Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Волдеморт: Я не понял до конца как это вышло. Возможно, что-то скопировалось и переместилось, сейчас это уже не имеет значение. Главное, что ты-мой крестраж.
Гарри: Поздравляю.
Волдеморт: Не с чем.

Список фандомов

Гарри Поттер[18347]
Оригинальные произведения[1186]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[102]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12468 авторов
- 26835 фиков
- 8423 анекдотов
- 17342 перлов
- 642 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>


  Фейри

   Глава 8
- Я проблема? – тихо уточнила она.
- Вы, - кивнул Холмс. – Впрочем, Вы и сами это знаете. Ваши способности растут и выходят из-под контроля, Ваши желания все держать под контролем больше не имеют значения. Вы приняли помощь моего брата только потому, что надеялись, что он поможет справиться с постоянной головной болью и ночными кошмарами.
- Он не помог. Дело закрыто.
- Вы не даете ему второй шанс.
- С какой стати я должна ему доверять после потока бесконечного вранья?
- Хотите работать со мной?
- Не хочу.
- Но Вы пытаетесь мне довериться.
- Ни на йоту.
- И Ваши откровения – пустой звук?
- Вы не понимаете, на что я способна.
- Сотрете мне память? Сожжете мозг?
Фицрой молча покачала головой и отвернулась первой.
- Для чего Вы мне помогаете? Очередная проверка на вшивость?
- Не ради благих намерений, если Вы об этом. Я был откровенен с Вами в желании убрать Вас из Лондона. Этот город мой.
- Я бы с радостью убралась, да некуда. Майкрофт не говорил о его намерении забрать меня под свое крыло в МИ-6? Мой ди-си-ай показал мне запрос на перевод и практически помахал платочком вслед.
- Вы не хотите работать на разведку?
- А Вы и про это знаете?
- Только с Ваших слов. Так, не хотите? Какую должность Вам предложили? Личной помощницы? Телохранителя? Старшего аналитика?
- Помощника старшего аналитика с последующим быстрым повышением до старшего аналитика или главы отдела. Никакой работы в поле, никакой угрозы жизни, зато контроль 24/7 в жару и в холод. Ваш брат напуган и пытается посадить меня на цепь. В этом все дело?
Холмс неопределенно дернул плечом.
- Не вините его в стремлении контролировать все – это моя прерогатива. Но да, Вы правы, чем Вы ближе к нему, тем ему спокойнее.
- Так в чем дело, собственно? Чего он так боится? Что я начну убивать силой мысли?
- А можете?
- А Вы не изучили мое досье?
Холмс усмехнулся.
- Вы похожи на бомбу – Вы взорветесь, вопрос только когда и сколько жизней можете унести. Поэтому такая неприязнь алкоголя в целом? Боитесь потерять контроль? Как же Вы только умудрялись не убить Дойла или своего мужа? Боюсь представить, какой была семейная жизнь.
Фицрой стиснула зубы.
- Это уже не Ваше дело.
- Я могу понять защиту Дойла, - тем не менее, продолжил Холмс, не став ее слушать и даже встав к ней спиной. – Чувства, нежные эмоции, трепет юной девушки к взрослому мужчине, первый поцелуй, первая любовь, но мистер Фицрой… Вторая любовь? Третья?
Зеркало над камином пошло трещинами.
- Мистер Холмс…
- Майкрофт не рассказывал про Ваш секс с ним, - Холмс подошел к зеркалу и провел по нему пальцами. – Но могу предположить, что оргазм был феерическим. Такой выброс энергии! Столько бездарно потраченной впустую силы!
Со стены с грохотом упал коровий череп.
- Советую прекратить, - порекомендовала Фицрой, чувствуя, как злость буквально закипает внутри, ища выхода. То, что давно больно жгло, хотело прорваться, чтобы дать, наконец, покой измученному мозгу.
- Что Вас в нем привлекло, детектив? – Холмс обернулся, чуть склонив голову. – А что привлекло в Фицрое? Вы его часто вспоминаете? Тоскуете по горячим ночам, по объятиям, поцелуям?
Он бил наотмашь, без жалости, без пауз, сыпля словами, как иглами, как будто зная, что скрывалось за всеми секретами семьи Фицрой.
Пустой камин пыхнул огнем с такой силой, что Холмс на всякий случай отпрыгнул к кухне.
- Плохая идея, давить на меня, - прорычала Фицрой.
- Вы легко воспламеняетесь, детектив, - усмехнулся Холмс, как будто нарочно продолжая испытывать терпение Фицрой. – Одно упоминание о муже или кураторе – и Вы становитесь зверем, жаждущим крови.
- Вы так меня видите? – уточнила Фицрой, не двигаясь с места. – Такого обо мне мнения? Я животное, которое нужно держать на поводке, а в случае агрессии бить током?
- Я о Вас…
