Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В Лютном переулке поступил в продажу набор для любителей Снейджера. В него входят:
1) Надувной Снейп
2) Надувная Гермиона
3) Декорации класса Зелий

Каждому 21-ому покупателю в подарок надувной малыш

Список фандомов

Гарри Поттер[18569]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12794 авторов
- 26890 фиков
- 8695 анекдотов
- 17717 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 27 К оглавлениюГлава 29 >>


  Сыны Всевышнего

   Глава 28. Чувство долга
Безмерная благодарность переполняла сердце Романа. Его стало не узнать. Теперь он практически не отлипал от Бергера: постоянно держал его за ручку, глядел влюблёнными глазами, беспокоился – не дует ли ему, не хочет ли он мороженого, не устал ли он…

Бергер просто светился от счастья. Поудобнее устраивая свою русоволосую голову у Романа на плече, он с блаженным вздохом и с неизменной скромностью отвечал, что нет, не дует, спасибо, не надо, а вот глаза прямо слипаются, руки-ноги отваливаются, и кто бы взял на ручки и понёс…

Безусловно, это выглядело вызывающе. Особенно в глазах одноклассников, которые стали хихикать и перешёптываться у них за спиной. Правда, продолжалось это недолго. Стоило слуху Романа уловить что-то насчёт «двух воркующих голубков», он пришёл в ярость и едва не убил шутника: первый удар в челюсть, второй под дых – бедняга не успевал даже защищаться. Схватив его за волосы, Роман в бешенстве прошипел в лицо уже растерявшему всё своё остроумие однокласснику, что размажет его мозги по стенке, если хоть раз услышит что-нибудь подобное. И подкрепил свои обещания ещё одним хорошо поставленным ударом в нос. И ещё, и ещё одним…

Все испуганно жались по углам, пока Роман с наслаждением и безумной яростью избивал несчастного, но под руку «случайно» попался Бергер. Мгновенно забыв про свою жертву, Роман кинулся проверять всё ли с ненаглядным Кирюшей в порядке, забрасывая его встревоженными восклицаниями вроде: здесь точно не болит?.. вдохни поглубже… голова не кружится?.. После этого случая общественность резко потеряла к их непривычно нежным отношениям всякий интерес, а от Романа одноклассники стали просто шарахаться. Видимо, в роли хладнокровного убийцы он выглядел очень убедительно…

На каратэ Роман, кстати, совсем перестал ходить, памятуя, что тренер явно связан с прежними криминальными делами Руднева. Даже встретились они с шефом в своё время благодаря именно этому человеку. Вместо каратэ Роман начал заниматься под руководством «китайца» Алексея традиционным ушу. Заодно контролировал, чтобы не слишком стремящийся к спортивным достижениям Бергер не пропускал тренировки.

В ифу серого цвета Бергер выглядел очень трогательно. Он старательно и сосредоточенно повторял вслед за Алексеем движения формы и, похоже, готов был делать это бесконечно. Но когда дело доходило до ударов, он не мог стукнуть даже грушу, не то что манекен.

Роман терпеливо уговаривал его представить на месте манекена кого-нибудь особо ненавистного, но это не срабатывало, пока однажды он не произнёс слово «опасность». Надёжно закреплённая в полу тяжеленная штуковина оторвалась и отлетела к противоположной стене зала. Причём без непосредственного контакта с кулаком Бергера – это Роман хорошо успел разглядеть.

– Лапа, я был неправ, – тактично кашлянул Роман и оставил свои попытки сделать из Бергера бойца. Если не считать безжалостного контроля с его стороны, когда нужно было отжиматься, бегать и качать пресс.

Занимался Алексей с ними индивидуально: зал всегда был пуст, когда они приходили на тренировку. После занятия они вместе шли к метро, и Бергер частенько так увлекался беседой, что не замечал ничего вокруг, заставляя Романа вспоминать своё недавнее прошлое и мрачнеть от слишком свежих переживаний.

Алексей занимался традиционной китайской медициной, акупунктурой, разбирался в травах, поэтому неизменно оказывался жертвой ненасытного бергеровского любопытства. Тренировки тоже иногда плавно перетекали в захватывающие беседы о целительских практиках: слово за слово, пример за примером – и они уже, скрестив по-турецки ноги, сидят на матах и мирно беседуют о связи слабого зрения с болезнями печени.

