Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Когда Северус Снейп ставит за работу "П", то "П" означает не "Превосходно", а "Пи**ец". Ибо состояние профессора после чтения превосходной работы именно такое.

Список фандомов

Гарри Поттер[18345]
Оригинальные произведения[1185]
Шерлок Холмс[712]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[102]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12468 авторов
- 26844 фиков
- 8422 анекдотов
- 17322 перлов
- 642 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>


  Ненаписанное будущее

   Глава 4. Квантовая сирота
Кабинет Дамблдора выглядел точно так же, как когда она увидела его впервые. Немного постаревший Фоукс при виде Гермионы издал со своего насеста приветственную трель; по всей комнате крутились, вертелись и мелодично звенели разнообразные штуковины. На портретах почти никого не было, только под самым потолком мирно дремали какие-то волшебники — казалось, они не просыпались уже лет сто. Дамблдор превосходно смотрелся в ярко-фиолетовой мантии с затейливой оранжевой окантовкой. От ее расцветки слезились глаза — и откуда-то появлялась уверенность в том, что все будет хорошо. Сейчас, когда он стоял напротив, было невероятно трудно вспомнить, как она возмущалась его поступками каких-то несколько недель назад.

— Заходите, мисс Грейнджер! Как прекрасно, что вы решили меня навестить. Лимонную дольку?

— Да, спасибо, — она подошла к письменному столу и потянулась за угощением.

— Вы правда хотите?.. Тогда возьмите две!

Она засмеялась и действительно взяла две дольки, закинула обе в рот и задвинула за щеку. У леденцов был терпкий вкус воспоминаний.

Он улыбнулся ей, как любимой внучке, а потом сложил руки на столе и спросил:

— Чем я могу помочь вам, мисс Грейнджер?

Она вздохнула.

— Честно говоря, я и сама не уверена. Но знаю, что могу помочь вам — что мне нужно это сделать. Видите ли, я пока не разобралась, как именно это случилось, только я перенеслась назад во времени.

— Да, я знаю.

— Знаете? — у нее замерло сердце. В голове замелькали вопросы. Что все это значит? Неужели директор заранее знал, что так получится? А может, он сам всё как-то подстроил?

Однако его следующие слова развеяли всякую надежду.

— Да, мистер Снейп мне только что об этом рассказал.

— Вот как. Ну конечно. — Она вздохнула. — С чего же начать… Дело в том, что мне уже приходилось иметь дело с хроноворотами. И чем чревато вмешательство в прошлое, мне подробно объяснили, так что я даже не представляю, как теперь быть — после всего, что я тут наворотила. Ведь не успела я попасть в это время, и тут же умудрилась напрочь угробить свое будущее — еще и пяти минут не прошло. Теперь все будет иначе, и с одной стороны это хорошо, но вот с другой…

Дамблдор поднял брови и заинтересованно, почти азартно подался вперед.

— Все настолько плохо?

— Настолько. Плохо или хорошо — это как посмотреть.

— Поразительно. Говорите, пяти минут не прошло? Вам не кажется подозрительным такое совпадение?

— Еще как кажется. Будто кто-то нарочно отправил меня в этот конкретный момент времени.

— И кто же это был, как вы полагаете?

Гермиона скривилась — леденцы во рту начали шипеть и пениться. Аккуратно прикрыв рот ладонью, она раскусила их и поспешно проглотила.

— Простите, — глубоко вздохнув, она продолжила: — Можете считать меня сумасшедшей, но мой главный подозреваемый — Хогвартс. Ну или Выручай-комната. — Он недоумевающе на нее посмотрел, и она уточнила: — Комната необходимости.

— Неужели? — немного растерянно спросил Дамблдор. — Как удивительно. Думаете, школа пожелала, чтобы вы отправились назад во времени и изменили прошлое?

— Ну да. Что-то вроде того. Более-менее. — Она поморщилась. Высказанное вслух, ее предположение звучало довольно неправдоподобно.

— Не могли бы вы пояснить?

Она откинулась на спинку стула и обвела взглядом комнату, раздумывая, с чего бы начать.

