Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Разговаривают Гарри и Джинни.
- Джинни, ты меня любишь?
- Да, - отвечает Джинни нежно.
- А ты будешь плакать, если я умру?
- Да, Гарри, конечно!
- Покажи, как ты будешь плакать.
- Сначала умри.

Список фандомов

Гарри Поттер[18267]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12353 авторов
- 26923 фиков
- 8406 анекдотов
- 17037 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 32 К оглавлениюГлава 34 >>


  Быть Северусом Снейпом

   Глава 33. Боггарт
В четверг утром, машинально глянув на расписание, я впервые за долгое время ощутил желание остаться у себя в комнатах. Хотя за все годы работы я не пропустил ни одного занятия, бывали дни, когда переступить порог класса казалось подлинным испытанием.

Последние два года не оставляли шанса апатии. Однако сегодня она неожиданно ударила с утроенной силой, и несколько минут я стоял неподвижно, тупо разглядывая дверь в коридор.

Я знал: испытывать жалость к себе — удел неудачников и слабаков, но иногда с трудом боролся с чувством досады и горечи. Наверное, это действительно жалко — не помнить даже, когда в последний раз чувствовал себя беззаботно. Именно сегодня я в очередной раз ощутил, насколько в конечном счете бессмысленно всё, что я делаю. Теоретически, все мои действия направлены на борьбу с Темным Лордом, но ведь я понимал, как никто другой: ничто и никогда не станет достаточной расплатой за то, что он сделал. Я никогда не получу должного удовлетворения, никогда не смогу снова почувствовать себя свободным — даже его смерть не вернет мне Лили. Не искупит мою вину.

Блэк сбежал из тюрьмы, и в последнее время о нём ничего не слышно. Значит ли это, что он поспешил убраться как можно дальше из страны? Если да, велика вероятность, что его не найдут, сколько бы лет ни ушло на поиски. Мало кто умел затаиться так, как Блэк, хоть это противоречило самой его сущности. Он всегда мечтал находиться в центре внимания, как и его дружок, но, в отличие от идиота Поттера, Блэк был достаточно умным, чтобы знать, когда следует лечь на дно. Сохранив рассудок после стольких лет Азкабана, он едва ли решит рисковать снова.

На первом уроке будут гриффиндорцы и слизеринцы. Само по себе дьявольское сочетание, а если учесть, что сегодня в класс вернется Малфой, чье отвратительное поведение мне опять придется терпеть… Было почти физически невозможно наблюдать, каким глупым, завистливым и высокомерным растет этот ребенок. Не будь он сыном Люциуса, я приложил бы все усилия, лишь бы сделать из него настоящего слизеринца вместо жалкой пародии, в которую он постепенно превращается. Удивительно, ведь Люциус был образцом для подражания всему факультету.

Иногда я скучал по прежнему Малфою, на которого мне когда-то хотелось быть похожим. Увы, после нескольких лет служения Лорду тот человек исчез за маской самовлюбленного глупца, слишком испуганного, чтобы признать свою ошибку, а потому изо всех сил изображающего, будто всё идет по его плану. Со временем маска настолько приросла, что теперь я сомневался, понимает ли сам Люциус разницу между собой теперешним и собой прошлым.

Драко, к сожалению, был слишком мал, чтобы увидеть правду, и меня почти тошнило от необходимости подыгрывать Люциусу и закрывать глаза на всё более недостойное поведение его сына.

Еще и Люпин, расхаживающий по замку с таким видом, словно он имеет на это право… наверняка только и ждет подходящегот случая предать Альбуса и остальных, кто ему доверился. Хорошо хоть я сохранял трезвость рассудка и был готов следить за каждым его шагом, чтобы вовремя предотвратить беду.

Необходимость варить ему зелье выводила из себя так, что несколько раз я всерьез задумывался, а не модифицировать ли рецепт, не добавить ли ему каких-то очень специфических качеств. Останавливала лишь мысль о реакции Альбуса. Его укоризненный взгляд и тихий, разочарованный голос были в сотню раз хуже любой ругани.

Я просто чувствовал себя… уставшим. Уставшим, бесполезным и бессильным.

Глубоко вздохнув, я снова подумал о Дамблдоре и наконец почувствовал, как апатия отступает.

До чего омерзительно купаться в жалости к себе, когда рядом есть люди, чье положение в сотни раз сложнее. От меня зависело всего несколько жизней, тогда как Альбус отвечал за всех в школе. Каждый промах человека, выполняющего его указания, бил по нему вдвойне — он наверняка винил себя и за случившуюся неудачу, и отдельно за то, что не подготовил этого человека лучше. Учитывая возраст директора, для меня было загадкой, как он всё еще не сломался и не потерял веру в то, что делает. Если Люциусом я когда-то восхищался, то к Дамблдору испытывал глубочайшее, непоколебимое уважение, не сравнимое ни с чем, что я когда-либо к кому-то чувствовал. Этот человек был уникальным, на его примере стоило учиться.

