Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Рон возвращается с работы:
-Дорогая, что у нас на ужин?
-Перец, дорогой!
-Вау! Фаршированный?
-Молотый.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17686 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 24 К оглавлениюГлава 26 >>


  Дочь зельевара

   Глава 25
Драко лежал на кровати в своей комнате и невидящим взглядом смотрел на зеленые складки балдахина. Его руки автоматически терзали снятый с шеи слизеринский галстук. Драко наматывал его на кулак, сдергивал, скручивал в жгут и сворачивал в клубок. Понятное дело, что от таких манипуляций стильный аксессуар превратился в бесформенный лоскут ткани.
Вернувшись из Хогсмита, Малфой пребывал в прекрасном настроении и с удовольствием участвовал в общем веселье. Но с приходом сумерек на Драко навалилась тоска. Он бы с радостью назвал ее беспричинной, но врать себе не имело смысла. Причина у него была. Уже почти месяц, как юного Малфоя одолевали мысли, от которых он уже не мог отмахиваться, так навязчивы они стали.
Некоторым из его однокурсников-слизеринцев, тем, чьи родители были ярыми сторонниками Темного Лорда, уже пришли письма из дома о том, что скоро им будет оказана великая честь – по достижении совершеннолетия они примут Темную Метку. Драко подобных писем не приходило. Но в этом и не было необходимости: Люциус Малфой – правая рука Темного Лорда, что уже автоматически определяло судьбу Малфоя-младшего. Не надо быть великим провидцем, чтобы понять, что Драко получит свою Метку одним из первых.
Вот только хотел ли этого сам Драко? Еще год-полтора назад он, не задумываясь, ответил бы «да». Да еще и надулся бы от важности, как породистый индюк на деревенской ярмарке. А что же теперь? Теперь юный Малфой чувствовал себя загнанным в ловушку. С одной стороны – да, конечно, Темная Метка, в его представлении, возвышала его над остальными студентами Хогвартса. Про грязнокровок и предателей крови уже и говорить не приходится. А с другой… Все чаще Драко вспоминалось, как болезненно морщился отец, хватаясь за предплечье, когда его настигал зов Темного Лорда. И какая тоска порой мелькала в его глазах перед аппарацией, когда Люциус думал, что сын его не видит. И как тихо плакала мама, когда отец уходил на очередной рейд. Будь Драко младше, он, наверное, решил бы, что это проявление слабости. Но теперь… Драко знал, как прописную истину, что определение «слабость» не применимо к Малфоям в целом, и к его родителям в частности. И это делало ситуацию еще сложнее.
Все чаще Метка на руке представлялась Драко ошейником на шее, цепь от которого тянется к Волдеморту Сколь бы могущественным ни был Темный Лорд, и какими бы правильными ни являлись его цели, но, Мерлинова печенка, никогда Малфои не становились шавками на привязи. А отец, он разве не понимает этого? Хотя Драко догадывался, и это было очень неприятно, что Люциус все понимает даже лучше, чем хотел бы, да вот сделать уже ничего не может – слишком глубоко увяз во всем этом.
Эти мысли казались Драко правильными и губительными одновременно. И самое поганое, что посоветоваться было не с кем. К отцу идти – бесполезно. К маме… ох, она, наверное, поймет, но что сможет сделать? Только огорчится еще сильнее. Может, к крестному? Да, раньше бы Драко в первую очередь пошел к Северусу. Но и тот в последнее время какой-то странный, нервный. Не иначе, новоприобретенная дочурка ему нервы треплет…
От размышлений Драко отвлек осторожный стук в дверь. Подобная манера скрестись в его комнату была у Паркинсон.
«Видеть никого не желаю», - досадливо подумал Малфой и откликнулся:

- Уходи, Панси, я не настроен на дружеское общение.

- Если я встречу Панси, я ей передам, - тут же послышался ответ. – Открывай, Малфой, я по делу.

- Эрика? – Драко приподнял голову с подушки. Вот уж кого не ждал. Чуть поколебавшись, он встал с кровати и поплелся отпирать дверь.

- О-о, Драко, - протянула Сетлер, оценив его хмурую физиономию и общий помятый вид. – Да ты вовсю депрессуешь.

Не давая ему возможности ответить, девушка оттерла хозяина комнаты плечом и протиснулась в помещение. Надо сказать, что и сама Эрика не являлась образцом жизнерадостности – выглядела подавленной и какой-то нервной.

- Проклятье, Малфой, - с чувством произнесла она, оглядывая комнату, - как тебе повезло иметь отдельные апартаменты. Хочешь - стихи пиши, хочешь - вешайся.

Она одобрительно покивала и уселась на кровать. Драко смотрел на девушку расширившимися глазами. Они с Эрикой так и не подружились, даже приятелями толком не стали – по крайней мере, не до такой степени, чтобы без приглашения заявляться в комнату и оккупировать кровать.

- Сетлер, тебе чего надо? – без обиняков спросил Драко.

- А ты чего такой убитый? – поинтересовалась Эрика, скидывая туфли и скрещивая ноги на покрывале.

- Слушай, ты дверью не ошиблась? – Драко понял, что наглость этой девицы превосходит даже его собственную. – Больничное Крыло двумя этажами выше. Там тебе голову проверят. Выкатывайся!

Он демонстративно приоткрыл дверь. Эрика подняла руки ладонями вперед в жесте капитуляции.

- Ладно, не злись, - она вздохнула. – Я, правда, по делу.

- Ну?

- У тебя выпить есть?

- Чего?!

- Чего слышал! – Сетлер поморщилась. – Выпить, говорю, есть что-нибудь? Огневиски, вино, коньяк? Я свой скромный запас девчонкам в Снежном Поместье оставила. Чтоб вернулись с каникул и порадовались за меня, – она демонстративно вздохнула. – А себе ничего нового припасти не сподобилась.

- Сетлер, ты точно больная, - с пугающим спокойствием произнес Драко, закрывая дверь. – Тут что тебе, винная лавка?

- Ты еще скажи, что в школе пить нельзя, – Эрика презрительно скривилась.

