Gremlin Boogie

Автор: Faith S.
Бета:Xenya-m
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Майкрофт Холмс/Грег Лестрейд, Кроули (Ашторет)/ Азирафаэль
Жанр:AU, General, Missing scene
Отказ:Не претендую на персонажей АКД,на лавры авторов сериала ВВС "Sherlock".
Не претендую на персонажей "Good Omens", выгоды не извлекаю.
Аннотация:Краткое содержание: У каждого есть секрет. Майкрофт Холмс одиннадцать лет предпочитает не вспоминать потрясший его сеанс доброты от демона Кроули.

Предупреждение: Кроули не добрый. Он просто делает добро и не помнит.
Комментарии:Кроссовер ВВС "Sherlock" с "Good Omens" написан для команды WTF Mystrade 2022: Спеквест. Задание: Тайны и секреты
Каталог:AU, Кроссоверы
Предупреждения:AU, слэш
Статус:Закончен
Выложен:2022-04-03 09:09:12 (последнее обновление: 2022.04.03 09:08:52)


«Я слышал от людей знающих, что похмелье бывает шести родов: «Сломанный компас», «Швейная машинка», «Комета», «Атомная бомба», «Бетономешалка» и «Черная кикимора»*, — и, судя по виду Китекэта, он страдал сейчас одновременно всеми шестью родами. (с) «Брачный сезон» П. Г. Вудхауз.
* Gremlin Boogie — перевели как «Черная кикимора».
  просмотреть/оставить комментарии
— Пщ-щ-щ... — зашипел Кроули. Азирафаэль с интересом взглянул на демона, который развалился в кресле рядом и своим шипом начал мешать ангелу и всем близсидящим наслаждаться музыкой.

— Дорогой, если тебя так раздражают мюзиклы, мог бы об этом сразу сказать. Но мне было любопытно посмотреть, что сейчас дают...

— Ангел, я не против послушать, что там поют, но меня одного настораживают эти двое? — И демон невоспитанно ткнул длинным пальцем в сторону балкона. — Они ходят за нами сегодня буквально по пятам. Тебе, ангел, так не кажется? Я их откуда-то знаю!

— А, Кроули...

— Джентльмены, будьте так любезны, помолчите, пожалуйста, — встряла в их разговор почтенная пожилая леди с сумочкой, очень похожей на мини-походный ридикюль, на котором примостилась внушительных размеров партитура исполняемого мюзикла. — А не то я скрепя сердце буду вынуждена надавать вам по головам своей сумочкой! Ну нет же никакой возможности спокойно посмотреть постановку!

— Простите великодушно, мэм, мой друг больше так не будет. Кроули, извинись перед милой дамой.

— Здра-асьте, а мне-то за что извиняться?.. Ладно, ладно, простите и так далее. Только опустите вашу сумочку на колени, и чтобы руки на виду были. Вот и хорошо. Птс! Ангел!

— Кроули, ты опять? — громко зашептал Азирафаэль. — Я внушил этой пожилой леди, что ей все только показалось, но она так возмущена, что, боюсь, долго сдерживать ее я буду не в силах.

— Молчу, ангел. Но все равно повнимательней посмотри на этих двоих. Поделимся впечатлениями после тайм-аута.

— Антракта — ты хотел сказать?

— Да пофиг!


На балконе сидели двое. Если бы у пожилой леди кто-нибудь поинтересовался сложившимся о них впечатлением, то она бы коротко сказала: «Офицер и джентльмен. Боже, что вы еще от меня хотите? Я пять раз была на этой постановке, и почти каждый раз меня кто-то от нее отвлекает... В шестой раз тут точно будет труп!»

— Грегори, я вынужден вмешаться, но будь попроще. Расслабься. А то может создаться ложное впечатление, что ты со мной пришел не послушать музыку, а охранять меня.

— Майк, если я сяду в кресло полностью, меня тут же вырубит. Я с суток, и кофе меня уже не берет и как-то даже действует в обратную сторону. Давно такого не было.

— Боже... Зачем же себя мучить? Сказал бы сразу, кто же совмещает дежурство с квартальным отчетом и походом в театр, — Майкрофт явно был недоволен, но ему почти удалось это скрыть. Грег Лестрейд вздохнул.

— Ну кто ж еще, я обычно совмещаю. Это было внеплановое дежурство и очень даже плановый отчет. И они как-то друг на друга сильно наложились в процессе. А в театр мы давно уже собирались. Кстати, а тот парень в черных очках, ты его знаешь?

