Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Ночь. Астрономическая Башня. Ужин при свечах.
Пенси говорит Драко:
- Ну все, теперь ты мой...
- Вот еще, сама мой!

Список фандомов

Гарри Поттер[18272]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12365 авторов
- 26932 фиков
- 8426 анекдотов
- 17063 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 0 К оглавлениюГлава 2 >>


  Свой в чужом мире

   Глава 1
125 год от Великого Землетрясения


Голова раскалывалась, тысячи маленьких молоточков без устали стучали о черепную коробку, как будто пил всю ночь накануне. Все тело болело, каждую чертову мышцу пронзала острая, оглушающая боль. Постарался открыть глаза, желая хотя бы узнать, где я, но тут же пожалел об этом. Солнце слепило до слез, поэтому поспешил смежить веки и вернуться в блаженную темноту. Хм….да и вообще кто я собственно такой? Так, это уже попахивает психушкой. А дальше что? Захочу быть Наполеоном и побегу завоевывать весь мир? Тпру, стоит притормозить и вернуться к насущному. Я не знаю, кто я такой? Да этого просто не может быть!
Спустя секунду после этих мыслей память вернулась одной стремительной вспышкой: меня полностью накрыло и я все вспомнил. Вот мы с отцом возвращаемся из пансиона, где неплохо провели время вдвоем, нам не так уж часто удается выбраться куда-то вместе. А тут умудрились покататься на лыжах, санках, полазить по горам и погулять по лесу. Дальше помню как играла музыка и мы неспешно ехали по шоссе в сторону дома, а потом….потом…О Боже! Нет! Потом я помню стремительно приближающейся к нам грузовик, скрежет металла, острую боль, кровь быстро заполняющую рот и после лишь поглощающую меня темноту. Я умер?
Нет. Ведь чувствую боль сейчас, чувствую что лежу на чем-то твердом и что ветер слегка касается моего лица. Кожей ощущаю припекающее солнце и слышу звуки. Значит не умер, но тогда что же? За этими мыслями снова открыл глаза. На этот раз резь не была такой отупляющей, что позволило мне оглядеться вокруг. Странно, сзади виднелся какой-то лес совсем без снега, а впереди, куда хватало глаз, было только бескрайнее зеленое поле. Где же это я?
Сел, потом встал, поочередно разминая ноги и приводя их в состоянии большей подвижности, нежели они были до этого. Снова посмотрел по сторонам, но нигде не было видно ни единого следа человека или же животного. Вдруг услышал позади себя топот копыт. Постойте, копыт?! Каких еще к лешему копыт?! Я что не далеко от какой-то фермы? Прямо ко мне с довольно приличной скоростью приближались четыре лошади, но какие-то странные, больше и мускулистей, чем я видел раньше, и у них совсем не было грив и хвостов. Все четыре животных были черного, как смола, цвета с большими, чуть навыкате, карими глазами. Но когда перевел взгляд на всадников, то меня охватил самый настоящий страх, буквально был в двух шагах от того, чтобы сорваться с места и бросится в незнакомый лес. Двое из них точно люди, а вот остальные вряд ли. Эти существа были низкие, приземистые, с черными волосами, в тон коням так сказать, с нависающим над глазами лбом, что делало их довольно пугающими персонажами, и смуглой кожей. И они вроде как были очень похожи друг на друга, может братья? С другой стороны, они ведь могут быть просто накаченными людьми, да? Этакие смуглые метисы из жаркой Африки рассекающие на смоляных конях без грив. Ну что за чушь то?!
Я не стал убегать от всадников, так как хотел понять, куда же меня занесла нелегкая, да и в какую сторону бежать то? Кругом бескрайнее поле и дремучий лес, не слишком удачные варианты. К тому же, вряд ли бы сумел на своих двоих оторваться от этих чудных лошадей. Они приблизились и окружили меня, отрезая любой путь к отступлению, но я продолжал спокойно стоять и разглядывать наездников, хотя внутри дрожал от страха, но внешне старался этого не показывать. Почему-то незнакомцы показались мне кем-то сродни хищников: почуют страх и живо отправят на тот свет. А мне не надо, я вроде и так уже умер.
Тут всадники заговорили, странно, раньше никогда не слышал такого языка. Они перебросились парой слов между собой, а потом один, тот что был в темном плаще с фиолетовыми вставками, обратился ко мне. Ни слова не понял из его речи, тарабарщина какая-то. Он снова что-то сказал, и я помотал головой. Потом произнес:
- Не понимаю, - раздельно и по слогам, а затем, для верности, помахал руками.
