Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Пэнси-Драко:
-Если ты ещё раз меня поцелуешь, я буду твоя навеки!
-Ой! Спасибо за предупреждение.

Список фандомов

Гарри Поттер[18267]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12353 авторов
- 26923 фиков
- 8406 анекдотов
- 17037 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 0 К оглавлениюГлава 2 >>


  Северный ветер

   Глава 1. Хельм
Северное солнце стояло в зените, играя бликами в хрустальном инее на ветвях корявых дубов. Зима начиналась обыденно для частично покрытого снегами Нордланда: с вершин гор расползались ужавшиеся летом ледники, поблескивала чахлая трава; лужицы покрылись тонким ледком, готовым хрустнуть под малейшим давлением; деревья сбросили сухую листву, которую в нынешнее утро присыпало тонким снежком. Северные тучи не исчерпали полностью свои запасы, а ветра ныне затихли, и редкие снежинки продолжали лениво падать на землю.
На дороге, ведущей к южной крепости Хельм, показался обоз из пленных. Десяток телег, в которых сидели понурые, связанные преступники, сопровождали стражники из знаменитой сотни дружины Хельма. Бывалые воины хмуро поглядывали на первую повозку с ловкими беглецами, переглядывались, взвешивали в руках луки, как бы случайно тянулись к колчанам стрел. Сотник, ехавший впереди обоза, то и дело оглядывался, отдавая короткие приказы. Он был горд. Важность его дела нельзя было недооценить – сам высокий ярл Мидхолда приказал остановить продвигающуюся на север разбойничью шайку и отвезти опасных преступников закона на казнь в Хельм. Сотник еще раз брезгливо оглядел лихих оборванцев в первой повозке, уже несколько раз порывавшихся сбежать, и вновь повернулся к дороге, скрыв довольную ухмылку в аккуратной бороде.
Ирхильдис сидела на скамье, наблюдая за падающими снежинками и изредка за сотником, который то и дело смерял ее подозрительным взглядом. Вероятно, ему казалось странным, что этот мальчишка в плаще единственный не порывался сбежать и ни с кем не говорил. Но как бы там ни было – до сих пор никто не догадался, что среди преступников едет женщина. Вооруженная. Меч воительницы теперь гордо болтался на поясе одного из стражников, но эти мальчики едва ли могли знать, что берсерки отдают предпочтение тонким лезвиям, плотно прилегающим к коже и способных с легкостью разрубить кость.
Ирхильдис снова пошевелилась, стараясь занять удобное положение. Их дорога длилась третий день, но ни один из стражников не догадывался, как болит все тело, проведшее столько времени без движения. Единственным развлечением остались мысли, и Ирхильдис прикидывала, о чем думает тот или иной человек. Лучше всех получалось с воеводой: он и не скрывал, что горд удачей в своей миссии, данной ему самим ярлом. Стражник, бредущий справа от телеги, уделял больше внимания мешку с провизией, чем преступникам. Живот болел от голода, и даже казалось, что внутренности пересохли – с висельниками не делились едой и водой.
Телегу, прежде ровно ехавшую по лесной дороге, резко встряхнуло. Дорога еще петляла впереди, то уходя в холм, то снова в низину и грязь. По сути Нордланд и был сплошным горным хребтом, изредка прерывающимся долинами. В этих-то долинах и кипела жизнь: строились города, жили люди. Четыре огромных долины было на севере Ёрг-мара: Винтерра – северное владение; Вестмар – провинция, расположившаяся на западных берегах Нордланда; Мидхолд – середина мира и столица Нордланда; Арстед – юго-восточный вечно осенний край.
Холм, с которого съезжал обоз с пленными, был крут и скользок после прошедших ливней, но возницы умело управлялись с телегами. Повозку вновь тряхнуло. Четверо узников в телеге мрачно покосились на сотника, который ехал впереди и мечтательно любовался горным пейзажем, затем принялись оглядывать друг друга, чтобы занять себя чем-то. Ирхильдис сгорбилась и снова скрыла лицо в тени и пару дыхания. Рослый воин, сидящий перед ней, приглядывался пристальнее всех.
- Эй, ты. Не спишь? – не слишком вежливо, но миролюбиво обратился он к ней.
Ирхильдис быстро глянула на воина, смерив взглядом и поношенную домотканую одежду, и гноящиеся раны, и бороду, бывшую когда-то гордостью хозяина, но сейчас представляющую из себя облезлую паклю.
- Ты медринец из деревни?
- Нет, - коротко ответила Ирхильдис. Девичий голос вышел с хрипом после трехдневного путешествия под ледяным ветром, дождем и снегом. Никто не усомнился в том, что перед ними молодой парень.
Преступник напротив нее сгорбился на миг, разглядывая свои израненные руки и стертую до крови кожу от колючей веревки.
- Последние мысли должны быть о родине, - подумав, молвил он. – Я Ивар из Хельвуда, исконный медринец.
- О родине думаешь? – жестко спросила Ирхильдис, пряча горькую усмешку в вороте плаща. – Что ж в разбой ушел? Сидел бы в огороде, брюкву копал.
- Ты в чем-то прав, - понимающе кивнул воин. – Но коль скоро предстанем все перед судом Эрхальда, могу и рассказать. Ярл наш набор в дружину вел этим летом...
- Молчи! – шикнул на него мужик могучего телосложения, с которым Ирхильдис не поровну делила скамью.
- Мне нечего терять уже, Бёдвар, - безразлично молвил Ивар. – Всех нас ждет Ирьёргард! – и продолжил, словно постарев на десяток лет. Тихо беседовать между собой им было дозволено, и многих в этом обозе пробирало желание поговорить. Иные молчали, уже смирившись с судьбой. – Ярл Гуннар набор в дружину вел летом. Велика слава и мужское дело – служить при ярле, не то, что сеять... Пока нам не выдали рваные кольчуги и ржавые мечи. Ярл вышел к нам лишь раз и дал приказ – пройти вглубь земли Мидхолда, разведать, ибо слухи до него донеслись, мол, ярл Марвальд собрался войну начать с югом. А что воинское облачение с трупов снято – сказал, казенные кольчуги закончились, а новые для нас куются в кузнях Медрина.
- А теперь вас как преступников везут в Хельм, а ваш ярл даже пальцем не шевельнет, чтобы вступиться за своих воинов? – насмешливо спросил темный южанин, сидящий рядом с ним.
