Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Издевательство по-слизерински - вместо портрета Полной Дамы поставить портрет Северуса Снейпа, а паролем сделать какое-нибудь нецензурное выражение...

Список фандомов

Гарри Поттер[18294]
Оригинальные произведения[1170]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[447]
Блич[260]
Звездный Путь[248]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12401 авторов
- 26894 фиков
- 8483 анекдотов
- 17154 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 16 К оглавлениюГлава 18 >>


  Кrom fendere, или Опасные гастроли

   Глава 17. Жара
17-1


Самая жара бывает не в полдень. В двенадцать солнце ещё только раскочегаривается, набирает обороты, но так быстро и мощно, что понятно: часа через три начнётся настоящее пекло. И даже вечно свободный океан замрёт, скованный рябью бликов, не в силах вдохнуть полной грудью расплавленный воздух, тяжело прижимающий к земле всё живое. На этом фоне лёгкая ненавязчивая прохлада надвигающегося вечера кажется истинным спасением, а первые свежие касания ветра вызывают озноб: к таким контрастам англичанам трудно привыкнуть за две недели.

Гарри докурил на террасе, разглядывая гавань, переполненную яхтами всех возможных калибров, и направился к машине, что была неуклюже, одним колесом на газоне, припаркована поперёк дорожки. Надо бы поинтересоваться, чего там Джеймс мудрит, куда исчезает. Но, с одной стороны, времени сейчас нет, а с другой... Если парень познакомился с какой-то милой девушкой, то пусть погуляет спокойно. Курорт есть курорт. Ничего плохого Джеймс не совершит, когда же развлекаться, если не в девятнадцать? У самого Гарри и всех его друзей была не особо безмятежная юность, пусть хоть дети на полную катушку радуются жизни. Альбус, вон, говорит, что влюбился. И про гейство своё забыл. Забавно так. Может, несерьёзно это всё — и пусть. Главное, что он счастлив. А Джеймс в последнее время всё один был, постоянных подружек не наблюдалось. Наверное, здесь, в Калифорнии, навёрстывает. Вот и отлично! Хорошо хоть Лили немного отстала со своими танцами, пляжем и экскурсиями — можно передохнуть и заняться личной жизнью.

— Ты на свидание?

— Ага, — Гарри, задумавшийся и не заметивший подошедшей дочери, ответил на автомате. Та одобрительно закивала.

— Она красивая?

— Кто?

— Пап, не тупи. Та, с кем ты встречаешься, красивая?

— Она... то есть... я... С чего ты решила, что у меня свидание?

— Правильно мама говорила: самое слабое место мужчины — голова. Ты себя в зеркале не видел, что ли, па? В таком виде только на свидания ходят. И у тебя лицо такое влюблённое-привлюблённое. Ох! — Лилища картинно всплеснула руками. — Познакомишь меня со своей девушкой? Надеюсь, она не очень старенькая?

— Лили! Лили Поттер! — Гарри побагровел.

— Я к тому, что не откажусь от подружки. И вообще, имей в виду: у тебя очень современные дети, не капризные, не эгоистичные и всё понимающие. Тебе с нами повезло: мы хотим тебе счастья. — Дочка говорила совершенно серьёзно, и только бесенята в её прищуренных на закатном солнце глазах выдавали озорство.

— Да, я знаю, — вздохнул Гарри и повернул ключ в замке зажигания. — Я самый везучий отец на свете. Завтра расскажешь, чего набедокурила и почему такая заботливая и понимающая. Сейчас куда намылилась?

— В кафе с Милдред и Бонни, а то дома есть нечего.

— Как это? Джей тонну жрачки привез, я чек видел на кухне; правда, не вникал, но там на 800 баксов едищи...

— Так всё гнилое и кислое. — Лили вздохнула. — Наверное, на распродаже брал... или... — она закатила глаза, явно фантазируя и сама веря, — или на свалке еще бывает очень много всякого просроченного, или Джея кто-то обокрал, а он стесняется рассказать, вот и привез, что подвернулось, чтобы имидж не терять. У Суслика чуть понос не случился от бананового молока, а могло быть и хуже...

— Не придумывай. — Гарри ничего не понял и решил, что Лили просто заговаривает ему зубы. — Завтра поговорим. И серьёзно!

— Завтра? А... ночью, значит, тебя не будет?

Хитрость рыжей подлизы не удалась: Гарри догадался, что дочка что-то затевает на вечер, что-то не вполне «законное», и собирается воспользоваться его отсутствием.

— Чтобы в полночь все были дома! И ты — особенно! И дома — это значит именно в доме, внутри, а не в его окрестностях. — Строгий папаша Поттер не удостоил наследницу даже взглядом; Роллс-Ройс, тихо шурша шинами, тронулся по дорожке к воротам.

Гарри пытался поймать отражение своего лица в зеркале: «Неужели и правда влюблённое? О, чёрт!»


* * *
По дороге к мотелю он думал. Было о чём. Дети, Бруствер — эти мысли промелькнули первыми страницами рукописной книги его ежедневных насущных забот. Отметил глазами — и пролистнул. Дальше шли незаполненные страницы. Пустые. И лишь очень внимательный взгляд мог разглядеть на них следы скрытых записей — тайнопись. Тайнопись его будущего, уже крепко зацепившегося за настоящее. Если знать способы чтения — то прочитаешь, что ждёт впереди, что делать, куда идти, чтобы совершать меньше ошибок и не причинять любимым людям страданий; нет — значит, так и останешься в неведении. И лишь одно слово было написано на этих чистых страницах чётко и понятно: «Скорпиус»...

