Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Хагрид: — Представляете, Альбус, я пытался научить Пушка лаять, когда он хочет есть. Провел сто тренировок.
Дамблдор: — И что, теперь он лает?
Хагрид: — Нет! Теперь он не ест, пока я не залаю.

Список фандомов

Гарри Поттер[18569]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12794 авторов
- 26890 фиков
- 8695 анекдотов
- 17717 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Сыны Всевышнего

   Глава 5. Карта
Дверь была очень тяжёлой. Массивной. Заметно стёршейся там, где её постоянно касались рукой. Несмотря на то, что это был сон, Роман физически чувствовал, с каким трудом она подаётся перед тем, как натужно распахнуться перед ним. В комнате, полной слепящего золотого света, льющегося из забранных узорчатыми решётками окон, на маленьком изящном столике лежал этот предмет: диск размером с блюдце. Тусклые тающие блики вспыхивали и гасли на драгоценной металлической поверхности.

Роман с волнением провёл пальцем по выпуклым буквам и знакам. Он знал, что это Карта. Он не очень хорошо понимал, что это значит. Но он до дрожи хотел оказаться там, внутри. Он знал, что там его ждёт Ключ.

Роман во сне совершенно чётко сознавал, что без этого Ключа он уязвим и беспомощен, как ребёнок. Что его сила – его подлинная сила – почему-то недоступна ему без Ключа. У него было смутное ощущение, что когда-то давно он сам так распорядился и добровольно запер своё безграничное могущество внутри этой штуки. И что это как-то охраняет его – от чего-то невыразимо ужасного, кошмарного и леденящего душу. Смутные воспоминания, пробивающиеся из тёмных глубин памяти, были слишком размыты, но и этих неясных образов было достаточно для того, чтобы содрогнуться. Чьё-то живое тепло, чьи-то отчаяние и боль пульсировали в его мозгу, когда он пытался вспомнить.

Проснулся Роман в слезах и долго смотрел в потолок – взволнованный и притихший. Испуганный своей неожиданной чувствительностью. В голове метались обрывки растерзанных слов. Их ускользающее эхо приводило Романа в отчаяние. Если бы можно было зацепиться хоть за краешек смысла – он бы всё вспомнил.

С младых ногтей Роман от всей души ненавидел реальность, данную нам в ощущениях. Когда ему было лет шесть-семь, он искренне не мог понять, почему какие-то вещи он может – например, одним взглядом столкнуть с лестницы зарвавшегося одноклассника или мысленно запретить учительнице вызывать себя к доске, а что-то – к примеру, превращение ненавистной манной каши в мороженое – ему не по зубам, хоть убейся. Потом Роман понял, что всё дело в силе, которой ты обладаешь. Чем больше её у тебя, тем грандиозней твои возможности. Вот с тех самых пор он стал охотником за силой. Но собирать её по крупицам было слишком расточительно с точки зрения существа, увы, смертного, каковым он покамест являлся. Роман верил, что должен существовать источник, позволяющий черпать чистую беспримесную энергию в неограниченном количестве. Его-то он и искал, хотя объяснить причину странной уверенности в том, что он непременно где-то должен быть, он не смог бы даже самому себе.

Роман уже давно не верил в волшебников и в чудодейственные артефакты, но приснившийся диск явно был не сказочным гаджетом, который механически выполнял свою работу в любых руках. Он был наполнен магией – самой настоящей в высшей степени рациональной магией. Чтобы владеть и пользоваться им, требовался определённый уровень магического совершенства и весьма специфических знаний. Это была Карта, которая обещала привести к источнику вожделенной силы.

Роман и сам не заметил, как просто помешался на этой загадочной вещи. Да и трудно отмахнуться от сновидения, которое повторяется каждую ночь на протяжении месяца. Непонятно откуда, но он твёрдо знал, что Карта существует на самом деле. Он перетряхнул все доступные ему книги, но ничего подобного ни в одной из них не упоминалось. Нужно спросить у Руднева. Он всё знает.



***

Руднев появился в самый разгар тренировки. Возник как чёрная тень в дверном проёме, нашёл глазами Романа, пошептался с тренером и исчез.

– Князев! На выход. На сегодня свободен, – тренер указал ему в сторону двери.

Роман удивился, но, разумеется, подчинился. Правда напоследок он ещё раз точным ударом ноги в живот, (точнее в щит, удерживаемый на уровне живота), отправил в полёт того громилу, с которым в паре отрабатывал удары и, повернувшись уходить, с удовлетворением услышал за спиной испуганное «псих».

