Возвращение

Автор: Жёлтая Тень
Бета:Dakkota
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Джаспер Хейл/ОЖП, намек на Карлайл Каллен/ОЖП, остальные по канону
Жанр:Drama, General, Romance
Отказ:Герои не мои, мое только видение.
Аннотация:У них есть Семья. Есть все, о чем мог бы мечтать человек. Казалось бы, вот оно - счастье.
"...Но изменить ничего нельзя. Мы застыли. Вообще нет движения. Этого мне не хватает..."

Не всё так безоблачно, и не все проблемы так просто решить. Впридачу в школе появляется новая ученица, которой приходится подрабатывать в клинике Форкса, и она не очень-то нравится доктору Каллену. А ещё Вольтури так и не дождались обращения Беллы, и их ждёт сильное разочарование...

Это история о дружбе и преданности, умении понять и поддержать в трудную минуту, и, конечно, о любви.
Комментарии:ОЖП очень нужен, потому что Белла - это не то, совсем не то. Честно пыталась не скатиться до Мери-Сью
События происходят где-то параллельно третьему фильму, небольшое AU - сцена голосования не во втором, а в конце третьего фильма
Каталог:нет
Предупреждения:Tекст не требует предупреждений
Статус:Закончен
Выложен:2020-12-08 15:01:34 (последнее обновление: 2022.01.03 18:36:10)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0. О предателе и его мотивах

— Ну конечно… Какая же я идиотка… Надо увести людей…
Джаспер кивнул и как можно лучезарнее улыбнулся.
— Дамы и господа, мы просим прощения, что ваша экскурсия пришлась на то время, когда этот великолепный зал занят, но, к сожалению, сейчас вы мешаете проведению съемок, поэтому прошу вас покинуть помещение, — к словам Джаспер добавил всю силу убеждения, на которую был способен. Недовольно переговариваясь, туристы потянулись к выходу. Джаспер плотно закрыл двери за последним.
— Как вы это объясните? –голос Кая дрожал от возмущения.
Кейт еле заметно пожала плечами и вышла на середину зала.
— Мы бы не вмешались, если бы не определились с тем, кого подозревать в предательстве. Думаю, для вас это важнее очередного приема пищи. Правитель, могу я задать один вопрос?
Аро окинул девушку пронзительным взглядом и махнул рукой, разрешая продолжить.
— Ваш клан… нет, пожалуй, не так, ваши стражи — они словно собраны в изумительную коллекцию, — Кейт запнулась. Джаспер услышал за спиной язвительный смешок.
— Иногда складывается ощущение, что во время обучения их часто прикладывают головой — сказать такое, стоя одной в зале, полном стражей. Мне, например, обидно, что меня считают частью коллекции, — шепот Деметрия был насмешливым, но на удивление беззлобным. Джаспер нетерпеливо дернул плечом. Кейт тем временем продолжила:
— В вашем клане, в вашей страже собраны лучшие из лучших, самые одаренные, самые полезные, не так ли?
Аро приподнял бровь, ожидая продолжения.
— Ваш предатель не действует открыто, он просто тихо, но очень эффективно подрывает авторитет Вольтури в целом и вас как правителя в частности. Слово здесь, слово там — и все те, кто раньше внимательно прислушивался и поддерживал каждое ваше решение, выполнял любой приказ, все они начинают сомневаться, позволять себе свое мнение — и ваша власть становится все более шаткой. А кто у вас лучше всех умеет уговорить на что-то, привести к нужному решению, увлечь за собой? На кого вы сами, как на лучшего, вернее, лучшую в этом деле, возложили обязанность уговаривать и привлекать?
— Смелые выводы, — голос за спиной Джаспера на этот раз был полон сомнений.
Аро смотрел на Кейт настолько внимательно, словно не позволял себе отвести взгляд куда-то ещё. На кого-то ещё. Словно посмотреть в чью-либо сторону значило для него признать правоту девушки.
— Ты ошибаешься, — поджал он губы, — ты же знаешь, все, кто находится здесь, связаны, — Аро еле заметно запнулся перед следующими словами, — друг с другом, да, друг с другом определенными узами. Сильными узами.
— Но ведь у каждого из них есть предел возможностей, — Кейт кивнула в сторону завернутой в плащ фигуры за его правым плечом. — Есть он и у Челси, иначе бы против вас в принципе никто не мог бы объединиться, она сразу бы разделяла их, верно?
— Что дает тебе основания так думать? — высокомерно протянул Аро. Впрочем, Джаспер уловил какую-то обескураженность в его голосе.
— Думаю, странно было бы отрицать, что такие одаренные вампиры, как Элис и Эдвард, заинтересовали вас. Вряд ли вы бы не желали их присоединения к клану. И они оба были здесь. Если бы сил Челси хватило разорвать их связь, ослабить их любовь к своему клану, — Кейт подчеркнула последнее слово, видимо, с особым смыслом не говоря о семье, — и внушить привязанность к вам, вы бы воспользовались этой возможностью, не так ли?
— Эти вопросы имеют какой-то смысл, кроме праздного любопытства? — раздался раздраженный голос Кая. Аро поднял ладонь в предупреждающем жесте.
— Допустим, что смысл в твоих вопросах есть. Но я не вижу его.
— Знаете, если бы я серьезнее относилась к занятиям и всегда верила в ваше существование, я бы вспомнила раньше… как-то нам рассказывали про дар воздействия на эмоции, в том числе разрушения и формирования эмоциональной привязанности. И упоминали — в том числе, чтобы проиллюстрировать воздействие дара — историю клана Хильды, которая была казнена вами. Как и другие члены ее клана — кроме двоих. Вернее двух… Одна бежала и надолго исчезла из вашего поля зрения. А вторая — Хайди — легко присоединилась к вам, предав память о Хильде — о той, которая обратила ее и тем самым спасла от незавидной доли очень бедных и очень красивых женщин. Нам говорили, что так эффективно воздействовала на Хайди Челси — она уничтожила привязанность к родному клану и внушила любовь и преданность вам. Но если учесть, что дар Челси не всемогущ и не совершенен, если допустить, что для Хайди Хильда и названые сестры были важнее и ближе, чем вам казалось, то вы не можете быть уверены в ее преданности вам, верно?
За спиной Джаспера раздался печальный вздох, затем ощутилось движение воздуха. Деметрий плавно переместился за спину Хайди. Он поверил.
Аро надолго задумался и наконец с сомнением покачал головой.
— Ты считаешь, что воздействие Челси на Хайди было неполным? Но тогда почему она пошла с нами — после смерти Хильды и ее названых сестер? И почему предает сейчас?
— Почему присоединилась — не знаю, — пожала плечами Кейт. — Может, воздействие Челси все же было достаточно сильным, может, демонстрация вашей силы была убедительной, и она испугалась, может, Хайди решила, что с вами она будет в безопасности, может, что-то еще… А почему предает — Челси не смогла полностью искоренить любовь друг к другу названых сестер. А вы недавно сначала позволили последней из прежнего клана Хайди нарушить закон, чтобы ослабить семью Калленов, использовали ее жажду мести в своих интересах, а потом допустили ее уничтожение, выкинули за ненадобностью.
Джаспер перевел взгляд на Хайди. Та стояла неестественно ровно, высоко подняв голову, с нечитаемым выражением лица.
Аро задумчиво выстукивал пальцами одному ему известный ритм. Наконец, он поднял глаза на гордо стоящую перед ним женщину.
— Ты действительно мстишь мне за Викторию?
— Вы могли вмешаться раньше, не допустить ее гибели — и не вмешались. Вы надеялись, что она и ее армия сослужат вам хорошую службу и значительно ослабят Калленов, а сами бы ради нее палец о палец не ударили, — с каждым словом низкий звучный голос Хайди становился все выше. — Вы позволили ей нарушить все мыслимые законы, потому что это было нужно вам, и вам было наплевать на то, что будет с ней потом. Вы…
— Меня там не было, — перебил ее Аро. Джейн согласно закивала в подтверждение его слов. — Эти претензии должен был выслушивать не я. Меня не в чем обвинить.
Хайди презрительно усмехнулась.
Джаспер почувствовал острое разочарование — свое и Кейт. Вспомнились ее слова о том, как наставники защищают решения своих подопечных, даже если не согласны, даже оружием. Вспомнился последний визит Аро в Форкс и готовность Карлайла до последнего защищать свою семью, взять на себя ответственность, пусть даже ценой собственной жизни. До кома в горле, до слез захотелось перенестись прямо сейчас из этого холодного мрачного зала домой — туда, где много света и воздуха, туда, где все заботятся друг о друге, туда, где семья. И это желание тоже было общим, одним на двоих. Кейт, как только сейчас понял Джаспер, уже давно прижималась плечом к его плечу в поисках поддержки.
Тем временем Аро, видимо, принял решение. Не отводя взгляда от Хайди, он медленно кивнул Каю.
— Вольтури не прощают предательства. И не дают второго шанса.
Однако, обычно резкий и порывистый, сейчас Кай не спешил что-то делать. Более того, к огромному изумлению Джаспера, он с каким-то немым вопросом чуть повернулся в сторону Маркуса. Тот еле заметно вздохнул.
— Я бы не стал торопиться с решением, — ровным голосом протянул Маркус. — Думаю, нам стоит учитывать то, что Хайди лучше всего удается решать вопрос с нашей пищей, не привлекая к нему излишнего внимания.
Преодолев секундное замешательство, резким повелительным взмахом руки Аро указал всем на двери.
— Мы благодарим вас за содействие, — кивнул он Кейт, обозначая разрешение выйти со всеми. Та с ощутимым удовольствием направилась к выходу и повлекла Джаспера за собой.
***
— Почему медлит Кай? — Джаспер бросил короткий выразительный взгляд в сторону закрывшихся дверей.
— У него есть причины сдерживаться, — вместо Кейт ему ответил невидимый собеседник из темноты коридора. Впрочем, гамма эмоций, уместившаяся в этом коротком ответе, не оставляла сомнений в его личности. Их постоянный провожатый был с ними и на этот раз.
— Вот как?
— Конечно, — высокомерно кивнул выступивший из темной ниши Деметрий. — Иначе Аро может вспомнить, кто еще способен выступать в роли приманки. Кая такой расклад не устроит. Так что все зависит от решения Маркуса.
— Маркус поддержит Кая, — уверенно произнесла Кейт.
— Вполне возможно, — пожал плечами Деметрий. — Я не против. Мне было бы жалко уничтожать такую красоту. А теперь…
— А теперь я очень хочу домой, — не дала ему договорить Кейт. Деметрий тонко улыбнулся и поманил их за собой. По темным коридорам он шел как всегда быстро и не оглядываясь, уверенный, что Кейт и Джаспер следуют за ним.
У последней арки, разделяющей темный коридор и жаркую солнечную улицу, Деметрий притормозил и развернулся.
— Думаю, дальше вы не заблудитесь, — протянул он, и, словно неожиданно решившись, протянул на прощание руку.


Глава 0. Пролог

Эмметт снова который уже раз смотрел в проем балконной двери. Розали стоит там часа два, не меньше. Не то чтобы он беспокоился о холоде, хотя по ночам начало подмораживать. Но на его крошку это было очень непохоже. Обычно резкая, яркая, Розали словно вдруг потеряла стержень, помогавший ей держаться. Да, она и раньше иногда заговаривала о том, что это не жизнь, но чтобы так долго хандрить — такого ещё не было. Да, от того ребенка в магазине, по ошибке схватившего ее за руку, пахло вкусно — ну так это повод загнать оленя, а не стоять часами в темноте, глядя в никуда. Надо поговорить с Карлайлом.
***
Элис задумчиво зарылась пальцами в волосы Джаспера. Отложить разговор хотелось, в конце концов, впереди была вечность. Но с другой стороны, глупо отодвигать неизбежное.
— Все не так, да?
Джаспер вздрогнул, пронзительно посмотрел ей в глаза и отвёл взгляд.
— С чего ты…
— Джас, не надо. Пусть я не читаю мысли, как мой брат, но надо быть слепой, чтобы не увидеть этого.
Джаспер молча смотрел в никуда.
— Джас… я больше не смогу начать этот разговор.
По телу Элис прокатилась волна тепла. Джаспер пытался успокоить ее, уйти от ответа. Но как он не понимает, что вот эта поддержка — это костыли. Нога может срастись, если она есть, но костыли не отрастят новую, если ее нет.
— Джас, не надо, — ощущение тепла стало слабее, но не исчезло. Это значит, он ободряет и поддерживает ее, ему тоже нужен этот разговор, но он никогда не скажет открыто. Как ей надоели эти ребусы! Раньше они умиляли, ей казалось, что сними еще слой — и увидишь настоящего открытого Джаспера. Теперь она поняла, что ее желания достучаться мало. А как она радовалась, когда они нашли друг друга, потом Карлайла, все казалось таким простым и ясным.
— Дело во мне, да? Я слишком шумная? Слишком веселая? Слишком поверхностная?
— Ну что ты, — Джаспер вздохнул. — Просто ты как солнышко — всегда яркая, всегда открытая, всегда готовая поделиться настроением. Я не такой…
— Мне казалось, именно поэтому мы идеально подходим друг другу…
— Элис, милая, ты не признаешься себе, но ты уже устала меня тормошить. Ты меня отогрела, ты заботишься обо мне, я всегда чувствую твое плечо рядом. Если у меня что-то не так, я всегда думаю о тебе. Но это же как улица с односторонним движением, ты даёшь, я беру…
— Так бери, мне не жалко, и потом, ты же меня тоже поддерживаешь, когда… ну, когда меня накрывает!
— Я и беру, беру с благодарностью и очень ценю твою поддержку. Элис, давай честно, это отношения брата и сестры, а не партнеров…
Элис отрешённо кивула. Все так, да. И если они оба чувствуют это настолько одинаково, бороться глупо.
— Я же не хотел тебя обидеть… Хочешь, забудем об этом разговоре? И ничего не было?
Элис отрицательно покачала головой.
— Джас, глупо пытаться склеить разбитую чашку. И потом, ты же сам сказал: брат и сестра. Это не так мало.
Джаспер осторожно положил руку на плечо Элис. Настроение стало улучшаться. И вроде даже без его помощи.
— Все в порядке? — какая дурацкая фраза, как все может быть в порядке при расставании, да, расставании. А с другой стороны, она ничуть не лукавила, когда говорила, что брат и сестра — это не мало. Элис кивнула, прикусив губу, вздохнула и улыбнулась открытой улыбкой.
— Конечно, Джас. Мой любимый братик.
Джаспер легонько толкнул ее в плечо, Элис вернула удар. Через секунду в комнате завязалась шумная потасовка.
Все хорошо. Но все равно, Джасу не помешает аккуратный присмотр, а она уже не будет настолько ежесекундно рядом. Надо поговорить с Карлайлом.
***
Эдвард быстро шел по улице, пиная ногами кусочки щебня. Упрямая девчонка! Как она не понимает, что главное — это душа, душа человека, единственное, что по-настоящему даётся нам при рождении вместе с жизнью. Что, отказавшись от жизни, ты сможешь сохранить душу, но, отказавшись от души, не сможешь сохранить жизнь. Останется только обёртка от конфеты, медленно падающая в колодец вечности. И как хорошо, что Карлайл это понимает, что он не один. Они ещё поборются. Они как никто другой знают, что есть дороги, по которым нет пути назад. И глупо вставать на такую дорогу из-за простого «хочу», пусть даже не сиюминутного, а хорошо обдуманного. А Белла намекнула, что ждать, как овечка, она не будет, что, если он не решится, она найдет возможность измениться сама.
Лишь бы Белла не наделала глупостей. Надо поговорить с Карлайлом.
***
Шестым материнским чувством Эсми ощущала, что сегодня у каждого из ее любимых детей что-то поменялось. Что если ничего не сделать, их мир, так заботливо выстроенный и поддерживаемый ими всеми, даст трещину. И есть только один человек, ну, не человек, личность, с кем можно попробовать не допустить этого. Надо поговорить с Карлайлом.
В гостиной было тихо, очень тихо, на секунду Эсми показалось, что здесь никого нет, но тут на пределе слышимости раздался шелест страниц. Обойдя спинку глубокого кресла, Эсми присела на подлокотник. Рядом с человеком, с которым не встречалась ни разу в жизни и к которому так прикипела потом. Как ключик и замочек, как детальки пазла…
Карлайл не читал. Эсми это не понравилось.
Прижавшись подбородком к светлым волосам, она тихо спросила:
— Что произошло?
Карлайл поднял глаза. Нет, ничего страшного пока не случилось, взгляд был спокойным, ободряющим, но все же необычно задумчивым.
— У Розали очередной приступ тоски, Эмметт беспокоится.
Эсми кивнула.
— Она остановилась в том времени, когда непреодолимо хочется отделиться от родителей и создать свою семью. Бедная девочка, она понимает, что с этим ничего не поделаешь…
— Да, но это скоро пройдет, не в целом, но хотя бы приступ боли скоро утихнет.
— В выходные гроза…
Карлайл кивнул. Ему безумно повезло с женой, он и мечтать не мог о таком уровне доверия и понимания. С полуслова, с полувзгляда. Карлайл осторожно притянул Эсми к себе.
— Это не все, да?
— Элис и Джаспер расстались.
Эсми вздохнула.
— Этого следовало ожидать. Джасперу нужен не источник энергии рядом, а человек, с которым он бы был не подчинённым и используемым, как с Марией, не опекаемым, как с Элис, а равным. А как Элис?
— Она умничка. Она все понимает про Джаспера. И понимает, что нельзя вечно светить фонариком в бездонный колодец, батарейка сядет, а света не прибудет.
— Да, — Эсми помолчала. — Теперь что-то про Эдварда?
Карлайл хмыкнул.
— Белла очень упорная. Она намекнула, что раз решение не Эдварда, а ее, то она в состоянии найти выход. Но, думаю, пока она все же не готова к решительным действиям, и у нас есть время попробовать ее переубедить.
Эсми кивнула, соглашаясь, и прислушалась к своим ощущениям. Было что-то ещё, что-то, что беспокоит Карлайла больше всего.
— Это не все?
Карлайл долго молчал, взвешивая каждое слово. Это не было обидно, Эсми давно поняла, да что там, всегда знала, что это не от лукавства, а от желания поберечь ее, не задеть ни одним неосторожным словом. За что ей так повезло?
— Помнишь Саманту?
Саманта. Дефенсор, настоящий дефенсор, хоть многие и считали это сказкой. Дефенсор и при этом женщина, мечтавшая о семье, готовая пойти на все, чтобы рядом с ней был кто-то, о ком она сможет заботиться, к кому она сможет возвращаться. Сколько лет назад это было?
— Восемнадцать, — в очередной раз Карлайл угадал ее мысли, — ее дочь приехала в Форкс. Доучится последний год в местной школе.
— Но как? Почему? У нее же здесь никого нет…
— Никого, — горько повторил за ней Карлайл. — И нигде нет, Саманта погибла десять лет назад — автокатастрофа.
— И как же она живёт?
— Устроилась работать в нашу клинику. Зарплата маленькая, но, знаешь, она прорвется. В ней есть что-то такое…
— А как ты?.. Она?.. — Эсми не стала заканчивать вопрос.
— Я не знаю, — со вздохом сказал Карлайл и поднялся с кресла. Не глядя в глаза Эсми, поставил книгу на полку. Поворачиваться обратно он не спешил. — Это же ничего не изменит.
Эсми задумчиво глядела вслед уходящему мужу.