– Лапуля, у тебя мобильник в сумке надрывается. Ты уже полчаса как должен быть дома, – осторожно тормошил товарища Роман. Потом перестал. Уверенно отвечал на звонок и завязывал оживлённую беседу с кирилловой мамой, которая почему-то относилась к нему, как к равному – то есть, говорила с ним так, словно он был второй мамой Бергера.

Вскорости Роман был твёрдо убеждён, что Кирилл – несмышлёный болезненный ребёнок, который постоянно забывает надеть шарф и пропускает завтраки в школе. Что он слишком много читает и обязательно испортит себе этим зрение. Что он недопустимо сутулится, грызёт карандаши и практически не бывает на свежем воздухе. Заканчивалось всё это строгим наказом не допускать подобных безобразий, присматривать за ним хорошенько, ведь «на тебя-то можно положиться!».

И Роман изо всех сил оправдывал оказанное ему доверие: тщательно повязывал слегка обиженному Бергеру шарф, запихивал в него на перемене пирожок, настаивая, что молоко должно быть выпито полностью, фиксировал его плечи расправленными с помощью наброшенного на них – на манер лямок от ранца – и туго завязанного за спиной галстука, вытаскивал у него изо рта карандаши и отнимал на переменах книги, неспешно прогуливая его за ручку после уроков.

Никогда ещё его жизнь не была так прекрасна и так преисполнена смысла…


***

– Ром, перестань думать про диск, – сдержанно попросил Бергер, прихватывая зубами кончик ручки.

Роман настойчиво потянул его руку вниз и выхватил ручку из сомкнутых пальцев. Все кирилловы карандаши он давно уже заменил на те, которые с другого конца были увенчаны ластиками. Грызть оправленную в металл резину Бергер не стал даже и пробовать. И так ясно, что это противно. Поэтому переключился на пластмассовые ручки. Роман уже точно знал, что в ближайшее время отправится на поиск ручек в металлическом корпусе.

– Ты просишь слишком много, Лапуля, – ворчливо заметил он, захлопывая учебник и потягиваясь. – Кстати! Давно хотел спросить: почему ты назвал фантом моим «инфернальным боссом»? Тогда – помнишь – когда он напал на тебя?

– Потому что так оно и есть, – тихо ответил Кирилл, не поднимая головы.

– Вот с этого места поподробнее, пожалуйста! – заинтересовался Роман. Он развернул свой стул и сел на него верхом, лицом к Бергеру.

Кирилл нерешительно глянул на него своими ясными, полными голубого света глазами и заботливо снял светлый волос с его плеча.

– Как ты думаешь, Ромочка, – тщательно подбирая слова, начал он. – Много ли на свете людей, которые обладают твоими… возможностями?

– Это риторический вопрос? – ухмыльнулся Роман.

– М-да… – поджал губы Кирилл. – От скромности ты не умрёшь… Ну да ладно… Твой настоящий посмертный фантом видел я. После нашего приключения с Картой. Фантом, который с детства терроризировал Руднева, ты создал ещё при жизни – как хранилище информации. Он должен был передать Рудневу все необходимые для вашего общего дела знания. Как ты должен понимать: будь ты хоть трижды супер-магом, за прошедшие столетия любой сотворённый тобой фантом давно бы рассеялся. Для его, скажем так, консервации требуется сила другого порядка. Вряд ли надо пояснять, что за энергию ты для этого использовал. И кто, в свою очередь, использовал впоследствии, благодаря этому, созданный тобой фантом. И с Рудневым, и со мной через него общался совсем не ты. Ну, вот… Ты ведь не настолько наивен, чтобы полагать, будто твои прежние …друзья занимаются благотворительностью? А это значит, что ты получил свои сомнительные дары с тем, чтобы, пользуясь ими, выполнить некую работу. Ну, и в качестве платы – или, точнее, предоплаты – за предполагаемую ответную услугу.

– Ты меня пугаешь, – легкомысленно усмехнулся Роман.

– Ты меня тоже, – с укоризной покачал головой Бергер. – Разумеется, ты пришёл с некой тёмной миссией. А раз есть миссия, значит должен быть тот, кто возложил её на тебя. Улавливаешь?

Роман положил локоть на спинку стула и озадаченно подпёр голову рукой.

– И в чём суть этой самой миссии? – в голосе его, как натянутая струна, звенело напряжение.