Через десять минут он уже стоял внизу, в холле, со спортивной сумкой через плечо и оглядывался по сторонам. Руднев незаметно подошёл сзади и цепко взял его за локоть. На пальцах босса блеснули перстни: уже знакомый – с чёрным камнем, потом скромная золотая печатка с выгравированным на ней загадочным знаком, ещё вспыхнул огненными искрами крупный рубин цвета красного вина.

– Извини, Рома, что сорвал тебя с тренировки, но мне нужна твоя помощь именно сейчас, – наклонившись к самому уху, доверительно обратился он к мальчику.

– Я Вас внимательно слушаю.

– Давай, по дороге поговорим, – ласково предложил Руднев. Роману не оставалось ничего другого, как согласиться.

Они сели в машину – оба на заднее сиденье. За рулём оказался незнакомый парень неприветливой наружности, который даже не повернул головы, чтобы поздороваться.

– Слушай меня внимательно, – довольно жёстко заговорил Руднев, когда они выехали со двора.

Роман с интересом взглянул на Андрея Константиновича. Его нисколько не пугала такая перемена тона, скорее, наоборот, она сулила нечто захватывающее. Это была далеко не первая их встреча, и Роман уже прекрасно изучил все замашки господина адвоката.

– Пойдёшь с Максом. – Руднев указал на водителя. – Можешь полностью положиться на него. Он за тебя головой отвечает. Не обращай внимания ни на что. Пусть ничто тебя не смущает. А теперь сосредоточься: ты должен принести мне вещь, которая заговорит с тобой. Я понимаю, что для тебя все вещи говорят, но это будет другое… Понятно?

Роман пожал плечами:

– Понятно.

Руднев посмотрел на него недоверчиво:

– Тебе действительно всё понятно?

– Да, – сухо подтвердил Роман. Занудство Руднева выводило его из себя.

– Всё-таки ты феномен, – приподнимая бровь, возмущённо пробормотал босс.

– Может быть, – равнодушно ответил Роман.

Последнее время они стали видеться с Рудневым слишком часто. Если Роман в течение недели не объявлялся сам, Андрей Константинович звонил отцу и под каким-нибудь предлогом просил прислать мальчика в контору – так он любовно называл свой офис. Руднев повсюду таскал его за собой. Ничего от него не скрывал, во всяком случае, очень старался, чтобы у него сложилось такое впечатление. Он, как и договаривались, давал своему юному компаньону небольшие поручения: за кем-то присмотреть, кому-то помочь принять «правильное» решение, кого-то вывести из игры. Так что Роман довольно скоро имел непредвзятое представление о том, как именно Руднев ведёт свои дела.

Роману безумно нравилась эта новая жизнь. Он получал подлинное удовольствие, участвуя в аферах Руднева, и воспринимал это как часть своего обучения. Он очень серьёзно и даже торжественно относился к тому факту, что он – Ученик, а Руднев – его Наставник. В общем, всё было замечательно. Роман искренне восхищался тем, что Андрей Константинович знает, а ещё больше тем, что он умеет. Но всего этого было утомительно много. Роману хотелось закрыться в комнате, по меньшей мере, на месяц, чтобы разобраться с тем обилием информации, счастливым обладателем которой он уже стал. Вне всякого сомнения, по истечении этого срока он бы сам жаждал снова увидеть Руднева и жадно глотал бы каждое его слово, как это было вначале их знакомства, и засыпал бы его вопросами… А тут эта непонятно откуда взявшаяся повинность…

Самым неприятным во всей этой истории было то, что Роман не находил в себе сил отказать Рудневу. Он злился, но всё равно собирался и ехал к нему, сам не зная, почему он это делает. Он появлялся у Руднева раздражённый и недовольный, нисколько не заботясь о том, чтобы скрыть своё плохое настроение, но тот смотрел на подобные демонстрации сквозь пальцы. Даже из вежливости не трудился поинтересоваться, что беспокоит его юного друга.

Однако за такое приключение, как сейчас, Роман готов был простить Рудневу многое. Он уже давно понял, что деятельность Андрея Константиновича носит не то чтобы криминальный, но несколько внезаконный характер. То есть внешне она подпадала под описание преступной, но, по сути, преследовала столь нетривиальные цели, что к обывательскому законодательству просто не должна была бы иметь никакого отношения. Принимать участие в этих криминально-мистических операциях – это был такой драйв, такой восторг, ради которого стоило жить. Как ни странно, при этом Роман чувствовал себя в полной безопасности. Можно даже сказать, что ощущение безнаказанности выросло в нём за последнее время до пугающих размеров.

Они остановились у ограды парка. Когда вышли из машины, Руднев снова прицепился с наставлениями к Роману, который в ответ только недовольно поводил плечами и морщился.

– Почему бы Вам самому не пойти? – внезапно поинтересовался он.