Гарри снова захлестнуло недавнее желание: уехать со Скорпи куда-нибудь далеко, и жить. Долго и счастливо. Вдвоём, только вдвоём, и чтобы вокруг на сотни миль — никого. Природа, небо, крыша и очаг. Достаточно. Налюбоваться любимым мальчиком, рассмотреть его всего, запомнить каждую родинку, каждый волосок, каждую складочку, пересчитать все ресницы, гладить его вдоволь, целовать досыта, надышаться им, наговориться, наконец, до упада, налюбиться до изнеможения. Узнать — расспросить у него всё, узнать — отведать его всего... Но Гарри понимал, что эти фантазии неосуществимы. Надо жить здесь и сейчас. Не прятаться от мира людей, и не воевать с ним, а перестраивать под себя. Под свою любовь... Приучать Скорпиуса Малфоя к тому, что он отныне не одинок, что его сильно любят (не только бабушка и друзья), и что эта любовь — не пустой звук, не набор слов, не лозунг и не буквы на бумаге. И даже не крышесносный секс. Любовь — это действия, внимание, забота, нежность, это два сердца, бьющиеся, как одно. Любовь — когда живёшь для того, кого любишь... Приучить и Скорпиуса, и самого себя к этому новому состоянию вселенной. Приручить. А для этого нужно, в первую очередь, общаться, не расставаться, не отпускать, не прятаться за рутиной и неотложными заботами, за своими страхами... Очень сложно.

Очень сложно, думал Гарри, паркуясь возле «Даун Велле». К администратору он даже не собирался идти, вообще не вышел из машины, остался за рулём, поглядывая на улицу — туда, откуда должен был появиться Сольвай... Без десяти семь. Опоздает? Придёт ли вообще?

Гарри было полезно думать, хоть иногда, и он это прекрасно знал. Вот и сейчас отчётливо понял, что необходимо найти какой-то особый подход в общении с Сольваем. Потому что воспринимать юношу, как любовника, просто не получалось, но и хотелось его нестерпимо. Гарри в этом состоянии чувствовал себя неуютно, нервничал, безадресно злился. А безадресно злящийся Гарри Поттер — это реальная опасность и для окружающих, и для самого себя! Стало быть, надо прямо-таки вдавить поток его чувств к Сольваю в самого Сольвая. Стать тому чем-то по-настоящему нужным. А для начала научиться спокойно с ним разговаривать и естественно себя вести. Ну, и не давать парню скучать...

И скрывать от него много чего? Тот же дневник, истинное положение дел с Холодным сердцем? А «война с Бруствером», в неё тоже не посвящать? Начинать отношения со лжи?

Например, вернуть Саю диктофон и сделать вид, что не слушал запись? Знать, как он мучается от якобы реального проклятия отца, и ничего не объяснить? Рассказать про встречу с Драко? Нет, Гарри пока не готов к решению этих задач. Только не сегодня, не в этот вечер. Тем более, что вон, из такси выбирается беленький паренёк... Все мысли в голове Гарри Поттера поджали хвосты и забились в самый дальний угол, все, кроме одной: «Приехал! Приехал мой любимый мальчик...»

Не заметить сияющий Гиперион было просто невозможно, и Сай направился прямиком к нему. Гарри открыл дверцу со стороны пассажира. И снова почувствовал себя неловко. Глупости какие-то: подумал, что надо бы поцеловать Сая? Или не надо? А что сказать?

— Давно не виделись! — Открыто улыбнулся тот, устраиваясь на сидении. — Снова облом? — Кивнул он в сторону здания мотеля. — Или есть предложения поинтереснее?

— Есть. — Гарри придал лицу выражение многозначительности и завёл мотор.

— Сегодня куда, на Марс?

— Нет, на заправку, а потом в сауну... То есть в русскую баню.

— Гарри, ты ошизел? — Сай рассмеялся и закашлялся. — Что-то у нас каждое свидание с помывки начинается — традиция? Или я выгляжу для вас, господин аврор, слишком грязным?

— Не пойму, ты всерьез злишься? Не ехидничай, лечить тебя буду. Тут кудесник один, лучше колдомедиков хвори выбивает. Как чувствуешь себя?

— Теперь уже боюсь отвечать.

— Выглядишь хорошо, но наверняка на зельях?

— Сложно встречаться с аврором. Вам небось за проницательность доплачивают? Но я правда в норме, и вообще крепкий.

— Я заметил, — позволил себе Гарри бросить на Сая двусмысленный и совершенно нецеломудренный взгляд. «Встречаться» ему очень понравилось. Прям как неопытному мальчишке... Захотелось расправить плечи, приосаниться, а ещё в паху оживились тёплые, даже жаркие ощущения...

— То есть спать с тобой мы не будем? — Сай сложил руки на груди, сам не зная, что он предпочитает, интересное свидание (кстати, по сути, второе в его жизни — и оба раза с Поттером!) или интим, но на всякий случай нахмурился. — Не стоит на меня?

— Стоит, ещё как. Увидишь.

Гиперион резко завернул на автозаправку, Сай даже ударился рукой о дверцу.

Гарри вышел из машины и направился к кассе, а Сай недовольно потирал плечо и кусал губы: или Поттер водит его за нос, правда, непонятно, зачем, или... любит, что ли? Не соврал?..

Отойдя в сторонку, загадочно улыбаясь Сольваю («Тоже мне, лев-соблазнитель, барышню нашёл, глазки строит!»), Гарри поговорил по мобильнику и вернулся к машине, зайдя со стороны пассажира. Наклонился и, обняв одной рукой Сольвая за голову, а другой — за плечо, впился в его губы.

— Так, Сай? — спросил тихо. И снова поцеловал.

У Сольвая вспотели ладони, и по спине побежала предательски щекотная струйка пота. Но он мужественно не оторвался от гарриных губ.

Вокруг, в сумерках, окружавших плотным чёрным кольцом ярко освещённую площадку заправки, зажигались фонари; гудела автострада, мигая огоньками фар; шумели высохшими за лето листьями деревья; стрекотали... В общем кто-то стрекотал... Под неживым светом петрол стейшн целовались двое...

А кого в Калифорнии таким удивишь? Подумаешь, мужики или девки... «Селебрити небось! — Мальчишка в синем комбинезоне "Шелл" оперся на кассовый аппарат и подчёркнуто равнодушно сложил руки на груди. — Суки богатые... Эх, сейчас бы закурить».

Когда Поттер садился на своё водительское место, Сай протяжно выдохнул и украдкой вытер лоб рукавом. Глупо как-то думать, что так клёво он никогда и ни с кем ещё не целовался. Но думалось именно это.

Роскошный диковинный автомобиль взвыл движком, рванул с места и скрылся за поворотом... Наступала ночь.