Майкрофт покачал головой и едва взглянул в зал:

— Ни в коей мере.

— А почему он так демонстративно тычет в тебя пальцем и что-то яростно говорит своему соседу рядом? — Грег все еще не мог уняться и был рад ухватиться за любую возможность позорно не заснуть.

Майкрофт Холмс очень многозначительно взглянул на Лестрейда и не произнес ни звука.

— Понял. Молчу. Действительно, мало ли чудиков на свете. А когда тут тайм-аут?

— Антракт, Грегори. Через десять минут.

— Десять минут я как-нибудь выдержу.

Через пять минут раздалось:

— Майк... у тебя спичек случайно нет?


Во время антракта в буфете Майкрофт Холмс наконец-то внимательно рассмотрел странного парня в темных очках, который настырно буквально вился вокруг чуть смущенного таким вниманием не менее странного парня — взять хотя бы его винтажный светлый костюм. Старинная ткань явно была настоящей. Парень в очках неожиданно повернулся в сторону Холмса и вперил в него свой невидимый взгляд. Майкрофту стало плохо, и пол буквально ушел из-под ног, потому что он его вспомнил. Но тут вернулся Лестрейд, загородил странную пару от Холмса и поставил чашки с кофе на стол.

— Грегори...

— Майк, я почти расхотел спать! Ты представляешь?! Тебе кофе со сливками?

— Мы не могли бы уйти отсюда немедленно?

— Что? Тебе плохо? Конечно, я только за.

— Мне что-то стало немного дурно...


Кроули оглянулся еще раз, но за столиком уже никого не было, только стояли две одинокие чашки с кофе.

— Ангел, мне кажется, нам нужно отсюда уйти. У меня что-то совершенно пропал аппетит смотреть твой мюзикл.

— Как скажешь, дорогой. А что у нас сегодня на ужин?

— Все что захочешь, ангел.

***


Одиннадцать лет назад Майкрофт Холмс был на краю гибели. Вернее, не так: край гибели был столь близок, сколь и осязаем. Нет, Майкрофт ни за что не желал бы вспоминать этот день, когда ему встретился, как он сейчас понял, настоящий Гремлин Бугги. Возможно, что у Шерлока тоже был свой Гремлин, а вот у Майкрофта точно был такой. Конечно, всему этому способствовало отвратительное настроение и уже достаточное количество алкоголя в крови. В тот день Майкрофт Холмс посчитал, что может себе немного позволить... побыть обычным человеком. И хоть этот план был изначально провальным, но таких последствий даже он не ожидал. Можно было сказать, что в тот день у него случилось видение. Неважнецки, кстати, выглядевшее. Очень напоминавшее в растрепанных чувствах дамочку в темных солнечных очках, немного старомодном строгом костюме, с залихватской высокой прической. При этом дамочка весьма сварливо допытывалась у бармена в пабе, какое-такое отстойное пойло он ей сейчас налил. Судя по бармену, эту даму тот очень хорошо знал, поэтому молча выставил бутылку скотча и два стакана.

— Чей-та? — удивилось видение. Майкрофт моргнул еще раз, и видение перестало двоиться. — Предлагаешь мне набузгаться из двух стаканов сразу? Фу, как мелочно. Как говорит один мой приятель, у меня принципы... Чего уставился?

— Хм. Простите, мне кажется, что вас кто-то расстроил.

— Может быть, и расстроил. Но уж поверь мне, я сама кого хочешь расстрою. Тебе-то что? Хоть у тебя и вид, как будто вот прям сейчас кто-то умер, но это не повод ко мне приставать. — И дама нелогично подала Майкрофту руку. — Аш. Твою дивизию! Бьюсь об заклад, что у тебя точно кто-то умер, — «Аш» развернула руку Майкрофта ладонью кверху. — Или не совсем... Ой, как интересно. Да вы все в семье те еще фрукты! За это надо выпить!

Холмс вежливо вытащил свою кисть из железной неженской хватки и принял наполненный скотчем стакан.

— Майкрофт.

— Угу. Майкрофт, а не пересесть ли нам за стол? А то, вижу, ты уже нагружен по самую ватерлинию и скоро на дно пойдешь.

— Хм, я не против.

И они сели за столик вдали от других посетителей.

