Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Встречаются фанатки из двух разных фандомов. Одна другой говорит:
- Хочешь загадку?
- Давай!
- Кто такой: рыжий, безумно храбрый, носит на голове волшебную шляпу, прекрасно владеет мечом?
- Я знаю! Это Годрик Гриффиндор!
- Нет, дура, это Безумный Шляпник!!!

(с) Гаргойл

Список фандомов

Гарри Поттер[18265]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12353 авторов
- 26920 фиков
- 8404 анекдотов
- 17037 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлению 


  Северный ветер

   Глава 6. Истинное золото не сияет
Голова немилосердно раскалывалась, и боль становилась все менее терпимой по мере просыпания. В окно с треснувшим стеклом заглядывало низкое зимнее солнце, забавляясь бликами, но тепла не приносило. По окну расползлись морозные узоры.
События вчерашнего вечера остались в памяти дурным туманным сном, успев наполовину забыться, но ноющее плечо и оцарапанные руки мигом освежили память. Ей выделили комнату с дубовой дверью, с окнами высоко над крепостной стеной и двумя стражниками в коридоре.
Рубаха печально свисала лоскутами, настолько, что ходить в ней было уже неприлично. Кое-как стянув края, Ирхильдис набросила на плечи плащ, подозрительно пахнущий Харальдом, и осторожно выглянула в коридор. При виде нее выпрямились стражники, но останавливать не посмели. Рассудив, что полдома этой ночью оказалось разгромлено, Ирхильдис повернула в единственное место, где могло быть одновременно тепло и безопасно – кухню.
- Три шестерки, две четверки.
Пять кубиков для известной игры в кости звонко брякнули о бронзовый стаканчик и рассыпались по столу, покрытому картами Нордланда.
- Четыре тройки, одна пятерка.
О доску вторично несогласно стукнули врассыпную кубики.
- Проиграл. Монету!
Презрев святость мужского единения за азартной игрой, Ирхильдис вошла в покои. На кровати, ежеминутно охая и держась за перевязанный бок, лежал Асмунд и сосредоточенно тряс бронзовый стакан с кубиками, а Харальд сидел рядом и с победным выражением на лице сгребал в кучку свой выигрыш. При виде девушки игроки поспешили скрыть следы столь недостойного настоящих мужчин времяпрепровождения, однако их тайна была раскрыта.
- Играете? – полюбопытствовала Ирхильдис, кутаясь в плащ Харальда.
- Играем... – скептически хмыкнул Асмунд. – Грабеж средь бела дня!
- Чаще упражняться надо, - заметил довольный как лещ Харальд. Почему как лещ, Ирхильдис не знала, на наметанный взгляд на стаканчик выявил, что лещей он отхватил бы знатных, всплыви правда. Рассудив, однако, что у воеводы денег хоть одним местом ешь, а им еще на дорогу копить надо, Ирхильдис промолчала, таинственно улыбнувшись. – Между прочим, это ты предложил поиграть.
- Поиграть, а не быть ограбленным, - проворчал сын воеводы и принял более удобное положение, теперь с интересом разглядывая воительницу. – Тебе холодно, солнышко? Помочь согреться?
- Мне нужна новая одежда, - без обиняков заявила Ирхильдис, слегка оттягивая ворот плаща.
На этот раз оба мужчины обратили на нее взгляды.
- Могу уступить свои штаны и пару рубах в пользу дочери богатейшего в Нордланде ярла, - невинно согласился Асмунд, но коварная ухмылка выдала его с головой. – Зачем наигранное смущение? О чем ты тревожишься, славная воительница, ходи так!
Лоскуты рубахи печально покачивались при каждом движении, а рвань, которую при хорошем воображении можно было представить кокетливым вырезом, то и дело распахивалась едва ли не до пупка, так что Ирхильдис приходилось поддерживать тряпки руками. На предложение Асмунда она лишь презрительно изогнула бровь.
- На недоступные прелести заглядываешься, Асмунд? – усмехнулся Харальд, едва ли удостоив ее взглядом.
- Да, а что? – признался в очевидном Асмунд, с видимым удовольствием наблюдая за тем, как дочь ярла подвязывает у его зеркала меч к старому поясу. – А ты будто бы нет. Бьюсь об заклад, она тебе нравится. Пропадешь совсем, Харальд, ты ж влюбч...
- Что? – хельмовский дракон устроил бы демонстративное самосожжение, если бы его наградили столь убийственным взглядом.
- Ничего, - стушевался друг.
- Что-нибудь прояснилось с нападающими? – перевела тему в иное русло воительница, тоже устраиваясь рядом на стуле. – Кто они? Зачем охотятся за мной?
- Увы, я не мог проследить за ними, - ответил хмуро Харальд. – Асмунд был ранен, да и ты выглядела не лучше, чем когда прибыла в Хельм. Стража увела их в Чертог для допроса. Аскель, наконец, поверил, что твои слова не пустые, и сегодня мы выбьем из этих ублюдков правду.
- Светлейшая Альвдис тоже поверит, - как бы между прочим заметила Ирхильдис, внимательно наблюдая за ним. – Создается впечатление, что убедить ее – главная наша цель.
- В какой-то мере это так. Она дочь ярла и принимает все прошения, пока старший брат и ярл больны. Она поможет.
- Как тогда, когда прислала тебе снежный зобник, узнав, что ты болен?
- Это был знак внимания с коротким пожеланием выздоровления, - терпеливо ответил Харальд, поднимаясь. – Я его засушил и оставил на память, что в этом плохого?
Ровным счетом ничего, если бы снежный зобник в отличие от южного собрата не был ядовит. На что Асмунд очень веско указал.
Харальд вышел из комнаты, раздраженно потирая шею. Ирхильдис молча проводила его взглядом, думая о снежном зобнике и его возможной связи с характером Харальда, и повернулась к разглядывающему карту Асмунду.
- Кто она?
- М-м? – Асмунд старательно смотрел в одну точку, изображая пристальное внимание и занятость, но его выдала скрытая рукой усмешка.
- Эта его Дис.
- Тварь, - коротко и тихо охарактеризовал ее сын воеводы и поморщился. – С кем поведешься, как говорится... Вот он и бесится так. Тварь! Но о дочерях ярлов так говорить не принято.
- Значит-таки Альвдис?
- Она самая. А почему тебя это так интересует?
Ирхильдис вскинула брови в ответ на его хитрый взгляд.
- Просто хотела узнать причины душевных страданий, излияния о которых мне придется выслушивать в ближайшем будущем. Хочу знать, с чем имею дело.
- Отговаривать и советовать обратить внимание на кого-то поближе не стоит! – отсоветовал Асмунд и вновь взялся за карту. – Меня не послушал – тебя тоже не будет.
- Да мне все равно, - пожала плечами Ирхильдис и, накинув плащ на плечи, отправилась к дверям.
- Как же... – прилетело уже в спину насмешливое неверие.