Все четверо как-то удивленно переглянулись, потом другой, с черными коротко-стриженными волосами и безумными блекло-серыми глазами, что-то приказал тому, который в плаще. Всадник кивнул и спрыгнул с лошади, быстро преодолел шаг, разделявший нас, и, прижав ладони к моим ушам, что-то произнес. Голову тут же пронзила такая боль, что я осел на землю, а мир перед глазами застилала красная пелена. Закричал, потому что думал, что череп сейчас взорвется и вот-вот из глаз польются кровавые слезы, но даже не услышал своего голоса. Спустя секунду боль вдруг ушла. Задыхаясь, сидел на земле и не хотел подниматься, что это за люди? Зачем они здесь? И как этот человек причинил мне такую боль одним лишь прикосновением?
- Теперь понимаешь? – услышал мягкий голос рядом с собой.
Удивленно подняв все еще немного гудящую голову, встретился с внимательным взглядом карих глаз и смог лишь кивнуть.
- Соломон, - крикнул черноволосый, - хватит там трепаться, вяжи его и поехали. Он будет хорошим товаром на следующем аукционе.
- Но, Зик, а что если он сын какой-нибудь знати? – пока они перебрасывались этими фразами, у меня хватило ума тихо встать, а потом броситься бежать, что есть сил.
Работорговцы! Билась единственная мысль. Не успел преодолеть и пары метров, как мою спину пронзила дикая боль и я мешком повалился на землю, сдавленно застонав.
- Куда это ты бежать вздумал? – прямо перед моим лицом приземлились черные, запачканные в серой грязи, сапоги. – Сегодня у меня урожайный день и я не позволю деньгам так просто ускользнуть.
После этих слов, он резко ударил меня в живот. Я, только-только успевший подняться с земли, снова упал и закашлялся, чувствуя как боль разливается по и так истерзанному телу, и перекатился на бок, сжимаясь в позе зародыша. Пусть уж если продолжат бить, то хотя бы не повредят чего-то важного.
- Зик, прекрати, - на колени рядом со мной опустился человек в плаще.
- Имеешь что-то против, Соломон? – с угрозой в голосе спросил тот, которого звали Зик.
- Ты повредишь товар, - спокойно ответил Соломон и, поддерживая меня, помог подняться, но в гневе оттолкнул его руку и встал сам.
Меня качало, ладони дрожали, живот тянуло тупой болью, глаза застилала кровавая пелена, но я твердо стоял на ногах. Сдохну, но не приму помощь от этих уродов!
- Не пробуй бежать, - тихо сказал мне Соломон и отошел.
- Ниал, Рукон, идите сюда и вяжите его, - с ухмылкой произнес Зик.
- А сам, что не можешь? – проворчал один из них.
- Рукон, просто держи его, пока я буду вязать, - проговорил другой.
- Хорошо, - ответил второй.
Когда они подошли, я попытался дернуться, но тот, которого звали Рукон, молниеносно бросился на меня и не дал даже шагу ступить, хватая поперек туловища и сжимая руками, как будто это были какие-то тиски. Кто это вообще такие? Люди просто не могут быть настолько сильными.
- Стоять, крысеныш, - мне показалось или его глаза на миг блеснули красным?
Продолжал трепыхаться в этой стальной хватке, чувствуя как от подобных усилий начинает ныть рана на спине. Второй в это время связывал веревкой мои руки и ноги.
- Кто из нас его повезет? – спросил Ниал, когда закончил и позволил мне, неудержавшему равновесие, повалиться на землю.
Зик обвел их троих взглядом, а потом его лицо исказила злая ухмылка:
- Наш добрый медик, - сказав это, он молниеносно запрыгнул в седло.
Двое других тоже забрались на своих лошадей и тихо тронулись вперед.
- Я – Соломон, - сказал, подходя ко мне человек в плаще, - пожалуйста, не сопротивляйся. Я не хочу причинять тебе боль.
- Тогда отпусти, - неловко встал, впервые заговорив за все это время.
- Не могу, - и он грустно посмотрел на меня. – Залезай.
Но я остался стоять на месте.
- Если ты этого не сделаешь, то Зик будет недоволен и снова пустит свой хлыст в дело. Неужели тебе мало одного раза?
Так это был хлыст, вот значит как. Он рассек мою рубашку и, видимо, кожу, потому что в том месте, где спина пылала болью, ткань неприятно липла к телу. Мне ничего не оставалось, как с помощью Соломона залезть на лошадь. Сам он сел впереди меня, и мы тронулись вслед за остальными.
- Как тебя зовут? – спросил он несколько минут спустя.
Я промолчал. Не имеет смысла разговаривать со своим тюремщиком. Или владельцем. Как уж судьба повернет.
- Я знаю, что ты не отсюда, - продолжил медик. - Ты не понимал наш язык и странно одет. Но кроме этого твои волосы. Я никогда прежде не видел людей с такой огненной головой. Если не хочешь говорить своего настоящего имени, то буду называть тебя Сатору.
- Как? – удивление возобладало над нежеланием говорить с этим человеком.
- Сатору. Это значит “огненная голова”. У тебя есть семья? В том, другом мире.
- Я умер там, - сказал это тихо, не для него, а для себя, чтобы смириться, наконец, с этой мыслью.