– Не хватало мне в мои-то годы!.. Несолидно как-то уже, – снисходительно прищурился Руднев.

– То есть: Вы и без меня бы справились, но на случай, если мы вдруг спалимся, я буду уместней смотреться в роли задержанного? Так что ли?

– Отлично соображаешь! – одарил его Руднев издевательским комплиментом. – За что и ценю. А если серьёзно – до тебя там уже побывали. И ничего не нашли. Хотя, я уверен – вещь лежит на самом видном месте.

Вот это уже интересно!

– С чего Вы решили, что у меня получится?

– Есть у меня кое-какие соображения на твой счёт. Заодно и проверим… – туманно ответил босс.

Роман не стал допытываться, что это за соображения, потому что внезапно услышал зов таинственного артефакта и озадаченно посмотрел на Руднева. Тот, прищурившись, глядел на него так, будто знал, что творится сейчас в его голове.

– Ещё вопросы?

Роман в ответ смерил его таким высокомерным взглядом, что господин адвокат едва не поперхнулся и молча покачал головой, дивясь его наглости.

Парень, с которым Роман должен был вдвоём отправиться дальше, сонно смотрел куда-то вдаль, пока случайно не скользнул взглядом по фигурам своих пассажиров. Открытие, которое он сделал, заставило его вздрогнуть. Руднев и мальчишка были похожи как две капли воды: ворон и воронёнок, лица – как зеркальное отражение – одинаково искажены ненавистью, с которой они смотрят друг на друга. Даже стоят одинаково – немного ссутулившись, сунув руки в карманы, и покачиваясь на каблуках. Несчастному захотелось перекреститься, но он не решился сделать это открыто, а может, просто не умел.



***

Роман совершенно безразлично наблюдал, как его сопровождающий, осторожно оглядевшись, ловко вскрывает дверь квартиры. С гораздо большим интересом он разглядывал лепнину на потолке, широкую мраморную лестницу, которая водопадом обрывалась вниз у его ног, и витиеватый узор чугунных перил.

Спутник легонько тронул его за локоть: можно заходить. Роман шагнул в квартиру и прямиком направился в кабинет. Он почему-то знал, что нужно идти именно туда и даже заранее видел, как выглядит обстановка комнаты.

Парень замешкался в прихожей – кажется, отключал сигнализацию. Когда он нашёл Романа, тот стоял посреди комнаты с закрытыми глазами и, раскинув руки, слегка шевелил пальцами, как будто трогал невидимую паутину. Лицо его было пугающе мёртвым – даже тени движения не было на нём заметно.

– Побыстрее, – грубовато буркнул парень, с опаской озираясь вокруг.

– Идиот! – заорал Роман, «отмирая». – Неужели нельзя просто помолчать! – он в ярости швырнул в несчастного первым, что попалось под руку. Кажется, это был стул. – Убирайся отсюда!!!

Парень здорово испугался. Очевидно, он знал, что Романа следует опасаться. Он как-то сжался и, попятившись, шагнул за порог. Дверь за ним тихонько притворилась.

Роман раздражённо запустил ему вслед тяжёлую пепельницу и с чувством пнул журнальный столик со стеклянной столешницей. Столик отлетел к стене и перевернулся – стекло треснуло. Это принесло Роману некоторое удовлетворение. Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, и нервно сжал руки. И тут все мысли сами разом вылетели из его головы. Он услышал. Обещание. Дать Ключ. Который откроет путь к источнику силы… Его собственной силы… Вернёт то, что принадлежит ему по праву… Теперь Роман понял, что имел в виду Руднев: эта вещь действительно говорила, она обращалась прямо к нему. Это не был обычный поток информации, который вторгался в сознание сразу целыми блоками. Это был голос, манящее нашёптывание, которое как магнит притягивало его к стоящему в углу шкафу. Роман подошёл и опустился на колени. Открыл нижнюю дверцу и увидел лежащий на полке на самом виду металлический диск размером с блюдце, покрытый до боли знакомыми письменами и таинственными узорами. Он, как уже много раз в своём сне, потянулся, чтобы прикоснуться к нему, но рука вдруг непроизвольно дёрнулась, как будто он был марионеткой, и его потянули за ниточку. Роман озадаченно посмотрел на загадочный предмет, потом огляделся. Заметил рассыпанные на диване подушки. Вытряхнул одну из них, а в наволочку, осторожно помогая себе взятой тут же на полке книгой, столкнул диск. После этого он быстро поднялся и, не оглядываясь, стремительно пошёл прочь из квартиры.



