Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Сенсация! Неожиданный анекдот-кроссовер!

Как-то мадам Помфри уехала, и замещать её в больничном крыле оставили профессора Снейпа. И вот, вместо уже надоевших Поттера, Малфоя и Дамблдора приходит вдруг к нему на лечение совершенно незнакомый человек.
-Вы, прошу прощения, кто?
-Я доктор...
-Хаус?
-Да нет, Джекилл. Ну, Вы же знаете, да? Я провел на себе эксперимент и в моем разуме поселилось средоточие чистого зла - мистер Хайд, то есть. Терзает меня постоянно, в покое не оставляет, ругается у меня в голове последними словами! Медицина моей вселенной в данном случае бессильна - викторианская Англия, Вы же понимаете. Вот и решил обратиться за помощью к Вам.
-Значит, Вас раздражает его ругань?
-Да, да. Я сам очень интеллигентный человек.
-Ну, что ж... Я Вам, конечно, помогу. Но поскольку Вы, уважаемый, по нашему фэндому не проходите, и неясно вообще, какой больной поместил нас в один анекдот - Вы будете обязаны заплатить мне вот эту сумму. - И Снейп протянул Джекиллу листок бумаги с цифрами.
-Сколько-сколько? Профессор... А знаете, что сейчас сказал мистер Хайд?

Список фандомов

Гарри Поттер[18336]
Оригинальные произведения[1182]
Шерлок Холмс[711]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12453 авторов
- 26876 фиков
- 8374 анекдотов
- 17260 перлов
- 640 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Фейри

   Глава 3
После той комы жизнь действительно изменилась, стала если не проще, то интереснее. Языки, которых она не знала до ДТП, способность делать все это с информацией, с предметами, умение запоминать все детали до единой. Казалось, это был рай.
Так Фицрой, а тогда еще Браун, и думала. Но родители и старший брат были в ужасе и панике.
Мать, бывший сотрудник сверхсекретной организации, грешила на преследование правительства, отец, крупный юрист, боялся конкурентов или недовольных клиентов, и только старший сын Браунов, Питер, боялся исключительно за судьбу сестры.
Старше Венди на восемь лет, он понимал, во что может вылиться новый дар для нее самой и для семьи. И не важно, жили бы они в Бостоне, откуда был родом и где работал отец, или в Манчестере, где жила мать, в любом случае, вскоре о таланте чудо-девочки непременно заговорили бы все газеты.
Вот только сама Венди, обрадованная способностями, не желала слушать ни родителей, ни любимого старшего брата, ни тем более думать о судьбе младшего брата, Джошуа, которому было семь и который не понимал и понимать не хотел никаких будущих проблем.
Не понимала и Венди как раз до двенадцати с небольшим лет, когда началось половое созревание и девочка становилась девушкой.
Резкие смены настроения, грубость, откровенная агрессия… и плюс – непонятно откуда взявшаяся дикая головная боль, разрывающая череп. Если учеба теперь была слишком легкой, а одноклассники открыто завидовали славе и таланту Венди, первым тревогу забил как раз Питер.
Именно он нашел и как-то связался с представителем занятной внеправительственной организации, уговорил посетить их семью и помочь сестре, способность которой стала неуправляемой и усилилась до еще одной крайне опасной черты, пересечь которую было просто опасно.
И вот тогда семья сорвалась с места и поехала в Штаты, откуда перебралась в Канаду, в Управление по научным исследованиям и разработкам в группу профессора Коннора Дойла, человека бесконечно терпеливого и умеющего находить общий язык с любым подростком и взрослым с любым даром, включая и тот, что развивался у Венди Браун.
Два с половиной года Венди жила под бдительным присмотром ученых и лично профессора Дойла, училась контролировать и выплескивать энергию во внешнюю среду, а ее дар эхолокации, уникальный дар узнавать не просто прошлое по биополю или картинке, а способность видеть четкую картинку всех деталей во всех ракурсах, со всех сторон и даже понимать причины, приведшие к чему-либо, уже давал заметные плоды в некоторых делах Управления. Уже не ясновидение, уже не только телепатия, но что-то совершенно новое, присущее только Венди.
Два с половиной года пролетели быстро. Теперь Венди и сама понимала опасность разглашения ее секрета миру. Юная девушка, способная знать буквально все и обо всем могла бы быть замеченной не теми людьми. И когда семья Браун простилась с профессором и Управлением, Венди прилетела в Манчестер обновленной, совершенно обычной девочкой-подростком, потерявшей и свой дар, и знание языков, и даже умение решать сложные задачи.
Ничто не предвещало беды, семья обрела долгожданный покой, но жизнь расставила приоритеты спустя некоторое время, когда Венди начала встречаться с мальчиками и вести половую жизнь.
Способности как будто действительно утихли, а потом вернулись с ужасающей силой.
Родители не сразу поняли, что с дочерью снова беда, Венди теперь и сама старалась скрывать правду, но заметил Питер и снова попытался связаться с Дойлом… но уже не вышло.
Бледное лицо брата еще долго стояло перед испуганной девочкой, осознавшей, что ее друга, наставника, мужчины, к которому она испытывала первые романтические чувства, больше нет. Что группа распалась. Что, наконец, больше просто некому помочь и придется справляться самостоятельно.
Кое-как она держалась, храня секрет от младшего брата и родителей, глотая таблетки от головной боли горстями и запивая их энергетиками, потому что спать стало так страшно, что она просыпалась с криком и больше не могла заснуть.
Всегда смерть. Всегда только смерть всего живого на всей планете. Ничего другого. Ни одной красивой картинки. Все сны были наполнены только смертью, криками боли людей и стоном планеты.
Она уехала, едва закончив школу, продолжая поддерживать контакт с семьей и братьями.
Снова обычная студентка колледжа, ничем не примечательная, симпатичная, но не более того, она шла своей дорогой, следя за тем, что происходит в мире и в семье. И если мир худо-бедно жил и без нее, в семье все осложнилось.
Питер решил пойти служить по контракту, отдав обязательный долг стране. Гражданская жизнь казалась молодому мужчине слишком пресной, хотелось делать что-то великое, оставить след в истории, что и удалось, когда он дослужился до звания капитана к тому времени, когда по контракту пошел и Джошуа.
И момент, когда братья возвращались домой, был для семьи Браунов самым счастливым.
Тогда Венди и познакомилась с англичанином Генри, близким другом Питера и начальником Джошуа.
Пара лет свиданий, откровений, которые не испугали Генри, а потом громкая свадьба со всеми сослуживцами братьев и Генри. А потом новое задание для всех троих – Ирак, обстрел, ранение Питера, который чудом выжил и готовился вернуться в бой, через неделю смерть Джошуа от осколков гранаты, следом – Генри, доставленного в госпиталь в тяжелом состоянии и погибшего от слишком большой кровопотери, а затем взрыв вертолета, на котором летел Питер и его группа...
И конец мирной жизни для всей семьи Браун и для одной Фицрой.
В Бостоне чуть не началось землетрясение, когда Венди узнала о гибели братьев и мужа. Жертв было бы слишком много, поэтому она замкнулась в себе, улетела в Манчестер, где делала карьеру копа, и снова стала пить таблетки и глотать энергетики, чтобы забыться в работе.
Питер был единственным, кто слишком хорошо понимал сестру, Генри был единственным, кто мог выдерживать ее силу, Джошуа… Джош был тем, о ком Венди думала в первую очередь, не желая навредить тем, кто был рядом. Всегда младшая сестра для одного и старшая для другого. Идеальная жизнь, которой не стало. Молодая вдова, похоронившая все чувства ко всем мужчинам, отныне видевшая в каждом только сиюминутную возможность удовлетворить желание секса.
Только работа, а дома пустота, тишина и то единственное, ради кого Венди и приходила домой в принципе – золотая рыбка, безымянное существо, которому не было никакого дела до хозяйки и ее проблем.
Работа в Манчестере давала чувство стабильности, отчасти покоя, защищенности, но шеф выдал распоряжение откуда-то сверху о том, что именно его лучшего ди-ай желают видеть в Лондоне в Новом Скотланд-Ярде, что означало, что отныне о спокойной жизни, наполненной редкими головными болями, можно будет забыть.
Лондон манил кого угодно, только не Венди, но работа везде работа, преступность Лондона не сравнима с тем, что творилось в Манчестере, ехать все равно пришлось, а скандал, которым она пыталась заставить начальство отменить приказ, чуть не стоил жизни рабочим на кране на ближайшей стройке, когда тот начал крениться и чуть не рухнул.
И вот уже в Лондоне пришлось начать все с начала, не ожидая ни от кого помощи и тем более не рассчитывая получить ее от влиятельного политика, старшего брата знаменитого самопровозглашенного гениального детектива, о котором болтали даже в стенах родного управления полиции Манчестера.
И вот теперь, когда Майкрофт Холмс лично предложил помощь практически ничем не примечательному детективу Ярда, вопрос встал уже не о том, принимать ее или нет, а о том, смог бы этот человек выдержать то, о чем имел смутное представление, потому что и профессор Дойл однажды сильно рисковал не только карьерой, но и жизнью, чтобы помочь своей подопечной.

