Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

С Баша:
Sith: знаешь какие ощущения
у меня были после получения
диплома?
Sith: Хозяин подарил Добби
носок! Добби свободен!

Список фандомов

Гарри Поттер[18346]
Оригинальные произведения[1185]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[102]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12468 авторов
- 26846 фиков
- 8429 анекдотов
- 17329 перлов
- 642 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>


  Бывших жен не бывает

   Глава 4. История с пауками
Малфой подпирал стену рядом с плакатом «Самолечение – это самообольщение». Гарри с удивлением почувствовал, как что-то екнуло внутри при виде пепельной шевелюры. Дышать стало свободнее, кровь прилила к щекам, приятная расслабленность в мышцах заставила притормозить.
Герой постарался сосредоточиться на плакате, но так и не смог различить изображение позади Августа Сепсиса. В первый момент Гарри даже не понял, откуда тот взялся и почему так жжет внутри. Ну склонился Август к Драко, ну вцепился тот Августу в запястье…
Если это ревность, то кого к кому ревновать? Ну уж точно не Малфоя, которого Гарри ненавидел, сколько себя помнил.
Приятную расслабленность как рукой сняло.
- Сепсис, - окликнул Гарри, стремительно приближаясь к воркующей парочке, - насчет ужина…
- Отвали, Поттер, не видишь, люди разговаривают?
Гарри вдруг по-новому посмотрел на долговязого и нескладного завотделения.
- Я передумал, - сказал он. – Насчет ужина.
Драко выглядел так, будто его сейчас кондрашка хватит.
«Очень правильно», - про себя охарактеризовал Гарри. Так и должен был выглядеть его злейший враг: белым от злости, как хрустящая накрахмаленная простынь, на которой так приятно иногда поваляться.
- Вот это да! – ужаснулся Гарри собственной мысли, которой так и не суждено было оформиться в его голове.
Потому что в следующий момент в холле госпиталя Святого Мунго материализовались репортеры. Их было много, и каждый хотел знать, «употреблял» ли Гарри Поттер вместе с бывшей женой.
«Криви», - Гарри даже не понял, сказал он это или подумал, а в следующий момент перед глазами перестало расплываться людское море, и мышиные волосы Денниса на секунду стали ослепительно-белыми, как у Малфоя.
Гарри не сразу осознал, что это вспышка. В ее свете померкли шевроны аврорских мантий, не только внешность былых друзей.
«Джинни», - подумал Гарри, когда перед глазами все снова выцвело, и бросился вверх по лестнице наперерез подоспевшим аврорам.
Он не видел того, кто бежал с ним плечом к плечу, сдав назад на полкорпуса перед узкой дверью в отделение Невилла. Это был не аврор, но уж лучше бы он. Лучше для душевного равновесия Гарри, не для Джинни, которой эти парни в палате были вовсе ни к чему.
- Это группа обеспечения магического правопорядка, посмотри на шевроны, - услышал Герой одновременно с очередным дверным хлопком. Или, все же, до? А может быть, после?
- Поттер, посмотри на меня! Ты не в себе? Ты понимаешь, что происходит?!
Белое плавающее перед глазами пятно – источник тянущихся гласных и других раздражающих вещей. Почему он никак не проявится? Почему не скажет очередную гадость, как ему и положено?
- Малфой, ты…
Двери хлопнули снова. Теперь Гарри видел и шевроны, и палату, и перепуганную Джинни, и Малфоя, казалось, скрестившего руки на груди, чтобы, не дай Мерлин, не дотронуться до своего злейшего врага. Они стояли слишком близко друг к другу – прямо на проходе у парней из группы. И Драко пришлось засунуть ладони себе в подмышки, чтобы не коснуться Поттера даже кончиком локтя. Гарри почему-то смутился, как будто это пренебрежение было чем-то интимным, чем-то провокационным, как элемент заигрывания.
- Ладно, - сказал Гарри, и одновременно с этим Малфой резко развернулся к вошедшим, едва не впечатавшись в Героя плечом.
- Бумаги, - Драко протянул руку, не глядя на запыхавшегося Джеффри Хупера, явно возглавлявшего министерскую делегацию.
Гарри приподнял бровь. Неизвестно как, но Малфой это почувствовал. А может, просто решил пояснить.
- Они установят факт правонарушения и допросят миссис Поттер, если не встретят медицинских противопоказаний.
- А если встретят? – Гарри тоже развернулся, так что теперь они с Малфоем стояли плечом к плечу, глядя на Джеффри Хупера с неприязнью.
- Ну Поттер, ты же знаешь процедуру, - ухмыльнулся Малфой почти тепло. – Тогда они вынуждены будут ограничиться подпиской. До выяснения обстоятельств дела.
- Я могу дать согласие на освидетельствование, - Джинни села на кровати, решительно откинув край одеяла.
- Не можешь, - Гарри был весьма убедителен, даже голос повышать не пришлось.
