Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Разговаривают Гарри с Роном. Рон говорит:
- У меня две новости - хорошая и плохая. С какой начать?
- С плохой.
-Она страшная и некрасивая.
- А хорошая?
- Я поженился!

Список фандомов

Гарри Поттер[18363]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12485 авторов
- 26831 фиков
- 8443 анекдотов
- 17425 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Как мне больно...

   Глава 6
Напустив на себя деловой вид, Гермиона расхаживала по лаборатории. Десять шагов вдоль стеллажа со справочниками по зельеваренью - колонна (можно на пару секунд расслабиться), еще десять шагов мимо треноги с кипящим в котле варевом - снова колонна (можно облизнуть пересохшие губы), пять последних шагов до распахнутой двери в хранилище - поворот налево. Из котла валил густой сиреневый дым. Его клубы растворялись в воздухе, но слишком медленно для того, чтобы тот оставался прозрачным, и постепенно всю лабораторию заволокло туманом. Хвала Мерлину, дым не имел ни запаха, ни побочных влияний на организм, так что переносить его было легко... а для Гермионы даже приятно, ибо пласты тумана отделяли ее от профессора Снейпа. Не скрывали полностью, к сожалению, а всего лишь размывали контуры тела, скрадывали движения. Но даже этого было достаточно, чтобы Гермиона чувствовала себя увереннее.
Профессор Снейп педантично отщипывал одинаковые по размеру чешуйки с луковицы синего гиппеаструма. Сгорбленный над столом, перебирающий неприятно белеющими на темном фоне пальцами, он напоминал Гермионе черного кладбищенского ворона. Сходство усиливал крючковатый нос... Гермиона вдруг подумала, что если бы не этот нос, Северуса Снейпа даже можно было бы назвать привлекательным. Если бы он не зыркал на студентов откровенно ненавидящим взглядом, если бы не нагонял ужас даже на привидения, если бы хоть изредка менял похоронно-черные мантии на что-нибудь более человеческое и хотя бы иногда убирал с лица это непередаваемое постное выражение... Гм. Слишком много если.
Приближаться к нему Гермиона боялась. После разговора, который произошел между ними два дня назад, особенно. Днем он не поднялся из подземелий на обед, и Гермиона, которая к тому времени уже извелась от предположений и догадок, рискнула обратиться к профессору Макгонагалл. Что-то подсказывало ей, что Снейп не просто перебрал в новогоднюю ночь своего маггловского коньяка и мучается похмельем. Она попала пальцем в небо. Макгонагалл сухо сообщила, что зельевар у себя в лаборатории работает над очень серьезным зельем и просил никого не мешать. Даже Дамблдора. Какие еще нужны были доказательства?
В лабораторию Снейп ее пустил. Странно, правда? Пустил молча, спокойно, без тени эмоций. Просто открыл дверь еще до того, как она успела в нее постучать. И вернулся к котлу.
Она ни о чем не спрашивала. Одно то, что он позволил ей находиться в лаборатории в самом разгаре приготовления зелья, свидетельствовало о доверии. И она, как могла, старалась его оправдать. Изредка он произносил название того или иного справочника - без обращений, без предисловий, без объяснений, - и она снимала нужный том с полки и отдавала ему в руки, держась от него как можно дальше. В такие моменты сердце стучало неровно, и все тело от волнения покалывало и знобило. Кажется, эта сделка грозила выйти ей боком. Он еще даже не глянул в ее сторону, а она уже цепенеет от осознания, что ей придется... что ей предстоит... с ним... Мерлин! Воспринимай его, как доктора, который просто возьмет у тебя необычный анализ, уговаривала себя Гермиона. Что тут такого? Ничего личного. Вот только с самого начала переходного возраста все, что связано с медициной и, соответственно, врачами, приобрело в ее подсознании яркую, ничем не смываемую физиологическую окраску. Подспудные желания и страх
и обратились на людей в белых халатах - на тех, кто единственно имел право прикасаться к ее телу. Безо всякого подтекста. Подтекст возникал уже в ее голове, и он был смущающим, неприятным, стыдливым. Подтекст ей не нравился. А теперь ей не нравился этот мрачный человек с орлиным носом и черными, как угли, глазами. Не нравился куда больше обычного, потому что... волновал ее? Это Снейп-то???
У Гермионы от этого понимания даже зазвенело в ушах. Тишина оттеснила потрескивание огня под котлом, и на несколько мгновений Гермиона оглохла, пораженная собственным открытием. А ведь, правда, Снейп ее волновал. Не то, что предстояло совершить, не грядущая потеря девственности. А вот этот мужчина... Подумать только, она назвала его мужчиной! Преподаватель, всего лишь преподаватель, поправила себя Гермиона. Отвратительный, гадкий, ненавистный тип... чей мерзкий характер совершенно не мешал возникшему - не иначе как из преисподней! - любопытству и влечению. Что со мной случилось? Мерлин, что происходит???
- Мисс Грейнджер, вы оглохли или прикидываетесь?
Гермиона подскочила, едва не сбив с подставки штатив с пробирками.
- А? Простите, сэр, я задумалась, - пробормотала она испуганно. - Вы что-то сказали?
