Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Игорь, а ты уже квас допил?
- Сам ты КВАСДАПИЛ, Альбус!

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12700 авторов
- 26940 фиков
- 8622 анекдотов
- 17683 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 26 К оглавлениюГлава 28 >>


  Дочь зельевара

   Глава 27
Хогвартс в семь часов утра завораживал. Он был пуст, гулок, по-утреннему свеж. Старый замок медленно, лениво, но с удовольствием подставлял каменные бока грядущему дню. Казалось, что стоит лишь умеючи прислушаться, и станет слышно, как он сладко зевает, оставаясь безмолвным. Замереть на месте и почувствовать, как с наслаждением потягивается, не теряя своей величественной неподвижности. Для тех, кто способен чувствовать камень, это не тайна, а истинное удовольствие – разделить пробуждение с таким великолепным созданием.
Эрика умела чувствовать камень, но удовольствий ей этим утром не светило. Мысли были заняты другим, настроения не было вообще. Остаток ночи прошел муторно, бестолково и не принес желаемого отдыха ни телу, ни разуму. Она спала урывками, постоянно просыпаясь от невнятных кошмаров. Еще два раза за ночь она заставляла себя проведывать Северуса, осторожно вливать ему в горло восстанавливающие зелья.
Очередной раз вырвавшись из полубредового забытья где-то в без десяти шесть, Эрика поняла, что дальше пытаться уснуть бессмысленно. С трудом дождавшись, пока неторопливая стрелка на циферблате пересечет-таки семичасовой рубеж, она поспешно покинула апартаменты декана Слизерина, с тем, чтобы задать кое-какие вопросы директору школы. Как и о чем она будет спрашивать – Эрика понятия не имела. Не думала она и о том, что в такой ранний час старый маг может еще просто не проснуться. Даже не то, чтобы не думала – не придавала значения. Эта ночь была очень долгой. Первоочередных вопросов успело скопиться уже пара дюжин. И Сетлер намеревалась получить ответы на все, причем в самое ближайшее время. И ей было совершенно наплевать, откуда для этого придется вытащить старика Дамблдора – из постели, из сортира, да хоть с того света…
Она уже подходила к короткой лестнице, которая вела прямиком к подножью мордатой горгульи, охраняющей вход в директорский кабинет, когда поняла, что с побудкой школьного начальства основательно опоздала. Слышались голоса, бодрые, громкие и крайне недовольные. Видимо, разговор уже шел, какое-то время, и с чего все началось, понятно не было. Говорившие, судя по всему, застыли на пороге кабинета Дамблдора, не удосужившись пересечь его ни в одну, ни в другую сторону.
Повинуясь порыву, Эрика тут же спряталась в ближайшей нише, за доспехами, целиком обратившись в слух.

- …поведение возмутительно, - голос профессора МакГонагалл. – Вы не имеете права вот так врываться в школу ни свет ни заря…

- Профессор, это не моя прихоть… - не знакомый Эрике мужской голос. Высокий и хриплый одновременно. Ясно, что обладатель голоса из последних сил старается остаться вежливым.

- Еще скажите, что это служебная необходимость, - снова возмущенная МакГонагалл.

- Минерва, пожалуйста, не волнуйтесь так, - это Дамблдор. – Уверен, у господина аврора есть веские причины для подобных обвинений.

Надо сказать, что интонация директора не соответствовала его словам. И будь на то развязаны руки, Альбус Дамблдор с удовольствием спустил бы «господина аврора» с самой высокой лестницы Хогвартса. Упомянутый аврор это явно ощущал, но показательно игнорировал.

- Разумеется. – Снова незнакомый голос. – На иглы раппа было наложено следящее заклятие…

- Вы используете иглы раппа?! – неподдельные осуждение, ужас и отвращение явственно скользнули в тоне МакГонагалл.

- На войне, как на войне, мадам, - холодно сказал аврор. – Так вот, на иглах раппа лежало следящее заклятье. И оно показало, что один из пораженных этими иглами переместился в Хогвартс.

- Это явная ошибка, - безапелляционно заявляет Дамблдор.

- Это легко проверить, - в тоне аврора неприкрытое ликование. – Если я прав, ваш так называемый профессор сейчас умирает, если уже не умер.

- Да как вы… - декан Гриффиндора возмущена, но ей не дают закончить:

- От этого яда невозможно излечиться. По крайней мере, за столь короткий срок…

- Подумайте еще раз, - голос Дамблдора тверд, но Эрике удается выловить в нем обреченные нотки. – Вы обвиняете человека, основываясь на его прежних ошибках…

- Директор Дамблдор, - тон аврора едок, как кислота, - служба Сами-знаете-кому - это не ошибка, это преступление. Преступление, за которое даже пожизненное заключение в Азкабане - недостаточное наказание, – аврор явно выведен из себя. – Поверьте мне, Снейп сейчас благополучно подыхает в своих подвалах, и моя задача состоит в том, чтобы дать ему противоядие и не позволить окочуриться до суда. Такая смерть для подобных мерзавцев – слишком легкий исход.

- Ну, знаете ли… - обескураженно выдохнула МакГонаглл…

Эрика не стала слушать дальше. Она сорвалась с места, чувствуя, как от резкого движения взвыли неподготовленные мышцы и связки. Вникать в суть было не нужно. Все и так ясно – что-то случилось этой ночью, что-то страшное. С участием Пожирателей смерти и бойцов аврората. И Снейпа, смертельно раненного, проследили до самой школы.
Эрике казалось, что она никогда еще не бегала с такой скоростью – благо коридоры замка были пусты. Она буквально слетела вниз в подземелья по ступеням извилистой лестницы. Вихрем ворвалась в гостиную Снейпа, захлопнула дверь, прижала ее спиной, словно это могло помочь. Взгляд Сетлер заметался по комнате, в безумной надежде найти решение. С ужасом она наткнулась глазами на маску и плащ Пожирателя Смерти, вольготно валяющиеся на диване. Сгребла этот компромат, в панике покрутила головой, и не придумала ничего лучше, как забежать в спальню и затолкать все это под кровать. Можно подумать, это решало все проблемы!
Мельком Эрика глянула на Снейпа. Тот беспробудно спал, и поднять его сейчас и привести в чувство для предъявления въедливому аврору было решительно невозможно. Не пустить этого дознавателя в комнату – значит подтвердить его подозрения. Позволить увидеть зельевара таким – подписать слизеринскому декану приговор. Даже с учетом того, что Снейп не при смерти, аврор должен быть совершеннейшим идиотом, чтобы поверить, что подозреваемый просто основательно прихворнул, в то время как неустановленный Пожиратель Смерти прячется по темным углам школьных коридоров. Такие наивные ребята в аврорате долго не задерживаются.
Но отдать Снейпа в бескомпромиссные и скорые на расправу руки правосудия Эрика не могла – не для того она тянула его из когтей смерти. Что может случиться с зельеваром уже в следственном изоляторе (с учетом его прошлых статей) Сетлер представляла весьма неплохо, со всем размахом своей плодовитой фантазии. Пожалуй, у Снейпа даже нет шансов дожить до Азкабана целиком. Нет, убить, конечно, не убьют… Но покалечат так, что «Авада Кедавра» будет актом нечеловеческого милосердия.
Эрика выскочила из спальни, плотно закрыла дверь. В панике она заметалась по гостиной, лихорадочно обшаривая взглядом пространство. Эрика просто кожей ощущала, как течет время, как обращаются в пыль последние минуты перед тем, как раздастся стук в дверь, и все будет кончено. А спасительных идей все не было.