- Не раньше, чем я увижу предписание, подписанное дежурным судьей, - Малфой посмотрел на Джеффри Хупера с непередаваемым отвращением. Гарри даже вздрогнул. – Иначе я оспорю в суде не только результаты предстоящего освидетельствования, но и сам факт вашего сюда визита. Джентльмены?
Гарри смотрел на Малфоя во все глаза, испытывая смутно знакомое тепло. Тепло разливалось по всему телу, дразня и не давая самоназвания. Одно Гарри мог сказать с уверенностью: хорошо поиметь Малфоя, но иметь его на своей стороне оказалось лучше.
Тем временем Джеффри Купер взял себя в руки. Растерянность на его лице сменилась неприятным обещанием торжества.
- Да кто тебе позволит что-то оспаривать? – хмыкнул он.
Настала очередь Драко сдавать позиции. Гарри так засмотрелся на стремительно бледнеющего блондина, на его желваки, заходившие ходуном под кожей, что не сразу сказал роковое «Я».
Драко вздрогнул. Удивление, промелькнувшее в его взгляде, было очевидным, но лишь для Гарри.
«Я так пристально наблюдал за ним всю свою жизнь, я и правда хорош в этом», - подумал Герой.
Малфой казался оглушенным простым местоимением.
«Ему нужно явное подтверждение», - понял Гарри и одновременно с этим положил руку недругу на плечо. Небо не упало на землю, наоборот, сухие складки одежды под пальцами чувствовались вполне естественно. Если что и заставило мужчин подскочить, то только ухмылочка Джеффри Хупера.
- Ну-ка, парни, поможем гарпии, - Гарри похолодел от ужаса, глядя, как Джинни исчезает за заслоном аврорских мантий.
Он окликнул ее, сильно надеясь, что голос не подведет, но на этом красноречие иссякло.
- Найми меня, Уизли, быстро, скажи, что нанимаешь меня в качестве защитника, - Малфой не испытал подобных проблем, скороговоркой изложив суть вопроса. Он даже шею вытянул, чтобы стимулировать мыслительную активность потенциальной подзащитной. Джинни пошевелила бровями – видимо, они как-то связаны с извилинами, - и пробормотала обескуражено:
- Так и есть.
Малфой просиял.
- На выход, господа. Подписанные бумаги ожидайте в коридоре, - с этими словами он протянул руку и выдернул из рук Хупера сразу несколько свитков. Джинни предлагалось подписаться под обещанием ограничить передвижение, под неразглашением данных следствия и под отказом от медицинского освидетельствования.
Гарри просматривал бумаги по мере их подписания. В остальное же время его взгляд блуждал по палате, ни на чем не останавливаясь.
Герой сам не знал, зачем остался, но мысль о том, чтобы проследовать мимо Джеффри Хупера в компании Малфоя, казалась неожиданно привлекательной.
«Я боюсь? – спрашивал Гарри сам себя. – Ни черта я не боюсь. Тогда что?!»
Несколько раз Джинни удалось перехватить взгляд бывшего мужа, и в лице ее читалась какая-то мука, почти отчаяние. А вот Малфой на Гарри не смотрел, и это почему-то беспокоило больше, чем их обычные уничижительные перемигивания.
Наконец с делами было покончено. Гарри спрятался за Малфоя, как за щит, когда Джеффри Хупер попытался спровоцировать его взглядом. В конце концов, и ему, и его людям пришлось убраться, а Гарри смог спокойно вздохнуть, не рискуя сломать кому-то нос. Странно, но Малфою что-нибудь сломать, вопреки обыкновению, не хотелось.
- Отлично сработано, Поттер, - даже тычок в плечо Герой претерпел, не впадая в ярость. Да что там претерпел – он уже и не помнил, когда до него не боялись дотронуться.
- Мне понравилось, - сказал Гарри вслух, будто пробуя слова на вкус.
Малфой неопределенно пожал плечами. Причин продолжать разговор у них не было, но прекращать его не хотелось.
- Я пришлю тебе чек, - сообщил Малфой, не дожидаясь, когда пауза станет неловкой.
- Что, и все? – Гарри не верил своему счастью, но дело было не только в этом. В уходящем по стерильному коридору недруге было что-то противоестественно неправильное. – Разве я не должен тебе душу или нерожденных детей?
- Раз уж ты об этом заговорил… - Гарри ужаснулся мысли, на которую мог навести Малфоя. – Думаешь, у тебя еще есть душа?
Это был риторический вопрос, заданный с ироничной полуулыбкой, но его убийственный смысл резал без ножа. Гарри смотрел на довольного Малфоя, на его отражение в натертом до блеска паркете, и думал, что аквамариновая мантия с атласной подкладкой – это для людей вроде Локхарта, которые умеют только болтать. Драко к ним не принадлежал. Под этой мантией он был хитрым, скользким и изворотливым. И именно это делало его опасным, гибким, стройным и… сексуальным? Ну да, женщинам такие нравятся.
«Чувствую себя женщиной», - подумал Гарри, прежде чем аппарировать к детям.

