же вышел из отдела.
- Мы уже проверили и перепроверили все, что возможно, - начал ди-ай, - а ты просто хочешь в один день раскрыть то, что не мог отдел за три года?
- А почему нет? – удивилась Фицрой. – Как, по-твоему, раскрываются дела? Постепенно или все же кого-то может просто озарить?
- Тебя озаряет слишком уж часто, - огрызнулся ди-ай.
- Не завидуй, - посоветовала Фицрой.
- МРТ! – громко прервал перепалку сержант, вернувшись. – Я не особо понял, что должно произойти, но речь о лимбической системе головного мозга и миндалевидном теле, участвующих в эмоциях. На МРТ эти отделы не светятся.
- Отлично! – всплеснул руками ди-ай. – Просто нужно всех подозреваемых затащить на МРТ.
Сержант поник.
Идея была хорошей, ответ подходил, но не было самого главного – объекта проверки.
- Я в морг, - заявила Фицрой, обдумав все предложения.
- Хочешь проверить мозг трупа? – язвительно поинтересовался ди-ай.
- Нет, тебя я оставлю на потом, - заявила Фицрой.
Отдел прыснул смешками.
- Я подам жалобу за оскорбление! – заорал ди-ай, когда Фицрой уже выходила из отдела.
- Он подаст, - подтвердил сержант, стоя рядом с Фицрой у лифта.
- Наплевать, - отмахнулась она. – Ты мне доверяешь?
- Снова будешь телепатствовать? – улыбнулся он. – Разве с трупами можно?
- Нельзя, но если что, славу поделим пополам, - ответила улыбкой Фицрой.

Эхолокация работала исключительно с живыми объектами, показывая их намерения, труп был неживым и не отражал ничего, он был деталью преступления, главной, но все же деталью. Его можно было прочитать, как книгу, криминалисты этим и занимались безо всяких способностей, но передать картинку он не мог.
Или…
Фицрой делала это только раз в жизни, подростком найдя мертвую птицу и пытаясь понять, что с ней произошло. Но птица – не человек, хотя эффект от погружения внутрь жизни птицы был настоящим кошмаром. Кое-что узнать удалось, увидеть глазами птицы кусок жвачки, который птица клевала и задохнулась. И именно чувство удушения чуть не стало причиной остановки сердца у самой девочки. Перенос был настолько четким, что когда она рассказала об этом профессору Дойлу, тот провел все обследования в компании доктора Хэндрикса и попросил никогда больше не работать с мертвыми телами.
Маленькая птичка равнялась тахикардии, чем тогда грозил изувеченный труп молодой женщины?

Трупы ее не пугали. Профдеформация произошла раньше, чем у остальных копов. Вряд ли бы кто-то задержался в убойном, не имея стальных нервов.
И все же убийства, все перерезанные горла, колотые раны, пулевые ранения пугали не настолько, как жертвы Мясника.
Сержант, ее коллега, подчиненный, друг и единственное доверенное лицо, мужчина старше ее почти вдвое, не стремившийся к карьерным высотам и не хватающий звезд с неба, относился к начальнице по-доброму. Даже увидев ее впервые в работе, он сопоставил все данные, сделал выводы и просто спросил в лоб о том, что она умеет, а не начал подозревать во всех смертных делах. И она, сперва здорово испугавшись раскрытия способностей, рискнула довериться этому человеку просто потому что нужен был хоть кто-то рядом, кто бы понимал суть ее дара и применение на благо граждан.

