Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Каких заклинаний тебе не хватает больше всего?
-Акцио и империо.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Сказки Хогвартского леса

   Глава 5
Утро двадцать пятого ноября в слизеринской гостиной началось рано: все предвкушали Первое испытание. Некоторые собирались поддерживать чемпиона своей школы, Седрика, кто–то держал кулаки за Крама, студента из уважаемого слизеринцами Дурмштранга; красавица француженка тоже нашла своих поклонников, ну а по четвертому чемпиону в последнее время не прохаживался только ленивый.

– Мистер Причард, что вы сейчас сказали?

Растрепанный первокурсник развернулся и посмотрел на девушку с серебряным значком на тщательно выглаженной мантии. В глазах испуг, в голосе наглость:

– Я сказал, что Поттер пробрался на Турнир обманом и должен за это поплатиться, мисс Принц!

– Да, смысл вашей фразы был примерно таким, – согласилась мисс Принц, – однако выражения, которые вы употребили, не смутили бы только глухого! Кто научил вас этим словам и кто позволил вам их произносить? Уверяю, в обоих случаях он был неправ!

– Маглы говорят еще и не так!

– Не могу порадоваться этой части ваших познаний в магловедении, это не то знание, которым стоит гордиться! Раз вы попали в школу волшебства, извольте вести себя так, как ведут себя волшебники, а они не позволяют себе подобных высказываний. Если вас так уж интересует магловедение, до конца этой недели вы будете помогать профессору Бербидж в ее кабинете, ей как раз нужно починить кое–какие плакаты.

Мальчик хотел что–то возразить, но под пристальным взглядом мисс Принц решил промолчать. Однако она еще не всё ему сказала:

– А вашу дивную причёску, мистер Причард, вы тоже из магловской моды позаимствовали?

Кто–то захихикал, мальчик покраснел, развернулся и убежал; мисс Эйлин Принц стало его немного жаль – однако разве ему кто–то запрещал пользоваться расческой? Тот же Поттер может ходить во всех смыслах растрепанным, если ему наплевать на честь факультета, а она не позволит юным змеям позорить Слизерин!

– Воспитываешь? – подошла к ней Пэнси Паркинсон. Эйлин обвела внимательным взглядом младшекурсников, но больше не нашла никого, достойного попасть под разнос; все или выглядели аккуратно, как и подобает слизеринцам, или же поспешили удалиться исправлять свои недостатки, пока она и их не прокомментировала.

– Заклинаю змей, как индийский факир, – хмыкнула Эйлин. – Ты тоже приучайся, не повредит.

– Хочешь сказать, я буду префектом? – взволновалась Пэнси. – Профессор уже решает, кого назначить? Он тебе что–нибудь говорил?

– Кого назначить префектом, он решает не за день и не за два, – Эйлин сидела вполоборота, так, чтобы видеть и собеседницу, и гостиную. – Уже на втором, максимум – третьем курсе можно определить, кто на что способен и к чему склонен.

– У нас из мальчиков наверняка будет Драко, – Пэнси заулыбалась, – а из девочек?

– Пэнси, это же не мне решать, – улыбнулась Эйлин ей в ответ. – Хотя, конечно, деканы учитывают мнение префектов со старших курсов. Но окончательное решение принимают даже не деканы, а директор – он редко возражает деканам, но и такие случаи бывают.

– На Гриффиндоре он продвинет Поттера, – Пэнси поморщила нос и еще больше стала похожа на мопсика. – Даже если Макгонагалл назначит кого–нибудь другого…

Пэнси возмущалась Поттером, Грэйнджер, Дамблдором; Эйлин слегка улыбается, кивает и думает. Скорее всего, через год они действительно будут коллегами – нужно приучать ее заранее.

– МакАллен! – рявкает Пэнси. – Что это за внешний вид, из какой норы ты вылез? Только такой полумагл, как ты, может шастать таким грязным!

– А на мой взгляд, это чернильное пятно у вас на щеке имеет свою прелесть, мистер МакАллен, – Эйлин поднялась к перепуганному первокурснику. – Но, конечно, на уроках не стоит появляться в таком виде?

Мальчик поджал губы и ответил ей вызывающим взглядом:

– Я потому и пришёл, чтобы сказать: в нашем душе нет воды, ни горячей, ни холодной! Я умыться не могу при всём желании, и это не повод на меня орать!

– Разумеется, не повод, – Эйлин кивнула, – но вы ведь можете воспользоваться душем ваших соседей? Я вижу, они уже здесь, значит, вы можете привести себя в порядок. Следите за временем, не опоздайте на завтрак. Вечером ваш душ будет починен.

Эйлин провожает его взглядом и возвращается к Пэнси.

– Одно дело – ирония, причём желательно в адрес не человека, а его недостатка, – задумчиво начинает префект, – другое дело – явное оскорбление, переход на личности. И то, чего ни в коем случае нельзя допускать, – переход на статус крови...
– А что делать, если ломается душ?