- Был бы благодарен, если бы вы прекратили нарезать вокруг меня круги, - сказал Снейп, глядя на нее в упор. - Или придется вас отсюда удалить.
- Вы не можете меня удалить, профессор. Я тоже в какой-то степени ингредиент.
Сказала - и обмерла от собственной наглости.
Снейп хмыкнул, складывая отделенные от луковицы чешуйки на весы.
- В качестве ингредиента вы понадобитесь мне только завтра утром, так что в данный момент я в вашем обществе совершенно не нуждаюсь.
- Но вы позволили мне войти, - возразила Гермиона. - Я расцениваю это как приглашение к сотрудничеству.
- Сохрани меня Господь от такого сотрудничества.
- Тогда зачем...
- Не задавайте идиотских вопросов. Просто замрите на месте. Схоронитесь за колонной. Прикиньтесь ветошью. И прекратите дышать, как загнанная лошадь, я не хочу вас ни видеть, ни слышать, понятно?
- Да, сэр, - обиделась Гермиона. - Понятно, сэр. В таком случае, я пойду к себе в комнату. Как только моя помощь понадобится, пришлите сову или домового эльфа! А лучше приходите сами.
Гордо вскинув голову, она двинулась к выходу из лаборатории. Снейп проводил ее скептическим взглядом и спокойно вернулся к подсчету чешуек.
- Сэр, - Гермиона развернулась. - Выпустите меня сейчас же. Откройте дверь.
- Ваши вопли мешают мне сосредоточиться.
- Зачем вы заперли дверь? Мне надо выйти.
Вот теперь она испугалась по-настоящему. Неужели она серьезно рассчитывала на то, что сможет еще что-то контролировать? Что в ее власти будет отказаться от своего обещания? Расторгнуть сделку? Гермиона машинально потянулась за палочкой: только посмей меня тронуть, сволочь!
- Я запер дверь, чтобы никто не сунул сюда свой любопытный нос, - объяснил Снейп, как ни в чем ни бывало. - Для профессора Дамблдора, конечно, мои охранные заклятья, как орешки, - расщелкает и не заметит. Но ему я в ближайшее время вряд ли понадоблюсь. А остальным... Вы же не хотите себя скомпрометировать?
- Нет, сэр, - выдавила Гермиона. - Вы хотите сказать, что мы... нам придется... прямо здесь?
Снейп прекратил буравить взглядом ингредиенты и недоуменно уставился на Гермиону.
- Что - здесь?
Девушка стояла, не зная, куда деть глаза.
- Одно из двух: либо вы не умеете членораздельно выражать свои мысли, либо от этих мыслей готовы провалиться сквозь землю. Как вы умудрились предложить мне свою помощь, Грейнджер, если даже думать об этом без стыда не можете? Вы что, вообще не думали, когда предлагали? А как же "обдуманное решение"?
- Вот уж не знала, что стыд - это недостаток, - раздосадовано сказала Гермиона.
- Вы сами - один сплошной недостаток, - Снейп поджал губы, глядя на нее холодно. - По вашей инициативе мы заключили сделку. Я потратил пол состояния на компоненты для зелья, половину из которых уже успел искрошить в котел. Если сейчас вы скажете, что расторгаете уговор и уходите, я буду не вправе вас удерживать. Это не тот случай, когда я могу командовать или давить на вас. Зато право высказать все, что я о вас думаю, останется за мной, и вы не выйдете отсюда до тех пор, пока все это не выслушаете. А говорить я умею долго, красноречиво, образно, метафорично...
Гермиона молчала, глядя на него исподлобья.
- Но если вы все же решитесь довести начатое до конца, попрошу не делать из меня большего ублюдка, чем я есть на самом деле. Насиловать вас никто не станет, тем более здесь. Побойтесь бога, Грейнджер.
- Тогда где? - мрачно пробормотала Гермиона.
- Моя комната. Пароль "всеэссенция". Отправляйтесь сейчас, я прикажу эльфам подать вам обед и ужин прямо туда. До моего прихода найдете, чем заняться. Моя библиотека в вашем распоряжении. Ванная тоже, если надо. Только больше, Мерлина ради, ничего не трогайте, если не хотите, чтобы вас потом искали всем преподавательским составом где-нибудь за полярным кругом, ясно? Или отскребали от стен.
Гермиона не поверила своим ушам. Получить доступ к библиотеке Снейпа??? На целый день?! О, Боже, я знала, что ты существуешь! Пусть даже это выглядит как подкуп... да, по сути, подкупом и является. Я ни за что не упущу такой шанс.
Наверное, ее глаза от предвкушения вспыхнули слишком ярко, потому что Снейп удовлетворенно усмехнулся и достал из мантии палочку. Несколько изящных пассов - и дверь тихонько приоткрылась.
- Не помрите от счастья, - предостерег Снейп. - А-то труп в комнате скомпрометирует меня даже больше, чем связь со студенткой. И не забудьте вот это, - он кивнул на аккуратно сложенную на стуле мантию-неведимку.
- Да... конечно... Я могу идти? - пролепетала Гермиона, закутываясь в прозрачную ткань.