Девушка, укутавшись в тонкий плащ почти по глаза, окинула его пристальным взглядом, подмечая каждую деталь. Смуглая кожа и почти черные, курчавые волосы; горбатый, длинный нос и маленькие, прозорливые глазки; худ, жилист, одет в одежду явно не своего края, сшитую явно не на него. Коренной андмарец. Вор.
- Молчи, конокрад! – жестко осадил его могучий Бёдвар справа от воительницы. – Я честный человек, перед людьми и богами. Ярл Гуннар сделает ради нас все, если это будет в его силах. Если и впрямь Мидхолд решится нарушить войной Союзный Сговор, наша жертва не будет напрасной.
- Придержи язык, - рыкнул в свою очередь Ивар. – Да, нам приходилось грабить мирный народ Мидхолда и Медрина, лишь потому, что ярл не мог нам выделить много из-за голода в этом году, но чем лучше ты, конокрад с юга? Южан здесь не чествуют, с вами разговор короток. Воры и торгаши, ни честно сеять и жать, ни воевать с открытой душой за правое дело не умеете, смыслить не смыслите в делах севера, а тоже все бы ярла Медрина клясть!
- Смыслим мы в делах Нордланда, и в землях северных плодородных, коими делиться не хотите, и в лесах, полных дичи, и в изобилии гор, озер и рек...
Ирхильдис, слушавшая перебранку молча, закатила глаза и еще сильнее вжалась в скамью. До смерти хотелось встать с этой жесткой деревяшки, разорвать путы на запястьях и заставить замолчать всех, но стражник, ехавший за их телегой с заряженным арбалетом, справился не хуже.
- А ну все заткнулись!
В воздухе раздался свист, и хлыст в невидимом полете черкнул по шее конокрада кровавой полосой. Тот вздрогнул и сгорбился еще больше, зыркая острым взглядом по попутчикам.
- Северным провинциям давно пора подвинуться... Особенно Винтерре. Раскинулась на половину Ёрг-мара...
- Замолчи! – неожиданно для самой себя не выдержала Ирхильдис. – Сколько лет уже вы наводняете север, не чтя наших обычаев; суётесь со своим уставом за чужую околицу. Да как ты смеешь говорить такое о великом владении, чьи воины – каждый! – стоит десятка ваших!
Конокрад трусовато замолчал, но его маленькие глазки блеснули злобой. Ирхильдис презрительно смерила его взглядом и отвернулась в сторону дороги, спрятав лицо еще глубже в ворот.
Впереди уже виднелся Хельм – крепость на склоне самой высокой горы в Ёрг-маре, Ангбронда. Хельм возвышался над озерной равниной, как древний великан из легенд, грозный и непоколебимый. Никто уже не помнил, когда его построили и для чего. Горная крепость, как и переводилось название с древнего языка, стояла на тракте из Медрина в Мидхолд, но годы мира сделали свое недоброе дело и обратили ее в простой наблюдательный пост.
- Тебя не было в нашем отряде, - вдруг заметил сосед напротив и потянулся, чтобы отдернуть плащ. – Кто ты и почему тебя везут с нами, мальчик?
Ирхильдис отпрянула от его пятерни.
- Арнхольм, - чуть напряженно представилась она. – Арнхольм из Берсельма.
- Северянин из Винтерры, - язвительно отозвался вор. – Я так и знал. Все вы на одно лицо.
- Что, северянин, - незлобно поинтересовался воин справа. – Разбойниками нас, поди, считаешь? Убийцами?
- Я думаю, вас обманули, - Ирхильдис говорила глухо, так как жажда терзала сильней с каждым сказанным словом и вдохом. – Тот, кто вздумал нарушить мир, заплатит за это кровавым золотом. Но это не Мидхолд.
- Хочешь сказать, нас обманул наш ярл? – горько усмехнулся Ивар. – И у меня такие мысли были... Будто нас как наживку закинули...
Хлыст вновь рассек воздух, скользнув по спине конокрада, и тот обиженно съежился, но тут какая-то мысль оказалась сильнее боли и обиды.
- Теперь нас всех казнят?
- Нас везут в Хельм, судить за совершенные преступления против народов Нордланда, - неохотно отозвался Ивар, но Ирхильдис невольно зауважала его бесстрашие и твердость. – Мы воровали и грабили, бывало – убивали, чтобы достать одежду и провизию. Да, судить, но наш приговор нам известен. И пусть боги накажут виновных в нашей гибели, если еще видят. Ирьёргард, Обитель предков, ждет.
- Незавидна ваша судьба, северяне, - усмехнулся вор. – Меня защитит юг, а кто встанет за вас, если вы против своих же прете?
Лично Ирхильдис, заметив на лице сотника усмешку, сильно сомневалась, что конокрада ждет иная судьба.
После этих слов повисло мрачно-торжественное молчание. Воины, вне зависимости от того, за дело они оказались здесь или нет, должны с достоинством принимать смерть. Ирхильдис не знала порядков Медрина и Андмара, но мужчин севера с рождения приучают принимать мудрые решения, быть храбрыми в бою и трудолюбивыми в мире, беречь честь и с достоинством встречать смерть, в каком бы обличии она ни пришла. Иные даже клялись, что видели прекраснейших дисий: крылатых дев, которые спускались с небес и забирали души павших в бою в небесный чертог Ирьёргард.
Девушка отвернулась от понурившихся попутчиков и залюбовалась дорогой, уходящей на спуск с холма. Их обоз уже два дня ехал по горным тропам, так что опасные повороты, кочки, ямы, грязь в низинах и дикие звери, рычащие из чащ, стали привычными.
Как только телега поднялась на еще одно всхолмье, перед ними как на ладони открылся Нордланд, Северная земля. Далеко простирались холмистые равнины, пронизанные серебряными нитями ледяных горных рек. Древние горы соперничали своей высотой, богатые рудами и драгоценными камнями: они вздымались к небу, точно великаны, сверкали льдами на солнце и прятали свои пики в снежных облаках. Старые леса, недавно сбросившие золотую листву, мягко покачивались на ветру, потряхивая инистыми ветвями. Солнце стояло в зените, скрытое облаками, что нередко бывало на севере. Южане так и звали Нордланд – Подлунные земли, Край Теней, но это была неправда, а их зависть была и есть из века в век притчей во языцех.
- Пусть я медринец... Мне будет не хватать этой красоты, прелести северных земель, даже в небесных чертогах Эрхальда! – хрипло вздохнул Ивар.
- Постыдись жаловаться, - прошипел в ответ вор. – Ты умрешь на родине, а меня будут судить в сердце вражеского края!
Хлыст свистнул в воздухе в третий раз, но теперь уже ни один из попутчиков не поглядел на конокрада с сожалением.
Ворота горной крепости Хельм приближались.