– Все бытовые вопросы – к Филчу или к декану, если не получается починить своими силами. Но до этого доходит редко… Джейк, – к ним как раз подошёл её коллега с серебряным значком, привлечённый шумом, – помоги, пожалуйста, подопечным с душем...

– Эйлин, ну когда? После обеда эти соревнования, а потом мне надо зайти к Макгонагалл, она на третьекурсников взъелась!

– Джейк, дети не должны ходить неумытыми из–за того, что у тебя свидание с Макгонагалл. Давай я сама к ней зайду, мне как раз нужно забрать наши контрольные. Что там третьекурсники натворили?

Джейк рассказывает про мальчишек, которые превратили в летучих мышей свои учебники и заявили, что это вполне уважительная причина не писать обязательные эссе – «во–первых, с практикой у нас всё в порядке, во–вторых, они улетели, и мы теперь не знаем, где их искать!» И Джейк, и Эйлин сошлись во мнении, что это вполне мило и безобидно, и спорят, почему негодует Макгонагалл. Джейк утверждает, что если бы мыши были не летучими, а обычными, она бы их поймала – а так она осталась без обеда. Эйлин оспаривает это предположение с точки зрения научности. Краем уха она слышит, как Пэнси снова пытается кого-то воспитывать, и думает, что начинать нужно действительно заранее...