Вместо ответа Снейп демонстративно отвернулся, снова склоняясь над своими весами, чешуйками и справочниками. Гермиона с облегчением выскользнула из лаборатории.

***

Гермиона очнулась, когда в часах на каминной полке упал последний камешек, и они, скрипнув, перевернулись на подставке. Значит, уже полночь. Гермиона потерла кулачками глаза и устало откинулась на спинку кресла. Перед ней, на столике с кривыми ножками громоздилось два десятка старинных фолиантов. Не то чтобы Гермиона планировала осилить их все до прихода Снейпа, но бегло проглядеть и до отказа забить голову информацией успела. Некоторые книги смело можно было возвращать обратно на полки, но кое-что она хотела бы выпросить себе еще хоть на пару дней.
Интересно, Снейп позволит?
Во что превратятся их отношения после сегодняшней ночи? Глупо было бы надеяться на глобальное потепление или хотя бы благодарность. Северус Снейп благодарить не умел, ибо брал от жизни и людей только то, что, по собственному мнению, заслуживал. А какая благодарность за то, что ты и так заслуживаешь? Если он решит, что больше ничего ей не должен, никакие уговоры не заставят его пойти навстречу. В ответ на скромную просьбу разрешить ей дочитать книги вполне можно схлопотать ядовитый упрек в фамильярности.
Гермиона тяжело вздохнула от этой мысли и снова заставила себя уткнуться в книгу. Глаза заслезились, веки отяжелели. Буквы на страницах расплывались, не желая складываться в знакомые, понятные слова. Гермиона раздраженно сдавила пальцами виски. Нельзя расслабляться. Нельзя отвлекаться от чтения. Иначе придется вспомнить о причинах, которые привели ее в эту комнату. И снова нахлынут волнение, неприязнь, страх...
Девушка потянулась к столику за чашкой с давно остывшим чаем.
И в этот момент в комнату вошел Северус Снейп. Заметив в кресле съежившуюся Гермиону, сухо кивнул. Произвел непонятную манипуляцию волшебной палочкой - должно быть, запечатал дверь защитным заклинанием. И скрылся в кабинете.
Гермиона посидела еще несколько минут в нерешительности, старательно собирая в кучку разбежавшиеся от испуга мысли. Ну, вот. Явился. Не конец света, конечно, и даже не финальная битва с Тем-Кого-Нельзя-Называть. Но все равно приятного мало. Гермиона взяла со столика три книги - сколько смогла унести, - и направилась вслед за Снейпом в кабинет. У нее еще есть дело, прежде чем... Надо расставить книги по полкам.
Снейпа в кабинете не оказалось. Взгляд в панике метнулся к двери спальни, но та была плотно закрыта. Уф, слава богу, входить не придется. Одним унижением меньше.
К тому моменту, как профессор появился в гостиной - без мантии и в расстегнутом сюртуке, - она успела вернуть на места все книги за исключением тех, которые у нее еще тлела надежда выпросить для домашнего прочтения.
- Одиннадцать ингредиентов добавлено, - сообщил Снейп спокойно. Отодвинул деревянную панель на стене между книжными полками и извлек из небольшого бара бутылку. Плеснул в серебряный кубок густо-янтарной жидкости и сделал крошечный глоток.
- Через шесть часов по инструкции следует добавить кровь и толченый коготь саламандры, потом снова перерыв...
- А можно мне тоже огневиски? - ляпнула Гермиона и тут же смутилась. - Не сочтите за наглость, профессор Снейп, но...
- Понимаю, - он подошел ближе, облокотился на каминную полку и прищурился. - Но ничем не могу помочь. Даже минимальное содержание спирта в крови сведет на нет все мои сегодняшние труды. Кажется, я упоминал о действии спирта на втором курсе Зельеваренья?
- Да, - хмуро согласилась Гермиона. - Жаль.
- Вас никто не держит, Грейнджер. Уходите.
- Я не понимаю, почему нельзя сделать это с кем-нибудь другим! Между прочим, у меня есть парень.
Снейп глумливо изогнул бровь.
- И вы уверены, что Уизли справится без шпаргалки?
Гермиона вспомнила печальный опыт поцелуев на Астрономической башне и ничего не ответила.
- Я, кажется, уже доводил до вашего сведения, что черная магия не терпит неточностей, - произнес Снейп и сделал очередной глоток огневиски. - То же касается и способов сбора ингредиентов. Уж вы-то хотя бы из школьного курса должны помнить, что никто не собирает пыльцу асфодела при убывающей луне, никто не сушит крапиву во время ее цветения. И кровь, полученная абы кем абы когда, тоже не годится.
- То есть, вы обязательно должны сделать это сами? Но откуда вы все это знаете? В рецепте ни словом не упоминалось о вашем непосредственном участии.