— Так что насчёт переспать? — Сольвай специально наклонял голову в сторону, чтобы ветер трепал его волосы. Так, ему казалось, он уж точно выглядел не растерянным дворовым щенком, нашедшим хозяина и боящимся поверить в своё счастье, а опытным мужчиной, которого всякими финтифлюшками-поцелуйчиками не удивишь, а подавай крепкий член, яйца побольше и такую деловую еблю, можно без смазки. Романтика — для пупсиков, а крутые геи знают, что, куда и зачем. — Я не понял, банья — это для групповушки? Может, мы того, для начала вдвоём попробуем? Целоваться ты умеешь, а про остальное я не понял. Или опять будем на звёзды любоваться?

— А тебе на звёзды не понравилось?

— Понравилось, но хочется чего-то конкретнее. — Взгляд Сольвая с прищуром время от времени как-бы мимолётно скользил по фигуре Поттера, намеренно задерживаясь на самых интересных местах.

«Ах ты, провокатор белобрысый! Я же так, блядь, в столб впилюсь! — подумал Гарри. — Неужели не видишь, сексуальный подзуживатель, что едва сдерживаюсь? Крышу снесёт — завалю прямо в машине, на обочине, понравится?»

Гарри посмотрел на Сая — тот утвердительно кивнул. Конечно, мыслей Поттера он читать не мог, легилименцией тут и не пахло, но такое совпадение не добавило Гарри самообладания. Он знал, что любить — это вообще непростое занятие, но что оно настолько изматывает — даже не подозревал.

— Ты считаешь, что чувства надо доказывать в постели? Боишься, что не понравится или что сам не понравишься? — Гарри не был искренен, еле сдерживал основной инстинкт... этакий взрывоопасный фирменный «коктейль Поттера»: из любви, желания, люста, разочарования и почти физической боли, сдобренной нежностью и дурацкой радостью... Глупо, но здорово. Однако разводиться на саевы комплексы-уловки-подстрекания он был категорически не намерен.

— То есть у нас будет духовная связь? Мило, — хмыкнул тот.

— У тебя же голова и горло болит? Чего ерепенишься? Крутизну пригаси. — Гарри посмотрел на него спокойно, без вызова, но не сдержал усмешки. — Щас тебя живо расслабят, до ора. Тебе же надо уже послезавтра концерт отыграть?

— Отработать, мы на сцене не играем, — сделал Сай солидное замечание.

— Не суть. А еще всякие встречи, так? И не груби! — Гарри предупредил реплику Сая, уже открывшего рот для колкости. — Я знаю, что делаю. — Сольвай демонстративно закатил глаза, но Поттер сделал вид, что не заметил. — Нам надо поговорить, о важном, — продолжил он, как если бы разговаривал с давним другом или коллегой, — и не только об отношениях. Всё сложно. Но это я не о тебе. За мной следят. Так уж вышло, что я ввязался в войнушку, конечно, подстраховался, но всё равно писать себе на лбу: «Я люблю Сольвая Сванхиля!» не намерен. За всем «моим кругом» приглядывают, я сегодня топтуна заметил, а может и хуже. Парень, что тут убираться на виллу ходит, Оборотку пил... Дети у меня серьёзно защищены, а вот ты...

Сай даже не стал переспрашивать, не шутит ли Поттер: сразу поверил, что тот говорит правду и, скорее всего, многое недоговаривает и смягчает тему.

Но молчать было тягостно. Какое Саю дело до поттеровских проблем! В смысле, неужели Поттер думает, что он испугается этих проблем? Если бы ему был нужен благополучный папик, то таковой уже десять раз нашёлся бы!

— А у меня, знаешь, дневник украли, старенький... может, заговор? — Сай улыбнулся. Почему-то виновато.

Гарри склонил голову и уставился на руль.

— Что за дневник, компрометирующее что-то в нем было?

— Про тебя ничего, не трусь.

— Скорпи. Я не шучу.

— Да? Жаль, весьма бодрило. Ладно, извини.

Дальше они ехали молча. Гарри не подавал виду, но злился на себя за то, что не может нормально разговаривать со Скорпи, а тот, беспечно вертясь, разглядывая вечерние придорожные красоты, проклинал себя, глупого мальчишку, не способного и двух слов сказать в простоте душевной взрослому мужчине, у которого помимо всего прочего есть нешуточные проблемы.

У Сая в голове зазвучали быстрые такие, как проносящиеся мимо картинки, слова... Он их не придумывал, даже не проговаривал — они думались сами, вёрткие, будто заворачивающиеся в спирали выхлопы мчащихся по шоссе машин, жаркие как оладушки... нелогично! Голова гудела, а мысли прыгали поскакунчиками, жужжали тоненькими голосами то ближе, то дальше... Ж-ж-жара... ж-ж-жар-р-ра... Пляж-ж-жи, пляж-ж-ж-жы-жы-жы...

Пляжи печёт сковородка рассвета,

Круглые зонтики цветом рябят,

Полной кастрюлькой булькает лето,

Маслом кипящим залит закат.

Жарко под окнами ветер вздыхает,

Потные волны солёны на вкус,

Жарко меня, как во сне, обнимают

Щупальца мерзких простудных медуз.

Плавится тело и в горле — Сахара,

Красное солнце, а в сердце — озноб...

И каруселью как в Левене старой,

Лето любовью стреляет мне в лоб!


«Вот уж я поэт!» — усмехнулся про себя Сай.

Поттер действительно вёз его в баню. Как ему пришла в голову эта идея — удивительно. Выпрыгнула чёртиком, как только он увидел Сванхиля, выходящего из такси возле мотеля, и показалась логичной. Ну, вот куда его везти, явно же ещё больного? Выглядит отлично, соблазнительно до одури, а нос слегка вспух и порозовел, под веками лёгкие, но заметные для внимательного наблюдателя синяки (а Гарри Поттер был внимательным наблюдателем, особенно, когда заходился от вожделения к объекту наблюдения...), губы, наоборот, слишком красные, не помадой же мальчишка пользуется. И вообще такая простуда не могла даже с помощью сильной магии пройти, считай, за полдня. Вывод: Скорпи напился лекарств. Второй вывод: надо его лечить. Где? В бане!.. Совершенно случайно Гарри за две недели в Калифорнии пристрастился к этой русской лютой забаве. Прочитал флаер в дочкином пляжном журнале и зачем-то заглянул на сеанс со скидкой. Экзотики захотелось. Короче, теперь Поттер стал ещё одним благодарным адептом русского помывочно-оздоровительного экстремального искусства.