Глава 1. ЧАСТЬ I. О столкновении в столовой

Розали презрительным взглядом окинула столовую. Как же они раздражают. Своей молодостью, своей глупостью, своим будущим, которое многие из них будут старательно портить. Вот если бы…
— Крошка, смотри-ка, очередная новая мордашка, — Эмметт кивнул в сторону стола, за которым сидела эта шумная компания Беллы. — Будешь ревновать? — со смешком подмигнул он и несильно толкнул Розали в плечо.
«Что-что делать?»
Розали удостоила новую девушку мимолётного взгляда. Ничего особенного — ничем не примечательное лицо, которое забывается сразу, как отвернешься, никаких особых понятий о манерах — по ней точно видно, что вилку она будет держать правой рукой, одежда… с чужого плеча или она в принципе не смотрится в зеркало при примерке? Но уж точно не новая. Поза — как у всех, кто оказался в незнакомом месте, напряжённая, готовая к нападению и защите одновременно.
— С ней что-то не так, — донёсся до Розали голос Эдварда.
— Брось, Эд, у тебя с любым, кто оказывается рядом с твоей Беллой, что-то не так, — ухмыльнулся Эмметт и помахал через стекло опаздывающим Элис и Джасперу.
За соседним столом раздался очередной взрыв смеха, вновь привлекший внимание Эдварда и Эмметта. Розали поджала губы, но тоже исподтишка взглянула туда.
Дальше все выглядело не совсем так, как она ожидала. Новая девушка откинулась на спинку стула и пристально посмотрела на Ньютона. Тот продолжил что-то говорить, но все более скомкано и тихо, пока не замолчал совсем. Слегка прищурившись, девушка продолжала пристально смотреть на него.
— Это закрытая тема, — донеслось до Розали. Сказано было… веско, пожалуй, это слово лучше всего подходило к услышанному голосу. Так изредка говорит Карлайл, когда его решение не обсуждается. Правда, у него не слышно такого нажима.
Между тем девушка вскочила и резко направилась к выходу, на секунду обернувшись, чтобы убедиться, что была достаточно доходчивой.
Слишком поздно Розали заметила, что Элис и Джаспер входят в столовую. Слишком поздно Элис поняла, что девушка их не видит. Слишком медленно Элис и Джаспер входили, чтобы увернуться.
Девушка с размаху налетела на входящих, впечатавшись лицом в грудь Джаспера. Словно в замедленной съёмке Элис и Розали смотрели, как он вдыхает запах ее волос, понимая, что предотвратить катастрофу уже не удастся. Отлетел вдаль стул Эдварда, но он был далеко, слишком далеко.
— Прошу прощения, — не глядя бросила девушка, оттолкнув неожиданную помеху, и резким шагом пошла по площадке.
Джаспер не шевелился и, кажется, не дышал. Элис аккуратно взяла его за руку и повела к столу.
— Джас, ты молодец, — прошептала Элис, когда все вернулись к ланчу.
Джаспер помотал головой, стряхивая оцепенение.
— Если честно, я вообще не понял, как так получилось.
— Я же говорил, — тихо сказал Эдвард, глядя в глаза Розали.
Розали пожала плечами.
***
Доктор Каллен неторопливо шел по коридору. Он приехал на работу пораньше, чтобы спокойно подумать над анализами миссис Роуз с Третьей улицы, возможно, поискать статьи на эту тему.
За поворотом пришлось остановиться. Свежевымытый пол блестел и источал запах дезинфицирующего раствора — тот особый запах, который неуловимо ощущается даже в самых современных клиниках. Карлайл терпеть не мог оставлять следы там, где только что наведен порядок. Особенно если тот, кто его наводил, ещё был здесь. Сизифов труд в действии. Может, уборка уже закончена?
Молоденькая девушка домывала конец коридора. Почувствовав взгляд Каллена, она коротко посмотрела на него и вернулась к швабре.
— Доброе утро. Мне очень неудобно, но мне нужно пройти, — доброжелательно и чуть смущённо произнес Карлайл. Девушка неопределенно дернула плечом. Поравнявшись с ней, Каллен остановился.
— Кейт, если я не ошибаюсь?
Девушка молча кивнула. Разговаривать она, видимо, не была настроена.
— Кейт, возможно, это не мое дело, но не слишком ли тяжело совмещать полноценную работу с учебой? Может быть…
Девушка резко повернулась, закусив губу, и с вызовом ответила:
— Вы думаете, у меня есть выбор? Вы ошибаетесь.
Карлайл пожал плечами и прошел дальше. Разговор явно не задался.
И только сев в свое кресло и развернувшись к окну, глядя на капли дождя, он понял. Это был не вызов, это было что-то другое. Что-то, от чего недалеко до… отчаяния?
Раздался стук в дверь. Получив разрешение войти, на пороге появилась Кейт.
— Доктор Каллен?
Карлайл кивнул, повернулся к столу и сложил руки домиком, излучая внимание.
— Доктор Каллен, я прошу прощения, Вам могло показаться, что я что-то сказала не так, а так часто бывает, что я что-то говорю не так, и потом мне так неудобно, а если об этом не сказать сразу, то потом Вы будете думать, что я… — проговорила на одном дыхании девушка, нервно заламывая руки.
— Нет-нет, — прервал мучительный поток сомнительного красноречия Каллен. — Все нормально, Кейт, мне просто сложно даже представить, насколько ты устаешь. Это не мое дело, — полувопросительно закончил он. Кейт кивнула.
— Спасибо, доктор Каллен. Все нормально, — дверь за девушкой закрылась.
— Все нормально, — задумчиво повторил ей вслед Карлайл. Все нормально, кроме одного. Это дочь Саманты, пусть столь непохожая на мать, что в жизни не предположить, не зная. А Форкс слишком маленький для того, чтобы сюда занесло случайно.
***
— Элис! Элис-Элис-Э-элис!
На пороге стоял Эмметт. Порой Элис ощущала с ним особое родство, не такое, как с Джаспером, а совсем другого порядка. Эмметт всегда был в хорошем настроении — как она, щедро делился своей энергией со своей половинкой — как она (ладно, пусть у нее половинка бывшая), спокойно относился к заскокам партнера, старался смягчить возникающие неловкие ситуации, старался оградить, защитить ото всего, что могло зацепить Розали, постоянно присматривал за ней, как нянька — как она за Джасом. Только вот если мужчина и должен быть защитником, оберегать, быть опорой и стеной, то обратная ситуация — это тупик, нельзя вечно быть мамочкой. Все правильно.
Элис подавила вздох и приветливо кивнула.
— Послушай, — Эмметт в замешательстве почесал затылок, — я что-то пропустил?
Элис непонимающе подняла брови.
— Ну, я про Джаспера. Как он научился сдерживаться?
Элис задумчиво пригладила волосы.
— Это правда странно. Он не научился…
Эмметт плюхнулся на диван.
— Тогда это плохо?
— Почему? — удивилась Элис. Эмметт не производил впечатления большого ума, но ход его мыслей иногда был нестандартным до гениальности.
— Потому что тогда это непонятно, а все, чего ты не понимаешь, потенциально опасно для нас…
От Эмметта Элис такого не ожидала. Подумав, она кивнула.
— Я расскажу отцу.
***
Карлайл приветливо обернулся на шаги. Эсми тихо подошла, уткнулась мужу в плечо. Карлайл еле заметно коснулся губами волос жены. Две половинки…
— Тебя так тревожит эта девушка?
— Кейт. Да, настолько, что я даже всерьез думал об отъезде. Если бы не Белла…
— Почему ты ждёшь чего-то плохого?
— Потому что у меня есть ты. И дети. И вы — смысл моего существования. И я должен защитить то, что мне дорого.
— Даже если у Саманты тогда получилось?..
Карлайл долго молчал. Когда Эсми решила, что он уже не ответит, он еле слышно прошептал:
— Не знаю…
Эсми крепче обняла мужа.
— Если не знаешь, то пусть Эдвард и Джаспер сходят к тебе в клинику и посмотрят на нее, — произнесла она, заглядывая ему в глаза, и, прежде, чем он успел возразить, добавила: — Мальчики уже большие, пора позволять им побольше ответственности.
Последняя фраза повисла в воздухе. Их мальчики никогда не вырастут.
Карлайл медленно кивнул.


Глава 2. О последствиях экстренного торможения

Джаспера Карлайл встретил даже раньше, чем думал, и совсем не там, где ожидал. На столе в библиотеке было разложено несколько книг, открытых в разных местах, и Джаспер быстро что-то строчил в блокноте, периодически заправляя за ухо непослушную прядь волос.

Карлайл негромко постучал по косяку. Джаспер поднял глаза. Карлайл сел напротив под его настороженным взглядом и огромным усилием воли заставил себя не смотреть, что за книги лежат на столе. Джаспер мимолётно удовлетворённо кивнул, показывая, что оценил уважение своих границ.

Карлайл задумчиво потёр подбородок. Однако разговор начинать не пришлось, Джаспер сам готов был все обсудить.

— Ничего конкретного, — кивнул он на книги на столе, — в основном, пишут наоборот об особой привлекательности некоторых людей.

— Как Белла для Эдварда, — кивнул Карлайл. — На что это было похоже для тебя?

— Ни на что, — пожал плечами Джаспер. — Как будто… как будто мы были одинаковыми, как будто я был простым человеком.

«Или?» повисло в воздухе, не произнесённое ни одним из них.

— Карлайл, Элис бы почувствовала вампира. Точно, — прервал молчание Джаспер.

Карлайл задумчиво кивнул, и даже без своего дара Джаспер понял, что он его не убедил.

— Карлайл, послушай, у нее нет жажды, я бы почувствовал. Абсолютно точно нет. В конце концов, если она работает у вас в клинике — она бы сорвалась.

Тут возразить было нечего. Карлайл точно знал, чего стоит его выдержка. Семнадцатилетней девчонке такое не под силу. А что ей семнадцать, не больше — он был уверен.

***

Эдвард бережно придерживал Беллу за плечи, пока доктор Каллен фиксировал ей запястье.

— Ничего страшного. По крайней мере, на этот раз, — со смешком сказал Карлайл.

Эдвард счёл за лучшее промолчать. Хотя эта травма его скорее порадовала, чем огорчила. Остаётся надеяться, что такие намеки псина поймет.

— Вот и все, Белла, можешь идти. Эдвард… — Карлайл слегка придержал его за плечо. Эдварда всегда восхищало то, как легко главе их семьи удавалось сообщить свою волю, а если нужно — и настоять на своем.

— Что-то ещё?

— Да, — после некоторого молчания сказал Карлайл. Чуткому слуху Эдварда послышались нотки смятения в его голосе. — Я бы хотел, чтобы ты посмотрел на одну девушку.

— Посмотрел — в смысле послушал, что она думает? Ты же всегда…

Карлайл согласно кивнул.

— Обычно — да, но тут случай особый.

Эдвард кивнул, он очень хорошо помнил свое изумление, когда в столовой все закончилось, не начавшись.

— Где она сейчас?

— Пойдем, я провожу.

В конце коридора Кейт протирала дверные стекла перед окончанием смены. Минуты три Эдвард стоял, прислушиваясь, затем изумлённо повернулся к доктору Каллену.

— Что-то не так, — сказал Карлайл скорее утвердительно, чем вопросительно. — Ты ее не слышишь?

— Нет, почему же. Скажи мне, это нормально — в таком возрасте прокручивать в голове таблицу умножения?

Карлайл бросил на Эдварда короткий изумлённый взгляд.

***

— Давай, я поведу, — в очередной раз Эдвард дёрнул Беллу за запястье.

— Нет. Нет-нет-нет, ты слишком быстро ездишь, — с этими словами Белла села на водительское место.

Пикап завелся с привычным уже ревом. Выезжая, Белла слишком поздно заметила черную машину Калленов и еле успела затормозить в нескольких сантиметрах от нее, чуть не чиркнув по блестящему бамперу правым углом. Элис виновато развела руками из-за своего руля. Пикап основательно перегородил выезд.

— Что действительно плохо в моей машине, так это то, что с ее габаритами задом я полчаса буду отползать обратно, — раздражённо произнесла Белла, пытаясь вернуться на место, с которого так неудачно выехала. Из машины, вставшей следом за черным автомобилем Калленов, раздался нетерпеливый сигнал. В этот момент к общему шуму добавился ещё один звук, заставивший Эдварда с ужасом посмотреть в его сторону. Со стороны Беллы к ним на приличной скорости приближался старенький, но от этого не менее тяжёлый байк. Эдвард понял, что даже с его скоростью выскочить он не успеет. Если бы только он был на месте водителя…

С грохотом байк завалился на бок, протащив за собой по асфальту водителя оставшиеся метры до пикапа и с невыносимым скрежетом впечатался в его порог. Все бросились к нему.

На удивление, водитель достаточно быстро поднялся и сорвал шлем.

— Кейт?! Ты в порядке? Прости, мне очень-очень жаль… — начала Белла.

Девушка резко посмотрела на нее. Судя по всему, не считая нескольких ссадин и превратившейся в лохмотья одежды, все обошлось.

— Да какого ж рожна ты так раскорячилась именно сегодня, — выкрикнула она со злыми слезами на глазах, пытаясь поднять то, во что превратился байк, — вот именно сейчас!

— Мы оплатим тебе… — закончить Эдвард не успел, девушка резко оттолкнула его к пикапу.

— Богатенькие детки привыкли, что все покупается?! Да чтоб вас всех! — Кейт горько зарыдала, усевшись прямо на асфальт.

Краем глаза Эдвард заметил, что стоящий чуть поодаль Джаспер пристально смотрит на Кейт тяжёлым взглядом с таким видом, словно пытается что-то услышать. Элис прижималась к нему плечом, напряженная, словно готовая что-то делать по незаметному сигналу. Всё-таки как они были настроены друг на друга…

Рыдания Кейт стали чуть тише. Эдвард ещё раз окинул взглядом то, что осталось от байка, и поморщился. Груда металлолома.

— Нам всем правда жаль, — Элис сделала два шага вперёд, — и, если хочешь, завтра мы купим…

— Причем тут завтра, — разразилась Кейт новым потоком злых слез, — мне нужно сегодня быть в Порт-Анджелесе, понимаете, сегодня!

Элис полуобернулась, поймала взгляд Джаспера. Еле заметно они кивнули друг другу.

— Можешь взять нашу машину, — Элис протянула ключи. Эдвард изумлённо вскинул брови. Кейт замолчала на полуслове.

Элис так и стояла с протянутыми ключами.

— Я не вожу машину, — с ноткой безнадёжности в голосе прошептала Кейт.

— Тогда тебя отвезем мы, да, Джас? — Элис открыто улыбнулась, теперь она была в своей стихии. Опять возможность все устроить к лучшему, чтобы все были довольны. — И не вздумай отказываться, — с этими словами она схватила Кейт за руку и потащила к машине.

К удивлению остальных, та и не думала упираться.

— Спасибо… Элис, да? Мне действительно очень нужно в Порт-Анджелес именно сегодня, — Кейт ещё раз оглянулась на разбитый байк. Эдвард перехватил указующий взгляд Элис и со вздохом потащил байк к багажнику пикапа.

— Не благодари, — радостно прощебетала Элис, закрывая дверцу Кейт.

Эдвард дождался, пока машина скроется из виду, одной рукой закинул байк в багажник и повернулся к Белле с ехидной ухмылкой.

— Может, всё-таки я поведу?

***

— Что в Порт-Анджелесе? — непринужденно спросила Элис, повернув зеркало заднего вида так, чтобы встретиться с Кейт взглядом. Сидящий рядом Джаспер дернулся как от удара током. Элис коротко искоса взглянула на него и снова уставилась в глаза Кейт.

— Мне туда надо, — произнесла Кейт тоном, не предусматривающим продолжения.

— Хорошо, — легко ответила Элис, — а там?

— Я выйду на 622 Южной улице Линкольна.

— Может, куда-то конкретнее?

— Нет, — резко сказала Кейт, и спохватившись, уже мягче добавила, — спасибо.

— Надолго? Сколько тебя надо будет ждать?

Кейт молча смотрела в окно. Когда Элис уже решила, что та не ответит, неожиданно донеслось:

 — Не знаю…

Джаспер жёстко и горько поджал губы.


Глава 3. Об откровенности Карлайла

Кейт вернулась часа через два. Элис сложно было не замечать, что она сидит, прикусив костяшку пальца, чтобы не завыть в голос, а по щекам текут слезы. Но тут лучше было не лезть, Элис знала, что не всегда может угадать, что сказать, чтобы помочь, а не сделать больнее. Оставалось рассчитывать на дар Джаспера. Элис повернулась к нему и еле удержалась, чтобы не схватить, не обнять, не прижать к себе — столько боли отразилось на его лице.

Джаспер сделал несколько глубоких вдохов, чтобы ослабить комок, сковавший горло. Это не его. Но насколько сильно зацепило, он давно не чувствовал эмоции других так интенсивно. Ей же всего семнадцать, так не должно быть. Джаспер с усилием направил на тихо всхлипывающую девушку ощущение успокоения.

Постепенно всхлипы затихли совсем.

— Так ты живёшь сама по себе? — прервала молчание Элис. — И у тебя никого нет? Нет, если это не мое дело…

Кейт задумчиво запустила руку в не очень длинные волосы.

— Обычно я достаточно резко отвечаю на подобные вопросы, но вы же вроде как помогли мне. Моя мама не смогла выбраться из горящего автомобиля десять лет назад.

Элис почувствовала волну ободрения, причем, направленную не на нее. Джаспер задумчиво разглядывал пролетающие за окном деревья. Кейт продолжила в порыве откровения:

— Я тоже должна была быть там. Меня вытащил… один человек, пока пламя не успело разгореться. Мне тогда посекло стеклом руку, он нес меня на руках и пытался зажать рану, чтобы кровь так не хлестала. Мама осталась там, ее зажало. А он никого не пускал туда, говорил, в любой момент все может взорваться. И крепко держал меня, чтобы я туда не побежала, а я вырывалась, кажется, даже пару раз его укусила. Мне до сих пор часто снятся крики мамы и то, как он меня не пускал, прижимал к себе.

— Ты обижена на него, и это не из-за того, что он тебя удержал. Почему? — неожиданно спросил Джаспер.

Кейт запнулась на полуслове.

— С чего ты взял? Конечно, из-за этого… то есть я вообще не обижена, а благодарна, — неубедительно произнесла она.

— Глупо десять лет обижаться на человека, который спас тебе жизнь, — вполголоса заметила Элис, демонстративно проигнорировав слова про благодарность.

— Тогда остановимся на том, что это просто личное.

Несколько минут в машине стояла тишина.

— Ты поэтому не водишь машину? — продолжила Элис. Кейт молча кивнула.

— А с кем ты жила потом?

— Меня забрали мамины братья, — последнее слово Кейт произнесла со странной интонацией.

— В каком смысле братья?

— Ну… — замялась Кейт. — В общем, мама состояла в секте. Обычная чушь про избранных, спасителей мира, особую миссию. По ее распоряжению в случае, если с ней что-то случится, опекуном назначался один из «братьев».

— А почему?..

— Элис, всё, мне не хотелось бы обсуждать это дальше.

— Тебя там обижали?

— Нет.

Элис поймала взгляд Джаспера. Тот еле заметно помотал головой.

Остаток пути прошел в полном молчании.

***

Доктор Каллен задумчиво рассматривал рентгеновский снимок. Джаспер тихо проскользнул в кресло.

— Могу я кое о чем спросить тебя?

Старший Каллен кивнул, не отрываясь от экрана.

— Отец?

Карлайл резко развернулся, кивнул, сел в кресло напротив. Столь редко к нему обращались так. Только если действительно надо.

Джаспер долго молчал, собираясь с мыслями, и наконец задал свой вопрос:

— Отец, как ты понял, что хочешь всегда помогать людям? Что это не просто занятие? Не просто профессия?

Карлайл резко вздернул бровь и испытующе посмотрел на Джаспера, но удержал готовый сорваться вопрос. Посидел, собираясь с мыслями.

— Знаешь, сложно так вот ответить одним словом…

Джаспер кивнул, всем своим видом выражая готовность слушать.

— Ну что ж… знаешь, так было не всегда. Сначала это был интерес: как же все устроено, как работает такая сложная вещь, такое по-своему совершенное создание, и чем я отличаюсь. Знаешь, ведь человек, он очень и очень хрупок. Тысячи, десятки и сотни тысяч молекул движутся, каждая имеет строго свое место, это же настоящая симфония, огромный, невообразимый слаженный оркестр и при этом стоит чему-то, даже самому малому, расстроиться, выйти из общего звучания — все, вся система летит куда-то. И если ты узнаешь, потом ещё узнаешь, потом ещё и ещё, глубже и глубже, знание становится не отрывочным, а определенной системой, и ты начинаешь действительно что-то понимать. Ты начинаешь лечить — и сначала приходит эйфория от того, насколько ты умнее обратившихся к тебе людей, насколько ты лучше них понимаешь, что с ними происходит и как с этим быть, и ты смотришь на этих людей свысока, с высоты этих своих знаний, и каждое свое слово произносишь с гордостью, нет, с гордыней, ощущая про себя свою значимость и свой интеллект, любуясь собой со стороны. Затем что-то идёт не так, и не один раз, а столько, сколько нужно, чтобы сбить с тебя спесь и этакую молодецкую удаль. И тут у тебя два пути — либо пытаться надувать щеки и убеждать себя и других в собственной значимости и непогрешимости, упираясь рогом…

— Либо?

— Либо ты откидываешь гордость, бросаешь корону с головы под ноги, и признаешь, что можешь знать не все, и можешь побеждать не всегда, и что-то у тебя не получится, и люди будут оплевывать тебя, оттаптываться на твоей гордости, а то и проклинать тебя, а твой единственный путь — учиться, учиться и учиться, чтобы может быть, когда-нибудь одной ошибкой стало меньше, потом ещё одной, а потом из этих не-ошибок сложилась спасённая жизнь, затем ещё одна, и ещё…

— Ты сейчас отвечаешь на вопрос как ты лечишь, а не почему ты лечишь и помогаешь…

— Ты же спрашивал, почему это не просто профессия. Я начал, наверное, слишком издалека, но я хотел, чтобы ты понял: вот оно, первое из многих отличий от «просто занятия»: люди, не готовы принять и признать свои заблуждения, они же тоже в нашей профессии остаются, как же иначе, если они уйдут — значит, они признают, что где-то были неправы, а так же не может быть… и таких много, на самом деле довольно много, но мы же сейчас не о них, да? Так вот, ты учишься признавать свои ошибки, что ты не всемогущ, что у тебя уже нет причин для гордыни, а если вдруг она снова поднимает голову — жизнь бьёт тебя очередной раз. И чтобы этого не было, ты учишься слушать, учишься не возноситься, теперь ты не выше этих людей, а абсолютно равный им, только знаешь немного больше…

Карлайл задумчиво смотрел куда-то вдаль. Когда стало понятно, что сам продолжать он не собирается, Джаспер нарушил молчание.

— Но это же не все. Не все, что ты думаешь. Ты же всегда честен сам перед собою. То, что ты делаешь — это не работа равного. Жажда есть, она никуда не уходит, ты можешь держать ее на крепком поводке, можешь задвигать ее куда-то вглубь, но ты всегда ее преодолеваешь. А когда это преодоление длится годами, десятилетиями — это не про равенство…

— А про что же, по-твоему?

— Про служение, — твердо ответил Джаспер. На секунду ему показалось, что так давить не стоило, что сейчас прервется этот момент кристального доверия и единения. Но он недооценил Карлайла, который раз.

— Служение?.. почему?

— Потому что я так чувствую тебя, что это не работа, это — потребность.

— Правда? Знаешь, я никогда не думал, что это настолько очевидно, пусть даже только тебе. Что ж, ты пришел не просто так, тебе действительно нужны эти ответы?

Джаспер кивнул, не сводя глаз с Карлайла.

— Иногда — далеко не всегда — случается что-то, после чего мир для тебя никогда не будет прежним. Удар… и не такой, как серия вразумлений, о которых я говорил. Настоящий удар, после которого падаешь и понимаешь, что тебе нечем дышать и только болит там, где должно быть сердце. И после этого ты не можешь просто жить как раньше. Не понимаешь? Ладно, раз сегодня такой вечер откровений, я поясню. Было время, когда мне были интересны инфекции и эпидемии. Это было давно, наверное, эпидемия испанки заставила меня задуматься о том, как хрупок на самом деле весь мир, человечество в целом, а не отдельные люди. К тому времени в просвещенном мире медицина делала огромные успехи, правда, огромные, и мне показалось, что эпидемии лучше изучать в более естественных для них условиях — я уехал в западную Африку. Там было поселение миссионеров-христиан, они занимались просвещением, обучением, проповедовали и взяли на себя простейшую медицинскую помощь аборигенам. Среди них была медсестра, Анна… я редко встречал людей такой целостности, такой цельности.

— Стержня?

Карлайл задумчиво покачал головой.

— Знаешь, нет. Насчёт стержня — не было возможности узнать. Именно цельности души, цельности восприятия мира, жизни в этом мире. Анна была сестрой милосердия и пела во время церковных служб. У нее было очень строгое отношение к людям — к себе и к окружающим, при этом она никогда не навязывала своего мнения, но что хорошо и что плохо — для себя знала абсолютно четко и никогда это знание не предавала. Не обращала внимания на мелочи и при этом видела нечто главное, куда надо идти — и с этой дороги не отступала. Была очень преданна людям, которых любила или уважала, и до последнего беспокоилась о них. Была абсолютно надежной в чем-то большом и никогда не отказывала в мелочах…

— Ты любил ее? — Джаспер осекся под тяжёлым взглядом Карлайла. — Прости, я…

Карлайл тяжело кивнул.

— Да. Я даже смел представлять, что мы уедем обратно, в Европу или в Америку — неважно, и сможем жить, и дышать вместе, и все делать вместе, и иногда ссориться, и потом мириться, и самое главное — понимать друг друга и верить друг другу…

— Но?.. — робко спросил Джаспер.