- О девственницах в рецепте тоже не упоминалось, - возразил Снейп. - Рецепты в книгах пишут для дураков, Грейнджер. Потому что большинство читателей тупы, суетливы и нетерпеливы. Непосвященные, недоучки, дилетанты, возомнившие себя великими алхимиками, зельеварами или колдунами. Эти книги доступны каждому болвану, вроде Лонгботтома, и если бы информация, содержащаяся в них, была исчерпывающей, мы бы с вами сейчас беседовали на руинах этого мира. Боевые заклинания, чудовищные проклятия, черномагические ритуалы и зелья - все это можно запросто найти в школьной библиотеке. Но использовать хоть что-нибудь из этого арсенала первому встречному в жизни не удастся. Всегда существует десяток условий. Например, вызов духа - это привилегия чистокровной ведьмы седьмого поколения и выше, совершившей не менее трех жертвенных ритуалов. Боевым заклинаниям учат в аврорате. Проклятия доступны в освоении лишь могущественному колдуну. А зелье по силам сварить лишь тому, кто хорошо изучил термино
логию и черномагические законы. Иными словами, если это зелье возьметесь варить вы, мне останется только пожалеть испорченные компоненты.
- Негласные законы, значит, - подвела итог Гермиона. - Но ведь вы сами у кого-то учились, сэр?
- Что за нездоровый блеск в глазах? - Снейп нахмурился. - Даже не надейтесь повторить мой опыт.
- Почему нет?
- В вас нет способностей к зельеваренью. Трудолюбие и маниакально обостренное внимание - это еще не все, мисс Грейнджер. Вы берете свои вершины зубрежкой, а нужен талант, нужно умение ухватить суть, почувствовать саму сердцевину науки. А в вас если что и есть, так это комплекс магглорожденной. И вечно больное самолюбие. Маловато для великих деяний. Из вас бы получился неплохой колдомедик. По крайней мере, в больнице вы могли бы самоутверждаться, сколько душе угодно, хоть по десять раз на дню.
- Это что, совет по выбору профессии?
- Не дождетесь.
- Я так и думала, - Гермиона кивнула. - А вам не хватит пить, профессор? Ваши негласные законы не предусматривают порчу зелья вследствие добычи нужного компонента по пьяной лавочке?
- Десять баллов с Гриффиндора, - скучно изрек Снейп.
- Не выйдет. Каникулы.
- Тогда я запомню.
- Неужели вам меня ни капельки не жаль?
- Мне себя самого не жаль, - Снейп поставил опустевший кубок на столик. - Где же я к вам-то жалость найду?
- Это неправильно. - Гермиона покачала головой. - Вы настолько хорошо разбираетесь в людях, сэр, что могли бы себе это позволить.
- Что - это? Пожалеть кого-нибудь? Этакое снисходительно сочувствие к сирым и убогим? Что за детские представления о жизни, Грейнджер! Глупенькие и розовенькие, как у младенца.
- А у вас, стало быть, мудрые, как у старца.
- На мудрость не претендую. А вас я, кажется, все-таки поторопился списывать в колдомедики. Если вы начнете проливать жалостливые слезы над каждой грыжей или хлюпать носом при виде сломанной руки...
- Не надо утрировать!
- Жалость порождает слабость в тех, кого вы мне так настоятельно рекомендуете пожалеть.
- Не думаю, что сильно ослабну, если вы прекратите оскорблять меня на уроках.
- Разговор переключается на мою методику преподавания? - Снейп скривился.
- Если бы вы отнеслись к Невиллу по-человечески...
- Приехали! Так и знал, что мисс вселенское сочувствие не упустит шанс влезть на любимого конька. С домовиками не вышло, так вы на Лонгботтома перекинулись?
- Вы даже не даете ему шанса! - напирала Гермиона.
- У него изначально не было шанса! - Снейп повысил голос и постучал себя пальцем по виску. - Вот здесь. Кто не может справиться с трусостью и позволяет себе быть раздолбаем, тот никогда ничему не научится вне зависимости от того, дам я шанс или нет.
- Вы еще скажите, что печетесь о его благополучии.
- Не скажу. У меня перед Лонгботтомом нет никаких обязательств.
- А перед кем есть?
- Мисс Грейнджер, - голос у Снейпа опасно завибрировал. - Вы устраиваете мне допрос? Или наивно полагаете, что что-то дает вам право требовать от меня объяснений?
Снейп слегка развел руки в стороны и пожал плечами:
- Просветите меня?
Гермиона прикусила язык.
- Нет, сэр, - выдавила она. - Просто я вас не понимаю.
- Не смел и надеяться на это, мисс Грейнджер. Ну, а теперь, когда ваше непонимание выражено в полной мере, может, вернемся к зелью? Осталось, - он бросил взгляд на часы, - пять часов и четырнадцать минут.
Гермиона вздрогнула.
- Идите в комнату, я возьму все необходимое.
- В комнату?
- В спальню, - с нескрываемым раздражением пояснил Снейп. - Не бойтесь, там нет ни цепей, ни дыбы, ни пыточных инструментов. Идите. И уменьшите как-нибудь амплитуду вашей дрожи...
- Боитесь промахнуться? - проворчала Гермиона себе под нос. Слава богу, он не услышал.
