Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Здравствуй, Альбус! Во-первых, я только что убил твоего Золотого Мальчика Гарри Поттера, во-вторых, как тебе нравится во-первых?
-И тебе привет, Том. Во-первых, он выживет снова, во-вторых, он был твоим последним крестражем, а в-третьих, как тебе нравится во-вторых?

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 30 К оглавлениюГлава 32 >>


  Дочь зельевара

   Глава 31
Часть III
Туман. Он незаметно выбирался из-за стволов деревьев, струился по дорожкам сада. Пытаясь приподняться над землей, цеплялся за ветви кустов. Густой, белесый, он безмолвным захватчиком подбирался к дому, медленно, неторопливо, уверенно. Он выглядел еще более зловещим, чем та вечерняя тьма, из которой он выползал. Казалось, туман нес в себе немую угрозу. Казалось, кто-то злой и враждебный скрывается в нем. Безликий, жестокий.

Она никогда не боялась утреннего тумана. Утренний туман, переливающийся нежной дымкой в лучах восходящего солнца, нес с собой свежесть, ласковую прохладу, радостное обещание нового дня. Туман же, укутывающий землю после наступления темноты, обычно редкий гость в холодные осенние месяцы, вызывал у нее оторопь. Невнятным обещанием угрозы он рождал холодное дыхание страха, предательской змейкой скользящее вдоль позвоночника.
Нарцисса вздохнула и отошла от окна. Взмах волшебной палочки – и тяжелые шторы с тихим шорохом скрыли от ее глаз призрачного захватчика, создав иллюзию защищенности.

Она ненавидела вечерний туман. С самого детства. Он всегда казался Нарциссе чем-то опасным. Та самая нелогичная и необъяснимая детская фобия, которая может пройти с человеком через всю его жизнь. Все страхи, вся боль, весь ужас, подкидываемые судьбой, имели для Нарциссы образ белесой призрачной невесомой массы, выползающей из темноты.
Леди Малфой качнула головой, отгоняя навязчивую мысль о том, что появление вечернего тумана – это дурной знак. Повернувшись к большому зеркалу в старинной позолоченной раме, женщина внимательно оглядела себя. Высокая, стройная, с тонкими чертами очаровательного треугольного лица. Огромные голубые глаза и пышная волна ухоженных золотых волос. Несмотря на все эти атрибуты «кукольной красоты», прелесть Нарциссы Малфой не была ни пошлой, ни банальной. К стандартному набору «золотой красотки» прилагались истинно королевская осанка, безупречный вкус, изысканные манеры. В ярких глазах светились ум и проницательность. Истинная леди, утонченная принцесса, не коронованная по какому-то упущению неких невнятных богов.

Оправив складки бледно-лилового платья, она покинула спальню. Нарцисса неторопливо шла коридорами Малфой-мэнора, прислушиваясь к звуку собственных шагов и стараясь воскресить то чувство, которое жило в ее сердце еще несколько лет назад. Чувство надежности, чувство защищенности. Когда дом – это крепость. Когда стены, крепкие стены надежно защищают от опасностей, приходящих извне.
Он сидел в кресле, сгорбившись, тяжело подперев голову ладонью, усталый и, словно бы, постаревший. Конечно, это были лишь злые иллюзии пламени, мерно полыхающего в камине, но на миг Нарциссе показалось, что в кресле на месте ее мужа сидит глубокий старик с растрепанными седыми волосами, с иссушенным, изрезанным морщинами лицом. С потухшими, почти мертвыми глазами. Женщина отвела взгляд, затем посмотрела снова. Показалось, конечно, просто показалось.

Но выглядел Люциус и вправду изможденным. Он мерно покачивал в руке бокал с коньяком, глядя, как отблески огня играют на золотистой поверхности благородного напитка. А разум его был далеко, где-то там, в прошлом, куда вновь и вновь он обращался мыслями, пытаясь понять, где совершил ошибку, когда прошел точку невозврата и из игрока превратился в очередную фигуру на доске.