***

К счастью, рана Асмунда оказалась не такой глубокой и страшной, как он старался показать. Рисовался перед Ирхильдис – единственное, что Харальд мог про него подумать, и это предположение знатно портило настроение весь день, с каждой шуткой друга и каждым достойным ответом девушки все больше. Вероятно, думал Харальд, оставаясь наедине с собой, ему обидно, что после долгой разлуки друг столько внимания уделяет дерзкой девице, навязавшейся на его шею. Другого ничего предположить было нельзя.
Еще больше настроение портилось от мысли, что впереди холодный приём Альвдис и Аскеля. На этом Харальд всегда обрывал себя и начинал думать об Ирхильдис, к полудню вспомнив, что ей все так же нечего надеть. Утром Асмунд порядочно ему проигрался, и золото приятно тяготило кошель, а потому ровно в полдень Харальд оказался на пороге его комнаты.
- Харальд? – Асмунд стоял у окна, разглядывая разбитый двор, но при появлении друга обернулся. – Что-то произошло?
- Нет, - Харальд прошелся по комнате, оглядывая утренний погром. – Как твоя рана?
- Лучше, чем должна быть, но я счастлив, - друг помахал рукой, удостоверяясь, что она не отваливается. – Знахари ярла с утра все здесь побывали.
- Составишь мне компанию?
- А куда ты хочешь пойти?
- Ирхильдис одежду купить. В медоварню сходим, меду свежего выпьем заодно, - Асмунд согласно кивнул и полез в сундук за плащом. – Ирхильдис-то... Долго тут с тобой еще была?
- М-м? – рассеянно отозвался друг. – Нет. Ушла сразу после тебя. Роскошная девушка, мало кому по зубам.
- Даже тебе? – усомнился Харальд, кривовато усмехнувшись. – Что, зубы обломались?
- Полно злорадствовать, - Асмунд с осторожностью накинул на себя одной рукой плащ, стараясь не расшевелить больной, перевязанный бок. – Я, может, влюбился, а ты и рад позубоскалить.
- В дочерей ярлов не влюбляются, - задумчиво протянул воин, когда они вместе пошли по коридору. – Уверен, что без нас она будет в безопасности?
- Уверен. Здесь стражи сейчас больше, чем в Чертоге. Да и базарный день сегодня – на площади сразу найдем, что нужно, а в медоварне долго не задержимся.
Асмунд оказался прав. В базарный день многочисленные лавки ломились от изобилия разнообразнейших товаров. Чего здесь только не было: северные соленья и южные фрукты, глиняные горшки с мудреными узорами, оружие для учеников и воителей разной ковки от разных кузнецов, изделия мастеров золотых дел, поражающие своим многообразием. И это воин успел разглядеть только на этой площади. Зазывалы надрывали глотки, расхваливая товар, а торговцы хвастливо демонстрировали лучшее, как бы разглядывая для себя.
Пройтись по ярмарке сегодня было лишь в удовольствие, когда под ногами похрустывал выпавший за ночь и уже слежавшийся слой снега. На солнце сверкали тонкие сосульки, свисающие с крыш и навесов. По улицам витали пряные ароматы жареного мяса, медов, солений, выставленных в продуктовых рядах, а от блеска и разнообразия товаров рябило в глазах.
Как портниха, продающая одежду, поняла по их «в ширину стройнее меня, в длину пониже на полголовы», какого размера платье им нужно, так и осталось тайной для Харальда. На вид оно действительно как на Ирхильдис было сшито: белое, с меховым воротом и пришитой накидкой, длинное и теплое. Харальд поймал себя на мысли, что оно очень подчеркнуло бы каштановый цвет кудрей, которые рассыплются по пушистому воротнику. На сапожках Асмунд посчитал свой долг выполненным, и пока друг долго выбирал подходящий плащ, печально вздыхал и косился на медоварню.
- Она твоих усилий точно не оценит.
- С чего ты взял? – задумчиво проговорил Харальд, просматривая подкладку. – В смысле... - встрепенулся он. – Сейчас не оценит, а потом благодарить будет.
- Благодарить, что ты из нее настоящую женщину сделаешь? – хитро прищурился Асмунд, пряча усмешку.
- Да. – И только потом до него дошел настоящий смысл вопроса. Харальд обернулся так резко, что друг отшатнулся. День как будто стал жарче, и из ворота почти наверняка повалил бы дым, не сожми он его вокруг горла. – Только я говорю о платьях. А ты?
- А я ее глубоко уважаю! – с глубокомысленным видом произнес сын воеводы. – Эй, уважаемый! Мы берем этот плащ.
Купец суетливо выхватил плащ из рук медлительных покупателей, завернул в красивую ткань и протянул руку за деньгами, пока очередь не стала расходиться. Харальд отсчитал золотом, блуждая мыслями слишком далеко от этого базара.
- Харальд, а ты сам случайно в нее не..?
- Нет.
- Тогда мрачнее тебя человека я не видал.
- Впереди прием в Чертоге, и ничего хорошего я от него по-прежнему не жду.
- Из-за Альвдис? – сочувствующе протянул Асмунд, когда они вышли из-под навеса. – Хочешь совет, Харальд? Забудь ее.
- Тебе приходилось когда-нибудь забывать ту, о которой несколько лет подряд думал каждый день? – сын воеводы отрицательно покачал головой. – А влюбляться, все еще не имея свободы от этой первой?
- Смотря в кого, - пожал плечами равнодушно Асмунд. – Но единственное мое предположение ты уже отверг.
В тюке за плечами явно не хватало еще чего-то. Ее образ в мыслях был не полным, и Харальд, взвесив в руке туго набитый кошель, пришел к выводу, что его необходимо облегчить, а потому с чистой совестью продолжил путь по торговой площади.
- Может, в медоварню? – скучающе предложил Асмунд, отмахиваясь от особо настырного купца из Медрина, который уже несколько минут тряс перед его лицом оберегом из птичьих костей не первой свежести. – Понять одного не могу, Харальд. Все купили, что хотели. Для чего тебе понадобилось именно сейчас на базар?
- Мне нужно к оружейнику, - вглядываясь в толпу, отрезал Харальд.
- Кузница осталась позади, да ты бы ее и с завязанными глазами посередь ночи нашел. Признавайся, - скривился в усмешке друг, и воин раздраженно обернулся. – Торгаш какой монетку тебе задолжал? Или девка симпатичная... что-нибудь иное задолжала?
- Ступай, жди меня в медоварне Фридмунда, - прохладно ответил Харальд, снова отворачиваясь, чтобы скрыть раздражение. – Я скоро приду, только кузнеца найду.
Асмунд только отмахнулся и с энтузиазмом развернулся к оговоренной медоварне в глубине торговых рядов. Сама медоварня выглядела неважно, больше походя на грубый сруб, пусть даже хозяин постарался на славу придать ей гостеприимный вид. Манила она к себе покупателей аппетитным запахом готовящихся яств и легким пивным душком. Деревянная вывеска с объемным изображением полной пива кружки, болтающаяся на ветру у дороги указывала, что медоварню искать стоит здесь. Отдохнуть в такой после тяжелого трудового дня – доступное удовольствие для каждого, у кого есть деньги в кошеле.
Харальд проводил его взглядом. Избавившись от лучшего, но временами настырного друга, он пошел прямиком в золотые ряды, где в глазах рябило от переливов солнечных лучей по драгоценностям.
Он не любил базары с детства. Этот шум, наигранные и льстивые речи торгашей, чуявших монету, как псы чуют ветчину – все вызывало отвращение. На товары любоваться он не любил, хотя именно за этим в базарные дни приходило основное большинство простого люда. Когда в кошеле не густо, остается только смотреть, а зачем попусту любоваться и желать то, что тебе недоступно?
- Господин, не желаете ли приобрести заговоренное украшение для прекрасной девы? – оторвал его от странных, двусмысленных мыслей какой-то купец. – Или оберег какой, что в бою убережет от шальной стрелы?
Решившись, Харальд остановился у прилавка с зачарованными вещицами, и торговец, прежде не избалованный вниманием, но попытавший счастья, встрепенулся.
- Будь здоров, уважаемый, - вежливо ответил на приветствие воин. – Как торговля идет?
- Почти в убыток, милостью Эрхальда, - вежливо ответил с винтеррским акцентом торговец. – Благодарствую, господин.
- Раз так говоришь ты, мастер золотых дел, что же могут сказать другие купцы?
- Так говорят на севере, чтоб не спугнуть удачу, а вообще дела у меня хороши. Взгляд за какую-нибудь вещицу зацепился, господин? – торговец провел рукой над своими богатствами, реденько разложенными по красной махровой ткани на прилавке.
- А ты продаешь товар, зачарованный колдунами севера или юга? – поинтересовался Харальд, равнодушно разглядывая молот Эрхальда на серебряной цепочке. – Говорят, чужеземное добро несет зло в наши края и несчастья их владельцам.
- Да лишат меня Боги дара речи, если солгу! - Размашисто осенил себя священным трекрестом торговец. – Северное все, как и я северянин. Наши жрецы, что берсерков перед боями и походами благословляют, лично руку приложили. Точнее один, мне известный хорошо. За качество и действенность ручаюсь перед тобой честью своей.
Харальд не стал разбрасываться лишними словами. Прошелся вдоль прилавка пару раз, зная, что если за магическую вещь взгляд не зацепится, то помогать она не будет, а стало быть, и покупать не стоит. На беду купца, все его товары имели вид блеклый и тускловатый, даже не ровняясь со сверкающими благородными ожерельями на соседских прилавках. Вот народ мимо и проходил, зная об особенностях действия магических оберегов и их цене.
Задумавшись, Харальд так и бродил бы вокруг лавки, если бы взгляд вдруг не напоролся на тонкую цепочку, в которую наподобие кулона был вправлен небольшой, прозрачный камешек голубого цвета. Этот цвет напомнил ему цвет глубин горных речушек, северные сумерки и глаза Альвдис. Вслед за ней, словно неотделимая часть чего-то целого, вспомнилась Ирхильдис. Ее образ так ясно предстал перед его внутренним взором, что Харальд невольно отпрянул, утратив ощущение реальности.
- Дело у меня к тебе есть, купец, - подумав, молвил он и уже без задумчивого сравнения, а лишь с почтением коснулся камешка. – За сколько продашь цепочку?
- Три золотых, - с готовностью ответил купец, не обращая внимания на усмешки соседей по прилавкам. – Почти даром, господин.
- Действительно, - нахмурился задумчиво Харальд, отстегивая от пояса кошель. – А ведь тут сама цепочка стоит не меньше пяти, а сапфир...
- Это не сапфир, уважаемый, - покачал головой торговец, оборачивая руку красной бархатной тряпицей и поднимая вещицу. – И не простое украшение. Камень этот аквамариновый, как на юге кличут, а у нас «сердцем ледника». Камень приносит покой в пламенное сердце, сближает дух дарившего и принявшего подарок, - Харальд принял красный мешочек, бережно сжав его края. – А из магического... Это не самое зачарованное украшение, больше подходящее для мирской жизни. От дурного глаза и дурного слова защитит, но если приглянулось – значит, нужно. А о цене не беспокойся, уважаемый воин, я здесь не ради наживы. Какая цена в мысли взбредет, ту и назову, брать больше за околдованные вещи – грех перед богами.
- Благодарствую, купец, - кивнул Харальд, отходя. – Успеха тебе, почтенный.
- И тебе, господин.

