Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Снейп - Поттеру:
- Знаешь ли ты, что надо сделать, чтобы я не придушил твоего мерзкого пса-крестного?!
- Что?
- Его надо усыпить!

Список фандомов

Гарри Поттер[18569]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12794 авторов
- 26890 фиков
- 8695 анекдотов
- 17717 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Сыны Всевышнего

   Глава 7. Легенда
День выдался какой-то хмурый, безрадостный. На улицах хлюпала грязь. Валил мокрый снег, который залеплял прохожим глаза (и это в апреле!). Ничего в этой каше не разберёшь. Всё это ужасно раздражало. Роман медленно выкладывал из сумки свои вещи, озабоченно размышляя о том, куда делся Бергер и что он с этим ботаником сделает, когда тот всё-таки явится.

Ему ужасно не понравилось, как вчера сложился разговор. Как вчера вообще всё сложилось. С самого начала. Как-то так получалось, что он постоянно оставался в дураках. Хотел узнать про Аверина – неожиданно выяснил, что безобидный Кира Бергер неслабый такой маг. Хотел с ним подружиться – получил от ворот поворот. Да ещё ему и намекнули, что он не слишком хорош для этого. А вопросов осталось множество. И о диске не поговорили. Потом Дед уверенно заявил, что Бергер ему, видите ли, нужен, а он Бергеру – нет. Ну, это мы ещё посмотрим… Хорошо хоть он теперь может и без Аверина, и без этого ботаника выйти в случае надобности на деда, который его больше всего интересовал. Раньше. Потому что теперь все его мысли занимал всё-таки Бергер.

Как ловко он вчера от него сбежал! А почему? Да потому, что сумел сбить его с толку. Потому, что весь день успешно ставил Романа в тупик. Тот оказался не готов ни к одному из тех виражей, которые так уверенно закладывал вчера этот тихоня. Инициатива постоянно оставалась в его руках. К подобному раскладу Роман не привык. Но он возьмёт реванш. Сегодня. Это теперь дело принципа. Кроме того, Бергер подлежит тщательному изучению. И уж, безусловно, использованию. На благо Романа. Потом доберёмся и до Аверина, разузнаем, что он за фрукт такой. И вообще, обидно, когда с тобой так поступают! Так что, Бергер, не надейся, что ты будешь в этой истории дирижировать. Я сам решу – исчерпало себя наше знакомство или нет.

Как раз в этот момент он почувствовал… Роман резко обернулся. Так и есть. Пока он, как дурак, поджидает зарвавшегося ботаника за первой партой, этот умник устроился на его месте – на самой последней парте в самом дальнем углу, с которой так удобно было наблюдать за всем классом. Роман просидел там без малого восемь лет – с самого первого дня своего пребывания в школе. Совсем один. И никто ни разу не посмел пересадить его на другое место. А теперь там сидит Бергер и смотрит на него вызывающе. Хочет таким наивным способом избавиться от его общества? Не выйдет. Роман сгрёб в охапку всё, что успел выложить из сумки, и, подойдя к Бергеру, невозмутимо высыпал свои вещи на парту. Бергер в ответ посмотрел на него с каким-то оскорбительным недоумением, потом с показным равнодушием пожал плечами и принялся перелистывать учебник.

– Что я тебе сделал? – тихо спросил Роман, усаживаясь на стул. Только чудовищным усилием воли он сдерживался, чтобы не стукнуть хорошенько этого святошу, который корчит из себя, Бог знает что.

Бергер упорно делал вид, что не слышит его. Тогда Роман собрал все свои невысказанные эмоции и мысленно направил ему такое послание, от которого взорвался бы и камень. Бергер обеими руками схватился за голову и тихо зашипел от боли.

– Извини, – безмятежно сказал Роман. – Не сдержался.

Зато Бергер наконец-то на него посмотрел. С ужасом.

– Ну что ты за человек? – испуганно прошептал он.