— Не знаю, насколько хуже все может стать от моего вмешательства… Понимаете, в будущем — откуда я явилась и которое уже вполне могло поменяться — школа несколько пострадала, и я была среди тех, кто помогал с ремонтом. Я много над чем работала, но в основном отвечала за восстановление Выручай-комнаты — так мы ее называли. А когда я закончила, комната повадилась скакать по всему замку, и с этим я уже ничего не смогла поделать. Порой ее даже видели в двух местах одновременно, но обычно она везде следовала за мной. Можно сказать, мы с ней подружились. В последний мой день в замке я зашла к ней попрощаться. В руках я держала портключ и ненадолго положила его рядом с собой. А когда вновь взяла его, он изменился.

— Изменился?

— Поменял цвет. Когда я купила его в Министерстве, он выглядел как обычный маггловский пластиковый цветочный горшок — красный, с трещиной на боку. А во время активации он был зеленый — с точно такой же трещиной, но зеленый.

— А вы ничего не заметили, когда брали его в Выручай-комнате? Возможно, с ним что-то произошло, когда вы уже вышли оттуда?

Она покачала головой.

— До активации я как-то не обращала на горшок внимания, но потом поняла, что он изменился именно в Выручай-комнате. После я уже никого не видела и не выпускала его из рук — держала всю дорогу до Хогсмида. Я действительно тогда сильно задумалась, но никто не смог бы незаметно к нему подобраться.

— Поразительно. — Он посмотрел вверх, на стену, словно в поисках подсказки, но обитатели портретов так и не появились. Потом опустил глаза и взглянул на нее поверх очков-половинок. — Вы совсем никого не видели? Даже в школе?

— Никого. От комнаты и до самой деревни — ни единой живой души.

— И в котором часу это было?

— Где-то в половине десятого.

— Когда я встретил вас, было еще только восемь.

— Восемь? — А она и не заметила. Гермиона нахмурилась.

— А что вы делали перед тем, как выйти из комнаты?

— Пила сливочное пиво.

— Ну конечно. И какими были ваши прощальные слова? Уверен, что такая сентиментальная юная леди, как вы, обязательно захотела бы сказать последнее «прости» — пусть даже и комнате.

Она почувствовала, как вспыхнули щеки.

— Да, примерно так все и было.

— А слова, мисс Грейнджер?

Она прищурилась, повернулась к Фоуксу и склонила голову набок, пытаясь вспомнить.

— Насколько я помню, я сказала так: «Думаю, именно по тебе я буду скучать больше всего. Пожелай мне удачи. А я попробую привести свою жизнь в порядок — с тобой же у меня получилось».

— Понятно, — Дамблдор многозначительно кивнул. — Что ж, это все меняет.

— Меняет?

— Конечно.

— А что именно меняет?

Он махнул рукой.

— Вы же сами сказали — всё. За пять минут вы совершенно изменили свое будущее. И не только свое, но и всей школы, или, как минимум, будущее Выручай-комнаты. Осмелюсь предположить, что она, как и вы, была недовольна своей участью — и приняла меры.

Гермиона подалась вперед.

— Так значит, школа разумна? Филиус говорил, что нет.

— Нет. Конечно же, нет, — покачал головой Дамблдор. — Это обычное здание. Ну а если не обычное, тогда возможно, что и да.

— Так да или нет? — сдвинула брови Гермиона.

— Почему вы считаете, что правильный ответ только один?

Она раздраженно выдохнула и откинулась назад.

— Если ваша теория верна, меня послали сюда, чтобы изменить прошлое, и оно действительно изменилось. Но прежде чем я отправлюсь обратно, мне нужно еще кое-что вам рассказать.

— Нужно?

— Да. Школа теперь точно не пострадает — по крайней мере, не пострадает так, как в моем времени, — но есть и другие опасности. И эти, так сказать, торчащие хвосты могут серьезно навредить. Вот только я не вполне уверена, какими будут последствия, если вам про них рассказать. Вчера я полночи не спала — пыталась понять, почему я вообще до сих пор существую. Ведь если я изменила будущее, тогда кто в этом будущем даст мне портключ? Видите — временная петля не замыкается. А что случится, если я еще больше все запутаю? Вам необходимо знать то, что знаю я, но будет ли эта информация правдива, если вы ее услышите?