***

- Отвратительно.
К вечеру Асмунд и Харальд вернулись из города и вошли в дом, проверить, как идет уборка. С починкой, к счастью, завершали: стекольщик вставил новые рамы и стекла, плотник починил выбитые двери и заменил сломанные, кузнец заварил новые замки. Слуги, все утро сновавшие туда-сюда, как оказалось, занимались делом, и уже днем в гостиных, коридорах и прихожей было вымыто, вычищено и прибрано до прежнего облика. Общий вид портили только глубокие дыры от стрел в стене и отсутствие целой мебели.
Другая одежда нашлась – настолько другая, что Ирхильдис долго не могла заставить себя посмотреться в зеркало. Белое платье спускалось до пят, волочась по земле, а сквозь мягкие сапожки девушка с непривычки чувствовала землю, каждый камешек, каждую доску, по которой ступала. В гостях дома воеводы ее кормили вдоволь едой и знахарскими травами, потому лицо почти приобрело румяный цвет, но еще не излучало здоровье. Синие круги под глазами, общая бледность и выделяющиеся на исхудавшем лице скулы не прибавляли красоты.
Что ж, иного выбора все равно не было. Оставаться в доме, пока сын воеводы и Харальд идут выслушивать отчет Аскеля о личности разбойников, Ирхильдис не собиралась.
- Тебе идет, - на пороге появился Харальд, не слишком-то смущаясь.
- Это мои покои, - Ирхильдис глянула на него в отражение зеркала, изогнув бровь. – А если бы я переодевалась?
- Тогда, не сомневаюсь, тебе доставило бы огромное удовольствие выслушивать весь день мои искренние извинения, - воин обвел взглядом комнату, брошенные на постель меховые штаны, лезвия и пылающие в огне лоскутки с нитками. – Теперь ты похожа на дочь ярла.
- На больную селянку я похожа, - проворчала Ирхильдис и принялась за волосы, после мытья блестящие и пышные. – Хотя это еще не худший вариант.
- Почему?
- Потому что лезвия я даже в платье смогу носить.
- Не оставишь их? Весь город на ушах стоит, - Харальд дождался отрицательного кивка и прошел в комнату, прикрыв за собой дверь. – Я должен попросить прощения за свое неверие. Если бы не я, с нами такое не случилось бы, и Асмунда бы не ранили.
- Они, так или иначе, напали бы, - пожала плечами девушка и повертела косой перед зеркалом. – Вопрос времени, когда нападут снова. Сойдет для Чертога или золото в волосы нацепить?
- У меня есть кое-что для тебя.
Девушка удивленно обернулась и взглянула на красный мешочек в его руках. Затем поглядела не него, не понимая, на плащ из шкуры белого северного тигра, лежащий на постели.
- Очень много трат на одну меня, - покачала головой Ирхильдис и отступила. – Харальд, я благодарна, правда, но с меня хватило бы и простой рубахи.
- Нам сегодня предстоит встретиться с ярлом, - он медленно приближался. – Тебе лучше сегодня выглядеть, как Альвдис, и твоя сила убеждения...
- Я никогда не буду как Альвдис! – раздражение взыграло в крови быстрее, чем Ирхильдис успела одуматься.
- Я знаю, - чуть сощурившись, молвил Харальд. – И слава богам. Но это не простая вещь. Она сама притянула взгляд, стало быть, должна быть твоей по праву.
Ирхильдис с опаской глядела, как он достает тонкую цепочку из мешочка, следя, чтобы это не оказалось дорогое ожерелье, но и на этот раз Харальд ее не разочаровал. В ответ на вопросительный взгляд мужчины девушка повернулась к нему спиной и подняла косу, оплетенную тонкими косичками. Кожи коснулись прохладные пальцы, и от шеи побежала по телу дрожь.
- Зачарованный, от мелочей всяких. Купец сказал, что кулон от мастера, который зачаровывает оружие для берсерков.
- Не похоже на работу наших мастеров, - любопытство пересилило непонятное ощущение, сжимающее внутренности, и девушка принялась разглядывать цепь и оправу. – Слишком тонкая работа. Но красиво. Спасибо, Харальд.
- Купец предупредил, что от дурного глаза, от зависти защитит.
- Брось, на Альвдис все равно будет больше золота, чем я смогу унести в трех горстях.
Лицо Харальда скривилось в горькой усмешке, когда Ирхильдис обернулась к нему.
- Я надеюсь, он принесет тебе удачу, - помолчав, произнес он и добавил последнее. – Спускайся с плащом. Мы с Асмундом уже готовы.
И вышел.