В спальне оказалось душно и темно. Горела единственная свечка на тумбочке у кровати, тускло освещая тяжелый бархатный полог неразличимого в темноте цвета, изящные арочные своды высокого потолка и каменные панели на стенах, украшенные узорами и инкрустированные кусочками чего-то мерцающего. Гермиона подошла ближе, прищурилась, провела рукой по высеченной на камне картинке. Мрачно, но красиво, и эти вставки... перламутр? Вот это да! Из мебели в комнате стояли два кресла и платяной шкаф. Завершала картину еще одна дверь, судя по всему в ванную комнату.
Не переставая оглядываться, Гермиона стянула с плеч мантию. В жизни бы не подумала, что в подземельях может быть так жарко. Дрожь не проходила, усиливая и без того неприятные ощущения.
Так, хватит трястись, возьми себя в руки. Ну, не съест же он тебя, в конце концов! Она боязливо отодвинула полог и присела на краешек кровати. Не слишком-то мягко, и никаких излишеств. Подушка и та одна. Она сбросила туфли. Стянула с ног колготки и торопливо затолкала их в карман мантии. Подумать только, она сидит на кровати слизеринского декана и готовится раздвинуть перед ним ноги! На последнюю мысль низ живота отозвался коротким спазмом, словно в нем раскрылся бездонный колодец, и все внутренности ухнули вниз. Гермиону передернуло. Потирая друг о дружку голые ноги, она провела рукой по одеялу, замерла, принюхалась. Все верно, знакомый горьковатый аромат. В последнее время, находясь рядом с профессором, она ощущала его особенно четко, и кажется, смогла бы выделить из сотен посторонних запахов. Пугающий, нервирующий...
Дверь бесшумно отворилась, впуская Снейпа, и Гермиона не посмела поднять на него глаза. Так и сидела, сжав коленки и напряженно следя за его ботинками. Он подошел и поставил что-то на столик у кровати. Она не шевелилась.
- Готовы? - Снейп отбросил сюртук в кресло. Она медленно подняла голову, борясь с чудовищным смущением. Щеки вспыхнули, когда взгляд упал на стоящего перед ней мужчину. По-прежнему хладнокровный, уравновешенный, он смотрел на нее непроницаемыми черными глазами, неторопливо расстегивая манжеты на рубашке. Неухоженные волосы растрепались, бросая на лицо глубокие тени, морщинки возле губ проступили отчетливее, словно безмолвное, но красноречивое напоминание о серьезной разнице в возрасте.
- Готова, - голос Гермионе отказал, и слово скорее прохрипело, чем прозвучало.
- Разденетесь сами или предоставите сию честь мне?
- Сама.
Она встала. Сгорая от стыда, потянула вниз юбку вместе с трусиками. Хорошо, что блузка оказалась длинной и прикрыла почти до середины бедер. На Снейпа старалась не смотреть. Подозревала только, что смотреть на него теперь не сможет очень долго. До самого окончания школы. Но о том, что ей придется выдержать еще целый семестр, лучше было не думать. И без того на душе кошки скребли.
- Мисс Грейнджер.
Голос прозвучал мягко, на удивление успокаивающе. Гермиона затаила дыхание. Глаза резало от подступивших слез, но она сильная, она не даст слезам пролиться. Только не сейчас... Мужчина подошел вплотную, коснулся пальцами ее подбородка, и ее снова окутало знакомым запахом. Только теперь к нему примешивалось что-то еще, яркое и волнующее. Очень похоже пахло от Гарри, когда они вдвоем пробирались по коридорам Хогвартса под мантией-неведимкой. А от Рона - никогда. И что это значило? Что ей нравился Гарри? Или Снейп? Или оба сразу? Мысли неслись вскачь, Гермиона с трудом различала сквозь их поток взволнованный голос профессора Снейпа. Кажется, его тоже покинула его всегдашняя самоуверенность.
- ... это не займет и пяти минут.
- Погасите свет, - попросила она почти жалобно. - Пожалуйста, сэр.
- Вы прекрасно знаете, что свет мне понадобится.
- Тогда давайте покончим с этим. Я хочу спать. Может, после того, как вы сварите свое зелье, я, наконец, смогу заснуть спокойно?
- Вы плохо спите?
- Ужасно. Мне лечь?
- Лучше сядьте. И вот еще что.
Он вдруг резко развернулся и отошел к шкафу. Гермиона потрясла головой, приходя в себя.
- Закройте глаза.
- Зачем?
- Не заставляйте меня повторять дважды. Ну?
Предчувствуя неладное, она повиновалась... И тут же почувствовала, как на лицо ей легла плотная шерстяная повязка. Шарф! Он завязывает ей глаза шарфом. Гермиона протестующе дернулась, но вдруг оказалась в настойчивых, крепких объятиях.
- Ш-ш-ш, без лишних нервов, мисс Грейнджер, - он отвел ее руки от лица. - Вот так лучше. Не туго? Видите что-нибудь?
Она беспомощно помотала головой. Ну и положеньице. Дурдом на выезде. Впрочем, когда он помог ей сесть на кровать, Гермиона вдруг подумала, что начинает понимать страусов. Повязка избавила ее от необходимости смотреть в глаза этому человеку и вселяла странное чувство защищенности. Как будто теперь с ней не могло произойти ничего дурного. Он ведь ее не обидит, верно? Не сделает больно? Не унизит больше, чем она сама себя уже унизила?