– Видимо настолько ничтожный, что не заслуживаю даже того, чтобы мне ответили.

– Я не хочу с тобой разговаривать. Разве не ясно?

– Почему?

– Потому, что мне тошно от одной только мысли о том, чем ты занимаешься.

– Это тебя не касается.

– Тогда отстань.

– Не могу.

– Чего ты от меня хочешь?

– Чтобы ты со мной поговорил.

– Сказка про белого бычка. Нам не о чем разговаривать.

– Есть. Во-первых, ты мне ничего так и не рассказал из того, что обещал. Во-вторых, я хочу знать, что ты там увидел такое обо мне, что сразу сбежал.

– Ты сам это прекрасно знаешь.

– Скажем так – догадываюсь. Но у меня есть веские причины интересоваться тем, что увидел именно ты.

– Тебе не понравится.

– Ничего. Как-нибудь переживу.

Бергер развернулся к нему всем корпусом. В его взгляде была такая усталость, что Роману на мгновение даже стало его жалко. Но он решительно прогнал от себя этот мимолётный призрак слабости и твёрдо посмотрел в голубые глаза своего соседа, которые укоризненно светились на его осунувшемся за ночь лице.

– Ну конечно. Ты не можешь упустить возможности поговорить о себе. Это ведь самый интересный предмет на свете! Правда? И теперь ты нашёл с кем можно себя любимого бесконечно обсуждать. Во всех неприглядных подробностях.

– Не ерепенься, – весело сказал Роман. – Я всё равно от тебя не отстану. – Он мог бы поклясться, что при этих словах в глазах Бергера мелькнул ужас.

На этой оптимистической ноте прозвенел звонок. В класс вошёл Николай Николаевич. С неподдельным интересом взглянул на них. Настроение у него явно было прекрасное.

– Здравствуйте, друзья! – радостно воскликнул он, когда все расселись, – Кто расскажет нам о славянофилах? – Он дружелюбным взглядом обвёл класс и как бы невзначай остановился на Романе. – Князев! Я ведь давно Вас не спрашивал! – Он склонился над журналом. – Ну, так и есть! Пожалуйте к доске!

Бергер немного повеселел, и была-таки доля злорадства в его взгляде, которым он провожал Романа, пока тот шёл между рядами.

Николай Николаевич стоял у своего стола и улыбался Князеву ласково и лучезарно.

– Прошу Вас, Рома, начинайте.

Роман привычно настроился считать и воспроизвести вслух нужную информацию. Он уже открыл было рот, чтобы начать рассказывать, как неожиданно связь с источником оборвалась. В голове стало тихо и пусто. В принципе, Роману понравилось это состояние. Абсолютная безмятежность и ясность. Ему только не нравилось, что он стоит при этом, как дурак, перед всем классом и не может сказать ни слова.

Николай Николаевич улыбался, но взгляд его был безжалостен.

– В чём дело, Рома? Вы не готовы к уроку?

Роман покачал головой так неуверенно, что осталось непонятным, означало это движение отрицание или согласие.

– Не пугайте меня, Князев. Вы же отличник! Я не верю, что Вы ничего не знаете о славянофилах.

Роман вопросительно взглянул на учителя: «Может, отпустите?». Николай Николаевич насмешливо склонил голову набок:

«Слушай тишину, мой мальчик, –
Море зыбкого безмолвья.
В тишине плывут долины
И блуждают отголоски.
Тишина склоняет лица
До земли…».

Роман начал смеяться. Не отводя взгляда от сверкающих, как два стальных клинка, глаз Аверина, он кусал губы, чтобы не захохотать в полный голос.

– Я вижу движение мысли на Вашем лице. Ну же, Роман, не стесняйтесь. – Тихо и властно, словно заклинатель змей, увещевал его Николай Николаевич.

«Чего Вы от меня хотите?»

«Не смей обижать Кирилла. Никогда. Ты причинил ему боль. Это недопустимо».

«Больше не буду. Честно».