Флегматичный дежурный морга проверил удостоверения, запустил обоих и махнул рукой.
- Сами разберетесь или побыть с вами?
- Сами, спасибо, - улыбнулась Фицрой.
- Не забудьте закрыть дверь, - попросил дежурный.
- Не забудем.
В морге было привычно прохладно, пахло смертью, кровью и чем-то металлическим.
- Ты уверена, что сможешь? – обратился сержант. – Если что и выгорит, без доказательств мы ничего сделать не сможем.
- Найдем Мясника, найдем доказательства, - ответила Фицрой, открыв дверцу холодильной камеры и почти сразу отвернувшись.
Синюшное тело у кого угодно вызвало бы рвотные позывы, но не такое, как это, превращенное в отбивную, дико обезображенное.
Когда-то это была красивая девушка двадцати двух лет, светловолосая, очень милая, студентка, которую все любили, теперь ее не узнала бы и родная мать… впрочем, кое-как узнала, а потом долго приходила в себя.
Каждый коп знал, как тяжело родным опознать тело, как потом жить с тем, что стоит перед глазами каждый раз, стоит их только закрыть, какие преследуют кошмары, как душат слезы, боль, гнев, бессилие, как хочется не просто ждать, пока полиция найдет выродка, пока состоится суд, а найти самостоятельно, порвать голыми руками, сделать хоть что-нибудь, только не ждать милости судьбы, потому что судьбе, богу, року всегда наплевать на все и всех.
Фицрой осмотрела тело и сосредоточилась на единственном, что могло помочь – на глазах девушки. Не на провалах глазниц, а на том, что выдавливал Мясник.
Нужен всего один кадр – последний кадр того, что могла видеть эта девушка. Этого хватит, чтобы найти зацепку.
Тихо тикали наручные часы сержанта, мерно гудел кондиционер, но посторонние шумы не мешали.
Фицрой закрыла глаза, удерживая в памяти фотографию девушки, где были видны глаза, и мысленно потянулась к ее телу, лежащему перед ней.
Сержант где-то рядом ахнул, часы затикали громче, водоворот образов закружил под веками – Фицрой искала нужный, отсеивая все прочие, не связанные с жертвой. Проблема эхолокации была в том, что Фицрой улавливала все окружение, значит, цепляла и жизни тех, кто лежал в морозилках рядом с нужным человеком.
Обрывки чьих-то воспоминаний, чужие эмоции, кадры стрельбы, лицо мелкого торговца наркотиками, до которого копы доберутся чуть позже, лицо бородатого человека в дорогом костюме, смеющаяся девочка, кажется, чья-то дочка, детский велосипед, наконец, молодой мужчина, полуобернувшийся через плечо и растянувший рот в улыбке. Светлые волосы, модная стрижка, выразительные голубые глаза, чувственный рот, идеальные белые зубы… а потом кадр наполнился кровью, сердце резко сдавило и Фицрой, едва выйдя из транса, повалилась на пол, хватая себя за грудь, стараясь вдохнуть.
Сержант тут же рухнул на колени и с силой вдохнул воздух ей в легкие, после чего сунул под нос ватный тампон, пропитанный нашатырем.
- Ты как? – спросил он, заметив, что кожа начальницы и напарницы порозовела, глаза приобрели осмысленность, а дыхание нормализовалось.
- Порядок, - тяжело дыша, ответила она, сидя на полу.
- Видела?
- Видела. Он студент университета Манчестера, последний курс педагогического факультета.
- Студент?
- Он психопат. Просто… просто поверь мне, он психопат. Они… они для него… игрушки.
Ее глаза закатились и она упала в обморок.
Сержант бережно подхватил ее на руки, кое-как засунул труп жертвы в морозилку, закрыл дверь и покинул помещение.
Камеры слежения покажут только двух копов внутри, один из которых потерял сознание. И какая разница, из-за чего? Пусть слава нервной дамочки преследует женщину-полицейского, не проблема, лишь бы дело делалось.

Уже в машине она пришла в себя.
- Кофе, - произнес сержант, сунув ей в руки стаканчик. – Твой любимый яд пока не стоит пить.
- Энергетики не яд, это способ выживания, - проворчала Фицрой, сделав глоток горячего кофе.
- Что узнала?
- Примерно футов шесть ростом, телосложение нормальное, волосы светлые, глаза голубые, студент Манчестерского университета.
- А имя?
- Я ж не телепат.
- Ладно, едем туда?
- Без фоторобота?
- И как ты объяснишь это ди-си-ай? Провидением? Голосом свыше?
- Тогда едем в университет, покрутимся, посмотрим, поспрашиваем. Подумаем на месте, что делать дальше.

- Светловолосый и голубоглазый? – переспросил ректор. – На ум приходит только Кевин Аламос.
- Можно ознакомиться с его досье? – попросил сержант, пока Фицрой изучала кабинет.
- Простите, но что, собственно, происходит? – насторожился ректор.
- Мы просто зададим мистеру Аламосу пару вопросов.
- В чем вы его подозреваете?
- Простите, это…
- В убийствах, - перебила Фицрой, обернувшись и отвлекшись от изучения картины на стене.
- Что? – глаза ректора округлились.
- Так Вы дадите его досье? Потому что мы можем получить и официальный запрос, предать дело гласности, а такая слава университету ни к чему.
Ректор пронзил ее недовольным взглядом.
- Хорошо. Но я обязан быть в курсе всего, детектив Фицрой.
- Будете, - пообещала она.
- Секретарь все выдаст. А теперь прошу меня простить, у меня много дел.
Копы вышли из его кабинета.
- Аламос… Аламос… - пробормотал сержант. – Где-то я слышал это имя.
- Странно, но я, кажется, тоже, - поддержала Фицрой.

С фотографии, прикрепленной к досье, на них смотрел уверенный в себе красивый молодой человек.
- Что-нибудь еще? – поинтересовалась секретарь.
- Только копии документов, пожалуйста, - попросила Фицрой, читая досье.
- Простите, но…
- Не можете, - понял сержант. – Ладно, понимаем.
- Не важно, - перебила Фицрой, сунув папку коллеге. – Изучи, а я пойду прогуляюсь. Это разрешено? – спросила она у растерянной женщины.
- Да, конечно, - та развела руками.