– Не знаю и знать не хочу, – отрезал Бергер. Потом неожиданно улыбнулся. – Я специально не стал спрашивать, чтобы ты не смог потом выбить из меня эту информацию.

– Умненький, благоразумненький Буратино… – зловеще протянул Роман.

– Это ты у нас Буратино, а я – Золотой Ключик! – торжествующе заявил Кирилл и протянул руку к его тетрадке. – А можно, я физику просто спишу у тебя? – невинно поинтересовался он.

Роман молниеносно прижал тетрадь ладонью.

– Не так быстро, лапочка. Предлагаю соглашение: с моей помощью ты благополучно забываешь обо всех точных науках до окончания школы – а это, не упускай из виду, почти три года! Далее, ты безо всяких усилий со своей стороны получаешь по этим предметам на экзаменах положительные оценки, а взамен – всего лишь узнаёшь и сообщаешь мне суть этой самой миссии.

– Не будь дураком! – звонко рассмеялся Кирилл. – Ты сам сможешь это узнать, когда преодолеешь определённые точки Карты. А если ты не поможешь мне сейчас с физикой, – скорбно добавил он, – то от непомерных умственных усилий я надорвусь и зачахну. И останешься ты без Ключа!

– Ты манипулятор, – неодобрительно констатировал Роман.

– Сказать, у кого я научился?

– И шантажист, – оценивающе оглядел его Роман.

– Ром, ну пожалуйста… – жалобно посмотрел Бергер, и Роман сразу молча отдал ему свою тетрадь. – Спасибо! – Кирилл в полном восторге прижал тетрадь к груди. – Вот увидишь: я тебе ещё пригожусь! – радостно пообещал он.

Роман в ответ прикрыл ладонью глаза и обречённо вздохнул:

– Не дай Бог, лапочка! Мне одного раза уже хватило…

Наблюдая, как Кирилл, прикусив от усердия кончик языка, старательно своим круглым детским почерком переписывает добросовестно решённые им задачи, Роман хмурился, явно размышляя о чём-то не слишком весёлом.

– Лапа, – наконец, решился озвучить он свои грустные мысли. – Правда, что босс хочет креститься?

Кирилл оторвался от своего занятия и озадаченно покосился на Романа, не сразу сообразив, о чём речь.

– А, да! – наконец радостно закивал он. – Николай Николаевич будет его крёстным.

– А почему не Радзинский? – искренне удивился Роман.

– Ну, во-первых, для взрослого человека крёстные вовсе не обязательны, – с готовностью пояснил Кирилл. – Дать обеты и прочитать Символ Веры твой шеф сможет и сам. Во-вторых, Андрей Константинович – медиум, и у них с Николаем Николаевичем гораздо больше общего, чем с Радзинским. А, в-третьих, если Викентий Сигизмундович станет его крёстным отцом, то Надя сделается его сестрой и церковный брак между ними будет невозможен.

– О, Боже! Сложности какие… – Роман устало спрятал лицо в ладонях. Потом, заметив, что Бергер по-прежнему выжидательно смотрит на него, не слишком охотно поинтересовался, – Зачем ему это?

Кирилл отодвинул в сторону тетрадь и развернулся всем корпусом к Роману.

– Ты правда не понимаешь? – грустно спросил он.

Роман долго молчал, изучая Бергера внимательным взглядом. Наконец, вздохнул и опустил голову.

– Я понимаю. С практической точки зрения он поступает абсолютно правильно. Но я не верю. Не верю в то, что он действительно мог этого захотеть.

– Почему? Не забывай, что он прошёл по своему пути до конца и всё, что он получил в итоге – это смерть и перспективу жуткого посмертия.

– Кирюш, я же не против! Если он на самом деле этого хочет – на здоровье!

Роман резко встал и отошёл к окну. Отсюда была видна тихая улица, по которой изредка проносились машины. Было уже темно, и обозначенные только точками светящихся окон громады высоток, словно корабли-призраки, выплывали из ночи ему навстречу.

– Шойфет, ты сделал практически то же, когда создал свою Карту, – тихо заметил Кирилл. – Зачем?

– Я был… под впечатлением. Меня поразило то, что ты сумел изменить направление. И то, что твоя любовь оказалась сильнее моего знания и моей силы. Если хочешь, это был акт торжественной капитуляции.