- В этой школе можно все, - с легким налетом философии согласился Малфой. – С чего ты взяла…

- Драко, ну хватит ломаться, как последняя девственница Британии. Говори: есть выпить? Или я пойду Забини потрясу.

Малфой вздохнул. Он пошел к шкафу, открыл его, – за сменными мантиями притаилась ополовиненная бутылка огневиски.

- Бокалов нет, - хмуро сообщил он, впихивая спиртное в руки Эрике. - Забирай и убирайся отсюда.

Сетлер глянула на этикетку, одобрительно кивнула. Затем посмотрела на Драко. Юноше показалось, что ее глаза просветили его насквозь, оставив подпалины на костях скелета.

- Не пойду, - ответила она. – Пить в одиночку скучно и неприлично. Да и тебе, судя по всему, тоже надо.

- Не припоминаю, чтобы я просил меня спасать, - угрюмо заявил Малфой, поняв, что от назойливой гостьи просто так не избавиться.

Эрика задумалась, чуть склонив голову на бок. На секунду Драко показалось, что она все-таки уйдет.

- Успокойся, - наконец сказала Сетлер. – Я к тебе в душу не полезу, если не хочешь. Но и не уйду, такой уж у меня характер поганый. А ты – терпи, раз впустил.

- Ты меня бесишь, - честно сказал Малфой, подходя к кровати и усаживаясь рядом с Эрикой.

- Я почти всех бешу, - отозвалась она, сворачивая с бутылки крышку. Прижав горлышко к губам, Эрика сделала глоток и тут же закашлялась: все же огневиски - не пиво, чтобы вот так опрокидывать его прямо из бутылки. Драко с удовольствием пронаблюдал за ее мучениями:

- Что, не такая уж и крутая, да, - ухмыльнулся он, забирая бутылку.

- Да пошел ты, - огрызнулась Эрика, прокашлявшись.

- Нет, - парень хмыкнул, - если кто и пойдет, то это ты. Я-то у себя в комнате. – Драко сделал осторожный маленький глоток. Он знал крепость напитка, поэтому даже не поморщился. – Чего пришла-то? А?

- Я объяснила, - Сетлер отняла бутылку и выразительно поболтала ей, - искала угощение.– Она сделала глоток, на этот раз более удачный.

- Ну-ну…

Какое-то время сидели молча, по очереди отпивая крошечные глотки. Эрика смотрела в полумрак комнаты и с удовольствием ощущала, как огневиски выжигает гортань, разгорается пламенем в пищеводе, а затем утихает и оставляет небольшой приятный костерок в животе. А еще она думала, что пребывание в Хогвартсе определенно влияет на нее. Только для себя Эрика никак не могла решить, в лучшую или худшую сторону. За пару месяцев в этой школе она проявила больше социальной активности, чем за несколько лет в Снежном Поместье. Там она создала собственный мир с негласной столицей в зачарованном Зимнем Лесу. И превосходно проводила время в воображаемом пузыре, со снисходительным презрением взирая на внешнюю реальность сквозь его ледяную непробиваемую оболочку. Со временем в этот пузырь была допущена Лейя Жане – красивая хрупкая француженка, эдакий тепличный ребенок, совершенно не приспособленный к жизни вне родных и безопасных стен. И, как следствие, она не была готова отвечать на природную агрессию сверстниц. Лейю Эрика по какой-то своей блажи взяла под защиту, периодически отбивая эту тихоню от нападок Лорены с ее блистательной свитой.
Второй приближенной оказалась Сара Эштон – боевая и агрессивная, с первого же дня в Снежном Поместье поставившая себя в оппозицию самой популярной партии, той же Лорене и компании. На этой почве они и сблизились с Эрикой. Так они жили в своем тройственном союзе, где Эрика была холодным и расчетливым разумом, Сара – темпераментным и горячим сердцем, а Лейя – хрупкой и ранимой душой. А теперь этот союз развалился. Эрика потихоньку обрастает новой компанией. Конечно, ни Милли, ни Тео, ни кто-либо еще не будут допущены в личный мир Эрики, но самой себе она признавалась, что общаться с ними ей нравилось. Да и вообще, весь этот хогвартский люд вызывал ее живой интерес.
«Надо как-то увидеться с девчонками», - отстраненно подумала она, делая очередной глоток огненной жидкости.
А Драко косился на Эрику, неожиданно для себя понимая, что ее общество не так уж и тяготит его. Наверное, подумал он, так же можно себя чувствовать, если бы ожила собственная тень и предложила выпить вместе. Такое тихое ни к чему не обязывающее соседство. А еще Драко старался сформулировать вопрос. У него вдруг появилась мысль, что причина хандры Эрики та же, что и у него. Но спрашивать надо осторожнее, чтобы не выглядеть дураком, если это окажется не так.

- А у тебя-то что стряслось? – наконец спросил он.

- Стряслось? У меня? – Сетлер сделала непонимающие глаза.

- Да брось, - Малфой махнул рукой. – Если девушка вечером ходит по чужим комнатам в поисках выпивки, то явно не от чувства всепоглощающей радости.

- Красиво сказал.

- Спасибо. Так что?

Эрика поморщилась, сделала маленький глоток:

- Да так, с Северусом немного повздорили.

Драко затаил дыхание и бросил как можно безразличнее:

- По поводу?

- По поводу целей и средств. Некоторые вещи не стоят затраченных на них усилий, - она умолкла, и Драко понял, что продолжения не последует. Нет, похоже, у Эрики что-то другое.

- А ты что страдаешь? По делу? – Эрика глянула на собеседника. – Или так, мировая скорбь?

- Сам не знаю, - неожиданно для себя признался Драко. – Наверное…

Он замолчал, не зная, что сказать, да и не особо стараясь найти слова. Вместо этого он забрал у нее огневиски. В голове уже порядком шумело.

- Проблемы с родителями? – равнодушно спросила Эрика и ухмыльнулась, когда Драко вздрогнул. – Угадала?