Джон позвонил утром, извиняясь, сообщив, что телефон был временно недоступен в силу того, что Шерлок развернул кипучую деятельность, пытаясь добиться признания от одного наркомана того, что тот намеренно заражал своих половых партнеров ВИЧ, а не сам пал жертвой чьей-то беспечности, как пытался доказать испуганным женщинам, получившим результат анализов в диагнозом, от которого почти у всех началась истерика.
- Все нормально, капитан… то есть, Джон, - заверила Фицрой. – Я все понимаю.
- Я хотел отправить смс, предупредить, но Вы же понимаете теперь, что жизнь с Шерлоком Холмсом – как русские горки. Вот сидишь дома и подбираешь галстук, а через миг тебя хватают за руку и буквально тащат чуть ли не канализацию, где оглушают, связывают, бьют и пытаются заразить ВИЧ.
- Могу представить, - вздохнула Фицрой. – Вернее, не скажу, что могу, но пытаюсь. И как, не успел заразить?
- Думаю, нет, но я на всякий случай сдал анализ крови утром, - ответил Джон.
- А Ваш неугомонный друг?
- И его заставил. Если б Вы только знали, как же это тяжело! Проще уговорить ребенка пойти к нелюбимой бабушке, чем Шерлока – пойти к врачу и сдать кровь на анализ.
- Он так боится игл?
- Если бы. Он обожает больницы, врачей, иглы… по понятной причине… но он не любит ждать результатов, потому что считает, что сделал бы все в разы быстрее. И да, кровь пришлось брать мне, потому что он нагрубил медсестре, лаборанту, пытался и главврачу… в общем, мне пришлось пойти на хитрость.
Фицрой нахмурилась.
- Очень надеюсь, что Вы не пообещали мистеру Холмсу принести одно из дел полиции.
- Увы, - вздохнул Джон так тяжко, что стало ясно – дело было бы спасением. – Мне придется мыть посуду неделю после всех его экспериментов дома. Вы бы видели, какой он устраивает бардак!
- Надеюсь когда-нибудь увидеть, - усмехнулась Фицрой. – Я приезжала к Вашему дому, но поскольку вас обоих не было дома, я не стала заходить.
В этот момент в двери показалась голова Салли.
- Шеф, отчеты, - коротко произнесла сержант, зайдя в офис чуть ли не на цыпочках, положила кипу документов и так же тихо вышла.
- Джон, прошу меня простить, - тут же прервала беседу детектив. – Меня ждет не менее увлекательное занятие с кучей бумажек, которые нужно разобрать. Может, выпьем кофе как-нибудь на днях?
- Как насчет в перерыве в обед? – предложил Джон.
- Не откажусь, - улыбнулась детектив и тепло простилась с собеседником, принявшись читать все отчеты.