– Значит, ты сделал это для меня? – Бергер так широко распахнул глаза, что сделался похож на мультяшного котёнка.

Роман не смог сдержать умильный смешок.

– Для тебя, Лапа. Конечно, для тебя…

Кирилл счастливо вздохнул и вернулся к списыванию домашнего задания.

– Ром, – позвал он, не отрываясь от своего занятия. – Может, не будешь меня сегодня провожать? А то я потом волнуюсь, как ты дошёл обратно.

– И поэтому ты предлагаешь поволноваться мне?

Кирилл весело фыркнул.

– Тогда давай, как цапля и журавль, до утра друг друга провожать!..

– А, может, ко мне переселишься – и никаких проблем?

– Помечтай-помечтай… – скептически хмыкнул Кирилл, переворачивая страницу. Катерина Сергеевна и без того замучила его ценными советами вроде: «Не надоедай людям!». Хорошо, что Шойфет не слышал, а то не удержался бы от искушения «воздействовать» на неё. Он, похоже, делает это автоматически – быстрее, чем успевает подумать о последствиях. – Всё хорошо, Ром, – уверенно заявил он. И назидательно добавил, – Не пространство разделяет людей…


***

– Николай Николаевич! – Роман перемахнул через невысокий заборчик и преградил учителю путь. – Я думал, уже не догоню, – усмехнулся он, выравнивая дыхание.

– Да, Рома, я слушаю тебя, – слегка нахмурился Аверин и недоверчиво взглянул в ту сторону, откуда явился Роман.

– Где Бергер и почему я не подошёл к Вам в школе? – понимающе ухмыльнулся тот. – Докладываю: Бергер с каким-то там хором отбыл выступать на очередном православном фестивале – срочно понадобилась замена, и брат обратился к нему. Только что лично усадил его в автобус – так сказать, сдал ответственному лицу с рук на руки. А в школе не подошёл потому, что не хочу, чтобы Бергер знал.

– Многообещающее вступление… – обречённо вздохнул Николай Николаевич, тоскливо глядя в самоуверенные чёрные глаза Романа. Он невольно отметил про себя, как сильно тот прибавил в росте – ещё немного, и придётся глядеть на него снизу вверх.

Роман как-то подозрительно счастливо расхохотался и, решительно забрав у Аверина портфель, сделал приглашающий жест рукой.

– Я Вас провожу?

Николай Николаевич неопределённо пожал плечами и молча двинулся вперёд. Серый ноябрьский день – такой, как положено: с резким холодным ветром, голыми чёрными ветками на фоне хмурого неба, с шуршанием проносящимися по асфальту ржавыми засохшими листьями – не располагал к неспешным прогулкам.

– Если никуда не торопишься, давай поговорим у меня дома, – красноречиво поёживаясь от ветра, предложил Николай Николаевич.

– Не тороплюсь, – лаконично ответил Роман и уверенно зашагал рядом.

– У тебя скоро день рождения? – не удержался от вопроса Аверин.

– Да, – равнодушно кивнул Роман. – Смешно, правда? Праздновать шестнадцатилетие, когда чувствуешь себя ровесником цивилизации… Я и в школу, честно говоря, за шиворот себя волоку – так вся эта дребедень меня достала! Если бы не Бергер…

– Вот поэтому никто из нас ничего и не помнит, – серьёзно взглянул на него Николай Николаевич. – Чтобы это не мешало жить. Не каждый способен вынести знание о своём прошлом. К сожалению, у тебя не было выхода…

– Согласен. Некоторых вещей лучше не помнить. Я ночью глаза закрываю, и у меня в голове начинает прокручиваться каждый день из тех, что Бергер прожил в моём доме. Всё, в мельчайших подробностях: с момента нашей первой встречи и до… Ну, Вы понимаете... – Взгляд Романа сделался крайне жёстким, а губы сжались в тонкую полоску. – И мне трудно от этого абстрагироваться. Он для меня теперь только тот самый ребёнок, который сделал для меня так много. А почему? Я пытался у него выяснить – в результате поскандалили… – Роман раздражённо махнул рукой. – Господи, как бы я хотел всё вернуть! Всё исправить. Чтобы он снова стал маленьким мальчиком, о котором я мог бы заботиться… Я ведь мог его усыновить! Представляете? Мог стать его Наставником… Да много чего мог для него сделать! Я бы и сейчас с радостью его усыновил, честное слово! Только теперь это никому, кроме меня, не нужно – хоть на стенку лезь! Я догадываюсь, как со стороны это странно выглядит, но ничего не могу с собой поделать. Знаете, у меня рефлекс сразу срабатывает, как только я его вижу – облизывать его, в зубах таскать, как котёнка, заботиться, опекать…

– Тебя это беспокоит? – осторожно спросил Николай Николаевич.

