Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Пишут один фанфик три автора: романтик, циник и "падонок".
Романтик пишет:
"Гуляют Гарри с Гермионой по Запретному лесу, видят - поляна. Пошли они туда, взявшись за руки..."
Циник дописывает:
"...легли на траву, раздели друг друга и давай..."
Падонок:
"...тут вдрух ис леса вызкакеваед ХАГРЕТ и кречит им: ПРЕВЕД!!!

Список фандомов

Гарри Поттер[18569]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12794 авторов
- 26890 фиков
- 8695 анекдотов
- 17717 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 23 К оглавлениюГлава 25 >>


  Сыны Всевышнего

   Глава 24. Только в присутствии адвоката
Дверь скрипнула, и они оба замерли: Роман – на пороге, сжимающий дверную ручку, Руднев – с какими-то бумагами в руках у стола своей секретарши, которой (с ума сойти!) не было на рабочем месте.

– Я ждал тебя, – криво усмехнулся господин адвокат. Он отложил в сторону папку и встал, скрестив руки на груди – совершенно нехарактерная для босса поза, как отметил про себя Роман.

– Ну вот и хорошо, – закрывая за собой дверь, сказал он. Хотел – спокойно, но получилось – зловеще. – В кабинет меня пригласите?

– Отчего же нет? Входите, Роман Аркадьич.

Проходя мимо Руднева, Роман почувствовал, как его опахнула волна концентрированной ненависти и – нет, не страха – а брезгливости, отвращения и тоски, вызванной неотвратимостью предстоящей беседы. Роман скользнул удивлённым взглядом по застывшему лицу шефа: это кто кого должен здесь ненавидеть? Руднев взгляда не отвёл. Прищурился зло и презрительно скривил губы, как будто видел перед собой нечто на редкость омерзительное. Ну, ладно, сейчас разберёмся, чем ты так недоволен, пижон несчастный. Роман в ответ смерил шефа снисходительным взглядом и уверенно шагнул за порог кабинета.

– Я пришёл за диском, – без обиняков начал Роман и по-хозяйски, не дожидаясь приглашения, уселся в любимое рудневское кресло. Он сам не знал, зачем это сделал: внутри вдруг поднялась волна необыкновенной самоуверенности и опьяняющей властности. Он смотрел на стоящего перед ним Руднева, как на провинившегося слугу и не чувствовал при этом никакого душевного дискомфорта.

– Кто бы сомневался! – раздражённо процедил Андрей Константинович, но безропотно сел на диван напротив – туда, где обычно всегда сидел Роман. От него исходили импульсы лёгкого замешательства, непонятного смирения и злости. (Спасибо, Бергер, за этот чудесный дар внимать чужим чувствам!)

– Ну так как? Вы прекрасно знаете, что диск принадлежит мне – я его сделал, я его законный владелец…

– У меня его нет. – Руднев глянул на него равнодушно, и Роман с удивлением обнаружил, что босс, произнося эти слова, испытывает невероятное облегчение. – К Викентию Сигизмундовичу обратись со своей просьбой…

– Вы отдали им диск?! – Роман перегнулся через стол, пронзая шефа яростным взглядом. Он даже не рассматривал такой возможности: босс и Радзинский вместе. В его понимании Руднев всегда должен был оставаться противостоящей стороной, тем самым предоставляя Роману возможности для манёвра.

– У меня не было выбора. Так что – да, я его отдал, мой мальчик…

О, как это было сказано! Мстительно, с наслаждением и так надменно!.. А какой небрежный и одновременно изящный взмах рукой – определённо в тебе пропадает незаурядный артист, Андрей Константинович!

– Что значит – не было выбора?! – Роман вскочил и в бешенстве просто отшвырнул в сторону стоящий между ними столик. – Может, это Вы выбрали не то, что надо?!!

– Не тебе об этом судить, – холодно парировал Руднев. Он откинулся на спинку дивана и закинул ногу на ногу.

– Где диск?!! – прорычал Роман, окончательно теряя самообладание. На него страшно было глядеть – такой нечеловеческой яростью исказилось его лицо. Но господина адвоката это зрелище, судя по всему, впечатлило мало.