* * *
Луис Терренс ликовал, хоть и старательно не показывал виду. Наконец-то эта скользкая тварь получит свое. От таких явных улик его не отмажет даже Дамблдор.
Первая война с Тем-кого-не-называют отняла у Луиса Терренса всех, кем он дорожил больше всего на свете – родителей, младшего брата и любимую девушку.
Его семья была смешанной. Мать - ведьма, отец – магл. Самому Лу довелось родиться магом. Он никогда не считал это чем-то из ряда вон выходящим – просто интересное дополнение к приключению, коим ему представлялась его собственная жизнь. Он с удовольствием слушал мамины рассказы о волшебном мире и Хогвартсе, и, чего греха таить, с нетерпением ожидал того дня, кода сам сможет отправиться в школу и своими глазами увидеть и зачарованный потолок Большого Зала, и площадку для игры в квиддич, и мрачные подземелья с настоящими привидениями.
Но и рассказы отца – профессора истории – не могли оставить равнодушным будущего колдуна. Отец был великолепным рассказчиком. В университете, где он преподавал, аудитории на его лекциях всегда были полны. Без всякой магии он умел перенести слушателя в любую эпоху, самый заурядный исторический факт расцветал в его устах уникальным судьбоносным событием. Надо ли говорить, что его сыну доставалась львиная доля из этой сокровищницы простых магловских чудес.
К седьмому курсу Хогвартса молодой Терренс так и не определился, какой из миров привлекает его больше – магический или магловский. Для себя он сделал вывод, что его жизнь должна пролегать на периферии этих двух миров. А знакомство с Элизабет Пратт, племянницей нелюдимого угрюмого соседа Терренсов, уверило Луиса в этом решении. Смуглая синеглазая хохотушка, приехавшая навестить дядю, с первого взгляда запала в душу и захватила сердце молодого мага, вернувшегося в отчий дом на каникулы. Немного позже он узнал, что его избранница является сквибом. Она очень стеснялась этого, он же был счастлив как никогда. Лизи представлялась ему тем метафизическим хранителем границы двух таких близких и далеких одновременно миров. Не умеет колдовать? Господи, какие пустяки! Главное, она знает, что может быть так, а может иначе, и с ней можно говорить, не боясь сболтнуть какую-нибудь страшную тайну о магическом мире. И не боясь смутить консервативный магловский мир.
А потом он вернулся в Хогварс, догрызать гранит магической науки – начался последний год Луиса в школе. А через три недели молодого Терренса вызвал к себе директор и сообщил страшную весть. Луис Терренс остался один. Все, кем он дорожил, погибли. Мама, папа, братишка Винсент, которому только исполнилось двенадцать. И Элизабет. Милая, чуткая Лизи, зашедшая в тот злополучный вечер навестить семью любимого.
Это был просто очередной рейд Пожирателей Смерти. Очередная бессмысленная и беспощадная акция устрашения. Шесть магловских семей были убиты той ночью. Среди них оказалась семья Терренсов и единственная дочь семьи Пратт.
Тогда жизнь Терренса раскололась на «до» и «после». В тот день молодой талантливый веселый зубоскал-равенкловец умер. В тот же день родился другой Луис Терренс. Подозрительный, отчужденный, озлобленный.
После Хогвартса он сразу же подал документы в Высокую Школу Авроров. С блеском сдал вступительные экзамены. И все три года обучения он был в числе первых. Упорный, внимательный, педантичный и хладнокровный настолько, что даже видавшие виды преподаватели-авроры иногда поглядывали на будущего коллегу с боязливым уважением. Луис Терренс лепил из себя идеальную машину исполнения воли правосудия. Настолько идеальную, что балансировал на грани жесткости и жестокости.
Потом была стажировка, и тут Терренсу повезло. Его первый наставник – Магнус Иган – был в составе того отряда, который отбивал атаку Пожирателей в ту ночь, когда Луис лишился всех родных ему людей. Иган поведал молодому стажеру о той операции. О том, сколько убийц полегло и сколько скрылось. О том, скольких нашли и осудили. О тех из них, кто окончил свои дни в Азкабане, и тех, безликих, неопознанных, кто избежал правосудия. И еще об одном, лицо которого Иган увидел и запомнил. О том, кто ушел из облавы авроров. О том, кто оказался скользким, как самая настоящая змея. О том, кто избежал Поцелуя дементора, когда все улики указывали на вердикт «виновен». Мерлин знает, какие порывы заставили одного из сильных мира сего вступиться за преступника. Но у личного врага Луиса Терренса с тех пор было лицо и имя. Северус Снейп.
Магнус Иган был превосходным аврором, принципиальным и непоколебимым. Он не любил, но уважал свою работу. Там было много грязи, боли и страха. Там были невинно осужденные, подставленные, и те, кто оказывался не в том месте и не в то время. Магнус старался отслеживать подобные случаи и стремился к тому, чтобы на его счету не было подобных ошибок. Иган Магнус был превосходным аврором, но при этом умудрился остаться неплохим человеком. И если бы он знал, какую тьму посеял в душе молодого стажера, дав объекту его ненависти всего одно, но реальное лицо, он, предпочел бы забыть о той ночи. Той страшной и кровавой ночи, когда полыхали дома с живыми маглами внутри. Когда почти одновременно ложились на землю мертвые слуги Закона и слуги Темного Лорда. Когда в сражении одного Пожирателя Смерти против троих авроров с первого слетела серебряная маска, открыв узкое бледное лицо с крючковатым носом и черными провалами глаз. Мерлин свидетель, Магнус Иган забыл бы об этом. И никогда бы не заикнулся о своем участии в том сражении. Потому, что Пожиратели Смерти – это страшное зло. Но облеченный властью аврор, питающий свои начинания ненавистью – это еще страшнее.
Магнус Иган был прекрасным аврором, и был хорошим человеком. Но в силу своей профессии он утратил некую чуткость, какое-то тонкое понимание человеческой натуры. Авроры – жесткие люди, иначе им не справиться с поставленной задачей. Их призвание – спасать, оберегать, предотвращать и, если ситуация критична, уничтожать.