– Что? – удивился Роман. – Вы решили, что я жалуюсь? Нет, конечно. Бергер для меня – единственный свет в окошке, и я его никому не отдам. Даже не надейтесь. Мне просто кажется, что я никогда не смогу адекватно расплатиться с ним. Вот это по-настоящему угнетает…

– Ты можешь правильно использовать его подарок. Это и будет лучшая благодарность. Поверь мне.

– Верю, – сухо ответил Роман и до самой аверинской квартиры не проронил больше ни слова.


***

– Викентий Сигизмундович не обидится, что я пользуюсь его тапочками? – насмешливо поинтересовался Роман, разуваясь в маленькой прихожей.

– С чего ты взял, что это его тапочки? – выглянул из комнаты Аверин.

– Чувствую – с чего взял…

– А-а-а… Викентий и правда надел их пару раз, чтобы меня не обидеть. Так-то он предпочитает ходить босиком – ему всегда жарко.

– Ну, тогда никаких проблем, – весело согласился Роман. – Куда теперь?

– Умывайся и на кухню иди, – отозвался из комнаты Николай Николаевич. – Можешь смело там хозяйничать…

Роман кивнул и послушно отправился, куда ему велели.

– Вот интересно, когда Викентий Сигизмундович успел обед приготовить? – восхищённо воскликнул он, погромыхав на кухне кастрюлями.

– С утра был здесь, вот и приготовил, – пожал плечами Аверин, показываясь на пороге.

– Я полагаю, – вкрадчиво заметил Роман, – он будет мне очень благодарен, если я прослежу, чтобы Вы всё это съели.

– Не забывайся! – возмутился учитель. – Я не Бергер и не нуждаюсь в твоей опеке!

Зазвонил телефон. Николай Николаевич, ещё раз гневно блеснув своими стальными глазами, протянул руку к стоящему на подоконнике аппарату и снял трубку.

– Да. Слушаю тебя, Кеш… Да, всё нашёл. Спасибо… Непременно, Кешенька, непременно… Что? Кому передать? – Аверин мрачно протянул трубку Роману. – Викентий хочет с тобой поговорить.

С довольной усмешкой Роман взял у учителя трубку.

– Здравствуйте, Викентий Сигизмундович, – гипнотизируя Аверина насмешливым взглядом, почтительно произнёс он. – Конечно, понимаю… Прослежу, можете не беспокоиться… Согласен – шантаж и подкуп самые действенные методы в подобной ситуации. Надеюсь, что до этого не дойдёт. Ведь Николай Николаевич взрослый, здравомыслящий человек…

Глаза учителя с каждой репликой распахивались всё шире. На его интеллигентном лице отразилось беспредельное возмущение. Но он всё ещё держал себя в руках. Поэтому, когда Роман положил трубку, любезно ему улыбнулся:

– Суп будешь?

Роман расхохотался:

– Вы не обиделись?

– Пока нет. Пока ты не перешёл определённую грань, – вежливо уточнил Николай Николаевич, мысленно обещая Радзинскому пару неприятных минут этим вечером.


***

После обеда учитель пригласил Романа в гостиную, которая одновременно служила ему кабинетом.

– Так что за тайны Мадридского двора? – устраиваясь в кресле с коробкой конфет на коленях, полюбопытствовал он. – Угощайся, – Аверин спохватился и с улыбкой протянул коробку Роману.

– Спасибо, но к сладкому я как-то равнодушен, – рассеянно отмахнулся тот. – Хотя теперь у меня всегда припасена пара шоколадок. Для Бергера, разумеется. Как приучить его к чему-нибудь более полезному, вроде сухофруктов – ума не приложу… – Под звонкий смех Аверина он взял с журнального столика книгу и с интересом её пролистал. – Вы это даёте ему читать?

– И это тоже, – кивнул Николай Николаевич, внимательно изучая своего незваного гостя. – Но разговор-то ведь не о нём пойдёт? Верно?