– Я же тебе сказал – спроси у Радзинского… – скучающе прищурился он.

Шеф был спокоен и абсолютно уверен в себе – это бесило больше всего. Роман подлетел к Рудневу и зашипел, низко нависая над ним:

– Вы всё знали… Радзинский говорит – нет, но я не верю. Ты всё знал и морочил мне голову! Разве не ты должен был помочь мне вспомнить?

Наконец-то удалось его достать! Руднев вскочил, отталкивая от себя обнаглевшего подростка. Теперь он смотрел на Романа сверху вниз. И, можно не сомневаться, смотрел с должной долей презрения и гнева.

– Я делал всё так, как мне говорили, – холодно отчеканил Андрей Константинович, хотя Роман остро чувствовал, что внутри у босса всё кипит. – Я выполнил свою работу безупречно. Я множество раз предупреждал тебя, чтобы ты не играл с огнём. Но ты наплевал на все мои предупреждения! Ты постоянно врал мне – наверное, принимал за идиота?! И ты был попросту невменяем, потому что всеми лапками увяз в сетях своего распрекрасного голубоглазого друга!!! Он очарователен, правда? Просто Ангел! – К концу своей речи Руднев уже кричал, наступая на зарвавшегося компаньона и оттесняя его обратно к креслу.

– Оставьте Бергера в покое! – задохнулся Роман. – Вы меня предали, а не он! Ты предал меня!!!

– Да что ты знаешь?! Что ты можешь об этом знать?!! – Видно было, что Рудневу ужасно хотелось схватить мерзкого мальчишку за воротник его замшевой куртки (подумать только – не чёрной!) и потрясти хорошенько. Но он только хищно шевельнул пальцами и сжал их в кулаки. – Я вкалывал на тебя, когда ты ещё не родился, – процедил он сквозь зубы. – Я потратил на тебя двадцать лет своей жизни, и это ты не оправдал моих ожиданий. Это я вне себя от ярости! Ты меня предал!!!

Роман так удивился этому неожиданному повороту разговора, что мгновенно отрезвел и подрастерял свою напористость.

– Чёрт возьми, – пробормотал Роман, растерянно глядя на шефа. – Как же я устал от неясности…

Он вернулся в кресло и плюхнулся на сиденье, безвольно откидываясь назад. Его руки плетями повисли вдоль тела.

– Если Вы действительно были заинтересованы в результате, – вяло заговорил он через некоторое время, глядя в потолок, – наплевали бы на инструкции, посадили бы меня напротив, налили бы мне стакан водки и сказали бы: «Рома, мальчик мой, просто сделай, как я скажу. Поверь – так надо». И я бы всё сделал. Потому что я верил Вам. И не было бы всей этой канители…

– У меня не было диска, – холодно ответил на это Руднев и сел обратно на диван. – Что бы я предложил тебе «сделать»? И я не знал, что был второй проводник. И Радзинского ты встретил раньше меня. А подростков спаивать не в моих правилах.

– Тогда кофе что ли дайте… – хмыкнул Роман.

– Кофе? Если поможешь мне разобраться с кофеваркой…

– А где же Ваша секретарша? – развеселился Роман и встал, намереваясь вернуть на место кофейный столик. Руднев тоже поднялся, и они вместе перенесли столик обратно.

– Я её сегодня отпустил. Хм… По семейным обстоятельства…

– Ясно. Если покажете, где чашки, я сделаю нам кофе. Я, в принципе, умею обращаться с кофеваркой. – Роман смотрел теперь на шефа дружелюбно, словно и не бросался на него разъярённой анакондой пять минут назад.

– Пойдём.

Они разворошили наденькино хозяйство, отыскали всё необходимое. Роман разобрался с хитроумным агрегатом, и вскоре густой кофейный аромат наполнил рудневский кабинет.

– Расскажите мне всё. С самого начала, – сдержанно, но довольно твёрдо попросил Роман, делая первый глоток из синей фарфоровой чашки. – Или боитесь? – Он насмешливо блеснул чёрными глазами, изучая реакцию шефа.