Вечером Фицрой почему-то захотелось снова увидеть помощницу мистера Холмса-старшего или его самого, но у здания Ярда было пусто, что означало, что Холмс в самом деле не торопился и не торопил.
Оно и правильно – ему-то это незачем, для него это возможность понять, как, где и сколько раз можно использовать крайне полезного человека, к которому у него возможен близкий допуск. По крайней мере, так думала сама Фицрой, не зная, что думал Холмс и думал ли что вообще.
Одно было понятно, как божий день – доверять такому было опасно для жизни не только потому, что человек, говоривший всем, что у него всего лишь скромная должность в правительстве вместо того, чтобы прямо сказать, что он и есть правительство, мог узнать силу эхолокатора детектива, но и потому, что, несмотря на свое положение, все эти статусы, стену, которую он возводил от всего живого, он был живым человеком, мужчиной с реальными потребностями, а Фицрой была, в свою очередь, таким же обычным живым человеком, женщиной, которая умела не только то, что умела, но и могла нравиться, как женщина, интересовать, интриговать, наконец, что она и ощутила в первый же миг, как увидела Холмса в ресторане.
Он был заинтригован ей сначала, как объектом и возможностью его использования, но потом и как человеком, и как женщиной в том числе.
Холодный, равнодушный человек был таковым вынужденно, самостоятельно взращивая в себе зерна пренебрежения к тем, кто, по его мнению, умственно был наравне с грибами или мокрицами. Впрочем, если кто и понимал его тяготы жизни, так это Фицрой, далеко не гениальная сама по себе, а ставшая чуть более отличимой от серой людской массы благодаря ДТП в детстве и проснувшимся сверхспособностям.
Холмс был слишком темной лошадкой… но он интриговал куда больше капитана Ватсона и даже прославленного Шерлока Холмса. И это была большая проблема.


С кофе не заладилось с самого начала и продолжало не ладиться и дальше. Сперва пришлось возиться с отчетами по отделу, потом с расследованием, затем просто не хотелось никуда ехать и даже выходить из офиса, а потом, через неделю, когда Джон снова зашел в Ярд, предложив выпить кофе на месте, раз уж все равно не выходит никуда вырваться, Фицрой не выдержала.
- Простите за настойчивость, Джон, но… не хочется Вас разочаровывать, простите, если это обидит Вас…
- Это не свидания, - понял он, не став затягивать с долгими объяснениями, хотя где-то внутри больно царапнуло отголоском – Шерлок сразу сказал, что она и Джон слишком разные, что ничего не выйдет и даже кофе вместе будет чудом из чудес, если вообще случится. – Все в порядке, Венди.
Она скользнула по нему взглядом, отметив ставшую более напряженной позу, погасшую улыбку, слишком натянутую и похожую на маску, пропавший блеск из глаз.
Обиделся. Еще бы, услышать такое в лицо, без всех хороводов, какие подобают в таком щекотливом случае, как разговор о самолюбии мужчины.
- Простите, Джон, - еще раз повторила Фицрой. – Я не Лестрейд, я просто… просто я не тот человек, с которым обычно хотят ходить пить кофе по дружбе. То есть… я не в том смысле…
- В том, что рано или поздно дружба перерастает в секс? – поддержал Джон.
- Боюсь, что так, - вздохнула она. – И предлагает его не мужчина.
Джон чуть заметно приподнял брови, но ничего спрашивать не стал.
Да и что бы спросил, если и так понятно: одинокая женщина, молодая, активная, привлекательная, умная… вполне нормальная, словом, а нормальные женщины тоже, как и нормальные мужчины, звереют без секса. Такова природа, спорить с ней бесполезно и даже вредно.
Хотя, как подумал Джон, применимо конкретно к нему это было обидно, как будто хотеть можно было кого угодно, хоть подчиненного, хоть начальника, но встретиться именно с отставным военным доктором было сродни плевку в королеву.
- Я понимаю,- произнес он, старательно держа лицо.
- Нет, - Фицрой покачала головой. – Нет, Джон, нет. Я Вас слишком уважаю, чтобы все портить и потом не сметь взглянуть Вам в глаза. Я сестра военных и жена военного, для меня чин – не пустой звук. Звание капитана было у моего старшего брата Питера, мой муж Генри был капитаном…
- И я капитан, - дополнил Джон. – Вы поэтому обращались ко мне по чину?
Фицрой пожала плечами.
- Дань уважения. Слишком сложно объяснить. Я люблю мужа, хотя он погиб. Я сплю с теми, к кому я равнодушна и предпочитаю иметь разовые связи, а Вы… Вы мой друг, это другое. Простите меня.
- Позволите спросить? – попросил Джон.
Фицрой кивнула.
- Конечно. О Генри или о Питере?
- О Шерлоке.
Брови детектива поползли вверх.
- Э… Друг ли он мне?
- Нет. С ним Вы бы?.. Если я лезу не в свое дело, просто дайте мне в нос.
Фицрой покусала губу, нахмурилась, а потом вдруг прыснула смехом.
- Нет! – чуть громче, чем хотел бы Джон, выпалила она спустя минуту. – Боже, нет, конечно!
- Почему? – вырвалось у Джона. – Он Вам не нравится?
- Скорее, я ему не нравлюсь, - ответила Фицрой. – И знаете что? – она понизила голос. – И хорошо, что я ему не нравлюсь, потому что я даже представить себя с ним не могу. Это… даже не знаю… как спать с лучшим другом брата. В принципе, можно, вроде бы ничего не мешает, но как-то неправильно, потому что друг обязательно разболтает брату, а брат потом не даст покоя. Если уж откровенно, я питаю слабость к мужчинам сильно старше меня. Будь здесь инспектор Лестрейд…
Джон засмеялся, когда детектив поиграла бровями.
Что и говорить – положить глаз на действительно по-мужски привлекательного мужчину… В этом все женщины.
Сразу стало так легко, что спало напряжение, что Джон осмелел.
Фицрой в самом деле оказалась простой в общении, могла говорить часами, быть откровенной, ждать откровения в ответ, но то, что Джон вынужден был уважать – ее принципиальность и разделение на работу и личную жизнь. То и другое она предпочитала не смешивать, в отличие от Джона, который мог легко сделать личное работой и работу – личным.