17-2


— Ну и что это за... — Сай вылез из машины и огляделся, — черти что? «Banja u Vani», — прочел он на латинице. — А?

— Шагай-шагай! — Подтолкнул его Гарри к дверям странного бревенчатого домика, прилепившегося на небольшой площадке крутого склона. С одной стороны шоссе — Лос-Анджелес, цивилизация, ночь, полная огней и шума, с другой — холмы, густо поросшие кустарником, и первозданная тишина, как за магическим барьером. — Пару часов — и себя не узнаешь.

— Вообще-то я уже, — пробурчал Сольвай, имея в виду, что и так с недавних пор не очень узнаёт сам себя...

В небольшой приёмной за столом сидел крупный мужик лет пятидесяти в просторной белой рубахе с вышивкой по узкому вороту и пил чай.

— О, Гарри, заваливай! Понравилось, сокол, соскучился? — с мягким певучим акцентом произнёс бородач, широко улыбаясь, и встал, радушно разводя руками, точно собирался обниматься. — Только протопил. Как в прошлый раз?

— Мы сегодня вдвоём.

— Лечиться? — Ваня бросил нечитаемый, хитроватый, вроде мимолетный такой взгляд на Сая, так и стоявшего у входа. Того, привыкшего к любого рода вниманию, почему-то передёрнуло и... робость одолела... — Ну, раздевайтесь, тогда не «Смирновскую», а самогончику с медком и перчиком, да? Щас! — Он вышел.

Сольвай, абсолютно ничего не понявший, придержал Поттера за рукав куртки:

— Что это, клиника, шаман какой или бордель?

— Да ты что, Сай! Это... — Тот отворил боковую, совсем незаметную дверь. — Это настоящая русская баня!

Они зашли в низкое тёплое помещение, здесь уже чувствовался запах эвкалипта. Сольвай, глядя на начавшего сразу раздеваться Поттера, с сомнением стянул с себя джинсы. Неловкости он не испытывал, но всё это было очень странно и подозрительно.

Рядом с ним преспокойненько скидывал брюки мужчина, к которому он сам приставал с предложением секса. И — ничего... «Так мы будем трахаться или нет? Если да — то нафиг все эти выкрутасы? Нет — тогда совсем чудно’. Темнит господин аврор...»

— Догола, парень, — вдруг гаркнула голова Вани, показавшаяся в клубах горячего пара, прущего из неизвестно как появившейся в стене двери. — И порезвее! — Он уже заталкивал в парную полностью обнаженного Поттера.

Жаль, что быстро: замешкавшийся Сольвай, склонившийся, чтобы снять кроссовки, на шнурках которых, как на грех, намертво затянулись узлы, уже ничего не рассмотрел.

В тесной, но какой-то длинной комнате, которая напоминала корабельный трюм с грубыми деревянными полками, очень похожими на стеллажи для тюков и канатов, в неясном свете от раскаленных камней, наваленных на странную, кажется, чугунную подставку, стоял раздетый до трусов Вулкан и металлическим прутом шурудил почти прогоревшие березовые поленья:

— Это таган, каменка у меня такая.

— Ну, конечно, я так и подумал, — ответил потомственный британский аристократ Малфой. — Ясное дело. — И решил, что не хотел бы остаться с этим колоритным Ваней наедине. Nij, ikke honningkager! (1)

— Ложись, пацан, на полок. — Тот ткнул пальцем на пустую твёрдую койку, напротив уже устроился Гарри. — Сейчас поддам! — И, споро нагнувшись, плеснул на огромные базальтовые булыжники водой из круглой кадки.

Парную заволокло густым как молоко паром. Сольвай не знал, что думать, и с опаской уселся на теплые доски; странно, что им не предложили хотя бы полотенца. Он покрутился, перевернулся на живот и расслабился — в целом всё было приятно, немного диковато, но приятно: влажный воздух, сытный запахом смолистых испарений, некая интимная завеса розовых облаков пара. Если бы не появлявшаяся время от времени фигура странного русского колдуна, то было бы вообще здорово.

Он угрелся и почти задремал. Ну, нравится почему-то Поттеру такое необычное времяпрепровождение — и ладно, отчего не составить ему компанию, не посидеть рядышком... Хорошо же... покойно, мирно, неурядицы остались далеко, в другой вселенной, а здесь жарко и нет волнений... Тело раскрывается, как цветок, доверчиво сливается с этим паром, с теплом, с полумраком, не таящим злых тревог... Как вдруг... Свист бича, и блядский стон Гарри:

— О, сильней, Иван!

Сольвай очнулся и вскочил, всё тело было горячим, а воздух сразу ожег ещё более плотным жаром:

— Я так не хочу, — прошептал он встревоженно, стараясь разглядеть хоть что-нибудь, и сделал шаг в сторону звука. Прямо перед его лицом промелькнула ветка дерева, густо обросшая листьями, с неё на Сая полетели капли кипятка.

Промельк. Свист. Стон. Промельк. Свист. Стон...

— Гарри! — запаниковал бедный викинг и закашлялся. — Это SM-салон такой?

— Да, что ты, парень, ну-ка лезь назад. Давай-давай! Ноги не должны остывать, чтобы всё равномерно было. — Рядом с ним появился огромный красный мужик. — Я щас и тебе косточки поломаю, не боись. Это ж самый кайф! Только жару добавлю. И шайки принесу.

— Шайки? — повторил Сай.

— Погоди, Ваня, дай я сам его разложу.

— Тока осторожнее, помнишь, чему учил? — Зловеще подмигнул банщик. — Сначала нагнать пар, потом обхлестать, сразу не вскакивать, вообще без резких движений; десять минут, не перебачьте.

Мокрый и улыбающийся Поттер принял из его рук огромный дубовый веник и, еще раз мокнув орудие для извращения в ведро с ароматным кипятком, подступил к дезориентированному Сванхилю, сидящему на полоке с поджатыми ногами.

— Гарри, — тот слегка отполз и уткнулся спиной в гладко отструганные бревна стены, — что это такое? Мы же так не договаривались, я не люблю... это... порку. — Сай всерьез забеспокоился.