Умер и попал в Ад. Меня поймали работорговцы и собираются продать на аукционе, я проведу свою вечную жизнь, как раб, прислуживая кому-то. Жил свободным и умер, чтобы стать рабом. Какая ирония. Я усмехнулся. Тряхнув головой отбросил мысли о прошлом, нужно жить здесь и сейчас, как бы тяжело это ни было.
- Умер? – он удивленно обернулся ко мне. – Как?
- Не имеет значения, - меньше всего мне хотелось обсуждать с ним подробности той аварии.
- Понятно.
- Скажи мне, почему вы хотите продать меня в рабство? Разве это не запрещено? - должно же быть хоть что-то похожее в этом мире на наш.
- Конечно, запрещено. Но сейчас многие запреты с легкостью нарушаются.
- Почему? Расскажи мне об этом мире.
Сказав это, принял решение не оставлять попыток сбежать от них, бороться что есть сил, чтобы получить назад свою свободу. Пусть я неизвестно где, но хочу быть свободным! Тогда смогу начать жизнь здесь и может в один день, найти способ попасть обратно домой. Пусть мертвые не возвращаются, но я попробую.
- Хорошо. Сейчас мы находимся на одном из шести крупных материков. Его название – Махр или иначе – материк всех рас. Здесь живут все те, кто бежит от войны.
- Войны?
- Да. Сейчас на самом большом континенте – Центральной Земле – идет война. Она началась около десяти лет назад и теперь разрывает Савартанию, так называется наша планета, и поглощает в своем жерле множество душ, никого не оставляя нетронутым. Поэтому все бегут, куда только можно, лишь бы оказаться подальше от этого пекла. Война лишь только кровь, боль и смерть. Но власть держащим на это наплевать, - Соломон чуть повел головой, как будто и сам не верил в то, что говорил, - Совет Семи ничего не делает, чтобы прекратить побоище.
- Совет Семи? Что это такое?
- Это наш орган власти, который управляет всеми материками. В идеале они должны руководить расами так, чтобы царили мир и спокойствие, но сейчас все пошло наперекосяк. Не вдаваясь в дебри политических интриг, скажу, что ен’сан, по другому союз Сильнейших, ведет кровавую войну с дорм’сон - объединение Несогласных. Суть этой бойни одна – власть, причем абсолютная для кого-то одного. Своего рода – это гражданская война.
- Кто входит в ен’сан и дорм’сон? - с трудом удалось выговорить непривычные слова.
- В союзе состоят правящие семьи, их расы и те, кто придерживаться политики ен’сан. Главный костяк объединения составляют гизарды, касарты, люди и поддерживающие их расы.
- Ты все время говоришь расы, разве здесь есть другие расы кроме людей?
- Да, здесь есть и другие. Ниал и Рукон – аулоны.
- Аулоны? – я как попугай повторял за ним незнакомые слова, словно пробуя их на вкус.
- Они не люди в твоем понимании.
- Не люди, - удивленно прошептал.
- Ты еще много встретишь здесь тех, кто не похож на людей, но не говорим им, что они не такие. Потому что это будет воспринято как оскорбление и тебе придется несладко.
- Понятно. Расскажи еще.
- В нашем мире многие бежали от войны и оказались здесь, либо в Намории. Ввиду того, что все силы Совета брошены на усмирение гражданской войны на центральном континенте, на многих других материках господствует беззаконие. Бич Махра – это работорговля.
- А почему полиция ничего не делает с этим? Или у вас ее нет?
- Полиция? А что это такое?
- Это те, кто стоят на страже закона и ловят преступников, таких как работорговцы, например.
- А, ты говоришь про Карателей.
- Каратели?
- Да. У нас они стоят на страже закона. Но иногда мне кажется, что это не лучший выбор.
- Почему?
- Их выращивают искусственно, специально для службы Хранителям Закона.
- Искусственно? Кто такие Хранители Закона?
- Да, искусственно. То есть они не настоящие, у них нет души, они не знаю, что такое жалость или сочувствие, не умеют чувствовать и словно сторожевые псы свято исполняют любую команду Хранителей Закона. Хранители – это пятеро индивидов, которые следят за соблюдением закона и воплощением в жизнь решений Девяти Судей. Соответственно судебную власть представляют Девять Судей. Все они могут быть любой расы, главное – это доказать, что ты достоин занять место одного из судей или хранителей. Служители закона отличаются неподкупностью, жестокостью, но и особой непреклонной справедливостью.
- Соломон, кончай вести светские беседы и отошли его к другим, - крикнул Зик.
Я даже не заметил, как мы оказались перед огромным поместьем, состоящим из одного главного четырехэтажного здания и множества поменьше. Центральное строение было выложено темно-серым, видимо, кирпичом, имело множество средних размеров башенок, разнокалиберных окон и тяжелых, нависающих над входами металлических козырьков.