***

– Нашёл? – Руднев вышел из машины ему навстречу. Ледяной ветер трепал его чёрные глянцевые волосы и раздувал, как парус полы пальто. – Молодец. Я в тебе не сомневался. – Он забрал у Романа наволочку и с любопытством заглянул в неё. Видно было, что он очень доволен.

– Почему ты не сказал, что его нельзя трогать руками? – зло спросил Роман, не замечая, что обращается к боссу на «ты».

Рудневу это не понравилось. Он окинул его ледяным взглядом:

– Я полагаю, это ясно любому дураку.

– Я не любой дурак! И мне не ясно!

– Ты трогал эту вещь?

– Нет!!!

– Тогда о чём вообще речь?

Роман чувствовал, что от бессильной ярости раскаляется добела. Он попробовал что-то сказать, что-нибудь настолько обидное, чтобы Руднев тоже взвился, но вместо этого круто развернулся на каблуках и бросился прочь, вглубь погружённого в серые сумерки парка.

Сначала он летел так быстро, как будто за ним гналась свора собак. Потом разбитой походкой медленно брёл по пустынной унылой аллее. Наконец, опустился на заснеженную скамейку и поднял воротник: ледяной холод сразу принял его в свои объятия, чтобы постепенно вытянуть из него тепло и жизнь. Жизнь, которую он готов был сейчас отдать за возможность совершить путешествие за бесценным знанием. О себе. О своей собственной силе. Чтобы получить Ключ. Эта вещь должна принадлежать ему!!!

Через некоторое время рядом сел Руднев. Как трогательно!

– Что тебя так расстроило? Ты считаешь, что я тебя использую и ничего не даю тебе взамен?

Роман упорно молчал. Он не хотел рассказывать Рудневу, что не сам догадался, насколько опасна эта штука, за которой его послали, и что его практически оттащили, когда он собирался схватить её голыми руками. Что он видел ту ниточку, за которую его потянули. Белую ниточку. И он точно знает, кто ему помог. А Руднев его подставил. Хотя, чего от него ещё ожидать-то? Он никогда и не пытался прикидываться хорошим. Первый раз за всё время их знакомства Роману это не понравилось.

– Хорошо. Чего именно ты хочешь?

– Отдай мне диск.

Руднев некоторое время переваривал услышанное, затем усмехнулся:

– Зачем тебе? Ты же не знаешь, что это такое.

– Знаю, - без особого выражения проговорил Роман. – Это Карта.

Можно было побиться об заклад, что Руднев не ожидал этого услышать. Но к его чести он быстро справился с потрясением от такого неожиданного открытия.

– Не рано тебе… туда? – насмешливо спросил он.

Роман не удостоил его ответом.

– Рома, у тебя не хватит денег на эту штуку.

– Брать деньги за эту штуку, всё равно, что продавать воздух. Не так ли?

Руднев захохотал.

– Признаюсь, я тебя недооценил! Пожалуй, ты заслуживаешь того, чтобы быть в доле. Двадцать процентов. И не смей со мной торговаться!

– Двадцать пять.

– Вот паршивец! – восхитился Руднев. – Хорошо, двадцать пять. Сегодня же открою счёт на твоё имя. Ну, ты доволен?

– Всё относительно, Андрей Константинович, – дерзко ответил Роман, откидываясь на спинку скамейки и устало закрывая глаза.

Пусть Руднев продаст диск. Не нужно будет иметь дело с ним. А у новых владельцев он его сам… заберёт. Для них это просто кусок металла. И они не имеют на него никаких прав, сколько бы они не заплатили. Идиоты.



***

Руднев сидел на полу, опираясь спиной о диван: рубашка расстёгнута, манжеты подвёрнуты. Ботинки валяются посреди комнаты, прямо на белоснежном ковре, пиджак – на диване. Руки у Андрея Константиновича заметно дрожали, да и дыхание было не слишком ровным. Он с отвращением и страхом глядел на лежащий перед ним на журнальном столике диск. Как же он ненавидел этот запах: тяжёлый, сладкий, обжигающий горло, склеивающий лёгкие… Холодный пот выступил у него на лбу, когда он вспомнил, с каким ужасом выпутывался из паутины того мира, который, словно мокрая ткань, облепил его с головы до ног, и парализовал, и не давал дышать…

Было множество неприятных запахов: запахи страха, смерти, лжи, похоти, зависти и отчаяния, но все они одновременно с этим были острыми и волнующими. А этот запах просто убивал. Затекал раскалённым свинцом в глотку и душил. Поэтому Руднев никогда не заходил в храм. В любой. Как-то, ещё будучи школьником, он поехал с классом на экскурсию в Питер. Их водили по городу и, наконец, привели в Казанский Собор. Андрей издалека почувствовал этот запах, а когда шагнул за порог, чуть не задохнулся. Ощущения были очень схожими с теми, что он испытал сегодня. Тогда он ещё успел заметить, как в него со всех сторон полетели огненные стрелы. Он сам не помнил, как выскочил вон, и его ещё долго выворачивало на ступеньках и трясло от слабости. Учительница решила, конечно, что он отравился, и его отправили в гостиницу с одной из сопровождающих мамаш, отдыхать и лечиться. Чему он был несказанно рад.