***

Чертог возвышался над городом, освещаемый лучами заката. На морозном сумеречном небе расходились облака, днем высыпавшие снег на окрестности владения Мидхолд, постепенно загорались и мигающие звезды. Морозный ветер слабо трепыхал огромный стяг провинции, а стражники ругались сквозь зубы в попытках растереться сквозь заледеневшие кольчуги и с трудом удерживались на местах копьями, подпирающими землю. Не будь копий, и их давно бы уже разнесло по теплым тавернам и домам, откуда постепенно стекались запахи ужина.
На экипаже настоял Харальд, холодно не обращающий внимания на возражения Ирхильдис, а потому с грехом пополам воительница забралась-таки в карету, с трудом втащив за собой шелестящие, лезущие под ноги юбки. Сами мужчины за ней не полезли, предпочтя более удобный способ передвижения, и из городской конюшни им привели двух великолепных жеребцов. Ирхильдис запротестовала было, но ее запихнули в карету и заперли дверь. Пришлось довольствоваться ездой в темной, трясущейся коробке.
Путь в карете казался бесконечным. Воительница едва сдерживала тошноту, держась лишь силой воли, но дорога была успешно преодолена, и следующий свет Ирхильдис увидела лишь с лицом Харальда, открывшего карету. Он протянул руку и чуть дернул головой, мол, вылезай. Девушка гордо пропустила этот жест и начала выходить самостоятельно в отместку за вынужденную поездку в карете, но на ступенях запуталась ногами в юбках и, ахнув, выпала прямо на воина.
Харальд поймал ее и поставил на землю, словно так и было задумано. Пока другие усердно отводили взгляды, он крепко сжал предплечье девушки и прошипел на ухо.
- Ради Эрхальда, веди себя достойно, как и подобает дочери великого ярла севера!
- На кого я, по-твоему, похожа в этом шутовском наряде? – нашлась с ответом сердитая Ирхильдис и засадила локтем ему в ребро. Пока Харальд хватал ртом воздух под насмешливым взглядом Асмунда, добавила. – Это тебе за треклятую карету! Попробовал бы сам ехать в полной темноте и качке, когда обед наружу просится...
Асмунд странно крякнул и скрыл смех за кашлем.
- На саму себя ты похожа! Именно так и надлежит выглядеть благородной даме... но не благодарной. Видимо, забота о тебе легла ярмом на мою шею.
Довольно приняв руку помощи, Ирхильдис вздернула гордо нос, и ноги в непривычных мягких сапогах тут же разъехались на ледяной дорожке в разные стороны.
- Вы такая милая пара, - умилился Асмунд, когда ей не без помощи обиженного Харальда удалось принять более менее достойное положение.
Степенное следование по ступеням к дверям Чертога больше напоминало игру, кто кого перетянет за собой.
- Добро пожаловать, светлейшая Ирхильдис из рода Беорнов! – встретил их у дверей Чертога Аскель, и его неприятное лицо расплылось в улыбке.
Харальд предостерегающе сжал ее руку, но Ирхильдис и сама знала, что отвечать.
- Рада встрече с вами, почтенный. Доложите обо мне высокому ярлу Марвальду.
- Сожалею, светлейшая. Ярл не сможет принять вас сегодня. Вместо него на ваши вопросы ответить светлейшая Альвдис.
Рука Харальда напряглась.
- Тогда доложите обо мне светлейшей Альвдис, - приторно улыбнулась Ирхильдис. – Да поскорее!
Аскель склонился перед ней и в сопровождении стражи исчез в дверях Чертога.
- Дай локоть! – Ирхильдис отняла пальцы у Харальда и схватилась за его локоть, укутавшись с удобством в меховые рукава.
- Тебе не кажется странным, что болезнь ярла длится уже столько времени? – тихо подошел к ним сзади Асмунд. – И его старший сын, будущий конунг Ингвальд болен.
- Ярл тоже человек, - откликнулся шепотом Харальд, пока пытался отковырять пальцы девушки от своего локтя. – Ирхильдис...
- Люди не болеют несколько месяцев подряд. Дис, - сын воеводы обошел ее справа и подал свой локоть, чтобы стражники не косились так. – Скорее всего, тебя оставят в Чертоге и отправят в Винтерру завтра, потому, думаю, попрощаться сейчас будет...
- Не будет, - Ирхильдис благодарно положила ладонь на предложенный локоть. – Я намерена злоупотребить твоим гостеприимством, Асмунд. Надеюсь, ты не откажешь дочери ярла приютить нас с Харальдом еще на пару дней?
Судя по ухмылке на лице Харальда, разрешение ему и не требовалось по старой дружбе. Ирхильдис покосилась на верхние балконы Чертога, представляя на них себя вместе с Альвдис и Аскелем. Бр-р... Мерзкая картина. Не хотелось и быть вдали от уже знакомых и проверенных людей.
- Как можно, светлейшая, как можно... – со смешком выдохнул Асмунд, приложив руку к груди. – Господин Харальд отродясь у меня разрешения не спрашивал, так что ваш вопрос как целебная мазь на душу...
Но большего сказать не успел, ибо двери Чертога распахнулись перед ними, выпустив ударивший по замерзшим лицам порыв тепла. Редкие снежинки, падающие плавно, отхлынули от дверей.
Харальд медленно, словно бы неуверенно повел ее вперед. Позади пошел Асмунд, все же решивший, что рядом с ней ему не место в Чертоге. Ирхильдис не настаивала – все ее внимание привлекла Альвдис.
Дочь ярла восседала на троне всего Нордланда. Ее стан овевал меховой плащ из золотистых оленьих шкур в серебряных нитях, расшитый богатыми каменьями, лучшими, что добывали рудокопы Арстеда в Марских горах. В ее руках ныне сосредотачивалась вся власть в виде золотого жезла будущего конунга. Волосы ее сияли от золота, вколотого в них, и в свете факелов именно она сегодня выглядела настоящей дочерью ярла, а вовсе не бледное видение с именем Ирхильдис.
Воительница шла медленно, степенно, не убирая руки с локтя Харальда, стараясь подавить свое возмущение и неприязнь. Ее власти она не хотела, однако по законам империи сосредотачивать в своих руках такую огромную власть женщина одна не могла. Но, похоже, Альвдис действовала осторожнее, чем можно было ожидать от легкомысленной красавицы. Чуть позади нее встал бледной тенью Аскель Магнус и с тем же приторным выражением на лице наблюдал за шествием под тихий рокот барабанов.
А рядом безмолвно шел Харальд, уже не пытавшийся вырвать локоть из пальцев девушки, молча глядя вперед, туда, где с трона мягко улыбалась Альвдис.
- Здравствуй, светлейшая Ирхильдис из рода Беорнов, - произнесла она и встала с трона, сполна насладившись переливами своего плаща в свете многочисленных факелов. – Рада приветствовать тебя здесь, в Чертоге конунгов нашей славной империи Нордланд.
Весь зал склонился почти до пола. Харальд в своем поклоне невольно потянул ее за собой, но девушка устояла и не отпустила его руку, сама лишь едва склонила голову.
- И ты здравствуй, светлейшая Альвдис Хельмгард. Рада встретиться с тобой.
- Опустим пустые слова, - Альвдис мягко, как кошка, спустилась с возвышения и прошла к ним. – Дорогая сестра, мне есть, что сказать тебе насчет того происшествия. Харальд Хельмовский, - она снисходительно подала ему руку. – Мы рады и тебе, какие бы ссоры ни нарушали покой двора ярла.