Поттер засмеялся, рукой смахнул пот со лба, тряхнул волосами.

— Не бойся, это русское колдовство, называется «из огня да в полымя»; я тебя простудил — я тебя и вылечу.

— А что такое «полымя»? — спросил Сай, которому при виде веселого и какого-то разудалого Гарри стало интересно. А ещё... ещё ему показалось, хоть и было темновато, что аврор так нехило начал возбуждаться... Садист?

— Это пламя, Сай. Поворачивайся. Да нет, филейной частью вверх.

Сольвай, пытаясь сообразить, стоит ли подчиняться в столь странной обстановке, всё-таки послушно лёг: терять-то вроде бы нечего. И тут же по его спине прошлись мягкие и щекотные ветки; потом Гарри похлопал горячим «букетом» ягодицы и ноги, вплоть до пяток, помедлил чуток и ударил сильнее, но коротко, как стаккато. Дальше удары стали сыпаться чаще и с оттяжкой — легато. Было совсем не больно, но кожа сразу загудела и слегка зачесалась от притока крови.

Фронтальную часть Поттер обрабатывал осторожнее. Или не умел или боялся, но грудь и бедра Мотыльку исхлестал знатно. Тот хватал жаркий воздух ртом и изо всех сил старался не подавать виду, что с трудом выдерживает эти крепкие ласки. Однако с каждой минутой ему всё больше и больше нравилось...

— Пока хватит. — В парилку ввалился бдительный Иван. — Давай мне пацана в закуток. Щас я его помою.

— Не надо меня мыть, я... сам! — стал было вырываться разомлевший Сольвай, но колдун-Ваня, взвалив себе на плечо, уже тащил его в мыльню. Там опустил свою добычу на лавку, сунул ноги Сая в какой-то деревянный ушат и, набрав в медном тазу обеими, большими, как черпаки, ладонями пригоршни белой густой пены, вылил прямо ему на голову. И начал жесткой мочалкой, явно сделанной из конского волоса, рьяно тереть тело ничего уже не соображающего парня...

Трижды окатив пациента из ведра горячей водой, верзила удовлетворенно крякнул:

— На березовом листу, все хвори снимает. Ну, теперь и выпить-закусить можно. Сам дойдешь? — спросил он и кинул Саю простыню. — А я пока твоего кореша обихожу.

Дурачком быть приятно, решил Сай и захихикал от совершенно нереального уже абсурда всего происходящего... Как так посреди цивилизованной Америки в 21 веке попасть в избушку волхва? Он даже не удивился, вспомнив такое дремучее, но подходящее слово. Кстати...

— А что значит «кореш»?

— Ну, друг закадычный, или сердешный... У вас-то, думаю, так? — Блеснул лукавым голубым глазом колдун.

«Сердечный друг... — подумал Сай. — Сердечный друг!» И, пошатываясь, вышел в светлую комнату, где на столе среди разных закусок возвышалась угрожающе огромная бутыль мутного самогона.

Следующую картинку Скорпиус как-то не запомнил. Только голос Вани, торгующегося (?!) с Поттером:

— Слышь, милок, ты меня за лоха-то не держи: сам понимаешь, не зелье то, а настойка специальная, её хош ведрами глуши, спирту мало, что в дамском винце. А пользы — вагон и маленькая тележка. Не в градусе дело, чтоб я вам его да в парной предлагал! Я клиентов гробить не готов. А рецептик так на как недешев. Скока даешь? Твоё последнее слово?

— Ну, пять сотен пойдет? — Гаррин голос дрожал от сдерживаемого веселья. — Ну, дед, давай, не жилься!

— Какой я тебе дед! — возмущался притворщик. — Мне ещё и восьмидесяти пяти не стукнуло. Тысячу, и ни рублём меньше, а в зелёных бумажках так все полторы! И то только, как постоянному клиенту и ввиду моего личного душевного расположения.

Уютно закутанный в махровый халат, пьяный сонный Сольвай томно катал по тарелке коричневый скользкий грибок наперегонки с клюковкой и одобрительно улыбнулся, когда спорщики, окончательно договорившись, ударили по рукам. Причём сделали это буквально и звонко.

— А теперь пора и всерьёз попариться, мужики! — Ваня, а в миру Иван Романович Осмоловский, бывший доцент Кафедры Общих Заболеваний Женевской университетской клиники «Сент-Жустин-ан-шамп» (2), снова крякнув, поднялся с покрытого аляповатым суджанским ковром дивана. — Теперь там температурка-то повыше, смотрите, хуи не спалите! Вот вам, ребятки, — он потянулся к настенному шкафчику, — по полотенчику. Сами справитесь, я пока тут на подхвате побуду.

Замотавшись в льняные, но тонкие и какие-то «обжитые» и легко драпирующиеся полотенца, Гарри и Сольвай вновь оказались в огненном раю. Жар и правда крепчал... Даже неглубокий вдох теперь гнал упругую волну воздуха по горлу вниз, в глубь тела, и как глоток спиртного обжигал трахею, бронхи, легкие, и почему-то живот и даже ноги... Помолчали недолго, лежа каждый на своём месте, занавешенные ватным уютом пара.

— Пора, наверное, Сай! Не спи, тут не положено, давай-ка лучше возьмись за меня. Я про веник. Теорию-то ты понял?

Скорпиус встал, пот струился волнами, щекотал под мышками, хотелось то ли растереть его по груди, то ли почесаться:

— Где веники, не вижу?

— Да ближе к двери, возьми эвкалиптовый, пожалуйста. — Слышно было, что голос Поттера стал глуше, наверное, он опустил голову на руки.

Не окропляемые водой булыги слегка подсушили, но еще крепче разогрели парную. Красно-оранжевое святилище стало проницаемо для зрения; Сольвай достал из ведра туго скрученные, тяжелые от влаги ветки, понюхал и, несколько раз на пробу махнув ими в воздухе, хлестнул по собственному бедру. Ух-ты!

— Ну, скоро? — окликнул Гарри.

— Иду, масса, слушаюсь, хозяин! — ёрничая, пропел Сай и... застыл.

Горячий воздух дрожал. Обнаженный, очень красивый Гарри лежал на животе, чуть повернув голову набок. Его тёмные блестящие волосы отчётливо выделялись на фоне волнистой дымки, глаза были закрыты, и всё лицо являло такую очевидную картину покоя и расслабления, что казалось — аврор дремлет.