На настойчивый стук в дверь никто не отзывался. Терренс оглянулся на своих спутников. Дамблдор являл собой абсолютное спокойствие, МакГонагалл недовольно поджимала губы, двое авроров-оперативников безмолвными изваяниями застыли где-то на периферии света и сумрака подземелий.

- Я думаю, мы зря… - начал было Терренс и осекся – дверь открылась с тихим скрипом. На пороге комнаты стоял Северус Снейп. Он был взъерошен, по-утреннему хмур и по своему обыкновению бледен. Но, вопреки прогнозам аврора, на ногах стоял твердо, и умирать этим утром явно не планировал. Более того, судя по мрачному взгляду – был твердо намерен пережить всех здесь собравшихся.

- Директор Дамблдор, - хрипловато, как и положено только что проснувшемуся человеку, произнес Снейп, - профессор МакГонагалл? Чем обязан столь раннему визиту?

Аврорам достался лишь беглый пренебрежительный взгляд, один на троих.

- Видите ли, Северус, - спокойно начал Дамблдор. – Аврор Терренс считает, что вы…

- Это невозможно, - подал наконец голос упомянутый аврор. До этого он лишь таращился на зельевара, открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег рыба. Он решительно шагнул в комнату, буквально оттирая хозяина апартаментов в сторону. Вся компания ввалилась следом.

- Что все это значит? – возмутился зельевар, поочередно обводя взглядом аврора, директора и профессора трансфигурации. Оперативники, видимо, воспринимались им как предметы мебели.

- Господин аврор намерен предъявить вам обвинения, - сварливо пояснила МакГонагалл.

- Очень интересно, - Снейп смерил Терренса взглядом. Тот, прищурив глаза, цепко осматривал потенциального преступника. Надо ли говорить, что Лу Терренсу очень не нравилось то, что он видел. Не мог, ну не мог этот проклятый Пожиратель оклематься без малого за одну ночь. Сам Мерлин не смог бы подобного после ранения иглами раппа. А эта тварь стоит, как ни в чем не бывало, на корню руша все планы Терренса.

- И в чем же обвиняет меня господин аврор? - медленно процедил Снейп. – И главный вопрос – где его доказательства?

- А ведь верно, - тут же включился в беседу Дамблдор. – Мистер Терренс, вы уверяли нас, что мы застанем профессора Снейпа, в лучшем случае, мертвым. Как вы объясните это?
Дамблдор театрально указал на зельевара. Аврор автоматически проследил за направлением его руки. Снова окинул взглядом подозреваемого. Черные патлы торчат во все стороны, бледный, как поганка. Под глазами темные круги. Одет в рубашку, застегнутую на две средние пуговицы, и брюки. Босой. Канонический образ поднятого с постели человека. И ни намека на ранение.

- Снимите рубашку, - вдруг потребовал аврор.

- Простите? – Снейп так изумился, что даже выражение недовольства слетело с его лица, полностью уступив удивлению.

- А вы не переходите границ? – голос Дамблдора стал холодным, как северный ветер в середине зимы. Было, конечно, забавно наблюдать за аврором, наглядно севшим в лужу, и его попытками сохранить лицо, но подобное требование попадает под определение «личный досмотр», и без соответствующей санкции суда могло считаться превышением полномочий. – Или у вас при себе есть определенные полномочия от Везингамота, о которых вы забыли упомянуть?

- Это не приказ, - произнес аврор, не отводя взгляда от Снейпа. – Это просьба в содействии исполнительным органам власти.

- Поразительная бестактность, - резюмировала МакГонагалл.

- Да уж, - согласился директор, - могли бы постесняться подобных просьб при даме, - тон Дамблдора стал оскорбительно снисходительным. Так разговаривают с неразумными детьми, еще не понимающими разницы между дозволенным и недозволенным.

Аврор раздраженно мотнул головой, не сводя глаз с зельевара. Словно опасался, что стоит выпустить его из виду, и подозреваемый тут же испарится.
Профессор смерил его каким-то слегка чумным, но от этого не менее ледяным взглядом. Затем пожал плечами, расстегнул обе пуговицы. МакГонагалл деликатно отвернулась.
Снейп высвободился из рукавов. Скомкав ворот рубашки в одной руке, он повернулся к Терренсу.
Тот окинул зельевара цепким взглядом, с отвращением покосился на Темную Метку на его предплечье.

- Вы удовлетворены? – едко поинтересовался Снейп. – Или брюки мне тоже снять?

В этом вопросе скользила настолько скабрезная двусмысленность, что Терренс аж побелел от гнева. Авроры-оперативники, не сдержавшись, тихонько фыркнули. Было видно, что Терренс едва сдерживается, чтобы не врезать слизеринскому декану по физиономии.

- К вам пока больше нет вопросов, - процедил сквозь зубы он. С огромным трудом ему удалось взять себя в руки. На его бледных щеках заиграли желваки.
Зельевар хмыкнул и принялся сосредоточенно натягивать рубашку. Дамблдор, явно воспрянувший духом, подошел к Терренсу.

- Я провожу вас до камина…

- Ни в коем случае, - отозвался Терренс, и даже отступил от директора на шаг, словно опасаясь, что старый маг потащит его «на выход» силком.

- Простите?.. - Директор удивленно приподнял брови.

- Я, возможно, погорячился, так скоропостижно обвинив профессора, - в тоне аврора скользило тихое, путь и несколько беспомощное, злорадство. – Но факт остается фактом – следящие чары показали, что в Хогвартс проник Пожиратель Смерти. Если преступник не Снейп, значит, кто-то другой скрывается в школе и представляет опасность для ваших, директор Дамблдор, подопечных.