***
Стрелка кухонных часов Уизли споткнулась о «время чая». Большой деревянный стол с восемью стульями наполовину пустовал.
Ал настороженно поглядывал на отца своими зелеными, как квиддичное поле, глазами.
- Как и следовало ожидать, на вскрытие я опоздал, - резюмировал Гарри, тушуясь под этим пристальным взглядом.
- Я понимаю, к чему ты клонишь…
Ал перевел взгляд на тетю, и Гарри последовал его примеру.
- Да неужели? – Герой иронично приподнял бровь, но засмотрелся на Лили, проникновенно заглядывающую брату в глаза, и потерял всякий скепсис.
- Печенюшки, - неожиданно воскликнул Гарри, левитируя из буфета вазу со сладостями.
Гермиона неодобрительно покачала головой.
– А где Джеймс? - осведомилась она.
Гарри хмыкнул:
- Ненавидит меня в своей комнате.
- Как и все его дядюшки, надо полагать…
Гарри вздрогнул, так как Лили с хрустом надкусила блиноподобную песочную печенюшку.
- Нет, ты… правда?! - посмотрел он на подругу сердито. – Отдел тайн? Невыразимцы? Малфой Бэддок наконец!
- Малкольм, Гарри, Малкольм Бэддок, - Гермиона поджала губы. – Оговорка по Фрейду. Слушай, у тебя стресс, одно моральное потрясение за другим, но ледник в отделе тайн – это нормально, потому что где еще ему быть, если не под землей, то есть в подвале?! Невыразимцы - да, и что с того?
- Август Руквуд был невыразимцем и Пожирателем смерти, - напомнил Гарри.
- Ладно, хватит, - Гермиона вспылила. - Малкольм Бэддок имеет к Малфою весьма опосредованное отношение, а то, что именно он занимался вскрытием того ребенка – не более, чем совпадение. Кто-то должен делать грязную работу, и желающих не то, чтобы много.
- Драко Малфой был его старостой в Хогвартсе!
- А я была твоей, - напомнила Гермиона. – Не скажу, что это как-то отразилось на моей неспособности повлиять на тебя.
Гарри улыбнулся краями губ.
- Туше, - подмигнул он и поймал на себе изумленный взгляд Ала. – Шоколадную лягушку, сынок?
Тот лишь отрицательно покачал головой и вцепился зубами в краешек чашки.
Эта чашка напоминала Гарри миниатюрное ведро, но акцентировать на этом внимание было поздновато. Если дети привыкли пить чай ведрами, то так тому и быть.
- С невыразимцами надо кончать, - вот эта проблема действительно заслуживала внимания.
Впрочем, Гермиона так не считала.
- Что дальше, Гарри? – она сложила руки на груди, демонстрируя крайнюю степень негодования.
- В смысле? – Гарри нахмурился. Мысль о том, что подруга действительно не в восторге от его идеи, казалась уничижительной.
- Гарри, ты уже натворил тут дел, и я во всем тебя поддерживала, если ты помнишь…
- Гермиона, выражайся яснее, - потребовал Герой тем бескомпромиссным тоном, который выработал в аврорском застенке. – Ал, Лили, позовите Джеймса.
- Он не придет, пап, - Лили тряхнула рыжей гривой из стороны в сторону.
- А ты включи свое очарование, - посоветовал Гарри с нажимом. Ал соскочил со своего стула и буквально сгреб в охапку сестру в каком-то защитном жесте.
«Они боятся меня», - ужаснулся Гарри, но все равно припечатал:
- И без брата не возвращайтесь.
Гермиона отрицательно покачала головой, но ничего не сказала.
Когда дети ушли, она взмахнула палочкой, наложив на комнату заглушку.
Гарри ждал, никак ее не подначивая.
Наконец, самый медленный пасс волшебной палочки из виноградной лозы подошел к концу.
- Твои реформы, Гарри, - Гермиона сглотнула.
- А что с моими реформами? – неподдельно удивился Герой.
- Они маггловские, - Гермиона посмотрела на свои сложенные в замок руки.
Они лежали на рукояти волшебной палочки, которая, как стрелка часов, указывала на вазу с печеньем.
Гарри недоумевал, как время чая могло превратиться в политические дебаты. Говорить о политике за столом считалось дурным тоном. Они же не просто делали это за чаем, но и при детях. Гарри считал, что так правильно – плевать на условности. Дети должны были с малолетства приучаться к тонкостям политических игр. Он знал одного такого ребенка, которому пришлось слишком рано повзрослеть. Он мог ненавидеть его родителей за тяжкое бремя, взваленное на единственного отпрыска знатного рода, а мог проклинать себя за неготовность конкурировать с ним на равных.
Когда Гарри увидел Скорпиуса Малфоя на платформе 9¾ три года назад, он решил, что его дети наверстают упущенное. Джеймс, правда, откровенно скучал, присутствуя при подобных разговорах…
- Я так понимаю, речь о соревновательности судебного процесса? – Гарри вынырнул из потока собственных воспоминаний, фокусируясь на учащенном дыхании.
Гермиона восприняла свистящий звук как проявление неудовольствия и лишь сильней сжала челюсти, ничего не говоря.
- Невыразимцы обладают неограниченными полномочиями, - заметил Гарри, - и никому при этом не отчитываются. Согласись, что это должно измениться, если мы хотим спать спокойно. Нужна гарантия, что наши близкие не падут жертвами какой-то тайной операции или эксперимента, как это случилось с Элоиз Минтамбл.
- Кто такая Элоиз Минтамбл? – Джеймс стоял в дверном проеме. Он явно вырос из своих домашних штанов, так что те давали полное представление о состоянии его полосатых носков, один из которых сполз, а второй – был натянут повыше щиколотки.
- Он только что снял мою заглушку? – Гермиона выглядела впечатленной.
- И либо сам этого не заметил, либо умело притворяется, что так оно и есть, - кивнул Гарри.
- Ты хотел меня видеть, пап? – Джеймс переступил с ноги на ногу и даже потер подошвой левой о щиколотку правой.
«Вот так и скатываются носки», - беззлобно подумал Гарри.
- Элоиз Минтабл - невыразимка, участвовала в эксперименте с маховиком времени в 1899 году. Из-за непредвиденных обстоятельств, по возвращению в настоящее состарилась на пять веков. Жизнь людей, с которыми Элоиз контактировала в прошлом, сильно изменилась, - припомнила Гермиона.
- Мы идем за покупками, Джеймс, - Гарри посмотрел на часы и решил, что может себе позволить небольшой перерыв – все равно все, что могло случиться, уже случилось. – Приведи себя в порядок.
- А я? А мы?! – Лили и Ал явно подслушивали неподалеку, не желая участвовать в перепалке между отцом и старшим сыном, но, заслышав о променаде, тотчас покинули свое укрытие.
Гарри отметил, что Лили надеялась напомнить ему исключительно о себе, в то время как Ал был склонен позаботиться об общем благе.
«Немного эгоизма девчонке не повредит, - подумал он, - а с парня спрос не такой».
- Гермиона, ты к нам присоединишься, - тоном главного министерского обвинителя, не терпящим возражений, заявил Герой. Он также выделил слово «нам», подмигнув при этом младшему сыну.
Детвора запрыгала и, возбужденно переговариваясь, умчалась прочь.
- Невыразимцы подотчетны напрямую министру магии, - напомнила Гермиона прохладным голосом министерской лифтерши.
- Давай ты просто скажешь, в чем я неправ, - Гарри вздохнул и взял из вазы со сладостями шоколадную лягушку.
Единственная шоколадка в горстке печенюшек, которую Ал почему-то не взял. Возможно, потому что тот, у кого есть младшая сестренка, никогда не съест последнюю шоколадку?
- Я, как и ты, воспитывалась магглами, Гарри, - попробовала смягчиться Гермиона. – Но, в отличие от меня, твои родители были волшебниками. У тебя есть допуск туда, куда мне только предстоит его получить.
- Я все еще не понимаю, к чему ты клонишь?
Энгист из Вудкрофта подкрутил усы и удалился со вкладыша, заслышав про «магглов». Он и Хогсмид-то основал, чтоб про них никогда не слышать.
- Ты как оружие замедленного действия, Гарри, - напомнила о себе Гермиона, – лишаешь магический мир его аутентичности.
В этот момент в кухне появились дети. Ал на ходу пытался перекрутить юбку Лили, а Джеймс оттягивал лямки его подтяжек, чтобы хлопнуть брата по спине.
- Пути-пусти, - верещала Лили. – Тут разрез спереди, не трогай меня!
- Ал, прекрати! – вмешалась Гермиона. – Лили, эта юбка выглядит странно, ступай наверх и переоденься. Джеймс, найди Розу с Хьюго, нам нужно идти.
Дети бросились врассыпную, и не подумав перечить тетке. Гарри с уважением посмотрел на подругу.
- Видимо, второе имя повлияло на ее чувство стиля, - улыбнулся он.
- Назвал бы Гермионой, была бы занудой, так что даже не знаю, что лучше.
Если Гарри и собирался что-то возразить, то попросту не успел: Роза и Хьюго, оживленно переговариваясь с Джеймсом и Алом, влетели в кухню. Одеты все четверо были вполне пристойно, но если Роза с Хьюго выглядели маленькими моделями, только что спущенными с подиума, то Джеймс и Ал казались ходячими вешалками из магазина подержанных вещей.
- Мне понадобится твоя помощь в магазине мадам Малкин, - шепнул Гарри.
- Учти, что Джинни не считает нужным одевать их с иголочки, - ответила Гермиона таким же заговорщицким шепотом. – Когда-то я имела неосторожность привить ей опасную идею, и с тех пор Джинни думает, что красивая одежда мешает детскому саморазвитию.
- Я учту, - вздохнул Гарри почти страдальчески.