Сольвай поправил складки на своей набедренной повязке, чтобы скрыть возникшее... Ну понятно же что! И всё же замер, любуясь великолепной лепниной мышц спины, плавной линией переходящей в поясницу и снова подымающейся на холмы ягодиц, блин! Он сглотнул, получилось гулко, и поэтому, маскируя этот звук, Сай сразу, немного неуклюже, шлепнул Поттера по ногам... чуть подрагивающим, как у лошади перед началом бега. Мускулистым... сильным и длинным ногам, гладким... блестящим от пота. О боже!

Какая нафиг банья? Тут бы лечь к нему, под него, обхватить изо всех сил, устроиться, положить его руки себе на нужные места — и...

У Сая закружилась голова.

Передернув плечами, как бы стряхивая эротический обморок, он размахнулся и — тихонько опустил веник на гаррину спину.

— Не миндальничай! Хлещи! — подал голос тот.

— Не руководи, пожалуйста, — пробурчал недовольно Сольвай, немного приходя в себя. — Дай примериться! А то запорю тебя, мало не покажется. — Он несколько раз подряд провел веником туда-сюда вдоль загорелого тела, Поттер слегка развел ноги и согнул одно колено, подтянув бедро повыше. «А задница совсем белая и... — Вдруг смекнул Скорпиус и почему-то обрадовался. — Ой, сейчас получишь у меня, аврор! Допросился!»

Он встал боком, для надежности поставил стопу на опрокинутую шайку и занёс руку:

— Ну, держись, Гарри!

Выворачивая кисть и крутя тяжелый веник, как рыцарский меч, хороший домашний мальчик Скорпиус Малфой (с музыкальным образованием!) начал наносить удары в темпе две четверти «лежачему». Крепкие, резкие, но, как он чувствовал (так пианист чувствует силу удара по клавишам), нежгучие и нежестокие... Оходив всю спину и бока Главному аврору Британии, Сай поймал себя на том, что считает вслух, вместо метронома, но совсем уже не слышит вздохов и постанываний Поттера, а тот как-то затих и вытянулся, потому что его ступни теперь свисали с края полока.

Поворот головы, рубящий взгляд из под чёрной мокрой чёлки, прилипшей ко лбу. Глаза — как у самой Жары! Того и гляди из них вырвется Адское пламя и спалит всё вокруг к едрене фене.

Сольвай застыл с веником в руке.

В какой-то миг Поттер дёрнулся. Сильно, резко. Отвернулся, спрятал лицо, весь подобрался. Сай заметил, что он впился ногтями в деревянную лавку, и услышал утробный рык, как если бы кричащему зверю крепко замотали пасть.

— Э... я правильно делаю? — опомнился Сай. Никогда бы не подумал, что ему так понравится истязать человека, да ещё вызывающего в нём нехилую охоту. Конечно, настолько заводил не сам процесс дурацкого, если вдуматься, хлестания букетом (этих искусственных сексуальных практик он вовсе не признавал), а ощущение какой-то дикой, неправильной близости с Гарри, осознание, что он тебе полностью доверяет, готов с тобой на всё. Фантазии? Ну, не скажите!..

— У... угу, — прокашлял Гарри. — Всё хорошо. Валяй дальше!

Сай утер пот, который по нему не фигурально градом катился, и сообразил ещё разок помочить веник, для чего отошел к двери и, пока тот мок, стоял, прислонившись лбом к двери: хорошо...

Чудеса бывают, случаются. Иногда, редко, слишком редко, и творят их не волшебники, для которых чудо — лишь разновидность мастерства. Чудеса приходят к нам, когда мы их не ждём. Как не ждал Скорпиус вот такого свидания. Невероятно.

Его плечо тронула почти невесомая, но уверенная рука — он знал, что это только кажется, и что Поттер сейчас лежит в паре ярдов на деревянной скамейке, но всё равно непроизвольно дёрнулся, подаваясь навстречу этому дивному касанию...

«Что я делаю! Дикость какая! Я больше так не хочу!» Но как только он повернулся и через плечо глянул на пошевелившегося, немного сдвинувшегося и быстро огладившего себя под животом Поттера, сильнейшее желание звериным возбуждением снова затуманило разум («Значит, Гарри тоже?!») — и тут так торкнуло, от фантомного прикосновения, что Сай чуть не бухнулся на пол коленями; но его вдруг подхватили руки, реальные, сильные, руки Гарри, чудом оказавшегося рядом. Чтобы не заорать, Сай прокусил себе губу и полуобморочно кончил прямо на живот аврора... Сердечного друга...

— Как ты это сделал? — спросил он, не понимая, что случилось. — Мы же даже не обнялись... фу, глупость говорю.

— Обнялись... ну, я так почувствовал.

— Как это?

— Не знаю. Я тебя точно обнимал.

— Что-то тут нечисто.

Дверь открылась, и вошел Иван... с топором...

..................................................

(1)​ Ни за какие коврижки!

(2) Святой-Юстиниан-в-полях

17-3


Дверь открылась, и вошёл Иван. С топором...

— Что, заморские гости, не подгорели? Топорку не желаете отведать, али чего выпирающее подстрогать могём! — хохотнул он и подмигнул.

Вот только Скорпиус Малфой в полумраке, на фоне яркого прямоугольника дверного проёма, да ещё и пребывая в крайней степени возбуждения, не заметил ни его вполне мирной, хоть и хулиганской, усмешки, ни дружелюбного тона. Этот русский (или кто он там на самом деле!) ему сразу не понравился! И вообще вокруг происходили странные даже для магов вещи! Западня?

На блеск металла в руке чертовски подозрительного типа, ввалившегося в самый неподходящий момент, юный чародей отреагировал мгновенно: схватил огненный ковшик голой рукой и плеснул злодею кипятком в нагло ухмыляющуюся рожу!

Не сработало: то ли душегуб был прикрыт каким-то щитом, то ли Скорпи банально промазал, но верзила с топором, правда, слегка растеряв весёлость, продолжал надвигаться на двух беззащитных волшебников, один из которых был абсолютно голым.