- Хм, - директор задумчиво пригладил бороду. – Возможно, вы правы…

- Рад, что вы это понимаете, - Терренс скрестил руки на груди. – Поэтому я намерен задержаться, чтобы проследить за порядком… - не высказанное «…и за Снейпом» повисло в воздухе и благополучно достигло сознания каждого, кто присутствовал в комнате.
С этими словами он уставился на Снейпа, словно от решения зельевара зависело, сможет ли аврор остаться в школе. Дамблдор тоже перевел взгляд на подчиненного, как будто предоставляя ему право окончательного слова.
Мастер Зелий рассеянно пожал плечами.

- Мне-то что? – произнес он хмуро. – Если у господина аврора нет иных дел, кроме как в служебное время бегать по школе…


Снейп закрыл за незваными гостями дверь. Запер на заклинание. Прижался лбом к прохладным темным доскам, чувствуя, как взбесившееся сердце старается проломить ребра. Да, внешняя невозмутимость стоила неимоверных усилий. А раз аврор собирается шнырять по школе еще какое-то время, значит, ничего еще не кончилось.
Мужчина оттолкнулся от двери и побрел в спальню. Его походка была нетвердой, чуть пошатывающейся, казалось, ему приходилось делать некоторое усилие, чтобы очередной раз переставить ногу. Кое-как добредя до спальни, он с тихим стоном опустился на край кровати, упер локти в колени, согнулся и вцепился руками в собственные волосы.
Несколько минут пришлось потратить на простые вдохи и выдохи. Тело болело неимоверно. Правда, боль уходила, но не так быстро, как хотелось бы. Так, встать, выпрямиться – время дорого.
Со стороны эта картина выглядела странной - высокий худой черноволосый мужчина стоял и смотрел на свою точную копию, лежащую на кровати.

- Во что я из-за тебя влезаю? – тихий голос, почти шепот в тишине комнат прозвучал как-то неприлично громко. Эрике никогда раньше не приходилось пользоваться Оборотным зельем. Конечно, теоретически она знала о нем все. И сварить тоже не было бы проблемой. Но вот познать, каково это, на собственной шкуре… Не самые, надо сказать, приятные ощущения. Да и ситуация не располагает к научным исследованиям.
Идея с обороткой пришла неожиданно, и казалась горячечным бредом. Но других идей не было вовсе. Благо, Эрика уже давно приметила в лаборатории Снейпа целый флакон оборотного зелья. Дальше было все как во сне. Плеснуть немного зелья в первую попавшуюся емкость (впоследствии это оказалась керамическая ступка), добежать с ним до спальни не расплескав, вырвать (именно вырвать, не до деликатности!) несколько волосков у бессознательного Снейпа, бросить их в зелье (мельком отметив, что оно приобрело насыщенный темно-темно-синий цвет с золотыми искорками), и проглотить его залпом. Дальше стало хуже – тело начало нещадно ломать. Верный признак того, что зелье действует верно. Не дожидаясь окончания трансформации, Эрика принялась за одежду. Расстегивать пуговицы блузки пальцами, сведенными судорогой изменения, да еще и постепенно меняющими размер, оказалось невероятно тяжело. С остальными вещами было попроще. А до шкафа с одеждой Снейпа пришлось добираться на четвереньках – ноги отказывались повиноваться наотрез – и тихонько подвывая от боли. Кое-как стянув с полки рубашку, попутно вывалив себе на голову еще несколько штук, Эрика принялась старательно засовывать в рукава непривычно длинные руки. Ощущение, что тебе велико собственное тело, было совершенно диким и выбивало из реальности. Когда с рубашкой было покончено, раздался требовательный стук в дверь. Эрика тихо застонала – тело все еще ломало. Но окинув себя взглядом, Сетлер поняла, что трансформация уже успела завершиться. Заставив себя рывком подняться на ноги, она выволокла с полки черные брюки, в которые пришлось буквально запрыгивать на ходу – в дверь продолжали настойчиво барабанить. По пути от спальни к двери удалось застегнуть не только штаны, но и пару рубашечных пуговиц, за что Эрика с полным правом могла бы начислить себе баллов пятьдесят, а то и все семьдесят, не меньше. Еще раз ощупав свое лицо и убедившись, что оно соответствует заданному образу, Сетлер вздохнула поглубже, стараясь отрешиться от ноющий боли во всем теле, и открыла дверь. Представление началось.
Все же Снейп оказался просто бесстыдно везучим. Сначала его благополучно откачали от яда, от которого, как выяснилось, практически нет спасения. Теперь, похоже, у него есть все шансы не попасть в Азкабан. При условии, что у Эрики окажется достаточно актерского таланта. И если получится достоверно обосновать, куда подевалась непосредственно мисс Сетлер. Ладно, за студенткой Слизерина хотя бы авроры не охотятся. Ей проще исчезнуть на денек.
Покопавшись в бумагах на рабочем столе Снейпа, Эрика нашла его расписание… и, возведя глаза к потолку, поблагодарила Мерлина и всех богов, какие только упоминались в этом мире – первого урока у зельевара сегодня не было. Значит, есть время подготовиться.
Эрика отправилась в лабораторию, походя отмечая, что ломота трансформации полностью прошла, и с размерами своего нового тела она вполне освоилась. По крайней мере, можно не бояться споткнуться о собственные ноги.
«Порция оборотного зелья действует час, - размышляла Эрика, переливая сразу половину имеющегося оборотного зелья в отдельную колбу. – Сколько аврор будет околачиваться в школе — неизвестно. Значит, возьмем за основу, что продержаться нужно восемь-десять часов. Угу».
Эрика вытащила с верхней полки стеллажа коробку с мензурками. Маленькие емкости вмещали в себя жидкости на три-четыре глотка и плотно закрывались пробками – идеально. Сходила в спальню, за очередной прядью профессорских волос. С интересом наблюдала, как бесцветная жидкость в колбе медленно наполняется синевой ночного неба, все темнее и темнее. Еще пара тонов – и зелье почернеет, но оно остается просто темно-синим и подергивается красивой сетью золотых искрящихся разводов, словно пронзенное молниями. Разлила зелье по мензуркам – хватило на все десять, и даже пришлось взять еще две. Еще два часа не в своей шкуре. Это хорошо – в такой опасной игре лучше перестраховаться. В конце концов – статьи за укрывательство преступника никто не отменял.
Дальше было сложнее – придумать, куда подевалась Эрика Сетлер. Предстояло водить за нос приличное количество народу. Главная головная боль – преподаватели. А через них – директор. Что можно придумать? Отъезд по семейным обстоятельствам? Ну да, конечно, любимого дедушку навестить, вот прям сейчас. Что еще? Плохое самочувствие? В общем, как вариант, неплохо. Но как это обставить?
Хм, а может, все же рассказать директору? У Эрики создалось впечатление, что он не намерен отдавать Снейпа на растерзание аврорам. Нет, слишком рискованно – уж больно темная лошадка этот великий и мудрый Альбус Дамблдор.
Да, трудно провернуть подобное в одиночку. И довериться-то некому. Эрика направилась в спальню, за профессорским сюртуком и мантией.