- Или он тебе приглянулся? – с ухмылкой заявил Зик, все также на лошади подъезжая к нам. – Заруби себе на носу, это всего лишь товар.
Сказав это он легко столкнул меня с лошади и я бухнулся прямо в грязь. Встать без посторонней помощи все равно не получится, слишком уж неудачно упал, поэтому остался лежать. Рядом спрыгнул Соломон и помог мне подняться.
- Осмотри его, чтобы не было меток, потом свободен, - Зик тоже уже был на земле и быстрым шагом направлялся в главное здание.
Перед высокими резными дверьми он остановился и, обернувшись, крикнул:
- И да, не забудь одеть на него ошейник, а то я знаю, какой ты бываешь рассеянный, Соломон. Все понял? – и его лицо исказила злая улыбка.
- Да, - ответил медик и, взяв меня под локоть, повел к одному из маленьких зданий, в то время как Ниал и Рукол занялись лошадьми.
Когда мы зашли в небольшой домик, понял, что оказался в помещении очень похожем на больничную палату: здесь были различные склянки, шкафы и тумбочки, одна узкая кровать, застеленная белой простыней, и почему-то пахло лекарствами, совсем как в моем мире.
- Раздевайся, - сказал Соломон и повесил свой плащ на крюк в стене.
- Сложновато это сделать со связанными руками, - язвительно протянул, с усилием поднимая руки и показывая туго стянутые веревкой конечности.
Я и стоял то с трудом, а если б начал двигаться, то наверняка б поприветствовал носом пол.
- Ах, да, прости, - он подошел ко мне и развязал руки и ноги.
Не преминул этим воспользоваться, хуком метко ударив его в челюсть, и уже занес руку для нового движения, когда он легко перехватил ее и заломил мне за спину. Несколько минут длилась борьба, сопровождаемая гневным сопением и скрипом зубов, но итогом ее оказалось мое поражение. Два странных металлических браслета, шириной примерно семь сантиметров, сухо щелкнули, сковывая запястья. Это не были наручники: я мог свободно двигать руками, но когда занес кулак для удара, то он замер в воздухе, и не слушался никаких команд.
- Что это? – спросил в страхе.
- Это браслеты подчинения, настроенные на меня. У нас тут много сложных пациентов, - он сел на стул напротив кровати, – а теперь раздевайся.
- Я не собираюсь раздеваться перед тобой, - гневно выкрикнул, делая попытку двинуться к двери.
- Ты не сможешь отсюда убежать. Здесь везде охрана и они отнюдь не такие понимающие, как я. Зик не расстроится, если одного раба вдруг будет не хватать. Так что веди себя хорошо и с тобой ничего плохого не случится.
- Со мной уже случилось! – закричал. – Я попал в этот чертов мир, какие-то ублюдки захватили меня в рабство и собираются продать! Смерть не будет таким уж тяжким испытанием.
- Понравилось умирать? – вкрадчиво спросил Соломон.
- Пошел ты! – гневно отозвался.
- Ты все равно должен раздеться. Я знаю, что на тебе нет меток нашего мира, но лучше бы не было и меток твоего. Поэтому будь добр, снимай одежду по-хорошему. Тем более что мне нужно еще обработать твою спину.
- Чтоб ты сгорел в Аду, если у вас, конечно, здесь есть таковой, - зашипел я, снимая разорванную рубашку, которая уже успела пристать к ране и теперь отлипая, приносила резкую боль.
Дальше снял кроссовки, носки и потом джинсы, оставшись перед ним в одних трусах.
- Этого тебе достаточно? – зло сказал я.
- Да, - он встал и обошел меня со всех сторон.
Его осмотр длился около пяти минут и после внешнего, он попросил меня открыть рот, ощупал живот и прочее. В общем это походило на осмотр у врача, если бы только не эти дурацкие браслеты на руках.
- Теперь ложись на живот, я обработаю твою спину.
- Обойдусь, - сказал и потянулся за джинсами.
- Это не предложение, это приказ, - в его голосе снова прозвучал намек на угрозу.
- Какое тебе дело до моей спины? Сама заживет и без тебя.
- Нельзя портить товар.
- Товар? – злость снова переполнила меня, и в одну секунду я оказался рядом с ним.
Раз уж нельзя ударить кулаком, то я двину этому козлу ногой. Каково же было мое удивление, когда конечность, так же как и до этого рука, замерла в воздухе, в нескольких сантиметрах от него.
- Что? – прошептал удивленно.
- Все твое тело подчиняется этим браслетам, не только руки. Ложись на кровать, - сказал он уже более мягко.
Опустошенный подошел к кровати и упал на нее лицом вниз. Сейчас мне не сбежать, нужно ждать другого случая.
- Постараюсь сделать все как можно быстрее, - он придвинул стул к кровати и сел.
Потом я почувствовал прикосновение холодной мази к спине и спустя несколько мучительных минут, рана вдруг перестала болеть.
- Теперь все, - услышал, как отодвигается стул и открывается ящик в одном из столов. – Можешь вставать.