– Верно. – Роман тяжело вздохнул, откладывая книгу. – Речь пойдёт обо мне.

Николай Николаевич мгновенно отставил конфеты в сторону и напряжённо выпрямился в кресле.

– Что случилось?

Роман неожиданно вскочил и принялся нервно расхаживать по комнате. Толстый ковёр скрадывал звук его шагов, а серые сумерки, подкрашенные приглушённым светом настольной лампы, укрытой разноцветным – наподобие витража – стеклянным абажуром, смазывали резкость его движений. Наконец он остановился перед книжным шкафом и, казалось, задал свой вопрос именно ему.

– Как Вы считаете – Карта меня защищает?

– Конечно, – насторожился Аверин. – А что именно тебя беспокоит?

Роман переместился к окну, по-прежнему избегая поворачиваться к учителю лицом.

– После того, как я уничтожил фантом, ко мне стали приходить странные гости.

– В каком смысле – странные? – забеспокоился Николай Николаевич.

– Вам бы не понравились, – мрачно ответил Роман, сверля взглядом тюлевую занавеску.

– Та-ак. Ну-ка, иди сюда. – Аверин пересел на диван и поманил к себе Романа. – Садись. – Взяв подростка за руки, он пристально посмотрел ему в глаза. – Расслабься, расслабься, – шептал он, слегка встряхивая кисти его рук. Потом надолго погрузился в созерцание сверкающих чёрных романовых глаз. – Это живые люди. Не фантомы. Не сущности, – пробормотал он, наконец, продолжая гипнотизировать его взглядом. И вдруг с облегчением рассмеялся. – Всё. Я понял.

Роман слегка вздрогнул от этого неуместного смеха.

– Не волнуйся, – Николай Николаевич, улыбаясь, положил руку ему на макушку. – Сейчас станет легче. Тепло?

– Тепло, – хрипло согласился Роман.

Рука учителя легла ему на сердце.

– Кирилл говорил тебе, что все мы связаны?

– Говорил.

– Ты понимаешь, что сам ты и Руднев тоже – из другой связки?

– Наверное…

– Не наверное, а точно. И Панарин ваш. Так хорошо?

– Очень, – честно признался Роман.

Аверин просиял и как-то совершенно по-детски рассмеялся.

– Ты правильно связал эти визиты с последними событиями вокруг проводника. Во-первых, когда ты уничтожил фантом, который создал ещё при жизни, чтобы поддерживать связь с Рудневым и найти его в будущем, огромное количество энергии вернулось к тебе. Энергии, которую ты в своё время в него вложил. Ты, кстати, не заметил, что знаешь теперь такие вещи, о которых раньше представления не имел?

– Есть такое. Я чувствую, что наставник мне больше не нужен.

– Ещё бы! Фантом был хранилищем информации, которую он должен был передать Рудневу. С чем он успешно справился. Фантом уничтожен – информация вернулась к хозяину. Теперь вы с Рудневым на равных…

– Это я как раз знаю: что создал фантом для Руднева и сделал его хранилищем информации. И что помогли мне – не за «спасибо»… Что это за люди?

– Это твои люди, – терпеливо пояснил Аверин, заставляя Романа вслед за собой подняться на ноги и лёгкими, плавными движениями принимаясь разглаживать его ауру.

– В смысле – мои?

– Из твоей связки. А через тебя и Бергера идёт прямая связь между нашими линиями. И у меня огромное искушение прикрыть этот канал – твои люди один другого кошмарнее. Особенно женщины – настоящие ведьмы.

– Мои люди?

– Конечно. – Николай Николаевич уже обошёл Романа вокруг и теперь стряхивал остаточную информацию с рук. – Раз уж они один за другим к тебе являются – значит, ты у них главный.

Роман задумчиво прищурился, сам про себя удивляясь, когда же успели так крепко прилипнуть к нему рудневские замашки.

– Вы сказали «во-первых»…

– Молодец, – лучезарно улыбнулся ему Аверин. – Не теряешь нить. Да, уничтожение фантома – это «во-первых». Но, собственно, решающим фактором было то, что Панарин, спасая своего друга, активировал вашу связь. Он же стал вторым после тебя, кто сознательно изменил направление – ты-то сделал это не одну сотню лет назад. Третьим будет Руднев. Неплохие темпы, надо сказать…

Роман неожиданно протянул руку и кончиками пальцев прикоснулся к серебряному аверинскому крестику, блеснувшему под расстёгнутой рубашкой.