- Великая Моргана, - вдруг простонала Эрика снейповским баритоном, - ну конечно… - И четко позвала: – Зули!

Несколько секунд, и маленькая домовиха появилась в лаборатории.

- Хозяйка Эрика… - привычно пропищала Зули, но увидев, кто перед ней, растерялась. Верная домовиха чувствовала зов своей хозяйки, и чуяла ее присутствие рядом, но видела мрачного мужчину, отца хозяйки, и это сбивало с толку.

- Все в порядке, Зули, - произнес мужчина, опускаясь на одно колено. – Это я, твоя хозяйка Эрика, не бойся. Это, - короткий взмах ладонью вдоль худого горбоносого лица, - только иллюзия, маскировка. Так нужно.

- Так нужно, - повторила домовиха, и тут же закивала, мотая огромными розовыми ушами. – Зули поняла, Зули не боится. Что Зули может сделать для хозяйки Эрики?

- Иллюзию. Мне нужно, чтобы ты превратилась в меня. В настоящую меня, я имею в виду.

Домовиха заморгала, казалось, она вот-вот заплачет:

- Простите, хозяйка Эрика, Зули не умеет. Зули не может помочь, она бесполезная…

- Тихо, Зули, - Эрика на миг задумалась. Иллюзорные чары ей не очень удавались, но Зули – магическое существо, к тому же привязанное к Сетлерам и их магии. – Я тебе помогу.
«По крайней мере, постараюсь», - добавила она про себя.

- Что Зули должна сделать? – деловито спросила домовиха, и Эрика от души позавидовала верной эльфе – вот уж кто не сомневается в ее – Эрики – всемогуществе. Сказала, что превратит, значит превратит – и волноваться не о чем.

- Тебе нужно притворится больной, - объяснила Сетлер. – Лежать в постели, огрызаться на тех, кто попытается заговорить с тобой. А на все вопросы об уроках говорить, что у тебя есть освобождение. Сможешь?

Зули озадаченно помолчала, потом неуверенно произнесла:

- Огрызаться – это отвечать грубо? Но… они же маги и ведьмы, как же Зули сможет?...

- Зули, - строго произнесла Эрика, отмечая про себя, что в снейповском исполнении такие интонации звучат очень внушительно, - ты сможешь. Мне очень нужно, чтобы ты смогла. От этого зависит очень многое… - чуть подумав, Сетлер решила сгустить краски, - возможно, даже моя жизнь. Я могу попасть в Азкабан, Зули.

Огромные глаза домовихи расширились еще больше. Тонкие губы задрожали, но Зули отчаянно закивала головой:

- Конечно, Зули сможет, не подведет, ради хозяйки Эрики… сможет…

Голосок несчастной домовихи осип от волнения и страха, и Эрике вдруг стало стыдно, за то, что она запугала верную эльфу. Но выбора не было - Сетлер очень рисковала, делая ставку на актерское мастерство домового эльфа, и если Зули вызовет хоть малейшее подозрение, все ухищрения Эрики могут полететь грифону под хвост. О последствиях лучше и не думать.

- Это ненадолго, - примиряюще сказала Эрика. – Всего на час, максимум на два.

- Зули не подведет, - тонко, но решительно пропищала домовиха.

- Тогда начнем, - Эрика поднялась на ноги, отступила на несколько шагов, пристально посмотрела на эльфу. Зули доверчиво смотрела в ответ.
Создать любую иллюзию на пустом месте не сложно. Труднее сделать ее стабильной и достаточно долгосрочной. Особенно с учетом того, что иллюзия будет находится на значительном удалении от создателя. Поэтому надежнее накладывать чары на материальный объект.
Заставить иллюзию говорить несколько заученных фраз, совершать какие-то движения – тоже не сложно. Но сделать так, чтобы она ощущалась как живой человек, а не заводная кукла – это высшее мастерство. Эрика таких высот не достигла. Поэтому ей нужен был живой разумный объект. Иллюзорные чары очень нестабильные – любое выявляющие или поисковое заклинание разрушает их на раз. Это был определенный риск, но Сетлер рассчитывала на удачу. Вряд ли в слизеринской спальне кому-то из девушек вздумается проверять приболевшую студентку. Да и выбора не было.
Сосредоточившись, Эрика постаралась воссоздать перед внутренним взором собственный облик. Средний рост, худая и длинноногая, острые плечи, тонкие руки. Узкое лицо с острым подбородком, чуть длинноватый прямой нос, черные глаза и красивые яркие губы. Черные волосы без челки, длинные, почти до пояса. Обычный угловатый подросток. В пижаме. Серебристо-серые штаны и такого же цвета майка на широких бретельках. Босиком, взъерошенная со сна, с темными кругами под глазами и нездоровым румянцем на щеках. Заболевший угловатый подросток.
Эрика вскинула палочку.

- Оptillusiо, - решительно произнесла она. Зули вздрогнула, испуганно закрыла лапками глаза, и исчезла.
На ее месте стояла худая черноволосая девушка в серебристого цвета пижаме. Она стояла на чуть согнутых ногах, закрывая ладонями лицо, и выглядела довольно нелепо.

- Все в порядке, Зули, - мягко произнесла Эрика. – Выпрямись, посмотри на меня.

Девушка неуверенно выпрямила ноги, отвела руки от лица и посмотрела на Эрику. От выражения на лице иллюзии ее аж перекосило. Несчастно-раболепное, доверчивое и испуганное. Кошмар.