***
Прерванный разговор возобновился по дороге в Флориш и Блоттс. К тому времени младшие Поттеры под чутким руководством тетки обзавелись сундуком одежды. Какое-то время сундук плыл за ними, но, в конце концов, Гарри надоело постоянно оглядываться, так что он уменьшил его до размера шкатулки. Лили гордо вышагивала рядом с отцом, прижимая шкатулку к груди, а братья-Поттеры разрывались между желанием завалиться во «Все для квиддича» и порадовать Хьюго с Розой.
- Вот смотрю я на них и думаю… - начал Гарри.
- …я украла у них детство, - закончила Гермиона.
Младшие Уизли бежали в книжный на перегонки за переизданием «Важных магических открытий последнего времени».
- Я бы так не сказал, - усомнился Гарри. – Яблоко от яблоньки… или как там правильно?
Гермиона посмотрела на него с укором.
- Хочешь сказать, что это абсолютно нормально в их возрасте – просиживать день-деньской за книгами?
- Я знал одну такую девочку, когда учился в школе. Мне кажется, она стала примером для подражания, когда выросла.
- У меня были проблемы с общением, - напомнила Гермиона.
- Это ты так думаешь, - поддразнил ее Гарри. – Рон запал на тебя даже прежде, чем сам это понял. И насколько я могу судить, вариантов у него просто не было.
- Зато теперь их хоть отбавляй, - Гермиона покачала головой и вошла в магазин.
Гарри последовал ее примеру, но вовремя учуял опасность и спрятался за стеллажом.
- Избегаете Риту Скитер? - Гарри даже похолодел, когда два цепких серых глаза посмотрели на него поверх разворота «Двенадцати способов очаровать волшебницу». – Ее новая книга называется «Любовь и амбиции Минервы Макгонагалл», не читали?
Гарри, не мигая, смотрел на призрак прошлого, и зрачки у него расширялись помимо воли.
- Простите, мы, кажется, не представлены, - сказал призрак, захлопнув книгу. – Честь имею, Скорпиус Гиперион Малфой. Мой двоюродный дедушка приходился вам крестным отцом.
Гарри выдохнул. Теперь он видел различия: более густые брови и выдающийся подбородок.
- Гарри Поттер, - сказал Герой, протягивая руку.
Скорпиус посмотрел на него как на идиота, но руку, все же, пожал.
- Вы здесь с Алом? – спросил мальчишка с затаенной надеждой.
- Ты знаком с моим сыном?!
В этом не было ничего удивительного, если не представлять тринадцатилетнего себя, болтающего с Люциусом Малфоем.
- Мы дружили какое-то время, - неохотно уточнил Скорпиус.
- А теперь, стало быть, не дружите? – Гарри не знал, как реагировать на столь шокирующую информацию.
- Видите ли, мне нравится Роза Уизли. Видимо, Алу она тоже нравится. Вы не могли бы его вразумить?
- «Вразумить»?! – Гарри Поттер смотрел на Скорпиуса Малфоя с недоумением.
Скорпиус Малфой ответил взглядом, преисполненным надежды.
- Я знаю, вы считаете себя полукровкой, но ваша чистота крови никогда не внушала Темному Лорду каких-либо сомнений. Понимаете, родиться в семье волшебников не совсем то же самое, что иметь родителя маггла.
- Откуда ты знаешь? – Гарри чувствовал, что осип. Он пытался справиться с голосом и не мог.
- Я же волшебник! – Скорпиус был явно недоволен тем, что его не дослушали до конца.
- Про Темного Лорда, - уточнил Герой.
- Думаете, мой отец протянул бы вам руку, будь это иначе? – мальчишка закатил глаза, после чего продолжил менторским тоном. - Мы, чистокровные волшебники, весьма щепетильны в вопросах вырождения крови. Магическое сообщество достаточно замкнуто, чтобы все мы находились друг с другом в относительном родстве. Вот почему свадьба между кузенами считается моветоном, допустимым лишь из соображений фамильной выгоды.
- Фамильной выгоды? – тупо переспросил Гарри. Он уже чувствовал приближение мигрени, но еще пытался сопротивляться.
- Например, наследство, - терпеливо пояснил Скорпиус. – Чтобы удержать в семье недвижимость на площади Гриммо, моя мать или кто-нибудь из ее сестер должны были составить партию Регулусу Блэку.
Прострел в виске заставил Гарри поморщиться.
- Хочешь сказать, я владею своим домом незаконно, потому что имя Сириуса было выжжено на фамильном древе?
- Процедура наследования учитывает сам факт наличия родственных связей, но взаимоотношения между выгодоприобретателем и наследодателем также могут быть приняты во внимание. Честно говоря, мой отец мог бы отсудить у вас дом, если бы хотел. Простите, пример неудачный, - Скорпиус понял, что сболтнул лишнее и попытался обогнуть Гарри, но не тут-то было.
Схватить мальчишку за ухо было не лучшей идеей, но уж что под руку подвернулось, за то и поймался.
- Так что там насчет Розы Уизли? – прорыдал Гарри, так как Скорпиус изловчился укусить его за руку. – Стало быть, она сгодится для обновления малфоевской древней крови?
- Я пока не говорил с отцом по этому поводу, - пропыхтел мальчонка в ответ. – Думаете, мои доводы прозвучат убедительно?
Скорпиус был точь-в-точь как Драко в его возрасте: такой же скользкий и верткий. Гарри без труда угадывал его маневры, потому что сын, как и отец, старался беречь руки и лицо.
- То есть ты хочешь, чтобы я отговорил своего сына ухаживать за кузиной? А взамен предлагаешь умолчать о своих соображениях в отношении моего дома?
- О, нет, отец никогда не причинит вам вреда без веской на то причины. С тех пор, как бабушка заговорила о доме в прошлом году, они едва обменялись открытками к Рождеству.
Гарри так растерялся, что ослабил хватку на ухе Скорпиуса.