Шорох ткани - и Гермиона обнаружила, что в ней просыпается нервное любопытство. Если бы она сейчас могла открыть глаза и захихикать от подсмотренного зрелища... например, какого цвета у Снейпа трусы? За такую информацию гриффиндорцы поставили бы ей памятник. Правда, как бы она умудрилась объяснить, откуда все это знает?
- Вы сотрете мне память, сэр? - спросила она, чтобы хоть как-то заполнить гнетущее молчание.
- А должен? Это запрещено.
Какой необычный у него, оказывается, голос. Глубокий, сочный, низкий... Пронимает до костей. Не зря первоклашки боятся.
- А слизеринцы часто обходят стороной все, что запрещено? Я думала, репутация для вас важнее школьных правил.
- Репутация не пострадает, если вы будете молчать, мисс Грейнджер. А вы будете, уж я постараюсь.
Она хотела выразить сомнение в том, что ему удастся заткнуть ей рот. Но в этот момент почувствовала, как он расстегивает пуговки на ее блузке. Осторожно, не касаясь кожи, одну за другой. Во рту мгновенно пересохло.
- Это необходимо? - Резко поинтересовалась она.
- Подскажите другой способ заставить вас расслабиться?
- А зачем? Я думала, вы просто...
Она почти увидела, как он закатывает глаза с гримасой вселенской усталости на лице. Каждая черточка проступила перед мысленным взором так отчетливо, как будто она действительно глядела на него в упор. Как он поджимает губы, как смотрит сверху вниз, предпочитая скашивать глаза вместо того, чтобы опускать голову. Минимум эмоций на некрасивом лице. Черные волосы, черные брови, черные глаза...
- Если вы не расслабитесь, мне придется вас изнасиловать, - прошептали его губы совсем рядом. - Не хотелось бы...
- Я... попробую, - пообещала Гермиона.
Он подцепил края блузки и развел их в стороны, и Гермиона конвульсивно стиснула коленки. Мерлин, он смотрит на нее сейчас, а она даже не может видеть его лица! Что оно выражает? Неприязнь? Снисхождение? Интерес? Или свое обычное пренебрежительное ничто? Ответ ее ошеломил. Обострившийся из-за вынужденной слепоты слух уловил долгий выдох, и вслед за ним - сбившееся, хрипловатое дыхание. Гермиона неосознанно облизнула губы, отчетливо понимая, что вызывает в своем преподавателе самые недвусмысленные эмоции. Она сидела перед ним в распахнутой блузке и без трусиков, - девочка без лица, которую никакие школьные правила не мешают хотеть...
Он притянул ее за талию на самый край постели, заставляя раздвинуть ноги. Гермиона в смятении попыталась отползти назад, беспомощным жестом выставила перед собой руки в инстинктивной попытке оттолкнуть, но хватка у него и впрямь была железная. Мягкая, да, осторожная, но непреклонная.
- Будете сопротивляться, сниму шарф и включу свет, - пообещал Северус. - Ясно?
- Вы не посмеете, - выдохнула Гермиона.
- Проверим?
- Нет... не надо.
- Тогда раздвиньте ноги и... - его голос неожиданно сорвался. - Да ну вас к Мерлину с вашей стыдливостью, Грейнджер! Вам впору в песочнице куличики лепить, а не женщину из себя строить! Мы такими темпами до завтрашнего вечера колупаться будем.
- Что? - Гермиона похолодела. Что он собирается делать? Уйти? Выгнать ее?
- Профессор, я... простите... но ведь я...
- Маленькая косноязычная дурочка. Не хотите по-хорошему, будем по-плохому. Посмотрим, что вы вот на это скажете?
Одним резким движением он стащил ее с кровати и усадил себе на колени. Деревянное перекрытие под перекосившимся матрацем больно врезалось в спину, грубая ткань брюк прошлась по нежной коже между бедер, и в довершение ко всему металлическая пряжка ремня оцарапала ногу. Гермиона вскрикнула от испуга, но не смогла и пошевелиться. Он держал ее крепко, прижимая к кровати всем телом. Руки скользнули выше, стягивая с плеч лямки лифчика вместе с блузкой, и Гермиона не успела ни возмутиться, ни вырваться. Задохнулась от внезапного прикосновения его ладоней к обнаженной груди. Запрокинула голову, забыв о смущении, когда эти ладони двинулись вверх, поглаживая ее плечи и шею, а затем снова вниз, к мягким соскам...
Это было... пожалуй, приятно. Необычно. Волнующе. Он продолжал ласкать ее медленными, умелыми движениями, и, в конце концов, она обмякла, подчиняясь этим уверенным рукам. Откинулась на кровать и с удовольствием потянулась. Тело охватила странная истома, захотелось мурлыкать, и Гермиона, улыбнувшись, с истинно кошачьим наслаждением выгнулась навстречу нежным прикосновениям. Потом, чуть осмелев, позволила своим ладошкам погладить его предплечья, отмечая про себя напряженные изгибы мышц. Подумать только! Главный слизеринский ублюдок прикасается к ее груди, а она в ответ лишь бесстыдно просит еще... и еще... и еще...
- Нравится? - прошептал Северус.