Студгородок поражал воображение. Богатейший университет, престижный, дорогой даже не только в плане учебы, но и проживания. Учиться здесь смог бы не просто не каждый, но и далеко не бедный не каждый.
- Детектив? – услышала Фицрой незнакомый мужской голос. – Вы детектив-инспектор Фицрой? – уточнил Кевин Аламос собственной персоной, подойдя к ней. На кивок, он продолжил: - Мне позвонил ректор и сказал, что меня разыскивает полиция. Могу я узнать, для чего именно?
Фицрой оглядела его – высокий, изящный, размер ноги чуть не совпадает, судя по ухоженным рукам, вряд ли вообще знаком с физическим трудом, не говоря уже о грязном деле с пытками и убийствами. В таком бы кто угодно увидел милого и воспитанного молодого британского джентльмена, модель с обложки журнала, просто тихого скромного маменькиного сыночка… вот только Кевин Аламос был сиротой уже пять лет после того, как родители погибли в автокатастрофе. Странная смерть с отказом тормозов у довольно дорогой исправной машины. Аламос, этот мелкий болезненный прыщ на теле города, получил неплохое наследство, но решил жить не затворником, а пойти учиться в мир. И чего ради, спрашивается?
Фицрой уже поняла – это был очень умный человек, один из тех, кто не просто хорошо мог заметать следы, но кто мог вообще их не оставлять.
- Можете, - не стала она отпираться. – У полиции есть пара вопросов по поводу похищения Элеонор Миллс. Знаете такую или мне показать фото?
- Знаю, - на удивление спокойно произнес Аламос. – Все знают, - добавил он. – Ее похитили месяц назад, в СМИ об этом часто говорили. Но чем я могу помочь полиции?
- Ее тело нашли сегодня утром. В мусорном баке у одной забегаловки. Почерк тот же, что и на предыдущих жертвах.
- Простите, я не понимаю…
- А я думаю, понимаете. И говорю я это именно Вам, потому что точно знаю, что Вы понимаете, о чем я говорю.
Аламос чуть склонил голову и слегка нахмурился.
- Вы обвиняете меня в убийстве этой девушки?
- Ну, что Вы! – чуть громче, чем было бы нужно, воскликнула Фицрой. – Ведь каждый знает, что полиция ничего не нашла. Снова. После предыдущей жертвы. У Вас нет на примете человека, способного настолько чисто и быстро похитить женщину, продержать ее месяц взаперти, выдавить ей глаза и вырвать зубы? Удивительно, честное слово.
- Вы восхищаетесь этим человеком?
- Нет. Я презираю его за слабость. Рано или поздно я лично поймаю этого слизняка, потому что у меня есть зацепка. Можете себе такое представить?
Аламос остался почти безучастным.
- Могу и желаю Вам успеха, детектив, но я по-прежнему не понимаю, чего Вы хотите от меня?
- Не признания, конечно же. Только небольшой помощи полиции. Может, Вы что-то слышали, видели, знаете о том, кто бы это мог быть? След ведет сюда, в университет, даже больше того, в факультет педагогики. Вы часто посещаете вечеринки, мистер Аламос? – внезапно спросила она, следя за его глазами.
- Не очень часто, - еще спокойнее ответил он. – Предпочитаю учить лекции, чтобы однажды стать лучшим педагогом в Великобритании.
- Похвально, - покивала Фицрой. – Где-нибудь работаете?
- Пару вечеров в местном кафе, но не ради денег, ради удовольствия общения, детектив. Вы наверняка знаете, что я не нуждаюсь в деньгах.
- Конечно. Понимаю. Значит, хотите учить малышей?
- Не совсем. Хочу работать в средней школе. Подростки – самый сложный контингент, гормоны, любовь, ну, понимаете.
- Понимаю. Так… Не заглянете в Управление на пару-тройку минут как-нибудь? Покажу много страшных фото работ Мясника, можем вместе подумать над тем, как поймать эту мразь побыстрее. Что скажете?
- Боюсь, если это не официальный вызов, я не смогу выкроить время. Это насыщенный семестр, нужно много учить. Быть учителем не так просто, как может показаться. И я не люблю вид мертвого тела.
- Хорошо. Если вдруг что-то увидите, услышите, узнаете, может, просто захотите поболтать, звоните, - она протянула ему визитку.
Аламос кивнул на прощание и отошел к друзьям, где тут же обнял какую-то блондинку.