- Все просто замечательно, Зули, - Эрика мужественно проглотила все вертевшиеся на языке замечания. – Расслабься, и ничего не бойся. Ты молодец.

Эрика вздохнула. Все же это очень большой риск.

- Так, все поняла?

- Зули… - голосом Эрики произнесла иллюзия и замолчала. Напряженно поджала губы, явно делая над собой усилие. И наконец решилась. - Я все поняла. Я все сделаю.

Эрика удивленно приподняла брови. И вправду – молодец. Домовые эльфы не используют личных местоимений, всегда говоря о себе в третьем лице. А Зули, смотри-ка, прониклась серьезностью задачи, переломила себя.

- Прекрасно, милая, - искренне сказала Эрика, допустив, наконец, мысль, что ее затея не совсем бредовая, и дело вполне может выгореть. – Отправляйся в спальню. Сейчас кончится первый урок, слизеринки могут зайти в спальню. Скажешь им, что была в больничном крыле, получила освобождение на день, и потребуешь, чтобы от тебя отстали. Ничего не бойся. Оставайся в постели, пока держится иллюзия, потом можешь возвращаться на кухню. Ну, готова?

Иллюзия решительно кивнула.

- Тогда - вперед.

Тихий хлопок, и замаскированная домовиха исчезла. Оставшись в одиночестве, Эрика запоздало сообразила, что не представляет, как наведенный ее морок перенесет аппарацию домового эльфа. Но переигрывать было поздно. Вздохнув, она вернулась в лабораторию.
Раскладывая по карманам мензурки с зельем, Эрика задумалась о том, как бы не пропустить момент, когда надо будет глотать очередную порцию зелья. Тоже еще проблема.
Но она-то как раз была вполне решаема. Из вороха своей одежды Эрика выудила свой браслет. Цепочка из белого золота с крупными овальными звеньями. И три подвески: изящно переплетенные буквы «ES», искусно выполненная вытянутая ракушка – тоже белое золото; связка из трех крошечных колокольчиков на тоненьких цепочках – кусочек Снежного Леса, принесенный Савиром. Убедившись, что длины браслета хватает, чтобы застегнуть его на запястье Снейпа, Эрика направилась к книжному шкафу. Нужное заклинание она встречала в сборнике по бытовой магии буквально на днях. Целых пять минут поисков не пропали даром – заклинание Броскха. Идеальная вещь для увлекающихся и рассеянных магов. Позволяет зачаровать любой предмет: в нужное время тот либо зазвенит, либо засветится, либо изменит свою температуру – на выбор. Почти как стандартная Напоминалка, с ее красной дымкой.
Эрике пришлось повозиться, меняя структуру заклинания и создавая замкнутый круг – браслет, надетый на руку и спрятанный под манжету, должен был становиться холодным каждые пятьдесят минут. Уже приготовившись к наложению завершающих чар, Эрика ощутила неприятную ломоту в костях. Ругнувшись, она запустила руку в карман мантии, извлекла и откупорила мензурку с зельем. Очень было бы смешно – пропустить время приема зелья в процессе решения проблемы, как этого избежать. Второй раз оборотка пошла не в пример легче – лишь немного поныли суставы, да неприятная дрожь прокатилась по телу. Что ж, похоже, тело привыкает к метаморфозам, это хорошо. Не хватало еще после каждого приема зелья от боли под стол падать.
Еще минут десять пришлось покружить по комнате, заставляя новое тело вспомнить привычную ему моторику – Эрика совершенно справедливо рассудила, что к профессору Снейпу, покачивающему бедрами при ходьбе, Хогвартс еще не готов.
В очередной раз проведав Северуса и влив в него порцию восстанавливающего зелья, Сетлер поняла, что время ее передышки кончилось, и пора выносить весь маскарад на широкую публику. Но был еще один нюанс – волшебная палочка. Палочка Снейпа была почти черной, чуть больше тринадцати дюймов длинной. Вид дерева и сердцевину Эрике опознать не удалось. Ее собственная палочка была из тиса, с сердечной жилой дракона внутри, длиной двенадцать с половиной дюймов. Небольшой практический опыт показал, что волшебная палочка Снейпа хоть и слушается Эрику, но делает это весьма неохотно. На элементарные заклинания приходится затрачивать сил раза в четыре больше необходимого. В такой рискованной игре, какую затеяла Сетлер, лучше бы, конечно, использовать свою палочку, верную и безотказную, как продолжение собственной руки. Но две волшебные палочки довольно заметно отличаются внешне – одного внимательного взгляда будет достаточно, чтобы обнаружить подмену. Профессор Снейп с небольшими странностями – это еще терпимо. Но профессор Снейп, пользующийся чужой палочкой, – это уже серьезные неприятности. Поразмыслив, Эрика забрала обе палочки – зельевару в его состоянии оружие без надобности, а она сможет действовать сообразно обстоятельствам.
«Ну все – пора», решила, наконец, Сетлер и вдруг ощутила ужас, едва ли не больший, чем когда увидела Пожирателя Смерти, выходящего из камина. Малодушно захотелось все бросить, дождаться прекращения действия оборотки и послать все и всех подальше. Ну на что она рассчитывает?! Возможно, студентов ей и удастся провести, но преподаватели… Они работают с ним без малого двадцать лет, и просто не смогут не заметить, что что-то не так с их коллегой. А что Эрика знает об отношениях зельевара с остальными учителями? Как он обращается к МакГонаглл или Флитвику, когда рядом не околачиваются студенты? Сколько сарказма он на них выливает? Как он говорит с Дамблдором?

- Фея Моргана, Великая Королева, о чем я только думала? – пробормотала Эрика, с опаской глядя на дверную ручку, которую необходимо повернуть, чтобы открыть дверь и покинуть безопасные апартаменты зельевара. И предстать перед всей школой.
Хриплое «ка-а-ар», раздавшееся за спиной, заставило Эрику подпрыгнуть на месте. Она обернулась и посмотрела на ворона, облюбовавшего книжный шкаф.

- Савир, - жалобно произнесла она, - я боюсь.