***

«Награда!
Ярл Марвальд издает указ:
Донести до всех боеспособных мужчин и женщин владения Мидхолд. Ярл северной провинции Винтерра, союзной провинции Мидхолд и подвластной конунгу Олофу Милосердному, объявляет награду любому, кто принесет сведения о местонахождении дочери светлого ярла владения Винтерра, светлейшей Ирхильдис. Пропала у южных границ владения Мидхолд. Описание прилагается ниже:
Воительница-берсерк, вьющиеся каштановые волосы, карие глаза, хрупкое телосложение, особая примета – шрам от медвежьих когтей на левом плече. Может быть переодета мужчиной.
Подписал управитель дома ярла, Аскель Магнус»


Харальд, начальник стражи и управитель крепости Хельм, с усмешкой отложил свиток с печатью ярла и встал из-за стола, чтобы пройтись к окну. Письмо его рассмешило, но это было отнюдь не веселье. То, что происходило в последние годы в Нордланде, касалось его самым прямым образом, ведь он собирался подняться по службе к самому ярлу и встать во главе его дружин. Молодому начальнику стражи прочили великое будущее, до которого нужно еще дослужиться, а для этого Харальду приходилось быть всегда на два шага впереди своих соперников из других крепостей. Разведчики все доносили вовремя, нарушителей порядка на много верст окрест и, спаси Эрхальд, в крепости не было, а приезжих воров исправно казнили и краденное возвращали хозяевам.
Ныне нередко ему приходилось отправлять своих людей на отлов разбойников, обычно прячущихся в пещерах окрестных гор. Те появлялись все чаще и вели себя наглее, что немало беспокоило начальника крепости, но до сих пор не происходило ничего из рук вон выходящего. Харальд, благодаря жесткости характера и рассудительности, построил порядок и быт южных границ владения Мидхолд под себя, и ярл даже изредка удостаивал его благодарственной грамоты с печатью, которые начальник стражи с любовью прятал в ящик своего стола и по вечерам рассматривал, как великое сокровище.
Теперь ему только и не хватало потерявшейся в его владениях дочери ярла. Воительница из берсерков – это не шутка, она уложит на лопатки любого, кто попробует с ней дурно обойтись. Большинство молодцев из его дружины даже в подметки ей не годятся. Харальд поджал губы и встал у окна своих покоев, откуда виднелась как на ладони узкая долина. Скорее всего, думал он, отец пустил за дочерью разведчиков, справедливо тревожась за нее в эти странные времена, но она умудрилась ускользнуть из-под надзора. Девчонка хороша, почти дисия – посланница богов и дева-воительница. Ускользнуть от слежки может только мастер своего дела. Но почему в его владениях, а не в столице или Медрине?!
Обоз, наконец, показался на дороге, и, как и ожидал Харальд, за дверью послышался звук торопливых шагов.
- Господин, дозорные с южной башни докладывают, что сотник Бьёрн прибыл в крепость и направляется к вам отчитаться в выполнении поручения.
- Хорошо.
- Господин, передать приказ палачу явиться во двор?
- Да, - подумав, ответил Харальд. – Я сейчас спущусь. Подготовьте все.
Воин, принесший донесение, понятливо кивнул и бросился назад, спеша услужить. А Харальд быстро вернулся к столу и, почти не глядя, взял из кучи свитков только один.
За дверью опять послышались тяжелые шаги, и в покои вошел его сотник. Начальник крепости выжидающе обернулся к нему, скрывая радость от появления друга, пока в дверном проёме виднелось любопытное лицо стражника.
- Здравия желаю, - махнул он приветственно, отбрасывая любезности, едва захлопнулась дверь. – Я вернулся с пленными, Харальд!
- Отлично, Бьёрн, - они крепко пожали друг другу руки. – Надеюсь, все прошло удачно и без жертв?
- Увы, жертвы были, - повинился Бьёрн, темнея лицом. – Одного нашего достали стрелой, мальчишка еще молоденький, только пришел к нам. Троих разбойников на месте уложили, пока суд да дело. Но в Медрине их убивать не следовало, там нас и так заметили. Альвгейр Хельвудский приезжал да требовал убраться до утра, потому мы их повязали и привезли. На нашей земле – оно спокойней будет, справедливость вершить.
- Твоя верность не будет забыта, - ответил ему Харальд и похлопал по плечу в знак утешения, зная, как тяжело его сотнику достаются потери среди новобранцев. – Все готово, приступим немедленно, а вечером устроим славную пирушку для твоих воинов и помянем погибшего.
- Хорошо бы... – замялся на миг Бьёрн. – Сказать еще кое-что должен. Харальд... Тут мальчишку одного схватили у берегов Отрожной. Эти за своего не признали его. Говорили все в своей телеге тишком, а я прислушивался. Неладное в Медрине творится – ярл Гуннар сам из своих людей разбойников делает и к нам отправляет.
- Провокации? – тут же посерьезнел Харальд. – Хочет дать нам повод нарушить Союзный Сговор?
- А ты послушай, что я надумал! – воскликнул сотник, резво подходя к столу с развернутой картой. Его палец тут же начал чертить какую-то линию вдоль границ Медрина, и Харальд заинтересовался. – Разбойники, вышло, простые медринские мужики. Выслали их на север, разведывать, без гроша в кармане, значит – обрекая заранее на разбойничий образ жизни. Сколько мы их уже изловили... А наши дозорные несколько раз уже доносили, что на север перебираются без преград группы каких-то людей, и все без нашего ведома. Понимаешь, почему? Потому что две наших сотни в это время были отосланы вылавливать шайки грабителей и лихих людей в совершенно противоположную сторону!
Картина, которую взволнованно описывал сотник, становилась все неприятнее с каждым словом. Харальд хмурился, остановившись взглядом на точке с названием Хельм, стоящей слишком далеко от основной цепи приграничных крепостей. Если до ярла дойдет слух о пробравшихся на север людях, отвечать придется ему.
- Потоки южан стекаются в Нордланд постоянно и ищут укрытия от южных вулканов на севере, - подумав, молвил Харальд и обвел пальцем огромную пустыню на карте, носящую название Арнеле Андмар. – Хочешь сказать, что, подписав Союзный Сговор, ярл Медрина затеял вести двойную игру?
- Едва ли, - возразил устало Бьёрн. – Гуннар не из тех, кто будет делиться тем, что получил сам, и он слишком осторожен. Но в Медрине что-то творится, и в случае чего удар придется на нас...