Мальчишка пошатнулся и по инерции боднул обидчика в живот. Этот тычок был достаточно сильным, чтобы Гарри не удержал равновесие и завалил стеллаж.
От боли у него чуть искры из глаз не посыпались, но хуже было то, что он отчаянно, но тщетно пытался вдохнуть.
- Забавно будет, если я отбил себе легкие, - сказал Гарри отчетливо, но сам себя не услышал.
Привычные звуки «Флориш и Блоттс» обрушились на него почти сразу же, стоило Герою всерьез обеспокоиться – тихий шелест страниц и приглушенный ропот толпы, перекрываемый разъяренным «Гарри Джеймс Поттер!»
- О, кто к нам пожаловал! – восторженно плотоядный возглас Риты Скитер заставил Героя машинально вздохнуть и почувствовать: у него наконец получилось.
Странно, что Скорпиус никуда не смылся и даже помог своему обидчику сесть. Выглядел он испуганным, но держался лучше самого Поттера, которого едва не вывернуло при виде старой знакомой.
Растолкав своих читателей, Рита склонилась к нему, противно поскрипывая крокодиловыми полуботинками. Хоть они и подходили к ее ридикюлю, все равно смотрелись слишком вычурно. Цвет волос слегка изменился и был теперь не столько пепельным, сколько жемчужно-розовым. В сочетании с однотонной атласной мантией Скитер была похожа на цветочный бутон со сморщенным личиком вместо сердцевины. Рюши по краю мантии лишь усугубляли сходство, а ядовито-зеленые ногти – в цвет сумочке и обуви – могли сойти за шипы.
- Гарри Джеймс Поттер! – повторила Гермиона уже значительно спокойнее, выныривая откуда-то из-за органзового жемчужно-розового рукава.
- Ты назвала Розой не того человека, - прокряхтел Гарри, вставая на ноги.
- Гарри Поттер, дамы и господа! – возопила Рита Скитер, возвращая себе всеобщее внимание. Клацнули и вспыхнули колдокамеры, и в следующий момент Герой оказался в роли каната, перетягиваемого двумя непримиримыми неприятельницами.
Лицо Гермионы было суровым и сулило проблемы всем участникам неловкой сцены, которой Гарри заблаговременно хотел избежать. Рита Скитер, напротив, расточала свои насквозь фальшивые улыбочки, от которых Гарри уже подташнивало до того, как укачало между двух мегер. Пока подруга полыхала от раздражения, а лже-писательница – от предвкушения барышей, колдокамеры частили не хуже маггловских автоматов. Или маяков в шторм.
Гарри думал, что его и правда штормит, а дурацкие вспышки – как удары молнии. Вспышка – бездумные лица фанатов Скитер, только что слюну не роняющих себе под ноги, вспышка – испуганное лицо Джеймса, хватающего Ала за подтяжки, только бы не дать тому угодить в кадр, вспышка – и обеспокоенное лицо Ала, самоотверженно готового прийти на помощь отцу. Вспышка – улыбающееся лицо Лили, повисшей на папочке, вынуждая взять на руки, вспышка – Хьюго и Роза, опоздавшие на перехват мисс Поттер, отговаривают ее братьев от участия в фотосъемке.
Очередная вспышка едва не отправила Героя в нокаут: в глазах еще плясали круги, а в уши уже лился елейный голос с фамильными гласными.
- Я ограничен во времени, мисс Скитер, - тянул он. – Мой отец будет недоволен узнать, что вы заставили меня ждать. И кто тогда будет представлять вас по обвинению в диффамации?
Гарри, вероятно, ослеп от вспышек, потому что Скорпиус Малфой вроде как подмигнул ему. Или типа того. Пока Скитер надиктовывала своему принципиарному перу дарственную надпись.
- Это ведь был сын Драко Малфоя, Гарри? – Гермиона выволокла друга на улицу. – Отличная работа, Лили, - она отобрала у него дочь и поставила на землю.
Ал с Джеймсом обменялись многозначительными взглядами и обнялись.
- Я чего-то не знаю? – Герой нахмурился.
Он чувствовал себя выпавшим из круга доверия – его близкие люди общались друг с другом без слов, и только он не понимал, о чем идет речь в их безмолвном диалоге.
- Мы отрабатывали это, - нехотя сказал Джеймс. – Папарацци и все в таком духе. Мама знает, как ты не любишь, когда газетчики лезут в твою личную жизнь. Не знаю, с чего она взяла, что мы являемся ее частью…
- Джеймс хочет сказать, что мы любим тебя и не будем обузой, если ты вдруг захочешь ответить нам тем же, пап, - Ал сжал в объятиях Лили и смотрел на отца поверх ее рыжей головы.
Малышка явно была испугана своей собственной смелостью. А может, скрывала триумфальную улыбку?
«И кто поймет этих женщин», - подумал Гарри, когда сгреб в охапку обнимающуюся парочку. Ал смотрел на него - застенчиво и польщено. Лили тоже запрокинула голову. И похоже, она все-таки улыбалась.
- Джейми? – позвал Герой с надеждой. Тихонько, чтобы не спугнуть свою удачу.
Тот сделал вид, что колеблется, но присоединился к хороводу родственников без возражений.
- Гермиона? – Гарри вопросительно приподнял бровь и обнаружил Хьюго и Розу, вжимающимися спинами в мать. Гермиона обнимала их, похлопывая руками по груди: сына – левой, а дочь – правой, как бы говоря всем желающим, что ее объятия заняты.
- Не смотри на меня так! Мои дети тоже живут по правилам. Мы с тобой публичные люди, обвинитель. Это лучшее, что мы можем сделать для себя и для наших детей.
- Жить по правилам?
- Нравится тебе или нет…
Гарри кивнул и облизнулся, пробуя мысль на вкус. У мысли был привкус пота. Если Гарри нервничал, пот всегда выступал у него над верхней губой, а во рту, напротив, пересыхало. Герою это не нравилось. Категорически. Как и многое другое в его жизни публичного человека.