Фигура, пешка. Ну, пусть не пешка, пусть слон. Или даже ладья. Ферзь - это сам Волдеморт, а король – те идеи, которые Темный Лорд так старательно отстаивает. Вот такая вот шахматная партия. Хотя, какой же Темный Лорд ферзь? Нет, он не стоит на доске, он двигает фигуры. Волдеморт и старый интриган Дамблдор. Это их игра. А все остальные – просто резные фигурки. Из дерева, камня, кости или даже золота, ведь шахматные фигуры делают из самых разных материалов. Из плоти и крови, например.

Его грызло предчувствие беды. Люциус отдавал себе отчет в том, что потерю Пророчества Темный Лорд ему не забудет. В сущности, его провал еще не повлек за собой никакого наказания. Да, Малфой впал в некоторую немилость и был отстранен от всяких мало-мальски важных операций. Но считать это полноценным наказанием – просто смешно. Нет, Волдеморт еще что-то готовит для него, и Люциуса сковывал могильный холод при мысли о том, что это может быть.

- Люциус, - тихо позвала Нарцисса. Маг вздрогнул, освобождаясь от собственных мыслей, обращая взгляд на жену. Какая же она красивая. Сколько любви и тревоги в ее глазах. Она переживает – за него, за Драко. Она страдает за них обоих.

- Нарси, - отозвался мужчина, отставляя бокал на столик. Поднялся из кресла, протянул ей руки. Ресницы женщины дрогнули. Несколько шагов – и она в его объятиях.

- Люций, - прошептала Нарцисса, прижимаясь щекой к груди мужа. – Что теперь будет? С нами? С нашим сыном?

Он склонил голову, вдыхая тонкий запах ее духов. Ох, если бы он еще сохранил способность плакать, сейчас бы из его холодных глаз полились слезы.

«Что же я наделал? – Люциус нежно огладил плечи женщины. – Нарси, моя дорогая Нарси. Я хотел обеспечить тебе достойную жизнь, а теперь страх - твой постоянный спутник. И в том моя вина».

Как часто случается в чистокровных магических семьях, Люциуса и Нарциссу поженили без их согласия. Когда дело касается сохранения чистоты крови и чести семьи, мнение потенциальных молодых супругов спрашивается в последнюю очередь.

Кигнус Блэк после сокрушительного демарша старшей дочери, сбежавшей из родительского дома с каким-то безродным маглом, был готов костьми лечь, лишь бы смыть с семейного имени этот позор. Будь у него возможность, глава рода Блэк собственноручно придушил бы дорогое чадо, но руки, по-видимому, оказались коротки. Тогда Кигнус принялся подыскивать достойные партии для двух других дочек. К тому же, Блэкам было что предложить за своими красавицами: солидное приданое и насыщенная история семьи.

Кигнус сделал ставку на Лестрейнджей. Точнее, на Рабастана – младшего из двух братьев. Старший, Рудольфус, к тому времени уже глава рода, казался слишком флегматичным, замкнутым в себе и отстраненным от мира. Он мало интересовался светской жизнью, предпочитая книги с философским уклоном, размышления о невнятных материях вроде вечности, смысла жизни и тщетности бытия.

Рабастан же напротив – был полон энергии и жажды жизни. Красивый темноволосый юноша, с безупречно чистой кровью и прекрасным магическим потенциалом, был завсегдатаем всех светских раутов и любимцем всех родителей, у которых были молодые дочери на выданье. И вот он-то и уговорил флегматичного брата отправиться на званый ужин к Блэкам.

Сестры Блэк предстали перед братьями Лестрейндж двумя полными противоположностями.

Нарцисса – белокурая, с холодными голубыми глазами, светлой, как снег, кожей и бледными губами. Северная принцесса, наследница Снежной Королевы. Всегда спокойная, с безупречными манерами и совершенно холодная. Восхищенные взгляды молодых кавалеров оставляли ее равнодушной. Казалось, что внешний мир совершенно не касается ее.

И Беллатрисса – юная бестия с вечными чертями в темных сверкающих глазах, с бледным красивым лицом в окружении черных вьющихся волос и едва заметной полуулыбкой на алых, как кровь, губах. Она была словно живое пламя - притягивающая и опасная. Не признающая компромиссов и полумер, она либо покорится сильнейшему, либо ее пламя сожжет слабого.