— Эбола. От нее умирают сейчас, а уж тогда… ты даже не представляешь, что это такое. Все органы человека становятся мозаикой тромбов и кровотечений, отказывают один за другим и превращаются в кровавое месиво, а человек при этом ещё сохраняет сознание и понимает, что умирает, и что жить хочется, а бороться просто нечем, кровавая губка вместо лёгких и ты ничего не можешь сделать, ничего… Ничего… И считаешь вдохи и выдохи и просишь все высшие силы — ещё один! И ещё! И ещё… но это не может длиться бесконечно, и какой-то удар сердца становится последним. И ты чувствуешь, что болит там, где когда-то было сердце, болит и режет, и сжимает, и ты, не она, а ты не можешь вдохнуть, и кажется, что сейчас задохнёшься, хотя задохнуться не можешь, а задохнуться — это не чувствовать этой боли, и кажется, что сердце у тебя ещё есть, и что оно предательски стучит и гонит кровь, чтобы ты жил, и чтобы эта боль была бесконечной… Эта боль не пройдет никогда, потом она спрячется куда-то в уголок, и вроде как ты сможешь дышать дальше, но стоит в этот уголок заглянуть — и все повторяется… Эсми удалось помочь спрятать ее, но, знаешь…

— Почему ты не обратил ее? — тихо спросил Джаспер, когда понял, что Карлайл продолжать не собирается.

— Джас, для нее самым главным была ее душа. Она пела в хоре, она верила… И молилась до последнего, не о том, чтобы выздороветь, не о том, чтобы не страдать, а о том, чтобы получить прощение своей душе. Мог ли я лишить ее того, ради чего она жила?

Джаспер прикрыл веки в молчаливом понимании.

— А служение?

— Ах да. Потом, когда ты видишь это безобразие смерти, когда смотришь на людей, и понимаешь, что у них нет ее и они могут жить… Либо ты ненавидишь мир и не прощаешь его, не прощаешь тех, кто остался. Либо вдруг понимаешь, насколько каждый из них на самом деле хрупкий, и уж если не спас ее, то спасти хоть что-то. Хоть кого-то. Потому что в каждом из них ещё теплится огонек, который погас в ней. И в память о ее «правильном», и потому, что если что — кому-то, кто будет рядом, будет так же больно, как было тебе, — ты как-то почему-то начинаешь любить их всех, беречь их всех. Пытаться помочь им всем…

Карлайл поднял на Джаспера больной взгляд.

— Ты расскажешь мне, к чему был этот разговор?


____________
*… что у них нет ее и они могут жить… — эмоция из «Я хочу быть с тобой» Наутилуса


Глава 4. О догадках Джаспера и не только

— Ты расскажешь мне, к чему был этот разговор?
— Попробую… Просто… у меня впервые появилось желание не просто не слышать, не чувствовать отчаяние других, а попытаться что-то сделать, попытаться помочь… Ты не приглядывался к Кейт?
Карлайл замер в своем кресле. К чему-то такому он был готов, но всё-таки надеялся, что обойдется.
— Причем здесь она?
— Знаешь, я не горжусь своей биографией. И тем, что делал, когда был с Марией, особенно. Может, мне хоть чуть зачтется то, что мне это не нравилось, как Джеймсу или Виктории, что все все отчаяние тех людей при превращении, а потом при… при ликвидации я прочувствовал на своей шкуре. И знаешь, всегда рядом с отчаянием была ненависть — к Марии, ко мне, к людям, которые остались людьми. Да что там, когда отчаяние стало моим, ненависть была со мной — меня до сих пор трясет, когда я вспоминаю, как Мария использовала меня, играя в любовь…
— А Кейт?
— А у Кейт есть отчаяние. Есть обида, — Джаспер выдержал паузу, — но нет ненависти. Я вообще ее не почувствовал. Это настолько странно, настолько обезоруживает…
— Обида?
— Да. На человека, который спас ее и не спас ее мать.
— Ее мать нельзя было спасти, — начал Карлайл и осекся.
— Вот как? Откуда?..
— Так получилось, что я был там.
Джаспер бросил пронзительный взгляд. Карлайл молчал.
— Это ты вытащил ее тогда. И не пускал к матери.
Карлайл в изумлении поднял глаза на Джаспера.
— Она рассказывала об этом?
— Очень немного. Элис пыталась ее разговорить, но Кейт, как бы это сказать… умеет четко обозначить границы.
— Да, ее мать тоже это умела…
— Ты знал ее?
Карлайл медленно кивнул.
— Да, мы были знакомы за несколько лет до ее гибели.
— И все?
— Джаспер, — в голосе Карлайла появились предупреждающие нотки. Джаспер встретил его твердый взгляд и не решился настаивать.
— Ее правда нельзя было спасти? Тогда почему Кейт настолько обижена?
— …
— Я просто не могу понять…
— Хорошо. Мы пересеклись с Самантой и Кейт незадолго до аварии, так что Кейт немного знала меня. Когда ее забирали оттуда социальные службы… Джас, как она рвалась и просила не оставлять ее, умоляла разрешить ей остаться со мной, кричала, что как же так, почему, у меня же уже есть приемные дети…
— Но ты же не мог… Она была ребенком… Сколько ей было?
— Семь. Да, я не имел права взять человеческого ребенка в свою семью. Но понимаешь… я просто отвернулся, мне казалось, это просто детская истерика, я не думал, что за этим могло бы стоять что-то большее…
— И ты боялся ее, боялся принять решение и ответственность, прикрылся нашими законами и отверг ее… Так?
Карлайл не ответил. Но отвечать и не было необходимости.
— Ты ведь не просто случайный знакомый ее матери, так?
— Этого я не знаю, — тихо ответил Карлайл.
Джаспер изумлённо поднял брови.
— У Саманты была, скажем так, сложная профессия, наложившая сильный отпечаток на ее характер. У нее не складывались постоянные отношения, а иметь кого-то близкого, родного, о ком можно было бы заботиться и ради кого можно было бы жить — очень хотелось. Она была одержима желанием иметь ребенка и, хм, хваталась за любую возможность…
— Ясно. Так вот на просто знакомых так не обижаются. Поверь мне. Это, кстати, даже Элис заметила. И еще… я ее не воспринимал, как потенциальную жертву. Подумай об этом.
С этими словами Джаспер вышел из кабинета, оставив Карлайла в одиночестве.
***
— Кейт! Кейт, подожди!
Легкими грациозными шагами Элис догнала девушку.
— Привет! Послушай, Эдвард сказал, что ты отказалась от нового мотоцикла.
Кейт кивнула, ожидая продолжения.
— Почему?
— Потому что нечего было так торопиться. Это не ваша вина, что затормозить получилось только так.
— Ты специально его уронила? — удивлённо спросила Элис.
— Конечно, да. Мой инструктор всегда говорил, что если любишь скорость, самое важное умение — суметь погасить ее любой ценой, и что правильно положенный байк спас не одну жизнь.
— А как же ты теперь? Вдруг тебе ещё куда-то понадобится? В тот же Порт-Анджелес?
Кейт вяло отмахнулась.
— Послушай, — не унималась Элис, — мне кажется, тебе не стоит ездить туда одной…
Впервые за разговор Кейт внимательно посмотрела на нее.
— Что ты знаешь об этом?
— Ну… я видела, в каком состоянии ты ехала обратно. И я догадываюсь, куда ты ездила.
— В таком случае ты должна догадываться, что это только мое дело.
— Это все твои «братья»? — не сдавалась Элис. — Они что-то требуют от тебя?
Кейт со вздохом раздражения повернулась к ней.
— Элис. Если ты хочешь ещё раз услышать «спасибо» за помощь, я повторю. Если ты хочешь обсудить что-то ещё, у тебя есть люди, готовые общаться. Если тебе любопытно — я тебя разочарую.
— Ладно, — Элис слегка пожала плечами и жизнерадостно продолжила, — в любом случае, если вдруг что — обращайся! — и упорхнула, не оставляя возможности для возражений.
***
— Кейт! Кейт, подожди!
— Почему у меня появляется ощущение, что вы сговорились?
— Извини?
— Сначала Элис, теперь ты. Джаспер, правильно?
— Да, кажется, я тогда не представился…
— Кстати, первый раз вижу тебя без Элис…
— Серьезно? — Джаспер задумался. И правда, Элис всегда была рядом, следила, чтобы ничего не случилось. Чтобы он не сорвался. Но с Кейт потому и было так легко, что срываться — не хотелось. — Да, может быть. Можно, я провожу тебя?
Впервые за время разговора Кейт посмотрела ему в глаза.
— Зачем?
Хороший вопрос. Джаспер сомневался, что может точно ответить на него даже самому себе.
— Не знаю. Ты чем-то отличаешься от остальных. Не могу понять, чем, — это было правдой.
— И тебе это не даёт покоя? — со смешком спросила Кейт.
— Ну… да.
— Ладно, проводи. Не съешь же ты меня, в самом деле… Что-то не так? — от Кейт не укрылось, как Джаспера передёрнуло при слове «съешь». Немного натянуто рассмеявшись, он кивнул.
— Пожалуй, нет.
— Так что ты хотел узнать? Если что-то про Порт-Анджелес, то нам не по пути.
— Хорошо, я понял. Расскажи, почему именно работа в клинике?
— Она не хуже любой другой. Считай, что мне нравится.
— Мыть полы и менять памперсы?
— Знаешь, для сына доктора Каллена у тебя слишком много высокомерия к людям, которым нужна помощь.
— Карлайл не такой? — Джаспер и подумать не мог, что разговор так быстро придет к нужной ему теме.
— Нет, доктор Каллен, он… не знаю. Сопереживает любому, кажется, что боль каждого пропускает через себя…
Джаспер в последнюю секунду прикусил язык, чтобы не сказать, что это скорее про него. Вернее, про него тоже. Кейт продолжила:
— В нем есть то, что должно быть в настоящем враче — такое отношение, как бы его правильно назвать? Он ценит каждого, кажется, что помогать людям — его счастье, что каждую смерть он воспринимает как личную трагедию. Как личную ошибку… знаешь, это не может не вызывать уважения. И восхищения.
— Ты действительно так думаешь? Он как-то обмолвился, что ты относишься к нему «настороженно».
Кейт звонко рассмеялась.
— Знаешь, наши медсестры его избаловали вниманием. Если я не начинаю в его присутствии глупо улыбаться и строить глазки, как они, это не значит, что я к нему отношусь плохо.
— Вот даже как?
— Ага. А теперь, если мы закончили обсуждать моего дорогого шефа, сообщаю, что мы пришли. Мне пора.
Джаспер не мог точно сказать, почудилась или нет ему нотка сожаления в голосе Кейт. Но что он не мог не признать, так это то, что у него это сожаление было.


Глава 5. О том, что Вольтури всегда приходят

Когда Эдвард вошёл в гостиную, вся семья уже была в сборе. Напряжение в комнате было практически осязаемым. Розали оскорблено смотрела поверх голов, остальные мрачно уставились в пол. Карлайл поднял на Эдварда тяжёлый взгляд.

— К нам идут Вольтури.

— Из-за твоей ненаглядной, — не удержалась от шпильки Розали.

— Из-за Беллы? — в ужасе повторил Эдвард.

Карлайл мрачно кивнул.

— Мы не сможем их обмануть, даже не предлагай. И не стоит ждать их здесь, если они вторгнутся в чужой дом, они не уйдут не победителями. Думаю, лучше их встретить на границе с квилетами.

Несогласных не нашлось. В звенящей тишине все поднялись с своих мест.

***

Вольтури было не так много, меньше, чем ожидал Карлайл. Но всё-таки двенадцать человек с Джейн и Феликсом не оставляли шансов в прямой схватке. И было ещё кое-что: Феликс держал за руку Беллу.

— Вольтури хотят знать, почему до сих пор не исполнен уговор, — тонкий голос Джейн звенел над поляной.

Белла вырвала руку, медленно прошла за спину Эдварда.

— Дата назначена.

— Вольтури слышали это в прошлый раз. Вольтури не дают второго шанса. Я предупреждала, вы не услышали.

— Мы можем как-то это решить? — подал голос Карлайл.

— Вольтури не могут не наказать ослушавшихся, иначе за одним разом последуют другие. Но Вольтури не хотят лишних жертв, — Джейн позволила себе эффектную паузу. — Мы, Вольтури, считаем, что виноват один человек, мы удовольствуемся одной головой.

Карлайл поймал взгляд Эсми, коротко ей кивнул и тут же отвёл глаза. Семья — это ответственность, чем больше семья, тем больше ответственность. Что ж, это были хорошие годы. Карлайл сделал несколько шагов вперёд, старательно не глядя в сторону Эдварда. Всхлипнула, но промолчала Розали.

Высокий, на голову выше остальных, Феликс схватил Карлайла за локоть, рывком поставил на колени…

Где-то в лесу, на пределе слышимости зазвонил телефон. Карлайл с ужасом услышал знакомый голос.

***

— Алло, Клэр?

— Кейт, послушай, привезли ребенка трёх лет, наглотался магнитов, видимо, образовалась непроходимость, очень нужен доктор Каллен, а я не могу до него дозвониться. И не только я, звонила Джин, звонил доктор Мэйсон, звонила мисс Скотт. Он просто не берет трубку. На него это совсем не похоже. Может, ты попробуешь?

— Почему ты решила, что у меня получится?

— Ну… — на том конце собеседница замялась, — у него к тебе _особое_ отношение.

— Что?!

— Ты можешь не замечать этого за своими швабрами, но мы-то видим. Попробуй, а?

— Не знаю, что вы там видите, но ладно, попробую, хорошо, пока!


***

— …попробую, хорошо, пока! — с этими словами девушка выскочила на поляну и в недоумении уставилась на стоящего на коленях Карлайла, Феликса, держащего его за локоть, и оцепеневших от ужаса происходящего остальных Калленов чуть поодаль.

— Как это мило, так даже интереснее… — промурлыкала Джейн.

— Дайте ей уйти, она же вообще ни при чем, — как можно спокойнее произнес Карлайл. Только чуткому уху Эсми были слышны умоляющие нотки.

Кейт окинула Джейн удивлённым взглядом и снова повернулась к Карлайлу.

— Доктор Каллен? Что здесь происходит? До вас не могут дозвониться! Вся клиника с ног сбилась, вас разыскивают, а вы тут… — Кейт ещё раз оглянулась. Вольтури в черных плащах с капюшонами выглядели эффектно и однозначно не были просто проходящими мимо. — Вы тут что, в ролевые игры играете?!

Феликс захохотал.

— Ничего смешного, — возмущённо продолжила Кейт, — давайте-ка, продолжите в другой раз, доктора Каллена действительно ждут!

— Люблю экспрессивный десерт, — почти пропела Джейн, — особенно, когда он до последнего не понимает…

Кейт снова повернулась к ней.

— Да вы тут все двинутые, что ли? — затем резкими шагами прошла к Карлайлу и попыталась выдернуть его локоть из хватки Феликса. — Уже не смешно, там же…

— Кажется, наша милая гостья так и не поняла…

— Джейн! Вы же не за ней пришли, просто дайте ей уйти…

— Что значит уйти? Доктор Каллен!..

— Феликс, — голос Джейн стал резким и холодным, — начинай. Только не торопись, адреналин — великолепная приправа, надо дать ему время выйти. Давай медленно-медленно…

Как в замедленной съёмке, Феликс медленно начал тянуть челюсть Карлайла на себя. С возрастающим страхом Кейт смотрела, как постепенно натягивается кожа на шее, готовая лопнуть, и, наконец, рвется со страшным треском, обнажая не мышцы и сосуды, а непонятную, пепельного цвета субстанцию. Глаза Кейт в ужасе округлились.

— Феликс, остановись. Сюрприз, — раздался холодный голос Джейн. Сбросив оцепенение, Кейт закричала, подскочила к Карлайлу, опустилась на колени, схватила его за плечи.

— Что же это такое, доктор Каллен, что же это, как это… — пальцы Кейт пробежали по надрыву на шее, — этого же не может быть, этого не бывает, это же сказки… как же это… этого не может быть…

Карлайл отвел взгляд и ответил мягким успокаивающим голосом.

— Кейт, девочка, тебе не стоило это видеть и знать…

— Но как же так? Вы же… Пациенты… Операции… Раны…

— Как быстро, оказывается, соображает наша гостья, — почти пропела Джейн. Затем резко ее голос снова стал холодным, — Феликс? Продолжай.

Сильные ладони снова сомкнулись под нижней челюстью.

Прежде, чем кто-либо хоть что-то успел понять, Кейт рванулась, в воздухе мелькнул луч света, и через секунду гигант оказался откинут на пару метров.

Кейт и Феликс с одинаковым ужасом смотрели на чуть покачивающийся клинок, проходящий насквозь через обе его ладони и уходящий в землю. Девушка очнулась первой.

— Не может быть, — слабым голосом проговорила она, окинула взглядом стоящие в оцепенении темные фигуры Вольтури, затем метнулась к Карлайлу и пролепетала, — я осмотру вашу рану.

— В этом нет необходимости, ты же видишь… — как можно более спокойно ответил он.

— Есть, — громко, словно пытаясь убедить окружающих, ответила девушка и продолжила уже шепотом, — доктор Каллен, я же правда всю жизнь думала, что это бред, мне нужно хоть чуть-чуть времени, чтобы осознать…

— У тебя его нет, у тебя за спиной стоит Джейн…

Кейт вскочила на ноги, на ходу выдергивая ещё два клинка из одежды.

— Боль.

Карлайл с отчаянием осознал, что время упущено, сейчас их отсрочка закончится. Снова замерли остальные за его спиной.

К изумлению Калленов, слово Джейн не достигло Кейт. Между клинками в ее руках протянулась еле видимая пелена, видимо, служившая щитом. Кейт сделала несколько шагов по направлению к Вольтури. Джейн в смятении отступила.

— Прелестно, просто прелестно!

Все обернулись на голос. Вновь прибывший продолжил с наигранным восхищением:

— Я даже представить себе не мог такой драматургии! Девочка-дефенсор, которая впервые осознала наше существование, защищает преступников от закона и справедливого возмездия. Потрясающе! Charmant!

— Аро? — пискнула Джейн.

— Аро? Аро Вольтури? — недоверчиво повторила Кейт.


Глава 6. О тайне имен

— Аро Вольтури?

— Что ж, отрадно слышать, что дефенсоры ещё помнят старика…

Кейт поморщилась и перехватила рукоятки клинков. Джейн демонстративно подняла брови. Аро поднял руку в предупреждающем жесте и произнес медовым голосом:

— Дорогая моя, ты знаешь, какое восхищение вызывает у меня твой дар и какие надежды я на тебя возлагаю, но открыто выступить против дефенсора тебе ещё рано.

Джейн обиженно вздернула подбородок.

— Уж поверь моему опыту, — продолжил Аро, не глядя на нее, — скольких дефенсоров я встречал — а я встречал их немало — рано. Но вот что меня удивляет, так это то, что происходит здесь и сейчас, — продолжил он, сделав несколько грациозных шагов в сторону Кейт.

— Ближе не подходи, — голос девушки сорвался. От Аро не укрылось, чего ей стоило остаться стоять на месте, не отступить назад под его натиском.

— Глупая, глупая девчонка! Такой, как ты, не выстоять против меня и пяти минут! Узнай у своих, сколько из них не вернулось после встречи со мной и сколько вернулось, поджав хвост, только потому, что они оказались чуть умнее и вымолили пощаду! Впрочем, — голос Аро снова стал медовым, — что тебе Каллены?

Кейт растерянно оглянулась. Аро продолжил:

— Посмотри на свое оружие, девочка. У него нет сил.

И правда, один из клинков стал намного тусклее и вроде как даже короче. Кейт кинула на него беглый взгляд, полуобернулась к Калленам и бросила через плечо:

— Скажите мне что-нибудь оскорбительное.

— Что ты так лезешь к Карлайлу? Хочешь пролезть в нашу семью? Мы не хотим, — выкрикнула Розали прежде, чем кто-либо ещё успел хоть что-то сказать.

Джаспер почувствовал волну горькой обиды. Клинок Кейт вспыхнул с новой силой.

— Неужели… ненависть? — задумчиво протянул Аро. — Я удивлен. Девочка, вас же должны учить, что ненавистью не победить. Или орден так измельчал, что теперь все средства хороши?

Кейт прищурилась, дернула подбородком, но ничего не сказала.

— А теперь давайте все же решим все полюбовно. Девочка, ненавистью меня не одолеть. Отступи, — продолжил Аро мягким голосом. — Или…

Кейт с усилием оглянулась на Калленов и начала дрожащим голосом:

— Аро Вольтури, ты сказал, что я не выстою против тебя и пяти минут, — голос Кейт становился все решительнее. — Я говорю, что выстою пятнадцать. Против Аро Вольтури.

Карлайл Каллен безнадежно покачал головой.

— Я слышу вызов? — с притворным удивлением спросил Аро. — Я не ошибся?

Кейт медленно кивнула.

— Восхитительно! Я даже не предполагал, что мой визит будет настолько интересным! И что же ты хочешь?

Кейт несколько секунд не отвечала, подбирая формулировки.

— Вы откажетесь от всех претензий к Калленам. Вы откажетесь от требований обратить Беллу, — и, немного подумав, добавила: — Территория Калленов будет закрыта для Вольтури и никто из вас не ступит на нее без разрешения.

Аро заломил бровь и поправил плащ на плечах.

— Ты многого требуешь, — протянул он после некоторого раздумья, — что будет, если выиграю я?

— Тогда… думаю, мне будет уже всё равно.

Аро согласно кивнул. В его руках появились песочные часы.

— Это справедливо. Здесь пять минут. Три цикла.

— У меня есть минута на подготовку?

Аро величественно кивнул. Джейн возмущённо вздохнула. Старший Вольтури протянул, не поворачиваясь к ней:

— Когда ты силен, можно и уступить в мелочах. Нет ничего величественнее, чем позволять себе некоторое великодушие. Девочка, — теперь он обращался к Кейт, — отпусти Феликса, он не представляет для тебя угрозы. Мне, Аро Вольтури, будет оскорбительно, если кто-то вмешается. Как будешь готова, перевернешь часы.

Кейт осторожно, стараясь не допустить лишних повреждений, выдернула пригвоздивший ладони клинок. Карлайл уловил промелькнувшее сочувствие в ее глазах. Феликс медленно поднялся и осторожно отошёл в сторону.