Разговор завертелся вокруг выпивки и ее последствий. Через час Майкрофт уже знал все о шести видах похмелья, чем их снимать, а чем не снимать ни за что в жизни; узнал много про некоего приятеля Аш, «того еще засранца в белых перчатках! Еще немного, и за его спиной бы появилась пара белых крылышек», который, как она выразилась, морочил ей голову «веками» и ничего никогда не говорил прямо. «Хоть души его! Чтоб из него слово вытащить...» А еще приятель был не только засранцем, но и библиофилом. Последнее Аш почти выплюнула со злостью и тут же грустно вздохнула.

— Аш, а кем ты работаешь?

— А? Нянюшкой.

Майкрофт подавился скотчем.

— Что, не похожа? Кругом одни скептики! Вы на них посмотрите! Кем хочу, тем и работаю. Приятель тоже что-то пиликал про высокие стандарты, правда угощаться регулярно в моем обществе вином ему это никак не мешает. Как говорится, нигде не жмет ни разу.

— А... кем работает, э-э-э, твой приятель?

— Да не бойся, не полицейским. Садовник он. Только из него садовник — как из меня Мона Лиза. Он штык-лопату от секатора ни за что не отличит. Зуб даю. Его.

Майкрофт подавился второй раз.

— Смейся, смейся. Знаешь, сколько художников мне прохода в свое время не давали, хотели меня увековечить! А это совсем не то что нынешняя фотография. Тьфу! А я была чертовски как хороша!

— Аш, я полагаю, что твои портреты заинтересовали бы многих коллекционеров картин и прочих арт-объектов.

— Да фиг с ними. Ты-то тут чего завис? Про твоего неумершего родственника я уже поняла. Да ладно, успокойся, никто, кроме меня, это не узнает. Но тебя еще что-то гложет... — И тут Аш приспустила свои очки и внимательно вгляделась в глаза Майкрофта Холмса. Отчего тот замер, пытаясь не выдать того ужаса, который от неожиданности он испытал. Глаза у дамочки были просто нечеловеческие. И даже как будто светились изнутри золотым огнем. Аш сняла очки и прикусила задумчиво дужку.

— Так просто? Несчастная любовь? Майки, ты меня удивляешь! И это ты, душа компании… Ты же душа компании? Он явно тебя не достоин. Помяни мое слово.

— Откуда ты...

— Ну я же не только похмелье и все его виды придумала в свое время. Как оказалось, я придумала еще и несчастную любовь. Тьфу на меня три раза. Сама не рада. А в свое время мне это казалось гениальной идеей! — И Аш уткнулась в смартфон своим выдающимся носом, разблокировав одним махом код доступа. Майкрофт похолодел вновь, потому что это был его смартфон.

— Какого?!

— Споки, Майки! Сейчас мамочка Ашторет в два счета наладит твое неспокойное личное счастье. Что же это мне одной страдать? Пусть всем будет плохо! Та-а-ак...

— Ты же... не человек, Аш?

— Только догадался? — расплылась в широкой зубастой улыбке Ашторет и поправила выбившийся из прически локон.

— Честно признаться, да.

— Льстец. Ладно. Кого-то на «Ш» пропустим, ты ему не звонил уже две недели. Какая-то «Антея» — ну и имечко! Явно она не в твоем вкусе. «Мамуся»? Майки! Да ты маменькин сынок! — восторгу Ашторет не было предела.

Майкрофт только фыркнул.

— Ладно. Ну этого тоже пропустим... с таким именем — Шшшррннффррррд! Хм. Уотсон? Звонок двенадцать часов назад, два раза, и два раза он сбрасывал звонок. Ну не знаю... Нам такой не нужен. А вот оно! Просто Грег и в кавычках номер полиции. Чудесно. Он коп?
Майкрофт неожиданно сам для себя покраснел.

— Кстати, я тебе авторитетно заявляю, что в этой джинсовке ты очень странно смотришься. Тебе бы строгий костюм очень пошел. А фотки этого Грега у тебя есть? — и Ашторет уже вовсю взламывала фотогалерею смартфона. — Эвона... Слушай, я его где-то уже видела... в аэропорту, что ли? Ну что? Жмем на вызов?

— Отдай, пожалуйста, Аш! — Майкрофт безуспешно попытался выхватить из цепких рук собеседницы телефон. Но его руки сами разжались, как только он явственно услышал голос Антеи, которым наглая Ашторет заманивала Грега забрать потерявшего счет времени и выпивке «мистера Холмса» в пабе «Олень и Герб».