- Сплюнь! – дрогнул Харальд, представив ледяную долину полной воинственных врагов. – Я подумаю и донесу ярлу Мидхолда наши домыслы. Но от него давно не приходило вестей и указов, все пишет Аскель, в том числе и указы о перемещениях сотни.
- Едва ли ты мог впасть в немилость, - покачал головой сотник. – И еще, Харальд. Я привел того мальчишку, мы его схватили просто потому, что мимо бежал в недобрый час. Он не из мятежников – это точно. Поговори с ним, не хотелось бы казнить невинного, а я пойду, займусь нашими разбойниками.
- Зови, - хмуро кивнул Харальд, все еще разглядывая карту.
Мрачные думы овладели начальником крепости Хельма. По всему выходило, что одно из владений нарушало условия Союзного Сговора, и ему очень хотелось верить, что это не его родной Мидхолд. Времена настали нехорошие для таких бед – скоро конунг Олоф сложит с себя бремя власти на нового конунга, а перемены в такое время сулят неприятностями. Ингвальд – старший сын ярла Марвальда, должен был наследовать почетное звание конунга, и насколько знал его Харальд, человеком он был достойным. Наследник ярла управлял Хельмом до него и показал себя справедливым и мудрым правителем, способным, не смотря на свой возраст, держать в своих руках владение. Но не целую империю, готовую погрязнуть в разрухе.
А причин было много. Взять хотя бы южан из Андмара, которые просачивались через Медрин и заходили так далеко на север, что едва выживали в этом холоде. Они селились по своим законам, своими селениями, строя едва ли не города – и кто их мог прогнать, ведь они приходили с миром и не трогали никого. Только такие явления Харальд назвал про себя «мирным завоеванием», разглядывая на карте точки с южными названиями, нарисованные им совсем недавно вручную.
Были непонятные споры между ярлами севера, до сих пор жившими мирно. Харальд прошелся к окну, угрюмо разглядывая двор крепости, где палач со сноровкой обустраивал место казни. До него доносились только слухи, дескать, один ярл запретил другому ввозить на свои земли товары без оплаты въездной подати, другой обвинил третьего в пристрастности, третий...
Дверь снова хлопнула. Полы даже не скрипнули под шагами, и Харальд удивленно обернулся, совершенно позабыв о том, что Бьёрн привел к нему мальчишку. Тот стоял напротив него, укутавшийся по переносицу в плащ; только глаза сверкали внимательностью и настороженностью.
Ирхильдис едва держалась на ногах, когда ее вытащили из телеги и подтолкнули в сторону крепости. Другие попутчики с завистью и покорностью судьбе смотрели, как ее уводят, но она едва передвигала ноги, часто смаргивая дурман в глазах. Слежка, которую воительница ощущала нутром, отстала за версту от крепости, но отдернуть плащ и показать, наконец, всем свое лицо она не решалась, желая прежде увидеть Харальда Хельмовского, о справедливости которого все говорили.
И вот он оказался перед ней. Ирхильдис удивленно распахнула глаза, отметив его молодость. Слегка покачнулась от слабости, но устояла, не отрывая от него глаз. Харальд больше всего походил на Альвгейра своей холодностью и манерностью, но облик благородного господина странно сочетался с людской простотой.
«А глаза у него красивые, - поймала себя на несвоевременной и совершенно не присущей ей мысли воительница. – Серые, выразительные. И лицо мужественное, не мужицкое...»
- Кто ты? – устало осведомился Харальд, пытаясь разглядеть что-то кроме плаща и глаз. – Почему тебя поймали мои люди?
- Мне... – Ирхильдис чуть тряхнула головой, сбрасывая сонный туман перед глазами. – Мне сказали, что вы можете помочь.
- Ворочай языком побыстрее, - грубовато бросил ей начальник крепости. – Не хватало мне здесь проторчать с тобой весь день. Мой сотник сообщил мне, что тебя поймали на окраине Медрина. Нужно же было тебе оказаться в тот час, в том месте.
- За мной следили, и мне пришлось бежать, - язык, увы, отказывался повиноваться прямому приказу. Во рту пересохло. – Я прошу защиты...
Ирхильдис покачнулась, заметив, что пол приближается, только когда онемевшие ноги потеряли опору. Перед глазами потемнело и завязки плаща, скрывшие ее, наконец, распались, обнажив женские черты лица.
Начальник крепости онемел, разглядывая неприятный подарок судьбы, но падающая без сознания девушка вмиг привела его в чувство. Прокляв про себя этот день, Харальд легко подхватил ее на руки. Широкий капюшон плаща упал, наконец, с головы, и по его руке рассыпались каштановые кудри, высвободившиеся из-под повязки на лбу. На бледном лице ярко выделялись сухие, потрескавшиеся губы, черные ресницы и тонкие брови дугой. «Настоящая красавица!», - невольно подумал Харальд, разглядывая ее и непроизвольно сжимая крепче в руках.
Стряхнув оцепенение – вызванное никак не иначе неожиданным открытием! – Харальд отнес ее к лавке. Под свитками грамот и писем на ней места свободного не было, но начальник крепости сгреб на пол одним движением бумаги и уложил легкую девушку.
Харальд не относился к той категории мужчин, которые потерянно мечутся по комнате, пока женщина лежит в обмороке, и в панике ждут ее пробуждения, чтобы услышать, что все в порядке. Подумав, воин осторожно встряхнул ее за плечи и легонько похлопал по щеке. Ресницы трепыхнулись и снова замерли.
Ну и что ему с этим делать?
Харальд стремительным шагом покинул свою комнату и спустился по лестнице к парадным дверям крепости. По двору гулко разнесся удар топора, и следующий преступник, рослый, могучий воин в домотканой рубахе, спокойно вышел и покорно встал рядом с предыдущим. Последним из повозки вылез какой-то андмарец, то и дело прячущийся за спины других в надежде отсрочить свою неизбежную участь.
Начальник крепости решительно пересек двор, подошел к Бьёрну и, схватив его за локоть, оттащил в сторону от остальных.
- Что это за шуточки, Бьёрн? – прошипел он. – Ты мне девку притащил!
- Девку? – изумленно вытаращил глаза сотник. – Чес-слово, не знал, Харальд, перед Эрхальдом поклясться могу! В плащ кутался все... Куталась, Хьёрд ее подери. Я думал, от холода. Да и голос хриплый, видать, от простуды и жажды. Мы ж не знали, Харальд!