В этом огне и сгорели братья Лестрейнджи.

Оба. Без остатка.

Кигнус Блэк строил далеко идущие планы на младшего Лестрейнджа. И был немало удивлен, когда старший из братьев явился к нему с просьбой… да нет, даже не с просьбой – с требованием отдать за него свою среднюю дочь – Беллатриссу.

Блэк согласился. Не задумываясь ни на секунду. Он был доволен. Нет, даже больше – он был счастлив. Сосватав среднюю дочь за старшего Лестрейнджа, он уже строил планы, как отдаст младшую – тонкую белокурую Нарциссу – второму брату. Но что-то не срослось – Рабастан даже не смотрел на прелестную светлоглазую девушку. В какой-то момент он стал замкнут и задумчив.

Зато Рудольфус Лестрейнж был счастлив. Впервые за долгое время кто-то смог вернуть ему интерес к мирской жизни – чернокудрая темноглазая бестия. Юная ведьма, пылающая темным огнем. И он воспламенился от ее огня. Мятежный взгляд, дерзкие речи и острая, опасная красота покорили флегматичного философа, заставив его стать кем-то большим. Заставив его гореть, сгорать и возрождаться снова. Однажды глянув в темные, затягивающие, как смертельный омут, глаза, Рудольфус понял, что пропал. И покорно сложил свою жизнь, свою волю к ногам дерзкой ведьмы.

Сыграли свадьбу, пышную и яркую. Беллатрисса стала Лестрейндж.

А Нарцисса оставалась Блэк.

Рабастан не пожелал в жены снежную принцессу. Его сердце, так же как и сердце старшего брата, теперь принадлежало пламенной Беллатриссе.

Успешно выдав замуж среднюю дочь, старательно забыв о старшей, глава семьи Блэк стал подумывать, куда бы пристроить младшую. И за какие-то неведомые и непонятные заслуги Судьба благоволила Кигнусу. Старший Блэк узнал, что уже третью неделю как из-за границы (из Германии, кажется) вернулся единственный сын его заклятого друга Абраксаса Малфоя – Люциус, слывший бретёром и грозой юных неопытных сердец. Но при этом никто не мог отказать молодому Малфою в уме и, если потребуется, дипломатической тонкости. Пару раз Люциуса пытались втянуть в скандалы, связанные с бесчестием молодых чистокровных, но, видимо, не слишком высокоморальных девиц. И еще пару раз пытались обвинить в участии в афере, которая стоила пострадавшим сторонам более чем немалых денег. Молодой наследник древнего рода с блеском отвертелся от всего. И после непродолжительного триумфального шествия по магическому миру вернулся в родные пенаты.

Надо сказать, что к Малфою-старшему Блэк относился не то чтобы враждебно, но весьма холодно, почти неприязненно. Причина была банальной, если не сказать – пошлой.

Абраксас Малфой – высокий (почти семь футов), плечистый, светловолосый красавец, статный и решительный, был известен двумя своими страстями – женщины и драконы. Или же наоборот, кому как предпочтительнее. По магическому Лондону долго и упорно бродили слухи, что между Абраксасом и Друэллой Блэк было то, что обыватели называют вульгарным словом «интрижка». Ничего из ряда вон выходящего – в магической Британии тяжело найти чистокровных мага или ведьму, о ком не гуляло бы подобных слухов. Ничего не поделаешь – простой люд (даже магический) любит пикантные истории о сильных мира сего.

Разговоры о том, что белокурый сердцеед Малфой соблазнил таки хрупкую, молчаливую, но от того еще более очаровательную Друэллу, имели место быть. Кигнус, как истинный аристократ чистой крови, презирал подобные сплетни, пока… Пока однажды его красавица-жена не родила ему – темноглазому брюнету – младшую дочку: светлокожую блондинку с холодными голубыми глазами.