– Я должен буду креститься?

– Должен? – с интересом переспросил Николай Николаевич, перехватывая и мягко отстраняя его руку.

– Я не смогу вести своих людей, если у меня не будет собственной связи с верхом. – Роман выразительно указал пальцем в потолок.

– Ну что ж, – одобрительно кивнул учитель. – Это тоже заслуживающий уважения мотив. Я вижу, что он идёт от сердца. – Он поставил ладонь экраном напротив груди Романа и улыбнулся. – Горячо… Оказывается, для тебя главный стимул – ответственность. Неожиданно… А почему ты хотел скрыть факт нашей беседы от Кирилла?

– Не хочу, чтобы он волновался, – сразу нахмурился Роман.

– Так ты серьёзно думаешь, что он чего-то о тебе не знает? – тихо засмеялся Николай Николаевич. – Это было бы в высшей степени странно.

– Тогда почему он никак не реагирует? – мрачно поинтересовался Роман.

– Боюсь, что он уже десять раз отреагировал, пока ты мучился, придумывая, как бы скрыть от него свои новые проблемы.

– Вы полагаете…

– Полагаю. Он же тоже тебя бережёт.

Роман тихо скрипнул зубами, прикидывая, что же именно успел наворотить Кирилл за то время, что прошло с момента первого тревожного визита.

– Не переживай, – развеселился учитель, без труда читая его мысли. – Если бы ему угрожала опасность, я бы знал. Да и ты бы тоже.

– Знать и успеть предотвратить – огромная разница! – возмутился Роман. – Какая мне радость будет от того, что я почувствую, но не успею помочь?!

Николай Николаевич взглянул на него сочувственно:

– Я не знаю, что тебе посоветовать. – Он помолчал немного и добавил, – И я бы всё-таки тебя закрыл. Пока. Давай дождёмся Кешу. Его это не в последнюю очередь касается. Он же тебя усыновил.

– Серьёзно? – поразился Роман. – Я думал, он пошутил тогда.

– Нет, не пошутил. И потом – в каждой шутке…

– Знаю, знаю, – простонал Роман. – Есть доля шутки!..


***

– О, Боже! Бергер! – нервно воскликнул Роман, когда под своим локтем обнаружил вдруг нерешительно хлопающее ресницами голубоглазое блондинистое существо. Девочка была практически точной, только уменьшенной копией Кирилла: те же ясные, словно светящиеся глаза, то же ангельское личико и светлые волосы, разметавшиеся по плечам. – Никак не могу привыкнуть лицезреть тебя с длинными волосами и в платьице с оборочками! – усмехнулся он и спросил у малышки, – Ну что опять? Ты оторвала кукле ногу? Зачем? Переодеть хотела? Сурово… На, держи свою куклу, Вера Бергер… И запомни, мелочь: замуж выйдешь – фамилию не меняй. Вера Бергер звучит просто роскошно. Правильно я говорю, Лапуля?

Кирилл весело фыркнул и взял из высокой глиняной миски ещё горсть орехов.

– Руся, не мешай дяде Роме, – мягко посоветовал он. – Это сейчас он починил твою куклу. Но если ты будешь его доставать, он разозлится и оторвёт ей не только ногу, как ты, но ещё и голову.

– Нет. Он добрый, – твёрдо сказала девочка, пристально глядя Роману в глаза.

– Молодец, ребёнок, – сладким голосом пропел Роман. – Иди, я тебя поцелую.

Девочка с готовностью забралась к нему на колени и обвила его шею руками. Роман сморщился, пытаясь сдуть лезущие в рот и нос светлые волосы, и звонко поцеловал её в ухо. Она сразу отпрянула:

– Щекотно!

– Конечно, – согласился Роман и подул ей в другое ушко.

Кирилл задумчиво наблюдал развернувшуюся возле письменного стола возню, сопровождавшуюся повизгиваниями и тихим смехом, и машинально перекатывал забытый во рту орех.

– Всё. Иди, играй. – Роман решительно ссадил девочку с колен и одёрнул на ней белое с синими цветами вельветовое платьице. – А ты, Лапуля, проснись. Сейчас я буду рассказывать тебе чинопоследование Литургии, а ты поправляй, если что.