Запахи преследовали Руднева с самого рождения. И он всегда знал, что означает тот или иной из них. И любого человека он легко узнавал по запаху. И всегда мог определить, кто из знакомых побывал до него в помещении, или прошёл мимо него по улице. И найти по запаху мог любого легко. У зданий, и у всякого места на карте тоже был свой собственный аромат. Если Андрея Константиновича просили разыскать пропавшего человека, он сначала чувствовал запахи и только потом видел картинку.

И невыносимым педантом Руднев был по той же причине. Бытовые запахи он не переносил, окна тоже старался не открывать: и дома и в офисе у него были установлены кондиционеры, которые тщательно отфильтровывали воздух. А вот аромат хорошей одежды и дорогого парфюма, наоборот, успокаивал. Особенно Рудневу нравился запах драгоценных камней – холодный, освежающий и словно наэлектризованный. Всё вместе это создавало вокруг него благоухающее облако, которое позволяло ему с комфортом перемещаться по городу и спокойно воспринимать запахи, несущие важную информацию. Иногда Рудневу казалось, что он всё это себе напридумывал, чтобы оправдать свой отвратительный снобизм и жалкое пижонство, но стоило распахнуть окно или попытаться надеть старую рубашку, как тут же накатывала тошнота, и все его сомнения в правильности собственного образа жизни мгновенно улетучивались.

Сейчас, задыхаясь и судорожно сглатывая, чтобы не стошнило, он мечтал только об одном – поскорее избавиться от этого диска, распространяющего одуряющий, тяжёлый аромат. Было больно до слёз. Сколько он искал эту штуку? Пятнадцать лет? Больше? Да он всю жизнь поставил на эту карту! И… неужели проиграл? Руднев устало закрыл лицо руками. Перстни слабо блеснули в полутьме и скрылись под завесой чёрных гладких волос. Полоска жёлтого электрического света, тянущаяся из прихожей, была такой безвкусно-яркой и неуместной, но не было сил, чтобы пойти и выключить лампу.

Оставалась слабая надежда, что этот предмет не единственный в своём роде. Что он когда-нибудь найдёт правильный… Необходимо убедить себя в этом как можно скорее. Иначе можно сразу идти и вешаться.

Мягко затрелил телефон. Его экран светился в кармане брошенного на диван пиджака.

– Андрей Константинович? Это Шнеерзон. Я слышал, Вы интересуетесь старинными ритуальными предметами? Мне кажется есть, что Вам предложить… Да, диск: сплав золота и меди, диаметр тридцать сантиметров, с каббалистической и астрологической символикой. Пока не выяснил, насколько древний. Но в любом случае он обойдётся Вам недёшево, поскольку он обнаружился в Латинской Америке… Я рад, что Вас это не смущает. Тогда нам нужно как можно скорее встретиться и обсудить детали… Очень хорошо. Да, меня это устраивает. В таком случае, до завтра…

Руднев аккуратно отложил телефон в сторону. Потом принялся методично снимать кольца…, но тут тщательно сдерживаемый припадок истерического смеха таки настиг его и он дико захохотал, вцепившись себе в волосы, колотя кулаками по столу, вытирая слёзы и задыхаясь. Всё-таки хорошо, что он не успел повеситься! Это было бы так нелепо…



***

С гулко бьющимся сердцем Роман рассматривал своё сокровище. Его чёрные глаза сверкали, а горделиво очерченный профиль ещё больше, чем всегда, напоминал благородно изогнутый клюв. Он нависал над своей желанной добычей, как хищная птица над жертвой. Его длинным бледным пальцам, напряжённо замершим в воздухе, не хватало лишь остро отточенных когтей, чтобы довершить их сходство со скрюченными птичьими лапами.

Роман в который раз мысленно хвалил себя за безупречно выполненную операцию. Кто сказал, что гипноз – это преступление? И, пожалуйста, вот он – диск – лежит сейчас на его письменном столе. Но почему-то кажется, что во сне он выглядел как-то ярче и… реальнее. Более того – во сне он был живым. Наполненным энергией и силой. Да что там – во сне он просто искрился информацией!