Первым порывом Блэка было вызвать Малфоя на магическую дуэль, дабы кровью обидчика смыть свой позор (уже не первый). На его счастье, Абраксас в то время отбыл на Алтай, где, по слухам, местными колдунами был изловлен легендарный Перламутровый Дракон. И Малфой был твердо намерен заполучить это сокровище себе в коллекцию. А на счастье потому, что пока мнимо оскорбленный супруг метался по фамильному поместью и плевался ядом, тихая Друэлла, доподлинно знавшая, что с ее стороны не было никаких адюльтеров, отыскала в семейных архивах портрет своего деда – светловолосого голубоглазого франта. А в дополнение обратилась к семейному колдомедику, чтобы тот провел ритуал на определение отцовства, предварительно взяв с него клятву, что сохранит в тайне эти позорные и унизительные для чести фамилии манипуляции. И предъявила все эти доказательства кипящему неправедным гневом мужу. Кигнус сперва просиял от радости, а потом – посерел от ужаса: одно дело – когда жена изменяет и обманутый муж желает сатисфакции, и совсем другое – когда рога у горе-муженька растут только в его воображении. Вообразив, каким посмешищем мог бы стать, глава семейства полдня ходил как пристукнутый домовой эльф. Затем, немного оклемавшись, галантно припал на колено перед несправедливо заподозренной Друэллой, горячо попросив прощения за нелепые подозрения. Преподнес ей великолепное колье – розовый жемчуг в белом золоте. И зажил спокойно, постаравшись выбросить из памяти эту унизительную страницу своей жизни. Но неприятный осадок все же остался.
Но Кигнус не был бы Блэком, если бы не мог забыть мелочные надуманные обиды ради большой реальной выгоды. А Люциус был выгодной партией для Нарциссы.

Сговориться с Абраксасом удалось быстро – старший Малфой уже давно намекал сыну, что пора задуматься о продолжении рода. Юная Блэк – чистокровная, красивая, сдержанная (не то, что старшие сестры), с прекрасными манерами и царственной осанкой – вполне устраивала его в качестве будущей невестки.

Отцы объявили свою волю чадам, и те смиренно приняли их решение. Нарцисса вообще была не склонна перечить родителям, принимая их волю как незыблемый закон (по крайней мере, внешне). Люциус же относился к предстоящему браку философски. Его задача - обеспечить род наследником, а молодую жену – достатком и довольством, достойными молодой прелестной аристократки. Состояние Малфоев и природная изворотливость Люциуса позволяли исполнить это, практически не меняя привычного образа жизни. Тогда он еще не подозревал, что за какой-то год супружеской жизни постепенно осознает, что полюбил свою молодую жену, навязанную ему отцом. Что наследник будет зачат по любви, а не по долгу. Что хрупкая и нежная Нарцисса окажется воплощением его представлений об идеальной спутнице жизни.

- Нарцисса, - прошептал Люциус, выныривая из воспоминаний. Она подняла на него полный нежности взгляд. – Я постараюсь. Я найду выход. Наш сын не будет страдать.

- Я люблю тебя, Люциус, - прошептала Нарцисса, потянулась и коснулась губами его губ. И этот поцелуй стал как печать, скрепивший обещание, данное лордом Малфоем. И Люциус понял, что пока он не исполнит обещания, он не будет знать покоя.
«Наш сын не будет страдать».
…сын не будет страдать...
…не будет страдать...
…будет страдать…
Люциус тряхнул головой, отгоняя наваждение.


* * *
Большая, почти темная зала. Она казалась круглой, но была прямоугольной, просто была постоянно застлана темнотой. Вся, кроме середины. А в середине, в бледно-сиреневых отсветах, в зеркальной ловушке безучастно сидело призрачное создание. Странное, отдаленно напоминающее человека, оно казалось безразличным ко всему миру. Но Темный Лорд Волдеморт знал, что это не так. Призрачное создание чувствовало тоску и ненависть. И ненавидело оно темного мага, задумчиво стоящего у самой грани зеркальной ловушки. На него не действовали чары создания. Им не овладевало безумие, не нападал страх, не накатывала безысходность, ничего, что ощущали другие, попадающие в этот зал. И бессильному, пойманному в ловушку существу оставалось только ненавидеть.

