Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Волдеморт: Северус уже пьян.
Дамблдор: Северус выпьет еще.
Снейп:а где закус-ик-ка?

Список фандомов

Гарри Поттер[18569]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12794 авторов
- 26890 фиков
- 8695 анекдотов
- 17717 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 13 К оглавлениюГлава 15 >>


  Книга о прошлом

   Глава 14. Десятый наш десантный...
– Если Вы проиграете, Тигран Рустамович, Вы от меня отстанете и не будете больше нас с Рафиком отвлекать. Идёт? – Играть с Галеви в нарды уже смертельно надоело. Шёл четвёртый день, как тот аккуратно являлся сразу после завтрака и до самого вечера всячески мешал Радзинскому вникать в тонкости техники ручного ковроткачества.

Вот и сейчас – вместо того, чтобы вязать под руководством Рафика узлы, они с Галеви расслабленно попивали в саду чай. Пиалам и чашкам тот предпочитал армуды – крошечные стеклянные стаканчики, по форме напоминающие песочные часы – они-то и стояли сейчас на подносе. Сестра господина Харази отчего-то благоволила незваному гостю и с восторгом, иначе не скажешь, исполняла все его капризы.

– На ходу подмётки режешь, Вики-джан! – театрально запричитал Галеви, стуча себя кулаком в грудь. Он постоянно находился «в образе», и его патетические жесты и гротескно-возвышенная манера речи ужасно утомляли. – Пользуешься моим безрассудством! Хочешь, чтобы я с головой попрощался? О, жестокий рок! Почему моё сердце так мягко, а моя воля так слаба… – С этими словами Галеви побился лбом о сложенные пока нарды. – Твоя взяла, Викентий-муэллим, – с фальшивым смирением завершил он свой монолог. – Получишь то, что хочешь. Если выиграешь, конечно, – уже безо всякого драматизма хихикнул он, раскладывая доску.

Радзинский кинул на собеседника снисходительный взгляд и невозмутимо потянулся за игральными костями. Он не собирался проигрывать. Он собирался смухлевать.

Рафик заметил, конечно, как Радзинский зацепился ниточками за шестёрки, но смолчал. Только расплылся в широкой улыбке и налил себе ещё чаю. Похоже, Галеви замучил своими шумными визитами и его.

В саду на самом деле было сказочно хорошо. Усилившийся к вечеру запах земли пробуждал детские воспоминания о таких же беззаботных, наполненных вальяжным сладким ничегонеделанием вечерах. О нагретых солнцем досках возле забора, где так приятно было просто сидеть, болтая ногами. О поникших от жары пыльных лопухах, в заросли которых неизменно улетал мяч, и куда так не любил лазать брезгливый Покровский.

– Может, ничья? – заискивающе спросил Галеви, наблюдая, как Радзинскому в очередной раз выпадают две шестёрки. Роль жалкого, суетливого старичка удавалась Тиграну Рустамовичу из рук вон плохо.

– Шутите? – Радзинский неспешно выпустил изо рта тонкую струйку табачного дыма. – Можете сдаться, но всё равно это будет проигрыш, – сладким баритоном оперного злодея заверил он.

– Вай мэ, – заголосил Галеви, дёргая себя за курчавую шевелюру, – что я скажу злому и жестокому хозяину, который приставил меня стеречь солнцеликого господина Радзинского?! Как оправдаюсь?..

– Азохен вей, – хмыкнул Радзинский, снова бросая кости. – Сдавайтесь, почтеннейший, зачем продлевать агонию, – бархатисто мурлыкнул он.

Галеви проиграл. Тихий вечерний сад наполнился стенаниями, патетическими проклятиями судьбе. Пришлось выслушать длиннейший монолог в шекспировском духе – с заламыванием рук, трагическими позами и душераздирающим финалом. Галеви приставил к животу тупой столовый нож, символически на него надавил и с фальшивыми предсмертными хрипами свалился на траву.

Именно в этот момент послышалось рычание приближающегося автомобиля, захлопали дверцы машины, стукнула калитка, и в сад вошёл утомлённый долгой дорогой, но, тем не менее, сияющий Аверин, за ним степенный деловитый господин Харази, а следом сдержанно-благородный Эльгиз. Похоже, Галеви точно знал, когда они вернутся, и старательно тянул время.

– Кеша! – Аверин кинулся к ошалевшему от неожиданности Радзинскому, машинально поднявшемуся со своего места, обхватил его крепко руками, ткнулся лбом ему в плечо. – Как ты тут? – счастливо улыбаясь, с искренним участием спросил он, заглядывая другу в глаза.

У Радзинского не повернулся язык сказать, что всё это время он мечтал выпороть бессовестно бросившего его аспиранта, и это была одна из самых гуманных его фантазий. Вместо этого он буркнул «нормально».