– Ром, – тихо перебил его Кирилл.

– Ну что? – сразу помрачнел Роман. – Опять будем обсуждать мой формализм и мою неискренность? Что страшного в том, что я решил первым делом ознакомиться с внешней стороной жизни Церкви? Я ведь понимаю, что это именно внешняя сторона. Что есть ещё и содержание

– Ты подходишь к крещению, как к необходимой процедуре, – виноватым голосом укорил его Кирилл. – Вроде прививки от кори…

– Господи! – простонал Роман. Он взял, лежавшую перед ним на столе толстую книгу и побился об неё головой. – Бергер, лапочка, эта тема закрыта. ЗАКРЫТА!!! Понимаешь ты или нет?!

Кирилл расстроился окончательно и высыпал орехи обратно в миску. Обхватив себя руками, словно ему было холодно, Бергер ссутулился и низко опустил голову, упираясь подбородком в грудь. Роман подождал немного – неизвестно чего, наверное, чуда – обречённо вздохнул и отправился утешать слишком принципиального ботаника.

– Лапа, – мучительно выдавил он, опускаясь перед ним на колени. – Ну что я должен сделать, чтобы ты порадовался, наконец, моему в высшей степени похвальному решению, а не сидел здесь с таким видом, словно у тебя кто-то умер?

– В прошлой жизни ты был примерным католиком. И причащался, наверное, регулярно, – по-прежнему тихо ответил Кирилл. – Но это не помешало тебе быть тем, кем ты был, и заниматься тем, чем ты занимался…

Роман чуть было не ляпнул вслух «и сейчас не помешает», но поймав болезненно взметнувшийся взгляд Кирилла, счёл за благо промолчать.

– Кир, тебя крестили, когда ты был младенцем? Верно? – терпеливо начал Роман. – Скажи, ты в тот момент верил? Ты понимал? Ты сознательно участвовал в Таинстве?

– Ты не младенец, – отрезал Кирилл.

– Так я в отличие от новорождённого знаю, что делаю. Я прекрасно понимаю, что и зачем. Я делаю это сознательно! Ну, просто поверь мне, Кир!!! – рявкнул он, заставив Кирилла вздрогнуть, и в отчаянии уронил голову ему на колени.

Повисла напряжённая тишина, которую пару минут спустя нарушил тихий голос Бергера:

– Ладно, Ром. Делай, как знаешь, – печально усмехнулся он, зарываясь пальцами ему в волосы.

Роман настороженно поднял голову и прищурился – похоже, эта рудневская повадка приклеилась к нему навсегда.

– Я не ослышался?

– Нет.

– Ты что-то видел? Сейчас.

– Видел, но не собираюсь это с тобой обсуждать.

Роман выпрямился и сел на пятки.

– Признайся, Лапа, – ухмыльнулся он, – тебя, как это говорится – вразумили? Чтобы ты перестал меня третировать.

– Ага, – легко согласился Кирилл. И добродушно усмехнулся, – Начинай уже. Говори, что хотел – я внимательно слушаю. – Не рассказывать же, в самом деле, что он увидел Николая Николаевича, который, строго нахмурившись, приложил палец к своим губам, явно призывая своего подопечного к молчанию...

просмотреть/оставить комментарии [3]
<< Глава 27 К оглавлениюГлава 29 >>
сентябрь 2022  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

август 2022  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.09.28 13:18:39
Отвергнутый рай [38] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.09.27 15:20:38
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.27 10:42:47
Танец Чёрной Луны [7] (Гарри Поттер)


2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.23 19:23:55
После дождичка в четверг [5] ()


2022.09.22 18:49:51
Соседка [2] ()


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2022.09.06 15:09:41
И по хлебным крошкам мы придем домой [3] (Шерлок Холмс)


2022.09.02 00:00:53
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.08.28 22:32:15
Моя странная школа [5] (Оригинальные произведения)


2022.08.25 16:02:06
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.08.16 22:09:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


2022.08.08 18:58:19
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.08.08 12:50:30
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.08.07 19:51:08
Вы весь дрожите, Поттер [7] (Гарри Поттер)


2022.07.24 22:31:16
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.07.02 08:10:00
Let all be [38] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


2022.06.23 08:48:41
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.28 13:12:54
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2022.05.23 22:34:39
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.