- Думаете, Вы хоть что-то обо мне знаете? Думаете, Вы знаете Генри или Коннора только по их досье? Коннор не был первой любовью, а Генри не был последней. Я любила его, это Вы понимаете? Джош утверждал, что я ему тоже нравилась, потом была свадьба, медовый месяц, а потом эти звонки, шепотки за моей спиной… Питер говорил, что все нормально, что нет причин нервничать, что он бы никогда не посмел меня обидеть, но я знала, что они все от меня что-то скрывают, - Фицрой сжала кулаки, глядя на замолчавшего Холмса. – Вы знаете, до какой степени могут опускаться женщины, ища причины измен? Я никогда не проверяла его телефон, ни разу не лезла в его почту, даже не спрашивала, есть ли у него кто-то, я просто чувствовала, что он все больше от меня отдаляется, что он устал подстраиваться под меня, что даже он начал думать, что я не в себе. Я как могла гнала от себя эти мысли, думала, что это просто паранойя, что я накручиваю себя зря, что он бы так не поступил, а потом я услышала, что он говорил Джошу про Беллу, про ее задницу, про грудь, про… Они думали, что я не слышу, что я дура, а я слышала все, но ничего не могла сделать. Вы понимаете, мистер Холмс? – из ее глаз потекли слезы. – Она служила с ним, спала с ним еще до меня, а я… я просто хотела верить в то, что меня может полюбить хоть кто-нибудь, потому что единственный человек, понимавший меня, погиб. Это Вы понимаете? Я возненавидела его так, что мечтала, чтобы он больше не вернулся, чтобы оставил меня в покое, чтобы все оставили меня в покое, потому что я не могу… я просто не могу… я не хотела и не хочу быть такой, но мне приходится с этим жить. Я борюсь, но я так устала! Я готова идти за кем угодно, если мне скажут, что помогут, что боль пройдет, что я смогу спать спокойно, но каждый раз, каждый раз, мистер Холмс, мне врут в глаза, каждый раз одно и то же. Я всего лишь оружие, которое удобно использовать. Кто увидит во мне просто человека? Вы? Ваш чертов брат?
Холмс, в первые минуты просто внимательно слушавший ее, вдруг отмер и сделал то, чего не ожидал ни он, ни тем более детектив – подошел к ней и обнял, позволив рыдать себе в грудь.
Может, лишний жест, лишние телодвижения, смысла в которых он сам не видел, но разум твердил, что это – первая стадия доверия, то, что предшествует глобальным изменениям в жизни детектива с паранормальными способностями, которые ей были не нужны.
Как и любой человек, она хотела просто жить, быть кому-то нужной, избавиться от своего дара, но это от нее не зависело, все было гораздо глубже, если он правильно понял Майкрофта и всю информацию по Фицрой. И дело было даже не в ее привязанности к Дойлу, дело брало начало в ее детстве, в том моменте, когда она попала в ДТП. Она могла не знать, что так сильно изменило ее сущность, но если знала, это грозило серьезными проблемами не только в масштабах города или страны.
Может, и не самый сильный человек с такими способностями, может, не самый полезный, умный или умеющий логически мыслить, Фицрой была в первую очередь женщиной, как одна из объектов исследования Управления, которая всего лишь обладала телекинезом. Все люди, обладающие такими способностями, были под контролем Управления, о них помнили, некоторые помогали в расследованиях природы очередного феномена, но Фицрой сорвалась с крючка самостоятельно, оборвала все связи, а когда способности окончательно вышли из-под контроля, вместо того, чтобы обратиться за помощью, она дистанцировалась от всего, что напоминало бы о прошлом и кураторе. Предательство брата, мужа, смерти, в которых она безусловно винила себя, бессонница, старательно сдерживаемые силы, разрывающие тело и разум изнутри – она держалась слишком долго вместо того, чтобы просто попросить помощи. Впрочем, с тем, что она переживала, с попытками похищения, даже покушений на убийства ни о каком доверии и речи быть не могло. Она могла попытаться довериться, но это никогда не говорило о полном доверии, какое было только с одним человеком.
По необъяснимой причине, только профессор Дойл мог влиять на свою подопечную. Ни один член его группы не вызывал полного доверия у Венди Браун, подростка, не знавшего, кому вообще можно было верить.
Даже Майкрофт Холмс, тот, кто считал себя умнее младшего брата-гения, лишь начал подбирать ключ к пониманию того, кем на самом деле была Фицрой, что она могла сделать, а что не сделала бы никогда.
Обладающая даром убеждения, способом давления на кого угодно, способная сломить волю, она могла бы озолотиться, вместо этого тянула лямку обычного бобби, она могла бы пачками отправлять преступников за решетку, продавливая их хоть в зале суда, хоть до еще при адвокате, но не делала этого, она могла карать тех, кого сочла бы нужным покарать, но всегда шла честными путями, не ища ни славы, ни чинов, ни признаний не только из-за страха вообще попасться СМИ на глаза, но и ставя мораль и честь превыше своих возможностей. Майкрофт мог бы говорить открыто, без вождения кругов вокруг нее, это было единственное, что она восприняла бы правильно. Да, гнев был бы страшен, но в конце концов, она принимала только такой способ откровений, как когда-то с куратором. Только честность и открытость в обмен на свое доверие, подчас безграничное. И пусть это было ошибкой, как считал сам Майкрофт, как считал и Шерлок, плата была не столь высока за то, чтобы приручить силу, которую мог понять только один человек в жизни Фицрой.