– Ну что ж, Роман, как мне ни жаль, но я вынужден поставить Вам двойку.

Князев, по-прежнему смеясь, развёл руками.

– Ступайте, мой друг. Надеюсь, больше такого не повторится, – великодушно отпустил его учитель.



***

Итак, теперь расклад ясен: Бергера опекают, как наследного принца. Какой переполох устроили только из-за того, что Роман решил с ним пообщаться! Ночью один явился, сейчас второй ему пальчиком погрозил. «Интересно, а что ж им от меня-то было надо? Тогда, ещё до того, как они взялись за бедняжку Бергера? Непонятно…» – размышлял Роман.

– Рита, прошу Вас, передайте, пожалуйста, Ольге Анатольевне, что я забираю Бергера на этот урок. Она знает. Пусть не отмечает его, – наставлял Николай Николаевич старосту, вручая ей классный журнал.

Роман, услышав это, остановился в дверях. Он твёрдо намеревался уйти отсюда только вместе с Кириллом, чтобы «дожать» его, а тут такой сюрприз. Они что – собираются Бергера теперь от него прятать?

– Рома, выйди, пожалуйста. Нам с Кириллом надо поговорить, – вежливо попросил его Аверин, когда из класса ушли уже все остальные ученики, и только он один упорно торчал у входа.

Роман, разозлившись, уже повернулся, чтобы выйти, но вдруг из чистого упрямства остановился и обратился к Николаю Николаевичу:

– Я хотел Вас спросить: как зовут Вашего друга?

– А он не сказал тебе? – удивился Аверин.

– Нет.

– Значит, не хотел. Ступай. При следующей встрече сам спросишь.

– А можно узнать…

– Потом, Рома, потом, – перебил его учитель. – Можешь подойти ко мне в любое другое время, и я с удовольствием отвечу на все твои вопросы. Но в ближайший час я занят. Не обижайся, пожалуйста, – с досадой добавил он, заметив, как Князев помрачнел после этих слов.

Когда дверь за ним, наконец, закрылась, Николай Николаевич усадил Бергера напротив себя и внимательно на него посмотрел.

– Ты плохо выглядишь, – озабоченно сказал он.

Кирилл молча поднял на него измождённый взгляд и тяжело вздохнул. Чудовищная усталость на его детском доверчивом лице пробудила бы в душе любого справедливое негодование: кто посмел так замучить ребёнка!

– Ну, в чём дело, рассказывай, – мягко велел Аверин.

– Николай Николаевич, я, кажется, сделал чудовищную глупость, – запинаясь, начал Кирилл. – Даже не знаю, как так получилось… Я Вам уже говорил вчера… про Князева… Из-за него я не спал сегодня всю ночь… Он говорит со мной постоянно. И ещё на меня высыпается огромное количество информации, связанной с ним. Беспрерывно. Как будто плотину прорвало. Это ужасно. Я узнал о нём столько кошмарных вещей, что меня уже просто трясёт. А во сне он намного активней, чем днём. Явился ко мне ночью и принялся изводить меня рассуждениями на тему, кто здесь главный и как мало я из себя представляю без вашей опеки. Вообще, он был очень зол. Сказал, что никуда я от него не денусь. Представляете?! Он твёрдо решил меня «приручить». У него, видите ли, научный интерес! Ему хочется знать, как я устроен – будто я машина! Какие у меня возможности, какие «технические характеристики». Он даже прикидывает, как меня можно использовать! Он хочет, чтобы я что-то для него сделал… То есть, известно что… Я, наверное, не очень связно изъясняюсь… Но я так устал! Короче, он меня пугает. И я не хочу иметь с ним ничего общего. Пожалуйста, Николай Николаевич, помогите мне от него закрыться. Это ведь возможно?