Что делать дальше, Роман не знал. И во сне, и при их первой встрече, диск сам обращался к нему. Попробовать уснуть? Наверное, по здравом размышлении эта мысль показалась бы ему глупой, но он в таких случаях не размышлял – просто подчинялся импульсу – и никогда об этом не жалел.

Роман решительно вытянулся на кровати, стремясь как можно скорее погрузиться в тонкое, неустойчивое состояние между сном и явью. Ему показалось, что уже через секунду он поднялся и, не глядя на своё оцепеневшее на постели тело, скользнул к столу. Он был абсолютно прав. Теперь диск жил и словно приглашал побеседовать. Роман взволнованно коснулся пальцами рельефной поверхности предмета. Что дальше? Почему во сне у него всегда было чёткое ощущение, что диск имеет прямое отношение конкретно к нему? И даже, скорее, что это он сам имеет непосредственное отношение к данному предмету. Этот момент интриговал его больше всего.

Роман попробовал сосредоточить своё внимание на намерении диска и немедленно получил ответ: перед ним Карта. Назначение Карты? Карта ведёт по пути силы. Но сначала нужно найти Ключ. Зачем нужен Ключ? Ключ – хранитель силы. Кому предназначен Ключ? И тут на Романа обрушился поток информации, которая находилась в совершенно недоступном для его восприятия диапазоне. Никак иначе он не смог бы описать это странное мелькание образов и знаков, которые он совершенно не мог интерпретировать. При этом ощущение того, что ответ получен, было абсолютно достоверным. Какая-то часть его существа, несомненно, получила ответ. Но, похоже, он был с этой частью себя пока незнаком.

Тут Роман заметил, что от диска идёт яркая зелёная ниточка, похожая на лучик. Потянув за неё, он ощутил внезапную боль в сердце. Удивился. Зачем-то потянул ещё. Почувствовал ответную боль где-то там, на другом конце этой нити. Озадачился этим странным фактом. А нить пульсировала и наливалась светом. С каждым мгновением она становилась всё ярче, всё горячее. Одна из надписей вспыхнула слепящим зелёным светом. В какой-то миг Роману показалось, что кто-то держит его за руку и тянет за собой. Он запаниковал… и проснулся. Перед глазами плавали зелёные круги и яркие жёлтые следы вспышек. Как это всё понимать? Господи, ну, хоть кто-нибудь подсказал бы!

В тоске Роман сначала пожалел, что не может обратиться за помощью к Рудневу. Уж он-то точно знал, что это за штука и как с нею обращаться. Во всяком случае, у Романа сложилось такое впечатление. Но тут он сообразил, что, похоже, есть ещё кое-кто, кто, вероятно, осведомлён об этом никак не меньше босса. Только как же добраться до того, кто дёргает за ниточки?



***

Руднев вертел в руках запотевший стакан минералки, холодной, как хмурый февральский вид за окном.

– Может, всё-таки чаю? – осторожно спросил сидевший напротив эксперт.

Руднев посмотрел куда-то сквозь него и отрицательно покачал головой. Он никогда не понимал этих людей: пропускать через свои руки такие сокровища и не постичь их истинного предназначения. Вместо этого описывать дурацкие внешние признаки, определять их материальную и историческую ценность, присваивать им инвентаризационный номер – какая глупость!

Дверь открылась, и вошёл хозяин кабинета в нелепом клетчатом пиджаке, который на нём почему-то выглядел отлично.

– Андрюш, всё в лучшем виде!.. Ещё пару минут, и все формальности будут закончены. Ты как – доволен?

– Пока не знаю. – Руднев рассеянно взглянул на его полное круглое лицо с седыми усами щёточкой, которые делали его похожим на моржа и, наконец, отставил в сторону надоевший стакан, от которого так ужасно замёрзли руки.

– Ну вот, я же говорил! – воскликнул гостеприимный обладатель клетчатого пиджака, и к Рудневу перекочевала папка с экспертным заключением, доставленным сотрудником музея. Руднев сдержанно поблагодарил, кивнул, обменялся с усатым доброжелателем рукопожатием и со вздохом облегчения покинул кабинет.

Решительным шагом направляясь к выходу, он заметил шедшего в том же направлении Романа.

– Какая встреча! – Руднев догнал компаньона и цапнул его за локоть. – И что мы здесь делаем? – зловеще поинтересовался он.

– Просвещаемся, – по возможности вежливо ответил Роман. – Музей Востока – публичное заведение и я имею полное право здесь находиться. – Он оторвался от созерцания идеально начищенных рудневских ботинок, которые были явно зачарованы от воздействия февральской слякоти, и поднял на шефа нарочито скучающий взгляд.

– Ты слушал эти околокаббалистические бредни? – глаза Андрея Константиновича весело блеснули.