***
- Это чертовски плохая идея, дружище! Я хочу сказать, нас и так тут много, сам подумай. Сначала Джордж, потом я, Чарли с Перси, а теперь еще и ты!
- Значит, если я уступлю своё место Гермионе, все уладится? – Гарри улыбнулся, глядя, как лучший друг сначала бледнеет, а потом покрывается несимпатичными красными пятнами.
- Лучше вам обоим отправляться по домам, - Рон внезапно скрестил руки на груди и уставился на Гарри сверху вниз, вздернув подбородок.
- Это как-то связано с тем, что твои братья со мной не разговаривают? – осторожно спросил Герой.
- Довольно неловкая ситуация, ты так не считаешь? – Рон пожал плечами и немного расслабился, но его подбородок все еще был задран, а руки скрещены, так что Гарри не обольщался.
Он стоял посреди огромного сада Уизли, и лягушки по-прежнему квакали в здешнем пруду, бередя воспоминания и радуя слух.
- Я рад, что ты не присоединился к моему бойкоту, - Гарри тоже пожал плечами, нарочно повторяя движение Рона. Иногда это помогало облегчить взаимопонимание, правда, не тогда, когда кулаки сталкивались в воздухе – бывало и такое.
- Ты только подливаешь масла в огонь, дружище! Зачем тебе это?! – Рон опустил руки, но тотчас ударил тыльной стороной правой ладони о подушечки пальцев левой. Звук получился хлестким и неприятным. Даже лягушки заткнулись и прислушались.
- И раз уж мы заговорили о бойкоте, - продолжил Рон в наступившей тишине, как ни в чем не бывало, - сам знаешь, я бы никогда… Я хочу сказать, проблемы сами собой не рассасываются, если их замалчивать. Так или не так?
Гарри неопределенно кивнул. Лягушки снова заквакали, явно не соглашаясь с друзьями.
- Я еще немного сержусь на тебя за то, что испортил мне вечер с Ромильдой, - Рон покачал головой, словно не желая слушать оправданий, но Гарри и не оправдывался. Он с возмущением поглядывал на Рона, иронично приподняв бровь. – Понимаешь, мы с Гермионой… с твоей стороны было совсем не круто влезать в это. Я ведь не загонял тебя пинками под юбку Джинн, когда все кончилось?! И теперь я так чертовски испугался за тебя, что даже не могу нормально злиться, хотя ты этого и заслуживаешь. Дело не только в том, как ты обошелся с моей сестрой или я обхожусь с Гермионой, дело в том, что ты можешь сунуть меня в камин и послать по одному тебе известному адресу. Кто я, по-твоему, хренов бладжер?!
Рон сжал кулаки и вперил в Гарри тяжелый взгляд. Последний вопрос он прокричал, хоть тот и был риторическим. Лягушки снова заткнулись, а Гарри приготовился уклоняться от пара, который грозил повалить у друга из ноздрей, уж очень характерно они раздувались.
- Я догадывался, что ты злишься, но и подумать не мог, в чем тут дело, - Гарри вздохнул и сунул руки в карманы джинсов – подальше от искушения разодрать заусенца в кровь. – Теперь, когда ты так об этом говоришь, я понимаю, что был неправ, но и ты пойми! Вы с Гермионой хотите, чтобы нашему трио пришел конец. Звучит забавно, но в вашем разводе я самая что ни наесть пострадавшая сторона! Я должен соблюдать кучу правил и постоянно думать о том, как бы не наступить на чей-то любимый мозоль. А главное, я всегда виноват, что свожу вас вместе. Думаю, я просто не в состоянии воспринимать по отдельности то, что первоклассно сочеталось долгие годы. Из-за этого я постоянно отгребаю от кого-то из вас. Вы так стараетесь отделиться друг от друга, что совсем не учитываете в этом деле мой интерес. Ну извините, что у меня потрясение основ по такому незначительному поводу: за что купил, за то и продаю. Моя семья развалилась, а теперь еще и вы на ножах. Все, что важно для меня, превращается в прах и говно, а я никак не могу сменить приоритеты! Надо быть более маневренным и менее принципиальным? Жаль, в детстве не было никого, кто бы мне на это намекнул! Кроме, разве что, Люциуса Малфоя. Как думаешь, мы бы выиграли войну, воспитай я в себе столь важные качества?!
Когда Гарри перестал сжимать и разжимать кулаки в карманах своих серых брюк и решился, наконец, посмотреть на Рона, тот стоял, пораженно разинув рот, и смотрел на друга с выражением благоговейного ужаса на лице.
Гарри выругался, осознавая, что его занесло. Рон и Гермиона действительно были его первыми и лучшими друзьями, но они всегда соблюдали личные границы друг друга, и Гарри никогда не был настроен предаваться воспоминаниям из чулана. Как только он возвращался в Хогвартс, насущные проблемы магического мира обрушивались на него, грозя похоронить под завалом. Это были старые шрамы, которые иногда чесались, но не более того. К сожалению, плохо зарубцованные, именно они стали определяющими судьбы и поступков Героя. Иногда Гарри прямо-таки жалел, что не пожал руку Драко на первом курсе. Насколько проще было бы сталкиваться с коррупционными схемами и прихлебательством в министерстве сейчас, зная об этом с самого детства.
Дружба с Роном и Гермионой была сильна, но не выдерживала критики. Друзья менялись на изломе, с фатальным опозданием, потому что не могли продолжать в том же духе, а Гарри мог и хотел. Как бы ни было тяжело. Ибо новшества были кардинальными и бесповоротными, как стихийное бедствие, а главное - разрушительными для всех, кого они затрагивали. Единственной константой в новом мире из переменных оставался Драко Малфой со своей ненавистью, и Герой цеплялся за нее, как за спасательный круг.
Гарри хотел бы не умом, а сердцем понимать, что друзья не обязаны быть такими же терпимыми, как они с Джинни, что выражать эмоции лучше, чем подавлять. Но все они были публичными людьми, ролевыми моделями, а это к чему-то да обязывало.
- Вообще-то, я собирался поблагодарить тебя за встречу с семьей, - Рон прокашлялся и посмотрел на Гарри виноватым взглядом, - но решил не портить воспитательный момент и оставить это маленькое признание напоследок. Хоть Гермиона и не была в восторге от моего появления в пьяном виде, а я сам едва не сгорел со стыда, мы хотя бы поговорили, да и дети были очень напуганы. Я скучал по ним, Гарри, и они скучали по мне…
Прилетевшая оплеуха прервала рассказ Рона, и так подходивший к концу. Тренированное тело аврора инстинктивно сгруппировалось и выбросило вперед кулак.
- Вот те раз! Извини, дружище! – промямлил Рон, оценив нанесенный ущерб.
Но Гарри лишь улыбнулся, потирая рассеченную бровь. Один удар ребром ладони - и вместо пара из ноздрей у Рона пошла кровь. Он попробовал оттолкнуть Гарри ногой в живот, все еще зажимая нос, но тот поймал друга за щиколотку и опрокинул на землю. Рон не растерялся и увлек Гарри за собой, перепачкал кровью и себя, и его, получил кулаком по печени, но поймал Героя за запястья и встряхнул. Гарри рыкнул, сдавил Рона бедрами так, что у того ребра хрустнули, получил коленями по спине и повалился на друга, выбившего воздух из его легких. Какое-то время оба катались по траве, изображая клубок. Рон пришел в себя первым, тронул Гарри за плечо и получил вполне беззлобный тычок в живот – плечо саднило после встречи со стеллажом.
Рон хихикнул – ему было щекотно – и подергал Гарри за неосмотрительно подставленное ухо.
Герой выругался и ущипнул его за правый сосок, но получил щелбан и выпрямился, опершись руками о широкую аврорскую грудь. Рон, недолго думая и похабно подхихикивая, ритмично колыхнул бедрами. Опрокинутый в исходное положение, Гарри треснулся лбом об упрямый подбородок лучшего друга, зашипел и укусил его за шею. Когда он снова сумел подняться над Роном на вытянутых руках, тот еще немного морщился, но поединок не продолжал.
Какое-то время Гарри просто смотрел на друга. Это было нелегко, так как кровь из рассеченной брови заливала глаза. Она скапливалась в ямке на подбородке и капала Рону на нижнюю губу.
Не задумываясь о последствиях, Гарри быстро наклонился и лизнул влажное пятно. Рон выдохнул, и секунду спустя они уже целовались. Вернее, Гарри яростно исследовал рот своего лучшего друга, который просто лежал под ним и ничего не делал, позволяя чужому языку вылизывать свое небо.
- Ладно, это не ты, хотя ты мог бы.
Поцелуй прервался так же резко, как начался, и даже прежде, чем Рон впечатал кулак Гарри в ухо.
- Я не стану спрашивать, что это значит, - милостиво обещал он, едва не расплющивая костяшки об умелый геройский блок.
Гарри оттолкнулся, перекатился и лег на спину. В небе над ними сгущались сумерки, а листва шелестела от ветра. И только лягушки квакали, как ни в чем не бывало. Герой зажмурился, щелкнул пальцами и исчез, оставив друга недоумевать в одиночестве.