- Может, ее подослали? – мысль Харальду не понравилась. – Она северянка. Аскель давно хочет выгнать меня из Хельма за проступок какой-нибудь.
- Или привет из Медрина от Альвгейра, уж он-то мог послать ее к тебе, чтоб сам разобрался с северянкой, - предположил сотник, но тут же опроверг свою мысль, нахмурившись. – Не думаю, что это он, и едва ли Аскель Магнус мог такое провести. Из Мидхолда в Медрин, чтобы попасться нам, и в Хельм? Да и я долго сомневался в решении представить ее тебе, а оно было моим, иначе вскрылось бы, что она девка, только после удара палача.
Бьёрн многозначительно повел рукой на вознесенный над головой очередного преступника топор. Харальда передернуло, когда вместо плешивой головы он представил кудрявую, с длинными каштановыми волосами.
- Нет, - без дальнейших раздумий отрезал начальник крепости, прогоняя навязчивую и неприятную картину. – Ей там не место.
Сотник расплылся в хитрой улыбке, и от его дальнейших слов Харальд уже ничего приятного не ждал, но первые слова Бьёрна вдруг потонули в каком-то реве, эхом разнесшемся в скалах. Двор крепости замер в тишине, стражники вместе с узниками заоглядывались, многие еще яростней принялись шептать обращение к богам, посчитав это за знак из Ирьёргарда. Харальд был с ними не согласен: мертвым будет все равно, а ему с этим ревом еще разбираться, если в столице слышали. В два больших шага он пересек расстояние, отделившее его от разглядывающего небо сотника.
Рев обратился в рокот, тихий, но ощутимый, словно они стояли на груди громадного, просыпающегося существа.
- Бьёрн? – настороженно позвал он друга. – Что это может быть?
Под ногами мелко задрожала земля.
- Что это, Хьёрд меня подери? – Бьёрн в сердцах сплюнул на землю. – Сель в горах?
- Может, медведи где-нибудь в долине на части друг друга рвут? - предположил Харальд, хмуро озираясь по сторонам. – Для спячки еще время не пришло.
Рокот медленно затихал.
- Не хотел бы я повстречаться с медведем, который так реветь может, - проворчал сотник, заметно успокаиваясь. – Эй, чего зеваем? Продолжать!
Палач укоризненно поглядел на него и завершил неровный замах топором. Над крепостью закаркали вороны, увидавшие добычу.
Осознав, что ему пора возвращаться, пока девчонка не очнулась и не показалась стражникам у его дверей в истинном облике, Харальд только вздохнул и обежал последним взглядом очередь преступников. Каждый из них грабил и убивал, тем самым заслуживая смерти, но начальник крепости не раз задумывался, что заставляет храбрых мужей бросать свое дело и идти в разбой. Ему сострадание было не чуждо.
- Бьёрн, андмарец здесь что делает?
- Конокрад, - презрительно бросил сотник. – Моего коня украсть пытался, пока мы в засаде сидели. Слава богам, поймали его вовремя, пока привыкал к нраву моего мерина.
- Законы Мидхолда безжалостны к конокрадам, - заговорил Харальд с вором, отметив, как он его юркий взгляд бегает по крепостной стене в поисках спасения. – Конь моего сотника стоит две тысячи золотых, и мой долг либо взыскать их с тебя сейчас же на месте, - он оглядел нищую, оборванную одежду вора. – Но вряд ли найду у тебя сейчас хоть пять золотых. Либо всыпать две тысячи плетей по стоимости коня, но едва ли ты выживешь, да и мне утруждать палача не хочется сим неблагодарным занятием. Ступай на плаху, благодари меня за милосердие и молись своим богам, южанин.
- Нет! – вдруг в ужасе крикнул андмарец. – Я – житель Андмара и его верный подчиненный! Вы не имеете права! Вы обязаны передать меня в руки стражи моей страны!
- Ты совершил преступление на нашей земле, почтенный, и отвечать тебе перед нами и нашим законом, а не перед твоими господами. Прими смерть с достоинством, вор!
- Нет!
И вор сорвался с места, бросившись к воротам.
- Он сам выбрал свою судьбу, - шепнул Харальд сотнику и пошел к дверям крепости, незаметно поглядывая в свое окно, чтобы там не появилась эта девчонка.
Иначе управитель дома ярла Аскель Магнус еще долго будет пировать по случаю его устранения из Хельма.
- Лучники, готовиться! – приказал Бьёрн. – Целься!
Не одна стрела успела поразить цель, но, даже раненный, он еще бежал, пока силы не покинули его. За воротами был мост через бурную горную реку, служащую отличным рвом для крепости – туда он и рухнул. Больше его никто не видел.
Отпустив на всякий случай стражников у своих покоев, Харальд осторожно вошел и запер дверь. Лишь после этого рискнул обернуться. Девушка, бледная и совершенно бездвижная, лежала на лавке, только грудь едва заметно вздымалась дыханием, слабо давая понять, что она еще жива. Невольно Харальд ощутил сочувствие и, опустившись рядом с ней на одно колено, бережно похлопал по щеке. Не очнулась.
На столе стоял кувшин с водой, но выливать его на красавицу показалось ему слишком грубой заботой о ее самочувствии, и, подумав, Харальд выплеснул на ладонь несколько капель, чтобы смочить ей губы.
Девушка хрипло вдохнула и потянулась к кувшину, вряд ли соображая, что делает.
- Жива? – прохладно спросил Харальд, наблюдая, как она глотает ледяную воду прямо из горлышка. – Что же ты раньше не раскрылась Бьёрну?
Она глянула на него волком.
- Он бы меня высадил в лесу.
- Медведей боишься? А с мятежниками из Медрина ехать не боишься, значит.
- Чего их бояться? – девушка медленно спустила ноги с лавки и неуверенно поставила на пол. – Тоже люди ведь.
- Которые грабят и убивают таких же наивных простаков, как ты, - Харальд встал с корточек и прошелся к своему столу, краем глаза читая последние строки пришедшего нынешним утром письма.
- Они не от злого умысла это делали.
- Что я могу сказать тебе? Злой был умысел или нет, но это преступление. И каждый из них скоро будет оправдываться перед богами, боги и рассудят, кто о чем думал, убивая путников.
Со двора в это мгновение донесся свист и удар топора. Ирхильдис вздрогнула, глядя на прямую спину Харальда Хельмовского, и поразилась его бездушию.
- Ты даже не дал им слова сказать, сразу казнил.
Харальд обернулся и поймал укоризненно-неприязненный взгляд.