– О, поглядите-ка! – ехидно воскликнул господин Харази, приближаясь ко всё ещё сидящему на земле горе-актёру. – Славянский лев победил иудейского тигра! Да, Тигранчик? – Он подал Галеви руку и тот с кряхтением поднялся.

– Лев(1), – Галеви указательными пальцами нарисовал в воздухе сердечко, – Просто царствует. За него побеждают другие. Я, например, предпочёл победиться сам, потому что с сердцем лучше не спорить, но думать при этом надо го-ло-вой.



1 На иврите слово "сердце" звучит, как "лев".



***

Горит и кружится планета,
Над нашей Родиною дым,
И значит, нам нужна одна ПОБЕДА,
Одна на всех – мы за ценой не постоим…


Галеви сосредоточенно ударял медиатором по струнам и скупо ронял слова, но в каждом из них звенело такое напряжение, что – дух вон после каждой строчки, и пронзительное чувство заставляет сжиматься сердце – ОДНА НА ВСЕХ – мы за ценой не постоим

Безусловно, все присутствующие чувствовали, что «десятый десантный батальон» – это они все, все вместе. И все, подпевая, ощущали эту вдохновенную решимость – «сомненья прочь, уходит в ночь отдельный десятый наш…».

Аверин просто светился от счастья. Причём для Радзинского – буквально. Хотелось зажмуриться, чтобы не ослепнуть, и бронёй прикрыться, чтобы на сердце так не давило. Радзинский боялся, что ещё секунда и из глаз неудержимо брызнут слёзы. Впрочем, у всех остальных глаза тоже подозрительно блестели. Эльгиз как-то резко осунулся – лицо словно маска, отрешённый взгляд Харази подёрнулся неземной вселенской печалью, Галеви – страшный, хладнокровный, опасный безо всей той шелухи, которой он постоянно пытался запорошить глаза собеседникам.

– Давайте, за НАШУ победу, – проникновенно предложил Галеви, отставляя гитару. – Я знаю, что настанет тот день, когда все Пути будут открыты, когда любое знание будет доступно – только бери и делай.

– Тогда и спрос с людей будет другой, – тяжело вздохнул Харази. – Когда у тебя есть все возможности, и ты их просто не заметил, а ещё хуже – отверг

– Так, давайте не будем о грустном, – Галеви бодро разлил по стопочкам водку и подвинул каждому. – Выпьем за нас – за смертников, – хихикнул он.

Аверин робко взял свою стопку, чокнулся со всеми и мучительно скривился, поднося прозрачную жидкость ко рту.

– Коль, тебе не надо… – Радзинский перехватил его руку и мягко заставил опустить стопку на стол. – Если хочешь, я с тобой за компанию вина выпью.

Аверин с облегчением рассмеялся:

– Хочу. – И они чокнулись стаканами с вином – тем самым, сладким, шекинским – и дружно выпили.

– До сих пор не верится, что мы дожили до этого дня, – раскачиваясь, словно в трансе, из стороны в сторону, задумчиво выдохнул Харази. – Что можно спокойно умереть и не бояться за судьбу тех, кто с тобою связан.

– Что-то рано Вы умирать собрались, – мрачно заметил Эльгиз, ожесточённо отгрызая веточку кинзы.

– Ха, Эля! Умереть можно только вовремя. Даже если это происходит преждевременно, – развеселился господин Харази и встряхнул Эльгиза, крепко обняв его за плечи. – Где там наш Рафик запропастился? – Спохватился он вдруг. И засмеялся, ласково взъерошивая волосы зятя, – Нельзя было его на кухню посылать. Он теперь, пока всё не съест там, к нам не вернётся.

– Эй, я ждал, пока мясо будет готово! – обиженно воскликнул Рафик, внося в комнату накрытое крышкой блюдо.

– Друзья, раз уж мы теперь братство, у нас должен быть свой знак, эмблема, так сказать, – снова начал дурачиться Галеви.

– Ты из пионерского возраста до сих пор не вышел? – фыркнул Харази.

– Мой дух вечно молод, – ничуть не смутился тот. – Эй, товарищи символисты, давайте, поработайте на общее благо!

Рафик задумался, замерев с вилкой в руке, а Радзинский быстро отодвинул тарелку, встряхнул рукой и, зацепившись синей ниточкой за поверхность стола, нарисовал продолговатый глаз, круглый зрачок, а внутри – ивритскую букву «айн», похожую на русскую «у».

– Здорово! – искренне восхитился Галеви. – Айн – это и глаз, и источник. И у египтян похожий символ был. Глубокомысленно… Утверждаем?