***
Меньше всего Герой рассчитывал увидеть пустой холст в нарядной раме на своем законном месте.
- Мерлин, Гарри, что с тобой стряслось? – Гермиона сидела в его кресле и читала его «Квиддич сквозь века». Вверх ногами!
Герой почувствовал себя так, словно Яксли опять сломал «Фиделиус», и дом превратился в проходной двор.
- Гермиона, это моя спальня, какого дементора ты здесь делаешь… с портретом Финеаса Найджелуса?!
- Сексуально домогаюсь своего лучшего друга? – женщина повела плечиком, и Герой инстинктивно попятился.
- За кого ты меня принимаешь?! – понимая, что ее воспринимают всерьез, Гермиона покраснела.
- Ты даже не спросила, как я себя чувствую! А ведь я опрокинул стеллаж, едва вышел из госпиталя! Кто ты такая и куда девала мою подругу, Гермиону Грейнджер?
- Ты поднял руку на ребенка! Я уж молчу о том, на кого именно. Вспомни Клювокрыла, Гарри! А теперь представь себя на его месте! – Гермиона уперла руки в бока, игнорируя воинствующий вид собеседника. – И да, я не задавала глупых вопросов, я сделала лучше.
- Снова здравствуй, - Невилл появился у Гарри из-за спины. – Нужно поговорить.
Герой вздрогнул – не столько от неожиданности, сколько от вкрадчивых интонаций, не суливших ему ничего хорошего.
- Но сначала осмотр, - Гермиона была сама строгость, несмотря на легкомысленную мантию – колокольчик, обнажавшую не только спину, но и живот.
Полчаса спустя Гарри щурился от крови, заливавшейся в глаз из рассеченной брови, но послушно следил за раскачивающимся у Невилла в руке медальоном.
- Скрещенные кость и палочка на цепочке из червонного золота. Ты банален, дружище, ты знал об этом?
Кикимер, встречи с которым Гарри жаждал избежать, аппарируя прямиком в свою спальню, причитал и бился головой о каминный экран.
Гермиона лишь качала головой, не вступая с домовиком в пререкания.
- Хозяин Гарри совсем не ценит Кикимера. Так и жизни лишиться недолго. Вряд ли дети хозяина станут жить в старом доме. Кто же повесит мою голову рядом с другими, если не Гарри Поттер?
- Ну хватит уже, Кикимер, - взмолился Гарри. – Сходи на кухню, приготовь что-нибудь!
Домовик оживился – его длинные рваные уши свернулись спиральками – недавняя привычка, говорящая о крайней степени экзальтации.
- Ваши гости будут ужинать с вами, сэр?! – восхитился Кикимер.
- Я думаю, я бы выпила кофе прямо сейчас, - Гермиона подмигнула опешившему Герою. – Чтобы не заснуть в ожидании ужина.
- Кикимер сварит кофе для госпожи! – просиял домовик. - Печеное яблоко?
- Я подумывала о пудинге, - Гарри вымучено улыбнулся Гермионе, заставшей эльфа врасплох.
- Феликс Фелицис, - прошипел Невилл, как только голоса их стихли за дверью. – Ты совсем обдолбался, Поттер?
- Я-то думаю, что за муха тебя укусила! – усмехнулся Гарри. – Ну не безоарами же толчеными было ее кормить? Медовая вода вызывает дефицит калия – для спортсменки не вариант.
- А Феликс Фелицис – прямая дорога к дискредитации! Ты хоть понимаешь, что ей придется оставить игру навсегда?! Потому что как только об этом станет известно, а об этом станет известно…
- Я же ясно дал понять: никакого освидетельствования, так какого черта?! – Гарри зашипел, когда Невилл ткнул волшебной палочкой в его многострадальную бровь.
- Эпискеи!
- Как ты узнал?
Два побратима смотрели друг на друга со всевозрастающей неприязнью.
- Внутренняя среда организма меняется после каждого употребления, - Невилл первым нарушил молчание. - И, к твоему сведению, она действительно отравилась чем-то, что не понравилось продуктам распада Феликс Фелицис в ее крови.
- Да, но я не поил ее Феликсом больше двух лет! – запротестовал Гарри.
- Это не имеет значения. Я же сказал: среда организма необратимо меняется. Ты не сможешь скрыть от Комитета по квиддичу даже единоразовый допинг. А ведь есть еще Евролига, не говоря уж о национальной. Бедняжку затаскают по судам!
- Не затаскают, - Герой не удержался от самодовольной улыбки. - Я нанял Малфоя.
- Ты?! Что?! – у Невилла чуть глаза из орбит не вывалились, но тут в комнату без предупреждения вошла Гермиона.
- Кикимер сервирует ужин на троих, - радостно объявила она. – Ждем вас в столовой, как только закончите.
- Ты головой не ударялся? – осведомился Невилл, дождавшись, когда Гермиона притворит за собою дверь.
Герой смерил его вопросительным взглядом и неодобрительно закачал головой.
- Не в том смысле! Я имею в виду недавно.
Гарри задумался, а Невилл положил ладони ему на скулы и оттопырил нижние веки.
- Сегодня два раза. Как минимум. И два дня назад приложился о бортик ванны. А что?
- То-то Сепсис меня переспрашивал о сотрясении мозга, - хмыкнул Невилл, озираясь в поисках врачебного чемодана.
- Сепсис спрашивал обо мне? – Герой не удержался от довольной улыбки.
На секунду ему показалось, что Невилл сейчас выдавит ему глаза, но тот лишь поджал губы и опустил руки.
- Я не могу остаться на ужин, - сказал колдомедик, подхватив с пола свой чемодан.
- Ну, я тебя не приглашал, - жестко сказал Гарри, которого подобные перепады настроения настораживали, и добавил совсем другим, дружелюбным тоном:
– Но пригласил бы, будь у тебя возможность.
Невилл кивнул, надел свою цепочку и метнулся к камину. Сквозь треск поленьев Гарри с некоторым трудом различил название пункта его назначения – Коукворт, Тупик Прядильщика, дом Снейпов.