- Я не стану обсуждать с тобой смысл нордландских законов. Если захочешь узнать их получше, ступай в Мидгород к Аскелю Магнусу, он тебе подробно расскажет о них. А пока тебя привели ко мне для допроса, и не сделай этого Бьёрн – ты стояла бы сейчас во дворе на очередь к плахе, - Харальд окинул ее взглядом, с уважением отметив, что его слова ее не испугали. – Потому отвечать на мои вопросы будешь ты. Что ты делала в Медрине? Кто ты, откуда? Почему тебя схватили мои люди? Какой защиты ты...
Крепость содрогнулась от основания до вершины, и они повалились на пол. От стен, от потолка, от пола гремел жуткий, скрежещущий рев, что треснули стекла в окне. Ирхильдис вскрикнула, когда пол под ней пошел трещинами, и впилась пальцами во вздыбившийся камень под ней, чтобы удержаться. С силой она резко рванулась к начальнику крепости. В два стремительных движения Харальд настиг ее и оттащил за протянутые руки к себе, когда пол обрушился на следующий этаж. На мгновение клубящееся облако каменной пыли ослепило его, но воин все же сумел вскочить и удержаться на ногах.
- Сиди здесь! – крикнул воин, вдоль стены пробираясь к окну.
Ирхильдис мелко кивнула и отползла как можно дальше от дыры в полу, хватаясь окровавленными пальцами за все, что попадалось под руки. Пол трясся, и она неумолимо соскальзывала, а жуткий рев заставил в полубеспамятстве зажать уши от страха потерять слух. Харальд с трудом дополз до окна, оглядываясь на девушку и растущую дыру в полу, и выглянул.
Перед ним взметнулось бардовое пламя, в черном дыму которого трепетало огромное кожистое... крыло. Твердь содрогнулась до самого основания, а ладный прежде двор крепости полыхал, и крики горящих заживо людей отдавались от рассыпавшихся каменной крошкой стен эхом. Они разрушились и осели протяжной грудой камня, отрезав мечущимся в безумстве лошадям из пылающей конюшни дорогу на волю; от горной реки в основании стен вздымались густые клубы дыма и острого пара.
- Дракон...
Несколько росчерков стрел разрезали черный дым, пробив крыло, когда тварь, сидящая на башне его крепости, испустила какой-то странный звук, отличающийся от предыдущего рева. На много миль разнесся рокот с переливами, перерастающий в оглушительный грохот и вой, а затем в зарево пожара и пыли низвергнулось пламя. Крики снова пронзили окрестности.
- Уходим! – Харальд бросился к испуганно оглянувшейся девушке огромным прыжком, так как осыпающийся камень успел разделить их пропастью на следующий этаж в груде обломков.
Она схватилась за его руку и затрясла, безмолвно указывая на окно. Зато ее взгляд, полный ужаса, говорил о многом.
В клубах дыма прежде появилась огромная тень; она все росла, приближаясь к окну, пока не дошла размерами до сажени, и обратилась в чешуйчатую морду с красными глазами. Вертикальные зрачки сузились, обнаружив новую жертву. Ирхильдис вскрикнула и метнулась к нише в стене, но Харальд не успел – под ним искрошился пол, и все это произошло за миг до того, как струя жидкого пламени расплескалась по соседней стене, пробив ее насквозь.
- Харальд!
Воительница вжалась в спасшую ее нишу, почти не дыша, пока огромная тень не убралась. Свет из окна стал ярче, и вот тогда-то она спрыгнула на кусок пола этажом ниже. Харальд без движения лежал на россыпи острых камней, на которую стекала струйка крови.
- Харальд... - Ирхильдис перебралась по неустойчивой груде благодаря своей легкости и, оказавшись рядом с ним, начала бить по щекам, чтобы привести в чувство. – Харальд Хельмовский! Вставай же... Ну, прошу тебя...
Он вздрогнул и поморщился, зажал затылок рукой, тут же окрасившейся кровью.
- Живой! – обрадовалась Ирхильдис и принялась расталкивать его. – Вставай!
- Дракон... – выдохнул он, разглядывая крошащийся потолок своей бывшей комнаты, над которой восседала эта тварь.
- Дракон, дракон! Вставай!
- Они вымерли...
Новый рокот заставил их вжаться в камни, но удар опять пришелся на двор и стены. От облегчения не осталось и следа.
- Лестница!
Харальд вскочил на ноги и, пошатываясь, потянул за собой Ирхильдис. Вместе они бросились к уцелевшей лестнице, лишь слегка засыпанной камнем, и спустились по ней.
- Стой! – Ирхильдис уперлась ногами, чтобы остановить чуть не вырвавшегося во двор Харальда. – В крепости есть черный ход? В любой старой скальной крепости должен быть тайный ход, а Хельму тысяча лет!
- Благодарен за своевременное упоминание истории моей крепости! – прошипел Харальд. – Черный ход есть, но он находится у кухонь, а они на другом конце двора.
- Нам придется выйти?
- Другого выхода нет, здесь нас заживо похоронят!
Широкий дверной проем озарился светом, и оба уставились на струю пламени, вновь выжегшую двор. Горел даже песок. При виде подожженного двора у Харальда поубавилось необдуманного желания выбегать во двор, но Ирхильдис, прищурено вглядывающаяся в тени дыма, вдруг махнула рукой.
- Там твой сотник! – и словно в ответ на ее слова послышалось громкое твердое...
- Целься!..
- Это Бьёрн, - Харальд тоже прижался к дверному косяку, щурясь. – И что нам делать?
- Честно? – Ирхильдис сбросила с плеч рваный, путающийся в ногах клочьями плащ, и поежилась на холоде. – Бежать, едва они спустят стрелы.
- Там мои люди.
- Послушай, Харальд, - она схватила его за руку, привлекая внимание. – У дракона не бесконечный запас пламени, и есть время между залпами. Он спустит огонь в сторону твоих людей, они спрячутся в завалах, а мы перебежим на другую сторону двора. Когда дракон обратится на нас, мы уже будем в безопасности, и спрятаться смогут они.
Харальд, нахмурившись, поглядел на их сцепленные руки. От замысла девушки ему было не по себе, но иного выхода не было, он это понимал.
- Ладно, - он крепче сжал маленькую ладошку девчонки. – Едва спустит пламя – со всех ног в ту сторону! – и махнул в тень скалы, которую заволокло дымом.
С пламенем, извергнувшимся на то место, где стоял Бьёрн с воинами, они выбежали из-под покрова крепости и устремились через весь двор. Пока девушка от слабости заплеталась ногами в обломках, Харальд бежал с оглядкой на дракона.
Эта тварь сидела на крыше его крепости, огромная, как скала; острая морда, искромсанная чешуей шкура, острые, глубоко посаженные глаза ярко-алого цвета и размах крыльев составляли собой страшное существо. В веках осталось немало преданий о драконах, но все, что смог вспомнить на бегу начальник крепости – у драконов бывали наездники.