Присоединиться к коллеге удалось только через час.
Фицрой покрутилась у всех на виду, опросила с десяток-другой студентов на предмет обнаружения подозрительных типов, спросила, кто знает Кевина Аламоса, как может его охарактеризовать, проверила то кафе студгородка, где Аламос работал, и вернулась к корпусам.
- Как прошло? – спросил сержант, держа в руках папку с какими-то бумагами.
- Как по маслу – постоянно заикалась не о том, сбивалась, намекала на помощь, на то, что улик нет, потом на то, что одна есть, назвала его слизняком, сказала, что презираю за слабость, пообещала убить при первом же удобном случае, - выдохнула Фицрой. – А у тебя что?
- Ты обещала его убить? – повторил сержант, передав папку.
- Нет, но в целом я прощупала его. Знаешь поговорку про то, что глаза – зеркало души? Реакция зрачка сказала все за него, но на этом обвинение не построишь, а мои видения-привидения ни один суд не примет. А тут что?
- Оценки, список всех его работ, друзей-подружек. Так ты в самом деле угрожала ему?
- Скорее вела себя, как простушка-дурочка. Если он так умен, первое, что он сделает – залезет в Сеть проверить, кто я.
- И испугается?
- Нет. Хм… Думала, он отличник.
- Думаешь, прячется в тени намеренно?
- Не думаю, - она передала документы обратно. – Знаю. Есть три категории людей, которых я не могу проверить – все эти медиумы, телепаты, все те, кто имеет дело с разумом и сам обладает даром управлять им; трупы – с ними работать в принципе можно, но это опасно для меня самой, и третья категория – психопаты, люди с проблемами в эмоциональности, безжалостные, беспринципные, настолько эгоистичные, насколько только возможно, те, что не могут понять чужой боли, но понимают, что они ее причиняют. Словом, сливки гнилого общества. Психопаты талантливы, умело манипулируют людьми, умеют нравиться, вести за собой, некоторые даже могут помочь ради своей выгоды, но чаще всего психопат ищет выгоду только для себя. И некоторые из них способны не просто убивать, но и причинять страдания максимально долго просто ради наблюдения за жертвой.
- И Аламос – психопат? Уверена?
- Классический как по учебнику – хоть тащи в аудиторию и выставляй как пример. Четко выверенные жесты, ни одного лишнего, мимика на уровне робота, взгляд давящий, пустой и равнодушный. Он тоже не поверил в мою игру дурочки, но мы друг друга поняли.
- И что ты задумала? Следить за ним?
- Не лично. Теперь по студгородку ходит слух об Аламосе. Легкий флер паранойи над его головой – копы просто так по невинную душу не приходят, так что всегда найдутся глаза и уши, способные увидеть и услышать то, что мне нужно.
- Думаешь, больше убийств не будет?
Прежде, чем ответить, Фицрой взглянула на студентов, занимающихся своими делами.
Хотелось бы верить, что все прекратится, но это не так. Студгородок не пострадает. Аламос не стал бы гадить там, где жил, но очень скоро канал или очередной мусорный бак снова преподнесут новое тело хотя бы потому, что цель уже намечена. И улик снова не найдут, почерк будет прежним, все останется неизменным, чтобы убедить полицию в том, что подозреваемый невиновен. Любой другой сделал бы все, чтобы выставить себя подражателем, но психопат так не сделает. Таким нужна слава, громкое имя.
- Будут. Будет. Одно как минимум. Но пока нужно проверить всех жертв по связи с Аламосом. Он их знал, а они ему доверяли. Он выбирал их не просто так, а по какой-то системе. Подозреваемый есть, нужно найти мотив.
- И мы его не задержим?
- Нет оснований. И мы действительно ничего не найдем. Ни волоска в его квартире, ни царапины на теле. Ни-че-го! Он годами похищал женщин, он оттачивает мастерство. С чего бы ему допускать ошибки новичка? Нужно запросить его медкарту, поговорить с его врачами, всеми, какие только были, включая детского психолога и взрослого стоматолога.
- И как это объяснить ди-си-ай?
- Да как угодно, хоть голосом свыше, если это поможет убрать его с улиц.

Через день, когда ди-си-ай со скрипом одобрил план наблюдения за объектом, план захвата и проверку всей его жизни во всех подробностях, домой к Фицрой прислали прозрачную коробочку, где внутри на бархатной подушечке лежала фигурка то ли лохматого тролля, то ли неопрятного гнома, обряженного в потрепанный кусок коричневой ткани на манер туники. Даже гадать было не нужно - Мясник узнал в ней Венди Браун, в замужестве Фицрой, Брауни, засадившую немало преступников за решетку еще сержантом.


просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 8 К оглавлениюГлава 10 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.19 13:31:21
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.17 17:45:43
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.11.13 00:23:07
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [234] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.28 17:37:06
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.10.28 10:19:07
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.