Дальнейшего не ожидал никто. Кейт извлекла из-под полы куртки ещё два ярких клинка и воткнула их в землю перед собой метрах в пяти друг от друга, клинок, приковывавший Феликса — за Калленами. По линиям между клинками побежала, начинаясь от земли и растворяясь где-то в небе, радужная прозрачная пелена, похожая на ту, которая защитила девушку от Джейн. Каллены оказались закрыты в этом отгороженном треугольнике. Кейт резко перевернула часы и запрыгнула внутрь, воткнула оставшиеся клинки, с которыми она собиралась противостоять Джейн, по боковым линиям. Наружная пелена стала ярче, а между ней и Калленами появилась ещё одна радужная стена, правда, намного более бледная, чем внешние границы.

Песок в часах медленно заструился вниз.

— Как это понимать? — впервые за все время Аро потерял самообладание.

Кейт вздернула подбородок.

— Я говорила, что выстою пятнадцать минут. Я не говорила, что буду биться.

Аро резко одернул полы плаща, помолчал, возвращая контроль над эмоциями.

— Вынужден признать, что, пожалуй, я тебя недооценил. Со мной это редко случается. Что ж, девочка, ты напросилась. Целых пять… это будет интересно.

Радужная пелена замерцала и пошла рябью. Старший Вольтури не отрываясь смотрел девушке в глаза. Та старалась не отвести взгляд. Давление чужой воли, темной, сильной, дикой, почувствовали все.

Аро бросил взгляд на часы и удовлетворённо кивнул. Пелена между ним и Кейт снова стала ровной.

— Такого ты не ожидала? — издевательски фыркнул Аро. — Я живу слишком долго, чтобы не научиться давить вас, как насекомых. Вы слишком надеетесь на силы ваших душ.

Дуэль взглядов продолжилась. Напряжение ощущалось практически физически, словно воздух между тысячелетним вампиром и молодой девушкой сгустился и начал давить на нее. Кейт сделала шаг назад, не отводя взгляда, затем с огромным усилием вернулась на прежнее место. Аро продолжал незримо давить. Кейт обхватила плечи руками.

Карлайл Каллен закусил губу. То, от чего он хотел бы уберечь любого из своих детей, один из его кошмаров — схватка один на один с Вольтури — сейчас разворачивалась у него на глазах. В поединке двух сил воли у человека почти нет шансов. Слишком много слабостей, которые могут помешать, слишком мало времени жизни на приобретение такого ценного опыта, слишком сложно выстоять. У вампира впереди вечность — что стоит ему перетерпеть час-два-год-десять, у человека вечности нет, и кто знает, сможет ли он стоять, если хотя бы промелькнет мысль, что это терпение может быть последним, что будет в его жизни, а значит — длиною в жизнь.

Карлайл перевел взгляд на Джаспера. У того в глазах отражалось сочувствие, нет, даже соучастие. Но как? Завеса дефенсоров не пропускает воздействие дара. Услышав или почувствовав его недоумение, Джаспер еле заметно мотнул головой. Он не чувствовал эмоций Кейт, не считывал их, — с удивлением осознал Карлайл, — это было его со-чувствие, что-то выше и проще его дара.

Часы отмерили больше половины первого цикла. Кейт застыла в мучительной позе. Где-то за ее спиной замерцал один из клинков, словно теряя часть силы. Аро перевел на него изучающий взгляд, затем снова посмотрел на Кейт.

— Не тяжело? — спросил он с наигранным сочувствием.

Девушка упрямо поджала губы. Аро закатил глаза, словно обдумывая происходящее.

— Пожалуй, просто раздавить тебя было бы скучно. Я вижу, что ты не выстоишь, и ты тоже знаешь это. Но знаешь, меня всегда восхищало, как кошка играет с мышью. Как я ее понимаю! Я могу предложить тебе надежду.

Кивком головы Кейт показала, что услышала и ждёт продолжения.

— Ты назовешь мне свои ножички по именам. А я прощу по минуте за каждое имя. Но только — все или ничего.

— Нет, не соглашайся, — прошептал Карлайл за спиной Кейт. Девушка задумалась ровно на секунду.

— Идёт, — кивнула она.

— Нет, — умоляюще прошептал старший Каллен, — имя — это понимание, понимание — это сила…

— Пятнадцать минут она не выдержит, — бессильно прошептал Джаспер рядом. — Почему это так плохо?

— Имя оружия дефенсора — то чувство, которым он питается. Знаешь чувства, на которые можешь надавить, — и ты можешь почти все… — с тихой болью пояснил Карлайл.

Кейт ничем не показала, что она его услышала и услышала ли вообще.

— Долг, — Кейт махнула рукой за спины Калленов на клинок, которым защищала их от Феликса. Сталь продолжала сиять ровно и неярко, по крайней мере, два передних клинка были светлее. Брови Карлайла в изумлении поползли вверх. Аро скорчил гримасу.

— Вот как? И что же ты им успела так задолжать, что запечатлела это в своем ножичке?

— Это уже не вопрос имени, — прервала его Кейт. К удивлению всех, Аро пожал плечами и согласно кивнул.

— Дальше.

Кейт замялась, указывая на один из ярких клинков спереди.

— Любовь, — с неожиданной интонацией тепла, боли и смирения произнесла она. Аро усмехнулся.

— Этого следовало ожидать, такой есть почти у каждого. У тебя она светлее, чем у многих.

— Недоверие, — Кейт махнула рукой на тусклый клинок, один из стоящих между ней и Калленами.

— Оригинально, — хмыкнул Аро. — Ты не боишься показаться не такой сильной? Интересно, очень интересно… ты не стесняешься быть неидеальной… следующий я угадал? — с этими словами он указал на клинок, который чуть раньше заиграл новыми красками после обидных слов Розали.

Кейт вопросительно посмотрела на Аро.

— Ненависть? — сладким голосом уточнил он.

— Ты же сам говорил. И мы это знаем. Ненавистью не победить. Это — обида.

Брови Аро в изумлении взмыли вверх. Где-то рядом в часах звонко упала последняя песчинка, по его молчаливому знаку Джейн быстро запустила часы на вторые пять минут.

— Обида??? Настолько сильная и постоянная, что ее можно запечатлеть?

— Это мой любимый клинок, — со слабой улыбкой пояснила Кейт. Джасперу показалось, что она тянет время. — Он очень легко… заводится.

Аро с восхищением кивнул.

— Расчётливо. И необычно. Пять минут стоят того… А последний?

Кейт неуверенно взглянула на последний клинок перед собой, пожалуй, самый яркий.

— Думаю, тебе понравится… это страх.

— Страх? Неужели дефенсоры могут чего-то бояться? Нет, неужели дефенсоры могут признать, что они чего-то боятся? — Аро подошёл к клинку почти вплотную, предусмотрительно убрав руки за спину, поцокал языком. — Очень честно… по отношению к себе, неожиданно. Я удивлен, что кто-то из вас может признать такое… да…такой клинок можно победить только одним способом…

Неожиданно вся ментальная сила Аро вновь обрушилась на Кейт. Прогнулась почти до разрыва пелена, раздался треск, заиграл новыми красками клинок страха, и завеса с усилием вернулась на место. Кейт в изнеможении упала на колени. Ее била крупная дрожь.

Давление усиливалось. Раздался короткий скрежет. В изумлении Каллены увидели, как потух и с треском развалился на три части клинок обиды, и одновременно пропала пелена между ними и Кейт.

Через секунду Джаспер осознал, что теперь он не только сочувствует, но и чувствует боль, усталость, отчаяние.

Держись-не сдавайся-держись-не сдавайся-мы рядом-мы вместе-держись…

Кейт с усилием вздернула подбородок. Завеса между ней и Аро трепыхалась, как паруса при шторме, казалось, что вот-вот, ещё секунда…

Со звоном упала последняя песчинка. С сожалением, нехотя, чужая воля, покрывавшая поляну, свернулась уползла к хозяину.

— Вольтури держат слово. Ты выдержала. Удивительно. Но не обольщайся, — Аро Вольтури усмехнулся, но глаза оставались холодными. — Мы исполним уговор. Но помни — это не победа. Я не прощаюсь.

С этими словами старший Вольтури дал знак уходить своему клану. Обернувшись через плечо, многообещающе кивнул. Через секунду на поляне остались только Кейт и Каллены.

Девушка в изнеможении повалилась на траву и разрыдалась.


Глава 7. О том, кто такие дефенсоры

Доктор Каллен тихо подошёл к рыдающей девушке и осторожно присел рядом. Кейт немного отодвинулась и сделала неопределенный жест рукой. Карлайл аккуратно поправил прядь волос, прилипшую к заплаканному лицу девушки, попытался заглянуть в глаза. Кейт отвернулась. Пожалуй, все вопросы могут подождать.
— Пойдем домой.
Девушка отрицательно покачала головой.
— У меня нет дома.
Карлайл усмехнулся, осторожно пригладил спутанные волосы девушки.
— Я не буду говорить глупостей вроде «теперь есть», дом каждый выбирает себе сам, нельзя заставить человека чувствовать себя дома. Но… думаю, к нам тебе пока все же лучше, чем в твою холодную комнату у мисс Джейсон…
Впервые Кейт заинтересованно посмотрела на Карлайла. Затем вытерла слезы и в тон ему сказала:
— Я не буду говорить глупостей вроде «я прекрасно справлюсь сама». Но я не уверена, что у вас можно нормально поужинать. Я же правильно поняла, что вы все?.. — последнее слово Кейт так и не произнесла.
Элис за их спинами звонко рассмеялась.
— Если это главная проблема, то я могу…
Ее прервал громкий вопль вперемешку с ругательствами. Когда все обернулись, то увидели Эмметта, баюкающего обожженную руку, испепеляющего взглядом выдернутый из земли клинок. Недоверие.
Кейт некуртуазно ругнулась, заставив Беллу покраснеть, а Эмметта уставиться на нее удивлённым взглядом с примесью восхищения.
— Что это было? — вернулся он взглядом к клинку.
— Оружие дефенсора. Лапы убери, — с этими словами Кейт попыталась встать, но ноги ее не слушались. Карлайл протянул руку. Кейт скептически посмотрела на нее и с усилием поднялась самостоятельно. Медленно обошла периметр, собрала и убрала светящиеся клинки куда-то за отворот куртки и остановилась над темными безжизненными осколками.
— Извини за грубость, — нарушила тишину Розали и кивнула на то, что осталось от клинка. — Я знала, что это такое, но… сделала ту же ошибку, что и Аро.
Кейт присела, покрутила осколки в руках, протянула с сожалением:
— Он был самым удобным. Лучше всех отзывался, его проще всего было завести…
— Когда взрослеешь, когда наращиваешь броню, обижаться становится все сложнее… — начал Карлайл и осекся. Кейт внимательно посмотрела на него, словно решая, озвучить ли то, что она думает.
— Глупо десять лет обижаться на человека, который спас тебе жизнь — так мне сказала Элис. Возможно, она права, — как можно спокойнее произнесла она. — В любом случае, это сейчас уже неактуально, — безжизненные куски стали полетели в кусты.
«Неактуально???» Джаспер с сомнением выгнул бровь. Разве этим словом можно назвать то, чем жил десять лет?
— Думаю, нам надо возвращаться домой, — голос Эсми разорвал повисшую тишину. Карлайл кивнул. Все разом зашевелились.
Эдвард привычным движением посадил Беллу на спину. Доктор Каллен вопросительно протянул руку Кейт. Девушка отступила на шаг.
— Ты не дойдешь сама, ты же еле на ногах держишься.
Кейт упрямо мотнула головой. За ее спиной неожиданно появился Джаспер.
— Карлайл, она не скажет, но она до сих пор боится всего, что хоть чуть может усилить воспоминания о той аварии, так? — его руки неожиданно оказались на плечах девушки в ободряющим жесте. — Она помнит тебя и не пойдет с тобой.
Кейт кивнула.
— Я очень благодарна, правда, но я не могу…
— А со мной пойдешь? — Джаспер обошел Кейт и посмотрел ей в глаза. Та пожала плечами. Джаспер вздохнул. — Идём уже, — и аккуратно поднял девушку на руки.
Глаза Карлайла в ужасе округлились.
— Что?..
— Джас, я вспомнил, с чего все началось — меня ждут в клинике! — с этими словами старший Каллен исчез. Джаспер только поднял брови.
— Готова? Лучше закрой глаза.
Кейт упрямо вздернула подбородок.
— Мне много рассказывали, хочу видеть это.
— Не переоценивай свои силы, — произнес Джаспер со смешком. — Если так интересно, лучше потом как-нибудь прокачу ещё раз.
Девушка одарила его скептическим вглядом, затем вздохнула и обессиленно положила голову на крепкое плечо.
— Твоя взяла, у меня даже спорить сил не осталось, — и в первый раз еле заметно улыбнулась.
***
Через час, когда Кейт напоили горячим травяным чаем и уложили в комнате Элис, вся семья собралась в гостиной. Успел вернуться и старший Каллен, он сообщил удивленной жене, что тревога оказалась ложной, операции не потребовалось, ребенок остался в клинике под наблюдением.
Молчание первым нарушил Эмметт, все ещё с интересом разглядывающий свою руку. След от ожога побледнел, но все ещё был заметен.
— Это что вообще было???
— Клинок дефенсора очень болезненнен для нас, — с ухмылкой ответил Джаспер, — странно, что ты не знал этого раньше.
— А ты, стало быть, знал?
— Что будет больно — да. Мне приходилось встречаться с их оружием во время войны.
— А что Кейт одна из них?
Джаспер отрицательно помотал головой. Следом раздался голос Карлайла из угла гостиной.
— Я не мог исключить такую возможность. Поэтому я и просил некоторых из вас посмотреть на нее повнимательнее. Ее мать была дефенсором, очень активным
— А кто они вообще такие? — продолжил расспросы Эмметт.
— Люди. Закрытая организация, в которой они обучаются всему, что может им помочь справиться с такими, как мы. Первые были настоящими охотниками на ведьм и всякую нечисть. Потом, когда прошли времена инквизиции, их пыл поугас, но они взяли на себя право контролировать нашу жизнь, не преследуя, а вмешиваясь, когда им казалось, что мы живём не так.
— Как Вольтури?
— Не совсем. Вернее, их со временем — с развитием цивилизации — становилось все меньше, все меньше людей верило во «всякие сказки». И Вольтури перехватили роль судей, правда, больше по мелочам. Потому что и сейчас, пожалуй, дефенсоры будут сильнее. В войну Севера и Юга Вольтури даже не совались, а дефенсоры навели порядок, ликвидировав многие бродячие группировки, — старший Каллен бросил взгляд на Джаспера, тот согласно кивнул.
— Так это их Кейт считала сумасшедшими сектантами? — раздался голос Элис. Карлайл в недоумении уставился на нее. Джаспер поспешил пояснить.
— По дороге из Порт-Анджелеса она рассказала, что жила с «братьями» по секте матери, которые лелеяли свою избранность.
— Вот видишь — она тоже не верила в существование нашего мира, пока не убедилась лично. Но ей было некуда идти, некуда деться от них. А просто так к ним не попадают — вот их и становится меньше.
— А их оружие? — продолжил расспросы Эмметт.
— Какой-то особый металл. Говорят, он является проводником эмоций…
— Да ну! Эмоции невещественны, как их можно проводить?
— А как Джаспер их чувствует? Электричество тоже невещественно — в привычном понимании… Как они это делают — я не знаю, но каждый их меч питается определенным чувством или эмоцией, которую человек должен испытывать постоянно — иначе меч гибнет и превращается в кусок металла.
— Поэтому Аро так удивился, что их пять? — разговор про чувства Элис заинтересовал намного больше, чем экскурс в историю.
Карлайл кивнул.
— Да. Почти все мы любим кого-то, это чувство постоянное. Пусть долг. Но все остальное обычно приходит, а затем притупляется или забывается…
— То есть она постоянно живёт в страхе и никому не верит? — Элис выглядела ошарашенной.
Карлайл отвёл взгляд и как-то сник. Элис переглянулись с Эдвардом, словно совещаясь о чем-то. Эдвард кивнул.
— Откуда ты столько знаешь про их оружие? И на кого она так обижена?
Карлайл долго думал над ответом, словно сомневаясь, стоило ли вообще отвечать. Из-за его спины раздался мелодичный голос Эсми.
— Карлайл ещё давно довольно близко знал мать Кейт.
— Насколько близко? — вырвалось у молчавшей прежде Розали. Эсми окинула взглядом смущенную девушку.
— Розали, милая, от того, что ты не спросишь, вопрос не исчезнет. Мы с Карлайлом думаем, что Кейт — его дочь.
Эмметт громко присвистнул.
— А она знает об этом?
— Да, — раздался короткий ответ Эдварда. Немного подумав, он добавил: — Какова вероятность столкнуться вот так в наших лесах случайно? Чтобы попасть на наше место встречи, надо, кроме всего прочего, хорошо знать наши дороги. Она не раз ходила по ним — чтобы понять.
Карлайл в изумлении повернулся к нему.
— Тебе всё-таки удалось заглянуть в ее мысли? Несмотря на защиту?
— Какую? — настал черед Эдварда удивляться.
— Таблицу умножения, — усмехнулся Карлайл. — Они знают про встречающуюся у нас одаренность и стараются все предусмотреть. Циклическая мысль — стихи, привязчивые мелодии, перечисления — на автомате идут верхним слоем, прикрывая все остальное.
— Видимо, в экстремальной ситуации защита слетела, — проговорил Эдвард.
— Не так, — резко произнес Джаспер. — К столкновению она была готова, была готова бороться до конца, была полностью мобилизована. Просто… Розали действительно удалось ее задеть.
— Я не хотела, — с отчаянием в голосе попыталась оправдаться Розали. — Я видела, что вы не поняли, я думала, вы можете не знать про подпитку и не успела придумать ничего лучше!
— Ты попала в цель даже эффективнее, чем думала, — с грустью проговорил Джаспер. — Не дергайся так, она же правда сама просила. Просто… — он посмотрел на Карлайла и осекся.
— Просто я, создав себе семью из чужих мне до этого людей, отказался принять ее, родную и беззащитную, ты это хотел сказать? — жёстко произнес Карлайл, поймав его взгляд. Эсми мягко положила руку на плечо мужа. Старший Каллен упал на диван, нервно провел по лицу руками и уставился в одну точку.
— Карлайл! — нарушил повисшую тишину звонкий голос Элис. — Ты забыл об одном.
Все дружно уставились на нее. Элис радостно продолжила.
— Этот клинок прекратил существовать, его больше нет.
— Вот именно, — подтвердил Джаспер, твердо глядя в глаза приемного отца. Карлайл задумчиво смотрел на свои ладони, постепенно светлея лицом. Из-за его спины Эсми показала Джасперу и Элис большой палец. Джаспер поднялся, в знак поддержки пожал плечо Карлайла, проходя мимо него, и вышел из гостиной.


Глава 8. О завтраке в стеклянном доме

Джаспер вот уже полчаса неподвижно сидел в кресле и задумчиво смотрел на спящую девушку. Ещё два дня назад, день назад где-то на краю сознания иногда мелькала мысль: а вдруг? Вдруг когда-нибудь у него получится что-то похожее на историю Эдварда и Беллы? Конечно, он не ждал почти сто лет в одиночестве, он не испытывал тоски по кому-то родному, кого не было и неизвестно, будет ли когда-либо. Эдвард заслужил. А теперь — теперь ясно, что это не тот случай, и внутри растворялось что-то похожее на… надежду? Не в этот раз. И вчерашнего дня, вчерашнего незнания было немного жаль.

Бесшумно Джаспер подошёл к кровати и опустился на пол рядом, вглядываясь в лицо девушки, будто пытаясь разглядеть что-то. Словно почувствовав взгляд, Кейт зябко поежилась под тонким одеялом. Джаспер протянул руку поправить невидимую складку.

Быстрым движением рука Кейт перехватила Джаспера за запястье, девушка резко открыла глаза и приподнялась на кровати.

Джаспер усмехнулся. С одной стороны, его реакция была лучше, он действительно был очень быстр. С другой, его рука все ещё была в довольно сильной хватке. Из ограниченных человеческих возможностей они выжимали максимум. Вот только… секунду назад она спала глубоким сном. И в то же время ждала нападения? «Она постоянно живёт в страхе и никому не верит». Джаспер с грустью прикрыл глаза под испытующим взглядов Кейт.

Девушка наконец разжала руку.

— Извини. Рефлексы… — со смущенным смешком произнесла она.

Джаспер демонстративно потряс кистью.

— Ты всегда так резко просыпаешься?

— Больно?

Джаспер расхохотался. Следом рассмеялась и Кейт, легко, открыто, но затем с долей удивления осеклась, уставившись на протянутую руку успевшего подняться Джаспера. Секунду подумав, девушка оперлась на нее своей ладонью, легко поднялась и сделала пару шагов.

— Куда мы пойдем?

— Вниз, в столовую. Готов поспорить, ты голодна.

— Да, — Кейт согласно кивнула, — слона бы съела.

«Я тоже»

Кейт резко остановилась. Джаспер почувствовал вмиг возникшее напряжение и прямо заглянул в глаза девушки.

— Ты читаешь мысли?

— Нет, — Кейт отрицательно потрясла головой. — Просто некоторые вещи додумываются сами. Извини, если получилось грубо.

— Тебе настолько неприятна наша сущность?

Девушка пожала плечами и сделала шаг вперёд.

— Мне вроде был обещан завтрак, и хочется надеяться на чашечку кофе. Можно об остальном чуть позже?

Джасперу оставалось только согласно кивнуть.

***

В столовой Кейт дожидались кофейник и тарелки с омлетом и сэндвичами. Подвинув девушке приборы, Джаспер уселся напротив и сложил руки домиком.

— С тобой поделиться?

Джаспер только усмехнулся.

— У меня несколько другой рацион. Если не сложно, постарайся не морщиться так открыто.

— Извини. Настолько заметно?

Этот простой вопрос заставил Джаспера задуматься.

— Знаешь, наверное, нет. Просто я ощущаю больше, чем люди иногда хотят показать. И не-люди тоже, — добавил он, догадываясь о следующем вопросе.

— Это твой дар? Ты можешь ощущать чужие эмоции?

Джаспер кивнул. Кейт на секунду задумалась, а затем подняла на него испытующий взгляд.

— А управлять?

На этот вопрос Джаспер ответил не сразу.

— Тоже да, но это требует много сил, слишком много, чтобы пользоваться постоянно. Можешь не бояться, что я буду тобой управлять, — с ноткой грусти добавил он.

— Почему? — в голосе Кейт проскользнуло недоверие.

— Ну… во-первых, потому что Карлайл сумел нас убедить, что наши способности не должны по возможности нарушать границы и свободу окружающих людей.

— А во-вторых?