Пэнси хорошо помнит свою первую встречу с Драко и Эйлин. Ей исполнилось восемь, родители решили, что её уже можно брать с собой в гости к Малфоям. Готовились к визиту чуть ли не месяц, перебирали наряды, вколачивали ей в голову правила хорошего тона и каждый день повторяли, что она не должна опозорить фамилию.
Малфой–мэнор оказался просто шикарным, родители были в восхищении – Пэнси никогда не видела их настолько улыбчивыми, довольными, обходительными. Они находили восхитительным всё: и наряд леди Нарциссы, и убранство гостиной, и двух маленьких ангелочков – светловолосого мальчика и темноволосую девочку, наряженных, как куклы, с милыми улыбками. Дети церемонно представились – «Драко Люциус Малфой» с полупоклоном и поцелуем руки Пэнси, «Эйлин Асфоделла Принц» с отточенным реверансом; потом они играли на пианино в четыре руки, и родители Пэнси находили это очаровательным. Драко объяснил Пэнси, что они с Эйлин почти настоящие брат и сестра: отец Драко – крёстный Эйлин, отец Эйлин – крёстный Драко, и, кстати, декан факультета Слизерин. А затем всех пригласили к столу, и тут Пэнси почувствовала себя совершенно ужасно. Она напрочь забыла всё, чему учили родители – каким ножом что режут, какая вилка для чего; ей повезло, напротив неё сидела юная аристократка Эйлин. Пэнси повторяла за ней все движения, и всё шло отлично, пока Пэнси, потянувшись за салфеткой, не опрокинула соусник, залив скатерть и собственную новенькую мантию. Ей казалось, что абсолютно все смотрят на неё, губы Драко уже растягивались в усмешке, мать сделала гневное лицо, и тут Эйлин ни с того ни с сего выдала: «Миссис Паркинсон, позвольте поинтересоваться, из каких камней сделаны ваши красивые серьги?» Миссис Паркинсон, такая же растерянная, как и Пэнси, автоматически ответила что–то про венский хрусталь, Эйлин подхватила – да, в Вене прекрасные мастера, и не только в том, что касается драгоценностей, вот когда они с отцом были на конференции… Разговор плавно перешёл не то на зельеварение, не то на архитектуру, домовые эльфы моментально почистили и скатерть, и наряд Пэнси – как будто ничего и не произошло. Правда, Пэнси заметила, что Эйлин бросила взгляд на леди Нарциссу, и та с чуть заметной улыбкой ей кивнула – но, может, ей это просто показалось? Через некоторое время детям предложили пойти поиграть в детской, и Драко с Эйлин церемонно откланялись и повели Пэнси по коридорам мэнора в красивую светлую комнату с большим балконом. Там Пэнси наконец–то задала волнующий её вопрос: что это вообще было, с соусом и серьгами? Драко и Эйлин недоуменно переглянулись и поинтересовались: с каким ещё соусом? Соусом с серьгами? Боюсь, вы заблуждаетесь, мисс Паркинсон, соус у нас был отнюдь не с серьгами, а очень даже с брусникой… Вы опрокинули соус на скатерть… Мисс Паркинсон, что вы такое говорите? Вы производите впечатление рассудительной, здравомыслящей юной леди, зачем бы вам совершать такие нерациональные поступки? Я совсем не видела, чтобы кто–то пролил соус, а вы, Драко? Пэнси, совершенно сбитая с толку, смотрела, как они переглянулись и расхохотались. А потом они объясняли: какая разница, что ты сделала, если этого никто не увидел? Добро пожаловать в светскую жизнь. Здесь никому нет дела до того, кем ты являешься на самом деле. А пока тебя не видят – можно делать всё, что захочешь! Драко посмотрел на Эйлин, она ему лукаво подмигнула, он важно кивнул и спросил у Пэнси, не желает ли она немного развлечься? «Просто делай всё как я» – сказал он, а Эйлин добавила: «Я прикрою, если что».
А потом был самый весёлый вечер в жизни Пэнси. Они слезли по дереву, растущему возле дома, во двор и играли в прятки; Драко спрятался на дереве и не мог оттуда слезть. Пока Эйлин бегала за метлой, чтобы слетать за ним, он благополучно спустился, и наследница древнего благородного рода Принц гонялась за ним с этой же метлой наперевес – чтоб неповадно было так её пугать! Вопрос решился на удивление мирно: раз уж у них есть метла, почему бы не слетать за диким виноградом? Это внизу он ещё кислый, а на уровне третьего этажа спелый, можно нарвать. Конечно, в мэноре есть всякие–разные дамские пальчики, но они уже так приелись… А потом все трое сидели среди кустов роз, ели виноград и рассказывали истории: как Драко ходил с отцом в Лютный переулок и видел там самого настоящего вампира, как Эйлин со своим отцом была во Франции и там им встретилась вейла. Пэнси захихикала, вспомнив рассказы о вейловском очаровании, но Эйлин, задрав нос, сказала, что её отцу всякие там вейлы не помеха, он и сам кого угодно околдует! Потом объяснила, что в природе вейлы обитают не в облике прекрасных женщин, а в облике хищных птиц, и чтобы с ними справиться, достаточно простого Ступефая.
А потом как–то неожиданно стемнело, и дети услышали, что их зовут. Пэнси кинулась было в сторону дома, но Эйлин схватила её за руку и спросила, уж не собирается ли она показаться старшим в таком виде? Волосы взлохмачены, на мантии пятна, да и она, и Драко выглядят не лучше. Она достала самую настоящую волшебную палочку, несколькими движениями привела всех троих в безупречный вид, и они степенно направились к родителям. На вопрос, как они незамеченными спустились в сад, Драко, не моргнув глазом, ответил, что они вышли через чёрный ход. Леди Нарцисса спросила у Эйлин, правда ли это, и девочка, невинно хлопая ресницами, ответила, что на самом деле они слезли по веткам дерева, растущего возле балкона. Не успела Пэнси удивиться такой несусветной глупости, как случилось нечто совсем непонятное: взрослые засмеялись – родители Пэнси громче всех – а лорд Люциус с улыбкой сказал: «Отличная шутка, Эйлин».
После этого Пэнси часто была в гостях у Малфоев, там же познакомившись и с Винсом, Грегом и Тео, и с сёстрами Гринграсс. Всем им было свойственно то же, что и Драко, и Эйлин: отличные манеры в присутствии старших и безудержное хулиганское веселье, когда их предоставляли самим себе. Эйлин, на правах старшей, следила за порядком, не давая обижать павлинов или домовиков; её слушали – во–первых, она всегда могла предложить другое развлечение, а во–вторых, она, как–никак, дочь декана их будущего факультета. Все были уверены в том, что попадут на Слизерин – факультет благородных, успешных, лучших. Пэнси совсем не была уверена в том, что она сможет там устроиться – Драко и Тео часто говорили, что она слишком несдержанная и грубая, таким на Гриффиндоре самое место. Но Пэнси твёрдо решила: она сделает всё, чтобы учиться вместе с ними, и, если понадобится, саму себя перекроит и переделает.
Эйлин первой отправилась в Хогвартс и попала, конечно же, в Слизерин. На рождественских каникулах Пэнси неуверенно расспрашивала, как проходит распределение: кажется, Шляпу можно уговорить? Эйлин сказала, что ей Шляпа предлагала выбор между Слизерином и Рэйвенкло – но зачем ей факультет книжных червей, если хорошие мозги и в Слизерине нужны. А вообще это распределение – полная профанация, и когда она, Эйлин, станет директором Хогвартса, она ни за что не станет поручать судьбу волшебников какой–то старой пыльной тряпке. Пэнси немного успокоилась, но на своём распределении чуть сознание от страха не потеряла: а вдруг её отправят не в Слизерин, и её друзья от неё отвернутся! Шляпа что–то говорила ей про её верность, говорила, что хороших друзей она сможет обрести и в Хаффлпафе. Пэнси упрямилась, Шляпа продолжала издеваться: мол, такое упорство достойно Гриффиндора, и Пэнси в отчаянии подумала: когда я стану директором Хогвартса, я эту старую пыльную тряпку заброшу поглубже в Запретный лес! Шляпа, как ей показалось, хмыкнула и наконец–то отправила её за стол Слизерина, где уже хлопали ей Эйлин, Дафна, Тео, Винс с Грегом, а главное – Драко.
С ними было легко и удобно. Удобно было знать, что нужно просто делать всё, как Драко – а Эйлин прикроет, если что. Пэнси переняла и неприязнь Драко к Поттеру – тем более, что после того эпического окончания их первого курса, когда Кубок школы отобрали гриффиндорцы, Слизерин всем составом невзлюбил этого выскочку… Иногда Пэнси задумывалась: а что было бы, если бы Шляпа всё–таки отправила её в Гриффиндор? Она бы дружила с Поттером и его компанией? Болтала бы об одежде или прочитанных книжках с Грейнджер, а не с Дафной, играла бы в плюй–камни и шахматы с Уизли и Лонгботтомом, а не с Тео и Блейзом, болела бы на матчах за Поттера, а не за Драко? Иногда ей казалось, что она находится не на своём месте, как если бы она в театре зашла в чужую ложу и ждала бы, пока появится законный хозяин и выпроводит её, – или как если бы она вдруг оказалась на сцене, где у каждого своя маска и своя выученная роль, и только она то и дело забывает свои слова. Гриффиндорское трио выглядело таким дружным, в нём все были равными, вряд ли тот же Поттер указывал тому же Уизли, что ему делать… Такие умопомрачения находили на Пэнси редко, и она каждый раз мотала головой, стряхивая эти глупости – ну как может Поттер сравниться с Драко? Да, Драко всегда за всех решает – но его планы никогда не подводили, и доверять ему было легко и приятно. Пэнси была счастлива такой сложившейся у них дружной и талантливой компании – интеллектуал Тео и весёлый Блейз, надёжные Винс с Грегом, на которых всегда можно положиться; спокойная доброжелательная Дафна и, конечно, Драко с Эйлин, которые подскажут и прикроют, что бы ни случилось.