- Не бледней так, догадаться не трудно, - пояснила она. – Подростки нашего с тобой возраста страдают в основном из-за трех вещей. Учеба, отношение с противоположным полом и родители. С учебой у тебя все нормально, девушки сами на тебя вешаются, только подмигни, остаются родители.

- И откуда ты такая умная взялась? – угрюмо буркнул он. Было неприятно, что какая-то девица, которая толком его не знает, вот так взяла и прочитала его, как страничку в книге. – Знаешь, не хочу об этом говорить.

- Не хочешь или боишься?

- Кто-то обещал не лезть в душу.

- Да, конечно, извини, - Эрика вздохнула, забрала из рук Драко бутылку, посмотрела ее на просвет. Осталось около половины. – Это все алкоголь – он медленно, но верно сшибает тормоза. Но при этом он дает достоверную иллюзию полета над всеми проблемами.

- Тоже ничего себе фразочка, - отметил Драко.

- Стараюсь.

Снова повисла тишина. Драко пришло в голову, что ситуация несколько диковатая. В его комнате на его кровати сидела девушка, не спеша приканчивая его же огневиски, - ну и какие мысли должны возникнуть у нормального здорового и уже не слишком трезвого парня? Правильно, те самые, на которые Драко сейчас не ощущал даже намека. Это настораживало и смешило одновременно.
Малфой внимательно посмотрел на профиль собеседницы. Н-да, Эрика определенно была не в его вкусе. Слишком худая, слишком бледная. Черные волосы словно специально подчеркивали эту бледность. Красивые губы вполне могли бы быть соблазнительными, если бы большую часть времени не изображали легкую презрительную ухмылку. Да, видимо, в некоторых случаях даже алкоголь не помогает.
Почувствовав, что ее разглядывают, Эрика повернула голову, а Драко не успел отвести взгляд. Он уставился в черноту ее глаз, вдохнул, а выдохнуть уже забыл. Это был омут, пугающий и притягивающий одновременно. Как свеча притягивает мотыльков своим теплом и светом, так же манили эти глаза холодной и таинственной тьмой. Это ощущение было схоже с тем, когда становишься зимой на гладкую поверхность замерзшего озера, отлично зная, что лед еще недостаточно крепок. Почти наверняка знаешь, что это закончится купанием в ледяной воде, но все же делаешь еще шаг, ведомый какой-то бесшабашной и неудержимой силой, и со страхом и восторгом чувствуешь, как начинает трещать лед под ногами.
Драко почувствовал, что против собственной воли подался вперед, краем ускользающего сознания поняв, что хочет быть поглощенным тьмой этих странных глаз, и ему абсолютно все равно, что будет потом. На самом дне черных зрачков на миг вспыхнули алые искры, и тут же Драко услышал слова:

- Так, Малфой, тебе уже явно хватит, - этот голос произвел эффект выплеснутой в лицо пригоршни холодной воды. Драко вздрогнул, моргнул, поспешно отшатнулся. Эрика смотрела на него с ехидной усмешкой.

- Ты больше не пьешь, - сообщила она. - По крайней мере, сегодня.

Эрика сделала демонстративный глоток огневиски и спустила бутылку на пол.

- Что это было? – спросил юноша, ошеломленно моргая.

- Это ты мне скажи, - Эрика сцепила руки в замок, подняла их вверх и потянулась. – Это у тебя был такой вид, будто ты меня съесть собрался.

Драко фыркнул, помотал головой, запустив пальцы в свои светлые волосы, основательно взъерошил их. Наваждение какое-то.

- Что, юный мистер Малфой, - насмешливо спросила Эрика, нашаривая ногами сброшенные туфли, - не бывает некрасивых девушек, бывает мало виски?

Драко уставился на нее, пытаясь сообразить, что тут уместно ответить.

- Ладно, спасибо, что угостил, - Эрика, похоже, не заметила его замешательства. - Сочтемся. И поболтали неплохо, хоть и ни о чем.

Эрика встала с кровати, в этот же момент раздался стук в дверь. Пробурчав: «Кого там еще принесло», Драко тоже поднялся. Неизвестно, что послужило тому причиной – то ли выпитый огневиски, то ли развязавшийся шнурок на ботинке Малфоя (а вероятнее всего, оба этих фактора дополнили друг друга) – но, сделав первый шаг, Драко тут же споткнулся. Он нелепо взмахнул руками и, падая, ухватился за первую попавшуюся опору – за Эрику. Но она, не ожидавшая подобного, вскрикнула, и не удержалась на ногах. В итоге на пол рухнули оба.
Дверная ручка повернулась. «Я же вроде запирал» - запоздало подумал Драко.

- Драко, извини, что врываюсь. Но у тебя все… - Повисшее в воздухе «в порядке?» так и не было произнесено. Застывшая в проеме Панси Паркинсон ошеломленно уставилась на открывшуюся картину. Эрика лежала на полу, разметав по ковру длинные волосы. А Драко, тоже порядком взъерошенный, лежал на ней. Глаза у обоих блестели, а щеки раскраснелись. Комментарии были излишни.

- Драко, - Тихо выдохнула Панси дрожащим голосом. Но тут же взяла себя в руки. – Извините, что помешала.

Ядом, что сочился в этом извинении, можно было отравить половину Хогвартса. Пакинсон окинула сокурсников презрительным взглядом и удалилась, громко хлопнув дверью.
Все еще лежа на полу практически в обнимку, Эрика и Драко переглянулись. По лицу юноши прошла судорога, затем он всхлипнул и, уткнувшись носом в плечо Эрики, неудержимо захохотал.

- Малфой, прекрати ржать и слезь с меня! - Спихивая с себя парня, она тоже давилась от смеха. Драко кое-как поднялся на четвереньки и отполз в сторону. Но тут же рухнул рядом, все еще трясясь от хохота.

- Вот тебе смешно, - наконец произнесла Эрика, когда приступ безудержного веселья понемногу спал. – А Паркинсон меня теперь точно убьет.