Сказала, и ее аж перекосило от того, как неестественно фальшиво прозвучала эта искренняя правда, сказанная голосом Снейпа. Все же представить Мастера Зелий, вот так жалобно скулящего, было выше эрикиных сил. Ворон хлопнул крыльями и встряхнулся, словно выражая солидарность с ее мыслями.
Сетлер провела ладонью по лицу, убеждаясь, что оно выглядит так, как должно, посмотрела на свои руки, проверила, все ли пуговицы на сюртуке застегнуты, пробормотала «помоги мне Моргана», и воинственно уставилась на дверь. Кашлянув и сурово сдвинув брови, произнесла ледяным тоном излюбленное заклинание профессора:

- Двадцать баллов с Гриффиндора, - и ухмыльнулась, чувствуя, что уже не так и страшно – действительно волшебные слова.

И больше не задумываясь, распахнула дверь, окунувшись в полумрак коридора, заперла комнаты зельевара на старый пароль и стремительно направилась к лестнице, отрешенно слушая, как полы черной профессорской мантии рассекают воздух.


* * *
- Да как вы можете бездействовать, когда такое творится?!

- Сириус, прошу тебя, успокойся!

- Не надо меня успокаивать!

- Сириус, вы не понимаете…

- Я не понимаю?!

- Сириус, пожалуйста…

- Гарри, не вмешивайся. Я не желаю сидеть на Гриммо и ждать, пока тебя окончательно сведут – либо с ума, либо в могилу!

Время метаний Сириуса Блека по кабинету Дамблдора уже перевалило за сорокаминутный рубеж, но бывший Мародер, кажется, только начал входить во вкус. Сам директор уже отчаялся призвать Блека к порядку, и теперь терпеливо ждал, когда тот сам выдохнется. Ждал и сердился. На себя, за то, что не попросил Гарри не распространяться о произошедшем в больничном крыле; на Гарри, за то, что, зная темперамент своего крестного, все же написал ему о случившемся; на Сириуса, который, по своему обыкновению наплевав на все предосторожности, раздобыл где-то летучий порох и примчался спасать крестника.
Сам крестник понуро сидел в кресле, с отчаянием смотрел на мечущегося Сириуса, и мысленно ругал себя последними словами. Зачем, ну зачем он в очередном письме к крестному рассказал про то, что случилось в больничном крыле?! Прошла почти неделя с того проклятого вечера. Вместе с ледяным туманом, Дамблдор сжег большую часть страха, вызванного теми событиями. После истории с одержимым Квирреллом, после Тайной Комнаты с Василиском и Турнира Трех Волшебников, после террора Амбридж, в конце концов, психика молодого гриффиндорца изрядно закалилась. Он еще не осознавал того, что его подсознание уже сформулировало как аксиому: его жизнь – это умение выжить и остаться в здравом рассудке. Поттер сам не осознавал, какие испытания он может вынести без существенного вреда для себя. Но это было глубоко, в самой сущности его личности. До этого знания необходимо было дорасти.
А сейчас Гарри Поттер был лишь усталым напуганным подростком. Он дал слабину. Ему необходимо было высказаться. Хоть кому-то. И только сейчас он понял, насколько неудачным стал его выбор. Сириус. Добрый, верный Сириус.
Ведь мог бы догадаться, что за этим последует. Но вот ведь, черт дернул. Видимо, наболело, и очень уж хотелось встретить хоть какое-то понимание. Конечно, и друзья, и директор, и декан Гриффиндора переживали за него и искали способ помочь. Но они не понимали. Это было очевидно и понятно. Понять то, что чувствует Гарри, можно было лишь пережив подобное. Конечно, двенадцать лет в Азкабане по ложному обвинению - не то же самое, что медленно подползающее безумие, но какая-то общность в этом есть. Гарри просто не учел импульсивный характер крестного. Сглупил, не подумал. Пожалуй, заявись сейчас в директорский кабинет Снейп и назови он Поттера беспросветным идиотом, гриффиндорец беспрекословно согласился бы с Мастером Зелий. Еще и попросил бы повторить еще раз, чтобы наверняка засыпать свою макушку пеплом. Но слизеринского декана здесь не было (и хвала Мерлину, что так). Зато здесь была декан Гриффиндора. МакГонагалл негодовала. Поведение ее бывшего студента представлялось ей недопустимым. В отличие от терпеливого Дамблдора и понурого Гарри, она не находила оправданий для столь вопиющей истерики и терпеть этого больше не собиралась.

- Мистер Блек! - чуть повысив голос, воззвала пожилая ведьма. Ее интонациями можно было заморозить приличных размеров озеро. – Немедленно прекратите беготню, сядьте и успокойтесь. Вы не на псарне!

Сказать, что анимаг был ошарашен, значит не сказать ничего. Никогда безупречно воспитанная Минерва МакГонагалл не позволяла себе подобных намеков на прямую зависимость человеческой ипостаси от звериной формы. Видимо, суетливое негодование Блека ее действительно достало. Дамблдор смотрел на ведьму с приятным недоумением, Гарри – с безмолвной благодарностью. Сириус озадаченно похлопал глазами, неожиданно смиренно прошествовал к креслу, уселся в него и произнес:

- Прошу прощения. Виноват, сорвался.

До МакГонагалл долетела направленная мысль директора:

«Благодарю, Минерва. Без вас мы бы пропали».

Ведьма чуть приподняла уголки губ, и с достоинством вскинула подбородок. Порядок был восстановлен.

- Сириус, - мягко заговорил Директор. – Я понимаю твои чувства, но и ты должен понять – мы делаем все возможное, чтобы защитить Гарри.

- Позвольте мне забрать Гарри на Гриммо, - глухо попросил Блек. – Пока вы не разберетесь, что за чертовщина тут творится.

Поттер с радостной надеждой посмотрел на Дамблдора, но тот лишь печально покачал головой.

- Извини, Сириус, этого я разрешить не могу.

- Но почему?! – Блек вскочил с кресла, но под холодным взглядом МакГонагалл осекся, уселся обратно и заговорил спокойнее. – Вы ведь не знаете, что это за тварь преследует Гарри, как с ней бороться и что за угрозу она несет…
- Именно поэтому я и не могу позволить тебе забрать Гарри…

- Я смогу защитить Гарри. Черт побери все!!! Я не смог спасти Джеймса, но…

- Сириус, пожалуйста, успокойся! Ты ничем не смог бы помочь Джеймсу. Но сейчас другая ситуация. Наш противник – безлик. Я верю в то, что ты не пожалеешь жизни, оберегая Гарри, но что будет, если этого окажется недостаточно?