Но со временем с ними становилось всё сложнее.

Вот Эйлин, например, смотреть Первое испытание села не с ними, а со своими одноклассниками. Но это ещё можно понять.

А почему она так взволнованно наблюдала за выступлением Поттера - Пэнси понимать отказывалась. А на своего дурмштранговца даже не взглянула.

Зато этот дурмштранговец только на неё и смотрел.

А под конец соревнований у него был такой вид, будто он что-то задумал...

* * *

В Запретном лесу водилось много самых разных животных – опасных и не очень, привлекательных и ужасных, добродушных и агрессивных… А с некоторых пор там появились новые обитатели – четвёрка внушительных, роскошных созданий, вызывающих трепет и почтение.

Четыре дракона, внушающих ужас одним своим видом, снисходительно наблюдали за снующими вокруг драконологами. Звери были раздосадованы и обменивались впечатлениями от последних событий. Из привычного гнезда их переправили в другое, холодное место; о том, как их перевезли, они предпочитали не вспоминать. Такие неудобства, столько возни – а у них дети, за которыми нужен глаз да глаз! Драконов утешала только возня, связанная, очевидно, с возвращением домой.

Китайский огнешар вдруг остановился, потянул носом воздух и беспокойно затоптался на месте. В последнее время зверь слышал множество запахов разных людей – но один человек ему особенно насолил.

Вначале её - это была самка дракона – поместили в некое непривычное, неудобное место, окружённое людьми. Забрали её маленьких милых дракончиков - совсем ещё крохи, и десятка лет не исполнилось, только ждут своего часа выйти из яиц. Подсунули вместо них какие–то болванки и приказали стеречь! Драконесса была готова сорваться с цепи, окатить всех огнём и броситься к своим деткам, - зря только к людям этим привыкла. Она им доверяла, подпускала близко к себе, люди кормили её, были с ней почтительны... Но теперь они подпустили к ней чужого человека - драконесса не могла их простить. Они позволили человечишке унизить её на глазах у сотен жалких двуногих созданий! Ударить по самому чувствительному – по глазам!

До сих пор болят…

Ещё и запах этого человечишки послышался. Попадись он ей! Когда он её ослепил, её предупредили, что бросаться на него нельзя – но сейчас не предупреждали!

Пусть знают, что драконы могут постоять за себя и своих детей!

Запах зловредного человека всё ближе… всё заманчивее и вкуснее…



Виктор Крам не подозревал о поджидающей его опасности. Он догадывался, что сунуться к драконам за чешуей – не лучшая идея. Но разгильдяй Поляков сунулся, и нельзя было отпустить его на верную гибель. Остановить? Да проще остановить любого из драконов! Придётся подстраховать балбеса – а иначе будешь виноват в его гибели. И цель у Полякова всё же благородная – сделать приятное девушке, его принцессе–зельеварительнице. Она, наверное, обрадуется драконьей чешуе, всё–таки ценный ингредиент…

–Витя, ты лучше не подходи, – сказал Никита, – подожди здесь. Этот огнешар может тебя помнить. Не знаю, как он, но я на его месте был бы на тебя зол.

–Ты один к нему пойдёшь? Нет, Поляков. У меня уже опыт есть, я и пойду.