- Да брось, Панси не такая злодейка…

- Дурак ты, как и все парни, - Эрика поморщилась и встала с пола. Драко вставать не торопился. Напротив – вытянулся на спине, удобно положив руки под голову. – Даже не представляешь, как может быть опасна влюбленная девушка.

- А ты, значит, представляешь? Личный опыт?

Сетлер фыркнула, глянула на него сверху вниз и посоветовала:

- Не лежи на полу. Тут сквозняки - почки простудишь. – И, не прощаясь, вышла за дверь.

Повалявшись на ковре еще немного, Малфой протяжно зевнул, потянулся и, вняв доброму совету, перебрался на кровать. Отыскав свой истерзанный галстук, он снова принялся издеваться над ни в чем не повинным предметом гардероба. Что ж, тоска, конечно, никуда не делась. Но хоть перестала быть такой щемящей.

* * *
Рывок. Неприятное ощущение стремительного движения. Запах сажи и копоти. Желтое пламя перед глазами сменилось прохладным зеленым светом. Северус сделал шаг вперед, выходя из камина.
Поместье Рэмфилд встретило его богатой гостиной, исполненной в благородных изумрудных и золотых оттенках. В кресле справа от камина величественно восседала хозяйка сего великолепия. В руках у нее была небольшая книга, судя по размерам – томик стихов, который Мерканди читала, ожидая гостя. Женщина перевела взгляд на Снейпа, улыбнулась, закрывая и откладывая книгу.

- Профессор Снейп, - произнесла Мерканди, вставая ему навстречу, и приблизилась, протягивая руку. – Я рада, что вы приняли мое приглашение. Признаться, я до последнего опасалась, что вы передумаете.

- Ну что вы, - учтиво произнес Снейп, принимая ее руку и легко касаясь губами тыльной стороны ладони. Его взгляд цепко скользнул по фигуре директрисы Снежного поместья. Да, надо признать, Вайолет Мерканди умела произвести впечатление. – Как я мог отказаться, уже дав согласие.
Стройная фигура была облачена в изящное платье цвета красного вина. Нескромное декольте позволяло оценить округлость и белизну грудей, длину лебединой шеи и нежную покатость плеч. Шею и запястья украшали кроваво-красные рубины, в свободно распущенных волосах тоже периодически сверкали алые бусины. Все это огненное великолепие странно, но очень эффектно контрастировало с холодными синими глазами.
Женщина одарила Снейпа обворожительной улыбкой, затем потупилась:

- Все же я была непозволительно груба с вами. Поддалась влиянию пыльных статей, и всеобщей заплесневелой истерии… Признаюсь, мне очень стыдно.

- Понимаю, - губы Северуса изогнулись, обозначая подобие улыбки, но глаза оставались холодны, что не укрылось от внимания Мерканди.

- Прошу вас, проходите, - она элегантно простерла руку, жестом обводя гостиную и одновременно указывая на высокую дверь, ведущую в соседнюю комнату. Северус кивнул и проследовал в указанном направлении. Перед самой дверью Мерканди настигла его, цепко ухватив под руку. Дверь вела в обширную столовую, где преобладали бледно-розовые и жемчужно-серые тона. Мягкий свет свечей, расставленных в многочисленных канделябрах, освещал помещение теплым золотистым сиянием, от которого оно выглядело вполне уютным. Центром столовой служил огромный стол, над которым явно трудились мастера старой венецианской школы, и за который без труда можно было усадить человек пятнадцать. Однако сейчас этот гигант был накрыт всего на две персоны, предполагая им сидеть друг напротив друга, у правого края стола.

- Позвольте, - произнес Снейп. Придав своему лицу выражение вежливого восхищения, он галантно отодвинул для Мерканди стул.

- Благодарю вас, - мурлыкнула она, изящно усаживаясь за стол. Чуть приподнятая бровь выдала удивление. Похоже, директриса Снежного Поместья не ожидала от мрачного хогвартского профессора подобных манер.
Усаживаясь на свое место, Северус внутренне усмехнулся. Он, конечно, не мог бы назвать себя великим знатоком женщин, но что за штучка эта Вайолет Мерканди, он понял быстро и, в чем был абсолютно уверен, безошибочно. Эта дамочка предпочитала крайности. Ей нужен был либо светский лев, которого Снейп старательно корчил из себя сейчас, либо грубое животное, самец, который схватил бы ее за волосы, разорвал это роскошное платье и отымел прямо на этом огромном столе. Пресловутая «золотая середина» тут не котировалась.
И не то, чтобы в силу каких-то моральных убеждений Снейпу претил второй вариант, который вполне мог бы сэкономить время и, возможно, нервы. Просто, выйдя из камина в этой роскошной гостиной и увидев эту красивую женщину, Северус вдруг понял, что от мысли прикоснуться к ней его передергивает. Было в ней что-то неестественное. Нет, не ее фальшивое радушие и обаятельные улыбки, на этот счет Северус не обольщался.
Но, глядя на нее, он испытывал ощущение, что смотрит на живую куклу. Даже нет, не куклу, а на мертвеца, который очень успешно изображает живого. Успешно настолько, что сам верит в это, и действительно стал почти живым. Но все равно в его жилах вместо крови оставался формалин. Все это Снейп отметил краем сознания и не желал забивать голову первопричинами этих ощущений. Просто неожиданно для себя вдруг вспомнил одно далекое лето, случившееся много лет назад. Когда Снейп окончил третий курс Хогвартса, Люциус Малфой пригласил его провести каникулы в своем поместье. В течение всего лета Малфой силком заставлял младшего друга изучать светский этикет, осваивать галантные манеры, и буквально вдалбливал в голову Снейпа кое-какие секреты «истинного джентльмена». Пару раз Северус пытался бунтовать. Но бывший слизеринский староста был старше, шире в плечах, и лучше питался. К тому же, еще в школе Малфой был не дурак подраться на кулаках, поэтому имел солидную практику. В итоге Снейп всегда оставался побежденным. А волшебную палочку Северуса перед каждым «уроком хороших манер» подлый Люциус умудрялся выкрасть и припрятать. Видимо, в Малфое погиб прирожденный педагог, так как все вколоченные в него уроки Снейп запомнил и время от времени, когда позволяли обстоятельства, оттачивал эти бесполезные, как ему казалось, знания. Вспоминая это «благословенное лето», Снейп всегда тихо скрипел зубами. А этим вечером, пожалуй, даже мог бы разориться на «спасибо» дотошному аристократу.