– Нет, – твёрдо ответил учитель. Кирилл воззрился на него удивлённо и испуганно. - Именно об этом я и хотел с тобой поговорить. – Николай Николаевич переставил свой стул поближе к Бергеру и взял его за руку, сверху накрыв её другой ладонью. – Как ты думаешь, два таких, мягко скажем, необычных мальчика могли случайно оказаться в одном классе? Ты никогда не задавал себе вопрос – зачем? Ведь я же знаю, что ты наблюдаешь за ним. С самой первой вашей встречи. И что ты помогал ему уже не раз. И умудрился делать это так, что он до сих пор об этом не знает. А вчера не смог. Думаешь, это случайность? Или в пересечении ваших жизненных путей всё-таки есть какой-то особый смысл? То, что он тебя заметил, означает, что ваши судьбы пришли, наконец, в соприкосновение. Может быть, слишком рано – поэтому так много шероховатостей в ваших отношениях. Но, поверь, это необходимо. Скажем так, жизненно необходимо. Мне очень жаль, Кир, но с Князевым ты связан на всю свою жизнь. А может быть и больше. В принципе, ты можешь этим знанием пренебречь и попытаться избавиться от этого неприятного симбиоза, но ничем хорошим для тебя это не кончится.

– Вы не шутите? – Кирилл был просто в отчаянии.

– Конечно, нет. Знаешь что, давай выпьем чаю, и я постараюсь всё тебе объяснить. – Аверин достал из шкафчика электрический чайник, посуду, коробку конфет, которую с улыбкой поставил перед Кириллом. – Сладкое тебе сейчас просто необходимо.

Глядя, как уныло Бергер болтает чайным пакетиком в кипятке, Николай Николаевич покачал головой и начал свой рассказ:

– Чтобы тебе было понятнее, я расскажу тебе... одну Легенду. Очень давно в Персии жил человек, который всеми силами своей души стремился познать Истину. Он хотел узнать, как устроен этот мир и в чём смысл нашего существования. Он хотел знать всё и ради этого готов был пожертвовать тоже всем, что представляется ценным для обычного человеческого существа: всеми жизненными благами и даже самой жизнью. В поисках ответов на терзавшие его вопросы он обошёл полмира, прочитал столько книг, что из них можно было бы сложить пирамиду, подобную гробницам египетских фараонов. Он приходил к каждому, кого молва называла мудрецом, и жадно расспрашивал этих людей, что они знают о вселенной. Он научился очень многому, приобщился к тайному знанию, подчинил себе силу естества, но и будучи человеком уже немолодым, он всё ещё не был удовлетворён, потому что так и не сумел сложить все детали конструкции в единое стройное здание. Не хватало какого-то существенного элемента. Ключа.

Как-то раз ему пришлось заночевать в пустыне, прямо под звёздами. Было очень холодно. Он укрылся плащом и пытался уснуть у потухшего костра, когда услышал над головой странный звон и увидел на краю пустыни Ангела. Он был огромным и, казалось, упирался головой в небесный свод. Ангел простёр к нему руку и велел идти следом. Они вознеслись в горний мир: лучезарный и великолепный. Ангел подвёл его к воротам прекрасного дворца и сказал, что за этими дверями скрыты все тайны мира, Ключ к сущности всех вещей. Но есть особое знание, которое он должен сперва сообщить всякому, кто достиг этого порога. Если, приобщившись ему, человек всё-таки пожелает войти внутрь, он может беспрепятственно это сделать. Человек с радостью согласился. Тогда Ангел протянул ему нитку сверкающих бус и сказал: «Люди не приходят в этот мир поодиночке. Ещё до рождения они уже крепко связаны с определёнными душами нитью общей судьбы. Когда приходит им время родиться на Земле, они словно бусины рассыпаются по всему свету. Но они остаются связанными между собой невидимым образом. Каждый человек изначально окружён цепью связанных с ним душ – тех, с кем он встретится в жизни, и кто станет ему родными, друзьями или врагами. Они могут идти вместе, расходиться и встречаться в веках. Терять друг друга. Но, в конце концов, их пути всегда пересекаются. По невежеству своему они могут смертельно друг друга ненавидеть, но и тогда им никуда друг от друга не деться. Пока они не осознают своей неразрывной связи и не примут её как должное, жизни их суждено длиться. Выполнить своё предназначение они могут только вместе. И только вместе они могут идти навстречу вечности».