Более-менее ободрившись, я снова взглянул на расписание. Слизерин и Гриффиндор, и Малфой с его «тяжелой» травмой. Что ж, если отогнать уныние на задний план и позволить злости выйти на первый, сегодняшний урок может оказаться вполне сносным. В любом случае, всему рано или поздно приходит конец.

Странно, но ничто не утешало меня больше, чем эта мысль.




* * *

Малфой не появился на первом уроке зелий. Сначала это вызвало во мне прилив бешенства — мальчишка еще никогда не смел так нагло меня игнорировать. Но, когда через несколько минут после начала второго занятия в дверь коротко постучали, я едва удержался от того, чтобы не закатить глаза. Что-то от настоящего слизеринца в Малфое определенно было: он ухитрился поймать меня на неточности. Я не говорил ему прийти на оба урока — сказал только, что буду ждать его появления. Он и появился, часом позже.

С другой стороны, он прекрасно понимал, что именно я имел в виду. В первую очередь я был его деканом и профессором: такой поступок мог повеселить его одноклассников, но никак не меня.

Выходка Драко окончательно вывела меня из себя, разрушив шаткое душевное равновесие. В каком свете этот идиот меня выставляет? Привык, что я прощаю ученикам своего факультета мелкие недочеты и закрываю глаза на небольшие ошибки, и смеет рассчитывать, будто я проглочу хамство в свой адрес? Скрежеща зубами от бессильной ярости и старательно пытаясь говорить ровным голосом, я бросил:

— Садитесь скорее.

Явно довольный собой, мальчик прошествовал к своему месту и начал вытаскивать ингредиенты. Мне не нужно было поднимать голову, чтобы увидеть, как Поттер и Уизли обменялись полными негодования взглядами. Только гриффиндорцы способны оскорбляться раз за разом, сталкиваясь с несправедливостью, после стольких лет. Другие давно бы приняли это как должное и перестали так бурно реагировать.

— Сэр, — обратился ко мне Малфой, — сэр, у меня болит рука, и мне понадобится помощь в нарезке корений маргариток.

Я раздраженно поджал губы.

— Уизли, нарежьте Малфою коренья, — приказал я и с трудом подавил усмешку, слыша, как гриффиндорец почти задыхается от гнева. Хоть что-то в этой отвратительной ситуации меня по-настоящему забавляло.

— Ничего у тебя не болит, — прошипел он Малфою.

— Ты слышал профессора Снейпа, Уизли, так что давай режь.

Буквально через две минуты мальчишка закончил и сунул ингредиент Драко. Я прикрыл глаза, прекрасно понимая, что за этим последует.

— Профессор! — тут же раздался его недовольный голос. — Уизли неровно нарезал мои коренья.

Чувствуя, что еще немного — и я взорвусь от ярости, я встал и медленно приблизился к ученическому столу. Да, Уизли полностью испортил замечательное растение. Баллы я не снял только потому, что в этой ситуации Малфой раздражал меня куда больше.

— Отдайте свои коренья Малфою, Уизли, — велел я, — а его возьмите себе.

— Но сэр!..

Сейчас же, — прошипел я. Гриффиндорец отшатнулся и, с пылающими от гнева щеками, поменялся кореньями с Драко.

Я развернулся, чтобы отойти к своему столу, когда Малфой снова заговорил:

— А, сэр, еще я не смогу справиться с сушеной смоквой.

Я со всей силы впился ногтями в ладонь, искренне надеясь, что хоть это немного отрезвит меня. Малфой зашел слишком далеко — либо он полный кретин, либо совсем потерял разум и решил, что может демонстрировать мне свое неуважение и остаться при этом безнаказанным. Я ненавидел, когда кто-то на моём уроке хотел увильнуть от своих обязанностей. Не будь у меня необходимости отвлечь Малфоя от инцидента с гиппогрифом, я бы заставил его нарезать вдвое больше ингредиентов левой рукой. Ему пошло бы на пользу. Пока же выходило, что пользу извлек только Уизли и, наверное, Поттер, внимательно следивший за происходящим. В будущем они, вероятно, не повторят эту ошибку и будут старательно выполнять любую полезную работу, которую им поручат.

— Поттер, очистите смокву Малфоя, — сказал я, ощущая, что всё тело почти вибрирует от напряжения. Малфой еще пожалеет о своем поведении — клянусь, я не спущу ему это с рук. Выжду какое-то время и, когда история с гиппогрифом более-менее забудется, преподам Драко урок, который навсегда отучит его бездельничать на моём уроке.

Поттер, мрачно поджав губы, принялся за работу, а я наконец отошел от их стола и направился к другим ученикам.

Этот урок стремительно становился худшим за всю историю моего преподавания. Малфой, совершенно распоясавшись, продолжил болтать как ни в чём не бывало:

— Как там ваш дружок Хагрид?

— Не твое дело, — процедил Уизли.