Волдеморт задумчиво смотрел на переливы серебристо-сиреневого света и думал над ситуацией, в которой оказался по прихоти судьбы. И понимал, что ситуация глупа до абсурда. Он – лорд Волдеморт – потомок самого Салазара Слизерина, могущественный темный маг, превзошедший по силе Гриндевальда, ступивший за порог смерти и сумевший вернуться в мир живых. Он способен раскрывать тайны прошлого, на одной интуиции восстанавливать заклинания, которые считаются безвозвратно утерянными. Его разум хранит великое множество знаний, гораздо больше, чем память любого другого мага, прожившего столько же лет, сколько он. И при этом вся Магическая Британия считает его равноценным противником шестнадцатилетнего мальчишку! Малолетнего недоросля, вся заслуга которого состоит в том, что его грязнокровка-мать оказалась на удивление сильной ведьмой и успела за мгновение до смерти накинуть на сына защищающие чары. Конечно, никакими чарами Аваду Кедавру не остановить, но вот смогла же, мерзавка – защита, плюс отражение и что-то еще, чего Волдеморт так и не понял, и его заклятие поразило его же самого. Да, он поверил в пророчество Сибиллы Трелони, он предполагал, что мальчишка может оказаться опасным для него, но был уверен, что опасность эта наступит, когда младший Поттер повзрослеет, чему-то научится. Другое дело, что Темный Лорд не собирался предоставлять мальчишке такой возможности – оставлять врагам, пусть и потенциальным, хоть какие-то шансы было не в его правилах. И только поэтому в ту злополучную ночь Волдеморт отправился убивать мальчишку, а вовсе не потому, что углядел для себя опасность в пускающем слюни младенце.

Но кому это интересно?! Старый интриган Дамблдор превратил этого везучего сопляка в живую легенду и теперь размахивает им как знаменем неизбежной и окончательной победы над Темным Лордом. Сам мальчишка вряд ли способен на что-то выдающееся, но люди искренне верят в него. А вера магов может порой сотворить самые невероятные вещи. В дополнение, неудачная попытка убийства Поттера на кладбище и провал операции в Отделе Тайн чувствительно ударили по самолюбию темного мага. Нет, от мальчишки надо избавляться.

Конечно, было бы идеально убить Поттера собственноручно, но две неудачи показали, что это не так просто. Пускай. В конце концов, Волдеморту был важен результат – Гарри Поттер должен уйти со сцены. Пусть он медленно сойдет с ума, погибнет, спасаясь от каких-то своих страхов, покончит с собой или утратит волю к жизни – все сгодится.

Только что-то долго. Темный Лорд надеялся, что его невольное орудие будет действовать быстрее. Он знал, что быстрее оно просто не может, переломить собственную природу оно не в силах. И все же ожидание становилось раздражающим. Волдеморт поморщился, чуть прикрыл бледными веками алые глаза. Ладно, сколько еще может понадобиться времени, чтобы мальчишка перестал маячить у него на пути? Месяц? Два? По сравнению с вечностью это такие пустяки. Темный Лорд чуть скривил губы в подобии улыбки: вечность у него будет, обязательно. Один раз он уже смог уйти от смерти и теперь был абсолютно уверен, что найдет способ отвадить ее от себя навсегда.


Шорох длинной юбки, стук каблуков по каменному полу. Женщина остановилась у входа в залу, не решаясь сделать еще шаг и нарушить уединение своего господина. Как завороженная, смотрела Беллатрисса Лестрейндж на сумрачную высокую фигуру, освещенную призрачным сиреневато-серебристым светом. Он стоял, чуть склонив голову к плечу, глубоко погруженный в свои мысли, а сердце Беллы сладко замирало.

Чем он был для нее? Этот странный и страшный маг, могущественный и сошедший с ума от своего могущества, талантливый и жестокий. Переживший свою смерть и держащий собственную жизнь на коротком поводке, повелитель тьмы.

Для нее, для Беллатриссы – полубезумной, безжалостной, преданной своему господину, ведьмы, чей темный огонь не смогли погасить даже двенадцать лет в Азкабане.