— А во-вторых-во-вторых… нельзя внушить что-то с нуля. Можно либо усилить или успокоить уже имеющееся чувство — ненависть, страх, зависть…

— Интересный у тебя набор…

При этих словах Джаспер не смог сдержать усмешку.

— Чаще всего я пользовался своими способностями в таком виде на войне.

— Мировой???

— Гражданской…

— Той самой? Получается, тебе… больше ста пятидесяти лет? — Кейт удивлённо вскинула брови. Джаспера ее реакция откровенно позабавила.

— Мы неплохо сохраняемся. Это тебе тоже неприятно?

Кейт смутилась и с видимым усилием стала искать возможность сменить тему.

— Ты сказал, «либо усилить или успокоить»… Значит, есть ещё «либо»?

— Ну в общем, да. Кроме усиления или ослабления чувств человека я могу заставить его ощутить то, что чувствую сам, — благодарность, желание успокоить, сочувствие. Но это получается не принуждение, это скорее…

— Поддержка, — закончила Кейт за него. — Это ее я ощущала по дороге из Порт-Анджелеса, и еще когда стояла против Аро, да?

Кейт произнесла это настолько просто, словно иначе и быть не могло, с таким принятием действительности спорить было бесполезно. Джаспер кивнул и развел руками.

— Надеюсь, ты не против?

— Нет, спасибо, наверное… — Кейт помолчала и повторила через минуту размышлений, — правда, спасибо. Только почему ты тогда говоришь, что не можешь мной управлять?

— Ну, а как? Либо это усиление твоих эмоций, но твои друзья должны были научить тебя их контролировать, не так ли? Либо это мои чувства, но это, как ты говоришь, поддержка, ты чувствуешь мое отношение, и даже если не знаешь, что оно мое, прекрасно понимаешь, что это не твое внутреннее побуждение, а что-то извне…

— Тебе часто приходилось так «поддерживать»?

— Знаешь, когда мы с Элис нашли друг друга, забота и поддержка была нужна нам обоим. Да что там, и сейчас Элис ближе мне, чем остальные, а я — ей, мы всегда знаем, что можем друг на друга опереться.

— Вы вместе?

— Нет, уже нет, — Джаспер сам удивился поспешности, с которой ответил на вопрос девушки. Неужели так быстро он готов отказаться от долгих лет с Элис, чтобы Кейт не решила, что их с Элис отношения могут помешать… чему?

— Почему? Извини, это не мое…

— Мы поняли, что не развиваемся, что застыли на одном месте… Когда-то эти отношения в таком виде, в каком они были, были жизненно необходимы нам обоим. Теперь — мы поняли, что все, что можно, мы от них взяли, что нет какого-то развития, что мы залипли в этих отношениях, и они могут тянуться вечность, но лучше и нужнее, чем были тогда, уже не будут…

— Извини…

— Брось, это же правда… и вообще, послушай, если ты уже доела, у тебя же сегодня выходной, да? — Джаспер дождался утвердительного кивка Кейт и продолжил: — Пойдем, я покажу тебе — здесь в лесу есть замечательные места, и тебе стоит побродить там и отдохнуть…

Кейт задумалась на несколько мгновений, затем резко подняла взгляд и спросила таким тоном, словно приняла решение:

— Мы можем вернуться на вчерашнее место?

С утвердительным кивком Джаспер поднялся из-за стола, обошел его и протянул руку в приглашающей жесте. На этот раз Кейт вложила в нее свою ладонь, не раздумывая.


Глава 9. Об относительности времени

Утренний туман ещё не рассеялся, и лес был освещен тем особым светом, когда над туманом угадывается солнце. Под ногами мягко проседал мох, заглушавший любой звук, тишина казалась абсолютной. Джаспер ощущал в руке теплую ладонь Кейт и старался не думать, отдает ли она себе отчёт, что они так идут уже давно. Девушка шла молча, и было видно, что для неё такая прогулка по лесу далеко не первая — с ювелирной точностью она выбирала место для каждого нового шага, не глядя под ноги. От воспоминаний, как ещё вчера здесь же он нес ее на руках, Джасперу стало неожиданно тепло.

— Мы могли бы дойти быстрее, — осторожно предложил он.

Кейт удивлённо приподняла брови.

— Зачем?

— Идти ещё далеко, — Джаспер пожал плечами.

— Нет, правда. Вот скажи мне: куда ты торопишься? — Кейт повернулась и пристально посмотрела в глаза своему спутнику. Джаспер в замешательстве пожал плечами ещё раз.

— Мы не любим терять время…

— Вы любите торопиться, когда перед вами — вечность?

Джаспер резко тряхнул головой.

— Тебе и это в нас не нравится? Тоже???

— Извини, — примирительно произнесла Кейт, — наверное, издержки воспитания, — с этими словами она грустно усмехнулась.

— Тебя учили нас ненавидеть?

— Ну как… нельзя ненавидеть то, во что не веришь. Но в общем, да, нам доходчиво объясняли, почему ваш образ жизни, нет, образ существования настолько неприемлем

— Даже если мы не трогаем людей? И почему же?..

— Не знаю, получится ли объяснить. Зачем ты живёшь?

Такого вопроса Джаспер не ожидал.

— Что значит зачем?

— Ну зачем? Не гонять же оленей, в самом деле?

— Ну хорошо. У меня есть семья, и я живу ради ее благополучия…

— Ладно, зачем вам нужно благополучие?

— Чтобы жить спокойно, — Джаспера начинал раздражать этот разговор. Кейт фыркнула.

— То есть вы живёте для того, чтобы жить? Это как едите для того, чтобы есть… И все это бесконечно.

— Ты передергиваешь! Ну смотри, Эм и Роуз, например, любят путешествовать, сколько лет прошло, а они не объехали и десятой доли того, что хотели…

— Объедут. У них есть время. А потом? Только не говори, что поедут ещё куда-то, если перед тобой вечность — ты можешь обойти каждый сантиметр земного шара, но зачем?

— Может, получить впечатления?

— И в чем ценность этих ваших впечатлений?

— Ты так говоришь, как будто ваши отличаются… — взвился Джаспер.

— Конечно! — Кейт радостно кивнула. — Ваши — они как открытки, красиво, да, не спорю, — и всё… Вам все доступно и всегда будет доступно, и поэтому все теряет свою цену. Вы ничего не тратите — в масштабах вашего существования, а я трачу — минуту, час, день. Вы помните красивые картинки, а я помню время своей жизни.

Джаспер с сомнением покачал головой.

— Не убедила, — это был не вопрос. Кейт вздохнула и продолжила:

— Я один раз закончу школу, и именно этим выпускной будет ценным для меня, у меня не будет коллекции шапочек. Вы же застыли, вы живёте в повторе, пусть не дней, а лет. Вы видите друг друга каждый день, одинаковыми, у вас нет развития. А постоянный повтор рано или поздно надоедает, исчерпывает себя. Вы же поэтому расстались… извини, я не хотела.

Джаспер подавил вздох.

— Нет, правда поэтому. Но если мне нечего возразить, это не значит, что ты права. Белла, наоборот…

— Пф! Белла не понимает, что Эдвард так относится к ней именно потому, что она смертна, что любой миг с ней тем и ценен для него. Она обратится — и они смогут быть вместе бесконечно, а значит, ценность отдельной минуты, секунды, часа будет равна нулю… Мы ценим каждый момент общения с близкими нам, любимыми нами людьми именно потому, что наши жизни конечны. Что потом может не быть никакого «потом».

— Но мы тоже умеем любить…

— А я и не спорю. Более того, по Розали видно, что если бы не Эмметт, ее бы уже не было, настолько ее тяготит ее существование.

Джаспер пораженно взглянул на Кейт.

— С чего ты?..

— Я вчера нечаянно слышала ее разговор с Беллой.

— Розали не разговаривает с Беллой, она ее терпеть не может.

— Неа. Она ей завидует. Ее возможности выбора. И ее совершенно по-человечески раздражает, что Белла не согласна с ней и не ценит то, что имеет.

— А ты? Ты бы не хотела обращения для себя?

— Я? Конечно, нет. Знаешь, я верю в то, что у каждого есть душа. А раз она есть, то самое страшное — это потерять ее, — Кейт на секунду сильнее сжала пальцы Джаспера.

Только сейчас Джаспер осознал, что все это время они так и держались за руки.

— Да, конечно, — он отвёл взгляд, — Эдвард и Карлайл считают так же. Карлайл — он же обращал, когда не видел другого шанса и не мог пройти мимо. И до сих пор он сомневается, было ли это правильно.

Кейт задумчиво кивнула, а потом неожиданно негромко рассмеялась.

— Я сказал что-то смешное?..

— Нет-нет, просто… я тут распиналась про смысл жизни, про время, про то, что не знаю, как жить, если смерть станет вдруг невозможной… А доктор Каллен — он же ответил для себя на все эти вопросы, он нашел смысл жизни в своем даре — в понимании и сострадании, он на самом деле живет — в моем понимании, как будто…

Кейт осеклась на полуслове и задумчиво прикусила губу.

— Что-то не так?

— Нет, просто я тут подумала… неважно… о чем?.. а, да, доктор Каллен. Знаешь, он действительно удивительный, такие и люди-то нечасто встречаются.

— Скажи, как ты к нему относишься?

— Я… — Кейт задумалась. Джаспер смотрел, как она хмурит брови, пытаясь ответить, в том числе и себе самой, и испытывал какое-то странное чувство. Чем-то похожее на доверие, как с Элис, чем-то на понимание, чем-то на нежность, несмотря на то, что разговор получился не из приятных, чем-то на благодарность, что все это время Кейт говорила с ним просто, как с равным, несмотря на все их различия, чем-то на желание защитить. Из множества кусочков, казалось, собиралось что-то, чему он не мог подобрать имени.

Кейт все ещё медлила с ответом.

— Пойдем, пока ты думаешь, — Джаспер еле заметно сжал ее ладонь и открыто улыбнулся, — а то не успеем вернуться, и придется тебе ночевать в темном лесу с бездушным созданием.

Кейт кивнула и потянула его за руку по тропинке.


_____
* «Не знаю, как жить, если смерть станет вдруг невозможной…» — строчка из песни Юрия Шевчука


Глава 10. О пользе и вреде прогулок в лесу

— И всё-таки, что ты думаешь о Карлайле?
— Я не знаю, как это объяснить. Доктор Каллен, он… ну смотри: есть такой сборник рассказов про роботов, — Кейт возмущённо дернула за руку захихикавшего на этих словах Джаспера. — Не смешно!
— Ну почему же… с кем-с кем, а с роботами нас ещё не сравнивали, — наигранно-возмущенно фыркнул он.
— Дай договорить, если тебе так интересно. Так вот: там робот был намного лучшим мэром, чем его соперники-люди. Но! Нравственность в виде непреложных законов была в нем заложена на самом начальном уровне, он не мог пойти против нравственности. А доктор Каллен — я бы сказала, что он глубоко нравственный человек, ну полный набор — понимание, сопереживание, порядочность, забота и любовь к близким, неприятие насилия… Я просто не могу понять, на чем это держится.
— То есть ты нас считаешь аморальными безнравственными существами, раз тебя так это удивляет? — голос Джаспера был излишне ровным, чтобы в нем не чувствовалась обида. — Тогда почему не уступила Аро?
— Да нет же… ну то есть так может показаться, но я совсем запуталась, только не обижайся, — проговорила Кейт умоляюще. — Я не хотела тебя обидеть, просто я иду, и отвечаю на твой вопрос, и получается, что думаю вслух, и у меня не сходится: в той книжке нравственность держалась на вложенных законах, у человека эти законы вложены свыше с душой…
— Ты сейчас прям как старик Кант рассуждаешь, — скептически хмыкнул Джаспер. Кейт с оживлением повернулась к нему.
— Ты был с ним знаком?
Джаспер расхохотался.
— Нет, мы жили немножко на разных континентах. И всё-таки я не настолько стар. Продолжай, мне занятно, к чему ты сейчас придешь.
— Ну так вот: у нас есть душа, чтобы вообще выбирать между простым и правильным, а не жить голыми инстинктами. А у доктора Каллена? Да и у всех вас — Калленов-вегетарианцев?..
— И что ты думаешь? — Джасперу действительно было интересно.
— Не знаю, — тихо сказала Кейт, пожимая плечами. — Это же не воспитание, да? Это же выбор?
— Пожалуй. Я раньше не думал об этом, — голос Джаспера был задумчивым, — но мы все пришли к Карлайлу осознанно…
— После того, как устали жить инстинктами?
— Да, если грубо, то да. Не считая Эсми, она сразу приняла его мораль. Но у тебя же есть мнение, да? — Джаспер развернулся к Кейт и сильно тряхнул ее за плечи. — Ты же что-то поняла, сразу, как мы заговорили о Карлайле, ты хотела сказать и не сказала. Скажи мне!
Кейт вырвалась из хватки крепких пальцев.
— Джаспер, я не знаю, только вот… Выбор же должен быть чем-то обусловлен… это просто ощущения, ничего определенного… Джас, ну не обижайся, я не хотела тебя обидеть… давай знаешь как? Я поговорю с Натаном, — лицо Кейт приобрело странное выражение.
— Кто это? Ты странно о нем говоришь, как будто не знаешь, чего от него ждать…
— Вроде того. Это мой Пэй Мэй. Не спрашивай больше.
Джаспер долго смотрел в глаза Кейт и наконец согласно кивнул. Некоторое время они шли в тишине, каждый думал о своем. Джаспер нарушил молчание первым.
— Кейт? Послушай, как-то глупо каждый раз получается… вроде как на ровном месте даже не ссоримся, а осадок остаётся… это плохо? — последние слова прозвучали совсем грустно. Кейт мягко улыбнулась и неожиданно прижалась плечом к плечу.
— Ты думаешь? Знаешь, мне наоборот никогда ни с кем не было так легко разговаривать, как с тобой. Я никогда бы не подумала так открыто говорить с кем-либо.
— Вот как? — Джаспер еле заметно улыбнулся, когда Кейт согласно кивнула. — Тогда… я вообще-то другое имел в виду, когда спрашивал о твоём отношении к Карлайлу.
Кейт вопросительно подняла брови и кивнула в знак того, что ждёт продолжения. Джаспер на секунду замялся.
— Эдвард сказал, что ты… ну что ты знаешь, что Карлайл…
Последние слова Кейт уже не слушала.
— Эдвард? Откуда он знает? Он всё-таки умеет читать мысли?
Джаспер коротко кивнул.
— С ума сойти… правильно меня предупреждали. Кто ещё у вас такой одаренный?
Джаспер с улыбкой покачал головой.
— Таких, как ты говоришь, одаренных среди нас не так уж и много, в основном просто усиливаются черты характера. Особый дар среди нас у троих — у Эдварда, у меня и у Элис — у нее бывают видения о будущем…
Кейт удивлённо присвистнула.
— Весело живёте…
— Это так кажется. Потом привыкаешь. Белла привыкла. Но ты так и не ответила, — на этот раз Джаспер не собирался отступать. Кейт вздохнула.
— Вообще-то я не обсуждаю эту тему. Видно, ты на меня так влияешь, — Кейт фыркнула, когда Джаспер поднял руки в отрицающем жесте, — да нет, я не про воздействие, просто мне действительно просто с тобой говорить. Да. Я знаю, кем он мне приходится. И раньше я обижалась.
— А теперь? — осторожно уточнил Джаспер.
— А теперь… зная все, что не знала раньше, наверное, нет. Как-либо принять человеческого ребенка было бы неосмотрительно с его стороны, так? — Кейт дождалась утвердительного кивка и продолжила: — Тогда просто все сложилось так, как сложилось. Немного жаль, что мы встретились только сейчас, он хороший и интересный человек, — в последних словах девушки звучала неприкрытая грусть. Джаспер осторожно обнял ее за плечи, Кейт благодарно улыбнулась.
Поляна возникла впереди неожиданно. Кейт окинула взглядом выжженную траву и зябко поежилась.
— Знаешь, мне до сих пор как-то не верится… Кажется, что это такая дурацкая шутка, — улыбнулась она чуть смущённо. Джаспер пожал плечами.
— Кто бы говорил. Ты тоже, знаешь ли, полна сюрпризов. Глядя на тебя, никогда не подумаешь, что за скромным фасадом скрывается Блэйд в юбке.
— Не без этого, — легко согласилась девушка, — только, как ни крути, мы — люди…
На последних словах Кейт запнулась и отвела взгляд. Джаспер осторожно, но настойчиво развернул девушку за плечи и пристально посмотрел ей в глаза.
— Вот скажи мне: это что, настолько принципиально? Для тебя это так важно? Мы для тебя — существа второго сорта?
— Извини, — Кейт улыбнулась виновато и примирительно, — иногда мне сложно забыть о том, что в нас вдалбливали годами. Извини, правда. Нас учили только бороться. Только идти с мечом наперевес, — с этими словами Кейт огляделась. — К вопросу о мечах, не помнишь, куда я кинула остатки Обиды?
Джаспер в свою очередь внимательно осмотрел поляну и кивнул в сторону зарослей шиповника. Кейт страдальчески поморщилась.
— Как всегда, моя удача со мной, — пожаловалась она, рассматривая шипастые ветки, — конечно, вон он. Колючие… — с этими словами Кейт замучила рукав и осторожно протянула руку вглубь густых зарослей прежде, чем Джаспер успел что-то сказать. Через секунду рукоятка с обломками клинка была уже у нее в руке, но не это привлекло внимание вампира.
Видимо, девушка не заметила острых обломанных веток в глубине куста. Тихо шипя от боли, теперь она рассматривала несколько достаточно глубоких, словно пропоротых ран на открытом предплечье.
Из которых струйками побежала кровь.
Джаспер судорожно сглотнул. Кейт осторожно сделала шаг назад, принимая защитную позицию.
Медленно Джаспер шагнул к девушке, протянул руку и аккуратно зажал пальцами самый глубокий порез, останавливая кровотечение. Кейт настороженно переводила взгляд с бледной кисти на потемневшие глаза вампира и обратно. Ледяные пальцы приятно холодили ссаженную кожу, боль постепенно утихала.
— Можешь чем-нибудь перевязать руку? — голос Джаспера был тихим и хриплым.
Не отрывая взгляда от черных бездонных глаз, Кейт отрицательно помотала головой. Джаспер сделал несколько глубоких вдохов.
— Больно? — шепотом спросил он.
— Не очень. С тобой лучше. Спасибо, — в тон ему тихо ответила Кейт, не отрывая взгляда, с восторгом наблюдая, как постепенно светлеет, становится золотистой радужка глаз напротив. Джаспер осторожно разжал руку.
Кровотечение остановилось.
— Ты приходила за этим? — Джаспер кивком указал на обломки клинка в руке девушки. Его голос так и не набрал прежнюю силу. — Мы можем идти? Только не говори ничего, просто молчи, прошу тебя, ладно?
Кейт согласно кивнула, спрятала поврежденную руку под полу куртки, а вторую привычным уже жестом вложила в ладонь Джаспера.


Глава 11. О погоне и ее последствиях

Обратный путь шел немного под уклон, и идти было легче. Джаспер шел быстро, почти срываясь на бег, и с силой тянул Кейт за руку. Вдруг через несколько минут он резко остановился. Девушка не успела затормозить и врезалась в его плечо, однако Джаспер этого даже не заметил.

— Что?..

Порывистым жестом Джаспер заставил девушку замолчать, внимательно прислушиваясь к звукам леса. Кейт согласно кивнула и попыталась разобрать, что же так насторожило ее спутника, но не уловила ничего, кроме обычного шелеста листьев на ветру.

Наконец, Джаспер снова услышал то, что так смутило его, и коротко, но ёмко выругался. Кейт поморщилась, но промолчала, заметив, насколько у ее спутника встревоженный вид. Джаспер резко повернулся к ней.

— Розали и Эмметт вышли на охоту…

Кейт вопросительно изогнула брови.

— И это так страшно? Вы же охотитесь только на животных…

— Так-то да, но твоя рука… мы можем почуять царапину или ссадину за пару миль, а в разгар охоты совладать с собой и вспомнить, кто ты, практически невозможно — мозг отключается, остаётся только жажда… так, на, возьми, — с этими словами Джаспер скинул куртку, сорвал рубашку, не обращая внимания на треск отрывающихся пуговиц, и протянул ее Кейт, — замотай руку покрепче.

Девушке не пришлось повторять дважды. Быстро натянув куртку, Джаспер было потянулся помочь закрепить повязку, но, к его удивлению, Кейт прекрасно справлялась одной рукой. На секунду Джаспер залюбовался ее резкими, но аккуратными движениями, попутно прислушиваясь к окружающему лесу.

— Они далеко? — голос Кейт прозвучал непривычно резко.

— Ближе, чем хотелось бы для их безопасности…

— Для их?

Джаспер кивнул, не глядя в глаза Кейт.

— Для твоей тоже, но для их больше. Иди сюда, — с этими словами он схватил девушку на руки, — возмущаться будешь потом.

Деревья замелькали с невообразимой скоростью, все быстрее и быстрее, пока не слились в сплошную серо-зеленую стену. Звуки, казалось, исчезли. Впрочем, не все — по обеим сторонам за стеной деревьев, то выше, то почти у самой земли раздавался треск веток и шум сминаемых кустов. Два голодных существа, ведомых инстинктами, не собирались упускать добычу.

Последние пару сотен метров до дома Джаспер с девушкой на руках пронесся по дороге. У дома их уже встречали две фигуры, и только немного притормозив, он с облегчением понял, что это не обогнавшие их охотники. Их встречал Карлайл, за спиной у него переминалась с ноги на ногу встревоженная Элис. Старший Каллен махнул рукой на двери за ними и снова стал всматриваться в лесную чащу.

Джаспер со своей ношей взлетел по ступеням. Оказавшись внутри, он захлопнул двери и только после этого поставил молчащую девушку на ноги. Кейт шумно втянула в себя воздух, словно не дышала все это время. Джаспер коротким движением прижал ее к себе, мимоходом удивившись, насколько легко и просто это получилось, и повернулся к окну во всю стену.

Из леса вылетели Эмметт и Розали, было видно, что ни о каком контроле нет и речи. Карлайл и Элис приняли защитную стойку. Охотники резко затормозили с громким рычанием. Постепенно, очень медленно их лица прояснились. Наконец, они немного расслабились, порывисто кивнули Карлайлу и снова скрылись за деревьями.

Убедившись, что они не возвращаются, Карлайл и Элис неторопливо поднялись по ступеням. Войдя в дом, они окинули взглядом Джаспера в полурасстегнутой куртке на голое тело и Кейт с замотанной рукой. По белой ткани рубашки в нескольких местах появились небольшие пятна крови, видимо, порезы снова открылись. Элис перестала дышать, пробормотала: «Я, пожалуй, пойду», и пулей взлетела вверх по лестнице. Карлайл приглашающе махнул рукой в сторону своего кабинета.