У-у-уй! Палочка слишком далеко! Ну что же они с Поттером за лохи! Так глупо попасться в ловушку!

Нужное заклинание вспомнилось моментально — веник превратился в рапиру. Деревянная рукоятка с серебряным растительным филиграном удобно легла в напряжённую руку. Скорпиус загородил собою казавшегося совершенно дезориентированным, даже не пытавшегося защищаться, обнажённого Поттера, который очумело таращился на происходящее, и выставил оружие (жаль, что впопыхах не сообразил наколдовать боевую шпагу, а всего лишь привычную тренировочную), принял оборонительную стойку. Нуте-с, мистер Ванья (или как вас там?), попробуйте-ка теперь подойти близко! Скорпиус Малфой вмиг наколет вас, как жука на булавку! Недаром ему в детстве давали уроки фехтования лучшие европейские мастера!


— Охуе... Очумел, барчук?! Жара забрала?! Вона как ясны очи пар застлал — мозги-то и перекосоёбило сердешному. — То ли волхва заклинило, то ли он действительно привык разговаривать на старорусском сленге... Дальше из его уст последовал отборнейший английский мат, совершенно без акцента, а потом раскатистый гогот. Полуголый юный рыцарь Малфой с тонкой длинной рапирой в руке выглядел весьма эффектно.

Иван, сотрясаясь от смеха, показал Поттеру большой палец и одобрительно закивал, потом поднял руки, как бы сдаваясь, однако не выпуская топора. Приготовившийся к бою Скорпиус слегка растерялся.

Поттер, даже ни на шаг не отступив, спокойно тронул своего защитника за плечо и бережно забрал из его руки оружие, отложил в сторону. Скорпи почему-то сразу стало неловко, ещё он почувствовал жгучую боль в ладони, даже поморщился.

— Ну ты, Ваня, не зря защиту носишь, — усмехнулся Гарри, — рискованная у тебя работёнка. А нечего молодым горячим викингам дешёвые фокусы впаривать. У Сольвая не только с веником хорошо выходит... Видно, талант! — Он повернулся к весёлому хозяину спиной и неторопливо, одним длинным движением обернул бедра полотенцем, незаметно стёр следы спермы с живота и выплеснул из ушата кипяток на свой полок. Потом взял руку Сая и нахмурился: — Ожог, волдыри, ну и дурашка же ты.

Волхв, прислонив топор к стене, недовольно ворча, отпихнул его и начал что-то затейливо шептать над пунцово-белой ладонью юного героя.

— Вот-вот, заговаривай теперь, эскулапище, а я тогда пойду чил-ап (1) приготовлю, во дворе, как всегда?

Сай, безропотно позволяя лечить себя колдуну, не представляющему, как оказалось, никакой угрозы, но от этого не ставшему более симпатичным, так и стоял, тупо уставившись на лезвие топора, с которого, казалось, капает кровь... и... исходит холод... Холод в совсем уже невозможном жаре парной.

— Да времени нет, там всё готово, — весомо заметил банщик и оправил фетровый колпак. Рука у Сая болеть перестала, ожог затянулся. — Эх, жалко вы, вьюноша, — уважительно глянул на него Иван, — с шутками не дружите, ну, в следующий раз покажу, как попеременно лезвием и обухом расслаблять — сила! А полынью я уже прорубил. — Он подтолкнул Сольвая к двери. — Выходи, парень, там прямо на лавке квас стоит, тоже лекарство — попей, а мы тут всё притушим покамест. Иди-иди, сокол! — А Поттера придержал за локоть: — Слушай, солдат, — быстро и сочно прошептал ему в ухо. — Не сильно борзо мы того... задумали? У твово пацана-то воспаление лёгких было, свеженькое — я ж диагностировал. Нешто такое вашими микстурками лечат? Аккуратней там со снегом-то. И воопче чегой-то он нервный, хоть и бравый не по годам, экий задира. Заколол бы деда Ваню своей спицею? Ох, заколол бы! Гы-гы-гы!

— Ты же говорил, что контраст не вреден?

— Так-то оно так, но смотри сам: на минуточку его окуни — и колдуй пошустрее; нет — давай я спроворю, чтоб тебе с палочкой не светиться. Уж ледышку-то худо-бедно изображу. Просто голову в нужный момент ко мне поверни, я и сработаю по-быстренькому.

— Хорошо, кивну. — Поттер слегка волновался. Как у опытного мракоборца и главы силового ведомства не лежала у него душа к не спланированным, не рассчитанным до мелочей операциям, а как Гарри Поттер он прекрасно знал, что спонтанные, рождённые по наитию идеи частенько нехило выручают. Вот так и сейчас вышло: до того, как увидел возле мотеля Скорпи, идущего к Гипериону, он вообще не знал, куда повезёт его, и уж точно не предполагал, что представится случай сыграть с мальчишкой в такую недетскую, рискованную игру... Судьба...

— Ну, тащи своего белька. — Хмыкнул Иван. — Романтика, едрить...

Сай, вытолкнутый в предбанник мощной дланью колдуна, зажмурился, чтобы согнать с ресниц заливающий глаза пот, утер лицо руками и жадно схватился за большую глиняную кружку с тёмной, кислой и слегка шипучей жидкостью. Выпил залпом — полегчало. Снова какое-то хитрое зелье? Сразу вспомнился Гарри, который, кажется, тоже кончил?.. И только он собирался сесть, отдышаться и подумать над произошедшим, как из дверей вывалились Поттер и Иван.

— Сын Севера, говоришь? — гыкрнул последний и потащил несчастного Скорпи во двор. — Ныряй!

— Куда это?.. — только и успел буркнуть тот, ослепленный ярким, точно лезвие клинка, светом, и, инстинктивно закрыв глаза, привыкшие к полутьме бани... с порога приземлился... в огромный сугроб снега! Снега! Задохнулся от смеси дикого восторга, паники и необычного жара, саданувшего по коже. И тут же сначала услышал, а потом в ужасе глядел, как, подпрыгнув и взяв короткий мощный разбег, Гарри нырнул в полынью, чёрным зрачком Одина зияющую в ледяном (то есть буквально покрытом толстым бирюзовым льдом) озере, неизвестно откуда взявшемся на задворках маленькой хижины в сердце 30-градусного калифорнийского августа!