Когда Ангел закончил свою речь, он увидел, что человек плачет и перед его мысленным взором, словно призраки, проходят вереницей те люди, которых он оставил на Земле. Всё ещё заливаясь слезами, человек спросил Ангела, захотел ли кто-нибудь, хоть однажды, остаться во дворце? Ангел ответил: «Нет. Никто. Ни один человек не пожелал переступить этот порог, после того, как узнавал правду». «И я не стану», - сказал искатель Истины и без сожаления ушёл оттуда и вернулся на Землю. Всю оставшуюся жизнь он посвятил служению людям: помогал советом и делом, лечил, учил, взывал к милосердию правителей и к совести преступников и не уставал говорить всякому, кто желал его слушать, что люди едины, как лепестки одного цветка и не могут стать счастливыми поодиночке. Когда он был уже ветхим старцем, он был удостоен ещё одного видения, ещё более грандиозного, чем первое. Но это уже совсем другая история…

Рассказ был окончен. Кирилл смотрел на Николая Николаевича широко распахнутыми глазами. Блестящий фантик от конфеты, который он теребил в руках всё это время, уже превратился в туго свёрнутую ниточку. В тишине дробно стучали по стеклу капли дождя.

– Вы ведь ещё не всё сказали? Верно? – тихо спросил Кирилл.

Николай Николаевич кивнул.

– Ты и Князев – не просто из одной связки, как, например мы с тобой, или те люди, с которыми тесно связан я, но о которых ты пока ещё ничего не знаешь. Ваша связь идёт из прошлого. И ваши жизни уже давно так спаяны, что вы практически одна большая причудливая бусина.

– Я поэтому постоянно слышу его?

– Конечно. И будешь слышать всегда.

– Это ужасно. – Кирилл со стуком уронил голову на парту и обхватил её руками. – За те сутки, что он знает о моём существовании, он почти свёл меня с ума своей болтовнёй.

– Не бойся. Ему просто надо выговориться. Представь, что он пятнадцать лет провёл на необитаемом острове и вдруг встретил живое человеческое существо. Со временем он будет докучать тебе меньше. Не забывай, что он тоже не простой мальчик. Здесь важно не только то, что ты можешь слышать, но и то, что он может направить мысленное послание даже человеку, который не обладает твоими способностями. А уж тебя ему вообще легко достать. Побольше общайся с ним вербально. Когда у него не будет такого количества неразрешённых вопросов, он, разумеется, поутихнет.

– Это не может быть правдой, – помолчав, с отчаянием воскликнул Кирилл.

– Ты не обязан мне верить. И ты можешь поступать как тебе угодно.

– А у Вас есть человек, с которым Вы так тесно связаны?

– К счастью, есть.

– Князев про него Вас спрашивал?

– Да.

– И Вы также ненавидели его когда-то?

– Нет! Что ты! Мы с самого начала были друзья – не разлей вода! Да ты же видел его в воскресенье в храме. Мы вместе стояли у колонны. Он такой высокий. С могучим торсом.

– У него ещё были длинные волосы. Собраны в хвост. Я подумал, что он артист. На оперного певца похож.

– Артист? Пожалуй. Он и по жизни ещё тот артист. Можешь мне поверить. На самом деле он филолог. Специалист по древним восточным языкам. И новым тоже. Он их, наверное, с десяток знает.

– Здорово… Николай Николаевич, я его ненавижу.

– Кого? Князева? Ну что ты, Кир, это и не по-христиански.

– Вы не понимаете. От него такие… нехорошие импульсы исходят. Меня всего передёргивает. Так гадко становится на душе! Он связан с такими жуткими вещами, что у меня внутри всё сжимается, когда я через него с этим соприкасаюсь. Я скоро параноиком стану. – На лице Кирилла отразилось настоящее страдание.