– Кого? Радзинского что ли? – усмехнулся Руднев. – Да он меня ещё и похвалит! А больше мне бояться некого…

– Значит, расскажете?

– Куртку сними. Разговор не на пять минут.

Роман бросил куртку на соседнее кресло и остался в чёрной рубашке. Андрей Константинович усмехнулся, скользнув взглядом по его фигуре.

– Что? – Роман вопросительно выгнул бровь.

– Да так… И – где твои манеры, Роман Аркадьич? До шкафа дойти трудно?

– А! – Роман пренебрежительно махнул рукой. – Хоть Вы не воспитывайте! Я целых полтора месяца был хорошим мальчиком.

– Я смотрю, твой Бергер сумел тебя приручить! Надеюсь, в качестве ответной любезности ты поведаешь мне, чего ты над ним так трясёшься?

– Даже не надейтесь! – ухмыльнулся Роман. – Это – абсолютно закрытая информация.

– Не бывает абсолютно закрытой информации, Рома, – вкрадчиво пропел господин адвокат. – Бывают недостаточно умелые хакеры…

– Вот и займитесь, если Вам скучно. Может, чего раскопаете, – поддразнил его Роман.

Руднев вздохнул, отставляя чашку в сторону.

– Рома, хороший мой, если ты думаешь усидеть одновременно на двух стульях, должен тебя огорчить: это удаётся только до поры до времени. Ты хочешь, чтобы я помог тебе вернуть диск? Но в таком случае я должен знать всё. Либо ты сдаёшь мне Бергера, либо я не смогу взяться за это дело. И я хочу знать, что ты намереваешься делать с проводником…

– Это моя вещь. И я хочу, чтобы она была у меня, – отрезал Роман. – Давайте – ближе к делу. Вы обещали рассказать мне всё, что знаете…

– Это когда же это я успел пообещать такую глупость? – почти искренне изумился Руднев.

Роман отодвинул от себя чашку и, поставив локти на стол, наклонился к боссу.

– Андрей Константинович, – терпеливо начал он, – у меня сейчас не то настроение, чтобы хохмить. Давайте, отложим этот детский сад до лучших времён…

Чтобы господин адвокат так смеялся – подобного эти стены ещё не видали! Он хохотал настолько оглушительно – впору самому Радзинскому. Роман и сам развеселился, глядя на него, и сидел теперь с идиотской улыбкой, ожидая, когда шеф успокоится.

– Может, водички? – сочувственно спросил он.

– Н-нет, – всхлипнул Руднев, прикладываясь к чашке с кофе. – Спасибо за заботу, Роман Аркадьич… А ты вырос за эти два месяца, что мы не виделись, – добавил он, смахивая слёзы с ресниц. – Скоро сравняемся.

– Андрей Константинович!..

– Ладно-ладно! Понял – больше не отвлекаюсь. Слушай, мой дорогой…


***

По словам шефа выходило, что отравлять ему жизнь – пусть и косвенно – Роман Аркадьич начал с самого что ни на есть нежного возраста. Разумеется, посвящать Романа в подробности столь интимных переживаний и рассказывать ему о своём детстве босс не собирался. Но воспоминания эти были для Руднева столь болезненны, они пульсировали такой неизжитой страстью, что Роман без труда проник в них, стоило шефу заикнуться об этом периоде своей жизни.

С волнением созерцал он пугающе серьёзного худенького мальчика, чьи ножки в белых гольфах ещё не доставали до педалей, но который, тем не менее, уже сидел за роялем и бесстрастно воспроизводил навязшие в зубах гаммы. Тоненькие пальчики вышколенными движениями размеренно нажимали нужные клавиши, но каждый пассаж заканчивался ожесточённым ударом всеми пальцами сразу. И каждый раз разделённые безукоризненно ровным пробором чёрные, как смоль, волосы мальчика, взметнувшись, падали ему на глаза. Надув свои пухлые розовые губки и бросая свирепые взгляды из-под длиннющих чёрных ресниц, маленький Андрюша гордым движением головы отбрасывал чёлку назад и невозмутимо начинал всё сначала. Роман едва не ляпнул что-то вроде, «каким же Вы были хорошеньким!», но вовремя вспомнил, что перед ним не благородный и великодушный Радзинский, и прикусил язык.