— Думаю, лучше нормально все обработать и перевязать, во избежание…

Кейт согласно кивнула. Джаспер ободряющим жестом положил ладонь ей на плечо.

В кабинете Карлайл кивком указал Джасперу на ближайшее кресло, а Кейт подвёл ближе к свету, усадил ее на край стола и размотал импровизированную повязку.

— Вроде, ничего страшного. Сейчас, минут десять…

— Вы ждали нас? — раздался голос Джаспера из угла. Карлайл мельком взглянул на него, удовлетворённо кивнул своим мыслям и ответил:

— Элис предупредила. Ты сейчас как, нормально?

— Да, а что ты?.. А-а, ты об этом, — Джаспер кивнул в сторону посечённой руки Кейт, которую Карлайл уже аккуратно обклеивал кусочками пластыря, — да, вроде да. Скажи, а Элис видела… варианты?

Карлайл окинул Джаспера долгим изучающим взглядом.

— Нет, — наконец произнес он, — поясни.

— И заодно почему ты говорил, что переживаешь больше за их безопасность, — вставила Кейт.

— За твою тоже. Просто такое развитие событий было гораздо менее вероятным.

— Почему?

— Ну смотри. Розали не настолько сильна, ты — дефенсор, с ней бы ты справилась. А мне пришлось бы взять на себя Эмметта, в конце концов, прогулка была моей не очень удачной идеей, — последние слова Джаспера прозвучали не очень убедительно, словно он сам не верил своему пояснению. — Они охотились, поэтому остановить их без боя, без серьезных травм было бы невозможно, вот я и говорил про угрозу для их безопасности.

— Что же в таком случае могло угрожать Кейт? Какие варианты?

— Если бы ее поранило серьезно. Если бы в таком случае у меня получилось сдержаться, я бы, конечно, смог справиться с обоими…

— Да ну? — недоверчиво протянула Кейт. Карлайл предупреждающе тронул ее за предплечье. Девушка замолчала и уставилась на Джаспера изучающим взглядом с таким выражением лица, как будто пыталась что-то вспомнить.

— Думаю, получилось бы, — голос Карлайла был уверенным. Джаспер с сомнением покачал головой.

— Несколько капель и кровь фонтаном — разные вещи. Не знаю. И поэтому я и боялся, что Элис видела, что я бы стал хищником вместе с ними. Кейт справилась бы с ними, скорее всего, Розали не слишком сильна, а у Эмметта нет опыта. Но шансов справиться со мной у нее бы не было…

— Вот как? — Кейт взглянула на него с таким выражением, словно поймала убегавшую мысль, и та ей не понравилась. Девушка соскочила с края стола. — Почему ты так думаешь? Что в тебе особенного?

Джаспер молчал, стараясь не встречаться с ней взглядом. Карлайл отступил на шаг назад, решив до поры не вмешиваться. В три шага Кейт оказалась перед Джаспером.

— Встань. Сними куртку.

Как заворожённый, Джаспер повиновался. Кейт развернула к себе предплечья с многочисленными следами зубов и когтей, еле заметными, если не искать специально, пробежала взглядом по плечам, требовательно подняла пальцами подбородок, осматривая тонкую сеть шрамов на шее и ключицах.

— Джаспер… война... Джаспер Уитлок? — севшим голосом неверяще прошептала она.

Джаспер медленно кивнул. Кейт поймала его взгляд.

— Клан Марии-мексиканки? — она скорее не спрашивала, а уточняла. Джаспер кивнул ещё раз. Кейт отскочила к окну, запустила руки в волосы.

— Откуда ты знаешь? — не своим голосом спросил Джаспер.

Кейт безнадежно посмотрела на него.

— Я могу знать только из одного источника… Плохо-то как…

Продолжать она не стала. Джаспер неуютно поежился и натянул куртку обратно.

— Ты… имеешь в виду что-то конкретное? — тихо уточнил Карлайл. Кейт с тоской в глазах повернулась к нему и глубоко вздохнула.

— Не просто конкретное…

Карлайл осторожно опустился на кушетку, посмотрел на Кейт снизу вверх и мягко произнес:

— Рассказывай.


Глава 12. О том, как остановить вампира

— Рассказывай. Только, если ты не против, я позову Элис и Эсми. Мы семья, мы решаем вместе.
Девушка кивнула. Карлайл набрал номер телефона, но не стал говорить. Через минуту Эсми и Элис уже были на пороге его кабинета.

Кейт долго собиралась с мыслями. Карлайл терпеливо ждал, не пытаясь торопить. Джаспер вжался в кресло с таким видом, словно его мир рухнул.

— Я просто поверить не могу, — проговорила наконец Кейт, — Джас, которого я успела узнать, и тот самый Джаспер, кровавая легенда Юга… Как же так?.. В голове не укладывается. Ты же… ты же совсем не такой…

— Не такой, — эхом повторила Элис.

— Я больше не смог так жить. В ужасе, в отчаянии, в вечной борьбе за выживание и территорию, в бессмысленном уничтожении переставших быть нужными, — в севшем голосе Джаспера отчётливо звучали обреченные ноты. — Мне было больно, страшно, безнадежно с каждым из них. В какой-то момент я понял, что уже горю в аду — на земле, что больше так просто не могу…

— Вот видишь! У тебя было море крови, но ты смог отказаться от простого в пользу правильного. Это именно то, о чем мы говорили, — что и почему вы выбираете… Джас, — Кейт подошла ближе. Джаспер старательно отводил взгляд. Девушка осторожно подняла его лицо ладонями, заставив посмотреть в глаза. — Джас, я не буду бросаться словами, что мне все равно, что было раньше. Мне и трудно, и тяжело принять это. Но я не знаю тебя того, жестокого убийцу, не знаю — и не хочу и не буду судить. Не знаю, правильно это или нет. Зато я знаю тебя другого — того, который понимает меня, с которым легко быть открытой, который чувствует, когда и какая нужна поддержка, которого я бы без сомнений назвала своим другом, хоть мы и недолго знакомы, — а я такими словами не бросаюсь…

— Но это не отменяет… Если бы я не нашел Элис, если бы не ее поддержка, если бы мы не пришли к Карлайлу…

— Наверное, не отменяет. Но если ты осознанно отказываешься от того, чем жил раньше, если уходишь, убегаешь от этого, если раскаиваешься — ты становишься другим. И этот другой заслуживает своего шанса. Вы согласны? — на последнем вопросе Кейт повернулась к Карлайлу. Тот задумчиво кивнул и еле заметно усмехнулся.

— Ты просто повторяешь мои мысли. Но, видимо, не все так считают. Расскажи.

— Да что тут рассказывать. Дефенсоры долго наводили порядок на Юге, там и до сих пор местами не очень спокойно. Но Мария-мексиканка и ее правая рука, — Кейт кивнула в сторону кресла и взмахом руки прервала собравшегося протестовать Джаспера, — это было что-то особенное. Их клан считался огромной проблемой до сороковых… или пятидесятых? Не помню точно, но это неважно…

Карлайл понимающе кивнул.

— Пока Джаспер был с Марией.

— Именно. Потом они разошлись, с Марией справились, а вот Джаса потеряли из виду на долгие годы. Но не забыли…

— Как его смогли потерять?

— Ну… они никогда не поверят в то, что у вампира есть совесть и что он может так измениться. У них и мысли не могло возникнуть, что Джаспер Уитлок мог прибиться к высокоморальным вегетарианцам, и не просто прибиться, а полностью принять их образ жизни и ценности. Поэтому ваш клан — последнее место, где его бы искали.

— Бы? Ты думаешь, что теперь будут?

— Да. Вернее, специально не будут, но обнаружат. Аро был слишком оскорблен проигрышем. Думаю, он поспешил доложить дефенсорам, что их заблудшая девочка спасала вампиров от правосудия. Он обещал, что так этого не оставит, и попытаться отомстить через наши верхи было бы с его стороны вполне логично.

— Причем тут Джас? — удивилась Элис.

— Смотри, дефенсор защищает клан вампиров. Естественно, им будет интересно, почему. Они начнут к вам приглядываться. И обнаружат, что Джаспер — тот самый. И тогда… слушать никого ни о чем не будут. У него пять, — Кейт поймала непонимающий взгляд Карлайла и продолжила, — наш рейтинг: один — это вы, вампир, справившийся с жаждой и полезный людям, таких единицы. Два — это такие, как Эсми, Элис, Денали — златоглазые, три — не наглеющие, и такие, как Вольтури, — их приходится терпеть во избежание всеобщей бойни. Четыре — из ваших знакомых Джеймс или Лоран — те, кто подошёл близко к черте и будут наказаны за малейшую ошибку. Если бы вы не справились с Джеймсом, им бы занялись наши — охотой ради забавы он переступил черту. Пять… это пять.

Кейт замолчала.

— Это приговор, — закончил за нее Карлайл. Девушка кивнула.

— Но ведь пока ничего не последовало… — впервые подала голос Эсми.

— Не последовало. Всё-таки не думаю, что Аро до них не дошел, значит, тут возможны два варианта: либо они пока ничего не знают, либо они ждут.

— Какой вариант тебе кажется более вероятным? Сколько у нас времени? — резко спросил Карлайл.

— Чего ждут? — одновременно раздалось два женских голоса с разных сторон.

— Карлайл, не знаю, пятьдесят на пятьдесят, тут надо подумать, чтобы не напороть горячки. Немного времени у нас есть, они если выжидают, то моих восемнадцати лет. До совершеннолетия за меня отвечает Натан — мой наставник. Он отвечает за все. И если вдруг к вам придут, а я встану на вашу защиту, он встанет, обязан будет встать вместе со мной, он обязан меня защитить. Иначе никак, наставник — это груз, это ответственность, именно такая и до такой степени, наставник отвечает за жизнь ученика полностью. А с Натаном ссориться никто не будет — он слишком силен, дефенсоров слишком мало. Другое дело, когда мне исполнится восемнадцать — меньше, чем через два месяца. Натан перестанет за меня отвечать. И у них будут развязаны руки.

— А твой наставник, он что, обязан разделять твою точку зрения? Даже если будет несогласен? — удивилась Элис.

— Да, он полностью отвечает за меня, если я высказала мнение — получается, что он его позволил. Поэтому при всех он поддержит, кроме совсем уж исключительных случаев. Но потом четко донесет мне, что я была неправа.

— Как донесет? — уточнила Эсми нехорошим голосом.

— Ну, например, так, — с этими словами Кейт повернулась к окружающим спиной и задрала свободный свитер. Всю спину покрывали поперечные шрамы — от тонких и побледневших до иссиня-багровых, в сантиметр толщиной.

Испуганно пискнула Элис. Пораженно вздохнула Эсми. Карлайл замер на секунду, затем вскочил с кушетки, открыл небольшой шкафчик, щедро плеснул себе чего-то в стакан, отпил, сморщился и что было сил швырнул стакан о стену. Мелкие брызги разлетелись вперемешку с осколками.

Джаспер легко поднялся из кресла и, набирая скорость, направился к двери.

— Куда ты? — Эсми попыталась поймать приемного сына за руку и заглянуть в бездонные черные глаза.

— В Порт-Анджелес, посмотреть в глаза этой сволочи, — Джаспер легко вывернулся. Услышав его ответ, Элис повисла на нем и через секунду отлетела к стене, Карлайл попытался схватить за локти и отлетел в другую сторону на кушетку, попутно зацепив столик с инструментами. Раздался звон металла. Эсми закрыла собой дверной проем. Ни на секунду не притормозив, Джаспер схватил ее за талию и переставил с прохода. Кейт вцепилась в его запястье, раздался странный щелчок. Джаспер резко дернул рукой, девушку как приклеенную мотнуло следом и приложило спиной о косяк.

— Если не хочешь оторвать мне руку, остановись! — взмолилась она.

Джаспер остановился как вкопанный и посмотрел на руки — свою и Кейт. Их запястья сковывали браслеты наручников — судя по свечению, из того же металла, что и клинки дефенсоров.

— Что это за хрень?!

— Джас, это наши наручники. Не пытайся сломать, не получится, — Кейт еле перевела дыхание.

— Тогда сними их! — проревел Джаспер.

— Не могу. Сами расстегнутся часов через пять-шесть, до этого — никак. Они так и задумывались, чтоб ни уговорами, ни шантажом — ничем нельзя было повлиять на факт ареста.

— То есть ты меня?..

— Да нет же! Просто я надеюсь, что ты не хочешь оставить меня без руки, а явиться в Порт-Анджелес со мной на буксире — это точно не лучшая мысль…

Джаспер шумно втянул в себя воздух. Только теперь Кейт заметила, что глаза его, казалось, вообще были лишены радужки — настолько темными они были. Девушка чуть отступила назад.

— Хорошая была идея — если бы не одно «но», — с беспокойством произнес Карлайл. — Джасу, чтобы прийти в себя, срочно нужна пара оленей…

Джаспер продолжал разглядывать наручники.

— Их точно нельзя снять раньше?

Кейт кивнула и безразлично пожала плечами.

— Нельзя. Значит, мне придется выжить на твоей охоте.

Элис грациозно подошла к ним, обняла обоих за плечи и радостно произнесла, заглядывая в глаза то одному, то другому:

— Я помогу. Все получится. Все будет нормально.


Глава 13. О том, как выглядит вегетарианство

— Я мог бы ещё потерпеть! Чем как идиот таскаться с этой железкой!

— Я бы не советовала терпеть, когда рядом с тобой человек! Причем настолько рядом!

— Я могу сдерживаться рядом с ней!

— Не можешь, а мог пару раз. Но не голодным!

— Конечно, на охоте рядом со мной человеку будет намного безопаснее!

— Я подстрахую!

— А если нет?!

Элис и Джаспер самозабвенно переругивались, словно пытаясь снять напряжение. Кейт, напротив, молчала, хотя некоторые фразы этих двоих произносились специально, чтобы втянуть ее в разговор. Джаспер почувствовал, что ее ладонь безвольно мотается в оковах в такт его шагам и осторожно придержал ее своей. Теплые пальцы через секунду заминки скользнули в его ладонь.

Как ни неприятно было ему признавать, Элис была права. Слишком большой выплеск эмоций теперь требовал восполнить потраченное. Горло уже неприятно саднило, но хотя бы на присутствие Кейт реакции пока не было.

Джаспер был почти уверен, что сможет не тронуть ее. Пугало его не это: сколько между ними было сказано, каждое слово, каждый взгляд, каждый жест чуть-чуть сближали их. Словно они признавали друг у друга определенную свободу мнения, словно с интересом изучали мир друг друга и тем больше ценили открытость и совпадения.

Но увидеть трапезу вампира…

Джаспер свободной рукой заправил за ухо выбившуюся прядь волос и прислушался. Хорошо бы это был олень. Лишняя агрессия жертвы сейчас точно ни к чему, она будет заводить, подстегивать к необдуманным поступкам.

Чуть впереди резко замерла Элис, предостерегающие махнула рукой. Да, сегодня удача на его стороне, это олень, молодой, но крупный. Не самка, не детёныш, способные вызвать дополнительную жалость. Элис подмигнула и скрылась за стволами деревьев.

— Куда она? — шепотом спросила Кейт.

— Она его поймает. Я не смогу — с таким-то буксиром, — с мягкой усмешкой Джаспер помахал перед носом девушки рукой в наручнике.

— Прости. Я не смогла придумать ничего лучше, — виновато ответила она.

— Да нет, вряд ли бы я иначе остановился. Но вот теперь последствия…

— Какие именно?

— Ты правда не понимаешь? — Джаспер резко повернулся к Кейт. — Так вспомни, как неслись за тобой Эм и Роуз. А ко мне ты будешь ближе. Мягко говоря.

Кейт прикусила губу и внимательно посмотрела на него.

— Поэтому с нами и идёт Элис. И вообще, если Карлайл допустил это, значит он считает достаточным, что ты относишься ко мне с меньшим, хм… гастрономическим интересом, и доверяет тебе. Ты боишься не этого. Вернее, не только этого. Чего?

Джаспер отвернулся, тряхнул головой, спрятал глаза за растрепавшимися прядями.

— Ты ненавидишь таких, как мы, — увидев, как резко дернулась при этих словах Кейт, Джаспер поправился, — ладно, тебя учили ненавидеть таких, как мы. Пока ты видишь нас в обычных условиях — ты можешь забыть о нашей сущности. Как Белла, она же не полностью представляет, что мы такое, она видела не все. То, о чем мы говорили с тобой до этого, все эти разговоры о душе и смысле жизни — все это только слова, можно сказать, разные точки зрения, и потому это приемлемо для тебя. Но сейчас ты увидишь все, ты не сможешь больше игнорировать это. И что будет?

Кейт пожала плечами.

— Я не знаю… — тихо произнесла она. — Ты помнишь, о чем я тебе говорила в кабинете Карлайла и до этого тоже? Вопрос не в сущности, а в выборе…

— Вот увидишь…

Джаспер замолчал и резко повернулся в сторону, куда до этого ушла Элис. Он угадал. Элис возвращалась с добычей, и это действительно был довольно крупный и молодой олень. Обычно они питались там, где настигали жертву, но этот раз был другим. Миниатюрная девушка не могла просто донести несчастное животное — слишком большим он был для нее, слишком отчаянно бился, предчувствуя неизбежное, Элис пришлось тащить поваленного оленя волоком. Жертва утробно закричала, мотнула головой, задергала сильными ногами, и Джаспер четким выверенным движением ребра ладони ударил в ямку там, где череп переходит в шею. Где-то вдалеке то ли вскрикнула, то ли всхлипнула Кейт. Животное обмякло.

Джаспер перестал дышать. Теперь для него существовала только жила на мощной шее. Где-то на периферии сознания были теплые пальцы Кейт, но они так мешали, так отвлекали от того, что сейчас было действительно важно, их надо было отпустить, оттолкнуть, забыть. Чтобы не оставалась ничего лишнего, только земля под коленями и теплая плоть под руками, только он и живительный поток, смягчающий саднящее горло. Ни одному человеку, блуждавшему в пустыне и нашедшему воду, и не снилось то, нет, не счастье, а чувство, что ты — весь мир и весь мир теперь в тебе, что вот она жизнь — вливается в тебя густыми толчками, что только этот момент, эти секунды ты и можешь назвать жизнью, и ты можешь все, ты властелин этого мира…

Пульсация становилась все слабее — сердцу уже нечего было гнать. Звуки мира постепенно возвращались. Появились голодные глаза Элис напротив, но на приглашающий жест она отрицательно помотала головой и кивнула куда-то ему за спину. И было что-то ещё, мешающее двигаться правой руке. Медленно Джаспер перевел взгляд с разорванной артерии на тонкую полоску металла на запястье, затем дальше по ходу короткой цепочки.

Кейт сидела рядом с ним на коленях, отвернувшись, насколько возможно, попытавшись отползти как можно дальше от ещё теплой жертвы, вывернув руку в плече, насколько позволял сустав, чтобы ему было удобнее. Джаспер почувствовал предупреждающее прикосновение Элис к свободной руке — та протягивала ему несколько салфеток. Джаспер благодарно кивнул.

— Все? — слабым голосом уточнила Кейт, почувствовав изменения его движений. Джаспер сунул окровавленные салфетки в протянутую руку Элис и аккуратно переместился в сторону Кейт, позволяя вернуться руке той в нормальное положение.

— Да. Пойдем. Не смотри.

Девушка поднялась, сделала несколько неуверенных шагов и опустилась обратно на колени.

— Пожалуй, не смотреть теперь придется тебе…

— Что?.. — начал было Джаспер, но осекся, понимающе кивнул и опустился рядом, стараясь отвернуться. Усмехнулся, понимая, что теперь его очередь выворачивать плененную руку до упора. К девушке метнулась Элис, придержала за плечи, собрала повыше свисающие волосы.

— Воды?..

***

— Теперь все по-другому? — осторожно спросил Джаспер, заходя за Кейт в просторный холл. Весь путь до дома они проделали вдвоем в полном молчании и даже в нескольких шагах друг от друга - наручники расщелкнулись где-то на полпути к дому. Элис задержалась в лесу, просто смотреть, как питаются другие, оказалось выше ее сил.

Кейт окинула Джаспера оценивающим взглядом, к ней явно вернулось самообладание.

— Джас, — вздохнула она, — послушай. Да, это был крайне неприятный опыт, и мне бы не хотелось его повторить. Да, мне это противно, если называть вещи своими именами. Но твоё прошлое шокировало меня намного сильнее. Так что, думаю, это я пережить…

— Из города вернулся Эдвард, — прервал ее возникший на лестнице Карлайл, — с не очень хорошими новостями.

Эдвард появился следом, не заставляя ждать.

— В городе дефенсор. Но насколько мне удалось его расслышать, его прислали посмотреть, как живёт Кейт.

— Вот как? — голос Кейт стал резким. — Как он выглядит?

Эдвард самодовольно усмехнулся и протянул Кейт набросок. Кейт окинула портрет взглядом и согласно кивнула.

— Брендон. Мелкая сошка. Скорее всего, да, ничего особенного, просто проверяют, как я тут. Но…

— Лучше перестраховаться? — закончил за нее Карлайл. Кейт кивнула.

— Думаю, вам в любом случае надо быть в клинике, как обычно. Эдварду — обязательно быть в городе, чтобы ничего не упустить. Джасу — однозначно сидеть дома. В городе вы можете не отследить дефенсора, могут быть и другие, которых Эд мог упустить. На вашей территории, тем более в лесу, не заметить незваных гостей невозможно.

— Элис, Роуз, Эмметт? — коротко уточнил старший Каллен. Кейт задумалась.

— Элис, думаю, лучше остаться с Джасом — отсутствие вдвоем не так подозрительно, как отсутствие одного. А Эмметту и Розали, наоборот, жить как обычно, чтобы не вызывать подозрений.

Карлайл кивнул, соглашаясь.

— И ещё, — в голосе Кейт появились веселые нотки, — вы меня знаете не больше, чем два дня назад. Подумать только, два дня! Эд, — продолжила она, уже откровенно веселясь, — торжественно разрешаю тебе ходить по свежевымытому полу, разыскивая по клинике отца, и получить за это выговор. Или скандал…

Тут уже нервно рассмеялась все. Первым опомнился Карлайл и уставился куда-то за спину Джаспера и Кейт. Все проследили за его взглядом. На пороге стояла вернувшаяся Элис.

— Можете мне не повторять, — мелодично проговорила она, — я как раз успела все услышать. Кейт, тебя отвезти домой?

— Пешком дойду, — поморщилась в ответ девушка, коротко сжала ладонь Джаспера и, кивнув на прощание остальным, направилась к выходу, — по крайней мере, до дороги. Не стоит вызывать лишнее любопытство.