— Боюсь, недолго ему осталось нас учить, — сожаление в голосе Малфоя было таким фальшивым, что меня передернуло. — Папу очень обеспокоила моя травма…

— Поговори еще немного, и я подарю тебе настоящую травму!

— …Он пожаловался Совету попечителей и в Министерство магии.

Я остановился, чувствуя, как ярость внутри продолжает набирать обороты. Люциус пожаловался в Министерство? Я думал, мне удалось убедить его ограничиться Советом попечителей. Чёрт его побери! Он действительно заигрался. Неужели он не осознает, что кофликт с Дамблдором не приведет его ни к чему хорошему?

Я прекрасно понимал, как велика пропасть между взглядами старшего Малфоя и директора. Но ведь Люциус на свободе не в последнюю очередь благодаря Альбусу. Дамблдор был одним из немногих, кто настаивал, чтобы суды над Пожирателями исходили из презумпции невиновности. Это спасло от Азкабана тех, кого Темный Лорд принудил к службе шантажом и Империусом, и других, кто запятнал свою репутацию общением с Пожирателями, но не совершил никаких преступлений. Однако это же помешало посадить самых искушенных в защите, имеющих давние связи с властями и деньги — таких, как Люциус. Видимо, не склонный отягощать себя долгами, Люциус записал свободу на счет своих личных побед.

Если неблагодарность была объяснима, то недальновидность Люциуса меня неприятно удивляла. Как один из самых приближенных к Лорду, он должен хорошо помнить, насколько безумным стал «хозяин» незадолго до рокового дня в Годриковой лощине. Люциус должен осознавать, что после возвращения Лорда его положение может стать катастрофическим, и тогда Дамблдор окажется для него, Нарциссы и Драко единственным спасением. Но нет, он настойчиво портил отношения с директором. Похоже, гордость окончательно затмила рассудок Люциуса, а годы свободы притупили ужас, который он испытывал в последние месяцы до падения Лорда.

Практически трясясь от распирающего бешенства, я набросился на Лонгботтома, с лица которого от страха мгновенно схлынули все краски. До чего жалкое существо.

— Оранжевое, Лонгботтом, — ледяным голосом констатировал я, зачерпывая немного отвратительной жидкости и на глазах всего класса выливая ее обратно в котел. — Оранжевое. Скажите мне, вы способны воспринимать хоть какую-то информацию? Разве вы не слышали, как я ясно сказал: добавить одну крысиную селезенку? Разве я не говорил, что двух капель пиявочного сока будет достаточно? Что я должен сделать, чтобы вы, наконец, начали понимать?

Теперь к лицу мальчишки прихлынула кровь, на глазах выступили слёзы. Я в отвращении скривился. Такие ученики вообще не должны переступать порог Хогвартса. Вначале я предполагал, что расхлябанное состояние этого сопляка может быть вызвано болезнью его родителей, но теперь очевидно, что он сам по себе ни на что не способен и едва ли это когда-нибудь изменится.

— Пожалуйста, сэр, — раздался взволнованный голос Грейнджер, — пожалуйста, позвольте мне помочь Невиллу всё исправить…

— Не помню, чтобы давал вам разрешение выпендриваться, мисс Грейнджер, — холодно прервал я ее и с удовлетворением увидел, как лицо гриффиндорки тоже вспыхнуло. — Лонгботтом, в конце урока мы дадим пару капель этого зелья вашей жабе и посмотрим, что случится. Может, это заставит вас сделать его правильно.

Я не успел отойти, как Лонгботтом жалобно обратился за помощью к Грейнджер. Что ж, я не сомневался, что этот остолоп — полная бездарность, а вот сможет ли Грейнджер исправить подпорченное зелье… интересно.

Видимо, заразившись наглостью Малфоя, многие в классе принялись переговариваться. Финниган громким шепотом окликнул Поттера:

— Эй, Гарри, ты слышал? В Пророке пишут, что Сириуса Блэка видели.

Я остановился рядом с котлом Патил и обратился в слух. За завтраком со мной уже поделились этой новостью, и я почувствовал одновременно ликование и страх. Ликование, потому что дни Блэка сочтены — он не покинул страну, а тут его рано или поздно поймают, ведь вся общественность начеку. Страх — потому что Блэк явно настроен серьезно, он не успокоится, пока не доберется до Поттера. Я не был уверен, известно ли об этом самому Поттеру — оставалось надеяться, что возможность узнать появится прямо сейчас.

— Где?

— Совсем недалеко отсюда, — в голосе идиота Финнигана звучало воодушевление. — Его увидела маггла. Она, конечно, приняла его за обычного преступника — им же вроде всем так сказали? Вот и позвонила на горячую линию. К тому времени, как на место прибыли люди из Министерства, Блэка и след простыл.

— Недалеко, значит… — Уизли бросил странный взгляд на Поттера. Я задумчиво нахмурился, но Уизли тут же добавил, обращаясь к Малфою: — Чего тебе? Еще что-то порезать?