Я безмолвно встал и потянулся к рубашке, когда Соломон вдруг отобрал ее у меня.
- Она уже никуда не годиться. Возьми эту.
Взял протянутую вещь и все так же тихо надел ее на себя. Странная ткань, немного неприятное ощущение, наподобие льна, но боюсь, что мне придется к этому привыкнуть.
Когда закончил одеваться, дверь домика вдруг распахнулась, и в нее заглянул маленький мальчик с белой чешуйчатой кожей и абсолютно черными глазами. Выглядел он довольно жутко и непривычно.
- Мастер Соломон, хозяин зовет Вас, - сказал он и с любопытством оглядел меня.
- Хорошо, Ник. Я сейчас приду, а ты пока проводи этого человека во второй барак. Понял?
- Да, мастер, - мальчик чуть поклонился и выжидательно уставился на меня.
Поднялся с кровати и подошел к двери.
- Не делай глупостей, - донеслось до меня.
Ничего не ответил и вышел из строения, вслед за мальчиком. Кроссовки быстро промокали, пока мы шлепали по этой вязкой, липкой грязи, направляясь к одному из длинных, пеналообразных строений.
- Ты новенький, да? – с любопытством спросил он. – Я – Ник, служу в доме.
- Да, новенький. Меня зовут…. – на секунду задумался, – меня зовут Сатору.
Новый мир, новая жизнь, новое имя. Так мне будет легче примириться с тем, что я в совершенно чужом, опасном и страшном по своей жестокости мире. Стоит забыть и отбросить все, что знал до этого и к чему привык, нужно научиться жить по здешним законам и правилам, чего бы это мне ни стоило. Возможно тогда, надежда на побег станет менее призрачной.
- Сатору, - протянул мальчик, – интересное имя, мне нравится. Если тебя не продадут и переведут работать в дом, будем дружить?
- Посмотрим, - задумчиво оглядел ребенка, удивляясь его непосредственности. - А сколько тебе лет?
- Мне четырнадцать.
- Как же ты здесь оказался? – пораженно спросил.
- Мой отец и старший брат погибли на войне, в схватке недалеко от Центр-Исита. А когда мы с матерью остались вдвоем, то не смогли уплатить ренту за квартиру и нас выставили на улицу. Поскитавшись пару недель, пришлось бежать из провинции Имертон на Махр, где нас близь Таркмалута тут же поймали работорговцы. Мать продали почти сразу, на женщин, - мальчик сдавленно сглотнул, - спрос велик всегда, а меня вот оставили. По меркам касартов я еще недостаточно взрослый, чтобы работать или заниматься чем-то иным.
- Эта провинция, откуда вы бежали, случайно находится не на центральном материке?
- Конечно, там. Ты что этого не знал? – Ник посмотрел на меня с недоумением.
- Знал, знал. Просто забыл. Значит, вы бежали и от войны тоже?
- Да. Там было совсем плохо. Многих моих знакомых убили, - голос мальчика стал каким-то тусклым.
- Понятно, - поспешил сменить тему. – А кого ты зовешь хозяином?
- Кого? – казалось, Ник слегка растерялся. - Ах да, ты же новенький. Хозяин – это господин Зик. Он глава гильдии работорговцев в этом районе.
- А ты никогда не хотел сбежать отсюда?
- Хотел, - мальчик почти прошептал это, словно боялся, что нас могут услышать, – но я знаю, что это невозможно.
За этим мы как раз подошли к еще одному небольшому строению.
- Тебе сюда, - тихо сказал Ник и, развернувшись, побежал к главному зданию.
Передо мной высилось средних размеров одноэтажное здание, как две капли воды похожее на то, в котором разместился Соломон, только это было более вытянутым, напоминавшим собой пенал. Потолки высотой около трех метров, а стены выложены чем-то похожим по своему виду на кирпич, но стоило мне прикоснуться, чтобы проверить, как ладонь обожгла холодность металла. Непонятный материал. Я потянул тяжелую дубовую дверь, которая чем-то напоминала раздвижные двери самолетных ангаров, на себя и оказался внутри длинного помещения, где по краям располагались стройные ряды коек. Хоть здесь было и не сумрачно, но гораздо темнее, чем на улице, поэтому мне понадобилось несколько секунд, чтобы глаза привыкли к такому освещению. Осмотревшись, я наконец полностью осознал, что оказался в руках работорговцев.
Длинное помещение было забито людьми и существами различных цветов, размеров и видов. И они точно были рабами: их шеи оскверняла тонкая полоска металла, шириной примерно в два пальца, которая являлась ничем иным, как ошейником, подобным собачьему. Все выглядело настолько мрачно и отвратительно, что мне захотелось тут же выбежать из этого проклятого здания и бежать, бежать куда глаза глядят, лишь бы не оставаться здесь, в полном отчаяния и боли помещении. Одеждой несчастным служила одинаковая роба, чем-то напоминавшая собой тюремную, а их ноги были обуты в жесткие черные ботинки, на подобие галош. На их фоне я сильно выделялся своими синими джинсами и бело-серыми, даже на вид мягкими, кроссовками. Однако, мало кто из присутствующих обратил на меня внимание, лишь несколько посмотрели в мою сторону, а потом вернулись к своим делам. Прислушавшись, я отметил гомон множества голосов и порой раздающиеся стоны и слабые крики, видимо, это помещение было гораздо больше, чем мне показалось сначала.