В субботу все же Джон пригласил детектива на Бейкер-стрит – познакомиться с жизнью врача, вынужденного носиться по Лондону и окрестностям с другом-детективом, и с жизнью самого детектива.
Джон по максимуму прибрался дома, упросил Шерлока не затевать новых экспериментов и не приносить из морга частей тел, но тот, довольно предсказуемо, приволок чуть ли не половину тела.
- Я же просил! – зашипел на него Джон, вытирая за громадным прохудившимся пакетом кровоподтеки. – Ты меня когда-нибудь послушаешь?
- Конечно, - удивленным тоном ответил Шерлок. – Я всегда тебя очень внимательно слушаю, Джон.
- И что я говорил про сегодняшний день?
- Что к тебе придет детектив Фицрой.
- И что это значит?
- Что к тебе придет детектив Фицрой. Что это еще может значить?
- Что я пригласил друга, чтобы…
Шерлок бросил пакет на пол кухни и обернулся, пытаясь отдышаться.
- Ты пригласил друга, - сказал он, - но ты думаешь о ней не как о друге. И она это знает. И ты знаешь, что она это знает. И вы оба знаете, что…
- Заткнись, - посоветовал Джон, устав от издевательств, и швырнув тряпку в руки Шерлоку. – Вытри за собой пол, - приказал он, и добавил на начавшееся возражение: - За собой, Шерлок! Плевать, что ты притащил труп, кровь ты все равно вытрешь. Все, иди!
Шерлок тихо фыркнул, усмехнувшись, закатал рукава рубашки и взял тряпку, спускаясь вниз по лестнице.
Спустя минуту в дверь позвонили.
- Джон! – крикнул Шерлок снизу.
- Ну, конечно, - заворчал Джон. – Он же не внизу, у него же рук нет, чтобы открыть дверь. Иду!
Хотя, как он понял спустя пару секунд, Шерлок был так занят старательным размазыванием крови по ступенькам лестницы, что действительно стоило открыть дверь гостю самому, чтобы не напугать кого-нибудь впечатлительного. Едва ли – Фицрой, но все же.
- Добрый день, док… - Джон в этот момент увидел то, ради чего можно было терпеть даже совместное проживание с гением, способным играть на скрипке в три утра и палить в стену в пять утра или десять вечера. – Что… Как… - Майкрофта попросту замкнуло. – Шерлок моет пол?! – выдохнул он, все же сумев найти в себе силы на членораздельную речь.
- Домашние дела, - развел руками Джон, глядя на то, как Шерлок, выпятив зад в своих узких брюках, пытается промыть предпоследнюю ступеньку наверху.
Интересный ракурс оценил и Майкрофт, зайдя в дом и приоткрыв рот от удивления.
- Я думаю, нам стоит обсудить вопрос о Вашем трудоустройстве в МИ-6, Джон, - решился Майкрофт задумчиво. – Если Вы способны заставить моего брата заниматься домашними делами, чего не смогли ни я, ни мамуля, ни отец, Вы организуете работу отдела максимально эффективно.
- Пожалуй, откажусь, но спасибо за предложение, - улыбнулся Джон, оценив прилежность друга, старание, но совершенно бестолковые телодвижения почти высохшей тряпкой, намочить и отжать которую Шерлоку даже не пришло в голову.
- Не слушай его, Джон, - Шерлок разогнулся и угрожающе поднял тряпку. – А ты можешь уходить, - обратился он к брату. – Где дверь, разберешься.
- Майкрофт, может, чаю? – предложил более гостеприимный Джон.
- Не откажусь, - решил Майкрофт.
- Кухню сам найдешь! - крикнул Шерлок, взбежав наверх и уйдя в ванную мыть тряпку.
- Вы по делу? – спросил Джон, когда он и Майкрофт поднялись в квартиру.
- Хотел поговорить с братом о делах семьи, - Майкрофт элегантно опустился в кресло Шерлока и закинул ногу на ногу, глядя на то, как Джон хлопочет на кухне.
- Снова приезжают родители?
- Мамуля хочет устроить совместный поход в кино.
Джон даже обернулся через плечо, чтобы увидеть кислейшую брезгливую мину на лице Холмса-старшего.
- На какой-то определенный сеанс?
- Не знаю и, если честно, не хочу знать, но все, что я хочу, чтобы меня оставили в покое, потому что Северная Корея… впрочем, Вам это будет неинтересно.
- Я в кино не пойду, - заявил вышедший из ванной Шерлок, мокрый настолько, что Джон решил, что он там заодно и вымылся сам вместе с мытьем тряпки.
- Исполни свой сыновний долг, - чуть нажал Майкрофт.
- Сам исполняй, - фыркнул Шерлок. – Твоя очередь.
- Я ходил на оперу.
- А я торчал с ними на выставке.
- А я…
- Мальчики, к вам гостья! – раздался голос миссис Хадсон снизу.
- О, черт! – всполошился Джон, чуть не уронив чайник.
- Очередное шоу, - закатил глаза Шерлок, даже не думая переодеться.
Детектив поднялась быстро и замерла около двери, не решаясь войти, но, как Майкрофт понял по быстрым цепким взглядам на окна и присутствующих, оценив возможности нападения и отступления, как опытный коп.
- Добрый день, джентльмены, - поздоровалась она.
- Здравствуйте, детектив, - Майкрофт даже не подумал подняться из кресла, а Шерлок и вовсе громко фыркнул и ушел к себе, с грохотом захлопнув дверь.
- Венди, здравствуйте, проходите! – Джон все-таки сообразил первым, что гостью нужно хотя бы впустить, а потом уже рассыпаться перед ней в любезностях.
- День домашних дел? – поинтересовалась она, глядя себе под ноги.
- Не совсем, - очаровательно улыбнулся Майкрофт. – Мой братец приволок домой труп, очевидно, для какого-то эксперимента.
- Половину трупа! – раздалось из-за двери комнаты Шерлока.
- Нижнюю его часть, - пробормотала Фицрой.
- Без пальца на правой ноге, - добавил Майкрофт.
- Без двух, братец, - вышедший Шерлок снова был сухим и даже причесанным.
- И зачем Вам половина трупа, мистер Холмс? – спросила Фицрой у Шерлока.
- Для эксперимента, как и сказал братец, - ответил тот.
- Распределение веса у карликов-циркачей? – неожиданно уточнила Фицрой, пока Джон пытался сообразить, что ему делать и делать ли вообще хоть что-нибудь, потому что он был единственным, кто не понимал вообще ничего.
- Проницательно, детектив, - похвалил Шерлок. – Арестуете меня за кражу улик из морга?
- Как-нибудь потом, - пообещала Фицрой. – Могу я хотя бы рассчитывать на возврат тела обратно в морг, как наэкспериментируетесь?
- А куда он денется? – вставил Джон, сообразивший, что если он и дальше будет молчать, про него вообще все забудут. - Чаю, Венди?
- Не откажусь, - ответила та, с любопытством осматривая Шерлока в домашней обстановке.
Обычно скрытый пальто, молодой мужчина оказался стройным, гибким, с маленькой упругой задницей, которую тот продемонстрировал, отвернувшись к своему заваленному папками столу и чуть нагнувшись, длинноногим и…
- Кхм… - недодумала она, когда ее прервал Джон, протягивая чашку на блюдце. – Чай.
- Спасибо, - она рассеянно сделала глоток и тут же забыла про сосредоточенного Холмса-младшего под внимательным взглядом Холмса-старшего, изучавшего ее так же, как она делала то же самое с его младшим братом.
Никто в комнате не знал, что сказать, как начать разговор и почему в квартире было так много народа, так что ситуацию отчасти спас сигнал смс на телефоне Шерлока.
- Джон, у нас дело! – встрепенулся он.
- Какое еще дело? – растерялся Джон.
- Важное!
Майкрофт и Венди одновременно хмыкнули, поняв, что задумал Шерлок, но Джон не понял вообще ничего.
- Так срочно? Но я… Шерлок, у нас гости, в конце концов! – возмутился он.
- Не бойся, твою кровать они использовать не будут, - пообещал Шерлок. – Все, срываемся, у нас мало времени, - поторопил он, исчезнув в своей комнате.
Джон послушно, без упреков и скандалов, по-военному быстро принял единственно верное решение и пошел одеваться, извинившись и за себя, и за друга, и за такой скоропалительный побег по каким-то страшно важным делам.
Когда же хлопнула входная дверь, Майкрофт со вздохом поставил чашку с недопитым чаем на столик.
- У моего брата действительно своеобразное представление об отношениях, детектив, - произнес он все это время стоявшей Фицрой.
- У нас нет отношений, - поправила та, решив, что если Джон и сам Шерлок не против, не будет ничего плохого, если она поинтересуется кухней и тем, что содержалось в пакете.
- Там в самом деле труп, - напомнил Майкрофт, глядя на осторожные шаги детектива к улике против его брата. – И действительно половина, хотя доктор посчитал, что мы просто шутим.
- Я не шучу с трупами, - холодно произнесла детектив, не став ничего трогать, но оценив вес и натекшую лужу крови из него.
Порвался, но не так много, странно, что где-то сбоку, потому что его не тащили волоком, его несли на плече, причем везли промороженным до хруста, буквально только из камеры, но размораживали где-то рядом с домом, потому что снаружи нет ни капли крови хотя бы потому, что кровь телу не принадлежит, потому что сбоку и изнутри скотчем примотан пакет с донорской кровью, который и проткнули, потому что…