— Тут несколько миль! Может, всё-таки заберёшь новый байк? — осторожно уточнил Эдвард. Кейт на секунду задумалась и согласно кивнула.


Глава 14. О химии и Розали

В столовой как всегда было шумно. Эдварда неимоверно раздражал и общий шум мыслей, и то, что многие не оставили незамеченным отсутствие Элис и Джаспера. Кто-то удивлялся, что их компания сегодня неполная, кто-то злословил, что богатеньким деткам Калленов всегда все сходит с рук, кто-то отпускал скабрезные шуточки. Эдвард почувствовал, что начинает закипать, и чтобы отвлечься, перевел взгляд на Роуз и Эмметта.

То, что Розали что-то задумала, стало понятно сразу. Эдвард недобрым словом помянул тот день, когда с помощью Карлайла, разумеется, научил семью не демонстрировать ему свои мысли так явно. Карлайл всегда говорил, что приватность является основой доверия. Но вот именно сейчас выражение лица Розали, зная ее взрывной характер и природную резкость, доверия не вызывало абсолютно. Впрочем, Эм был совершенно спокоен. Даже слишком, особенно когда Роуз что-то резко ему высказала и рванула из столовой.

Окружающие школьники зашептались с удвоенным энтузиазмом. Пожалуй, только двоим эта сцена была относительно безразлична — Белла давно перестала обращать внимание на заскоки Роуз, а Кейт, видимо, старательно изображала «мы не знакомы, совсем не знакомы». Эдвард попытался целенаправленно прощупать ее мысли.

«Каллен, пойди вон!»

Эдвард с усмешкой отвёл взгляд.

Зачем была нужна эта демонстрация, стало ясно довольно быстро. Роуз появилась в классе химии одной из последних, окинула Эмметта гордым непримиримым взглядом и царственно села рядом с Кейт. Эдвард почувствовал, что снова закипает. Иногда Розали и ее «я» были просто невыносимы.

«Каллен, если ты меня слушаешь, не лезь, сами разберемся».

Эдвард негромко, но достаточно демонстративно фыркнул. Забавно, что Кейт так быстро поняла преимущества пусть даже одностороннего не слышимого другими разговора, и не просто поняла, а попыталась эффективно использовать. Кейт еле заметно кивнула.

***

— Что у тебя с Джаспером?

Кейт с невозмутимым видом оторвалась от записи реакции в журнал.

— Что именно тебя интересует?

— Чего ты добиваешься?

— Ничего, — пожала плечами Кейт, аккуратно отмеряя на весах карбонат магния. — Ты имеешь в виду что-то конкретное?

— Хорошо, давай честно. Что ты, что Белла Эдварда — вы не представляете, во что ввязываетесь, — прошипела Розали.

— Ты знаешь, как раз я представляю, — Кейт демонстративно не отрывала взгляда от реакции с соляной кислотой. — И я не ввязываюсь.

— Что значит, ты не ввязываешься? Вас же не отлепишь друг от друга, как Эда с Беллой. Эду вообще только воспитание не позволяет обжиматься с ней в каждом углу…

— То есть для тебя любые отношения сводятся к межполовым, — Кейт наконец повернулась к Розали и издевательски изогнула бровь. — Просто поразительно, что за столько лет ты так и не узнала ничего другого…

Розали задохнулась от возмущения. Не прибавлял радости и смешок Эдварда с задней парты, на грани слышимости, но вполне различимый для чуткого уха.

— Что ты себе…

— То, что считаю правильным, — карбонат магния в пробирке Кейт полностью растворился, углекислый газ уже перестал выделяться. Теперь была очередь едкого натра. Кейт записала очередную реакцию и продолжила, — ты считаешь себя самой красивой, ладно, это правда, ты считаешь себя принадлежащей к высшей касте — не спорь, это бросается в глаза — и ты считаешь, что все вы ах какие неотразимые и окружающие должны падать и штабелями складываться перед вами.

— А ты, стало быть, не падаешь, — язвительно поинтересовалась Розали.
Кейт на секунду отвлеклась от пробирок.

— Ты ни на секунду не допускаешь, что людям может быть просто интересно друг с другом?

— То есть тебе просто интересно?

— Послушай, Джас очень интересный собеседник — неглупый, внимательный, готовый услышать другую точку зрения. С ним очень просто. С ним я, можно сказать, впервые почувствовала, что кому-то интересно мое мнение.

— И ты не хочешь большего? — удивление Розали было искренним.

— Чего именно? — уточнила Кейт, внимательно рассматривая хлопья белого осадка.

— Ну… если ты так непробиваема, то я тебе спешу сообщить, что мальчики и девочки в твоём возрасте не только светские беседы ведут.

— Серная кислота растворит осадок? — произнесла Кейт невинным голосом и внезапно стала серьезной под ненавидящим взглядом Розали. — Ладно. Поинтересуйся у Беллы, было ли у них что-то?

— Не поняла?

— Ну, было ли у них что-то и понравилось ли ей.

— Что ты имеешь в виду? — на этот раз Розали действительно была озадачена. Кейт вздохнула и пояснила.

— Слишком, понимаешь, слишком разная температура. Хладный демон.

Со стороны Эдварда раздался удивленный вздох, со стороны Эмметта — еле сдерживаемый смешок.

— Я не думала об этом с такой точки зрения, — обескураженно пролепетала Розали. — То есть… получается, что для нормального существования в паре вас должны обратить?

— Ну… Если ты не заметила, Белла только этого и хочет.

— А ты? — впервые тон Розали был человеческим.

Кейт старательно записала проведенные реакции. Поставила порядковые номера. Украсила некоторые буквы завитушками. Розали продолжала испытующе смотреть на нее.

— Я — нет. Я верю в бессмертную душу. Предать ее — это предать себя.

Минуту Розали пораженно молчала.

— А Джас?

— Я не знаю, — тихо ответила Кейт. — Это сложно, мы оба — те, кто мы есть… слишком разные, слишком отличные существа, боюсь, это не сплавишь в единое целое. Если, конечно, я хочу остаться собой.

— Знаешь, — голос Розали тоже стал тихим, в нем можно было различить доверительные нотки. — Я не думала, что ты так относишься к нам. Не как к красивой сказке, не как к яркой картинке, в которой хотят оказаться.

— Тебе так плохо? — голос Кейт излучал участие. Неожиданно для самой себя Розали кивнула.

— Мы застыли в своих семнадцати-восемнадцати-девятнадцати. Мы не взрослеем дальше, ни телом, ни разумом. Мы с Эмом никогда не состаримся. У нас не будет детей, не будет внуков. Не будет возможности вырастить, воспитать, защищать и потом — получать благодарность и заботу детей о родителях. Карлайл и Эсми любят нас, а мы их, но они не нуждаются физически в настоящей заботе…

— Роуз. Я поняла. Я не знаю, что тут сказать. Тебе хотя бы повезло с Эмметтом.

— Да, — Розали кинула благодарный взгляд в его сторону, — да. Что-то я непозволительно раскисла, — с этими словами она аккуратно придала пальцем форму ресницам, как если бы только что плакала. — Кейт, послушай. Вот уж не думала, что я скажу тебе, но я тебя прошу…

Розали замолчала. Кейт подбадривающе кивнула.

— Я ни разу не видела Джаса таким… не знаю, но более живым, что ли. Не будь столь бескомпромиссна в видении будущего.

Кейт несогласно вздохнула.

— Не спорь сейчас, — не дала ей перебить себя Розали, — просто… не решай ничего насовсем, пока не рассмотришь все варианты.

Кейт только пожала плечами.

***

Эдвард, Эмметт и Розали направлялись домой в серебристом «Вольво». Каждый думал о чем-то своем, пока Эдвард не нарушил молчание.

— Что имела в виду Кейт, когда говорила про разную температуру? У людей же тоже бывают, например, холодные руки.

Эмметт неприлично заржал. Розали только возмущённо фыркнула.

— Для невинной овечки, которую она из себя строит, она слишком легко говорит про это.

Эдвард кинул непонимающий взгляд в зеркало заднего вида. Розали ответила ему загадочной ухмылкой.

— Забудь. Ты слишком старомодно воспитан.


Глава 15. О появлении шанса

Эдвард вел Беллу по коридору клиники, осторожно придерживая за плечи. Не замеченный вовремя бордюр чуть не стал виновником очередной травмы, вроде на этот раз все обошлось, но все же не мешало показаться отцу.

«Каллен!»

Эдвард незаметно огляделся по сторонам. Кейт протирала скамейку в дальнем конце коридора.

«Я тебе, тебе. Притормозите и послушай».

— Подождем отца здесь, — Эдвард придержал Беллу за локоть около информационного табло. Та окинула его удивлённым взглядом — до этого они направлялись к кабинету доктора Каллена — но промолчала. Эдвард еле заметно кивнул с одобряющий улыбкой.

«Брендон — ну которого ты заметил — ждёт меня в кафе внизу. Сходили бы вы перекусить. Смотри, он обмолвился, что Натан заявил кое-что интересное, что может нам пригодиться. Попробуй уточнить, это домыслы Брендона или правда, как именно это говорилось, ну, ты понял, да? И научитесь, наконец, вытирать ноги, под вами только что было чисто!»

Эдвард с долей раскаяния взглянул на расползающуюся под ботинками грязь. Но формулировки! Найди то, не скажу что. Видимо, сомнения отразились на его лице.

«Не хотелось бы говорить больше. Посмотри беспристрастно, вдруг мне показалось».

— Не хочешь перекусить? Я ужасно голоден, — Эдвард привлек Беллу к себе и вежливо, но с нажимом, повел в сторону лестницы.

Если Белла что-то и поняла, то только то, что она ничего не понимала.

***

Элис рассматривала из-под полуопущенных ресниц сидящего напротив Джаспера. Тот старательно делал вид, что читает, но за последние десять минут так и не перевернул ни одной страницы. Элис поймала себя на мысли, что с той самой поездки с Кейт в Порт-Анджелес, когда она увидела, насколько той нужна поддержка, и когда поняла, что далеко не каждого та готова при этом подпустить поближе, — с того самого момента она видела сближение Кейт и Джаспера неизбежным. Правда, тогда ей казалось, что это Кейт будет цепляться за него, как утопающий за соломинку…

Где-то снаружи раздался шорох шин по дороге к дому. Судя по всему, это Карлайл — Эдвард унесся куда-то с Беллой, а Розали обычно подлетала к дому и резко давила на тормоза, словно хотела приложить Эмметта головой о переднюю панель. Впрочем, не исключено, что так и было.

С удивлением Элис поняла, что, судя по шагам, Карлайл приехал не один.
Джаспер вдруг резко напрягся, отложил книгу, снова ее схватил и открыл на первой попавшейся странице. Элис прислушалась к себе — и поняла, что ей просто забавно, что к этому не примешивается никакого негатива, никакой грусти. Может, кроме грусти из-за того, что она так быстро перестала грустить. Элис обошла Джаспера со спины, лёгким движением успокаивающе погладила по плечам, поправила воротник и взъерошила волосы, получила в ответ не свое чувство благодарности.

— Как-то странно снова оказаться здесь, — протянула Кейт вместо приветствия, — за то время, что я была в городе, все стало вспоминаться немного нереальным. Как будто показалось…

— Иногда жизнь преподносит такие сюрпризы, что уж лучше бы показалось… — философски заметил старший Каллен, скидывая пальто и принимая у Кейт ее куртку. Та активно замотала головой.

— Нет-нет, это не тот случай. Для меня, по крайней мере, — с этими словами Кейт легко обняла Элис в знак приветствия, обошла диван и положила руку на плечо Джаспера. Через несколько секунд на ее лице промелькнуло недоумение. — Джас, мне кажется, ты засиделся дома, — с этими словами она закрыла книгу в его руках задней стороной обложки наверх. На ней красовалось название книги вверх ногами. Джаспер смутился ровно на секунду.

— Да, иногда мне кажется, что я схожу с ума в четырех стенах, и…

Кейт в свою очередь поправила ему воротник и не убрала руку с его плеча.

— Ваши уехали? — нетерпеливо поинтересовалась Элис. Кейт коротко кивнула.

— Иначе я бы не рискнула приехать. И да, пока они просто очередной раз посмотрели, как я справляюсь.

— Подожди-подожди. То есть: даже если забыть про твою спину, ты живёшь одна, снимаешь угол, ешь и одеваешься на то, что зарабатываешь мытьём помещений и…- Элис попыталась подобрать слова покорректнее, — и санитарной обработкой пациентов, и при этом эти твои считают себя вправе тебя контролировать???

— Ну да, — недоуменно пожала плечами Кейт, — а что?

Элис от шока несколько секунд пыталась произнести хоть что-то, но слова не приходили на ум. Наконец, она сформулировала то, что имела в виду.

— Смотри. Мы — семья Калленов. Семья Карлайла. Он может позволить и позволяет нам дорогие машины и шмотки…

— Элис!..

— Карлайл, подожди, я не об этом, а о том, что ты при этом не позволяешь себе контролировать нас или лезть в нашу жизнь, можешь только аккуратно высказать свое мнение. А они смотрят, как она барахтается сама, и при этом позволяют себе…

— Элис, возможно, это выглядит дико, но…

— Да это не выглядит, это и есть дико! Если тебя ничего не смущает, значит, у тебя уже Стокгольмский синдром!

— Элис, уймись. Это часть нашего обучения, — Кейт развела руками. Элис пораженно замолчала, осознавая услышанное.

— То есть, вас выбрасывают в жизнь без средств к существованию и помощи и смотрят, как вы барахтаетесь? Ну у вас и Спарта…

Кейт пожала плечами.

— Как есть. Это часть подготовки. А подготовка у нас достаточно серьезная, примерно половина, а может, и больше молодых дефенсоров уходит на госслужбы самого серьезного уровня. Поэтому у них такой мощный административный ресурс.

— В смысле? — вмешался Карлайл.

— В смысле, — Кейт неожиданно поникла, — если они делают что-то, с чем ты не согласен, даже против здравого смысла и законов, с ними бесполезно судиться. У них всегда все документы в порядке, и они готовы на много шагов вперёд. Будешь упорствовать — с тобой будут говорить уже не культурные люди, а кое-кто пожестче, и не факт, что на тебе при этом не будет оранжевой формы… — в голосе Кейт появился намек на слезы.

Сидевший до этого неподвижно Джаспер накрыл своей ладонью руку Кейт, которую она так и не убрала с его плеча. Девушка через силу улыбнулась, подняла голову, заставляя закипающие слезы уйти вглубь, и еле заметно благодарно пожала холодные пальцы.

— А что насчёт Джаса? — перевел тему Карлайл.

— Ну… пока нет никаких намеков на то, что они знают, кто он. Конечно, это ещё надо уточнить. Но, по-хорошему, надо бы попробовать понизить его «рейтинг» до того, как кто-либо догадается. А рано или поздно это произойдет, например, проявятся навыки борьбы в стычке с теми же Вольтури.

— И как же можно его понизить? Добрыми делами? — последние слова Карлайл произнес с полусомнением-полуусмешкой.

Кейт энергично отрицательно помотала головой.

— Если узнают, кто он, до твоих «добрых дел», то, боюсь, совершать эти подвиги будет просто некому. Если после, то… наверное, постараются закрыть на все хорошее глаза, если их не заставить признать заслуги, но с их несвоевременной поспешностью, признание может стать вполне себе посмертным.

— То есть, вариантов у нас нет?

Кейт вздохнула.

— Можно попробовать… «приобрести» понижение рейтинга, не говоря заранее, для кого.

— Приобрести? — с сомнением уточнил Карлайл. Кейт коротко покивала головой в знак согласия. — Приобрести в смысле «купить»?

— Мы же не о деньгах говорим, — поняла его мысль Элис. — Чтобы что-то купить, надо что-то продать?

Кейт снова кивнула, на этот раз задумчиво. Джаспер под ее рукой, лежащей на его плече, сидел неподвижно, словно превратился в изваяние.

— Что может иметь такую цену, как спасение того, кого они считают преступником? — продолжил Карлайл.

— Почему преступника? — спросила Элис и осеклась. — Если это не вопрос жизни, такие игры не по карману таким, как мы, да?

— Именно, — согласилась Кейт.

— Чем мы можем оплатить такую цену? — тихо спросил Карлайл. Кейт не ответила. — Хорошо, спрошу по-другому, мы можем оплатить такую цену? Или нет?

— Без меня я не вижу вариантов, — кивнула девушка.

— И что же это будет? Твоя лояльность? Твоя свобода? — тихим злым голосом спросил молчавший до этого Джаспер.

— Джас, — Кейт наклонила к нему лицо и тихо и горько ответила, — мою лояльность и мою свободу Натан держит вот так, — она резко сжала свободную руку в кулак.

— То есть как? — удивлённо спросили Элис и Карлайл почти в унисон.

— Вот так, — Кейт печально улыбнулась, — жизнь такая.

— Но почему? — Элис не унималась.

Кейт вышла к ней из-за спинки дивана.

— Мне очень тяжело и потому не хотелось бы говорить. Но, зная твой дар, могу попробовать показать

— Это невозможно!

— Давай попробуем, — с этими словами Кейт достала один из своих клинков и протянула его эфесом к Элис, — с этой стороны касайся, не бойся.

Элис осторожно дотронулась пальцами до металла с зеленоватой гравировкой и словно провалилась куда-то.

— Который это? — спросил Карлайл шепотом, взглядом указывая на клинок. Кейт нетерпеливо мотнула головой в знак того, что отвечать не будет.

Элис словно вывалилась в реальность, пораженно хлопнула ресницами и уставилась в глаза Кейт.

— Как же ты живёшь? — с нескрываемым сочувствием спросила она. — Бедная…

— Вот только этого не надо, — отрезала Кейт, — теперь ты понимаешь, что мои лояльность и свобода не конвертируются?

— Да, конечно, — прошептала Элис, — и что же теперь?

— На самом деле, у меня есть мысль, — улыбнулась Кейт в ответ. — Сегодня уже поздно, а завтра… завтра начнем ее осуществлять.


Глава 16. Об одной прохладной ночи

Элис нашла Джаспера сидящим на толстой ветке векового канадского дуба напротив окна гостиной. Тот сидел в напряжённой позе, опершись на ветку обеими руками и глядя куда-то вниз. Легко и плавно Элис уселась рядом, свесив одну ногу и обняв руками вторую.
— Дышишь свежим воздухом?
Джаспер с усмешкой помотал головой.
— Представляешь, она заявила, что поедет домой, так как не может спать в моём присутствии. Ей, видите ли, не нравится ощущение, что ее постоянно разглядывают.
— А ты разглядываешь?
Джаспер оторвался от созерцания травы под деревом и испытующе посмотрел на Элис.
— Что ты думаешь по этому поводу? Тебя это не задевает?
Элис пожала плечами. Что ж, они всегда умели быть откровенными друг с другом.
— Знаешь, нет. Она мне нравится. Меня больше задевает, что моя комната перестала быть моей, — фыркнула Элис и уже серьезно продолжила: — Что у вас происходит?
Джаспер долго собирался с мыслями, прежде чем ответить.
— Это сложно объяснить. Мне с ней просто, она с полуслова все понимает, даже если не соглашается. Она видит во мне меня и не пытается навязать свою волю даже в мелочах, мне кажется, принимает меня таким, каким видит — несмотря на все, чему ее учили. Знаешь, у меня просто есть уверенность, что она никогда не предаст, и что я ее никогда не предам.
«У нас было так же, нет?»
Видимо, Джаспер почувствовал невысказанную мысль Элис.
— Прости. Знаешь, с ней я чувствую, что хочу ее защищать. Когда она спит… я смотрю, и мне щемит где-то здесь, — Джаспер указал ладонью куда-то на область под шеей. — Пусть она даже прекрасно сама справляется со всеми своими проблемами, мне хочется быть рядом и, если это возможно, решать их за нее. Извини…
— Ничего, — Элис слабо улыбнулась, — все нормально. Даже слишком быстро стало нормально. Продолжай.
— Да что тут продолжать… что ты увидела, когда держала клинок?
Элис долго сомневалась, прежде чем сказать хоть что-то.
— Ты же понимаешь, что если я расскажу, то предам ее доверие?
Джаспер кивнул и тяжело вздохнул.
— Я имел в виду, не что именно по фактам, а как бы в целом, что это для нее? Можно что-то с этим сделать?
— Скажем так. У ее наставника есть определенный рычаг давления, и мы точно ничего с этим не поделаем. И, мой совет, не касайся этой темы. Только если уважаешь тайны человека, можно сказать, что ты любишь его, а не хочешь его себе в собственность.
— Люблю?
— А ты считаешь, нет? Я же вижу.
— Она все время подчеркивает, насколько мы разные, что мы из разных миров, — Джаспер надолго замолчал, глядя куда-то в темноту. — А что будет дальше, видишь?
Элис пожала плечами.
— Слишком много решений ещё не принято.
— То есть… — как можно безразличнее уточнил Джаспер.
— Скажем так. Она не Белла, у нее мышление пластичнее и не такое упертое в одну сторону. Поэтому всегда есть варианты.
Джаспер несколько секунд осмысливал услышанное, потом открыто улыбнулся, быстро поцеловал Элис и спрыгнул в темноту.
***
В свою, вернее, когда-то бывшую их с Элис, а теперь занятую Кейт комнату Джаспер привычно вошёл через окно и осторожно прикрыл створки, не пуская внутрь ночной холод. Затем он тихо присел в изножье кровати, уставившись на сцепленные в замок руки.
— И долго ты так будешь сидеть? — неожиданно раздался голос Кейт за спиной. Джаспер вздрогнул и обернулся.
— Я старался потише…
— Ага, и не тревожить взглядом, — Кейт присела на кровати и подтянула к себе ноги.
— Вроде того, — усмехнулся Джаспер.
— Послушай, — голос Кейт был ровным, — у меня на завтра большие планы. Мне надо выспаться. Мне очень сложно это сделать, пока ты маешься по комнате.
— Могу уйти.
— Да ну тебя. Тогда мне будет неудобно, что я вас всех выжила. Иди сюда, — Кейт похлопала по соседней подушке. У Джаспера округлились глаза. Кейт хмыкнула и продолжила: — Я ничего такого в виду не имею, мне просто некомфортно, когда ты возвышаешься как изваяние.
Джаспер расхохотался.
— Стало быть, ты предлагаешь мне лежать как изваянию?
— Ага, — весело согласилась Кейт, — не люблю, когда в темноте кто-то возвышается, а я лежу — я сразу чувствую себя уязвимой, — уже тише проговорила она.
Джаспер скинул обувь и вытянулся на свободной стороне кровати поверх одеяла.
— Так лучше?
— Однозначно, — радостно подтвердила Кейт и потянулась, случайно задев Джаспера рукой. — Ничего себе ледяной! Ты на улице полуночничал? — с этими словами девушка потянулась было к нему, но замерла на полпути. — Нет, знаешь, пожалуй, греть тебя не буду. Тебе ж без надобности?
Джаспер только усмехнулся и закинул руки за голову.
— Правильно, не надо, а то заболеешь от переохлаждения.
— Точно, — хихикнула девушка, — тогда спать, ладно?
— Спи, — тихо проговорил Джаспер.
— Джас?..
— Угу?
— Да нет, ничего…
— И все же?
— Да нет. Я хотела спросить, но потом подумала, что ночью в одной кровати разговоры получаются, хм… двусмысленнее. Давай до утра.
Джаспер приподнялся на локте и заглянул в лицо девушке.
— Двусмысленными слова делает твое восприятие. Если то, что происходит сейчас, добавляет нежеланных смыслов, мне есть куда пойти.
Кейт энергично замотала головой.
— Джас… не уходи. Только не смейся, я боюсь темноты. И спать чаще боюсь, чем нет. Чтобы нормально заснуть, мне надо либо умотаться до полусмерти, либо наесться успокоительных. Побудь рядом, а?
Джаспер кивнул.
— Можно, я не буду иронизировать, что при таких, как я, спать опаснее, чем в одиночестве? Спи давай, — он аккуратно положил руку на плечо девушке и почувствовал, насколько напряжены ее мышцы и как постепенно это напряжение уходит. — Кейт?
Девушка не ответила. Джаспер прислушался к ровному дыханию.
Как там говорили квилеты? Только это уже не земля держит тебя, и ты сделаешь все, что угодно, станешь тем, что ей нужно: другом, братом, защитником… ох уж эта мудрость многих поколений.
Джаспер боялся пошевелиться, зная, насколько чутким может быть сон девушки. «Она постоянно живёт в страхе и никому не верит» — вспомнились ему слова Элис. Интересно было бы посмотреть на ее клинки сейчас.
Ночь потихоньку отступала.
Светало.
Рассвело.
Кейт резким рывком поднялась с подушки и обернулась на Джаспера.
— Как спала? — ровным доброжелательным голосом поинтересовался он. Кейт еле заметно улыбнулась.
— Я спала… безопасно. Спасибо.