Шерлок обнимал ее, как будто отключившись от внешнего мира.
Не совсем без эмоций, не совсем равнодушно, разве что без теплоты и желания действительно узнать эту женщину ближе, но не так, как бы обнял совершенно неинтересного ему человека только чтобы успокоить его.
Даже в его жизни была одна женщина, вскрывшая толстую корку льда в душе и сердце. Единственная женщина, достаточно умная, достаточно безрассудная, коварная, которая считала, что проще обнажить тело, чем душу, но именно ее душа оказалась тем, что привлекло его. Обнаженное тело настолько смелой женщины стало тем единственным, что поставило его в тупик, когда он не смог прочитать ее. Сила в беззащитности, откровение в полной закрытости, загадка с ответом перед самым носом…
Именно ее образ так бережно хранился в чертогах его разума, именно эту женщину он бросился спасать от смерти, что вряд ли сделал бы для кого-то, к кому он был равнодушен.
Он видел ее раздетой, одетой, хищницей, домашней, смотревшей ему в глаза, спящей, доминирующей, жаждущей подчиняться… и не хотел бы видеть только мертвой, даже если этого хотел бы брат.
Может, именно эта женщина позволила ему ощущать хоть что-то к другим женщинам, видеть в них не только помощниц или объекты исследований, но живых людей, с чувствами, эмоциями и желаниями. Может, из-за нее он понял, что Молли Хупер не просто серая тень где-то рядом, но человек, подруга, однажды способная сохранить какой-нибудь очень важный секрет даже от Джона. И, может, одна женщина изменила его отношение к другой женщине, которую он теперь обнимал, давая иллюзию защиты после того, как сам же и довел ее до слез.
Та Женщина…

- Простите, - прошептал он в ее макушку, погладив по спине. – Это было необходимо.
- Вы чудовище, - всхлипнула Фицрой, пряча лицо и стирая слезы.
- Вы не поверите, какими эпитетами меня награждали, - горько усмехнулся он. – Это самое мягкое. Воды?
- Нет.
Он чуть отстранил ее, позволив отвернуться и более-менее привести себя в порядок.
- Правда ранит, детектив, - произнес он, глядя на ее спину. – Это – вершина айсберга, основа ранит еще больше, но Вам нужно встретиться с Майкрофтом.
- Чтобы что? – она медленно развернулась, не стесняясь ни покрасневших глаз, ни красных пятен на лице. – Чтобы он добил меня окончательно?
- Чтобы он сказал все, что знает, - поправил Холмс. – Можете его потом встряхнуть, если хотите, но даже Вы это знаете – Вам сильно задолжали правду о том, что с Вами происходит.
- Я не могу, - покачала она головой.
- Можете не прямо сейчас, хотя бы утром, через день, через несколько дней.
- Почему Вы мне помогаете, мистер Холмс?
- Потому что я из тех, кто докопается до истины любой ценой. Думаю, Вы тоже.
- С чего Вы взяли?
- Из дела Аламоса, - он почти насладился вспышкой страха, гнева и открытой ярости в ее глазах. – Вашего единственного дела, где Вы стали палачом.
- Вы и про это знаете? – устало уточнила она. – Ну, сдайте меня.
- Для чего? Чтобы одним честным копом в городе стало меньше?
- Вы выбиваете из меня признание, так для чего еще это Вам нужно? Вы и так читаете меня, как место преступления, а раз узнали про Аламоса, раз поняли, что я даже отпираться не буду, итог один.
Холмс зашел на кухню и вышел оттуда со стаканом воды, который сунул в руку Фицрой.
- Хотите знать, что полезного я вынес из сегодняшней ночи помимо того, что Вы не разбираетесь в минах? У Вас есть сердце и душа, Вы не такая правильная, какой хотите казаться. Вам не все равно.
- Ага, а еще я иногда плачу над фотографиями жертв, - пробормотала Фицрой, сделав глоток воды.
Холмс чуть вздернул нос.
- Если бы это было не так, Аламос остался бы жив, так что плачьте.
- Спасибо за разрешение, - холодно произнесла Фицрой, допив воду и поставив стакан на столик. – И за информацию.
Она сделала шаг в сторону двери.
- Снова будете действовать в одиночку? – догнал ее голос Холмса. – Ну, же, детектив, пошевелите мозгами, Вы же умная женщина. Вы их не найдете. Можете, конечно, нажать на Майкрофта, но сперва все равно придется с ним встретиться. Постарайтесь его не убить.
- До свидания, мистер Холмс, - пожелала Фицрой, после чего, так и не оглянувшись, покинула дом.
- До скорого свидания, детектив, - пожелал Холмс, достал телефон и набрал номер.
- Что еще ты натворил, братец мой? – услышал он голос Майкрофта.
- Рассказал детективу середину ее истории, почти все об Управлении и моей и твоей ролях.
- Позволь спросить, кто давал тебе такое право?
- Ты, когда сам не захотел сразу все ей рассказать.
- Ты понимаешь, с кем ты имеешь дело?
- Братец мой, это ты до сих пор не понял. Она не будет взрывать Биг Бен или иметь виды на власть во всем мире.
- Знаю.
- Тогда что тебе еще нужно?
- Для начала ее веры в людей.
- Ты про…
- Если ты начал говорить, придется и мне. Ты, как и всегда, видишь часть картины, я вижу ее целиком.
- Если ты про…
- Мне придется ей рассказать про ее семью.
- Боишься, что она расскажет родителям?
- Не боюсь, Шерлок. Я знаю, что она будет молчать до конца жизни, но если ты еще жив и квартира все еще не взорвана после твоего откровения, подумай, что может сделать очередная порция правды о том, кого она любила.
- Ничего.
- Прости?
- Хуже не будет. И… не стоило вести свои дела за ее спиной. Ее перевод в армию твоих болванов – то единственное, что ее действительно разозлит.
- Шерлок, это…
Он сбросил звонок, зная, что начал бы говорить брат.
Не нужно было быть телепатом, чтобы точно знать одно – начав, Фицрой не остановится, она так или иначе придет к Майкрофту за информацией, а потом бросит все и улетит на поиски арок, потому что… Наверное, потому, что не может не полететь.