- Вы не против легкого аперитива? – директриса указала взглядом на стоящую на столе бутыль темного стекла, причудливо оплетенную тонкой серебряной сеткой. Мужчина одобрительно кивнул.
Вино было таким же алым, как рубины в украшениях хозяйки дома. В ожидании обеда Мерканди завела ничего не значащий разговор о педагогике, чуть коснулась политики, умело обходя тему всеобщей истерии в связи с появлением Того-кого-нельзя-называть. Снейп кивал, поддакивал, односложно отвечал, высказывал какие-то не слишком продуманные предположения. Собеседники прекрасно понимали – им обоим сейчас глубоко наплевать и на способы влияния на подрастающее поколение, на их будущее и прошлое, и даже на свежевозродившегося Темного Мага. Но пресловутые правила этикета строго требовали – никаких важных разговоров до и во время еды. Мерканди, видимо, предпочитала следовать этим догмам. А Снейп пока соглашался играть по ее правилам.
Раздались приглушенные хлопки. Три вымуштрованных домовика сноровисто подали блюда и удалились. Непосредственно сам обед прошел под такие же пустые разговоры, какие обычно ведутся за приемом пищи – бессмысленные, легкие и не мешающие пищеварению.
Только окончив трапезу и вернувшись в изумрудно-золотую гостиную, маг и ведьма, наконец, заговорили о главном.

- Расскажите мне об Эрике. – Попросила Мерканди, усаживаясь на небольшой диванчик. Гостю предлагалось разместиться по собственному выбору – в одном из двух кресел или на том же диване. Усмехнувшись уголком рта, Снейп выбрал последнее. Хозяйка дома явно осталась довольна его выбором. - Как она?

- Неплохо, насколько я могу судить, - несколько официально ответил Северус. – Эрика весьма преуспевает в учебе. Но в этом, я полагаю, вы не сомневались.

- А люди? Преподаватели, студенты, как они ее приняли?

- Они ее? – Снейп чуть усмехнулся и покачал головой. – Скорее, это Эрика приняла их.
Достаточно благосклонно, впрочем.

Снова появился домовик с подносом. Он просеменил к маленькому столику, стоящему тут же, возле дивана, поставил на него свою ношу и исчез. На подносе горделиво возвышались графин из хрусталя и золота, наполненный все тем же рубиновым вином, два бокала и ваза с фруктами.

- Она не тоскует? – Мерканди наполнила бокалы и передала один Снейпу.

- Тоскует? – Он задумчиво провел указательным пальцем по тонкому краю фужера. – Хм, не исключено. Но Эрика никогда не показывает этого. Вы говорили, что хорошо знаете ее, а значит, понимаете, что она не выставляет эмоции напоказ.

- Да, разумеется, - как-то неуверенно ответила женщина. Она сделала несколько глотков. Северус тоже осторожно приложился к бокалу, прислушиваясь к сладковатому терпкому вкусу, выискивая в нем знакомые нотки.

- Я всегда поражалась этой ее способности, - произнесла женщина, чуть улыбнувшись. – Это даже немного пугало меня. Там, где обычному ребенку положено источать целый шквал эмоций, она всегда оставалась какой-то отстраненной, спокойной, ничего никогда не показывала, все в себе держала.

- Сдержанность - не самое плохое качество, - Снейп пожал плечами. – Действия, продиктованные эмоциями, нередко оказываются ошибочными.

- Разумеется, я это понимаю. И вы тоже понимаете. Но мы с вами – уже взрослые люди, которые кое-что видели в жизни. А Эрика… Я ее с девяти лет знаю, и она всегда была такой… замкнутой.

- В своем последнем письме Дея тоже писала, что Эрика замкнутая, - заметил Северус, внимательно наблюдая за реакцией собеседницы. – Не могу сказать, что согласен с этим.

- О чем вы? – подозрительно прищурилась Мерканди.

- Эрика очень трепетно относится к своему личному пространству и тщательно отбирает круг людей, которые будут в это пространство допущены. С этими людьми она достаточно открыта, вполне эмоциональна. Это вопрос ее личного доверия.

- Вы хорошо ее изучили, - заметила директриса после недолгого молчания. Похоже, ей очень не нравилось это обстоятельство.

- Мадам, - наконец, произнес Снейп, задумчиво катая в пальцах ножку опустевшего бокала. – Чего вы хотите?

- Хочу?

- Да. Вы пригласили меня, чтобы извиниться. – Северус смерил женщину взглядом. – Будем считать, что вы это сделали. Что дальше?

Синие глаза испытующе изучали его лицо. Похоже, она не привыкла так форсировать беседу.

- Я хочу участвовать в жизни девочки, - наконец сказала она.

- Каким образом?

- Я хочу видеться с ней, общаться, передавать ей знания. И я прошу вас не мешать этому.

Снейпу стало смешно:

- И каким же образом, по-вашему, я могу этому помешать? – он чуть прищурил глаза и добавил. – Или поспособствовать?

Мерканди проигнорировала последний вопрос и пояснила:

- Не препятствуйте нашему общению. Не запрещайте Эрике! В конце концов, вы – всего лишь ее биологический отец, и не имеете права давить на девочку, ограничивая ее свободу… – Кажется, она разозлилась, действительно потеряв контроль над собой. Снейп пропустил мимо ушей нелепое «всего лишь» и в непритворном изумлении поднял брови:

- Давить? Ограничивать?! О чем вы вообще говорите?