- Ты новенький? – обратилось ко мне существо больше напоминающее богомола переростка.
Молча кивнул, пытаясь как можно незаметней рассмотреть говорившего.
- Тогда там, в конце, есть свободная койка, топай туда, нечего стоять тут, - сказав это, он отвернулся к стене, издав неприятный звук жвалами, расположенными с левой и с правой стороны лица.
Я безмолвно проследовал, куда было сказано, стараясь не слишком таращиться на всех этих людей и нелюдей. Оглядев помещений, отметил про себя, что изнутри стены были выложены чем-то напоминающим древесину, но не бежевого или оранжевого цвета, а грязно-серого, словно старые застиранные мужские носки. С потолка на длинных проводах свисали небольшие светильники, размещенные по всему периметру, внутри которых размещались зажженные свечки, которые почему-то не погасли от дуновения ветра, когда я открыл дверь. Длинные, узкие окна, сразу на несколько секций с койками, находились под самым потолком, но все, кроме двух или трех, были закрыты, из-за чего в помещение стоял спертый, какой-то даже затхлый воздух, наполненный запахами пота, крови и немытых тел. В конце, почти перед самой глухой задней стеной, действительно оказалось пара свободных коек, занял ту, что была между очень высоким и красивым существом с миндалевидными глазами и очень маленьким носом, и обычным на вид ребенком.
- Привет! – тут же обратился ко мне мальчик. – Меня зовут Ал, приятно познакомиться.
Он протянул руку, а я замер от немого удивления: ладонь была четырехпалой, но это не выглядело, как увечье, скорее как нечто естественное, как будто так и было задумано природой. Наконец отмерев, пожал протянутую ладонь.
-А я - Сатору, - представился.
- Классное имя, - восторженно произнес Ал, сверкая своими зелеными глазами. – Давай дружить?
- Я…, - да почему же они все хотят тут со мной дружить?
- Не общайся с ним, Ал, - сказал, подошедший к нам аулон? – Он не такой, как мы.
- Почему? – удивленно произнес мальчик.
- Я такой же невольник, как и вы, - вырвалось у меня чересчур гневно, а эмоции, до сих пор бьющие через край, подбросили с койки.
- Нет, - спокойно ответил другой, этот был похож на Ника: те же черные глаза и белая чешуйчатая кожа.
- С чего вы взяли? – переводил взгляд с одного существа на другое.
Чешуйчатый указал на свою шею и я, подняв взгляд, увидел металлический ошейник, а так же полоску стертой в кровь кожи под ним.
- На тебе такого нет, - спокойной произнес он, - а значит ты не такой, как мы.
- На мне есть они, - поднял руки, показывая металлические браслеты, сковывающие мои запястья.
- Это обычные браслеты подчинения, - фыркнув ответил аулон, - и они сильно отличаются от наших ошейников.
- Чем же это?
- Ошейник и браслеты, - начал чешуйчатый, смерив меня недоуменным взглядом, - это плоды симбиоза между магией и технологией. В первом больше технического, а вот во втором - магического. Ошейник в своем строении имеет три длинных и острых шипа, толщиной примерно в миллиметр, расположенных ровно посередине. Когда это приспособление надевают на очередного раба, то штыри входят глубоко в тело, образуя точную и прочную связь с нервными окончаниями, конкретней с центральной нервной системой и спинным мозгом. Поэтому когда хозяин нами недоволен или просто хочет наказать для профилактики, то ему достаточно всего лишь дотронуться до пульта и электрический разряд ударит по нервам, не сильный, но достаточно чувствительный, чтобы выбить воздух из легкий и заставить молить о пощаде. Кроме этого, если мысленно пожелать смерти выбранному рабу, то ошейник просто поджарит несчастного, пустив через тело ток такой величины, что кроме обгорелых останков ничего и не останется.
- Это не может быть правдой, - сдавленно прошептал я, тихо оседая на койку.
- Это правда, - собеседник чуть кивнул, отчего белые, почти бесцветные, волосы упали ему на лицо. - Браслеты больше плоды магии, они не доставляют дискомфорта, через них не могут причинить боль или убить. Кроме этого, если тебе вдруг понадобиться защищаться, то ты без труда сможешь это сделать. Браслеты настроены на одного конкретного человека и воздействуют на носителя только магически не причиняя никакого физического вреда. Единственная твоя слабость, при ношении данного артефакта, - это хозяин, на которого его зачаровали и все. Теперь видишь разницу? Не понимаю, как ты мог этого не знать.