–Ага, и все лавры тебе достанутся! Сидел бы на корабле, чемпион, я бы и сам справился. Вот оставит от тебя дракоша рожки да ножки, что я Каркарычу скажу? Он же тебя… ЛОЖИСЬ!

Они упали на землю как раз вовремя – в сантиметрах над их головами прошипела струя пламени. Подняв головы, они увидели прямо перед собой прищуренные глаза китайского огнешара.

Дракон почему–то был гораздо ближе к ним, чем несколько секунд назад. Он полыхал яростью – полыхал в самом прямом смысле, его чешуя переливалась яркими языками пламени, на то он был и огнешар. От него исходил жар, и его глаза тоже горели – неприкрытой яростью, испепеляющей и безжалостной.

Дракон вдохнул воздуха, и парни, сообразив, что им грозит, едва успев вскочить на ноги, бросились за деревья. Там, где только что стояли бравые дурмштранговцы, теперь всё превратилось в пепел.

Дракон принюхался и понял, что нужен следующий удар.

–Да, это труднее, чем Турнир, – проговорил Никита, – как думаешь, чемпион?

Чемпион увернулся от струи пламени и заорал:

–Поляков, сбегай, позови кого–нибудь!

Никита бросил в дракона чарами - скорее из интереса, чем ради пользы - и крикнул в ответ:

–Куда бежать-то? Назад далеко, а вперёд не выйдет, дракон мешает!

Он трансфигурировал вокруг огнешара большую сеть, и дракон запутался в ней, будто грибник в паутине. Зверь зарычал, освобождаясь от досадной помехи, и огненная атака притихла.

-Щит! - скомандовал Поляков. - Резонируй!

Он рисовал защитный контур, Виктор взмахивал палочкой в такт, усиливая его чары.

-Живее давай! Моя Элька сильнее колдует, чем ты, чемпион!

Но магические щиты прикрывали только от заклятий; от драконьего пламени, как оказалось, они не помогали. Парней спасло только то, что в попытке спастись от дракона они споткнулись друг о друга, упали, и очередной заряд огня пролетел над ними.

Никита первым поднял голову, взъерошенный, разгорячённый:
–Витька! Заклятие Винни–Пуха помнишь?
–Помню! Твоя же Элли спрашивала!
–Давай, помогай!

Никита, задрав голову, стал вызывать тучку над драконом, отметив про себя, что с Витькой нужно серьёзно поговорить – с чего он с его девушкой общается? Ох, увидеть бы ещё эту девушку…

Усилия двух магов оказались успешными – над драконом повисла тяжёлая свинцовая туча; миг – и она прорвалась изнутри, облив пылающего огнешара тяжёлым потоком воды. Ударившись о землю, волна окатила и Никиту с Виктором, и теперь они выглядели живописнейшим образом – верхняя часть тела в копоти, нижняя – в грязи.

Дракон выглядел ещё более живописно. Оказалось, китайские огнешары на дух не переносят воду…

–Мы его убили… – проговорил Виктор.

–Ты перед ним ещё извинись, – мрачно ответил Никита. – Такого убьёшь! Да, я сейчас вспомнил, они воды боятся…

Создание, стоящее перед ними, выглядело совсем не так внушительно, как минуту назад, – под потоком воды оно съёжилось на глазах. Ростом свирепый зверь теперь был ненамного выше Никиты, тонкие передние лапки жалобно поджались перед грудью, чешуйки тусклого пепельного цвета – вместо сияющих алых и золотых – с тихим шелестом опадали на землю… Дракон буквально растерял весь свой пыл, и теперь походил на огромную летучую мышь, которой пришлось перенести множество невзгод. Никита и Виктор сконфуженно переглянулись: они хотели обезвредить драконье пламя, но не самого дракона…

Из–за деревьев послышался топот и громкие возбуждённые голоса: сбежавшего питомца наконец догнали. При виде его драконологи преисполнились праведного гнева:

– Кто это сделал? Вы двое?
– Вам головы оторвать? И что–нибудь ещё заодно?!

Никита сделал шаг вперёд:

– Народ, это всё я. Я сюда пришёл и я его водой облил. Но перед этим ваш дракон набросился на него, – кивнул он на Крама.

Драконологи окинули обоих мрачными взглядами:

– Ладно, идёмте.
– Бить будете?
– Разбираться будем.

Крама и Полякова привели в драконий лагерь. Одного из драконов уже усадили в огромную клетку для перевозок, и он спал там, засунув голову под крыло. Ещё один дожидался своей очереди быть погруженным, коротая время тем, что с жутким скрежетом точил когти о металлические прутья своего загона. Третий дракон настороженно шевелил длинным носом, вдыхая незнакомые запахи новых людей.
Сейчас все трое выглядели совсем не грозными зверями, а скорее домашними питомцами, по недоразумению увеличенными. Но, увидев сестру–китаянку, насторожились.