- Это шоу было специально для Вас, - Майкрофт так бесшумно оказался сзади, что детектив вздрогнула от неожиданности. – Проверка, если можно так сказать.
- Вижу, - проворчала Фицрой, смутившись своей реакции. – Ваш брат занятный человек, мистер Холмс.
- Майкрофт, пожалуйста. И раз Шерлок и доктор Ватсон нас так поспешно покинули, может быть, обсудим Вашу проблему? – предложил Холмс.
- У меня нет проблем, - Фицрой разогнулась, отошла от трупа и взглянула на каминную полку. – Не удивительно, что в этой квартире группа криминалистов ничего бы не нашла, - пробормотала она. – Все на видном месте, но отлично спрятано. Думаете, Ваш брат все подстроил, если решил оставить нас вдвоем в пустой квартире? – обратилась она к Холмсу, так же как и его брат чуть раньше, склонившемуся над столом с документами.
У старшего Холмса ноги оказались еще длиннее, задница еще крепче, а что касательно…
- Вы так и не позвонили, - напомнил он, не разгибаясь.
- Хотела, - призналась Фицрой, мысленно обругав себя за разглядывание мужских задниц.
- Но?
- Но передумала, решив, что когда-нибудь встретимся лично и при встрече я скажу Вам, что не нуждаюсь в Вашей помощи.
Холмс разогнулся и развернулся, ткнув острием зонта в ковер.
- Могу я узнать почему?
- Потому что Вы ничего не знаете о доверии, - честно ответила Фицрой. – Я не про доверие Вашей службе безопасности или шпионам, постоянно следящим за Вашим братом и капитаном Ватсоном. Я про простое человеческое доверие между людьми, не связанными близкородственными связями. И Вы ничего не знаете про мое обучение.
- Полагаете, я не справлюсь? – поинтересовался Холмс совершенно спокойно.
- Справитесь, - покивала Фицрой. – Вопрос не в этом. Вопрос в том, нужно ли мне это – Ваша помощь, Ваше участие, Ваше доверие, наконец.
- Я знаю, что это не так просто, Венди, - кончик зонта чуть приподнялся над ковром и снова резко в него ткнулся. – И я знаю про то, что профессор Дойл работал с Вами по одной схеме, а Ваш муж – по другой.
- Вряд ли Вы понимаете, - покачала головой Фицрой.
- Вам было почти пятнадцать, когда Вы вернулись в Англию, а Ваш муж…
- Я спала с Генри, - перебила потерявшая терпение Фицрой. – Это Вы тоже знали? Я познакомилась с ним, поняла, что хочу быть с ним, вышла замуж, а рассказала о себе, когда увидела его всего второй раз, потому что хотела быть честной и открытой. Он меня понял, но это он, с ним было просто и он со мной не работал. Он воспринимал меня такой, какая я есть.
- А как тогда Вас учил Дойл? – мягко уточнил Холмс.
- Это допрос? – прищурилась на него Фицрой.
- Просто беседа, - пожал плечами Холмс. – Вы против?
- Я не против, но не люблю делиться откровениями на камеру, - она ткнула в стену, где висел коровий череп.
- Одну минуту, пожалуйста, - попросил Холмс, довольно элегантно взобрался на стол с документами, повесил зонт себе на руку, снял череп и вытащил из него небольшую камеру слежения, перебросив ее Фицрой в руки и проделав путь обратно на пол.
- Вы параноик, Вы знаете? – бросила она, утопив камеру в чашке чая. – Вы следите за братом?
- Иногда и ненадолго, - извинился Холмс. – Он находит все жучки и сдает их мне. Это больше похоже на тренировку зрения, памяти или игру, если угодно, чем на слежку.
Фицрой молча закатила глаза и отошла к окну, глядя на улицу.
- И о каком доверии тогда должна идти речь с такими играми? – пробормотала она себе под нос.
- Значит… - Холмс сделал драматическую паузу. – Значит, предпочтете мучиться, но не примете помощь от того, кто может ее оказать? Со своей стороны я гарантирую соблюдение всех правил безопасности, моральных и этических принципов, а так же…
- Дойл взялся за меня, когда мне было двенадцать с небольшим, - вдруг заговорила Фицрой. – Питер нашел его специально для меня, мы всей семьей приехали в Штаты, где и познакомились со всей группой. А теперь представьте себя девчонкой-подростком, Майкрофт. Представьте, что Вы угловатая, нескладная, какая-то несуразная девочка, а перед Вами симпатичный мужчина, причем Вы знаете, что он симпатизирует коллеге женского пола, аналитику своей группы, а она симпатизирует ему. А еще она красивая, стройная, умная женщина, а Вы на ее фоне – бледная тень.
- Боюсь, не могу вообразить себя девочкой, но неуверенность в себе из-за внешности мне знакома, - осторожно вставил Майкрофт.
- Сложно представить Вас неуверенным в себе, если честно, - она развернулась и села на стол, глядя на дверь. – Но это не так важно. Важно то, что Дойл был первым человеком, кто совершенно меня не испугался, даже когда понял, что мой дар не классифицируется по всем более-менее известным рейтингам опасности для людей. То есть, он знал, что мой дар опасен, он может быть опасным, но не прямо сейчас, а в перспективе, а может и исчезнуть. Дойл выдвинул теорию о том, что, возможно, этот дар эхолокации может исчезнуть, когда уляжется гормональная буря, когда я оформлюсь, как девушка, хотя головная боль, знание языков, математические способности могут и остаться.
- Но Ваш дар лишь усилился.
- Со временем. Раз уж Вы так настойчиво хотите все про меня знать, начнем с начала переселения в Штаты. Дело в том, что двойное гражданство – крайне удобная штука. Когда отец американец, а мать англичанка, у детей гражданство и той страны, где они родились, и той, откуда родом один из родителей. Официально, мой старший брат американец, а я и Джош – англичане, так что когда мы приехали из Англии в Штаты, Питер, закончивший колледж в Англии, решил идти в армию США, и надо сказать, военные не сильно обрадовались наличием в своих рядах парня из британского колледжа, хоть и с официальными документами гражданина Штатов. И тут помог отец, юрист крупной фирмы, младший партнер, работавший по всему свету. Питер сдал меня Дойлу и его команде, наказал мне слушаться профессора и родителей, и ушел служить, отец вернулся в фирму, а мать, я и Джошуа уехали в Канаду, потому что Дойл не мог постоянно кататься из страны в страну из-за одного человека. И так вышло, что мне и Джошу пришлось учиться на домашнем обучении по американской программе, а я, как вундеркинд, учила и британскую программу, помимо того, что занималась с группой Дойла. Было тяжело, эти два года показались мне отчасти адом и не только потому, что я была оторвана от друзей, подруг и привычных мест, но и потому что с такими проблемами у меня могло их уже и не быть. Мать занималась Джошем, а я почти безвылазно торчала то в отделении Управления, то с преподавателями из школы, в общем, я не стала бы говорить, что вундеркиндам учеба дается легко и просто. Но я справлялась и я справилась, потому что через два с половиной года мы вернулись в Манчестер.
- Вы так быстро усвоили все задания на контроль?
- Нет. То есть… задания, контроль – это да, но я решила, что с меня хватит. Я… Может, я бы не прервала обучение, но это была моя вина, когда выяснилось, что я могу влиять на людей, на их желания, на состояние, на эмоции… да на все.
- Вас замучила вина?
- Я два года была послушной девочкой, старалась просто ни во что не лезть, закрывать глаза на все происходящее вокруг, но гормоны, слезы, головная боль, бессонные ночи, а профессор усложнял работу тем, что… я даже не знаю… он просто был рядом и нравился мне. Я терпела присутствие мисс Доннер, и хотя она мне нравилась, как человек и как специалист, и я ни разу не видела никакого неподобающего поведения между ней и профессором, я знала, что между ними что-то есть.
- Вы ревновали?
- Почти. Я, конечно, не желала ей ничего плохого, но… Я сорвалась, когда профессор и я были в парке, когда он закреплял мои навыки контроля белого шума. Это…
- Это, когда Вы должны сдерживать способности, если на Вас морально давят.
- Все верно. Он меня не оскорблял, но бил словами так, что я еле сдерживалась. В основном он рассказывал о себе, о том, что было в армии, как он однажды был в Бермудском треугольнике, как вернулся, какие ужасы пережил, расследуя феномены уже в Управлении. Я не знаю, что на меня нашло, но я…
- Ударили его?
- Поцеловала. А чтобы он не сопротивлялся, просто выключила его способность трезво оценивать происходящее.
Фицрой замолчала.
Холмс же уставился в ковер под ногами.
- Полагаю, ничем хорошим это не кончилось, - начал он первым.