Перед глазами тут же всплыла его фирменная мерзкая ухмылка. Плевать. Пусть хоть захлебнется своим ядом, лишь бы эта сладостная пытка не прекращалась.
- Да-а-а, - промурлыкала Гермиона.
Одна рука неожиданно сорвалась и нырнула в ямку между ее бедер, а потом... Дезориентированная, разнеженная Гермиона успела ощутить лишь какое-то скользкое касание, и в следующий миг в нее вторглось что-то твердое, обдирающее кожу и жгучее, как каленое железо. Сильный, жестокий толчок - и из глаз брызнули слезы, дыхание перехватило. Боль скрутила внутренности до тошноты. Крик застрял в горле, и сил хватило лишь на то, чтобы трепыхнуться и затихнуть, кусая губы и глотая рыдания. Она чувствовала себя преданной, использованной. Зачем он так? Неужели нельзя было медленно и осторожно?
Он отодвинулся, но боли не стало меньше. Гермиона уже не чувствовала его касаний, не соображала, что он делает там со своими стекляшками и пробирками. Все ее внимание заострилось на монотонном жжении между ног.
- Мисс Грейнджер?
Отвали, козел.
- Мисс Грейнджер.
- Вы закончили? - спросила она отстранено. Ледяной голос царапался, как битое стекло.
Молчание в ответ.
- Я могу одеваться и идти?
Снова молчание.
- Профессор Снейп, если вам от меня больше ничего не нужно, я бы хотела уйти к себе.
Напьюсь и свалюсь замертво. Это еще хуже, чем слюнявые поцелуи с Роном. В тысячу раз хуже!
- Ну почему всегда я, - проворчал Снейп с прорезавшейся досадой. - Чертов мальчик для битья.
- Что?
- Я с вами еще не закончил, Грейнджер.
- То есть? - Гермиона изумленно подняла голову и уставилась туда, где по ее расчетам должно было находиться его лицо. - Как это не закончили? А что тогда это было? Разминка? Или вы на самом деле собираетесь меня... - она поперхнулась и продолжила с внезапной злостью, - изнасиловать? Это что, тоже входит в ваше дурацкие негласные законы? А придушить меня в конце, случаем, не входит? Расчленить и закопать в полнолуние под Гремучей ивой?
- Да замолчи ты, дурочка бестолковая, - он легонько встряхнул ее за плечи.
Гермиона поморщилась. Только синяков не хватало. Потянулась к повязке на глазах...
Снейп вдруг перехватил ее руку, мягко отвел в сторону:
- Тс-с-с.
И воспользовался ее растерянностью, чтобы приподнять ее со своих коленей и посадить обратно на край постели.
- Что вы... - начала Гермиона.
Он не дал ей договорить, прижав пальцы к ее губам.
Гермиона напряглась, но не отстранилась. Может, он еще не закончил со своим... ингредиентом? Тогда это плохо, потому что боль и обида уже успели притупиться, а вместе с ним постепенно испарялось и безразличие. И теперь ее, мягко говоря, тяготила собственная вызывающая, развратная поза. Если он сейчас начнет ковыряться в...
Гермиона резко стиснула колени - и вдруг встретила уверенное сопротивление. Мужчина придержал ее ноги, развел их еще шире, и она ощутила на своем животе его горячее дыхание.
- Профессор? - прошептала Гермиона, холодея. - Мерлин, что вы делаете?!
- Не знаю, кому от этого станет лучше, - проговорил Северус дрогнувшим голосом. - Вы знаете, что такое совесть, мисс Грейнджер?
- Да... конечно...
- Тогда вы поймете... почему я... не могу иначе...
Его голос окончательно сорвался, потонул в другом странном звуке: полувздохе, полустоне, - а потом мысли у Гермионы поплыли, растворяясь в ощущениях. Он обхватил ее руками, совсем как несколько минут назад, только на этот раз в них не было нежности. Было что-то другое, пугающее и влекущее одновременно. Она больше не была испуганным котенком, которого он гладил в попытке вызвать доверие. Она была воском в его руках, медленно разогревающемся на огне жадных прикосновений. Ошарашенная настолько, что в первую минуту даже не шелохнулась, Гермиона часто задышала, и новый возглас протеста застрял в горле. Его ладони скользнули вниз, накрывая бедра, пальцы раздвинули ее складочки, и что-то влажное, мягкое, невыносимо горячее приникло к самому сокровенному местечку на ее теле.
Стыд отбойным молотком ударил в голову.
- Не надо! Перестаньте! - в смятении, близком к истерике, захныкала Гермиона, отталкивая его голову. - Вы не можете... я не могу... я... аххх...