– А перед нами не стоит задача спрятаться от всех негативных факторов. Мы должны сделать себя недоступными для их воздействия. Съешь конфетку. Помогает. От стресса.

Кирилл взял конфету. Потом ещё одну.

– Я что – должен с ним дружить? – нервно спросил он, скатывая шарики из фольги.

– Необязательно. Пусть всё идёт своим чередом. Я просто предупредил тебя, чтобы ты понимал, что происходит. Он ведь от тебя не отстанет.

– Он так и сказал. Теми же самыми словами.

– Кир, ну не надо так расстраиваться, – Николай Николаевич потрепал его по волосам. – Я тоже сначала пришёл в ужас, когда его увидел.

– А потом?

– А потом судьба послала мне бонус… В твоём лице. Если я сумею передать тебе всё, что знаю сам – моя жизнь будет прожита не зря.

– Правда?

– Конечно, правда.

– А можно я сейчас домой пойду?

– Чтобы не встречаться сегодня с Князевым? Не выйдет, Кир. Он, как отсюда вышел, так сразу уселся на подоконник напротив этого кабинета, и весь урок там просидел. И в данный момент он находится там же. Так что – только если через окно… Но третий этаж – всё-таки высоковато. Ты не находишь?

– Он прогулял урок? Зачем?

– Ты же сам сказал: он хочет, чтобы ты кое-что для него сделал. И он от тебя не отстанет. Он потрясающий практик. Сам не знает, что делает, да и зачем – тоже, но всегда – именно то, что нужно. – Николай Николаевич с улыбкой взглянул на Кирилла. - Перестань смотреть на меня так затравленно. Он тебя не съест. Да! Совсем забыл. По легенде мы с тобой обсуждали здесь твоё участие в конкурсе юных историков. Я пришлю тебе информацию по электронной почте.

Кирилл смотрел на Аверина с тоской и молчал.

– Кир, не раскисай. Я не позволю ему тебя обидеть. Звонок уже. Слышишь? И у меня сейчас будет урок. Тебе нужно идти. И конфеты забери. Чтобы снять стресс, тебе придётся съесть всю коробку.



***

Роман соскочил с подоконника и подошёл к Кириллу сразу, как только тот покинул спасительные стены кабинета истории.

– Ну что? Аверину удалось объяснить тебе, насколько я неподходящая компания для такого примерного мальчика, как ты? Наверное, запретил со мной общаться?

Бергер поглядел на него в замешательстве. Смутные тени множества противоречивых мыслей в одно мгновение промелькнули в его озадаченном взгляде. После короткой борьбы с собой, он зачем-то сказал слова, о которых ему многократно пришлось сожалеть впоследствии:

– Не бойся. Я тебя не брошу. – И кто его за язык тянул! Может без этого дурацкого обещания всё бы обошлось?

– Я тронут. – Роман окинул его с ног до головы оценивающим взглядом. – Честно говоря, не ожидал.

До кабинета литературы дошли в молчании. Роман остановился в дверях, с любопытством наблюдая, куда теперь отправится Кирилл. Но тот, даже не подняв головы, побрёл к князевской последней парте.

За окнами было темно. Там метались чёрные ветви деревьев. По стёклам хлестал дождь. Кирилл, подперев голову руками, бессмысленно смотрел в учебник, чувствуя, что после бессонной ночи у него слипаются глаза. Вскоре, удивлённый Роман увидел, как у Бергера разъезжаются локти, и едва успел подставить свою ладонь, чтобы не дать ему со всего размаху ткнуться лбом в стол.