***
Ремонтом столовой руководила Джинни. Именно ей Гарри был обязан ужасными обоями гриффиндорских цветов и деревянными панелями с позолотой. Единственная дань хозяину – старый мрачный, похожий на гроб, буфет Блэков. История с пауками, которыми он кишел, до боли напоминала историю с садовыми гномами Уизли. Герой несколько раз убеждал маленьких постояльцев убираться подобру-поздорову, но те всегда возвращались, пользуясь его снисходительностью.
И когда визг подруги достиг третьего этажа, Гарри подозревал, что в этой его снисходительности весь сыр-бор.
Он подоспел очень вовремя: подруга уже готовилась приложить кофейником одного из паучков размером с ладонь.
- Поставь на место, - потребовал Гарри тоном, не терпящим возражений. – И не разбей! Это Блэков.
- Прошу прощения, Дарси, - обратился он к пауку. – Соблаговолите возвратиться в буфет.
Паук послушно зашевелил ножками в указанном направлении и вскоре был таков.
– Моё почтение матушке Барабе, - едва ли не пропел Герой, прежде чем аккуратно притворить за ним дверцу буфета. – А также - Кокки, Паркеру, Шелоб, Унголу, Ллос и, конечно же, дедушке Горацию, - промурлыкал он в оставленную щелку.
- Не знала, что ты разводишь пауков, - Гермиона поежилась.
- Чем больше узнаю людей, тем больше я люблю животных, - продекламировал Гарри. – Кстати, о пауках. Я вот тоже не знал, что в доме Снейпов кто-то живет.
- Хочешь, чтобы я навела справки? – оживилась Гермиона.
Гарри ей подмигнул:
- Хочу, чтобы ты не врывалась ко мне как к себе домой, когда я тут могу черти чем заниматься.
- Ага, например, пауков разводить, - Гермиона грохнула кофейником о стойку буфета, но Гарри и бровью не повел.
- Я серьезно, - сказал он, - пора разнообразить свою личную жизнь. Кикимер, - прикрикнул Герой на домовика, истязавшего себя неподалеку. – Сколько раз повторять?! Не заправляй уши в батарею!
- Хозяин сердится. Кикимер должен был присмотреть за его пауками. Миссис Уизли напугана – это вина Кикимера…
- Хватит, я тебя прощаю, - великодушно перебил Гарри. – Мы поужинаем в моей спальне, подальше от пауков и твоего нытья. Не беспокой нас, будь добр, - с этими словами Герой левитировал со стола блюдо с закусками.
Гермиона покраснела, а Кикимер забубнел что-то вроде «Миссис Уизли – жена Рона Уизли, лучшего друга Гарри Поттера», но Герой и глазом не моргнул. В глубине души он, конечно же, был потрясен тем, что эльф соотнес его желание выманить Гермиону из столовой с намерением разнообразить личную жизнь. Но значительно пикантнее было понимание того, что бракоразводные бумаги Рональд с Герми не подписали. Воистину: хочешь узнать что-нибудь о законности акта гражданского состояния в магическом мире – спроси у домовика.

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>
сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

август 2018  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.09.18 19:46:23
Не забывай меня [1] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.09.15 17:08:33
Рау [0] ()


2018.09.13 23:59:17
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.13 10:43:39
Хроники профессора Риддла [585] (Гарри Поттер)


2018.09.11 23:06:13
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.09.10 23:07:00
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


2018.09.10 12:56:28
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.09.09 14:23:00
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.07 11:09:44
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.09.04 20:51:57
Дамблдор [2] (Гарри Поттер)


2018.09.03 22:22:17
Прячься [1] (Гарри Поттер)


2018.09.01 15:22:06
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.08.31 23:59:52
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.30 15:14:36
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.08.29 15:09:49
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.08.24 12:35:06
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.08.21 16:32:11
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.08.17 17:52:57
Один из нас [3] (Гарри Поттер)


2018.08.14 12:42:57
Песни полночного ворона (сборник стихов) [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 22:06:53
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.08.09 11:34:05
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.08.07 23:34:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.08.06 14:00:42
Темная Леди [17] (Гарри Поттер)


2018.08.06 08:40:07
И это все о них [3] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.