Спящий дракон проснулся, недоуменно покрутил головой и негромко, но угрожающе зарычал, двое других подхватили его крик. Большинство драконологов бросилось их успокаивать, а с дурмштранговцами остался рыжий парень - товарищи называли его Чарли. У него было широкое лицо, полное веснушек и ожогов, добродушное, хоть он и не скрывал гнева:

–Вы хоть понимаете, что натворили?! Вы с чего вообще сюда явились?

–Не поверишь, – сказал Никита, – ради девушки.

–Какой ещё девушки?! Наши драконы принцесс не охраняют! Вы что думали, в сказку попали?!

–Ага, – вздохнул Никита. – Есть тут одна местная принцесса, зельями увлекается. Вот я и подумал ей чего–то для зелий подогнать, чешую, ещё что–то…

–Это она вас попросила над драконом надругаться?!

–Да нет, она вообще ничего не знает!

Чарли нахмурился, о чём–то задумался, и вдруг его лицо просветлело:

–А твою принцессу случайно не Эйлин зовут?

–Ты её знаешь?

–Она ещё в Хогвартс не поступила, когда я её знал, – усмехнулся парень. – Я сейчас, кстати, жду её в гости… О, а вот и она!

Никита оглянулся – из леса выходила Эйлин в сопровождении отца.

–Слушай, приятель, – быстро сказал Поляков, – я виноват, буду отвечать, делай со мной что хочешь, только им не говори, что я здесь, ладно?

Драконолог окинул взглядом его перемазанную одежду и лицо, покрытое копотью, рассмеялся:

–Ладно, не скажу! Идите вон в ту палатку, ждите там!

Поляков схватил Крама за рукав, и они скрылись в палатке, а через несколько секунд к Чарли подошли Эйлин и профессор Снейп. С деканом Слизерина Чарли обменялся сухими приветствиями, а вот с Эйлин заговорил радушно – Никита, слышавший их разговор, недовольно отметил, что эти двое являются старыми знакомыми, и довольно хорошими.

– А у нас тут беда-огорчение, – сказал Чарли. – Вот, полюбуйтесь, до чего доводит неумение обращаться с драконами!

Пострадавшая драконесса стояла, опустив длинные уши, и издавала жалобные стоны. Эйлин ахнула и прикрыла рот ладонью, и даже Снейп проникся трагичностью ситуации:

–Китайский огнешар, если не ошибаюсь? Мистер Уизли, я был лучшего мнения о ваших познаниях в драконологии. Как вы довели его до такого состояния?

–Да сам не знаю, как так вышло! Её, должно быть, сильно что–то разозлило – вот, видите, с цепи сорвалась. А на цепях у нас всегда заклятий драконья доза!

–Драконья доза для дракона – это вполне логично.

–Вполне логично, что рядом со школой мы драконов обезвредили! Просто так она бы не сорвалась. Ей, видно, какой–то бессовестный упырь сильно насолил, вообще она у нас смирная…

–Да уж, – согласился Снейп, глядя на несчастную драконессу. – И что теперь с ней будет?

–А что будет? Придётся теперь её оздоравливать, выхаживать – это несколько месяцев займёт. А перевозить её в таком состоянии нельзя, надо подлечить… Придётся ей в Хогвартсе задержаться.

–Я могу готовить ей восстанавливающие зелья, – сказала Эйлин и осторожно погладила драконессу по голове. – Вы позволите? – обратилась она одновременно и к Чарли, и к Снейпу.

–А я и сам хотел тебя попросить, – кивнул Чарли, – тем более, что ты ей нравишься…

–Главное, чтобы не в гастрономическом плане, – хмыкнул Снейп. – Хотя не думаю, что дракон в таком состоянии может представлять опасность… Мистер Уизли, мы ведь можем рассчитывать на дополнительные ингредиенты?

–Профессор Снейп! – возмутилась Эйлин. – С неё же вся чешуя слезла, о каких ингредиентах может идти речь! И это при том, что скоро зима, а этот вид драконов на зиму утепляется, насколько я знаю… Чарли, а вы надолго у нас задержитесь?

–На пару недель точно, – ответил Чарли, – потом посмотрим… Ну ничего, я уже знаю, кто будет с ней возиться! Навоз выносить и всё такое.

–Только не выбрасывайте, это отличное удобрение! Профессор Спраут будет счастлива… Да, а кто с ней будет возиться? С драконом, конечно, не с профессором Спраут…

–Видишь ли, Эйлин, – заговорщицки улыбнулся Чарли, – есть тут некто Виктор Крам, у которого уже есть опыт общения с ней. С драконом, конечно, не с профессором Спраут. Он же её ослепил в Первом испытании. Вот и пусть искупает вину! Пожалуй, если он возьмёт себе помощника, я буду не против, навоза хватит на всех…

–Насколько я представляю ловцов, играющих за сборную страны, им не свойственно убирать навоз за драконами. Конечно, о вкусах не спорят, но почему ты думаешь, что он согласится?