Он кивнул и откинулся на спинку стула, сложив руки на животе.

— Боюсь, я никогда по-настоящему не понимал квантовую арифмантику. Все эти расчеты у меня получались из рук вон плохо, так что за подробностями вам лучше обратиться к Реджинальду Боуду из Отдела тайн. Если вкратце, считается, что существует множество реальностей, которые разветвляются всякий раз, когда кто-то делает выбор. А когда тут замешана магия, такая, как путешествия во времени, то образуются сингулярности. Все это очень запутанно. Где-то там существует Гермиона Грейнджер, которая не попала в прошлое, а продолжает жить своей жизнью. Где-то еще она оказалась в прошлом, но не пригласила мистера Снейпа выпить с ней пива. А где-то — пригласила, но сегодня ко мне не пришла. Понятно? Множество альтернатив, множество реальностей.

— Значит, меня не сотрет из реальности, если я расскажу вам будущее?

— Полагаю, что раз этого до сих пор не произошло, хотя вы успели многое изменить, то вам и дальше нечего опасаться. У вас в этом времени уже есть якорь — сингулярность, которая вас здесь удерживает.

Гермиону охватило огромное облегчение, и она кивнула — раз, другой:

— Тогда мне нужно многое вам сообщить.

— Я вас внимательно слушаю.

Она наклонилась вперед, уперлась локтями в колени и начала с главного:

— Во-первых, крестражи. Их надо найти и уничтожить, иначе вы не сможете убить Волдеморта.

Глаза Дамблдора потрясенно расширились.

— Вы знаете о?.. Крестражи? Их несколько? Сколько?

— В мое время было несколько, а вот сколько их сейчас, сказать сложно. Мне понадобится время, чтобы с этим разобраться.

Сейчас перед Гермионой сидел совершенно другой Дамблдор. В его глазах не сверкали искорки. Он даже немного пугал. Дамблдор откинулся назад и, прищурившись, посмотрел на нее поверх очков.

— Мисс Грейнджер, надеюсь, вы не откажетесь поведать мне, как именно изменилось ваше будущее?

— О, конечно. Вчера, когда я свалилась прямо под ноги профессору Снейпу, я нечаянно задержала его и не позволила подслушать пророчество Трелони и сообщить о нем Волдеморту. Видите ли, в тот раз он его услышал, хотя и не целиком. Ваш брат застал его под дверью и вышвырнул вон, так что Темному Лорду он передал только половину.

— Он передал его… — ледяные глаза Дамблдора обещали Снейпу неминуемую кару.

— Погодите, не спешите с выводами! — она замахала в воздухе руками. Нужно было столько всего рассказать, а она даже не знала, с чего начать. И быстро заговорила, решив вывалить на Дамблдора как можно больше информации: — Если в двух словах: в моей версии истории Волдеморт решает, что пророчество относится к Гарри Поттеру, сыну Лили и Джеймса — он родится в следующем месяце. Снейп переходит на вашу сторону и умоляет вас защитить Поттеров от Темного Лорда.

— Неужели? — язвительно переспросил Дамблдор — последним словам он явно не поверил.

Гермиона неловко поерзала на стуле и пробормотала:

— Ну, сначала речь шла только о ней.

— Почему? Чего он хотел этим добиться?

Его голос звучал ровно, но было совершенно очевидно: Дамблдор не верил, что Снейп в принципе способен руководствоваться благородными мотивами. Гермиона в который раз представила, каково это — жить, когда все вокруг такого мнения о тебе, и почувствовала, что потихоньку закипает. При мысли о том, что даже Альбус Дамблдор судил о нем превратно, в животе противно заныло.

— Почему? Потому что он ее любил. Чего хотел добиться? Чтобы она была в безопасности. К сожалению, все оказалось напрасно.

Директор нахмурился.

— Он влюбился в Лили Поттер? И давно? Я полагал, что если между ними и были какие-то отношения, то только в детстве, когда о любви и речи не идет. А теперь выясняется, что он увивается за замужней женщиной. Не могу сказать, что рад это слышать. Крайне незрелое поведение — как для него, так и для нее.