***

– И вдруг навстречу – столько овец! Весь склон, как живой, шевелится! – Аверин возбуждённо размахивал руками, стоя посреди комнаты в одном ботинке. Он расстегнул рубашку, но снять её забыл. И ботинок зачем-то держал в руках. – Ты не представляешь себе, какая там красота! Холмы такие зелёные-зелёные, как во сне…

– Не представляю, – качал головой Радзинский. – Но ты ведь мне всё расскажешь? Или покажешь? – усмехался он, аккуратно отнимая у Николая ботинок.

– Ке-е-еша, ну вот опять ты надо мной смеёшься… – Аверин, сосредоточенно хмурясь, пытался стряхнуть с себя рубашку, но забыл расстегнуть манжету, и рукав застрял на запястье. – Я же серьёзно, а ты…

– И я серьёзно, – нежно заверил его Радзинский, фиксируя аверинскую руку, чтобы можно было, наконец, расстегнуть пуговицу.

– Да? – Аверин с неподдельным интересом наблюдал за тем, как Радзинский его раздевает. – А можно, я с тобой лягу? – вдруг жалобно попросил он. И посмотрел такими несчастными глазами, что растрогался бы даже камень.

– Э-э-э… Ладно, – опешил Радзинский. Всё-таки нетрезвый аспирант – источник стрессов. Однозначно. – Только спать будешь на своей подушке. И под своим одеялом. И ляжешь у стенки – не хватало ещё, чтобы ты ночью с кровати свалился.

– Спасибо, Кеша, – растрогался аспирант и прильнул к груди Радзинского, благодарно чмокнув его в плечо. – А то ты не представляешь, как меня всего трясёт, – пожаловался он. – Как будто ртуть внутри перекатывается. – Аверин отстранился и попытался жестами объяснить, что он имеет в виду, изображая рукой хаотичные волны. – Ну, ты ведь меня понимаешь? – отчаялся он, наконец.

– Понимаю, – уверенно соврал Радзинский, подталкивая аспиранта к кровати. Он сдвинул свою подушку к стене и приподнял уголок одеяла, чтобы Николай мог под него забраться. Для себя он разорил аверинскую постель. – А я тебя успокаиваю? Так надо понимать? – неспешно раздеваясь, поинтересовался Радзинский, с иронией наблюдая, как аспирант с блаженным вздохом обнимает его подушку.

– С тобой я просто перестаю существовать, – доверчиво улыбнулся Аверин. – Растворяюсь – и нет меня. Такое блаженство…

Радзинский постарался сделать вид, что эти слова его не задели, но заставить себя улыбнуться он так и не смог. Он лёг на спину, закинув за голову правую руку, а левой нервно вцепился в одеяло.

– Ты полагаешь, это хорошо? Когда тебя нет? – осторожно спросил он после долгой паузы.

– М-м-м?.. – Аверин, оказывается, успел уже задремать. – Я больше не буду – тебя бросать… – Аспирант, видимо, решил, что Радзинский выговаривает ему за предательское поза-позавчерашнее бегство. – И я же тебя навещал…


***

Такого синего неба Радзинский никогда в жизни не видел. Или забыл, что видел. И это было не в этой жизни.

Аверин крепко держал его за руку. Они шли через площадь к вокзалу. Кругом сновали люди. Спотыкались о чемоданы, пыхтя, тащили свой багаж. И только они с Авериным шагали налегке – быстро, словно летели.

– Какой вагон? – занервничал вдруг Радзинский, когда они вышли к поезду и двинулись вдоль состава по платформе.

– А какой тебе нравится? – улыбнулся Аверин.

– Этот, – не раздумывая, показал Радзинский на белый вагон, что находился в середине поезда.

– Значит, будет этот.

Аверин ускорил шаг, и они почти побежали к белоснежному, словно океанский лайнер, вагону.

– Первый? Номер один? – Радзинский был слегка сбит с толку. Он повернулся в сторону локомотива, откуда по идее должна была начинаться нумерация. Голубые, жёлтые, нежно-зелёные вагончики выстроились за блестящим новеньким электровозом строгого синего цвета.

– Но первый должен быть в центре, – пожал плечами Аверин, с недоумением глядя на своего спутника. – Билеты у тебя?

Билеты, действительно, оказались в руках у Радзинского – плотные глянцевые прямоугольники, украшенные эмблемой в виде миндалевидного глаза, неподвижно глядящего на них синей буквой айн. Правда, показывать их было некому – вошли они совершенно беспрепятственно.

Внутри не было привычного тесного коридора и бесконечных дверей – просторный светлый зал с большим круглым столом посередине.