Всем. Жизнью и смыслом, страхом и страстью, любовником и возлюбленным. Она бестрепетно убивала для него и могла без колебаний умереть за него. Его слова были истиной в последней инстанции, его цели – аксиомой.
Когда-то давно, целую вечность назад, порог дома Блэков переступил могущественный маг. Он говорил смелые и дерзкие речи, в его душе пылал тот же темный огонь, который горел в самой Белле. И, слушая его, наблюдая за ним, ловя каждое слово, проникая в самую суть его существа, молодая ведьма поняла, что пропала, бесповоротно и навсегда. Беллатрисса никогда не называла это избитым словом «любовь». Это было восхищение, преклонение… в человеческом языке вообще не существовало слов, способных описать ее чувства. Но с того самого дня Беллатрисса жила только для него. С тех пор все, что не касалось непосредственно его, не удостаивалось ее внимания. Отец велит выйти замуж за старшего Лестрейнджа? Да, пожалуйста! Младший Лестрейндж влюблен в нее как мальчишка? Ну что ж, бывает. Старшая сестра, сбежавшая с маглом, позорит род чистокровных магов? А вот это уже нельзя прощать. Белла не прощала. Проклятая отступница оказалась недосягаема, но Белла знала – если подвернется возможность, она не пожалеет ни сестру, ни всю ее мерзкую семейку.

Отец, муж, ее собственная воля отступили на второй план перед этой всепоглощающей силой, которую воплощал собой Волдеморт.

- Мой лорд… - прошептала Беллатрисса, наконец решившись нарушить молчание. Ее голос чуть дрогнул, но лишь на долю мгновения. Волдеморт чуть склонив голову, смотрел на создание в зеркальной ловушке, но слушал стук ее каблуков по каменному полу, шелест ее длинной юбки, мягкий, неслышный никому, кроме него, шорох ее волос. Он обратил на нее свой взгляд и увидел свое отражение в ее темных глазах. Волдеморт протянул руку, кончиками пальцев коснулся щеки Беллатриссы. Она прикрыла глаза, потянувшись за прикосновением.

- Ты красивая, – прошептал он.

- Мой лорд… - выдохнула Беллатрисса. Он разглядывал ее лицо. Верная, сильная, ее убеждения непоколебимы – идеальная сподвижница. Сподвижница… Волдеморт прикрыл глаза. Когда-то давно он был влюблен в эту великолепную женщину. Никто, кроме него самого, не знал об этом. Даже сама Беллатрисса не знала, что смогла покорить гордое сердце возлюбленного тирана.

Но после смерти его сердце стало пустым. Утратило способность на человеческие чувства. И Волдеморт смотрел на эту прекрасную безумицу и видел в ней великолепно работающую функцию, идеально отлаженный механизм. Его не волновали ее чувства, его не затрагивал восторженный блеск ее темных глаз. Чуждый эмоциям, Волдеморт смотрел на Беллу как на прекрасное, идеально лежащее в руке оружие.

Темный Лорд прикрыл глаза, отвернулся и снова посмотрел на существо в зеркальной ловушке. Скоро, уже скоро основное препятствие в лице ненавистного мальчишки исчезнет, и когда Магический Мир лишится своего символа, он падет.

Беллатрисса стояла за его спиной. В ее глазах была преданность, тревога и… грусть. Она тоже видела, что сердце ее возлюбленного пусто и холодно.


* * *
Драко медленно плелся к подземельям. Хандра плелась вместе с ним. Эта серая вязкая стерва стала его постоянной спутницей. Он уже не знал, что правильно. Или не правильно. Он уже жалел, что решился на разговор с крестным. Ему было страшно и это его злило, но поделать он ничего не мог. Паутина. Он словно муха, угодившая в паутину, и чем сильнее дергался, тем крепче запутывался.

Драко вошел в гостиную, но там никого не было. Он недоуменно огляделся: куда все подевались? И вообще, который сейчас час? Драко потряс головой, его мысли путались, словно он был пьян.

- Здравствуй, сын, – голос, прозвучавший в, казалось бы, пустой гостиной заставил его вздрогнуть. Его обладатель выступил из тени на свет. Нет, даже не так, Драко почудилось, что он соткался из теней и позволил свету от тусклого огня в камине осветить себя. Высокий, с королевской осанкой, надменно вздернутым подбородком и северным льдом в серо-стальных глазах. Драко замер, как птица замирает перед питоном. На дорогой темно-серый костюм был небрежно наброшен плащ Пожирателя Смерти, правая рука привычно сжимала трость, в опущенной левой поблескивала серебристая маска.