- Не прикидывайтесь! – Гневно сощурив глаза, Мерканди подалась вперед. – С начала учебного года я отправила ей едва ли не десяток писем. И не получила ни одного ответа.
Вайолет произносила слова, не понимая, что происходит. Разумеется, она говорила совершенно искренне. Но дело в том, что она совершенно не собиралась произносить этих слов. Вся беседа должна была протекать в дружеской примирительной атмосфере. Но одно только присутствие этого человека лишало ее привычного, отточенного за годы хладнокровия и выдержки. Одного взгляда в эти черные глаза хватило для того, чтобы понять, насколько он опасен. В какие-то мгновения Мерканди казалось, что из этих глаз на нее смотрит не человек и даже не зверь. А что-то совершенно иное, равнодушное и безжалостное. И почему-то ей казалось, что если не напасть первой, его атаку невозможно будет отбить. Да, следовало признать, что все начинает идти не так, как планировала директриса Снежного Поместья. Впрочем, возможно, это не так уж и плохо.

- Не получили ответы на письма? – переспросил зельевар ледяным тоном. – И, конечно же, решили что это я, эдакое чудовище, не позволяю бедной девочке общаться со своей благодетельницей?

- И сейчас вы уверите меня, что это не так? – кажется, она стушевалась, но отступать было уже поздно.

- Я ни в чем не собираюсь вас уверять, - надменно произнес Снейп. Странно, сейчас ему полагалось бы разозлиться, поскольку разговор явно превращался в пустое сотрясание воздуха. Но ощущал профессор только холодное любопытство ученого, наблюдающего за каким-то не особо интересным, но новым для себя явлением. – Я лишь рискну предположить, что Эрика не хочет общаться с человеком, который собирает заплесневелые слухи и покрытые старой пылью газетные скандалы, а потом вываливает на нее все это. Естественно, - Снейп показательно скривился. – С благими намерениями.

Мерканди недоверчиво приподняла брови, весь ее вид выражал полнейшее замешательство. Похоже, учитывая так называемую замкнутость своей бывшей воспитанницы, директриса явно не рассчитывала, что этот эпизод будет известен ее оппоненту.

- Она рассказала вам? – недоверчиво спросила она. – Но она же… я…

Женщина запуталась в собственных словах и с каким-то беспомощным выражением посмотрела на собеседника.

- Да, - Северус делал вид, что не замечает ее смятения. – А что вас удивляет? Эрика, прежде всего, ценит собственное мнение, а потом уже чужие слова и домыслы. - Снейп поставил бокал на столик и поднялся с дивана. - Знаете, мадам Мерканди, я начинаю думать, что дальнейшее мое пребывание здесь не имеет смысла. Ваши извинения приняты. Прощайте.

Он отвесил легкий ироничный поклон и повернулся к камину. Мерканди пару секунд ошарашено смотрела ему в спину – все же эта красивая женщина не привыкла, чтобы мужчины вот так равнодушно отворачивались от нее.

- Постойте, - она вскочила на ноги, быстро преодолев разделяющее их расстояние. – Прошу вас, не уходите.
Мерканди положила руку ему на плечо, разворачивая лицом к себе. Снейп вопросительно приподнял брови, но высвободиться не пытался.

- Глупо получилось, - тихо сказала женщина, отводя взгляд. – Я пригласила вас, чтобы извиниться, а вместо этого вновь оскорбляю.

Она вдруг посмотрела ему в глаза и улыбнулась неуверенной, чуть лукавой улыбкой:

- Похоже, в вашем присутствии я совершенно теряю над собой контроль, - Мерканди обхватила ладонями его запястье, сделала шаг назад, осторожно потянув мужчину за собой. – Пожалуйста, простите меня еще раз. Останьтесь. Я обещаю держать себя в руках.

Северус шагнул следом, медленно, словно бы сомневаясь, стоит ли ему соглашаться.
Наконец, он позволил усадить себя обратно на диван. Мерканди устроилась рядом – гораздо ближе к нему, чем раньше. Женщина вдохнула и тихо произнесла:

- Должна признаться, мне тяжело говорить с вами.

- Тяжело?

- Да, - она изящно пожала плечами. – В этом нет вашей вины. Просто ваше появление в жизни Эрики стало препятствием моим планам. Я никогда не мирилась с препятствиями, так или иначе мне удавалось устранять их. Понимаете? – она пронзительно посмотрела Северусу в глаза. – Устранять, а не договариваться. И я не знаю…

Она замолчала, стараясь подыскать правильные слова. Опустив глаза, женщина вдруг увидела, что все еще держит руку Снейпа в своих ладонях. Смущенно улыбнувшись, она отпустила его, но сделала это медленно, словно бы нехотя.

- Мадам Мерканди, - наконец, заговорил Северус, но она прервала его:

- Прошу, зовите меня Вайолет.

- Вайолет, давайте сразу проясним ситуацию, - голос Северуса звучал по-деловому, но с едва уловимыми мягкими интонациями. - Я не большой любитель интриг или каких-то хитростей, но жизнь сложилась так, что преуспел я и в том и в другом. Говорить со мной действительно бывает тяжело, и, как правило, я сам всячески этому способствую. Но сейчас и здесь – совершенно другая ситуация. Моя дочь - это та тема, в которой должна быть предельная, кристальная ясность. Никаких недомолвок и игр я в этом вопросе не потерплю. Все, что меня интересует – это благополучие Эрики. Поэтому, - Снйеп чуть подался вперед, - поверьте, говорить со мной будет не так тяжело. А вот устранить меня вам действительно не удастся.

- Говорить, - тихо повторила она после недолгого молчания. – Ну да, конечно. Но я уже все сказала. Я лишь хочу принимать участие в судьбе Эрики. И…

Она вновь замолчала, посмотрев на Северуса большими блестящими, как сапфиры, глазами.

- И попросить вас о помощи….

- О помощи? Меня? – Снейп ответил на ее пристальный взгляд. – Вайолет, вы сильная женщина, и я не понимаю, чем могу помочь вам?

- Я только сейчас поняла, как виновата перед Эрикой, - она на секунду замешкалась, но продолжила, - да и перед вами тоже.