- Мне даже пятнадцати не было, - согласилась Фицрой. – А теперь представьте – на глазах у всех девочка-подросток и взрослый мужчина целуются так, как будто они как минимум молодожены. Я не знаю, что на меня нашло, правда не знаю, до сих пор ломаю голову, но в тот момент мне хотелось, чтобы он увидел во мне привлекательную девушку, как мисс Доннер или любую другую. Я хотела поцелуев, всего того, что взрослые делают друг с другом, вот только я не сообразила, что то, что я с ним сделала, может обернуться большой бедой.
Холмс поджал губы и покусал нижнюю.
- Подросток и взрослый, - произнес он. – И взрослый, распробовав юность на вкус, захотел чего-то большего.
Фицрой покивала и горько вздохнула.
- Он попытался меня раздеть, а я испугалась, потому что оказалась не готова к такому поведению. Я думала… я хотела, чтобы как в сказках, чтобы романтика, нежные поцелуи, но без продолжения, но он-то был не соседским мальчишкой-ровесником, он знал, что следует за поцелуями. Это был кошмар, я убежала, бросила его, и чудо еще, что его не арестовали за подобное поведение, потому что если бы узнал мой отец, он бы засудил Дойла и слушать бы не стал о том, кто начал и кто закончил.
- А дальше, полагаю, было разбирательство уже в Управлении.
- Было. Его отстранили, ко мне пришла мисс Доннер и предложила дальше заниматься с ней. Я поняла, что с Дойлом беда и нажала на нее. Не так же, как с ним, просто потребовала объяснить, что происходит, а когда узнала, рванула в Управление, чтобы выгородить его, объяснить, что не он виноват, что он не извращенец и не маньяк, что это только моя вина… И я чуть не взорвала здание Управления, когда меня не захотели пускать на закрытое заседание, где профессора могли не просто уволить, но и сломать ему жизнь и даже посадить в тюрьму.
- И Вы ему помогли?
- Я это начала и я должна была это и закончить. Конечно, показательных выступлений не получилось, я была зла и не могла сосредоточиться, чтобы выжать из себя что-то позитивное… И если бы не профессор, я действительно могла бы убить много народу и обрушить здание. Думаю, ему было не слишком приятно видеть меня, но он был профессионалом, так что он взял меня за руки и так же мягко, как и на занятиях, попросил меня успокоиться и взять эмоции под контроль.
- И Вы взяли себя в руки.
- Не было выхода. Руководство поняло, с кем имеет дело, Дойла восстановили в должности, а меня предложили передать другим специалистам.
- И Вы?..
- Я отказалась. Я сказала, что мне проще уйти, если сам профессор Дойл не захочет больше со мной заниматься, но он не отказался от меня, закончил обучение, возможное на тот момент, а потом мы тепло простились и я улетела в Англию. Знаете, я думала, что он оскорбится, обидится, хотя бы отругает меня, но он понял, что со мной, и хотя он, как и все взрослые, сказал, что когда я вырасту, у меня будет множество парней, каких я только захочу, что он первым поздравит меня, когда я решусь выйти замуж, что он будет рад узнать, что я в порядке, я думала, что он говорит то, что сказал бы кто угодно, только бы не обидеть или не испугать и без того нервного подростка. Но, знаете, пусть разговор вышел неловким, он не стал меня бояться, не попенял на то, что мои нежности чуть не стали причиной его ареста. Он вел себя, как… даже не знаю, как Питер, наверное. И когда мы прощались, он меня обнял. Он был замечательным человеком, Майкрофт.
Холмс отошел к креслу и сел в любимое Шерлоком.
- У Вас были такие теплые отношения со старшим братом? – спросил он.
Фицрой спрыгнула со стола и подошла к креслу Джона, но не села в него, а опустилась на подлокотник.
- Питер всегда вел себя, как настоящий заботливый старший брат, - подтвердила она. – В детстве с рук меня не спускал, чуть позже учил ходить, бегать, кататься на велосипеде. Моему первому парню пообещал выбить зубы, если тот хоть пальцем меня тронет.
Холмс усмехнулся.
- Сурово.
- Возможно, но я им гордилась.
- А Ваш младший брат?
- Джошуа для меня был объектом издевок и дразнилок, а Питер его вообще игнорировал.
- Вот как?
- Вот так. Может, это была ревность, может, что-то еще, но когда Джош родился, Питера как подменили. Мама говорила, что он не раз устраивал скандалы, кричал, открыто пытался то толкнуть младшего брата, то ущипнуть. Он ни разу не подошел к Джошу, даже не заговорил с ним. Я, средний ребенок, была своего рода буфером между братьями, причем Джош старался обратить на себя внимание старшего брата, обожал его, подражал буквально во всем, может, поэтому и пошел в армию, как он, а Пит демонстративно игнорировал Джоша почти до начала его службы в армии, как будто вот тогда Джош прошел какой-то тест и оказался настоящим мужиком, а не маминым любимчиком.
- Родители баловали Шерлока, - вдруг неожиданно даже для самого себя поделился Майкрофт. – Он ни в чем не знал отказа, рос капризным, нервным, мог устроить истерику на пустом месте, когда не получал желаемого. В общем…
Фицрой пристально взглянула на задумавшегося мужчину.
- Майкрофт, - произнесла она. Когда же Холмс поднял голову, взглянув ей в глаза, продолжила. – Я рассказала Вам о себе потому, что эту информацию Вы бы узнали только от меня. Но Вы для меня не секрет. Я могу узнать все то же, что знаете Вы. Уже знаю. И причины такого поведения Шерлока, и то, почему он играет на скрипке, и почему ему так нравится расследование убийств, почему Вы так заботитесь о нем, почему он и Вы стали такими, какие вы оба есть. Я не специально, просто в момент выброса энергии такое просто как будто отзеркаливается, возвращается эхом.
Холмс не стал отводить взгляд.
- Как Вы узнали о Дойле?
- Некоторое время спустя я пыталась дозвониться до него, но телефон молчал, поэтому я связалась с Линдси, и хотя она держалась, как могла, я просто почувствовала это, что что-то не так, что-то не так с командой, но она молчала. Мне пришлось нажать, чтобы узнать правду. Группа что-то нашла, какую-то арку, я точно не знаю, это было как-то связано с тем, что эта штуковина из себя представляла, что это был портал куда-то… я даже не знаю, куда. Главное – что в ней исчез доктор Хэндрикс, один из группы, врач и специалист по психологии, который увидел там погибших жену и дочь. А Коннор Дойл… погиб через несколько месяцев после того, как я уехала. Я не дослушала, что она еще говорила, телефон просто рассыпался в руке. Лучше уж телефон, чем какое-нибудь здание. Мне было больно, очень больно, поэтому… Вы не поймете, что Вы говорили и как я это терпела.
- Я понимаю, - серьезно ответил Майкрофт, встав. – И я прошу прощения.
- Вы не понимаете, - покачала головой Фицрой, встав с подлокотника. – Работа состояла в том, что он говорил, а я училась сдерживать эмоции, когда мне хотелось его пожалеть и уничтожить тех, кто когда-то хоть как-то причинял ему боль. Он мне доверял безоговорочно даже тогда, когда я чуть не лишила его работы и свободы. И не потому, что у него не было выбора – он мог передать меня другому куратору, но он нес за меня ответственность и понимал, что так, как с ним, с другим у меня не выйдет. Откровение за откровение, Майкрофт. Он единственный знал обо мне то, что я даже родителям и Питеру не могла бы сказать. Может, только Генри, но позже, потом. Вы же ждете, что я доверюсь Вам так же, как первому в моей жизни человеку, который был мне небезразличен. Я поделилась с Вами информацией не ради того, чтобы Вы просто выслушали ее, а чтобы поняли, я могу довериться Вам хотя бы отчасти, но Вы не станете для меня ни другом, ни куратором, потому что Вы видите меня сотрудником какой-нибудь организации, помощником в разрешении конфликтов в политике, но не другом, не человеком. Я для Вас объект наблюдения, безликий безымянный объект, за которым Вы установили слежку, едва узнали, кто я. После такого о доверии речи быть не может. Я не Ваша сестра, Майкрофт, я не супер-гений и я не горю желанием убивать все живое из любопытства, я не буду сидеть в клетке и под наркотой. Я взорву любую клетку и тот, кто хочет причинить мне вред, будет стерт с лица Земли в буквальном смысле слова. Надеюсь, мы поняли друг друга, Майкрофт?
Холмс протянул руку.
- Я понял, Венди. И все же я прошу Вас подумать еще раз. Не ради Вас, если Вы так не хотите помощи, но ради родителей, ради возможности снова встретиться с ними и не уничтожить город.
- Вы давите на меня. Не стоит. Может, я не умнее Вас, но в разы сильнее и прозорливее. И думать нужно не мне, а Вам. Вы готовы открыть мне все тайны, какие у Вас есть? Подумайте, а потом подумайте еще, потому что пока Вы не вызываете отклика. Бойтесь его вызвать.
Она приняла рукопожатие и, не прощаясь, покинула дом.