Звонок телефона она еле услышала, а поняв, что происходит, вскочила с кровати, где крепко уснула почти без снов, протерла глаза и схватила телефон.
- Фицрой.
- Шеф, Вы где? – почему-то шепотом спросила трубка голосом Салли.
- Дома, - быстро ответила Фицрой, рванув в ванную. – Я проспала. Клянусь, я в жизни никогда не спала так долго. Уже еду.
- Шеф, тут гром и молнии, - предупредила Салли. – Ди-си-ай спустился с Олимпа и минут десять орал на всех нас за это чертово видео.
- Интервью? – Фицрой сунула в рот зубную щетку, принявшись яростно чистить зубы.
- Нет, видео из соцсетей.
- Салли, я, черт возьми, только проснулась и не в курсе ни видео, ни соцсетей. В двух словах – что там такого страшного?
- Там Вы, шеф, - голос Салли был настолько убитым, что Фицрой всполошилась сразу по двум причинам, первой из которых был вопрос, что Холмс ей добавил в воду, что она так крепко уснула, и второй – какого черта там на видео. – Там такие хэштеги, что отдел стоит на ушах и готовится рвать и метать. Хэштег полицейский-террорист, хэштег двуликая полиция, хэштег заложу бомбу и сама ее найду. Шеф, эти кретины считают, что это Ваша вина, что это Вы подрывник. Ди-си-ай орал, что ему плевать на все оправдания и грозил вышвырнуть Вас крепким пинком под зад без объяснений.
Щетка чуть не выпала из открытого рта Фицрой.
- Кто это писал?
- Да черт знает кто, сперва один идиот, потом по цепочке. Видео стало вирусным, почти три миллиона просмотров, кажется, на ди-си-ай наехали откуда-то сверху. Эксперты пытаются выяснить, что там накрутили, потому что это пахнет монтажом. Вам сбросить ссылку?
- Сбрось. Я буду через пятнадцать минут.
Фицрой сбросила звонок и принялась одеваться, одним глазом глядя на сброшенный ютубный ролик, где она с криками бежит сперва в здание клуба, потом обратно уже с саперами, а потом взмахами рук поднимает полицейскую машину в воздух.
Почти монтаж, потому что для телекинеза не нужно было махать руками, но Салли права, дело пахло крайне дурно. Кто угодно заподозрил бы неладное, если человек предупреждает о взрыве за несколько секунд до него. Если так, вывод один – только заложивший взрывчатку может точно знать, когда рванет. Тут уже не отделаться голосами в голове или даром ясновидения. Даже оба Холмса, более-менее знающие об истинном положении дел и всех способностях детектива, не смогли бы внятно сказать, почему она сделала, что сделала.