Малфой его проигнорировал, не мигая глядя на Поттера.

— Что, думаешь поймать Блэка собственноручно? — осведомился он. Я быстро взглянул на гриффиндорца. Неужели Малфою известно то, чего не знает Альбус? До Поттера действительно дошла информация, которую тщательно от него скрывают?

Но тот только отмахнулся:

— Ага, конечно.

— На твоем месте я бы уже давно что-то сделал, — Драко, кажется, не смутило безразличие Поттера. — Я бы не оставался в школе, как паинька, я был бы снаружи. Искал бы его.

— Ты о чём, Малфой? — резко спросил Уизли. Я окончательно успокоился, убедившись, что Поттер ничего не знает. Если мальчишка во многом оставался для меня загадкой, и я допускал, что в какие-то моменты могу не разобраться, врет он или нет, то с его рыжеволосым другом таких проблем не возникало. На лице Уизли всегда отражались все его мысли, и сейчас он искренне недоумевал. А Поттер не утаил бы от него таких сведений.

— Ты что, не знаешь, Поттер? — выдохнул Малфой.

Поттер нахмурился.

— Чего не знаю?

Малфой недоверчиво фыркнул.

— Наверное, ты просто струсил. Хочешь оставить всю работу дементорам? Я бы отомстил. Я бы сам его выследил.

О чём ты?

Мгновенно сориентировавшись, я произнес:

— К этому времени вы уже должны были добавить все ингредиенты. Перед тем как пить, зелье следует настоять, поэтому, пока оно будет кипеть на медленном огне, приберите на столах, а потом мы проверим, что нам приготовил Лонгботтом.

Мальчишка, услышав мои слова, окончательно поддался панике и начал судорожно размешивать зелье, начисто позабыв о всякой последовательности. Хмыкнув, я прихватил специально заготовленный на этот случай антидот и двинулся к нему с наиболее суровым выражением лица, демонстративно медленным шагом. К моему сожалению, его зелье стало правильного зеленого цвета, так что мисс Грейнджер, очевидно, всё удалось. Лонгботтом этого не знал и, когда я поднес ложку зелья к его жабе, был уже на грани обморока. Этот всепоглощающий ужас, возможно, не пройдет даром и наконец научит Лонгботтома хоть чему-нибудь.

Жаба с громким хлопком превратилась в головастика, и гриффиндорцы в восторге начали хлопать в ладоши. Спустя несколько мгновений я достал из кармана маленькую бутылочку (интересно, кто-нибудь догадается, что умерщвление животного не входило в мои планы?), вернул жабе прежний облик, отдал счастливому Лонгботтому и закончил урок словами:

— Минус пять очков Гриффиндору. Я сказал вам не помогать ему, мисс Грейнджер.

Девочка расстроенно опустила голову и поспешила покинуть класс.

— Мистер Малфой, — негромко позвал я, когда мальчик приблизился к двери, — зайдите ко мне в кабинет сегодня около семи вечера.

Осторожно посмотрев на меня, Драко пробормотал «Хорошо, сэр» и покинул класс.

Я дождался, пока все ученики выйдут, и устало потер глаза. Чёрт бы побрал этого Малфоя. Теперь непременно придется поговорить с ним и каким-то образом заставить никогда не возвращаться к разговору о Блэке с Поттером. Бог знает, к каким последствиям это может привести.




* * *

За некоторое время до обеда в мой кабинет постучали. Я отложил перо, бросил «Войдите» и выжидающе уставился на дверь. Внутрь вошел Алекс Манцер и замер на пороге, нервно теребя мантию и отказываясь на меня смотреть.

— Садитесь, — холодно сказал я, внимательно за ним наблюдая. По внешнему виду мальчика я бы не предположил, что он может то и дело выводить из себя преподавателей, но что-то всё же происходило, иначе ко мне бы не поступало столько жалоб. Я знал, что многие были заранее негативно настроены по отношению к моим ученикам, но на первокурсника еще никогда столько не жаловались. Удивительно, ведь на моих уроках он всегда вел себя лучшим образом — я бы даже сказал, среди первокурсников этого года равных в зельеделии ему не было. Единственное — он никогда не разжигал огонь под котлом самостоятельно и никогда его не тушил — пользовался помощью соседа. Я решил дать ему какое-то время привыкнуть: у некоторых магглорожденных был страх перед подобными вещами, торопить их не стоило.

Будь мальчик чистокровным, я бы предположил, что своим поведением на уроках других преподавателей он пытался продемонстрировать пренебрежительное отношение к остальным, нечистокровным ученикам, а у меня вел себя иначе только потому, что я был его деканом. Но оба его родителя магглы.

Манцер медленно подошел и сел на стул напротив меня, по-прежнему не поднимая глаз.

— Вы знаете, почему я вас вызвал?

Мальчик молча пожал плечами.

— На вас только за эту неделю поступило восемь жалоб. Восемь, Манцер! Это по жалобе на каждом занятии, не считая моих, начиная с понедельника. Вы можете это как-то объяснить?