Склонившись перед ней, Харальд прильнул к протянутой руке, как жаждущий к кубку воды, и запечатлел долгий поцелуй. На отпущенную Ирхильдис руку не обратил внимания, но пальцы Альвдис придерживал так нежно, что в сердце воительницы что-то резко оборвалось.
Позади деликатно откашлялся Асмунд и выступил вперед, чтобы замять молчание.
- Светлейшая... Мне бы хотелось знать о здоровье высокого ярла Марвальда и Ингвальда. Слухи в народ уже просачиваются, люди беспокоятся...
Альвдис оттянула руку от Харальда и ушла к трону, не почтив своим ответом сына воеводы. Вместо нее ответил Аскель.
- Здоровье ярла и будущего конунга в прежнем состоянии, но беспокоиться не стоит. Знахари говорят, угрозы для жизни нет.
- А конунг Олоф? Когда он вернется из святилища Вестмара?
- Высокий конунг вернется из святилища Вестмара, когда сочтет нужным. Ныне он в Эдельстеде, при Хроаре Эгиле, вашем отце, Асмунд.
Харальд разогнул, наконец, спину и отступил чуть назад, сопровождаемый презрительным взглядом Ирхильдис. Воительница выслушала ответ и нахмурилась. Пусть Асмунд и не решился спрашивать дальше, но и ей стало понятно по взглядам, которые бросали друг на друга Альвдис и управитель, что тут не все чисто.
- Дорогая сестра, - язык чуть не свернулся узлом, но Ирхильдис сумела подражать Альвдис, изумленно вскинувшей брови. – Мне хотелось бы узнать, что сказали взятые в плен люди, напавшие на меня в доме почтенного Хроара Эгиля.
- Беспокоиться уже не о чем, дорогая, - понятливо кивнула Альвдис и вальяжно села на трон. – Посмевшие покуситься на жизнь дочери ярла понесли наказание и были преданы суду богов.
- А что они сказали? – нахмурилась девушка, переглянувшись с Асмундом. – Вы попытались выпытать, кто их послал и зачем они попытались меня схватить?
- Это оказалась обычная шайка разбойников, замысливших грабеж и твое похищение с целью затребовать выкуп.
- Они следили за мной из самого Медрина, осмелились напасть в городе-столице!..
- Ирхильдис, - нетерпеливо повысила голос Альвдис, но по какому-то незаметному движению Аскеля глубоко вздохнула. – Все уже выяснено, приговор произведен в действие сегодня на рассвете. Быть может, в Винтерре приняты другие порядки касательно преступников, но ты на земле Мидхолда, уважай наши законы.
- Прости, светлейшая, что вмешиваюсь, - деликатно откашлялся Асмунд и вышел к ним. – Но могу с уверенностью сказать, что напавшие не грабить пришли.
- Более того, - вдруг добавил Харальд, тоже ступая вперед нее. – Это дело двух провинций. Вы должны были провести дознание в полной мере соответственно их преступлению.
- Не стоит раздувать ссору между Мидхолдом и Винтеррой, Харальд, - подал голос Аскель. – Это было сделано тихо, чтобы не дать огласки произошедшему. Светлейшая дочь Рагнара теперь в безопасности.
- Не давать огласку произошедшему – в этом ты мастер! – с ядом в голосе бросил ему Харальд. – Как и смерти моего брата.
- То давнишнее дело – несчастный случай, решенный уже давно, - как ни странно, управитель успокоился и даже заулыбался – как всегда неприятно, до дрожи. – Если хочешь решить этот вопрос со мной лично, могу предложить встретиться вне Чертога, чтобы не беспокоить светлейших, хотя... Зависит от твоего выбора, и о нем тебе еще предстоит поговорить с Альвдис, - он встал за нею и приобнял, незаметно, в рамках приличия, но алчная улыбка расписалась на лице яркими красками о мыслях в этот миг.
- Харальд, не стоит...
Асмунд коснулся его плеча, но Альвдис опередила саму Ирхильдис и все так же вальяжно спустилась с возвышения к нему. Перед внутренним взором воительницы опять возник пушистый кошачий хвост, вьющийся вокруг мужчины.
- Аскель прав, не нужно разводить ссору на пустом месте, - ее голос переливался как весенний ручей. – Харальд, мне хотелось бы поговорить с тобой о твоем будущем. Останься в Чертоге. Асмунд, для тебя тоже есть приказ от ярла. Ты поедешь к Серебристому броду и изловишь шайку разбойников, недавно остановившихся там, затем отправишься с подкреплением в Эдельстед по запросу конунга. Ирхильдис, - сын воеводы покорно склонился, и Альвдис повернулась к ней. – Решение о твоем возвращении на родину принято. Мы отправим тебя завтра, с рассветом, в сопровождении наших людей. Ты согласна, дорогая?
Взгляд украдкой на Харальда ничего не дал – он хмуро смотрел в пол, о чем-то сумрачно думая, но знака не дал. Внутри все сжалось от нехорошего чувства.
- Да, - сухо ответила Ирхильдис. – Так будет лучше для всех.
- Хорошо, - улыбнулась ей Альвдис, кажется, впервые искренне радуясь – ее отъезду? – Я отдам людям приказ готовиться.
- Есть еще кое-что. Хельм пал, - девушка вновь глянула на Харальда. – Но не по его вине. Крепость нужно восстановить в кратчайшие сроки, и никто лучше Харальда с ней не управится. Таково мое пожелание, если будет услышано ярлом.
Альвдис и управитель переглянулись. Харальд бросил на нее вопросительный, удивленный взгляд. Едва ли ожидал таких слов от нее, горько подумала Ирхильдис.
- Несомненно, дорогая, таков и был замысел нашего ярла по совету его управителя.
Аскель остался без его внимания.
- И еще кое-что хочу попросить, - Ирхильдис выступила вперед и встала рядом с Асмундом. – Встретиться с ярлом хочу. Лично повидать. Нехорошо с моей стороны будет прийти сюда и не увидеться с ним.
- Как вам будет угодно, госпожа, - склонился Аскель Магнус. – Прошу, следуйте за мной.
На пути к лестнице за громадными колоннами Ирхильдис обернулась назад, чтобы увидеть, как Харальд удаляется об руку с Альвдис.
В этой части Чертога стояли полумрак и тишина; подобно любому лазарету здесь пахло пряными травами, отварами и припарками, но Ирхильдис всегда явственно отличала дух болезни, и здесь его не было. Свет факелов давал колеблющийся неровный свет, огонь чадил, и под потолками сгустилась смрадная дымка.
Но посещение ярла не входило в планы Ирхильдис так или иначе, и вместо этого она безмолвно пропустила вперед Аскеля и Асмунда, осторожно просочившись в тонкую щель между дверью и косяком в комнату старшего сына ярла. Тонкой и стройной девушке не составило труда очутиться там, не привлекши внимания, а Асмунд, шедший рядом, без слов понял ее замысел, кивнул и спокойно прошел дальше. Дверь даже не скрипнула, воительница спокойно закрыла ее и обернулась.
Рунной именной вязи на двери не было, но она не ошиблась. Комната наследника ярла под стать его положению – велика и богато обставлена: шкафы окованы металлами, украшена цветными и резными узорами различная мебель. Ирхильдис тихо ступила на мягкую шкуру оленя, выстланную на полу, и оказалась у постели.
- Здравствуй, Ингвальд.
На кровати лежал без движения молодой парень. Его терзала лихорадка, пот покрывал лицо и все тело. Только слегка вздымалась грудь, указывая, что он еще жив, но дыхание было тяжким, будто до ее прихода он несколько часов бегал по покоям. Тяжелое состояние усугублялось полным отсутствием свежего воздуха.