Ди-си-ай смотрел на нее уже минут пять, буравя очень тяжелым и крайне недобрым взглядом.
Фицрой, вытянувшись по струнке, смотрела четко перед собой, понимая, что злить начальство еще больше точно не стоит.
- Может, все-таки объясните мне, какого дьявола Вы вытворяете, детектив-инспектор Фицрой? – прошипел он ей в лицо, явно не ожидая ответа. – Не знаю, как там в Манчестере, а в Лондоне, в Ярде, полиция не дает интервью этим стервятникам на месте преступления, полиция собирает пресс-конференцию с четко озвученными ответами. Вы этого не знали?
- Знала, сэр, - ответила Фицрой.
- Может, тогда объясните мне, что за цирк Вы устроили перед камерами?
- Мне пришлось объяснить положение дел, сэр. О противопехотной мине я не сказала ни слова.
- А саперов пресса не заметила? Не взяла у одного из них интервью о том, что там было в этом чертовом клубе? Вы меня за идиота держите, Фицрой? Думаете, обзавелись связями, оформили себе теплое местечко в МИ-6, уже можно лететь хвостом вперед?
- Нет, сэр.
- Тогда какого черта меня среди ночи будит премьер-министр с требованием объяснить, какого черта творится в моем отделе?!
- Простите, сэр.
- Фицрой, - он подошел так близко, что она ощутила запах кофе из его рта, - не знаю, какие у Вас связи, с кем, но я с Вас шкуру спущу за подобные выходки, - прошипел ди-си-ай. – Можете подавать заявление не о переводе, а об увольнении.
- При всем уважении, сэр, - спокойно возразила она, - но на каком основании?
Он смерил ее взглядом и отошел.
- На основании крайне бурного вмешательства не в свое дело, - отрезал он. – На основании внутреннего расследования. На любом основании, какое я сочту нужным.
- Дело передано вышестоящим инстанциям, - напомнила она. – Полиция уже не при делах, между тем, это было мое дело, а теперь у меня забрали все, что было, каждую улику.
Ди-си-ай фыркнул.
- А Вы хотели расследовать появление мин в центре Лондона, детектив? Молите бога, что у Вас забрали это дело, потому что, клянусь богом, Вы не отделались бы понижением в должности или переводом в канцелярию.
- Сэр, простите, но опять же, на каком основании? Мне нужно было оставить внутри здания людей, а потом собирать их ошметки, или все-таки вывести оттуда всех? И, черт возьми, какая разница, как я узнала про мину? Вы удовлетворитесь объяснением про голос свыше или явлением Богородицы над крышей? А если хотите правды, то я телепат и прочитала мысли того, кто ее подложил.
Ди-си-ай фыркнул еще грознее и громче, но спорить не стал.
- Можете не пытаться казаться умнее, Фицрой, - уже спокойнее сказал он. – Сверху уже поступила вежливая просьба закрыть это дело и забыть про него, оставив Вас в покое, но вот, что я скажу. За все время службы здесь, я ни разу не встречал настолько двуличного человека, как Вы, способного ударить в спину всю полицию и сбежать, как только попадется место потеплее. Вы отстранены от всех дел на неделю.
- Что? – возмутилась тут же Фицрой. – За что? Сэр, это…
- Вы просили неделю за свой счет – считайте, она у Вас есть за счет Ваших друзей-покровителей. Мне плевать, что Вы будете делать эту неделю – навестите каждого, пожмете руку министру, выпьете чаю с королевой или запретесь дома, но чтоб духу Вашего здесь не было ровно семь дней. А теперь вон отсюда, детектив-инспектор Фицрой.
- Есть, сэр, - отчеканила детектив сквозь стиснутые от гнева зубы, после чего вышла из его кабинета, кипя от злости.
Никто не говорил, что на новом месте будет легко, никто не говорил, что здесь ее спину хоть кто-то прикроет, но чтобы бить поддых – это уже слишком.
Манчестер тоже был не сахаром, преступности и там хватало, но ее прежний шеф знал ее, как облупленную, он знал, чего ей стоит сохранять спокойствие даже тогда, когда хочется кого-нибудь убить. И он был единственным человеком, который не позволил ей совершить практически свою же казнь в деле Аламоса.
Ди-си-ай Лондона ее знать не знал, знать не хотел и счел дезертиром – оно и понятно после таких бумажек. И даже гадать было не нужно, кто именно позвонил сверху и замял ее дело.