— Ни за кем он не увивается! Он всегда ее любил. Они выросли вместе. Он и тогда ее любил, и теперь любит. Как вы могли этого не понять? Профессор Синистра говорила, что это просто бросалось в глаза. Лили Эванс была для него единственной радостью, светом в окошке. А когда он узнал, что она в опасности, то сделал все, чтобы ее защитить.

Она остановилась, несколько раз глубоко вздохнула, потом махнула рукой и продолжила:

— В общем, вы помогли им спрятаться под заклятием Фиделиуса, но тут Сириус Блэк решил, что сделать Хранителем его — это слишком очевидный выбор, и ему пришла в голову идея, которую он посчитал очень умной: попросить, чтобы тайну доверили Питеру Петтигрю. Ну а тот сдал Поттеров Волдеморту.

— Петтигрю? — Это прозвучало с таким недоверием, что раздражение Гермионы вспыхнуло ярким пламенем.

— Да, Петтигрю. Если он еще не стал Пожирателем смерти, то скоро станет. Пожалуйста, запомните три вещи: потенциально Снейп — очень хороший человек, Петтигрю — очень плохой, а Блэк считается умным, а на деле — настоящий идиот.

Ладно, дальше было так: Волдеморт убивает Джеймса и Лили, пытается убить Гарри, но попадает под собственное проклятье. Гарри остается жив, а Волдеморт развоплощается. До поры до времени, окончательно умереть он не может — крестражи не дадут. В результате Снейп целиком и полностью верен вам, но никто об этом не знает, потому что он сам так захотел; Блэк в тюрьме за убийство — на самом деле всех этих людей убил Петтигрю, но об этом тоже никто не знает; а все знают лишь то, что Поттеры погибли, а их сын выжил.

Вы оставляете Гарри под дверью его маггловской тетки — кстати, она ужасно с ним обращалась, — а Петтигрю превращается в крысу и становится питомцем в семействе Уизли, причем сами они об этом не подозревают. Многие годы он прячется у них, ожидая возвращения своего господина, и наконец тот действительно возвращается.

С этого момента дела идут хуже и хуже. Волдеморт набирает все больше сил. Гарри постоянно оказывается в центре событий, а с ним и его друзья — да, и я тоже. С каждым курсом приключения становятся опаснее, Гарри хотят убить, умирают люди. В каникулы перед шестым курсом вы надеваете проклятое кольцо — надеетесь увидеть свою сестру, но вместо этого навлекаете на себя смертельное проклятье. Снейп не может его снять, только замедлить действие, и вам в голову приходит дикая идея, от которой мозги вскипают и взрываются: он должен убить вас, и тогда Старшая палочка освободится, а ее хозяином сможет стать Гарри. Только вот Драко успевает разоружить вас прежде, чем вмешивается Снейп, но Гарри все равно становится ее хозяином, так как за несколько месяцев до того победил Драко — объяснение слегка притянуто за уши, но другого у нас нет, — а Волдеморт убивает Снейпа, потому что думает, что хозяин он, так что план ваш с треском провалился.

В конце концов Гарри побеждает Волдеморта силой, которой тот не знает — кстати, это любовь, — а наутро половина школы лежит в руинах, Выручай-комната дотла сгорела в Адском пламени, и почти все герои этой истории мертвы. Прямо как в пятом акте «Гамлета», только весь этот ужас происходит на самом деле. Ремус, Тонкс, Фред, Снейп, Блэк, Петтигрю, вы, Шизоглаз Моуди, Добби, Колин Криви, Седрик Диггори, Чарити Бербидж, Руфус Скримджер, Батильда Бэгшот — боже, это какой-то бесконечный список.

Гермиона потерла виски.

— Такое впечатление, будто сама школа посчитала, что цена слишком высока, и вот — та-дам! — я здесь. — Она шумно выдохнула и бессильно уронила руки, откинувшись на спинку стула.

Дамблдор тоже откинулся назад и наградил ее долгим, нечитаемым взглядом.

— Спасибо, мисс Грейнджер, — наконец сказал он. — Я чрезвычайно благодарен вам за этот рассказ.

Она поморщилась.