Когда дракон распахнул кожистые крылья, Харальд понял, что их удача закончилась, и с еще большим рвением устремился к заветной тени, таща за собой ослабевшую девчонку.
- Хьёрд...
Кухонные помещения были сметены обвалом и погребены под кучей скальных камней. В ужасе они остановились и уставились на часть стены, обрушенную и оплавленную. Сильный ветер от размахов крыльев парящего над Хельмом дракона поднимал пыль, застилающую глаза.
- Там! – вдруг указала Ирхильдис на часть стены, упавшую скатом и скрытую точно таким же ровным куском.
- Нет, там же ров!.. – несогласно крикнул ей Харальд, отмахиваясь рукой.
Время катастрофически убывало. Над их головами пролетела последний круг тень дракона, а грохот за спинами известил об удачном приземлении твари. Пока он кружил над крепостью, Харальд успел протащить девушку через весь двор, но она едва перебирала ногами от слабости. Каменное крошево совершенно внезапно ударило со всех сторон от мощного удара хвоста дракона.
- Харальд! – раздался откуда-то со стороны могучий рык Бьёрна. – Харальд, на землю!
Не оглядываясь и не теряя времени, воин с силой толкнул девушку в завалы разгромленной башни и прыгнул следом. Как оказалось, вовремя, ибо над головой пронеслась струя пламени. Закапал на землю в сажени от него жидкий огонь – жар плавил камень. Прокатившись спиной по плавному скату куска стены, он не успел затормозить и запнулся ногами о камни, полетев грудью прямо на нее.
- Эй, живая?
Девчонка слабо повернула голову и поморщилась, что-то соображая, ресницы трепетали. Жива, с облегчением ответил сам себе Харальд, и, воспользовавшись моментом, стащил с нее капюшон, дабы осмотреть рану на лбу, сочащуюся кровью. Девушка начала слабо отбиваться.
- Цела, – чуть более грубо, чем следовало, гаркнул начальник. – Наконец, очнулась! Вставай, бежать надо!
Она приоткрыла глаза угольно-черного цвета в этой темени и поморщилась.
- Может, ты с меня уже слезешь? – яростно прошипела девушка и слабо столкнула его с себя.
- Удивительно, но ни слова благодарности я еще не слышал, – столь же резко ответил Харальд и подал руку, чтобы помочь подняться.
Она оттолкнула руку и, гордо задрав подбородок, поднялась сама. В этот же миг рев дракона и удары, сотрясшие землю, заставили их опять пригнуться к земле.
- Услышишь, когда достанешь нас отсюда живыми! - бросила ему веско девушка, подходя к замуровавшему их завалу.
Судя по толщине куска обвалившейся стены, копать им пришлось бы долго, до излома зимы. Девчонка так резко двигалась, что не заметила, как острый камень над левым плечом равномерно и бесшумно в этом грохоте разрывал ткань на ее белоснежной рубахе, обнажая кожу. Харальд прищурился и отвел глаза, когда его осенила внезапная догадка, но времени не было.
- Эй, сюда, здесь будет скорее, - он поспешил указать место, где заметил неустойчивый камень, и начал раскопки самостоятельно, а девушка развернулась к нему и без лишних слов начала помогать. – Как звать-то тебя?
Ирхильдис укоризненно глянула на него, обдумывая ответ.
- Хельга, - помедлив, соврала она. – Хельга из Берсельма, - камни выскальзывали из пальцев. – А ты Харальд Хельмовский, значит?
Снаружи завала раздался еще более грозный рев, и сверху посыпалась пыль и камушки. Последовавшие за ним крики оборвались так внезапно, что по коже девушки побежала дрожь.
- Что этой твари надо от моей крепости?! – остервенело принялся разгребать завал Харальд, прорываться к единственному показавшемуся лучику света. – Откуда она взялась?!
- Я считала, драконы вымерли! - перекричала Ирхильдис шум, по мере сил помогая ему.
- Видимо, не до конца. Кто-то натравил их на Хельм.
- Что?
- Я вспомнил, пока мы бежали через двор! – воин пробил дыру в завале и теперь расширял ее. – У драконов не всегда есть всадники, но они были в те старые времена. Какой резон дракону нападать на Хельм и жечь его до последнего человека?
Мощным ударом сапога Харальд вышиб последний камень в широком лазе, оканчивающемся водой. Ирхильдис от одного взгляда на ледяную горную реку передернуло. Только после излома зимы застывали быстрые горные пороги, несущие лед к равнинам.
- Готова? Пошла!
Ощущение было, как будто острые иглы проткнули легкие, кожу, все тело. Ирхильдис резко выдохнула весь воздух, который едва успела набрать в грудь, и захлебнулась, камнем уйдя на дно. Конечности не сразу стали повиноваться. Теперь пламя дракона казалось даром неба, в который хотелось окунуться с головой.
Рука Харальда выловила ее у самого дна порога и вытащила на воздух. Ирхильдис с хрипом вдохнула, пытаясь выбраться на берег, но река стремительно несла их мимо обрушенных ворот крепости и под мостом, унося их под откос холма.
- Х-х-холодно...
- Терпи, - рука Харальда крепче сомкнулась вокруг ее запястья. – Д-держись! С-слышишь меня?
- Х-х-х...
- Холодно?
- Х-харальд... Т-там п-п-порог!
Судя по хриплому ругательству, начальник стражи Хельма слабо представлял себе местность вокруг своей крепости, если вообще знал, что тут протекает довольно бурная река. На их счастье впереди был завал из разрушенной крепостной стены, на который их принесло.
Снаружи оказалось не теплее, ибо зима жестко и крепко брала свои права над принадлежащим ей севером. Ирхильдис трясло крупной дрожью, пока она смотрела, как неугомонный воин полз к трещине в стене, чтобы посмотреть во двор. От камней завала шел жар, и девушка прижалась к ним, чтобы как-то обогреться, а привлекательности морозному пейзажу прибавляли редкие снежинки и пар дыхания.
Рев дракона постоянно сменялся на рычание, когда у того заканчивалось пламя, но эти звуки долетали до Ирхильдис, как через прижатую к ушам подушку. Харальд смотрел в трещину в стене и бледнел, оглядывая дымящиеся руины Хельма, выстоявшего тысячу лет, войны и бури, даже дюжину селей.
- Бьёрн! – он помахал кому-то и вскочил на ноги. – Бьёрн, сюда!
- Х-харальд, не надо... – прошептала Ирхильдис, смутно понимая, что через двор никто живой не проберется. – Х-харальд!
- Они сейчас перебегут и выберутся сюда! И мы все вместе...
Вспышка багрового света озарила окрестности древней крепости, и тень дракона грозно пролетела над руинами...