- Как все прошло? – спросила Салли, когда Фицрой вернулась в свой отдел и кабинет под пристальными изучающими ее взглядами коллег.
- Отстранил на неделю и приказал выметаться, - коротко ответила Фицрой.
- Вот че-е-ерт, - протянула Салли. – Слушайте, если нужно, я сама могу пойти к нему, притащу Андерсона…
- Не стоит, - возразила Фицрой, складывая дела по папкам и рассовывая их по стопкам. – Не лезь к нему, а то и тебе влетит.
- Если хотите знать мое мнение – это все чушь собачья, - заявила Салли уверенно.
- Что именно?
- Обвинения в двуличности, в подлоге мин. Не знаю, какое дерьмо в голове было у того сапера, который сказал на камеру, что Вы предупредили о взрыве, но он явно был не в себе.
- А если в себе? – Фицрой взглянула ей в лицо. – Ты слышала сама, Холмс слышал, человек пятьдесят за лентой и пресса тоже. Я действительно кричала, чтобы они оттуда убирались.
- Хотите сказать, Вы действительно знали, что там есть вторая мина и что она вот-вот взорвется? – Салли посуровела. – Это псих такое сказал?
- Про мину, - сдалась Фицрой, вздохнув. – Я серьезно обделалась. Если бы не он, были бы жертвы.
- Но… - Салли замялась. – Вы же…
- Что я? Должна была такое почувствовать? Видишь, я тоже живой человек, я не почувствовала.
- А как Вы узнали про взрыв? Тоже он сказал? Господи, только не говорите, что Вы покрываете его! – взмолилась она.
- Скорее, он меня, - Фицрой рассортировала все папки и уперла руки в бока. – Салли, я знаю, что ты его недолюбливаешь, даже больше того, я тоже не слишком его терплю, но он действительно помогает. Он помог мне.
- Ну, хорошо, - не сдавалась Салли. – А видео? Я знаю, конечно, что это подделка, но…
Фицрой стиснула зубы.
- Хочешь знать правду? – процедила она.
- Конечно, - с подозрением ответила Салли.
- После этого ты изменишь мнение обо мне, - предупредила Фицрой.
- В какую сторону? – уточнила Салли.
- Не знаю. Просто изменишь. Так что, действительно хочешь знать правду?
- Ну, да. Шеф, Вы же не пришелец?
- Одевайся.
Фицрой вышла из своего кабинета первой, почти ни на кого не глядя, следом за ней пошла и Салли, по пути схватив со своего стула куртку.
Остановившись на лестнице, обе огляделись.
- Что? – спросила Салли.
- В машину, - коротко ответила Фицрой.
- А?..
- Здесь камеры.
Салли, поежившись, все-таки спустилась и села в машину начальницы.
- А куда мы едем-то? – уточнила она спустя пару минут.
- Ко мне. Не волнуйся, я ничего тебе не сделаю.
- Да я и не волнуюсь. Просто… Я просто пытаюсь понять, что вообще происходит. Вы что, в самом деле телепат?
- Нет, даже не близко.
Машина остановилась у многоквартирного дома, женщины поднялись на лифте и зашли в квартиру Фицрой.
- Не разувайся, если захочешь быстро сбежать, - предупредила Фицрой.
- А я и не… - Салли пожала плечами и осеклась, когда с вешалки прихожей слетел зонт и завис прямо перед ее носом. – А…
- Ты хотела знать, правду, вот тебе правда, - произнесла Фицрой. – Не убедительно? Ладно. Как тебе такое?
Салли тихо ахнула и замахала руками, почувствовав, как отрывается от пола и приподнимается вверх только под взглядом Фицрой, которая не указывала на нее рукой, не сверлила глазами-лазерами, а просто смотрела на нее совершенно спокойным взглядом.
Когда же в руки Салли прилетел небольшой аквариум с золотой рыбкой, Салли только проморгалась.
Она висела над полом, в ее руках был аквариум, над головой Фицрой нарезала неспешные круги гантель, вторая вилась под самой Салли, словом… нет, точно не пришелец.
- Э… - выдавила она из себя, аккуратно опустившись на пол и крепко держа аквариум. – Так машина не сама по себе взлетела? Значит, это правда, что про Вас говорят?
- Что говорят? – уточнила Фицрой, забрав из ее рук аквариум и отнеся в комнату.
- Ну… - Салли дернула плечом. – И это все? Весь Ваш секрет?
- А ты ждала рогов, копыт или крыльев? – горько усмехнулась Фицрой, обернувшись.
- А насчет телепатии?
- Я телекинетик и эхолокатор. С телекинезом более-менее все знакомы по фильмам и поисковикам, а эхолокация – это сродни телепатии, только телепат получает информацию из мозга, а я действую, как фотоаппарат, получая картинку во всех ракурсах без чтения мыслей, но со своего рода чтением намерений по этой картинке.
Салли моргнула и потопталась на месте, поглядев на свои сапоги, как будто ожидая, что ее снова вознесет наверх.
- Так чего ж Вы тогда не сажаете преступников пачками? – наконец, спросила она, когда Фицрой уже думала о том, что вот сейчас ее коллега просто развернется и убежит.
- Я и сажаю, - теперь пожала плечами сама Фицрой.
- Нет, я не об этом, - поморщилась Салли. – Я имею в виду действительно пачками. Ну, связывать банды не каждого поодиночке, а всех разом, арестовывать наркоторговцев еще на подступе к стране, всех маньяков, педофилов, даже домашних тиранов. Шеф, Вы же как Супергерл, а третесь в полиции!
- Прости, что я делаю? – удивилась такой реакции Фицрой.
- Вы бы давно могли очистить Лондон от всей швали, - начала горячиться Салли.
- Ты хоть понимаешь, с чем я живу? – уточнила Фицрой. – Это не игра, это ответственность. Знаешь, сколько людей хотят получить послушного работника, способного повлиять на другого человека? Ты хоть представляешь, что люди с такими способностями не хотят их афишировать не из-за того, что общество их не примет, хотя и поэтому тоже, а из-за страха стать лабораторными крысами и быть истыканными иголками и наркотой? Меня пытались похитить, опоить, даже убить из-за того, что я могу.
- Правда? – прошептала Салли.
- Правда. И я не хочу повторения, поэтому стараюсь жить, как все, применяя способности там, где могу как-то их оправдать.
- Значит, головная боль…
- Это не специально. Это проецирование, я не нарочно. Просто люди рядом иногда улавливают мою боль.
- А Вы… И часто она у Вас?
- Почти постоянно. Я привыкла.
- А энергетики – тоже поэтому?
- Нет, это другое. Я вижу только кошмары. Не знаю, прошлое это, будущее или настоящее, но лучше спать реже, чем кричать во сне и иметь проблемы с соседями.
Обе замолчали, глядя друг на дружку.
- И что теперь? – спросила Салли первой.
- Не знаю, - пожала плечами Фицрой. – Можешь сдать меня, продвинешься по службе, если хочешь.
Салли возмущенно фыркнула.
- При всем уважении, шеф, но Вы совсем не в себе? С какой стати мне сдавать отличного копа? Плевать мне, что там думают другие, а Вы мне не только начальство, но и друг.
- Спасибо, - кивнула Фицрой. – Ты тоже мне друг, а не только подчиненный.
- И не бойтесь, - предупредила Салли. – Никто ничего не узнает. Даже Лестрейд, когда вернется. Вот только… А Вы тогда куда? Все-таки в МИ-6?
- Не знаю, - призналась Фицрой. – Видимо, куда-то еще. Пока не могу об этом думать, у меня есть незаконченное дело, а там будет видно.
- Помочь?
- Нет, я справлюсь. И… Спасибо тебе.
- Могли бы и самостоятельно понять, что я своих не сдаю, - попеняла Салли. – На работу подбросите?
- Пошли.
Обе покинули квартиру.