- Но как же так, - тихо прошептал я и перевел недоуменный взгляд на мальчика, сидевшего на соседней койке и имевшего на шее точно такой же ошейник, как и у всех, - он же просто ребенок…
- Да, ребенок, - снова вмешался в разговор аулон и произнес довольно жестко. - Но он такой же и раб, как и все здесь присутствующие, а значит обязан носить ошейник. Те, кто не носит подобное “украшение” выделяются среди общей массы, они не такие, иные. Теперь тебе понятней, почему ты отличаешься от нас?
- Да, - ответил тихо. – Могу я задать вопрос?
- Конечно, - чешуйчатый слегка улыбнулся, видя, что аулон больше не желает встпупать в разговор.
- Как же они вас различают, ведь эти ошейники все одинаковые? А пульт один, так?
- Да, пульт один. Но у нас есть номера, - и он указал на свою робу, где в районе сердца красовалась цифра 459, - и стоит лишь мысленно произнести нужное сочетание, потом дотронуться до пульта и правильно среагирует лишь тот ошейник, который закреплен за конкретным рабом.
- Но Ник, - вдруг вспомнил я, - на нем тоже не было ошейника. Значит он другой?
- Он носит браслеты подчинения, как и ты, - ответил мальчик, - они настроены на хозяина. Он сам мне рассказал.
- Да, - подтвердил чешуйчатый, - Ник один из немногих, кто носит браслеты подчинения. Это своего рода привилегия. Кстати, как ты сказал тебя зовут?
- Сатору, - тихо произнес, все еще переваривая услышанное.
- Приятно познакомиться, я - Леон, - он протянул мне ладонь и я не замедлил ее пожать, его кожа оказал на удивление холодной, почти как у трупа. – Это, - указал на аулона, - Уриан, - мы кивнули друг другу, - и Лиготан, - это уже было высокое существо на соседней койке, которое приветливо мне кивнуло.
- Приятно со всеми познакомиться, жаль, что при таких обстоятельствах, - произнес я.
Все понимающе кивнули.
- Остальных я думаю, ты сам узнаешь по мере надобности, - сказал Леон и отошел к койке напротив моей.
Я задумчиво лег на покрывало и посмотрел в потолок, размышляя обо всех сегодняшних событиях. Слишком много произошло за один день. Утром я умер, а к вечеру уже стал рабом в чужом для меня мире. Интересно, Соломон специально забыл одеть на меня ошейник или случайно? Ведь Зик ему об этом напомнил. С другой стороны, это значит, что я могу врезать этому черноволосому козлу по роже за то, что он тогда ударил меня хлыстом, да и просто вел себя как последний ублюдок. Это принесет мне некое удовольствие.
Спустя несколько часов, когда я уже почти переварил все события и начал строить планы, как бы сбежать отсюда, неяркий свет в бараке погас и все погрузилось в кромешную темноту. Наверное, так обозначался отбой. В ту же секунду в животе неприятно заурчало, оно и неудивительно, за весь день во рту не побывало и крошки. Я закрыл глаза и постарался не обращать на это внимание, а потом передумав, привстал и залез под тонкий, удушающе пахнущий каким-то чистящим средством, плед прямо в одежде и только после этого снова смежил веки. Не думать о терзавшем меня голоде было невыносимо тяжело. Спустя некоторое время, когда болезненный сон почти сморил меня, вдруг почувствовал чужое присутствие у своей койки.
- Кто это? – шепотом спросил темноту.
- Это Ал, - раздалось совсем рядом нервозно. – Можно я посплю с тобой? Мне немного страшно. Обычно я спал с Шином, но его убили, - голос дрогнул на последней фразе.
После этих слов мальчик замолчал в ожидании. Я вздохнул:
- Хорошо, - ну не выгонять же этого ребенка!
- Спасибо, - мальчик тут же забрался на кровать и устроился между мной и стенкой, обвив руками мой торс. – Спокойной ночи, Сатору.
Конечно, подобное было слишком, но что я могу сделать, если такие вот дети оказываются в подобных условиях и просят помощи? Разве можно отказать?
- Спокойной, Ал.
Уже через несколько минут ребенок заснул. Тогда как я предавался тяжелым мыслям, спокойствие и сонливость как рукой сняло. Что же это за мир, где так жестоко обращаются с детьми, где их подвергают таким испытаниям? Морят голодом, избивают, наказывают разрядами электрического тока, нацепляют варварские ошейники! Знаю, что и Земля не образчик доброты и сочувствия, нам есть чего стыдиться в своей истории, но ведь века рабства и войн давно прошли, почему же здесь по-другому? Мотнул головой, отгоняя нелогичные мысли и одновременно стараясь не разбудить заснувшего ребенка.
Что же это за мир все-таки? И как, как мне выбраться отсюда, из всего этого ужаса?