Рос Андрей Константинович без отца. Воспитывали его мать и бабка – обе по-своему деспотичные и невыносимые особы. Мать Руднева была с виду нежной тургеневской барышней с талией в сорок пять сантиметров и неизменно аккуратно – волосок к волоску – гладко причёсанными длинными чёрными волосами, разделёнными на прямой пробор и безупречно заколотыми на затылке вечными шпильками. Эти шпильки до сих пор снились господину адвокату в страшных снах – как символ мрачного безотрадного детства.

Мать преподавала в музыкальной школе, и ученики ненавидели её за редкую душевную чёрствость и фантастическую придирчивость. Андрей Константинович полностью разделял их чувства – ведь ему-то приходилось терпеть мамочкино бездушие двадцать четыре часа в сутки!

С пяти лет вместо игр и прогулок всё свободное ото сна и прочих неизбежных рутинных занятий – вроде купания и питания – время Андрюша проводил за инструментом. За любые проступки наказание было одно – дополнительные экзерсисы за роялем. Да, в гостиной стоял огромный чёрный рояль! Предмет особой гордости и обожания со стороны Софьи Владиславовны.

Maman думала и говорила только о высоком – о «низком», то есть, попросту говоря, о насущном заботилась бабка – Анна Леопольдовна – которую Андрюша до смерти боялся. Все соседи знали, что она – ведьма. И никому не приходило в голову с ней ссориться. Впрочем, к внуку Анна Леопольдовна относилась совсем не плохо – просто ужасно собственнически. Она ревниво следила за всеми его контактами, не позволяла ни с кем сближаться и пугала мальчика странными намёками на его особое предназначение.

Бабка учила Андрюшу страшным вещам, брала с собой ночью на кладбище, поощряла его интерес к призыванию злых духов и беседам с покойниками. Со временем Андрей Константинович стал находить в этих контактах с потусторонним особое мрачное удовольствие. Магия позволяла выплёскивать весь тот негатив, который, благодаря нелёгкой его жизни, копился в мальчике в невероятных количествах. Бедный ребёнок рос издёрганным, замкнутым и нервным, а характер его очень скоро стал на редкость желчным и мстительным.

Одиннадцати лет от роду Андрей Константинович мог с закрытыми глазами сыграть Шопена и без труда навести порчу на одноклассника. Вот тогда-то и состоялось его первое свидание с Господином в чёрном, к которому бабка готовила Андрюшу, чуть ли не с самого рождения.

Увидеть это воспоминание Роману не удалось. Пришлось внимательно слушать шефа.

– Он пришёл ко мне ночью: такой зловещий и эффектный в своём чёрном плаще и бархатном камзоле. Мне нравилось в нём всё: как небрежно он помахивает зажатыми в руке перчатками, как сверкает своими чёрными глазами, как он говорит – внушительно и весомо. Но главное, что меня покорило – его ощутимое величие, могущество, сила. Безусловно, я хотел быть таким как он!

Конечно, он мне льстил! Он без устали говорил, какой я необыкновенный, одарённый сверх всякой меры, что я особенный. Что он выбрал меня потому, что больше никто не достоин исполнить возложенную на меня миссию. За эти слова я готов был для него горы свернуть! И, конечно же, всё, кроме этой новой таинственной жизни, стало для меня неважно. Я сделался невыносимым ребёнком: крайне заносчивым, самоуверенным и неуправляемым. И не без оснований – мой загадочный гость учил меня таким вещам, которых не знала даже моя бабка. К твоему сведению, она была ведьмой…

По ночам наставник брал меня за руку и водил по недоступным простым смертным мирам. Мы всегда спускались вниз: слой за слоем. Иногда сразу оказывались в очередном мрачном месте. Он постоянно внушал мне, что быть человеком – незавидная участь, потому что человек слаб, ничтожен и смертен. Он показывал мне существ, бесконечно превосходящих своими возможностями жалкую людскую натуру. Их интеллект подавлял. Их рассудок был убийственно ясен. Их мысли, казалось, пронзали Вселенную насквозь. Объяснение мироздания, данное ими, было настолько чётким, совершенным и неоспоримым, что ни разу у меня не возникло никаких возражений. Я просто восхищался краткими ёмкими формулами, в которые они отливали свои размышления, и был бесконечно горд, что имею хотя бы косвенное отношение к этим бесстрастным и могущественным созданиям.