–А почему бы ему не согласиться? Я с ним поговорю, как ловец с ловцом… Да что мы тут стоим. Пойдёмте, там ваши ингредиенты вас дожидаются!

Чарли не питал неприязни к змеиному факультету: драконологу положено любить пресмыкающихся, а за годы общения с драконами он наработал такую изворотливость – сам Слизерин позавидует! Нападки Снейпа на Гриффиндор ещё были живы в памяти, но среди драконов Чарли уяснил, что без жёсткости и твёрдости иногда не выжить, и считал Снейпа чуть ли не коллегой. Какая разница, кого вразумлять, драконов или студентов? С драконами, может, даже легче. А дочь Снейпа слишком любила животных, чтобы плохо к ней относиться; к тому же, когда Хагрид их познакомил, Эйлин ещё не была слизеринкой. Учиться вместе им не пришлось – когда Эйлин поступила, Чарли уже выпустился, и межфакультетская вражда их не затронула. Виделись они редко, но это не мешало им общаться – и даже со взаимной выгодой. Драконологу нужно много хороших мазей против ожогов, а зельевар не откажется от труднодоступных и таких ценных клыков или когтей дракона…



Чарли со Снейпом скрылись, Эйлин осталась с огнешаром. Девушка сочувствовала дракону ещё в Первом испытании, считая Крама самым жестоким из чемпионов. Она злилась и на него, и на устроителей Турнира: так издеваться над животными – и ради чего? Разве это развлечение? Эйлин не любила таких мероприятий, бессмысленно опасных. Ладно бы люди, сами решили участвовать в этом балагане, но драконы в чём виноваты?!

–Бедная моя, хорошая, – сказала Эйлин и осторожно погладила дракона. – Обижают тебя злые, нехорошие люди… Как им только совести хватило!

Драконесса издавала душераздирающее урчание.

–Довели тебя, – продолжала Эйлин, – и думают, что они победили! Попробовали бы забрать у дракона его настоящее яйцо! От них бы даже пепла не осталось! Забрали у тебя эту несчастную, никому не нужную болванку, и считают себя героями! А этот Крам – полнейший негодяй!

Никита в палатке, согнувшись от смеха, бормотал:

–Ну, Элька! Женюсь, точно женюсь!

–Вот и поделом тебе, и ей тоже, – пробурчал уязвлённый Крам. Он, что ли, придумал испытание с драконами? Его бы воля, не стал бы ослеплять животное – но другого способа не придумал. Теперь ещё хуже сделал этому невезучему дракону – кто же знал, что вода на него так влияет! И всё потому, что не захотел отпустить Полякова одного к опасным тварям. А теперь его же негодяем называют.

Драконесса склонила голову набок, и Эйлин почесала её за ухом.

–Я смотрю, вы уже подружились? – выскочил из палатки Чарли. За ним вышел Снейп с увесистым мешком. – Вот, теперь тебе будет чем заняться долгими зимними вечерами! Тут чешуя, когти, клыки, рога, немного слюны, немного крови… В общем, полный набор «Счастье зельевара», он же «Собери дракона».

–Тогда с нас полный набор «Счастье драконолога», он же «Собери себя заново» – улыбнулась Эйлин. – А как её теперь собрать? – показала она на огнешара. – И что вообще произошло?

–Водой облили. Щедро так искупали. Они этого не любят.

Чарли и Эйлин вдохновенно разговорились о драконах, к большому неудовольствию Никиты и Снейпа; последний наконец заявил, что отправляется в замок, а она может оставаться крутить хвосты драконам, если не собирается заниматься зельями. Эйлин с удовольствием пообщалась бы с драконами, но интерес к зельеварению пересилил, и она отправилась с отцом.

–Вот так, – добродушно улыбнулся Чарли, когда Крам и Поляков выбрались из палатки. – Извините, парни, она и без вас ингредиенты получила!

–Неужели просто так взяла и получила? – не мог поверить Никита.

–Ну, не просто так. У нас с ней свои обговоренные способы оплаты. Она зельями платит, противоожоговыми, – пояснил Чарли. – У неё они хорошо получаются, а нам они нужны, сами понимаете! А к вам у меня серьёзный разговор. Идёмте, расскажу, как ухаживают за больными драконами. Одно из самых неприятных, но ответственных занятий – это уборка навоза…

–Вот так: захочешь сделать человеку приятное, а получишь мешок навоза! – сказал Никита.

–А кто ж тебе виноват? – изумился Чарли. – Вы зачем втихаря подкрадывались? Обратились бы по–человечески, нам жалко, что ли? У нас же чешуи целые тонны, и зубов выпавших полно, и всего такого. Эх ты, Ромео…

–Меня Никита зовут, – сказал Поляков. Новый знакомый казался неплохим парнем, но отношение к нему Эйлин настораживало – с этим рыжим она куда добрее, чем с ним!