– Да, я слушал лекцию по истории Каббалы, – вспыхнул Роман, плотно сжимая зубы.

– И как тебе? – Руднев повлёк своего юного друга по направлению к гардеробу.

– Очень познавательно, – уже практически прошипел Роман.

– Ты меня удивляешь, Роман Аркадьич, – Руднев кинул номерок на стойку. – Уровень лектора выступающего в подобном месте априори может быть только ниже среднего. Или я не прав?

– У меня весьма ограниченный выбор источников информации, – холодно парировал Роман.

– Это камешек в мой огород? – Руднев перекинул пальто через руку и пристально взглянул на мальчика.

– Заметьте, это сказал не я, – Роман отвернулся, забирая свою куртку, и яростно дёрнул молнию, застёгиваясь.

Руднев вопросительно изогнул бровь, но ничего не ответил.

– Подвезти? – задумчиво разглядывая подростка, предложил он. Роман только дёрнул плечом.

В машине Андрей Константинович долго молчал, изредка кидая изучающие взгляды на своего пассажира.

– Я не хочу знать, зачем тебе понадобилась Каббала, – наконец осторожно заговорил он. – Предположим, что это проявление похвальной любознательности. Однако должен заметить, что тебе не следует ходить на подобные сборища. Во всяком случае, без меня.

– Почему? – Роман явно злился.

– Ты сам не заметил, сколько в зале было разного сброда? На такие мероприятия охотно приходит всякая шваль. Несмотря ни на что, ты ребёнок и потому для них – лакомый кусок. Сделать тебе гадость, просто ради развлечения – обычное дело для подобной публики.

– А куда же мне ходить? В школьную библиотеку?!

– Потише, Роман Аркадьич, – поморщился Руднев. – Зачем такие крайности? Ты всегда можешь спросить у меня.

– Ни черта Вы не расскажете! – в сердцах бросил Роман.

Руднев сделал несколько глубоких вдохов, чтобы не сорваться.

– Я хоть раз не ответил на твой вопрос? – Он немного подождал. – Я слушаю тебя… Ладно, я уже понял, что тебя интересует нечто, о чём ты по неведомой причине не хочешь меня спрашивать. Я также осмелюсь предположить, что это связано с так впечатлившим тебя по непонятной причине диском. Ты разобрался – неясно, правда, как и когда – что надписи на диске сделаны на древнееврейском языке и сделал вполне логичное предположение, что предмет имеет отношение к каббалистической практике. Отвечаю на твой незаданный вопрос: нет. Хотя искушение провести параллели между занятиями учеников, скажем, рабби Акибы и назначением Карты весьма велико. Однако между ними – пропасть. Но это не главное. Главное, чтобы ты перестал маяться дурью и выкинул всякие мысли об этой штуке из своей упрямой головы. Предупреждаю пока по-хорошему: забудь об этом диске. Он тебе не нужен. Он тебе ни к чему. Он для тебя бесполезен. Я ясно выражаюсь? – Руднев повернул голову к Роману и успел заметить на его лице безграничное удивление, которое быстро сменилось презрительной гримасой.

– Занятная версия, – холодно протянул он и больше до самого дома не проронил ни слова.



***

– Чего такой скучный? Ты часом не заболел? – Руднев попытался просканировать сгорбившегося в кресле Романа и от удивления даже забыл, что искал в ящике своего письменного стола. – Закрываться научился? Ну что ж, молодец…

Роман никак не отреагировал на эту попытку босса завязать с ним беседу и продолжал тупо смотреть в одну точку. У него не было сил. Вообще. Ни ответить, ни пошевелиться. Мама сказала, что это, наверное, авитаминоз – уже апрель, а весна всё не наступает. Организму не хватает солнца – бла-бла-бла... Мамы, они ведь всегда всё точно знают.

А он, честно говоря, просто устал. Каждую ночь он обнаруживал себя рядом с проклятым диском. Ему уже хотелось расплющить эту штуку чем-нибудь тяжёлым, но даже во сне он понимал, что это ничего бы не изменило. Карта каждый раз монотонно сообщала ему, что он должен найти Ключ. Потом, следуя Карте, пройти весь путь до конца. Обрести вожделенную силу иначе никаким образом не получится.

Эх, не надо было сопротивляться, когда его пытались туда втянуть. Нужно было позволить вести себя. И чего он тогда испугался? Не сам ли говорил, что маньяк? Куда там! Он образец благоразумия! Где теперь найти этот самый Ключ? Как? Помолиться что ли? «Господи, пошли мне Ключ». Эта мысль показалась ему настолько дикой, что он решил, что пора завязывать с этой штукой, пока она окончательно не свела его с ума.