То, что сказала эта женщина, то, как она говорила, что чувствовала – Майкрофт как будто сам ощущал ее боль и любовь.
Сильная, ранимая, как и любая женщина, гордая, ответственная, действительно не желающая кровопролития, но все-таки полицейский, страж закона и порядка, значит, и стрелявшая в людей при задержании, значит, причинявшая боль, Венди Фицрой ему нравилась не только как личность.
Наверняка, она не просто так рассказала о том, кем для нее был куратор Дойл. Первая любовь, сильные эмоции, сильные желания, оттого и сильная боль, когда его не стало. Каждая потеря бередила старую рану, вызывала приступ головной боли и, как следствие, далеко не только битье посуды вокруг.
Он должен был проверить ее лояльность, ее способность знать людей, доверять им, быть в связке с теми, кто кажется ей врагом, потому что иначе он бы и сам никогда не доверился такому человеку.
Она не просто охрана у двери чиновника, она намного больше и масштабнее.
Одного она не знала и пока не должна была узнать – истинных планов Майкрофта в отношении ее будущего. Она могла доверять или не доверять, но он обязан был довести дело до конца при любом раскладе, хотя бы потому, что она сама нуждалась в том, что столько лет отвергала.

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
июль 2018  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

июнь 2018  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.07.17 14:06:39
Янтарное море [3] (Гарри Поттер)