Слизеринец, нахмурившись еще сильнее, поколебался и произнес:

— Думаю, учителям не нравится, как я справляюсь с заданиями.

— В том-то и дело, что, по их словам, вы с ними никак не справляетесь. Возьмем урок профессора Спраут. Вместо того, чтобы срастить порванные листья, вы склеили их жвачкой. Почему? Вы в самом деле думали, что это сработает?

— Да! — неожиданно громко воскликнул Манцер и впервые посмотрел на меня. Я удивленно приподнял бровь, видя настоящие злость и отчаяние в его глазах. — Я читал, что так тоже можно! Что жвачка из окопника обладает лечебными свойствами и может помочь плохому растению снова вырасти. Я специально узнал, что мы будем проходить на первом уроке по травологии, и купил эту жвачку. Но у меня не получилось, а профессор Спраут выгнала меня из класса, — мальчик поджал губы, явно стараясь удержать себя от нелестных слов в адрес Помоны. Я задумчиво взглянул на него, пытаясь найти хоть одно логическое объяснение.

Жвачка из окопника? Удивительно, как ему удалось такую достать и где он мог прочитать о ее лечебных свойствах. Ведь эта рекомендация встречалась лишь в дополнительной литературе, не предназначенной первокурсникам. Значит, Манцер нашел книгу намеренно, но не сумел правильно истолковать рекомендацию.

— Понимаю, — мягко сказал я, хотя в действительности не понимал ничего. — Но почему вы решили выбрать такой сложный способ? Не легче было бы выполнить указания вашего профессора и научиться нужному заклинанию?

Манцер снова опустил голову вниз и крепко сжал кулаки.

Интересно. Мальчик определенно не напоминал лентяя — напротив, мое первое впечатление о нём оказалось верным. Он был достаточно умен и изобретателен, но что-то с ним было не так — что-то явно мешало ему применять магию. У него не было магического блока, это я знал точно, иначе он хотя бы попробовал использовать заклинание под присмотром учителя. Если бы у него не получилось, мне бы уже доложили. Нет, здесь дело было в чём-то другом.

— Хорошо, — всё так же спокойно сказал я. Алекс тут же смерил меня подозрительным взглядом. — Хорошо, я не буду снимать баллы со Слизерина за жалобы других преподавателей на вас. И я не стану назначать вам отработку. Но я хочу, чтобы в конце недели вы пришли ко мне на дополнительное, индивидуальное занятие. Суббота, в семь вечера. Вы поняли?

Манцер недовольно рассматривал свои руки. Наконец он резко кивнул и не поднимая головы двинулся к выходу. Даже не спросив разрешения.

Я не стал его останавливать. У меня появилась идея, и в субботу я смогу понять, прав я или нет.




* * *

После обеда я направился в учительскую. Проверять работы я закончил утром, но мне было крайне любопытно, что сегодня скажут преподаватели о моих учениках — особенно о Манцере. Первый урок у него был с Минервой, и я приготовился выслушать новую порцию жалоб.

К моему удивлению, в комнате никого не обнаружилось. Недоумевая, я обошел стол и вздрогнул, когда старый гардеробный шкаф внезапно с силой дернулся.

Я нахмурился и взялся было за палочку, когда сообразил, что внутри боггарт.

Точно. Люпин еще вчера предупредил всех, что хочет воспользоваться учительской для первого урока с третьекурсниками, и все, разумеется, согласились. Такое впечатление, что он забыл элементарное заклятье трансфигурации и не додумался превратить какой-то предмет в своем классе в шкаф. Чем еще объяснить его демонстративное объявление вчерашним днем?

А. Ну конечно же. Наверняка хотел показать, какой он изобретательный и необычный учитель, какие интересные занятия он умеет организовывать. Что ж, я с большим удовольствием останусь здесь и понаблюдаю, как именно ему удастся построить класс перепуганных третьекурсников. В конце концов, учительская — общее место, и я имею полное право здесь находиться. Люпину придется смириться с тем, что я стану первым свидетелем его позора.

Удовлетворенный, я выбрал место в противоположном конце класса, возле камина, и стал ждать.

Буквально через несколько минут дверь отворилась, и в учительскую, оживленно переговариваясь, зашли ученики вместе с улыбающимся Люпином. Я поморщился. Как этому чертовому оборотню постоянно удается выглядеть таким приветливым и жизнерадостным?

Брови Люпина удивленно приподнялись, когда он увидел меня, а потом улыбка на его лице стала еще шире. Похоже, он только обрадовался моей компании. Что за идиот.

Мой взгляд случайно упал на Поттера, и я замер.

Чёрт. Да что со мной такое сегодня?! Сначала отвратительное утро, когда мне не хотелось выходить из своей комнаты, потом я начисто забыл, что Люпин собрался проводить урок в учительской, а теперь это… Поттер. Поттер и то, во что может превратиться его боггарт. Что это будет? Темный Лорд? Почему-то я в этом сомневался. Дементор? Ведь именно эти создания служат ему напоминанием о смерти родителей. Но всё же… а если нет? Что, если это будет нечто куда более страшное? Например, тела его родителей.