— Нихе... чего себе! — охнул Сай, пытаясь выбраться и лишь глубже зарываясь руками в холодную, розовую от заката, расчерченную длинными резкими фиолетовыми тенями снежную кашу.

И вдруг вскрикнул от резкой боли за грудиной.

Поттер тут же оказался рядом и рывком поднял его на ноги.

Сай держался за сердце...

Что же это?! Почему перед глазами темно и снег чёрный, будто весь в саже?.. Или красный?..

Он не дышал, боялся пошевелиться, только хватал ртом воздух. Непонятный глубинный, отчаянный страх лишал воли и способности думать. Терпеть пронзительную боль в груди было невозможно! Но в какой-то момент она резко усилилась, коротко вспыхнула — и пропала. А в руку Сая упала острая ледышка...

Инстинктивно сжав кулак, он негромко ойкнул от пореза. Сквозь стиснутые пальцы просочилась тоненькая струйка крови. Льдинка, на глазах превратившаяся в хрусталь, имела платиновое ушко...

— Конец заклятья, — сказал Поттер, прислонив губы к мокрому виску Скорпиуса Гипериона Малфоя. И крепко, не стесняясь Вани, стоящего в дверях своей избушки, обнял его, своего Сая... Русский колдун благостно усмехался в бороду.

— Какого зак... Откуда ты знаешь? — Поднял глаза Сай. — Про Ледяное сердце?! Это оно?!

— Я же следак, кругом нос сую. Случайно послушал твой диктофон, ты его в Роллсе забыл. Потом верну. Не сердись.

Гарри взял хрустальное сердечко, продел в него наколдованную тут же тонкую цепочку и надел на шею Сольваю, безропотно подставившему голову.

— И эта волшебная баня — специально? Для меня? — Взгляд Сая, и без того обычно очень живой, с каждой секундой разгорался эмоциями. — Спасибо. Спасибо, Гарри... Правда конец?!

Они поняли друг друга с полуслова.

— Клянусь.

— Это значит, что я могу...

— Любить. Кого угодно.

— Скажешь тоже, кого угодно... — Скорпи расплылся в улыбке и огляделся. Медленно, осторожно вдохнул. Расправил плечи, запрокинул голову, широко распахнув глаза. Он, казалось, впервые видит окружающий мир и впервые дышит полной грудью. Его улыбка светилась, словно солнышко, и была так заразительна, что Гарри тоже улыбнулся в ответ, а Иван, наоборот, посуровел и печально вздохнул, вероятно, о чём-то своём, несбывшемся... — Кого угодно? И его? — Озорно блестя глазами, кивнул Сай в сторону колдуна.

— Ну ладно, хватит тут тискаться! Идите в тепло! — прикрикнул тот грозно и скрылся за дверью.

Сай порывисто прижался к Гарри, изо всех сил обнял его и побежал в дом:

— Пить хочу! Полцарства за глоток живительной влаги! Квайсу!

Он влетел в предбанник и, впопыхах оглядевшись, зачерпнул пустым кувшином из большого бидона что-то вспененное, хмельно шибающее в нос. Принялся пить жадно, проливая себе на грудь... брагу.

— Э, паря, за тобой, как я погляжу, глаз да глаз нужен, совсем, милок, берега теряешь, — укоризненно покачал головой вошедший Иван, с открытым ртом наблюдавший, как взволнованный, тяжело дышащий от дикой радости мальчишка за минуту ополовинил трёхлитровку недобродившей крепкой настойки на меду и лесных ягодах.

Сольвай вытерся рукой, довольно икнул и покачнулся.

— Ой. Что это? Улетаю?

Банщик едва успел подхватить его, чтобы не упал.

— Гарри! Вот клиент пошёл шебутной, шило в заднице! Да что же я вам тут с сочком караулить должон? Прими своего летуна! Он теперь долго буянить станет. Я свою бражку знаю.

.......................................................

(1) Прохладительная зона для отдыха на открытом воздухе, с напитками и легкой закуской.

Славный рыцарь Малфой http://static.diary.ru/userdir/3/0/0/6/3006151/81057416.jpg

Ваня http://static.diary.ru/userdir/3/0/0/6/3006151/81057425.jpg

просмотреть/оставить комментарии [13]
<< Глава 16 К оглавлениюГлава 18 >>
февраль 2018  

январь 2018  

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.02.24
Цвет в твоих глазах [0] (Стальной алхимик)



Продолжения
2018.02.25 12:12:13
Десять сыновей Морлы [42] (Оригинальные произведения)


2018.02.25 10:50:30
Фейри [1] (Шерлок Холмс)


2018.02.24 19:57:38
Обретшие будущее [11] (Гарри Поттер)


2018.02.23 17:01:54
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2018.02.23 16:36:45
Самая сильная магия [10] (Гарри Поттер)


2018.02.23 11:02:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.02.19 22:45:33
Лучшие друзья [25] (Гарри Поттер)


2018.02.19 19:42:43
Стражи Фронтира [1] (Научная фантастика, Оригинальные произведения)


2018.02.19 19:26:41
Наперегонки вслепую [3] (Гарри Поттер)


2018.02.19 09:23:51
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.02.18 17:17:38
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.02.17 10:01:32
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2018.02.15 22:27:17
Змееносцы [2] (Гарри Поттер)


2018.02.15 18:44:43
Гарри Поттер и Сундук [3] (Гарри Поттер, Плоский мир)


2018.02.12 15:03:31
Быть Северусом Снейпом [214] (Гарри Поттер)


2018.02.11 23:57:08
Зимняя сказка [2] (Гарри Поттер)


2018.02.11 17:56:19
Свой в чужом мире [2] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2018.02.10 17:36:36
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [13] (Гарри Поттер)


2018.02.10 13:01:00
Слизеринские истории [131] (Гарри Поттер)


2018.02.07 21:36:58
В качестве подарка [58] (Гарри Поттер)


2018.02.07 12:39:32
Часть III. Другая жизнь [49] (Гарри Поттер)


2018.02.05 09:11:25
Быть женщиной [7] ()


2018.02.04 12:42:00
Ненаписанное будущее [12] (Гарри Поттер)


2018.02.03 20:28:59
Бывших жен не бывает [4] (Гарри Поттер)


2018.01.27 18:37:52
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.