- Помнишь меня?
Ирхильдис присела рядом и пригладила курчавые русые волосы.
Естественно, он не помнил. А если и мог бы вспомнить – какое ему, лихорадочному и избитому жаром, до того дело? А воительница помнила серьезного рослого мальчишку, который гонял ее по двору в первую их встречу. Коснулась левой руки, развернула ладонью кверху. Шрам тоже остался и теперь служил вечным напоминанием будущему конунгу о том, что нельзя недооценивать противника, пусть даже это девчонка, дочь ярла или ученица Коллегии Берсерков. Хороший урок на всю жизнь стоит дороже любого сундука с золотом, а она дала его задаром.
- Здравствуй, Ирхиль, - раздался хриплый шепот с постели. – Пришла проведать меня? Или к богам отправить?
- Побойся говорить так, - фыркнула сочувствующе Ирхильдис. – Вставай лучше и иди дела империи решать. Ты нам живым нужней будешь.
- Ничего другого я от тебя и не ждал, - усмехнулся хрипло Ингвальд и зашелся в тяжелом кашле. – Богам уж решать, призовут они меня или нет.
- Не всегда все зависит от богов.
- А что зависит от меня, Ирхиль?
- Твоя жизнь.
- Моя жизнь... – скривился сын ярла, трясущейся рукой отерев пот со лба. – Это существование перестало зваться жизнью полгода назад. Недомогание, внезапная лихорадка, жар, кашель – казалось обычной болезнью. А теперь я даже встать не могу сам, и левая рука немеет постоянно. И снится Ирьёргард... – Ингвальд мечтательно заулыбался, но на его мокром, белом лице улыбка выглядела страшно. – Эти залы, в которых души павших воинов пируют с богами! Прекрасные дисии на страже золотых ворот... И Эрхальд в золотом шлеме во главе других богов, грозно хмурит брови...
- Всему свое время, - поджала губы Ирхильдис, обрывая лихорадочный бред.
- Как мой отец? Жив? Аскель и Альвдис не говорят со мной. Ко мне давно кроме них никто не заходил...
- Ярл жив. Здоров, - сглотнула девушка и сжала его пальцы в своей ладони. – Серчает, что старший сын в себя не приходит, не борется с болезнью.
- Так я и поверил, - хрипло засмеялся Ингвальд и окинул ее мутным взглядом. – А ты похорошела, Ирхиль. Небось, стала уже берсерком, меня на лопатки уложить сможешь?
- Смогу, ты только встань.
- И все такая же дерзкая. Ну, ничего, уж доживу, дождусь, пока и тебя приручат... Или уже приручил какой-нибудь статный воин? – Ирхильдис промолчала, но Ингвальд всегда славился своей проницательностью – чертой весьма полезной для будущего конунга. – Значит, да? Я не ошибся? Боги явно что-то перевернули в этом мире...
- Ошибся, - холодно ответила девушка и встала. – Держи карман шире.
- Ирхиль, я тебя насквозь вижу, не забывай об этом.
- Лучше вставай и займи свое место в Чертоге. В Нордланде страшные вещи делаются, а ты тут разлегся!
- А что происх...
Но договорить не успел. Ингвальда затрясло от грудного кашля, и сознание внезапно покинуло его. Нездоровая бледность, соседствующая с лихорадочным, пятнистым румянцем, разлилась по коже, сделав его до жути похожим на покойника. И тут Ирхильдис пришла страшная мысль.
Девушка бросилась на колени к тумбочке у его стола и трясущимися руками начала перебирать баночки, склянки и мешочки с травами и настойками. Снежноягодник, измельченные листья крапивы... Вот оно!
Ирхильдис оглянулась на дверь, двумя пальцами подхватила крохотный флакон с прозрачной жидкостью и так же осторожно, стараясь не касаться краев, взяла кубок, из которого поили отварами Ингвальда. Из флакона слезой канула дрожащая капля.
Один миг, второй, как удары замершего сердца.
И оставшаяся в кубке жидкость окрасилась черными вихрящимися хлопьями, дав реакцию на недавнее изобретение знахарей.
В коридоре послышались шаги, и одним движением девушка выплеснула в угол все, что было в кубке. Дверь распахнулась и в нее влетел всклокоченный Аскель Магнус.
- Госпожа! – отмерший управитель пересек комнату и схватил ее за локоть. – Вам нельзя здесь находиться! Уходите!
Вслед за ним в покои ворвался Асмунд, тоже сразу отметивший разграбленную тумбочку, беспорядок на столе, примятое покрывало сына ярла, кубок в руках девушки и ее до боли сжатый локоть.
- Эй, отпусти ее! – но Ирхильдис отстранила его рукой в сторону и выпрямилась.
- Убери руки, презренный! Перед тобой дочь ярла! Как смеешь ты касаться меня без моей на то воли? – управитель отдернул руку, как будто ожегшись. – Я тебе не Альвдис, не твоя невеста и не собутыльник твой!
В голосе прозвучала сталь, какая никогда не появлялась даже во время сражений. Привилегии детей ярлов немногим отличались от прав простого люда, но неприкосновенность входила в их золотое число, и ею Ирхильдис пользоваться умела, пусть и с дрожью внутри.
Даже Асмунд замер, увидев не привычную бойкую и задорную воительницу, но истинную дочь ярла.
- Госпожа...
- Я зашла сюда и увидела, что высокий Ингвальд задыхается! – неожиданное открытие выбило ее из колеи, но девушка взяла себя в руки. – Я пыталась найти лекарство. Что ты стоишь, сделай же это!
- Госпожа, вам лучше уйти, - взгляд Аскеля ненавидяще скользнул по ней и мечущемуся в лихорадке Ингвальду. – Такое зрелище не для ваших прекрасных...
- Это не тебе решать! – оборвала яростно Ирхильдис и ткнула ему в грудь кубком. – Лекарство!
- Госпожа, вынужден настоять, - управитель склонился перед ней. – По приказу светлейшей Альвдис.
Ирхильдис замолчала – он привел веский довод, и она более не имела права стоять на своем. Асмунд открыл для нее дверь, и, смерив управителя высокомерным взглядом, ей не свойственным, девушка вышла, но уже на пороге обернулась.
- Правду мне скажи. Верны ли слухи, что ты и светлейшая Альвдис помолвлены?
Сын воеводы тоже прислушался, и Ирхильдис поняла – Харальду передаст. Аскель на некоторое время задумался над вопросом, касающимся лично его.
- Верны, госпожа. Светлейшая Альвдис – моя невеста.
И как можно не замечать ее непостоянства и избалованности? Спускать с рук такое преступление, тайна о котором жгла изнутри хуже каленого железа... Преклоняться перед лживостью и коварством – верх человеческой глупости, зовущейся любовью. Большое несчастье быть влюбленным в того, кто не обращает внимания на тебя, горько думала Ирхильдис, следуя по коридорам Чертога к большому залу. Еще большее несчастье – полюбить того, кто корыстно воспользуется твоей беспомощностью и своим влиянием на тебя.
- М-м, светлейшая, могу я..?
- Асмунд, ты забыл мое имя? – напряженно спросила девушка. – Для тебя я всегда буду Ирхильдис.
- Отлично! – обрадовался сын воеводы и нагнал ее, чтобы не плестись позади как слуге. – Дис, на тебе лица не было, когда мы вошли. Ты что-то узнала, - он не спрашивал, а утверждал. – Что именно?
В коридоре никого не было, и тусклые факелы освещали каждую нишу в стенах. Ирхильдис остановилась и прислушалась, но коридоры были пусты.
- Ярлу и Ингвальду недолго осталось. Их поят медленнодействующим ядом.