Нет, я не хотел этого видеть. Никогда. Люпин окончательно рехнулся, если решил показать боггарта классу, в котором находится Поттер. Раз дементоры влияют на него так, что он теряет сознание, не хочется и думать, что произойдет, увидь он нечто более пугающее.

Наверное, мне всё же стоило остаться и присмотреть за тем, как пройдет урок. Чтобы… чтобы быть рядом в случае чего. Такому, как Люпин, нельзя доверить ничего ответственного.

Но я боялся, что сейчас мне тоже нельзя доверять. Потому что если я увижу… нечто подобное, мое состояние может стать крахом всего, что Альбус так тщательно запланировал. Потерять контроль над собой в присутствии Малфоя? Крэбба, Гойла, Забини, Нотта? Поттера? Ни за что.

— Не закрывайте дверь, Люпин, — торопливо сказал я, поднимаясь на ноги. — Не думаю, что хочу стать свидетелем этого.

Видя искреннее недоумение в глазах оборотня, я поспешно направился к выходу. Уже там, желая отвлечь Люпина и прервать его размышления о моём странном поведении, я остановился и ядовито проговорил:

— Наверное, никто не предупредил вас, но в этом классе учится Невилл Лонгботтом. Я бы советовал не поручать ему сложных заданий — он не справится, если только рядом не будет мисс Грейнджер, шепчущей подсказки ему на ухо.

Мой план сработал — вместо озадаченности в глазах Люпина появился холод.

— А я надеялся, что именно Невилл мне поможет, — проговорил он, пристально глядя на меня. — И я уверен, что он прекрасно справится.

Что ж, удачи.

Презрительно искривив губы, я вышел в коридор, с силой захлопнув за собой дверь.

Только снаружи мне наконец удалось перевести дыхание.




* * *

Остаток дня я провел у себя в лаборатории, работая над зельем для Люпина. Ужин пришлось пропустить: отвлечься от сложнейшего процесса приготовления нельзя было ни на минуту.

Около девяти, завершив третий этап, я придирчиво изучил цвет кипящей жидкости и удовлетворенно улыбнулся. Я впервые варил Волчье противоядие, и меня несказанно обрадовало, что всё получилось с первой попытки. Конечно, предстояло еще несколько этапов, но самое трудное было позади.

Оставив зелье кипеть на медленном огне, я запер лабораторию и вышел из кабинета.

Единственный перерыв, что я сделал за весь вечер, ушел на разговор с Драко. Мальчик вел себя очень странно — избегал смотреть мне в глаза, бросал взгляды украдкой, отвечал невпопад. Когда я поинтересовался, в чём дело, он поспешил заверить меня, что всё в порядке, но его тут же заалевшие щеки мгновенно дали понять: врет. Я решил не докапываться до истины — по крайней мере, пока, так как основной моей целью было заставить Малфоя молчать о Блэке. Как ни странно, это не составило труда: я осведомился, действительно ли он хочет дать Поттеру шанс в очередной раз блеснуть своим гриффиндорским безрассудством и получить новую порцию восхищенных взглядов и завистливых вздохов, которые последуют независимо от того, удастся ему поймать Блэка или нет. Как бы между прочим я добавил, что люди наверняка примут любую глупость Поттера за благородство и снова вознесут его на пьедестал. Малфой нахмурился, задумчиво пожевал губу и нехотя кивнул. Он казался рассеянным, и я отпустил его, гадая, услышал он меня вообще или нет.

Может, всё дело в сегодняшнем уроке у Люпина? Встреча с боггартом мало кому придется по душе, особенно тринадцатилетнему ребенку. Мало того, что все окружающие видят твой самый большой страх, еще и ты сам сталкиваешься с ним лицом к лицу. Я не считал, что это может принести пользу — точно не в таком возрасте. Да и вообще, выискивание боггартов в замке не могло закончиться хорошо. Обычно боггарты выбирали себе место где-то на чердаке, в самых темных и укромных углах, но когда они ощущали угрозу, их передвижения становились хаотичными. Кто знает, сколько человек наткнется на них в ближайшие дни…

Все мысли мгновенно выветрились из головы, когда я повернул за угол. Я окаменел, чувствуя, как в ушах яростно застучала кровь. Перед глазами всё поплыло, желудок сжался так, что всё скудное содержимое ринулось наружу. Мне удалось сдержать себя лишь в самый последний момент. Я зажмурился, попытался сделать глубокий вдох, но воздух так и не поступил в легкие. Вторая попытка тоже не увенчалась успехом. Запаниковав, я схватился за горло, напрочь забыв о палочке. Отчаянно борясь с паникой, я выждал несколько секунд, а потом снова сделал медленный, размеренный вдох полной грудью. Какому-то количеству воздуха удалось попасть внутрь, и я опустил руки, не отрываясь глядя на тело, лежавшее на полу прямо передо мной.