просмотреть/оставить комментарии [2]
<< Глава 0 К оглавлениюГлава 2 >>
декабрь 2017  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2017.12.17 18:50:09
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2017.12.17 13:27:00
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.16 21:43:20
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.16 15:30:13
Вопрос времени [0] (Гарри Поттер)


2017.12.16 15:29:52
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.12.16 14:51:20
Последнее пророчество [11] (Тор)


2017.12.14 20:51:36
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.14 17:26:21
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.12.14 10:30:33
Самая сильная магия [5] (Гарри Поттер)


2017.12.11 19:33:38
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.12.10 13:14:38
Слизеринские истории [129] (Гарри Поттер)


2017.12.08 20:47:36
Лёд [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.12.07 19:24:14
Своя цена [16] (Гарри Поттер)


2017.12.06 20:12:58
Десять сыновей Морлы [42] (Оригинальные произведения)


2017.12.06 19:31:18
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2017.12.06 09:51:00
Ненаписанное будущее [12] (Гарри Поттер)


2017.11.30 09:53:59
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.29 01:18:05
Встречи с людьми (и прочими штуками) [0] (Доктор Кто?, Научная фантастика)


2017.11.28 17:33:10
Дорожки [12] (Гарри Поттер)


2017.11.24 23:51:40
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [13] (Гарри Поттер)


2017.11.24 00:11:52
Сказки Хогвартского леса [19] (Гарри Поттер)


2017.11.23 23:16:37
Просто быть рядом [40] (Гарри Поттер)


2017.11.22 01:07:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.21 18:53:45
Быть женщиной [5] ()


2017.11.21 00:10:33
Мазохист [0] (Шерлок Холмс)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.