Встретив непонимающий взгляд собеседника, она попыталась объяснить:

- Интриги, уловки, газеты эти старые… не нужно было все это… Надо было просто поговорить с ней. А я не поняла этого сразу. Теперь Эрика злится на меня и, в общем-то, совершенно заслуженно. А вы, - Вайолет порывисто подалась вперед, снова обвив пальцами ладонь мужчины, - Профессор Снейп… - она запнулась и чуть нерешительно поправилась, - Северус… У девочки всегда было великолепное чутье на людей. Раз она поверила вам сразу, значит… - Мерканди, казалось, совсем смешалась.

- Я запуталась, - наконец, признала она, - в собственных мыслях, подозрениях, действиях… Помогите мне снова заслужить доверие Эрики. Пожалуйста…

Снейп молча протянул руку к графину с вином, второй каким-то сложно-изящным движением подхватил бокал Вайолет, наполнил его и протянул ей.

- Вы сказали, что я сильная, - продолжила директриса, с благодарным кивком принимая вино и делая судорожный глоток, – Но я уже не так уверена в этом. Все это видимость, иллюзия. Вся эта дерзость, все мое высокомерие, они давно утратили значение, превратившись в маску, которая создает лишь видимость защиты. – Она вдруг усмехнулась уголками губ. – А знаете, мне кажется, мы чем-то похожи с вами. Признайтесь, ведь ваш тяжелый характер тоже, своего рода, защита от внешнего мира, ведь так?

- Не исключено, - уклончиво ответил Снейп. Он внимательно смотрел на женщину, которая сама, похоже, окончательно запуталась в собственных играх, и уже вряд ли может отделить свои настоящие эмоции от показных. Северус позволил губам дрогнуть в легкой улыбке. Он осторожно протянул руку, словно хотел коснуться ее плеча, взгляд Вайолет тут же стал настороженным. Снейп понимающе приподнял брови, остановив движение руки. Мерканди рассеянно моргнула. Она почти залпом, с какой-то отчаянной решимостью осушила свой бокал, отставила его на столик. Сейчас Вайолет выглядела подкупающе растерянной. В глазах этой странной женщины мелькала какая-то детская неуверенность. И когда она, наконец, решившись, подалась вперед, ее поцелуй был столь же неуверенным. Правда, лишь первые секунды, – все же Вайолет Мерканди была опытной женщиной, а не наивной школьницей. Обхватив мужчину за шею, она прильнула к нему всем телом.
Северус ответил на поцелуй, осторожно пробуя на вкус мягкие губы, еще сохранившие на себе терпкие нотки вина. Почувствовав, что узкая ладошка соскользнула с его плеча, коснулась груди и недвусмысленно направилась к брючному ремню, Снейп отстранился, мягко перехватив тонкое запястье.

- Не нужно, - шепнул он, обдав горячим дыханием ее волосы.

- Северус...

- Нет, - он осторожно отстранил ее и отодвинулся сам. – Ты выпила. Если что-то будет, я не хочу, чтобы…

- Ох, Северус, - перебила его Вайолет. В ее улыбке была смесь нежности и снисходительности. – Я полностью отвечаю за свои поступки. Да и не столько я выпила…

Снейп нахмурился, с сомнением глядя на собеседницу. А она вдруг протянула руку и коснулась его щеки.

- Кто бы мог подумать, что за столь грубой оболочкой скрывается такое благородное сердце, - задумчиво произнесла она. Северус взял ее руку в свои ладони, погладил тонкие пальцы.

- И все же почему ты так рьяно хотела получить опеку над Эрикой? – спросил он так, словно просто хотел поддержать разговор.

- Я собиралась удочерить ее. Мне нужна наследница, - легко ответила Вайолет.

- Наследница? – Снейп непонимающе приподнял брови. – И для наследования тебе понадобился чужой ребенок? Не понимаю.

- Разумеется, не понимаешь, - она торжествующе улыбнулась.

- Так объясни.

- Северус, - она отняла свою руку и устроилась на диване, эффектно закинув ногу на ногу.
- Скажи, я красивая?

- Да, - без колебаний ответил он. Грешить против правды не имело смысла – Вайолет Мерканди действительно очень красива.

- А сколько, по-твоему, мне лет? – гладя на неприкрытое удивление зельевара, она рассмеялась.
Снейп не любил, когда над ним смеялись, но постарался быть честным:

- Тридцать пять, сорок – не больше. Для ведьмы – не возраст.

- Верно, - Вайолет снова коротко рассмеялась, – не возраст. Но только мне значительно больше. – Она расслабленно откинулась на спинку дивана. – Когда я действительно была молодой, я очень гордилась своей красотой. Но со временем я стала бояться старости. Пока я лишь взрослела, но очень быстро поняла, что недалек тот час, когда я начну дряхлеть. Я провела запретный темномагический ритуал, чтобы сохранить молодость. Я не надеялась, что получится. Но получилось, как видишь. Только такие вещи бесследно не проходят.

- Ты не можешь иметь детей, - безошибочно предположил Северус. Дело было даже не в уникальной прозорливости профессора зельеварения. Просто в магическом мире этот факт был общеизвестен – чем дольше твоя жизнь, тем труднее тебе обзавестись потомством. Своего рода закон сохранения энергии. А если пытаешься обмануть природу, искусственно продлив молодость, то у природы, как правило, один ответ – не слишком оригинальный, но безотказный. Если ты остался человеком – ты будешь страдать. Если стал нелюдем, – природа найдет для тебя другую подходящую пытку.

- Не могу, - Вайолет кивнула. – А еще, я чувствую, что старею. Что тело мое еще молодо, но… Я не знаю, как это объяснить. Но внутри я старею.

Мерканди ненадолго замолчала.

- Снежное Поместье – это мое единственное детище. Я вложила в него всю душу. Я отдаю себя этим девочкам настолько, насколько вообще способна отдать. Но я чувствую, что время неумолимо. И скоро эта красивая оболочка, - она провела рукой вдоль своего тела, - опустеет. Что станет со мной после того, как этот процесс распада завершится? И что будет с моей школой? Мне нужна преемница. – Мерканди вздохнула. – А Эрика идеально подходит. Она сильная, она никому не позволит ставить себе условия. И мы несколько похожи внешне, я вполне могла бы выдать Эрику за свою родную дочь.