- Отец? – наконец выдавил из себя Драко. Уголок тонких губ Малфоя-старшего дернулся, обозначая презрительную усмешку. Это заставило юношу собраться.

– Здравствуй, отец, – Драко изо всех сил старался, чтобы его голос прозвучал спокойно и достойно. Получалось не очень. – Зачем ты здесь?

- Зачем? – визитер удивленно приподнял светлые брови. – Я тоже задаюсь этим вопросом.

Малфой-старший неспешно прошел к камину. На его застывшем лице заплясали огненные блики. Некоторое время маг смотрел на огонь. Затем обратил взгляд на сына.

- Значит, - медленно сказал он, - ты не хочешь идти путем чистокровного и благородного мага?

- Ты знаешь? – тихо спросил Драко.

- О том, что ты, носящий фамилию Малфой, оказался трусом и предателем? – жестко произнес Люциус. – Да, как ни странно, знаю.

Глаза юноши расширились. Никогда он не слышал в голосе отца столько злости и отвращения. О чем он говорит? Какое предательство? Неужели его сомнения выглядят именно так?

- Отец, послушай…

- «Отец»? – переспросил мужчина, его глаза зло сощурились. – Знаешь, я уже даже не уверен, что ты можешь так обращаться ко мне.

Драко опешил. Сон, это просто кошмарный сон, подумал юноша, сжимая кулак, так чтобы ногти вонзились в ладонь, надеясь, что боль поможет рассеять это наваждение. Но ничего не произошло. Люциус по-прежнему смотрел на него с презрительным любопытством.

- Скажи, зачем мне такой сын? – как-то очень тихо и угрожающе спросил Малфой-старший. – Зачем мне щенок, который только мямлит и причитает? Который ведет себя, как трусливый магл? Ты не хочешь принимать Темную Метку?

Люциус сделал шаг вперед, и Драко попятился. Никогда он еще не видел отца таким. Никогда еще молодой Малфой не испытывал подобного ужаса.

- А чего же ты хочешь тогда? – шипел мужчина. – Чтобы наш мир наводнили грязнокровки и предатели крови? Чтобы знания и сила, веками копившиеся твоими предками, были втоптаны в грязь? Или ты симпатизируешь этим грязным тварям, думающим, что настоящая магия – это карточные фокусы?!

- Ты все не так понял! – в отчаянии вскричал Драко. – Отец, послушай…

- Заткнись, ублюдок! – прорычал маг. Его глаза сверкнули бешенством, он шагнул вперед и сильно, наотмашь ударил юношу по лицу. – Не смей называть меня отцом!

Драко не устоял на ногах. Он рухнул на ковер, пораженный даже не столько словами и не столько силой удара, сколько самим фактом случившегося. Никогда прежде отец не поднимал на него руку. Люциус Малфой всегда прекрасно оперировал словами, интонациями и жестами, никогда не опускаясь до рукоприкладства по отношению к собственному сыну. Мысли путались, щека горела, глаза предательски защипало. Казалось, все вокруг тонет в вязком душном тумане, и лишь фигура беловолосого мага возвышалась в этом бреду, неумолимая, как смерть. Драко почувствовал две влажные дорожки, бегущие по щекам.

- Нет, - тихо произнес юноша, - нет, пожалуйста, нет…

- Ты омерзителен мне, – отчеканил Малфой-старший, увидев его слезы.

Еще никогда Драко не доводилось чувствовать себя таким слабым и жалким. Тихий голос разума настойчиво требовал подняться на ноги, но тело сковало невыносимой свинцовой тяжестью. Драко поднял взгляд. Сквозь пелену беспомощных слез он видел полные презрения и отвращения глаза Малфоя-старшего. Тот брезгливо кривил тонкие губы, поигрывал тростью и разглядывал распростертого на полу сына. Драко сглотнул стоящий в горле ком, постарался встать, но единственное, что ему удалось – это кое-как сесть, подтянув колени к груди.