просмотреть/оставить комментарии [0]
<< Глава 0 К оглавлениюГлава 2 >>
ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

октябрь 2017  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.11.19
Мир, каков он есть [23] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.11.22 14:37:29
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.22 10:27:31
Только ты [1] (Одиссея капитана Блада)


2017.11.22 01:07:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.21 18:53:45
Быть женщиной [4] ()


2017.11.21 11:03:31
Самая сильная магия [5] (Гарри Поттер)


2017.11.21 06:57:51
Змееловы [4] (Гарри Поттер)


2017.11.21 00:10:33
Мазохист [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 10:56:36
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.20 09:47:54
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 09:47:26
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.11.19 19:08:07
Я, арестант (и другие штуки со Скаро) [0] (Доктор Кто?)


2017.11.17 10:18:01
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.11.15 09:05:11
Игры разума [26] (Гарри Поттер)


2017.11.14 20:15:40
Отвергнутый рай [9] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.11.14 11:27:49
Другой Гарри и доппельгёнгер [11] (Гарри Поттер)


2017.11.12 15:32:34
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2017.11.11 23:18:50
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [12] (Гарри Поттер)


2017.11.11 15:07:07
Без права на ничью [0] (Гарри Поттер)


2017.11.10 12:47:54
Слизеринские истории [128] (Гарри Поттер)


2017.11.09 22:18:44
Raven [23] (Гарри Поттер)


2017.11.07 04:21:15
Рассыпая пепел [5] (Гарри Поттер)


2017.11.06 20:17:27
Свет в окне напротив [132] (Гарри Поттер)


2017.11.05 18:24:07
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2017.11.03 15:29:26
Аутопсия [8] (Гарри Поттер)


2017.11.03 12:55:34
Последствия тайной любви Малфоя [2] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.