Поначалу мой таинственный покровитель ничего от меня не хотел, только намекал на некую важную и почётную миссию, которую я должен буду выполнить в будущем. Через пару лет он рассказал мне, что в своё последнее воплощение, собрав воедино все свои незаурядные знания, сумел сделать проводник – вещь, позволяющую человеку, обладающему сверхъестественными способностями, самостоятельно, по собственному желанию спускаться в те миры, куда он водил меня всё это время. Цель такого путешествия – трансформа уязвимого человеческого тела в практически бессмертную оболочку, дарующую запредельные возможности своему счастливому обладателю. Но для этого надо спуститься бесконечно глубже того уровня, где мы побывали до сих пор. Он показал мне издалека это место, которое он называл источник силы.

С печалью повелитель поведал мне, что не успел воспользоваться чудесным артефактом и довести свою трансформу до конца. Поэтому он вынужден будет воплотиться снова, чтобы найти проводник и довершить начатое. Ещё он говорил о некой ошибке, совершённой в прошлой жизни, которая связала его силу. Поэтому, говорил мой Патрон, ему понадобится время, чтобы исправить свою досадную оплошность. Я до сих пор не знаю, что он имел в виду. Меня он попросил помочь: разыскать проводник и встретить его самого, когда он будет в состоянии привести диск в действие. Наставник выражал надежду, что к тому времени уровень моих знаний будет настолько высок, что он сможет объяснить мне принцип устройства проводника. Мне также были обещаны: покровительство и защита, а также столько тайных знаний, сколько я смогу в себя вместить. Его я должен был просто ждать – он обещал сам найти меня.

Мы скрепили наш договор кровью. Отныне я обязан был служить ему до тех пор, пока не выполню все условия нашего контракта.

Ты, наверное, уже заметил, сколько нестыковок и оборванных концов было в рассказе моего Патрона? А вот я тогда не замечал ничего. Даже того, что стал практически рабом.

Хотя, надо сказать, наставник ни разу не дал мне повода пожалеть о моём выборе. Он был необыкновенно щедр: я чувствовал себя избалованным наследником престола – все мои капризы беспрекословно исполнялись, а любопытство немедленно удовлетворялось. Наши ночные путешествия продолжились, а практические занятия стали более интенсивными. Повелитель не уставал повторять, что мне потребуется всё моё искусство, чтобы найти и заполучить проводник. Но он настаивал, чтобы внешне моя жизнь оставалась неизменной…

Роман увидел в этот момент высокомерного замкнутого подростка – высокого и статного, с необыкновенно царственной осанкой, который выходит из-за кулис, с невероятным достоинством садится за рояль и начинает играть что-то изысканно-сложное. Пальцы виртуозно порхают по клавиатуре, глянцевые блики подрагивают на текучих шелковистых чёрных волосах в такт его движениям. В зале все замерли – не слышно ни вздоха. Роман отчётливо ощутил, что будущий господин адвокат вкладывает в своё исполнение магию. Он не играет – он колдует, и это производит неизгладимое впечатление на окружающих.

Роману стало до смерти любопытно: каким ветром талантливого юношу мимо консерватории занесло в авиационный институт? Однако прямо спросить шефа об этом он не мог, поэтому небрежно поинтересовался:

– В МАИ Вам патрон велел поступать? Чтобы оказаться поближе к моему отцу?

Руднев замолк, задумчиво вертя в пальцах одно из своих колец.

– Я поступал …в другой ВУЗ – так хотела моя мать. Весьма успешно, надо сказать, прошёл конкурс… Но параллельно – сам не знаю зачем – я отнёс документы в МАИ и к собственному изумлению без труда сдал там вступительные экзамены. И тут я понял, что это мой шанс изменить свою судьбу. Освободиться от того, что мне навязывали с детства. Мой патрон одобрил этот шаг. Теперь я думаю, что он сам и вложил в мою пустую голову эту неординарную мысль. Ты, конечно же, понимаешь, с какой целью.