- Ничтожество, – выплюнул Люциус Малфой. Драко бессильно уткнул лицо в колени. – Ты ничтожество. Слышишь меня, Драко? Ничтожество…

- Драко? Драко! – в ушах стоял гул, исказив голос отца до неузнаваемости. – Драко!!

Его потрясли за плечи. «Ну что ему еще нужно?» - тоскливо подумал юноша, стараясь унять водопад из глаз. Его трясли не переставая.

- Драко!

- Да! – не выдержал Малфой, поднимая лицо от колен. – Да, я понял, я – ничтожество! Оставь меня уже!..

- Ты о чем вообще?

Драко старательно проморгался от слез и встретился взглядом с встревоженными глазами Панси Паркинсон. Девушка стояла на коленях, держа его за плечи и обеспокоенно заглядывая в лицо.

- Драко, что с тобой случилось? – испуганно спросила она. Малфой огляделся. Он сидел в коридоре подземелья, не дойдя до гостиной каких-то пятнадцати футов. В коридоре?! Но как же так, он точно помнил, как вошел в гостиную, увидел там отца… Или нет? Что же это было? Наваждение? Сон наяву?..

- Панси, - с трудом справившись с голосом, обратился он к слизеринке, - я тут один был? Ты никого больше не видела?

- Один, – растерянно ответила она. – Я шла в нашу гостиную, увидела тебя. Что случилось? Ты… - она нерешительно запнулась. – Ты плакал?

- Я… - Драко запнулся. – Я не знаю.

Держась за стену, он с трудом поднялся на ноги. Панси поддержала его. Голова кружилась, больше всего хотелось добраться до кровати, упасть лицом в подушку и заснуть. Малфой покачнулся при попытке сделать шаг. Паркинсон поддержала его за локоть

- Я помогу,– решительно сказала девушка. Драко хотел было отказаться, но понял, что самостоятельно до своей комнаты не доберется. И лишь тихо выдохнул:

- Спасибо.

Они уже почти подошли к стене, скрывающей вход в гостиную Слизерина, как юноша остановился и глянул на девушку.

- Панси, - попросил он, – ты только не говори никому, что видела меня… таким. Ладно?

Паркинсон наградила его взглядом, какого удостаивается ребенок, в присутствии взрослого сболтнувший несусветную, даже для его возраста, глупость:

- Знаешь, Драко, уж не представляю, за что ты считаешь меня такой дурой… Но мог бы и не просить.

Она сердито назвала пароль, стена отъехала, открывая проход. Девушка отпустила его руку, убедившись, что Малфой может стоять самостоятельно, и просто встала рядом. На всякий случай.

Так Драко смог явиться перед взорами немногочисленных однокурсников вполне достойно, на своих ногах и без подпорки. Впрочем, особого внимания на них не обратили. Ну, пришли старосты в гостиную, эка невидаль. Малфой неторопливо прошел к лестнице, ведущей к жилым комнатам. Панси, словно бы невзначай, шла рядом, делая вид, что ей просто в ту же сторону. Но Драко чувствовал, стоит ему покачнуться – и девушка тут же поддержит его. Взявшись рукой за перила и поставив ногу на ступеньку, он, обернувшись, тихо, едва разжимая губы, но очень искренне сказал:

- Спасибо, Панси. Правда, спасибо.

Она окинула его пронзительным взглядом, чуть улыбнулась и кивнула.

* * *
Бесцветные неживые глаза следили за тем, как девушка с короткой стрижкой трясла за плечи светлоглазого юношу, как он пришел в себя, как поднялся на ноги, как с помощью девушки ушел.

Досадно, как же досадно! Этот мальчишка был так слаб, но его страхи так сильны. Он… он ведь мог бы и умереть тут, в этом коридоре, если бы не появилась эта девчонка. Ох, всего одна смерть от страха… И он был бы свободен! Смерть от его наваждений дала бы достаточно сил, чтобы выполнить задание и освободиться. И навсегда покинуть это место. Этот величественный старый замок, который подавляет его, душит, гонит прочь! О, с какой бы радостью он ушел, но… Он связан, скован… Как же тяжело. Как больно!..

просмотреть/оставить комментарии [196]
<< Глава 30 К оглавлениюГлава 32 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.