***

Харальд вернулся уже вечером, но такой разбитый, что даже Асмунд не решился над ним подшучивать. Ирхильдис, в это время упражнявшаяся в метании ножей в чучело, из соседней комнаты завидела его из окна, но встречать не пошла, все еще кипя от злости. И причина была ей не ясна, хотя воспоминание о том, как лисой крутилась вокруг Харальда Альвдис, жгло каленой кочергой. Тварь... Еще один нож попал точно в стеклянный глаз чучелу оленя.
Ведь ей же никогда не нравились такие, как Харальд... Самоуверенные, дерзкие, предсказуемые.
Да и никто никогда.
Прошло время, и она остыла. Подумав, Ирхильдис все же нашла причину своим мыслям – последствия переживаний из-за нападения и поиск защиты за спиной первого попавшегося мужика. И уже спокойнее, вздохнув пару раз для пущей уверенности, к ночи спустилась в гостиную, где Асмунд весь вечер сосредоточенно буравил взглядом свое чучело оленя. После возвращения из Чертога они решили молчать перед Харальдом, да и сын воеводы ей не особо поверил. Ирхильдис притворилась, что что-то напутала и свела разговор до шуток, но мысли о яде терзали ее никак не меньше тех... ей обычно не присущих.
Мужчины поглядели на нее свысока, оторвавшись от своей тихой, тревожной беседы, когда девушка вошла к ним. Перед ними лежала карта владения Мидхолд, по которой до сего момента они яростно чиркали пальцами, что-то оживленно обсуждая.
- Эй, Ирхильдис! – с радостным оскалом замахал ей рукой наподобие мельницы Асмунд. – Не надумала еще замуж за меня идти?
Харальд медленно поднял глаза с таким недоумением на лице, что даже воительница улыбнулась.
- За тебя – нет! – «обнадежила» его девушка, ухмыляясь.
- А за кого надумала? – хитро подмигнул Асмунд.
Проходя к столу, Ирхильдис отметила, как Харальд мельком смерил ее взглядом и вновь вернулся к картам.
- Жаль, - продолжил зубоскалить Асмунд, косясь на друга. – Покидаю вас завтра, думал, невесту оставлю дома, ждать меня из похода будет...
- Какого похода? – заинтересовалась Ирхильдис и присела рядом с Харальдом. – Я думала, ты скоро вернешься.
- Аскель его послал к Эдельстеду, - пробубнил он. – Расчистить дорогу от разбойного народа и встретить конунга Олофа. Оттуда так скоро не возвращаются – неделю так точно.
- Будешь хотя бы скучать, Дис? – ухмыльнулся Асмунд. – Вряд ли дождешься меня тут, домой тебя отправят.
- И хвала богам, - Ирхильдис повернулась к Харальду. – Ну как? Что светлейшая А-альвдис сказала?
- По мелким вопросам восстановления Хельма прошлась, - коротко ответил он и откинулся на спинку стула, задумчиво уставившись в пламя. – Иди спать, Ирхильдис.
- Не хочется.
- Иди.
Они обменялись недовольными взглядами.
- А я пойду, - бодро сообщил Асмунд и встал. – Завтра мне рано вставать, ехать еще до рассвета... Дис, надеюсь, ты проводишь? Дом оставляю на вас!
- Провожу, Асмунд, - мягко улыбнулась Ирхильдис, оторвав взгляд от Харальда. – Ступай.
- Так тебя стерегу! – не сразу нашелся с каверзным ответом сын воеводы и раскрыл дверь, приглашая за собой. – Негоже дочери ярла надолго наедине с мужчиной оставаться.
Харальд вздрогнул от этих слов, и отчего-то Асмунд виновато поджал губы. Сердце укололо нехорошим чувством, но Ирхильдис гордо встала и прошла к двери. Обернулась на миг и скрылась вслед за Асмундом.
Харальд обреченно выдохнул и задумчиво уставился в пламя, вспоминая разговор с Альвдис.