– Почему он прямо не указал Вам на моего отца?

– О! Мы подходим к самому интересному! – горько усмехнулся Руднев. – Он бросил меня. Просто исчез. И появился снова только в тот самый момент, когда я встретил тебя. Я глазам своим не поверил – двадцать лет прошло… Он стоял за твоей спиной и смотрел на меня так пристально... Но почему-то ничего не говорил. Как будто это не он был, а его тень. А потом он положил руку тебе на плечо… Ты ничего не почувствовал?

Роман сдвинул брови, честно пытаясь вспомнить, и отрицательно покачал головой:

– Н-нет. Я был слишком занят тем, что пытался выдворить Вас за пределы своего сознания.

– Ну да, – усмехнулся Руднев. – Это было забавно… Так вот. Поскольку он ничего не сказал, я решил, что он указывает мне на тебя, как на потенциальную жертву, которую я должен приручить, чтобы он потом смог использовать тебя – для активизации проводника. Ведь его-то я рассчитывал встретить в образе уже зрелого человека, а никак не подростка. Я всю ночь потом ждал – он не появился. Ну, не суть… Заманить тебя оказалось легче лёгкого – тебя тянуло на всё тёмное и запретное, как магнитом. Ты просто пьянел от запаха магии. Я сделал тебе на всякий случай привязку – каюсь. И всё, вроде, шло, как надо, но была какая-то неправильность в тебе, что-то, что меня настораживало… Потом я узнал про Радзинского. Всё запуталось совершенно. Я начал понимать, что ты интересуешь моего патрона совсем не в качестве жертвы. Патрон, кстати, наконец-то явился и велел мне любым способом заставить тебя активизировать проводник, заинтересовать тебя этим предметом, и у меня впервые появилось нехорошее чувство, что разменной монетой могу стать я сам…

Потом на горизонте появился твой голубоглазый приятель, который уже идеально подходил на роль жертвенного агнца, и всё, вроде, стало ясно, кроме одного – зачем ему ты? А потом, в один прекрасный день, патрон велел мне пустить тебя в расход – надоело, видно, ему с тобой возиться. И он «подарил» мне тебя. Сказал, что я могу использовать тебя в качестве платы за билет в страну бессмертия…

Руднев как-то загрустил, вспоминая о своих досадных промахах. Взгляд его стал таким беззащитным, отрешённым, длинные тонкие пальцы так неуверенно, так нервно перебирали перстни и кольца, то снимая, то надевая их вновь. И Роман совершенно отчётливо увидел, что перед ним сидит не блестящий, успешный, уверенный в себе господин адвокат, а несчастный, измученный нечеловеческим давлением на психику мальчик, который, собственно, никуда и не делся, просто спрятался от чужих глаз за солидной оболочкой.

– Так это Патрон велел Вам послать меня тогда за диском? – мягко спросил Роман, борясь со жгучим желанием обнять, приласкать и утешить Руднева. Ясно было, что босс не оценит его порыва. Но этот жест – привлечь к себе и обернуть плащом – почему-то упорно казался привычным. Как будто Роману уже много раз приходилось делать это именно для своего шефа.

– Патрон, – отрывисто бросил Руднев, стряхивая с себя неуместную задумчивость. – Твоя одержимость этой вещью как-то входила в его планы. Ты, конечно, легко попался на крючок…

– И Вы никогда не спрашивали его обо мне?

– Я привык подчиняться ему без лишних рассуждений, – пожал плечами босс. – Он знал, что делает, я – нет.

– А когда Вы поняли, что я – это и есть он? – небрежно поинтересовался Роман. И глянул на шефа искоса, чтобы заметить его реакцию на свои слова.

Ты – это не он, – недобро усмехнулся Руднев. Но сердце его забилось быстрее – Роман слышал его тревожный пульс на расстоянии.

– Вы… ошибаетесь, – усмехнулся Роман и, избегая настороженного взгляда шефа, поспешно сменил тему. – Я правильно понял, что у Вас ко мне масса претензий?