— Просто мне хочется, чтобы на этот раз все закончилось не так грустно. Из-за меня Поттеры останутся живы — это уже хорошо; остальное зависит от вас. Я подумала, что будет намного проще, если вы узнаете все заранее. Только прошу вас, пожалуйста, не надо вмешивать в эту войну детей. Если Волдеморт не услышит пророчество, то не станет отравлять Гарри его школьные годы.

Гермиона наконец приняла решение, над которым раздумывала добрую половину ночи. Открыла сумочку, пошарила внутри и, вытащив толстую тетрадь в кожаном переплете, положила ее на стол.

— Это мой дневник. Я начала вести его на первом курсе; последняя запись сделана вчера вечером. Прочтите его. Там все написано — про крестражи, где их найти и в каких предметах, как их уничтожить, кто и что сделал, кто и когда умер, кому можно и кому нельзя доверять. Прочтите и подумайте, как лучше поступить. — Прикусив губу, она добавила: — Только не обращайте внимания на то, что я пишу о Роне; к сожалению, там о нем довольно много. Да, и о Локхарте тоже. Просто пропускайте эти места, ладно? Мне даже вспоминать об этом стыдно. Или вообще не берите Локхарта на работу — сделайте мне маленький подарок. Все равно он мошенник.

Дамблдор взял в руки дневник, погладил кожаную обложку, и на мгновение в его глазах зажглись искорки. Мелькнули — и погасли.

— Это бесценный дар, мисс Грейнджер. Не могу выразить, как я вам благодарен и как восхищен вашим поступком. Любые слова меркнут перед лицом такой жертвы.

— Если это позволит избежать того, что случилось, то не так уж и высока цена. Зато как же здорово будет вернуться назад и увидеть, как все изменилось!

Его глаза расширились, и он наклонил голову, глядя на нее поверх очков.

— У вас есть возможность вернуться в свое время?

Она наморщила лоб.

— У меня — нет. Но надеюсь, что среди невыразимцев найдутся нужные специалисты.

Дамблдор помрачнел и тяжело вздохнул, и у Гермионы что-то сжалось внутри — даже раньше, чем он покачал головой.

— Мисс Грейнджер, насколько мне известно, у нас не существует методов, способных вернуть вас обратно в ваше будущее. Я, конечно, не всеведущ, но разбираюсь в этом вопросе получше большинства волшебников. И даже если бы такая возможность у нас была, боюсь, что измененное будущее окажется не таким радужным, как вы рассчитываете.

Она моргнула.

— Почему? Что вы имеете в виду?

— Я думал, вы знаете — вы же говорили, что имели дело с хроноворотами. — Он вздохнул, провел рукой по кожаной обложке дневника. — Мне жаль, но вы полностью перечеркнули свое будущее. Уничтожили его. Даже если бы вы не вмешались вчера в действия мистера Снейпа, изменения все равно были бы необратимы. И если вы вернетесь, то увидите, что от вашей жизни ничего не осталось. Совсем ничего. Вы станете там такой же чужой, как и здесь.

— Я… я не понимаю.

— Как бы мне ни хотелось смягчить для вас горькую правду… Другая вы — та Гермиона Грейнджер, которая еще младенец — уже больше не ведьма. Она проживет свою жизнь, не имеющую никакого отношения к волшебному миру. И никогда не встретит ни этого Локхарта, ни вашего Рона.

Она потрясенно распахнула глаза; голова закружилась, к горлу подступила тошнота. Дамблдор смотрел на нее с сочувствием.

— Мне очень жаль. Я действительно думал, что вы все понимаете.

Она сгорбилась на стуле, покачала головой.

— Нет. Я не понимала… Не понимаю. — Она обвела взглядом комнату; перед глазами все расплывалось от слез. Заметила на подставке толстый фолиант и указала на него рукой. — Меня правда нет в книге Хогвартса? Профессор Снейп сказал, что не нашел моего имени.

Дамблдор вздохнул и кивнул.

— Мистер Снейп считал, что вы скрываете свое настоящее имя, что ни о какой Гермионе Грейнджер в книге никогда не упоминалось. Он просмотрел ее всю, и очень тщательно. Однако я всегда любил заранее узнавать имена будущих студентов. Гермиона — замечательное имя, прекрасное и редкое. Я помню, что видел его в прошлом году, теперь же его там нет.