С последним утверждением можно было бы и поспорить, но зельевар промолчал. Вместо этого он спросил:

- А Гордон Сетлер?

- А что Сетлер? – Мерканди пожала плечами.

- Почему он хочет получить опеку?

- Это же естественно, - Вайолет бросила на него удивленный взгляд. – Он родной дед Эрики. На старости лет решил покаяться перед внучкой, раз уж с дочкой примирение не вышло. При этом зятем он тебя признавать не желает – слишком разное у вас социальное положение.

- И ты веришь во все это? – Снейп изогнул бровь.

- Почему нет. Он сам сказал мне об этом. Да и ситуация в принципе вполне стандартная.

«Ясно, - подумал он. – Значит, Сетлер напел ей очередную арию любящего деда. А она слишком занята собственными амбициями, чтобы задуматься над истинными мотивами старика. Ну, правильно, – зачем оно ей надо?»

Пожалуй вопросов больше не было. Снейп следил за выражением лица собеседницы. Он ждал. И дождался, наконец.
На красивое лицо Вайолет, до этого выражающее расслабленное спокойствие, легла легкая, но заметная тень сомнения. Потом она нахмурилась, озадаченно посмотрела на Снейпа. Мерканди сидела прямо, чопорно сцепив руки в замок.

- Почему я рассказываю тебе об этом? – невпопад спросила она.

- Не знаю, - ответил Снейп. И голос его наполнился привычными едкими интонациями. – Может, потому, что у меня благородное сердце под грубой оболочкой?

Теперь рядом с красивой директрисой Снежного Поместья сидел не доморощенный светский лев, нахватавшийся манер от благородного друга, не деликатный кавалер, не желающий пользоваться беспомощностью захмелевшей женщины, а настоящий профессор Северус Снейп. Тот самый, которого боятся студенты и с трудом выносят коллеги. Холодный, собранный, ироничный до крайней степени цинизма.
Надо отдать должное Вайолет Мерканди, она тоже не оказалась полной дурой. Женщина подозрительно прищурила синие глаза. Скользнула взглядом по собственному пустому бокалу. Она вздрогнула, вскочила с дивана и отошла к камину, словно возобновление дистанции могло исправить положение. Снейп с равнодушным интересом наблюдал за ее метаниями.

- Что ты за дьявол такой? – гадюкой прошипела Мерканди. И где та трепетная леди, готовая упасть в объятья единственному, кто сможет объединить ее с потенциальной дочерью?! Снейп усмехнулся:

- Не льстите мне, мадам. До повелителя магловского ада мне еще довольно далеко. Хотя, вам тоже до него не близко, - Снейп неприятно усмехнулся и встал с дивана. – Приворотное зелье в вине – выходка, достойная влюбленной студентки, но никак не взрослой женщины. Я позволил себе ответную любезность.

- Веритасерум, - ошарашено произнесла Мерканди. Снейп кивнул. Это оказалось очень просто – узкий флакон, надежно закрытый восковой пробкой, удобно прикрепился к внутренней стороне манжета сюртука. Незаметно сколупнуть воск и за показным изящным жестом скрыть вылившееся в вино зелье было делом техники.

Мерканди наконец справилась с собой и даже выдала некое подобие злорадной ухмылки.

– Тогда у тебя неприятности. Частные лица не имеют права использовать сыворотку правды. Если я сейчас вызову авроров…

В ее руках словно из ниоткуда возникла волшебная палочка.

- Вызывайте, - Снейп сделал приглашающий жест рукой. – Им будет очень интересно узнать некоторые пикантные подробности о Снежном Поместье.

- О чем ты? – директриса округлила глаза.

- О том, что ваш, с позволения сказать, учитель зельеварения в свободное от преподавания время лапает несовершеннолетних учениц. И, подозреваю, этим не ограничивается.

- Дарий? – лицо директрисы исказилось гневом. – Это полная чушь. Ты лжешь! Тебе никто не поверит.

- Это не ложь, - Снейп ухмыльнулся. – Мне действительно могут не поверить. Но делу может дать ход кто-нибудь более влиятельный. Дамблдор, например. Даже если этот бездарь Бишем сможет выкрутиться, репутация вашей школы будет подмочена. А что будет, когда об этом узнают родители учениц? Вы неглупая женщина и понимаете, что это станет началом конца вашего возлюбленного детища – Снежного Поместья.
Вы еще настаиваете на визите властей?

- Что ты хочешь? – звенящим от бессильной ярости голосом спросила Мерканди.

- Вы уже любезно рассказали мне все, что меня интересовало. – Снейп пожал плечами. - Теперь я хочу лишь покинуть ваш гостеприимный дом и не возвращаться сюда больше.

Мерканди смотрела на него с плохо скрываемой ненавистью. Профессор даже подумал, что мадам сейчас выкинет какой-нибудь необдуманный фортель: все же оскорбленная женщина – существо очень опасное. Но к чести директрисы, ей удалось взять себя в руки. Она одарила Снейпа ледяным взглядом и чуть посторонилась от камина.

- Я вас больше не задерживаю, - почти сквозь зубы процедила ведьма.

- Разумеется, - ухмыльнулся зельевар. Беря из изящной вазочки горсть летучего пороха, он ощущал, как ненавидящий взгляд буравит ему спину. Надо сказать, это было куда лучше ложной приязни.

– Я расскажу Эрике о ваших планах на ее счет, – не оборачиваясь, произнес он. – Возможно, она захочет написать вам.

- Расскажешь? – едкий смешок. – Не надо этой лжи напоследок.

Снейп повернул голову, и Мерканди попятилась под его взглядом.

- В отличие от вас, мадам, - директрисе показалось, что от звука этого тихого голоса ее кровь начала застывать в жилах. – Я ни разу не солгал за весь вечер.

Пламя окрасилось зеленым, и маг шагнул в огонь.

просмотреть/оставить комментарии [196]
<< Глава 24 К оглавлениюГлава 26 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.