Она ожидала чего угодно, даже криков о помощи, только не такой реакции. Салли Донован была хорошим, честным копом, зарекомендовшим себя с положительной стороны, ответственным работником, просто довольно чутким человеком, как бы ее ни оскорблял младший Холмс, но странно, что она восприняла все настолько спокойно и даже возмутилась на предложение сдать начальницу за дополнительные баллы в свое резюме. Такое откровение от отчаяния могло бы дорого обойтись… но обошлось лишь тем, что стало ясно, что в Лондоне еще остались порядочные люди с головой на плечах.
Она открыла браузер в телефоне и вышла на нужный сайт, в пару кликов сделав свое дело, после чего сбросила связь и набрала номер.
- Майкрофт Холмс, - раздался уверенный голос в трубке.
- Детектив Фицрой, - представилась она. – Найдется минутка для личной встречи, мистер Холмс?
- Найдется, - произнесла трубка после минутной тишины и легкого шелеста страниц. – Думаю, офис МИ-6 Вы найдете?
- Вы там?
- На данный момент нет, но прибуду через час. Или, если желаете, можем встретиться в десять вечера у меня дома.
- Нет, спасибо. Через час меня устроит. До встречи.
- До встречи, детектив.
Фицрой сбросила вызов и постучала телефоном по губам, глядя на здание на другом берегу Темзы.
Час на раздумье, стоит ли вообще впутываться в это дело и привлекать Холмса-старшего после того, как он с ней обошелся и что вообще между ними было.
Обычно секс был просто сексом, после чего она частично блокировала разум любовников, если позволяла себе немного больше привычного, и уходила с чистой совестью, зная, что любовник будет вспоминать этот момент, как лучший в своей жизни, не запомнив ни лица любовницы, ни того, как вообще все происходило. Так было проще, поэтому она не встречалась ни в гостиницах, ни даже в придорожных мотелях, где тоже были камеры слежения. Конечно, поработать с камерами тоже было можно, но зачем усложнять себе и без того сложную жизнь, когда проще изначально думать о последствиях?
С Холмсом так бы не вышло по многим причинам, одной из которых был его интеллект. С носителями среднего можно было чуть заморочиться, с этим бы такое не вышло. Стирая данные с его жесткого диска, как бы выразился младший Холмс, она могла бы удалить и что-то важное, имеющее отношение к политике, а подставлять свою страну она совершенно не желала.
Да и младшему Холмсу стирать память было чревато очередной личной встречей с его старшим братом, способным устроить ей адскую жизнь еще при жизни.

Наверное, она задремала, чего с ней не случалось уже очень давно и тем более днем.
Странно, но сон в этот раз был не кошмаром, а просто серым, тягучим, каким-то неприятным, но только тревожно-тянущим, как тупая головная боль.
И разбудило ее деликатное постукивание в стекло машины.
- Детектив, - произнес вглядывающийся внутрь машины Холмс-старший. – Вы в порядке?
- В полном, - ответила она, открыв дверь и выходя на улицу.
Такой ответ его не удовлетворил, но к его чести, особо расспрашивать он тоже не стал.
- Хорошо, тогда прошу за мной.