Он и не думал прекращать. Заскользил языком по нежной плоти, с каждым разом продвигаясь чуть дальше, проникая чуть глубже, постанывая чуть громче. Гермиона продолжала неуверенно отпихивать его, но мир вокруг нее утратил стабильность, зашатался, балансируя на краю пропасти. Мир расплывался и набухал перед глазами цветными кляксами - оранжевыми крапинками удовольствия, льдисто-синими всполохами страха, огненными вспышками желания. Гермиона изогнулась, и ее рука, до сих пор пытавшаяся избавиться от этого кошмарного наваждения между ног, вдруг запустила тонкие пальчики в его волосы. С губ слетел требовательный, протяжный стон, бедра бесстыдно раздвинулись шире, голова запрокинулась, и каштановые волосы разметались по одеялу. Боже, какой невыносимый, жуткий разврат! Ее била дрожь стыда, и возбуждения, и сладострастия. Все это вместе превращалось в какой-то крепкий, дурманящий коктейль, и она захлебывалась им так же, как Северус захлебывался ее влажным, тесным жаром, ее нежностью,
ее невинной женственностью... и собственной болью. Он дотронулся до нее рукой - она словно ждала этого. Конвульсивно дернулась навстречу, разом насаживаясь на мокрые от ее влаги мужские пальцы, и они нетерпеливо проникли глубже, сгибаясь, лаская ее изнутри. Выскользнули - и снова погрузились внутрь, имитируя толчки полового акта. Язык надавил на нежный розовый бугорок, еще раз, и еще, пока ее бесконтрольные стоны не заглушили скрип кровати и его собственное тяжелое, загнанное дыхание.
- Северус...
Имя сорвалось с губ само собой чем-то глубинно-интимным, заключающим в себе прозрение, и признание, и безумное наслаждение, и бесконечную благодарность. И еще много-много всего - целый мир, целую вселенную. Он ощутил, как гладкие мышцы конвульсивно сжимаются вокруг его пальцев, и она содрогается в остром, долгом оргазме, точно в бреду, раз за разом выкрикивая его имя.
Это было уже слишком. Это было невыносимо. Незаслуженно. Непредвиденно. Это была пытка, держать в руках ее гибкое, юное тело и знать, что каждое прикосновение, каждая ласка им украдены.
Год за годом одна и та же добровольная пытка жесткими рамками лишений, страданий, терпения и одиночества. Год за годом - безжалостное вытеснение любых, даже самых примитивных, самых безобидных чувств и желаний. Год за годом - неукоснительное следование собственному кодексу выживания. Шаг влево, шаг вправо - проклятие. Он не оступался, он видел в жизни столько мерзостей, что многие сошли бы с ума, вздумай он показать им хоть ничтожную долю своего прошлого. Он жил этим прошлым, таская в душе чудовищный груз воспоминаний, вины и боли, но он не жаловался, ибо свято верил, что заслужил все, что имел, - от холодной пустоты внутри и до звания первого ублюдка в Хогвартсе.
Но вот этого безудержного крика на пике наслаждения он не заслуживал. Он не мог сорваться. Не мог пойти против собственной установки. Это не он. Точно не он. Наверное, поэтому так сдавило грудь - ни вдохнуть, ни выдохнуть. Поэтому что-то холодное, окаменевшее ворочается в груди, стучась о ребра. Поэтому внутри нарастает паника - такая, которая бывает, когда рушатся старательно, годами, титаническими усилиями возведенные барьеры между личностью и миром. Вот-вот поползет трещина, и засочится болью, страхом, неуверенностью...
Сдерживая из последних сил черное, смертельное отчаяние, Северус Снейп уткнулся лицом в живот лежащей перед ним девушки и сдавленно, глухо, бесприютно завыл. Только не это. Только не жалость...
Минута слабости. Слишком часто он в последнее время поддается на провокации. Слишком необдуманно. Надо взять себя в руки. Надо стиснуть зубы и пережить. Просто пережить этот... темноволосый, нежный, взбалмошный и бесконечно глупый кошмар в его кровати. Просто выкинуть из головы. Взять шпатель и замазать трещину цементом. Что поделать, такова участь всех трещин.
Гермиона тихонько застонала, переворачиваясь на постели. Она чувствовала себя мертвой. Выжатой досуха. Растерянной. Мозг отказывался думать о том, что только что произошло, а тело засыпало. Ослабевшая, разбитая, Гермиона стянула с глаз шерстяную повязку. Она была не готова встретиться взглядом с человеком, которого до сего момента ненавидела, ей требовалось время, чтобы осмыслить и просчитать последствия. Почему он не остановился? Зачем он довел ее до разрядки? Что помешало ему просто встать и уйти, взяв кровь для зелья? И как... Мерлин, как после всего этого смотреть ему в глаза, не сгорая от стыда и не проваливаясь в Тартар?
Но, похоже, его мучили те же сомнения и вопросы. Если Снейпа вообще может что-то мучить, конечно. Гермиона обвела мутным взглядом комнату.
Никого.
Что ж... он успел сбежать... Похоже, он умудрился спасти самое идиотское положение, в какое она когда-либо попадала. И не желая искушать судьбу, Гермиона быстро, насколько позволяло превратившееся в кисель тело, натянула на себя одежду, завернулась в мантию-неведимку и, шатаясь, выбралась из комнат слизеринского декана.
Она подумает обо всем завтра, а сейчас - спать.


просмотреть/оставить комментарии [94]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.17 17:45:43
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.11.13 00:23:07
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [234] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 23:15:15
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.28 17:37:06
Слизеринские истории [139] (Гарри Поттер)


2018.10.28 10:19:07
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.