— Но почему? — вскричала она.

— Маленькая мисс Грейнджер потеряла магию в то мгновение, когда вы применили в этом времени свое первое заклинание.

— Но… все равно не понимаю. Раньше ведь такого не было…

— Закон сохранения магии.

Гермиона покачала головой.

— Нет, не складывается. Я же не превратилась в сквиба, когда весь третий курс пользовалась хроноворотом!

— Да, но тот хроноворот отправлял вас назад часа на два, не больше, а значит, вы с вашим двойником были идентичны. Путешественник во времени не способен забрать из будущего собственную магию; он приносит с собой лишь способности, потенциал, а магию заимствует у своего двойника. Тот этого даже не замечает — если, конечно, они оба не пытаются одновременно применить мощнейшие чары. Однако так бывает только при минимальной разнице в силе; если же проигнорировать ограничения и забраться дальше в прошлое, то неизбежны проблемы, и очень серьезные. С возрастом волшебники становятся могущественнее. Чем больше разница между вашим двойником и вами, тем больше разрыв в силе. И вместо того чтобы заимствовать магию, вы отбираете ее всю. Перетягиваете на себя. Попав в это время, вы первым же заклинанием лишили себя-младенца магической силы.

Гермиона прижала руку ко рту и принялась раскачиваться на стуле. Осознание ударило, как электрический разряд, и у нее встали дыбом волосы.

— Боже мой! Я превратила себя в сквиба, когда отчистила от грязи кошмарную мантию Трелони! Потому что она шла на собеседование, а я заляпала ее одежду!

— Мне ужасно жаль, мисс Грейнджер. Если вас это утешит… я уверен, если бы вы сумели попасть в созданное вами будущее, то увидели бы, что та, другая вы прекрасно себя чувствует и ничуть не страдает от того, что потеряла то, о чем даже не подозревала.

— Я могу вернуть ей магию?

— Боюсь, что нет. Но она еще младенец, а у младенцев исключительно быстро развивается мозг. Несколько мгновений — и он уже начал перестраиваться, компенсируя потерю.

Гермиона продолжала раскачиваться взад-вперед, борясь с тошнотой. Она отобрала у себя магию... от одной этой мысли становилось дурно.

— Так, значит, не существует способа вернуть меня обратно?

— Насколько я знаю, нет. С другой стороны, я не слышал и о способе, который позволял бы отправить человека в прошлое на двадцать лет. — Дамблдор улыбнулся. — Надежда есть всегда. Возможно, для начала вам стоит навестить вашего друга.

— Кого, Снейпа?

Дамблдор склонил голову набок, в его глазах вновь зажглись лукавые искорки.

— Вообще-то я имел в виду ту сущность, которая послала вас сюда. На вашем месте я бы поискал Выручай-комнату, ведь именно она столь бесцеремонно распорядилась вашей судьбой. Полагаю, у нее были на то причины.


* * *
Гермиона шла по школе, не замечая ничего вокруг; в голове у нее царил сумбур. Вся ее жизнь рухнула под откос, и непонятно было, что первым оплакивать. На этот раз Выручай-комната не захотела появляться рядом с ней, и Гермиона отправилась туда, где она уж точно найдется. Три раза прошла мимо портрета Варнавы Вздрюченного, мечтая лишь о месте, где можно спрятаться и вволю пореветь, и когда в стене наконец возникла дверь, бросилась внутрь. За дверью оказалась уютная комнатка с маленьким камином, в котором, потрескивая, ярко горел огонь, а перед ним стояло удобное мягкое кресло с пухлой подушкой. То, что надо. Она упала в кресло, уткнулась лицом в подушку и зарыдала.

Подросткам часто кажется, что все пропало, и в этом Гермиона исключением не являлась, но еще ни разу она не была настолько близка к истине. Она вообще сомневалась, что где-то найдется другой такой неудачник, который бы в буквальном смысле уничтожил свое будущее.

Она подняла голову.

— Я сделала, что ты хотела. Ты ведь этого хотела, да?