2018.07.16 19:30:38
Поезд в Средиземье [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.16 14:56:27
И это все о них [2] (Мстители)


2018.07.13 11:17:06
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.07.12 23:20:32
Отвергнутый рай [13] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.12 09:37:17
Harry Potter and the Battle of Wills (Гарри Поттер и битва желаний) [3] (Гарри Поттер)


2018.07.12 09:36:47
Camerado [7] (Гарри Поттер)


2018.07.12 07:12:33
Слишком много Поттеров [38] (Гарри Поттер)


2018.07.09 01:34:24
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.07.07 13:49:20
Обреченные быть [7] (Гарри Поттер)


2018.07.07 11:56:38
Десять сыновей Морлы [45] (Оригинальные произведения)


2018.07.02 21:01:05
Дамблдор [0] (Гарри Поттер)


2018.07.02 20:59:43
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.07.02 20:07:11
Научи меня жить [2] ()


2018.07.01 20:13:41
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.06.30 00:32:55
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.06.29 08:47:31
Другой Гарри и доппельгёнгер [12] (Гарри Поттер)


2018.06.24 17:50:38
Список [8] ()


2018.06.19 22:27:57
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.06.19 20:32:59
Обретшие будущее [18] (Гарри Поттер)


2018.06.19 19:05:58
Змееносцы [6] (Гарри Поттер)


2018.06.19 15:11:39
Гарри Поттер и Сундук [4] (Гарри Поттер, Плоский мир)


2018.06.17 09:37:02
Выворотень [2] ()


2018.06.16 10:42:31
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.06.12 16:15:53
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.