Лили. Тусклые рыжие волосы, слипшиеся от крови, желтое, заостренное лицо с лиловыми пятнами, выцветшие остекленевшие глаза, изуродованное, разбитое тело.

Я знал, что это боггарт. Я ожидал, что мне придется столкнуться с ним в ближайшее время. Но — я всё равно не мог даже пошевелиться. Ноги налились свинцом, вдыхать и выдыхать было неимоверно трудно.

Как можно бояться того, что уже сбылось? Мой самый большой страх осуществился — Лили умерла, я не смог ее спасти.

Но… я так и не рискнул расспросить Дамблдора о той ночи. Я не знал, что Лили пришлось пережить перед смертью, страдала она или нет. Мне хотелось тешить себя мыслью, что она умерла сразу, но ведь я хорошо знал пристрастия Лорда. Мучил ли он ее? Самый верный способ узнать — спросить у Альбуса, но как только я собирался с силами, меня мгновенно охватывало оцепенение.

В каких-то случаях незнание казалось лучшим выбором.

Трясущейся рукой я вытащил палочку и попытался направить ее на тело передо мной.

Риддикулус.

Ничего не произошло — с палочки даже не сорвались искры. Отчаянно закусив губу, я попробовал еще раз:

Риддикулус.

Мой голос прозвучал настолько хрипло и сдавленно, что палочка снова не отреагировала. Сейчас я вообще не чувствовал в себе магии, не чувствовал, что хоть что-то могу. Как будто не было долгих лет обучения в Хогвартсе, тонны прочитанных книг, часов изнурительных занятий.

Риддикулус!

Раздался хлопок. Я с надеждой посмотрел вперед и едва сдержал стон. Теперь вместо Лили на полу лежал Поттер, скорчившийся в позе эмбриона. Его очки были разбиты, на лице застыло беспомощное выражение, а по всему телу виднелись порезы будто от Сектумсемпры. Моего заклятья.

Нет. Нет, это видеть было просто невозможно!

Риддикулус!

На этот раз мне удалось произнести нужное слово увереннее и тверже, но боггарт не исчез. Неудивительно — я не мог представить ничего смешного. Превратить свой самый большой кошмар в шутку? Для меня это было просто непостижимо.

С очередным хлопком тело Поттера превратилось в тело Дамблдора. При виде этого сильного, могущественного человека неподвижным и бессильным меня накрыл слепой ужас. Не надеясь, что заклятье сработает, я всё равно попытался выдавить заветное слово.

Бесполезно. Хлопок — и теперь передо мной лежало тело мамы, с опухшим лицом и неестественно вывернутыми руками.

Палочка выпала из рук, и я привалился к стене, тяжело дыша.

У меня ничего не получалось. Я не смогу это сделать. Легче всего было бы попытаться сбежать, но я почти не чувствовал своего тела. Мог только стоять с плотно закрытыми глазами, стараясь не забыть, как дышать.

А ведь чтобы мой малодушный побег увенчался успехом, мне придется прятаться: оказавшись с человеком один на один, боггарт может преследовать его, пока человек не справится со своим страхом — или боггарт не отвлечется на новую «жертву». К тому же в коридорах на этого боггарта может набрести какой-нибудь младшекурсник, не умеющий себя защитить…

Я не чувствовал чужого присутствия до тех пор, пока сзади не раздался приглушённый возглас.

— Профессор Снейп! О Боже мой…

Грейнджер. Чёрт, только не она. Ситуация становилась всё хуже и хуже, словно я попал в кошмар, который никак не заканчивался.

Девочка, растерянно замершая, внезапно решительно выпрямилась и шагнула вперед. Уже через мгновение боггарт превратился в Минерву, разочарованно глядящую ей в глаза и качающую головой.

— Я доверяла вам, — тихо проговорила она. — Я доверяла вам, мисс Грейнджер, и посмотрите, что вы наделали. Теперь всему Магическому миру известно о том, что мы разрешили вам пользоваться маховиком времени — и всё из-за вашей безответственности! Профессор Дамблдор лишился работы, а мне, возможно, предстоит отправиться в Азкабан за такое вопиющее нарушение правил. Вы всех подвели. Вы нас предали! Вам теперь с этим жить!

Если бы у меня нашлись силы, я бы фыркнул. Страх Грейнджер не мог бы быть примитивнее… но с другой стороны, настоящие страхи обычно такие и есть: примитивные, банальные, почти не трогающие тех, кто от них свободен. Ответственная девочка больше всего боится не оправдать надежд. Подвести тех, кто ей доверился. При других обстоятельствах… я бы это оценил.

Риддикулус! — звонко воскликнула она. Раздался щелчок, Макгонагалл недоуменно шагнула назад и шлепнулась на пол. Ее тело уменьшилось в росте и распухло. Волосы рассыпались по плечам, зеленая мантия превратилась в короткое пурпурное платье. Вместо профессора трансфигурации на полу сидела упитанная девчонка кукольного вида и беззастенчиво разглядывала меня через громадные квадратные очки.