Ответа не было; только огонь потрескивал и рассыпал искры в камине. В душе полыхнуло раздражение, мгновенно сменив печаль.

— Что? Нечего сказать? Ни мудрых слов утешения, ни афоризма подходящего? Ах да, ты же просто комната. — Она вытерла лицо рукавом и добавила: — Должно быть, ты даже не догадываешься, кто я такая и что здесь делаю.

Рядом с ней появился столик, а на нем серебряный поднос с бутылкой сливочного пива и красным пластиковым цветочным горшком. Гермиона отшатнулась, как от пощечины. Такого ужасного предательства она не ожидала.

— Зачем? За что ты так со мной? Мне казалось, я тебе нравлюсь… — Она понимала, как жалко звучат ее слова, но ничего не могла с собой поделать.

В ответ на подносе возникла газетная вырезка. Гермиона подняла ее и ахнула, прочитав заголовок.


Еще одна трагедия магического мира


Магический мир скорбит о безвременной кончине одной из величайших своих героинь. Вчера вечером в Амстердаме была убита Гермиона Грейнджер. Мисс Грейнджер, которая весь прошлый год помогала восстанавливать Хогвартс, решила отпраздновать завершение работ, отправившись в долгое и увлекательное путешествие. Ее путешествие продлилось лишь один день. По словам свидетелей, в гостинице на нее напал человек, позднее опознанный как Торфинн Роули, Пожиратель смерти и верный сторонник Волдеморта. Он был арестован, но впоследствии умер от ран, полученных в битве с Гермионой Грейнджер, сражавшейся за свою жизнь. После битвы за Хогвартс Роули бежал и в течение целого года скрывался от правосудия. Он был замечен в Париже, Люксембурге и Триесте, после чего авроры потеряли его след.

Наши читатели помнят, что Гермиона Грейнджер сыграла ключевую роль в победе над…


Гермиона уронила вырезку и потрясенно уставилась на нее; в ушах глухо пульсировала кровь. Наконец она подняла голову и огляделась.

— Ты знала, что меня ждет?

Молчание.

— Как? Как это возможно? Если ты знала мое будущее, то почему не изменила свое? Почему не остановила Волдеморта, когда он прятал диадему?..

Опять молчание — и только треск пламени в камине.

— Я не понимаю, — прошептала она.

Покачала головой, подняла с пола газетную вырезку и положила ее обратно на поднос.

— Спасибо, — тихо сказала она. — Ты спасла мне жизнь.

Разгладила складку на мантии, расправила плечи и глубоко вздохнула.

— Я смогу попасть обратно?

Зашуршала бумага; Гермиона взглянула на пол рядом с креслом и увидела газету. «Ежедневный пророк» — судя по дате, тот самый номер, который она просматривала утром. Он был открыт на десятой странице; заметки о вакансиях и сдающемся жилье были обведены зелеными чернилами. На глаза навернулись новые слезы, она закусила губу и прошептала:

— Понятно.

Она уставилась в огонь, чувствуя, как в душу вновь заползает мертвящее оцепенение, с которым она жила со дня битвы. Слишком много всего навалилось. У нее не было будущего — а значит, и Рона. И Гарри, и Джинни. Она покачала головой.

— Мне хотелось от всех сбежать, но оказалось, что сбегать намного проще, когда знаешь, что это не навсегда. — Она промокнула слезы рукавом. — Ты ведь понимаешь, что, кроме тебя, у меня не осталось больше друзей?

В ответ в темном углу вспыхнул свет, осветил потрескавшийся каменный постамент и черный бюст наверху. Гермиона склонила голову набок и внимательно посмотрела на мраморного профессора, замечая, как возраст и опыт изменили его лицо.

— Но ведь он теперь совсем другой человек, — проговорила она; по ее щекам катились крупные слезы. — Я сама этого добилась — к добру или к худу.

Ей никто не ответил, и только огонь тихо потрескивал в камине.


* * *
Она прокралась через сад к задней двери, стискивая в руках потертую бисерную сумочку и свою волшебную палочку. Чары тишины, чары невидимости, Алохомора — и она быстрой тенью скользнула внутрь. В голове стучали молоточки, протестуя против такого безрассудства, но Гермиона не останавливалась. Простояв полчаса под окном, она поняла, что скорее пожертвует рассудком, чем откажется от этого горького утешения.