Они встретились под сенью святолиста – впервые с того дня, когда он дал ей клятву. Сухие листы священного дерева трепетали на ветру, ее золотистые волосы развевались, а луна, взошедшая сегодня рано, играла яркими бликами в прядях. Серые глаза сияли, чаруя, но он был уже другой. Черное, нехорошее предчувствие сжимало сердце, но Харальд молчал, ожидая, когда же она заговорит.
- Рада встретиться с тобой вновь, Харальд, - Альвдис прошла по каменному мостку над канавкой с лечебным источником и махнула стражникам. – Немало времени прошло с нашей первой встречи здесь. А я все помнила.
- Я счастлив, светлейшая, - он глядел, как стража покидает свои места, оставляя их наедине. – Для меня великая честь присутствовать в ваших мыслях хоть изредка.
- Я знаю, что ты хотел моей руки.
Она обошла его не спеша и пристально заглянула в глаза.
- Но мое сердце принадлежит другому.
Еще одна неглубокая царапина на сердце, отчего-то почти не причиняющая боли. Харальд выдержал ее взгляд.
- Я знаю, - если бы перед ним стояла Ирхильдис, он непременно схватил бы ее за плечи и встряхнул. – Зачем вы позвали меня, светлейшая?
Альвдис без смущения воздела руку к его лицу и коснулась щеки прохладными, тонкими пальцами.
- Все очень просто. Я не хочу, чтобы ты подвергал жизнь опасности рядом с Ирхильдис, дочерью ярла Рагнара, - Харальд отвернул лицо, нахмурившись, и она не стала настаивать на продолжении бесстыдных прикосновений. – С ней все уже решено моим отцом. Ярл приказал своим верным людям отвезти ее в Винтерру, за ней приедут завтра на рассвете. Ты не поедешь. Мы с Аскелем уже отправили каменщиков и мастеров в Хельм. Ты вернешься туда с небольшим гарнизоном, и первой твоей целью будет восстановить крепость.
- А если я не поеду, Альвдис? – вдруг прямо решился спросить он, глядя ей прямо в глаза. Мысли бестолково метались в голове, не понимая такого приказа, а в сердце в груди колотилось как птица в клети. Отчего бы это? – Асмунд вчера отослал письмо ярлу Рагнару и предупредил, что я привезу его дочь. Я человек чести, я должен это исполнить.
- Ты нужнее нам здесь, Харальд, - мягко ответила Альвдис и едва заметно начала приближаться. – В Хельме тебя ждет много работы, и я готова тебе дать все, чего ты только пожелаешь, чтобы ты остался здесь, служить на благо родного владения... – она шепотом выделила это слово, а ее рука легла ему на грудь. – Даже самое желанное... – холодные пальцы Альвдис не торопясь проникли под плащ и коснулись ворота рубахи, а затем и разгоряченной кожи.
У Харальда перехватило дыхание, но не от волнующего мига, которого он так страстно желал все это время. Внутри еще сильнее все заныло от недоброго предчувствия. Неспроста их пытаются разделить, думал он тревожно, пока Альвдис жалась к нему, как голодная кошка к бочке с рыбой. Асмунда отсылают, отсылают и его, а с кем тогда останется Ирхильдис? Одна, посреди чужого города, чужого владения... Где никому не нужна; где стража разбежится сразу же, едва сын воеводы покинет пределы столицы; где на нее уже совершали покушение.
Мысли как будто заволокло туманом, но он ясно представил себе, как грозит ему кулаком Ирхильдис, и Харальд тут же пришел в себя.
- Нет, - он перехватил ее руку и вытащил из-под плаща, где она уже бесстыдно подбиралась к поясу. – Я буду защищать ее и не вернусь в Хельм, пока светлейшая Ирхильдис не будет в безопасности, в своем родном доме.
- А как же твоя любовь ко мне? – обиженно надула губки Альвдис.
- Вы принадлежите другому, госпожа. А я, как я уже говорил, человек чести.
- А если прикажу?..


просмотреть/оставить комментарии [0]
<< Глава 5 К оглавлению 
ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

октябрь 2017  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.11.19
Мир, каков он есть [23] (Гарри Поттер)


2017.11.14
Гарри Поттер и Человек, который выжил. Часть II [39] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.11.21 00:10:33
Мазохист [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 11:30:59
Только ты [0] (Одиссея капитана Блада)


2017.11.20 10:56:36
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.20 09:47:54
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 09:47:26
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.11.19 19:08:07
Я, арестант (и другие штуки со Скаро) [0] (Доктор Кто?)


2017.11.18 03:00:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.18 01:24:55
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.17 10:18:01
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.11.15 09:05:11
Игры разума [26] (Гарри Поттер)


2017.11.14 20:15:40
Отвергнутый рай [9] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.11.14 11:27:49
Другой Гарри и доппельгёнгер [11] (Гарри Поттер)


2017.11.12 15:32:34
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2017.11.11 23:18:50
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [11] (Гарри Поттер)


2017.11.11 15:07:07
Без права на ничью [0] (Гарри Поттер)


2017.11.10 12:47:54
Слизеринские истории [128] (Гарри Поттер)


2017.11.09 22:18:44
Raven [23] (Гарри Поттер)


2017.11.07 04:21:15
Рассыпая пепел [5] (Гарри Поттер)


2017.11.06 20:17:27
Свет в окне напротив [132] (Гарри Поттер)


2017.11.06 09:00:22
Змееловы [3] (Гарри Поттер)


2017.11.05 18:24:07
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2017.11.03 15:29:26
Аутопсия [8] (Гарри Поттер)


2017.11.03 12:55:34
Последствия тайной любви Малфоя [2] ()


2017.11.01 12:51:30
Драбблы [6] (Гарри Поттер)


2017.10.31 20:25:27
Янтарное море [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.