***

Кирилл проспал два урока подряд. Во сне какой-то очень молодой и энергичный Аверин, смеясь, усердно потчевал его тортом. Торт был огромный и красивый – настоящее произведение искусства. Но у Кирилла отчего-то совершенно не было аппетита. Он смотрел на это кондитерское чудо, как на нечто несъедобное и не испытывал ни малейшего желания даже попробовать его. Чай в богато украшенной золотом фарфоровой чашке был очень крепким и обжигающим. Кирилл поднёс его к губам и дёрнулся, пролив на стол кипяток. Из-за спины появился загадочный друг Николая Николаевича и, промакнув стол салфеткой, пробасил ему в ухо: «А вот Ники никогда не капризничает, если я его угощаю». «Но я не смогу съесть всё это один», – виновато ответил Кирилл. «И не надо. Поделишься с кем-нибудь», – подмигнул ему артистичный филолог. Кирилл сразу повеселел, отведал торта и нашёл его необычайно вкусным. «Только я орехи не люблю. И варенье», – пожаловался он. «Да кто же их любит!» – расхохотался тот, подсовывая ему следующий кусок. Кирилл и не заметил, как, его стараниями, съел почти половину этого кулинарного шедевра. На душе отчего-то стало легко и спокойно. И он определённо чувствовал, что к нему вернулись силы. Аверин загадочно улыбался и молчал, глядя на него через стол. «Тебе пора», – снова раздался над ухом уже знакомый голос. «Жаль», – Кирилл обернулся к гостеприимному товарищу Николая Николаевича. «Спасибо вам», – он перевёл взгляд с одного на второго. «На здоровье», – весело ответил приятель Аверина. А Николай Николаевич просто кивнул.



***

Что это? Солнце? Золотистая рябь на стене. И небо такое голубое, такое… умытое. Кирилл, щурясь от яркого света, с удивлением уставился в окно. Сидящий рядом Князев усердно делал вид, что внимательно слушает учительницу. Кирилл посмотрел на большие круглые часы над доской и сообразил, что подходит к концу уже второй урок литературы. Момент озарения совпал с радостным дребезжанием звонка. Все зашевелились, вставая, и один за другим потянулись к выходу.

– Почему ты меня не разбудил? – сдержанно, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, изумился Кирилл, лихорадочно приводя себя в порядок. Правда, с отпечатком рукава на своей щеке он ничего не мог поделать.

– А зачем? – Роман, не глядя на него, пренебрежительно кидал в сумку свои вещи.

– Разве… никто ничего не заметил?

– Ты меня всё-таки недооцениваешь…

Кирилл сообразил, что такой глупый вопрос он, действительно, мог бы и не задавать. Ему, правда, не нравились методы, с помощью которых Князев обычно добивался желаемого, но в бутылку лезть из-за этого не стал. – Спасибо, – серьёзно сказал он.

Роман усмехнулся и наконец-то взглянул на него:

– Я думал, ты мне будешь мораль читать…

– Боюсь, это не входит в мою компетенцию, – грустно ответил Кирилл.

При этих словах Роман дёрнулся и как-то подозрительно на него покосился.

– Скажи, Бергер, – ни с того ни с сего спросил он, когда они вышли в коридор, – А почему у тебя такая фамилия непатриотичная?

– Думаешь, я еврей? – быстро сообразил Кирилл. – Как ты? Мальчик с «патриотичной» фамилией…

– С ума сойти! Ты антисемит? – натянуто улыбнулся Князев.

– Упаси меня, Боже, от подобного несчастья! Но я всё равно не еврей. Не надейся.

– Значит, всё-таки немцы поучаствовали?

– Ещё до революции кто-то из предков осел в России. За столько лет наш род обрусел давно. Только фамилия осталась.

– Понятно.

Они брели рядом по коридору, преодолевая хаотичное движение толпы. Бергер периодически придерживал Князева за рукав, чтобы он не терялся в этом людском водовороте.

– Скажи, – Роман задумчиво разглядывал глянцевые носки своих ботинок, наблюдая, как при каждом шаге на них вспыхивали и гасли солнечные искры, – А ты принципиально никогда не пользуешься своими, хм… возможностями?