–Меня Чарли, – он протянул Полякову шершавую, всю в шрамах, руку. – Так что там у тебя с Эйлин? Или мне попозже спросить, когда ты за Нелли поухаживаешь?

–Да, не за той девушкой приходится ухаживать, – усмехнулся Никита.

–У него всё не как у людей, – сказал Крам. – Нормальные рыцари драконов побеждают, а этот за драконами убирает.

–Тоже нужное дело, – заверил Чарли. – Причём, зная Эйлин, могу сказать, что это ей больше понравится, чем победа над драконом. Она любит зверей и не любит рисков. Так что у тебя все шансы… если они тебе ещё нужны!

–Ещё как нужны, – ответил Никита. – Ты много знаешь девушек, способных утешать раненого дракона? Да я последним ослом буду, если её упущу!


Они двинулись через лес, обсуждая свое приключение, - вернее, обсуждал только Никита, а Виктор угрюмо помалкивал. Они шли напрямик, не разбирая дороги, и наверняка заблудились бы... если бы не натолкнулись на двоих людей крайне неприветливого вида.

-Что вы здесь делаете? - сердито поинтересовался профессор Снейп, не опуская палочку.

–Полагаю, нарываются на очередные неприятности! - Эйлин выглянула из-за его спины, тоже с палочкой на изготовку. - Господа, насколько я поняла, вы пришли в Лес, несмотря на предупреждение кентавров? Если помните, они запретили вам здесь появляться. Или я что–то упустила?

Ни Поляков, ни Крам не ответили. Эйлин глубоко вздохнула и сказала:

–Пойдёмте быстрее.

Всю дорогу она нервно оглядывалась по сторонам, опасаясь кентавров. Снейп красноречиво молчал. И только когда они наконец вышли из леса, Поляков решился спросить:

–Леди, неужели вы за меня испугались? Я не верю своему счастью!

Эйлин развернулась к Никите, собираясь произнести гневную изобличительную речь, но вдруг...

Она прищурилась, как будто увидела в нём нечто новое, неизведанное, и выражение её лица резко изменилось – теперь она смотрела на Никиту с радостью и как будто не веря своим глазам, и он был не в силах отвести взгляд от неё…

Её изумрудные глаза сияли, подобно звёздам, а губы были пленительно приоткрыты, словно в ожидании первого трепетного поцелуя. Маска невозмутимой аристократки не могла скрыть её истинных чувств – Эйлин была прекрасна и нежна, подобна раскрывающемуся цветку, и Никите, как никогда, хотелось сжать её в объятиях, и чтобы она не сдерживала свою страсть, рвущуюся наружу…

Эта восхитительная девушка протянула свои нежные, тонкие пальцы к лицу Никиты, и у него в предвкушении замерло сердце. Ему хотелось сказать ей, прелестнейшей из всех, чтобы она была смелее, чтобы не сдерживала своей тяги к нему, к юноше, который предначертан ей судьбой…

Пальчики Эйлин осторожно прикоснулись к волосам Никиты, и по его телу пробежала сладостная дрожь. Юноша, как сквозь сон, услышал её восторженный голос:

–Профессор Снейп, я не верю своим глазам! Это он! Я уже и не надеялась его найти!

Разве не такие слова мечтает услышать каждый рыцарь, грезящий о своей даме сердца?!

Эйлин, поднявшись на носках, с лицом, полным счастья, сняла с волос Полякова что–то крупное, тёмное, неприятно пахнущее:

–Это же тот самый гладкошерстный таракан! Профессор Снейп, помните, я вам говорила? Зелье - аналог Протеевых чар!

Жирный таракан с длинными тонкими волосатыми ногами бегал по её ладони, оставляя следы коричнево–зелёной слизи. Эйлин смотрела на него с нескрываемым восторгом:

–Я его всё-таки приготовлю! В Университете все со стульев упадут!

–Не думаю, мисс Принц, что такая реакция свойственна умудрённым опытом профессорам зельеварения, – сказал Снейп. – Может быть, мы продолжим разговор в более удобном месте?

–Да, пожалуй, – Эйлин на прощание смерила Никиту и Виктора неприязненным взглядом. – Я была о вас лучшего мнения, господа. Рекомендую вам в дальнейшем обдумывать последствия своих поступков и не идти на неоправданный риск. Мистер Поляков, вас это особенно касается – будьте добры задуматься...

Никита смотрел ей вслед, не замечая, что за ним наблюдает Виктор. Во взгляде сурового болгарина промелькнуло нечто, напоминающее сочувствие.

–Знаешь, Витя, – сказал наконец Никита, – если я когда–нибудь вздумаю стать анимагом, я знаю, какую форму выберу! Вот этого самого таракана!

–С ума сошёл? Она же тебе ноги оторвёт и в зелье бросит.

–Но перед этим она мне обрадуется!


просмотреть/оставить комментарии [19]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.