Блек угрюмо молчал, а Дамблдор продолжил:

- Мы не знаем на что способно то, что преследует Гарри. Ты еще не оправился от ранения, мой мальчик. Что, если преследователь последует за Гарри на Гриммо? И твоих сил окажется недостаточно? Здесь, в Хогвартсе достаточное количество опытных магов и ведьм. У нас больше шансов противостоять этой угрозе. На Гриммо ты будешь один, Сириус. Ты можешь справиться, а можешь не справиться. Ты готов рискнуть жизнью Гарри, чтобы проверить это?

Сириус подавленно молчал. Крыть было нечем. Альбус Дамблдор в который раз оказался всюду прав. Гарри вздохнул и обратился к крестному:

- Спасибо, Сириус.

Блек поднял на крестника вопросительный взгляд.

- Я очень благодарен тебе. Ты стремишься защитить меня так же как, я уверен, защищал бы меня мой родной отец, Джеймс. Я рад, что у меня такой крестный.

Прозвучало это несколько высокопарно и совершено неуклюже. Но Сириус расцвел в благодарной улыбке. Он хотел что-то ответить, но, видимо, не смог подобрать нужные слова.
Глядя на эту идиллию, Дамблдор предпочел ковать железо, пока оно горячо:

- Сириус, пусть Гарри пока остается в Хогвартсе, - видя, что Блек собирается что-то сказать, директор поспешил добавить, – хотя бы, пока не вернется с задания Римус. Вам двоим, я думаю, удастся защитить Гарри. До тех пор он останется в школе.

Блек уныло кивнул, Поттер потупился. Дамблдор подумал и решил немного ослабить давление.

- Гарри, думаю, не случится ничего страшного, если ты на три-четыре часа отлучишься из школы.

Гриффиндорец поднял на директора зеленые глаза, явно стараясь спрятать подступающее ликование.

- Отправляйся с Сириусом на Гриммо. Пообщайтесь, развейтесь немного. Сириус, я очень надеюсь на твое благоразумие. С преподавателями я договорюсь. Но к ужину Гарри должен вернуться в Хогвартс.

Когда зеленое пламя в камине окрасилось в свой обычный красновато-золотой цвет, Минерва с сомнением покосилась на Альбуса:

- Вы уверены, что поступили правильно, отпустив Гарри с Блеком?

Дамблдор задумчиво пригладил бороду, его губы чуть изогнулись в улыбке:

- В любой другой день я бы разделил ваши опасения, Минерва, – маг чуть помолчал. – Но сегодня все сложилось очень удачно. В школе авроры. Не нужно, чтобы Гарри попадался им на глаза. Он знает слишком много, а его эмоциональное состояние сейчас очень нестабильно. И тем более нельзя допускать, чтобы они обнаружили здесь обеспокоенного судьбой крестника Сириуса.

МакГонагалл кивнула. И после недолгого молчания осведомилась:

- Альбус, вы поняли, почему авроры заявились в Хогвартс?

Дамблдор помолчал, потом решился сказать правду:

- Сейчас я в этом не уверен. Сперва я думал, что Северус серьезно подставился. Но вы же видели его утром…

Минерва кивнула. Видела. Раздражительный, язвительный, по-утреннему злой. Несколько ошарашенный, но тяжело оставаться спокойным, когда от тебя требуют публично раздеться. Конечно, странно, что Снейп повиновался аврорскому произволу, вместо того, чтобы утопить его в своем природном яде. С другой стороны, зельевару нечего было скрывать, кроме своей Темной Метки, которая давно была секретом Полишинеля.

- Я не совсем понимаю, что происходит, - признал Дамблдор. – Но пока не вижу угрозы. Гарри и Сириуса нет в школе. Главный, на сегодня, интерес аврората проводит уроки зельеварения, и ничем себя не компрометирует. Нам надо дождаться ухода авроров. Потом во всем разберемся.

Декан Гриффиндора снова кивнула. Она уже собиралась уйти, но остановилась на пороге:

- А что с мисс Сетлер?

Директор удивленно приподнял брови:

- Мисс Сетлер? Эрика? А что с ней?

- Ее не было на первом уроке трансфигурации. Я спросила об этом у Северуса, он сказал, что Эрика заболела и получила освобождение на сегодня от всех уроков. Больше я ничего от него не смогла добиться.

- Заболела, - медленно повторил Дамблдор. – Что ж, это предсказуемо.

- Вы думаете? – МакГонагалл поджала губы. – Я узнавала у мадам Помфри, Эрика не подходила к ней сегодня.

- Да? Этого следовало ожидать.

- О чем вы?

- О естественной реакции организма. Мисс Сетлер наконец осознала, что произошло в ее жизни. Эрика потеряла мать…

- Но ведь больше двух месяцев прошло. И все время она была так спокойна…

- Именно. Мисс Сетлер – девушка гордая, она не привыкла показывать свои переживания. Но, как ни крути, она – подросток, переживший серьезную потерю. Организм не получил положенного эмоционального выплеска. Поэтому переживания отразились в физическом плане.

- Думаете, это запоздалая реакция на шок?.. Но почему она не обратилась в больничное крыло?

- Ох, Минерва, а вы вспомните, чья кровь течет в жилах этой юной особы. Вы можете представить себе Северуса, бегущего в лазарет с психологической травмой?

Минерва против воли улыбнулась. А директор продолжал развивать мысль:

- Подростки очень тонкие и нестабильные в эмоциональном плане. Но у Эрики особый случай. Она потеряла мать, но обрела отца. Немаловажную роль играет то, что они с Северусом быстро нашли общий язык. Но это не умаляет факт гибели Деи. – Дамблдор немного помолчал, потом продолжил. – Вот что, Минерва, объявите учителям, что мисс Сетлер действительно больна. Не стоит беспокоить девочку. Честно признаю, она слишком успешна в учебе, чтобы заподозрить ее в банальном прогуле. Пусть немного отдохнет. А там – видно будет.

Ведьма кивнула и покинула кабинет мага. А Дамблдор задумался. Все, что он сказал декану Гриффиндора, имело под собой основания. Но интуитивно Альбус ощущал, что все не так, как он готов представлять заинтересованной публике. Что-то было неладно с Северусом. А сообщение о болезни Эрики только утвердило старого мага в его подозрении.
Но пусть все идет, как идет. Он – Дамблдор – прикроет всех, кого сможет. А когда авроры уберутся прочь из его школы, разберется, что происходит на самом деле.

просмотреть/оставить комментарии [196]
<< Глава 26 К оглавлениюГлава 28 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.