Грейнджер залилась краской и закрыла лицо руками. Но быстро придя в себя, она обратилась ко мне:

— Профессор, у вас есть какой-то футляр? Нужно загнать его куда-то, пока он снова не превратился.

Я медленно поднял палочку и сосредоточился. Сейчас, не видя перед собой самые страшные в моей жизни образы, я почувствовал прилив сил и сумел трансфигурировать крошечный камень в коробку.

— Возьмите, — хрипло сказал я, протягивая коробку Грейнджер. — Потом отдайте… Люпину.

Девочка с готовностью кивнула, ловко упрятала боггарта и бережно положила коробку в свою сумку.

— Вы в порядке? — осторожно спросила она. — Вы очень плохо выглядите. Давайте я помогу вам добраться до ваших комнат? Или, может, мне позвать мадам Помфри?

— Нет! — резко прервал я ее. — Нет.

Грейнджер замолчала, глядя на меня широко распахнутыми глазами.

— Вы… вы не можете никому рассказать о том, что видели, — наконец хрипло выдавил я. — Никому. Даже вашим дружкам, Поттеру и Уизли. Это понятно?

— Да, — тут же закивала она. — Клянусь, я никому не скажу.

Некоторое время я напряженно сверлил ее взглядом, потом поджал губы.

— Что вы вообще здесь делаете в такое время? Забыли дорогу в общую комнату Гриффиндора? Вынужден разочаровать вас — она никак не в подземельях.

— Нет, — Грейнджер смущенно затеребила руками мантию, — я просто должна была встретиться кое с кем.

— Вот как? — Я подозрительно прищурился. — С кем именно?

— Простите, я не могу вам сказать, — еле слышно пробормотала она. — Если этот человек захочет, он с вами сам поделится.

Будь я в лучшем расположении духа, непременно вытряс бы из нее правду. Но после заклинания трансфигурации я снова почувствовал такую слабость, что стал всерьез опасаться упасть прямо здесь, в коридоре, перед Грейнджер. Представить сложно, какие последствия имело бы столь полное, окончательное унижение.

— Идите, — бросил ей я. — И держите рот на замке.

Судорожно кивнув, Грейнджер прошла вперед, но снова остановилась и повернулась ко мне.

— Вы уверены, что с вами всё будет в порядке? — обеспокоенно спросила она. Я ответил ей яростным взглядом.

— Не забывайте, с кем разговариваете. Убирайтесь отсюда! Немедленно!

Видя, что она всё еще колеблется, я хотел снять несколько десятков очков с Гриффиндора, но промолчал. Сам не до конца понимая, почему.

Наконец, участливо пожелав спокойной ночи, девочка скрылась за поворотом. Я привалился к стене и устало закрыл глаза. День, начавшийся так плохо, закончился настоящим кошмаром. Я не хотел даже думать о том, что будет, если Грейнджер не сдержит слова и проговорится.

На подкашивающихся ногах я медленно двинулся к двери, ведущей ко мне в комнаты.

В безопасность.

просмотреть/оставить комментарии [202]
<< Глава 32 К оглавлениюГлава 34 >>
ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

октябрь 2017  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.11.19
Мир, каков он есть [23] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.11.23 10:29:02
Только ты [1] (Одиссея капитана Блада)


2017.11.22 14:37:29
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.22 01:07:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.21 18:53:45
Быть женщиной [4] ()


2017.11.21 11:03:31
Самая сильная магия [5] (Гарри Поттер)


2017.11.21 06:57:51
Змееловы [4] (Гарри Поттер)


2017.11.21 00:10:33
Мазохист [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 10:56:36
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.20 09:47:54
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.20 09:47:26
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.11.19 19:08:07
Я, арестант (и другие штуки со Скаро) [0] (Доктор Кто?)


2017.11.17 10:18:01
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.11.15 09:05:11
Игры разума [26] (Гарри Поттер)


2017.11.14 20:15:40
Отвергнутый рай [9] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.11.14 11:27:49
Другой Гарри и доппельгёнгер [11] (Гарри Поттер)


2017.11.12 15:32:34
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2017.11.11 23:18:50
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [12] (Гарри Поттер)


2017.11.11 15:07:07
Без права на ничью [0] (Гарри Поттер)


2017.11.10 12:47:54
Слизеринские истории [128] (Гарри Поттер)


2017.11.09 22:18:44
Raven [23] (Гарри Поттер)


2017.11.07 04:21:15
Рассыпая пепел [5] (Гарри Поттер)


2017.11.06 20:17:27
Свет в окне напротив [132] (Гарри Поттер)


2017.11.05 18:24:07
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2017.11.03 15:29:26
Аутопсия [8] (Гарри Поттер)


2017.11.03 12:55:34
Последствия тайной любви Малфоя [2] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.