Длинные коридоры власти, как она и представляла это место, люди в деловых костюмах – все сухие, сосредоточенные, серьезные, включая мрачного вида охранников, сложные замки на каждой двери, камеры слежения чуть ли не на каждом дюйме потолка – нижний этаж этого здания выглядел, как рай параноика, думающего, что его могут похитить пришельцы. Странно, что на входе и на первом этаже было намного спокойнее, чем здесь.
Холмс бросил на нее мимолетный взгляд.
- Как Вам аналитический отдел?
- Тюрьма, - ответила Фицрой, глядя на людей.
Холмс усмехнулся, но спорить не стал, проводив ее к лифту. И только спустившись на самый нижний этаж, он жестом хозяина попросил выходить.
Фицрой сразу поняла, что если уж отдел аналитиков был восемью кругами ада, это помещение было девятым кругом ада, обителью Люцифера, настолько здесь была гнетущая атмосфера.
Никаких окон, минимум мебели, у стены с большим портретом королевы на ней только стол с двумя телефонами на нем, небольшой лампой и подставкой под папки, стул за столом и стул перед ним. Не считая этого, помещение было пустым и маленьким настолько, что даже большое зеркало не искажало его размеров.
- Как Вам мой офис? – любезно поинтересовался Холмс второй раз.
- Это не тюрьма, это склеп, - ответила она, окинув взглядом пол, потолок и убранство.
Тяжелая дверь закрылась за их спинами, а Холмс прошел к своему столу.
- Прошу Вас, располагайтесь.
- Я думала, это у меня паранойя, - пробормотала она. – И думаю, что Ваше второе имя - Ганнибал.
- Вынужденная мера, - улыбнулся Холмс, как будто они вели дружелюбную беседу и ничего, даже близко похожего на покушение на его жизнь не происходило. – В МИ-5 у меня кабинет с окнами.
- И там кабинет? – брови Фицрой чуть приподнялись. – Но Вы же не всерьез насчет правительства?
- Смотря что Вы имеете в виду под словом «всерьез». Я действительно занимаю скромную должность в британском правительстве, настолько незначительную, что мне пришлось ее и придумать. Ни до меня, ни после ее не существовало и существовать не будет. А говорю я это Вам, потому что Шерлок ясно дал мне понять, что с Вами – только открыто и с картами на столе.
- А если открою рот – меня тихо уберут?
Холмс одарил ее очередной улыбкой с хитрым прищуром.
- Вы слышали про Объединенный разведывательный кабинет?
- Слышала. Так Вы член ОРК? Вы явно не руководитель, его же все знают.
- Я меньше, чем не руководитель, но больше, чем серый кардинал. Я много кого консультирую, много чем руковожу и анализирую гораздо больше, чем весь отдел аналитики, но этот айсберг имеет верхушку. Я не принимаю законы, не сижу в обеих палатах, а мои предложения могут отменить вышестоящие лица, поэтому да, я скромный правительственный чиновник, всего лишь имеющий доступ к информации.
- Всего лишь.
Фицрой встала у стола и уперлась в него руками, в то время как Холмс откинулся на спинку своего стула и сложил пальцы в замок.
- Тогда у меня будет всего один вопрос, исходя из того, что у Вас такие скромные полномочия, Майкрофт, - произнесла она холодно.
- Постараюсь дать на него исчерпывающий ответ, Венди, - чуть кивнул Холмс.
- Почему Вы вставляете мне палки в колеса буквально на каждом шагу?
Холмс согнал с лица улыбку и нагнулся за своим портфелем, вытащил из него ноутбук, поставил его на стол, открыл и ввел код доступа, пока Фицрой терпеливо дожидалась хоть какого-то ответа.
- Присядьте, Венди, - попросил Холмс спустя почти две минуты задумчивого изучения каких-то материалов на ноутбуке.
- Просто ответьте и я пойду отсюда, - потребовала она.
- Боюсь, так просто в двух словах я не расскажу, - вздохнул Холмс. – Это потребует какого-то времени. Но уверяю Вас, каждая минута даст Вам именно то, что Вы хотите. Пожалуй, начну я с того, кто именно сделал запрос о Вашем переводе из Манчестера в Лондон.


просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>
сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

август 2018  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.09.24 23:39:02
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.09.18 19:46:23
Не забывай меня [2] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.09.15 17:08:33
Рау [0] ()


2018.09.13 23:59:17
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.13 10:43:39
Хроники профессора Риддла [585] (Гарри Поттер)


2018.09.11 23:06:13
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.09.10 23:07:00
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


2018.09.10 12:56:28
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.09.09 14:23:00
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.07 11:09:44
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.09.04 20:51:57
Дамблдор [2] (Гарри Поттер)


2018.09.03 22:22:17
Прячься [1] (Гарри Поттер)


2018.09.01 15:22:06
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.08.31 23:59:52
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.30 15:14:36
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.08.29 15:09:49
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.08.24 12:35:06
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.08.21 16:32:11
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.08.17 17:52:57
Один из нас [3] (Гарри Поттер)


2018.08.14 12:42:57
Песни полночного ворона (сборник стихов) [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 22:06:53
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.08.09 11:34:05
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.08.07 23:34:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.08.06 14:00:42
Темная Леди [17] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.