На следующую ночь, отчаянно сопротивляясь притяжению диска, он сдуру махнул проведать Руднева – почему-то подумалось в этот момент только о нём. Едва он приблизился к боссу, как его выбило из астрала с такой силой, что потом целый день болели все внутренности. Даже дышать было больно. А Руднев был злой, как чёрт, но ничего не сказал.

– Что Вы делаете? – вдруг рявкнул Роман. Он резко обернулся, поняв, что Руднев стоит позади кресла и довольно ощутимо на него воздействует.

– А ну, тихо! – цыкнул босс. – И вообще, встань! – Он медленно водил рукой вдоль спины Романа на расстоянии примерно полуметра от его тела. От его ладоней исходило приятная прохлада. – Сейчас мы тебя подлатаем, Роман Аркадьич, – еле слышно шептал он. – Негоже портить своё имущество…

– Что?! – Роман подпрыгнул вторично.

– Что слышал, – зло прищурился Руднев. – Я не думал, что ты такой дурак. И полезешь ко мне без приглашения. А ещё мы такие гордые – жаловаться мы не станем. Мы лучше сдохнем. Или ты такой тупой, что не понял, что я пробил твою оболочку? Я даже не знаю, какой вариант хуже!

Руднев встряхнул кистями рук и вернулся за свой стол. Достал из ящика свечку, зажёг и стал водить над ней ладонями. Задув свечу, он снова тряхнул руками и принялся надевать свои перстни, которые, оказывается, успел когда-то снять.

Роман всё ещё стоял посреди кабинета, чувствуя себя невыразимо глупо, и злился. Руднев подошёл, встал прямо перед ним. В правой руке он держал свой перстень с сапфиром.

– Смотри на меня, – прошипел он. Роман почему-то не осмелился спорить. Он как загипнотизированный уставился боссу прямо в глаза. Руднев начал медленно двигать руку с камнем вверх и Роману показалось, что синхронно с этим движением по его телу разливается огонь. Когда жар добрался до головы, комната начала вращаться вокруг Романа, и он непроизвольно закрыл глаза. Руднев толкнул его в кресло и, судя по звукам, ушёл обратно к письменному столу.

– Почему ты всё время думаешь об этом диске? – раздался его бесстрастный голос с другого конца кабинета.

Роман даже не пошевелился.

– Хочу и думаю, – прошептал он.

– Что ты там бормочешь? – похоже, Руднев снова навис над его креслом.

– Я хочу знать, как он работает, – решительно произнёс Роман, открывая глаза и сразу наталкиваясь на колючий взгляд шефа.

– Поверь мне, от этой вещи тебе не будет никакой пользы, – отчеканил Руднев, упираясь в подлокотники кресла и наклоняясь чуть ли ни к самому лицу Романа. – Так что – забудь. Иначе блок тебе поставлю, – убедительно пригрозил он.

– А по-человечески объяснить нельзя? – холодно поинтересовался Роман.

– Боюсь, что нет. У меня такое ощущение, что тебе часть мозга отрезали и в холодильник спрятали. Или, если так тебе будет понятнее – ты в собственном доме не хозяин. Пару комнаток тебе оставили, а остальное заперли и ключ забрали.

Роман вздрогнул.

– И где мне взять ключ? – осторожно спросил он.

– Если бы я знал… Одевайся, – Андрей Константинович вернулся, уже застёгивая пальто. – Отвезу тебя домой, к маме. В школу завтра не ходи. Всё равно будешь спать весь день. Это я тебе обещаю.

Руднев не обманул: Роман уснул ещё в машине и плохо помнил, как добрался до своей тёплой и мягкой постели.

просмотреть/оставить комментарии [3]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
сентябрь 2022  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

август 2022  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.09.28 13:18:39
Отвергнутый рай [38] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.09.27 15:20:38
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.27 10:42:47
Танец Чёрной Луны [7] (Гарри Поттер)


2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.23 19:23:55
После дождичка в четверг [5] ()


2022.09.22 18:49:51
Соседка [2] ()


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2022.09.06 15:09:41
И по хлебным крошкам мы придем домой [3] (Шерлок Холмс)


2022.09.02 00:00:53
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.08.28 22:32:15
Моя странная школа [5] (Оригинальные произведения)


2022.08.25 16:02:06
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.08.16 22:09:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


2022.08.08 18:58:19
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.08.08 12:50:30
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.08.07 19:51:08
Вы весь дрожите, Поттер [7] (Гарри Поттер)


2022.07.24 22:31:16
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.07.02 08:10:00
Let all be [38] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


2022.06.23 08:48:41
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.28 13:12:54
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2022.05.23 22:34:39
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.