– Как ты догадываешься, – зло прищурился в ответ Руднев, – я был уверен, что овладевал секретами магии не для того, чтобы потом самому сидеть в архивах, брататься с коллекционерами, таскаться по всему миру, изучая содержимое музейных запасников. Я ждал чего-то, скажем так, более захватывающего. Поэтому – ещё раз повторяю – я ненавижу тебя за то, что двадцать лет своей жизни мне пришлось потратить на эту бессмысленную возню.

– Не такую уж и бессмысленную, – обиделся Роман. – Диск-то Вы нашли!

– О, да! А ещё я нашёл тебя: безмозглого, самоуверенного, наивного юнца, который решил поиграть со мной в шпионов… Для меня было жутким потрясением, когда я понял, что делал всё это для тебя, что ты и мой Наставник – совсем не одно и то же лицо! И я никогда не увижу его во плоти. Что он всего лишь фантом, которым управляет какая-то сущность. Я-то ждал встречи с ним: мудрым, заботливым, щедрым покровителем, который… – «Любил меня, как сына», – закончил про себя Руднев, но вслух произнести этого не посмел.

– Могу Вас утешить: в каком-то смысле Вы с ним встретились, – вздохнул Роман. – В прошлой жизни я выглядел именно так.

Андрей Константинович подозрительно взглянул на компаньона:

– Тебе удалось-таки вспомнить?

– Удалось. Но, по-моему, сегодня здесь вопросы задаю я.

– Конечно, мой повелитель… – съязвил Руднев. И добавил с тоской, – Как же я мечтал с тобой встретиться… когда-то…

– Я тоже мечтал. Встретить человека, который меня научит. Который ответит на все мои вопросы.

– Ну, прости – не угодил… – развёл руками господин адвокат.

– Андрей Константинович, – осторожно начал Роман. – А может, начнём всё сначала? Заключим мирный договор… Понимаете, – заторопился он, – я не могу Вам довериться. Я опасаюсь быть с Вами откровенным… Вот Вы спрашивали меня про Бергера… Но как я могу быть уверен, что Вы не используете эту информацию против меня? И, по-моему, Вы меня ненавидите. Что делать-то будем?

– А чего ты от меня хочешь? – удивился Руднев.

– Боюсь, Вы единственный, кто в состоянии по-настоящему меня понять, – тщательно подбирая слова, сказал Роман. – Может… возьмёте меня, наконец, в ученики?

– Ты соображаешь, что говоришь? – поразился Андрей Константинович. – Радзинский меня по стенке размажет, если я попытаюсь поделиться с тобой своим знанием. Ты немного опоздал. Я под колпаком. И ты тоже. И мне казалось, что ты уже сделал свой выбор и успокоился на этом.

– Я не собираюсь выбирать. Я считаю, что никакое знание лишним не бывает, – мрачно ответил Роман. Он встал. Прошёлся туда-сюда по кабинету. Остановился перед шефом. – Радзинский не узнает. Я обещаю, – твёрдо сказал он. И опасный блеск его чёрных глаз заставил Руднева содрогнуться.

просмотреть/оставить комментарии [3]
<< Глава 23 К оглавлениюГлава 25 >>
сентябрь 2022  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

август 2022  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.09.28 13:18:39
Отвергнутый рай [38] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.09.27 15:20:38
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.27 10:42:47
Танец Чёрной Луны [7] (Гарри Поттер)


2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.23 19:23:55
После дождичка в четверг [5] ()


2022.09.22 18:49:51
Соседка [2] ()


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2022.09.06 15:09:41
И по хлебным крошкам мы придем домой [3] (Шерлок Холмс)


2022.09.02 00:00:53
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.08.28 22:32:15
Моя странная школа [5] (Оригинальные произведения)


2022.08.25 16:02:06
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.08.16 22:09:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


2022.08.08 18:58:19
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.08.08 12:50:30
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.08.07 19:51:08
Вы весь дрожите, Поттер [7] (Гарри Поттер)


2022.07.24 22:31:16
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.07.02 08:10:00
Let all be [38] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


2022.06.23 08:48:41
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.28 13:12:54
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2022.05.23 22:34:39
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.