Кирилл ответил не сразу. Рассеянно глядя в пространство, он пару раз столкнулся с шедшими навстречу учениками. Потёр ушибленное при этом плечо и неохотно проговорил:

– Я считаю, что те скромные способности, которые у меня есть, достались мне не для развлечения. Самое правильное – использовать их для собственного развития, а не для удовлетворения своих желаний. А если хочешь кому-то помочь, можно сделать это незаметно. Ты, конечно, не в счёт. Ты не мог не увидеть, что я делаю. А я не подумал о последствиях и теперь вот расплачиваюсь…

– Жалеешь?

– Раскаиваюсь. Если бы ты знал как!..

– Хочешь меня обидеть? – вкрадчиво спросил Роман.

– Как ни прискорбно в этом признаваться – да, – честно ответил Кирилл.

Они обменялись ироничными взглядами и одновременно прыснули со смеху. Лёд был растоплен.

Кирилл после этого сразу повеселел. Пребывание в состоянии конфликта действовало на него угнетающе. Он почувствовал огромное облегчение, избавившись одновременно и от чудовищного напряжения, которое вызывала в нём непонятно откуда взявшаяся ненависть к Роману, и от чувства вины, которое осознание этой ненависти в нём порождало.

Ну, зачем, в самом деле, им ссориться? Чего делить? Если хорошенько подумать, пересечение их путей действительно было неизбежно. Даже странно, что этого не произошло раньше. Но разве это накладывает на него какие-нибудь обязательства? Всё осталось по-прежнему: и Николай Николаевич, с которым так безумно интересно и так спокойно, и уходящие в бесконечность ряды непрочитанных книг, которыми можно всё так же упиваться, забыв обо всём на свете, и ждущие открытия истины – одна светлей и грандиозней другой. Есть ли среди этого многообещающего великолепия место для Ромы Князева? Посмотрим. Скорей всего, он сам в ближайшем будущем потеряет к нему интерес. Ему не нужны ни книги, ни истины. Он, словно одурманенная сивилла, бредёт, не приходя в сознание, сам не знает куда, на какой-то жуткий пугающий зов, который притягивает его со страшной силой. Что у них общего? Парта, которую они теперь между собой делят? Пожалуй. Они, как две параллельные линии, могут всю жизнь идти рядом, никогда не пересекаясь. Если бы не Николай Николаевич, так заинтересовавший Князева, этот зазнайка никогда и не узнал бы, что учился в одном классе с тем, кто имел возможность за ним наблюдать.

Размышляя в таком ключе, Кирилл быстро пришёл в норму, и на первый этаж к кабинету биологии спустился уже прежний безмятежно смеющийся Кира Бергер, с восторгом и счастливым замиранием сердца глядящий на этот мир. А Роман, незаметно наблюдая за ним, чувствовал какую-то непонятную тоску и страх, как будто свершилось что-то неотвратимое. Будто всё прежнее внезапно стало лишь призрачным воспоминанием, до которого не дотронуться, к которому не вернуться…

просмотреть/оставить комментарии [3]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
сентябрь 2022  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

август 2022  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.09.28 13:18:39
Отвергнутый рай [38] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.09.27 15:20:38
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.27 10:42:47
Танец Чёрной Луны [7] (Гарри Поттер)


2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.23 19:23:55
После дождичка в четверг [5] ()


2022.09.22 18:49:51
Соседка [2] ()


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2022.09.06 15:09:41
И по хлебным крошкам мы придем домой [3] (Шерлок Холмс)


2022.09.02 00:00:53
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.08.28 22:32:15
Моя странная школа [5] (Оригинальные произведения)


2022.08.25 16:02:06
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.08.16 22:09:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


2022.08.08 18:58:19
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.08.08 12:50:30
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.08.07 19:51:08
Вы весь дрожите, Поттер [7] (Гарри Поттер)


2022.07.24 22:31:16
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.07.02 08:10:00
Let all be [38] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


2022.06.23 08:48:41
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.28 13:12:54
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2022.05.23 22:34:39
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.