Едва они вошли, навстречу им двинулись люди – знакомые, незнакомые. Фархад Харази, Эльгиз, Мюнцер (?!). Каждый подходил и протягивал цветок – розы, нарциссы, тюльпаны, лилии. Скоро в руках был целый ворох источающих тонкие ароматы цветов. Радзинский ссыпал их на стол и залюбовался: картина не была пёстрой, нежные цвета сочетались так деликатно, что, казалось даже, плавно перетекали друг в друга.

Через некоторое время Радзинский поймал себя на том, что рассматривает уже огромную столешницу, узор которой образован сплетением стилизованных цветов, стеблей и листьев. Ему ужасно захотелось как-то гармонизировать этот восхитительный хаос. Радзинский потянул светящиеся нити и принялся сплетать огромное полотно – голубой ковёр с золотыми цветами. В центре ковра ласково сияло солнце. Солнце мира. Это его золотые лучи сплетались в затейливый орнамент. Это от него живительный огонь бежал по этим линиям, как кровь по венам, заставляя вспыхивать каждый цветок его естественными красками.

– Это так прекрасно, что слов не хватает…

Аверин, оказывается, стоял рядом и, не отрываясь, смотрел, как работает Радзинский. По щекам его катились слёзы.

– Коль, ну что ты, – растерялся Радзинский.

– Ничего, – всхлипнул тот. – Поехали.

Вагон неожиданно дёрнулся, и за окном замелькали дома, деревья. Действительно – поехали…


***

Вот уж не думал Радзинский, когда ехал сюда, что прощаться будет так тяжело. Что Эльгиз будет выглядеть таким усталым и измотанным. И что немногословный Рафик сделается ещё более молчаливым, чем обычно. И Аверин будет плаксиво кривить губы, и отводить взгляд.

В аэропорт их провожали в том же составе, в каком и встречали. Радзинского нагрузили всем тем, что в Москве достать было практически невозможно. Он вёз с собой несколько банок виноградных листьев (Эльгиз пересыпал их солью и сворачивал в тугие рулетики – потом нужно было только залить их кипятком, промыть и можно делать долму). Увесистый пакет белого бакинского изюма, нут, специи, кунжут, грецкие орехи, огромный кусок пахлавы – короче, понадобилась ещё одна спортивная сумка.

– Как смогу – приеду, – сдержанно кивал Эльгиз.

– А как же – лето, отпуск? – пытался беззаботно улыбнуться Радзинский.

– Я Учителя не могу сейчас оставить – возраст… – опускал глаза Эльгиз.

– Сколько ему?

– Восемьдесят пять.

– Сколько?!!

И в салоне самолёта не было приятного предвкушения предстоящего возвращения домой. И Аверин – такой печальный, даже чёлка поникла.

– Кеш, ну почему жизнь такая грустная штука?

– Могу тебя пощекотать – тебе сразу станет веселее, – хмыкнул Радзинский. Ему мучительно хотелось закурить, и эти страдания несколько отвлекали от скорбных мыслей.

– А других способов ты не знаешь? – Аверин уже изо всех сил пытался сдержать улыбку. – Боюсь, пассажиры неправильно нас поймут.

– Других? – Радзинский задумался, потом вытянул из воздуха несколько нитей и ловко сплёл бабочку. Она взмахнула своими радужными крыльями, вспорхнула с широкой ладони Радзинского и села Аверину на грудь – прямо напротив сердца.

– Спасибо, – Аверин растроганно прикоснулся к подарку кончиками пальцев, и они окрасились разноцветной пыльцой. – Я бы тебя поцеловал…

– Но пассажиры неправильно поймут, – расхохотался Радзинский.

Ох уж эти пассажиры…

просмотреть/оставить комментарии [5]
<< Глава 13 К оглавлениюГлава 15 >>
сентябрь 2022  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

август 2022  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.09.28 13:18:39
Отвергнутый рай [38] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.09.27 15:20:38
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.27 10:42:47
Танец Чёрной Луны [7] (Гарри Поттер)


2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.23 19:23:55
После дождичка в четверг [5] ()


2022.09.22 18:49:51
Соседка [2] ()


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2022.09.06 15:09:41
И по хлебным крошкам мы придем домой [3] (Шерлок Холмс)


2022.09.02 00:00:53
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.08.28 22:32:15
Моя странная школа [5] (Оригинальные произведения)


2022.08.25 16:02:06
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.08.16 22:09:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


2022.08.08 18:58:19
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.08.08 12:50:30
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.08.07 19:51:08
Вы весь дрожите, Поттер [7] (Гарри Поттер)


2022.07.24 22:31:16
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.07.02 08:10:00
Let all be [38] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


2022.06.23 08:48:41
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.28 13:12:54
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2022.05.23 22:34:39
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.