— Угу. Он вас ждет, — Ашторет нажала отбой. — Кстати, моему приятелю тоже нужно звякнуть, а то кто его завтра на работу будет доставлять? Эльфы что ли?

У Майкрофта шумело в ушах так, как будто он погрузился под воду на глубину более тридцати футов, и в голове начали мелькать какие-то смутные догадки. Это была никакая не Ашторет — это точно была белая горячка. «Боже... только не это... моя работа...»

— Мдэу? Ангел? Что? Ждешь и дьявольски скучаешь по мне? Уже еду! Буду через минуту. Ну, Майки, ты тут без меня справишься, я в тебя верю, а я пошла. Дела, знаешь ли! Зло не дремлет, и все такое!..

Майкрофт полностью убедился, что его внезапно постигло состояние под названием «Гремлин Бугги», по классификации этой чертовой Ашторет относившееся к наивысшей категории интоксикационного синдрома, когда он увидел, что к выходу из паба пошла Ашторет, а столкнулся в дверях с Грегом Лестрейдом какой-то долговязый мужик с огненно-рыжими волосами до плеч. И когда произошла это трансформация, Майкрофт не смог уловить.

Лестрейд застал его схватившимся за голову и стонущим что-то вроде:

— Не может быть...

— Э, кхм. Мистер Холмс, разрешите вас проводить до дома?

— Грег? Только Шерлоку не рассказывай, как я напился после его похорон. Он же меня на смех поднимет... Боже...

Лестрейд удивленно покачал головой. Но, взглянув на батарею бутылок на столе, перестал удивляться.

— Ладно, Майкрофт. Тебе нужно проспаться. Раз уж я не знаю, где ты живешь, то придется эту ночь тебе переночевать у меня. Что ты сказал?

— Ты его видел? Видел?..

— Кого?

— Дьявола!

— Э, приятель, с тебя уже точно хватит. Ну, встаем, одна нога, вторая... крепче за меня держись. Я, конечно, разделяю твое горе, но нельзя же было так напиваться в одно лицо и без закуски.

— Нас было двое!

— Бармен сказал, что два часа ты сидел один и никто к тебе не подходил. Ну будь хорошим парнем. Своими ногами... молодец!

— Грег, — прошептал куда-то ему в воротник Майкрофт. — Ты же не веришь, что я все время вот так...

— Нет, конечно. Я все понимаю. Давай, в машину. А утром поговорим и о Шерлоке, и о тебе...

— Спассббо...


На следующее утро Кроули мечтал, чтобы его четвертовали, замуровали в бочку и скинули со скалы в морскую пучину, ибо только морская вода могла бы погасить в нем всю сушь его «отходняка» от вчерашнего.

— Дьявол...

— Кроули, не в моем доме, — раздался над зажмуренным от падающего на лицо солнечного света демоном голос его ангела. — Где же ты так вчера набрался? И почему не протрезвел вовремя? Ну, давай, вставай. Одна нога тут, другая там. Доброго утра!

— Это недоброе утро... Пф-ф... А где я набрался, уже не помню. Я, к дьяволу, вообще ничего не помню! Кроме того, что точно вчера я сделал славную пакость. Еще бы вспомнить какую... Ангел, не мог бы ты побыть на самом деле ангелом хоть минуточку?

— Да, мой дорогой.

— Закрой шторы и налей мне...

— Воды?

— Не издевайся так надо мной, ангел!

— Ладно, вставай потихоньку, а я пока приготовлю тебе чудесный соус. Меня ему научил один очень хороший человек.

— Это тот, который поведал тебе про атомный взрыв, швейную машинку и бетономешалку?

— Можно и так сказать, — рассмеялся Азирафаэль столь звонко, что Кроули сразу же зажмурил глаза от страшной боли в голове. — Тебе так нехорошо?

— Живому все хорошо. Ангел, что ты знаешь о звездах и ромашках? — неожиданно спросил Кроули, и ангел задумчиво на него посмотрел.

— Ладно, Кроули, пока я готовлю соус, немного бренди тебе не помешает.

— Ну и славно! Кстати, а что ты знаешь о безответной любви?

— Что? Кроули, я тебя плохо слышу!

— Ну и ладно. Подождем еще немного, и, может быть... быть может...

После бокала бренди в голове Кроули запели соловьи, и заря надежды вновь зарумянила небеса.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"