Она шла по дому, как призрак, а глаза застилала пелена слез. Через гостиную, вверх по лестнице — на звуки колыбельной. А потом она нашла их.

Волосы у матери были стянуты в хвост на затылке. Она складывала детскую одежду, все эти крошечные рубашечки и ползунки, и выглядела уставшей, но довольной. Руки ее двигались быстро и уверенно, и вскоре таз с чистым бельем опустел.

Ее отец, у которого еще не было ни лысины, ни пивного брюшка, качал на руках свою малышку, напевая ее любимую песенку и не отводя глаз от пухленького личика. Что поделать, Гермиона была исключительно толстым младенцем. Мать часто вспоминала, что она поздно начала ползать, потому что вес не давал ей толком перевернуться.

Потом, когда она встала на ножки и принялась бегать, почти весь младенческий жирок потихоньку исчез. Отец вечно об этом жалел, и судя по тому, с какой нежностью он сейчас гладил ее толстые щечки, ни капельки не врал.

Гермиона прижала руки ко рту, сдерживая рыдания, и даже не вспомнила, что в этом нет никакой нужды. Села на корточки, прислонилась к дверному косяку и заревела взахлеб, пока отец пел ей песенку.

Это было как сон, как повторение кошмара.

Душераздирающе.

Точно так же она стояла тогда в Австралии — пряталась у них в доме, смотрела, как они готовят ужин или возятся в саду. Часами мечтала о том, как они вдруг догадаются, что она рядом, и обернутся, и вспомнят всё, и побегут, и крепко ее обнимут — она желала этого больше всего на свете.

И только сама себе делала хуже, растравляя раны. Она знала, что так поступать нельзя — и все равно пришла. Снова.

Они уложили ребенка в кроватку и отправились к себе в спальню, а она отошла с дороги и вновь заплакала, прикусив губу, когда перед ее лицом закрылась дверь.

Включился телевизор; она прижала ухо к двери. Комментатор BBC разглагольствовал о беспорядках на шахтах, об ограничениях на выплату зарплаты, которые предлагала Маргарет Тэтчер.

Родители говорили о будущем, гадали, в каком мире выпадет жить их дочурке, и Гермиона слышала в этих словах смешанный с радостью страх. Их будущее не было предопределено; могло произойти все, что угодно.

Что угодно — вот только письмо из Хогвартса к ним никогда не придет.

Она отступила от двери, тихо ушла обратно в детскую. Села на корточки у кроватки, схватилась за прутья и посмотрела на спящего внутри младенца.

— Прости меня, — прошептала она. — Прости, прости…

Всхлипнула и медленно опустилась на пол. Прошел час, другой, а она все сидела, вцепившись в кроватку, а на пол капали и капали слезы.

просмотреть/оставить комментарии [13]
<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>
сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

август 2018  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.09.12
По праву пользования [5] (Гарри Поттер)



Продолжения
2018.09.18 19:46:23
Не забывай меня [1] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.09.15 17:08:33
Рау [0] ()


2018.09.13 23:59:17
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.13 10:43:39
Хроники профессора Риддла [583] (Гарри Поттер)


2018.09.11 23:06:13
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.09.10 23:07:00
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


2018.09.10 12:56:28
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.09.09 14:23:00
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.07 11:09:44
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.09.04 20:51:57
Дамблдор [2] (Гарри Поттер)


2018.09.03 22:22:17
Прячься [1] (Гарри Поттер)


2018.09.01 15:22:06
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.08.31 23:59:52
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.30 15:14:36
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.08.29 15:09:49
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.08.24 12:35:06
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.08.21 16:32:11
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.08.17 17:52:57
Один из нас [3] (Гарри Поттер)


2018.08.14 12:42:57
Песни полночного ворона (сборник стихов) [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 22:06:53
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.08.09 11:34:05
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.08.07 23:34:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.08.06 14:00:42
Темная Леди [17] (Гарри Поттер)


2018.08.06 08:40:07
И это все о них [3] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.