Глава 17. О V

— Так о чем ты тогда хотела спросить, но передумала?
Джаспер сидел на низком подоконнике, подтянув колени к подбородку, стараясь не смотреть, как Кейт расчесывает волосы. Как только его взгляд цеплялся за то, что девушка сейчас в его комнате, в его жизни, в конце концов, спит в его постели, как будто так и должно быть — где-то в груди поднималась волна тепла, которую хотелось выплеснуть, которой хотелось поделиться. А Джаспер сомневался, что это будет уместно — слишком часто он слышал от Кейт деление на «вы» и «мы».
— Ох… — Кейт на секунду замялась. — Ладно, два, нет, уже три дня назад Розали интересовалась, какие у нас с тобой отношения…
— И что ты ответила? — Джаспер повернулся к Кейт, скинув ноги с подоконника.
— Честно? Ничего определенного, — пожала Кейт плечами и замолчала, словно сомневаясь, стоит ли продолжать. — Я… знаешь, я хотела бы услышать твой ответ на этот вопрос.
— Мы вчера говорили с Элис, — быстро начал Джаспер, зная, что чем дольше будет думать, тем менее удачной будет ему казаться идея продолжить эту тему, — она спросила меня, как я к тебе отношусь, и, выслушав, вынесла вердикт, что я тебя люблю.
Прищурившись, не отрывая глаз, Джаспер наблюдал за реакцией девушки. Кейт аккуратно присела на другой край подоконника.
— Знаешь, Розали мне сказала одну очень интересную вещь. «Не быть столь бескомпромиссной в видении будущего», как-то так.
Джаспер удивлённо посмотрел на Кейт, та кивнула, словно подтверждая сказанное, и придвинулась ближе.
— Будет глупо всю жизнь думать «а вот если бы тогда» и жалеть о не сделанном… — с этими словами Кейт осторожно прикоснулась губами к губам Джаспера и замерла, ожидая ответа.
Несколько секунд Джаспер боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть этот момент неосторожным движением, затем притянул девушку к себе за плечи. Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что это первый его поцелуй с живой девушкой. Губы Кейт были тёплыми, совсем не такими, как у Марии — первой, кого он узнал, или Элис, по-прежнему дорогого друга, но ни разу не подарившей такого ощущения настоящей жизни. Джаспер не чувствовал в прикосновении Кейт ни страсти, ни желания подчинить, только новую ступень принятия и доверия, и отвечал бережно, словно обещая благодарность и защиту.
Наконец Кейт немного отстранилась, но не стала сбрасывать кольцо обнимающих рук.
— Надеюсь, ты не будешь теперь жалеть о сделанном, — севшим голосом проговорил Джаспер.
— Знаешь, это так странно…
— Что-то не так?
— Нет… да… знаешь, есть такое кино про Ви и его месть, люблю этот фильм, он меня очень поразил в свое время, так вот я сейчас чувствовала себя Иви, целующей Ви на станции метро… Извини, мне надо прийти в себя… — с этими словами Кейт соскочила с подоконника и вылетела из комнаты.
Джаспер проследил за ней взглядом и обхватил себя за плечи. К манере Кейт выдать что-то перпендикулярное ситуации он уже начал привыкать, осталось понять, что же она, хорошее или плохое, имела в виду.
***
— Что ты забыл в моих дисках? — Эмметт стоял на пороге комнаты и выразительно дергал бровью. — Решил устроить индивидуальный показ? Тогда может предложить тебе что-нибудь с другим рейтингом? — бровь Эмметта задвигалась активнее, через секунду сквозь напускную серьезность прорвался смешок.
— Иди ты знаешь куда, — беззлобно ответил Джаспер, разглядывая цветные коробки.
— Если я туда пойду, я тебе не помогу. Ты хоть знаешь, что ищешь?
Джаспер вздохнул.
— Кино про месть и метро.
Эмметт на секунду задумался.
— Зачем тебе, месть — это всегда загрузно, а у тебя в руках что? «Пятый элемент»? Ржачное кинцо, особенно стюардессы… как раз то, что нужно, взбодрит и порадует…
— Нет. Мне нужно про месть и метро…
Эмметт пробежал взглядом по полкам с дисками, но ни за что не зацепился.
— Может, ещё какие вводные данные?
— О чем это вы? — раздался из-за спины Эмметта мелодичный голос Элис. Девушку совсем не было видно за могучей фигурой, пока Эм не подвинулся, пропуская ее в дверной проем.
— Элис, ну-ка подумай, Джас тут загадку загадывает: фильм про месть и метро. Что там ещё было?
— Поцелуй, — в голосе Джаспера послышались нотки смущения.
— Оу, — Элис проницательно посмотрела ему в глаза, — она прям так и сказала? Вспомнила поцелуй на станции метро? Джас, я знаю этот фильм, в этом эпизоде девушка целует холодную маску… — сочувствующе закончила она.
— Вы про Ви и Иви? — неожиданно раздался из коридора голос Эсми. — С чего вдруг вы вспомнили этот фильм и, Элис, детка, почему ты говоришь так, словно случилось что-то ужасное? — Эсми внимательно оглядела собравшихся.
Элис перевела взгляд с Эсми на Джаспера. Эмметт пожал плечами. Джаспер внимательно рассматривал коробки с дисками на полках.
— Кейт сказала, что чувствует себя Иви на станции метро…
— И Элис в лоб решила, что Кейт сравнила тебя с холодной маской? Ой, дети, — Эсми села на подлокотник кресла, — там же наоборот — вспомни, до этого Иви хотела снять маску и увидеть, а в метро именно что маска перестает быть важной, Иви показывает, что за этой маской она видит человека, и холодная маска — не преграда, не что-то неживое, а органичная часть Ви, что Иви не пытается отделить то, что ей мешает, если это часть ее любимого, а принимает его и любит его целиком — с его маской, его перчатками, его шрамами… — с этими словами Эсми протянула Джасперу одну из коробок с полки — с черно-красной эмблемой — буквой V в круге. — Посмотри и решай сам, кто что имел в виду.
Джаспер запустил диск в проигрыватель и уселся в любимое кресло Эмметта. Тот жалобно вздохнул.
— Может, лучше всё-таки «Пятый элемент»?
Джаспер сделал звук погромче.
В какой-то момент, он даже не заметил, когда именно, на подлокотнике рядом появилась Кейт.
— Где ты была? — шепотом спросил Джаспер, не отрываясь от экрана.
— Пыталась соорудить что-то дельное из обломков, которые вытащила тогда из кустов. Я их неделю искала, а они, оказывается, лежали себе мирно в кабинете Карлайла.
Джаспер поморщился, вспомнив охоту недельной давности.
— Я думал, если клинок сломался, то все…
— Так и есть. Боевым клинком ему больше не стать. Но металл — это металл, — не очень информативно ответила Кейт и кивнула на экран, где Иви вернулась к пятому ноября. Джаспер чувствовал, как девушка постепенно придвигалась ближе и ближе, пока не прижалась боком к его плечу, а затем и щекой к взлохмаченным волосам, опустила ладонь на второе плечо.
На экране Ви уходил на свой последний бой. Джаспер взял Кейт за свободную руку.
— Эсми говорит, что это было не про холодную маску, а про любовь и полное принятие… — вопросительно прошептал он.
Кейт кивнула, зарылась лицом в волосы Джаспера.
— Поговорим об этом позже? Пожалуйста, — и с этими словами Кейт упорхнула из комнаты.
***
В течение дня Джаспер надеялся найти Кейт для этого «позже», но к огромному его удивлению, ни на секунду он не мог застать ее одну. Сначала Кейт долго шепталась о чем-то с Эдвардом, причем, судя по выражению их лиц, устроила ему настоящий допрос, после чего перекочевала на кухню, отдала должное омлету, приготовленному Эсми, и обсудила с ней тонкости использования пряных трав. Потом девушка увела куда-то Элис и пропадала с ней часа два, а затем долго о чем-то уговаривала Розали и, добившись, наконец, успеха, исчезла с ней и Эмом в неизвестном направлении. В этот момент Джаспер махнул рукой на попытки застать Кейт в одиночестве, решив, что ночное время у него никто не отнимет.
В кабинет Карлайла Джаспер заглянул скорее автоматически, чем с какой-то определенной целью. Старший Каллен выглядел слегка встревоженным, впрочем, как и обычно в последнее время.
— Все нормально? — дежурно поинтересовался Джаспер. Карлайл устало кивнул.
— Что-то не так? — голос Джаспера стал настойчивее.
Старший Каллен ответил выразительным взглядом и указал на стул напротив.
— Да нет, не больше, чем обычно в последнее время. Знаешь, когда я жил один, это имело единственное, если можно так назвать, преимущество. Я отвечал только за себя, мне не приходилось беспокоиться за каждого из вас. А за эти годы, было бы возможно — поседел бы, — со смешком закончил он.
— Жалеешь? Ну, что мы все вместе? Хоть иногда? — уточнил Джаспер.
— Да ну тебя, — махнул рукой Карлайл. — Вот скажи, тебе хорошо было, когда ты ушел от Марии в годы одиночества?
Джаспер только поморщился и отрицательно покачал головой.
— Вот и я о том же. Ты лучше других можешь понять, какое это везение, что у нас есть «мы», — продолжил Карлайл и попытался перевести разговор на другую тему: — Что у тебя с Кейт?
— Хотел бы я сам до конца понимать, — Джаспер поднялся со стула и кивнул в сторону двери, — вон, буду ждать дальше.
Карлайл ответил ободряющей улыбкой.


Глава 18. О необходимости тепла

Исчезнувшие Эм и Роуз объявились, когда Джаспер уже стал нервничать — на улице часа два, как стемнело, и ночные прогулки представлялись ему не самым безопасным времяпрепровождением. Вот только Кейт с ними не было.
А ещё оба они были смущены и обеспокоены, хоть и пытались выглядеть как можно беспечнее.
— Где Кейт? — с угрожающими нотками в голосе поинтересовался Джаспер. И их реакция не понравилась ему ещё больше. Эмметт попытался стать как можно незаметнее, и Джаспер поймал себя на мысли, что если бы был сторонним наблюдателем, то немало бы повеселился, наблюдая, как Эм пытается скрыться за спиной Розали. Вот только он им не был.
Розали попыталась принять максимально независимый вид. Джаспер почувствовал, как закипает в нем раздражение — к этому он был готов и попытался подавить его. К чему он не был готов, так это к тому, что вместе с раздражением явной нотой будет ощущаться страх.
— Где она? – повторил Джаспер тише.
— По времени она должна уже скоро вернуться, — быстро и нервно проговорила Розали.
— Откуда? — на пределе слышимости спросил Джаспер. Краем глаза он заметил, как сбоку к нему осторожно приближается Элис.
— Из Порт-Анджелеса, — вздохнула Розали.
— То есть? Почему она ничего не говорила?
— А ты отпустил бы одну? — раздался голос Элис рядом. — Вспомни, в каком состоянии она возвращалась.
— Вот именно! И, конечно, нет… — Джаспер рванулся к двери. — Надо было поехать с ней…
— Ну вот вообще зашибись, — Эмметт перехватил его за локоть. — То есть она в лепешку бьётся, пытаясь придумать что-то, чтобы защитить тебя от своей гоп-компании, а ты готов все спустить в сортир, потому что не готов отпустить ее одну. Не думал, что будет, если кто-то из нас появится там? Уж даже промолчу, что особенно ты. Вдруг там и так переворошенный улей? И если кто из нас туда полезет — в первую очередь добавит проблем именно Кейт. Не, не думал.
Джаспер выдернул руку из хватки Эмметта, запустил пальцы в волосы и заметался по гостиной.
— Не мельтеши, а? — протянула Розали и осеклась, встретившись с ним взглядом.
— Джас…
Джаспер резко остановился и обернулся к Элис. Та продолжила:
— Джас, она уже возвращается. И, кажется, не сюда, а в город, в свою комнату к мисс Джейсон.
Джаспер благодарно кивнул и пулей вылетел из дома.
***
То, что сюда Кейт ещё не вернулась, Джаспер понял сразу. Здесь ее вообще не было, судя по всему, с прошлого утра. Джаспер уселся на узкую кровать и приготовился ждать. Элис он верил.
С улицы послышался шум приближающегося мотоцикла. Джаспер подскочил как ошпаренный. На улице, он помнил, весь вечер шла противная морось, иногда сменявшаяся не менее противным мокрым снегом. На байке, в такой холод, на такое расстояние — надо быть совсем сумасшедшей. Могла бы попросить!..
Не могла, вспомнил он, выпрыгивая в окно навстречу.
Реальность оказалась даже хуже ожиданий, видимо, он успел забыть, что это такое — окончательно замёрзнуть. Девушка еле слезла с байка, ее трясло крупной дрожью. С ужасом Джаспер увидел, что руки Кейт ходят ходуном и даже не могут толком взяться за руль. Как она вообще смогла доехать?
— Сумасшедшая совсем, — Джаспер подскочил к девушке, прижал к себе, чтобы хоть чуть-чуть унять эту страшную дрожь. Кейт уткнулась лбом ему в плечо, подняла руки в безнадежной попытке то ли обнять, то ли освободиться от захвата. Конечно, знобить ее не перестало — ей было нужно тепло. Это был тот редкий случай, когда Джаспер искренне пожалел, что он не простой, зато теплый человек.
Он знал только одно место, где помочь было проще всего. Джаспер подхватил девушку на руки и рванулся домой.
— Ты абсолютно ненормальная, — повторил он, чувствуя, как крупной дрожью ему практически выбивает руки.
***
Горячая вода быстро заполняла ванну. Джаспер проверил ещё раз — температура практически на пределе терпения. Рядом прямо на полу сидела Кейт, закутанная в найденную впопыхах парку, лучше ей, судя по всему, не становилось. Стук ее зубов подстегивал действовать быстрее.
Джаспер поднял девушку на ноги, скинул с нее пуховую куртку и мельком удивился, что так почти и не чувствует ее тепла. Следом в сторону полетела довольно тонкая куртка Кейт, в которой та ездила сегодня, и грубый шерстяной свитер. Каждое движение затрудняло то, что девушку приходилось прижимать к себе, чтобы хоть чуть-чуть, хоть силой унять этот страшный озноб.
— Чем ты только думала, — беззлобно проговорил Джаспер. Кейт попыталась пожать плечами, о чем он скорее догадался, чем увидел. В этот момент Джаспер дошел до тонкой майки. Девушка вцепилась в низ руками и замотала головой. Джаспер махнул рукой и перешёл к джинсам, которые, к счастью, были достаточно широкими, чтобы расстегнутыми свалиться самостоятельно. Остановившись на достигнутом, он погрузил девушку в горячую воду, присел рядом, уложив локти на бортик, а подбородок на руки, и посмотрел на Кейт грустными глазами.
— Вот чем ты только думала, а? — повторил он. Кейт снова попыталась пожать плечами, и в горячей воде ей это почти удалось.
— Пожалуй, я всё-таки переоценила свои возможности.
Джаспер кивнул и нехотя поднялся на ноги.
— Лучше? Уверена, что не утонешь?
Кейт только фыркнула в ответ.
— Если обещаешь, что вот прям сейчас с тобой ничего не случится, схожу приготовлю тебе сухую одежду.
Девушка благодарно кивнула.
Джаспер вытащил из шкафа длинную футболку и, после некоторых раздумий, пару пижамных штанов, достал большое теплое полотенце.
— Думаю, пора вылезать, сильный перегрев тоже ни к чему.
Кейт согласно кивнула и с его помощью вылезла из ванны, закуталась в полотенце. Джаспер с нежной улыбкой чуть завернул верхний край наподобие воротника. Девушка благодарно улыбнулась в ответ, и тут же дернулась, когда он в очередной раз попытался поднять ее на руки.
— Сама дойду.
С испугом Джаспер заметил, что озноб возвращается, хотя и стал слабее. Сейчас Кейт оставалось только переодеться и залезть под одеяло.
— Отвернись.
Джаспер усмехнулся и выполнил просьбу. За его спиной сначала раздалось хлопанье мокрой ткани по коже, сменившееся шорохом сухой материи. Затем девушка несколько раз переступила с ноги на ногу, завершая переодевание, и скользнула под одеяло. Трясти ее не переставало.
Джаспер недобрым словом помянул людей и оборотней, которые могли бы поделиться своим теплом. У него такой роскоши не было, а девушку нужно продолжать греть. Где-то найти тепло. Если только… Джаспер усмехнулся пришедшей в голову мысли и добавил в ванну воды погорячее. Своего тепла у него нет, но это не значит, что он не может принести его с собой. С этой мыслью он залез в воду.
Когда минут через десять Джаспер вернулся в комнату, ему уже было, что предложить. В свою очередь скользнув под одеяло, он прижал трясущуюся девушку к себе и почувствовал, как она вцепилась в него как в спасательный круг. С удовлетворением Джаспер чувствовал, как постепенно теплеют ее ладони.
— Почему ты не позвал Карлайла?
— Честно? Даже не подумал, — пожал Джаспер плечами в ответ. — А ты хотела его видеть?
— Нет. То есть да. Ну в общем, до завтра все вполне терпит, — кивнула девушка и, помолчав, добавила: — Спасибо.
— Почему не приехала сразу к нам?
— Потому что. Знаешь, я настолько привыкла рассчитывать только на себя, что мне не то, что в голову не пришло, скорее, не хотелось доставлять никому неудобств. Думала отлежаться дома, только вот, наверное, и правда переоценила свои силы.
— Знаешь, что самое главное, чему меня научила Элис? Просить помощи, получить помощь — не стыдно. И именно готовность оказать и принять помощь в отношениях – показатель доверия. А любые отношения — дружба, любовь, семья — без доверия, с этим вот «я сам», становятся формальными.
— Я… знаешь, я, наверное, просто боюсь ошибиться, боюсь боли, которую такая ошибка может причинить.
— Твое доверие так жестоко обманывали? Предавали?
Кейт задумчиво кивнула.
— Не хочу об этом. Может, в другой раз, — девушка сильнее прижалась к Джасперу, словно впитывая его тепло.
Через несколько минут Кейт затряслась снова.
— Что ты опять?.. — тут Джаспер с облегчением понял, что к девушке вернулась способность смеяться.
— Розали не рассказывай, как ты меня грел.
— Почему именно ей? — искренне удивился Джаспер.
— Ну… я ей недавно заявила, что у нас с вами слишком большая разница температур, — сказала Кейт несколько смущённо. — Не спрашивай, а?
— Почему? Боишься двусмысленности, как вчера? — в голосе Джаспера слышался смех. — Знаешь, более двусмысленно, чем сейчас, уже не будет.
— Вроде того. Давай завтра, а? Сейчас это будет уж совсем неудобно.
— Завтра ты ещё обещала ответить, кто был прав про маску — Элис или Эсми, — тихо напомнил Джаспер. Кейт запрокинула голову, посмотрела ему в глаза и прижалась сильнее.
— Такой ответ на сегодня тебя устроит?
Джаспер кивнул, прижал девушку к себе и уже через минуту слушал ее ровное дыхание. Когда вчера он говорил Элис про желание помогать и защищать, он и не думал, что его желание исполнится так быстро и в таком виде. Джаспер аккуратно накрыл выбившееся плечо Кейт одеялом.


Глава 19. О заключённой сделке

Наблюдая за тем, как постепенно в комнате становится все светлее, Джаспер размышлял о преимуществах и недостатках своей сущности. С одной стороны, человеческая рука давно бы уже затекла в таком вынужденном положении, да и вообще человек не смог бы пролежать несколько часов вот так неподвижно. С другой стороны, он не мог не признать, что постепенно всё-таки теряет тепло, и оставалось только надеяться, что это он остывает, а не Кейт разогревается. С третьей стороны, ему хотелось вот так же провалиться в сон — не в том смысле, что он устал и что сон был ему необходим, а в том, чтобы и его делить на двоих. С четвертой — то, что он не спит всю ночь, создавало иллюзию, что он охраняет и бережет Кейт. С пятой — для нее это все были сущие мелочи, наверняка для нее было важно что-то другое, и что именно она обозначит важным — было не очень предсказуемо.
В какой-то момент Джаспер скорее почувствовал, чем услышал, что ритм дыхания Кейт изменился. Через секунду девушка рванулась из-под одеяла.
— Мне нужен Карлайл.
— Потрясающе, — протянул Джаспер с обидой в голосе. — Пришла в себя?
Кейт резко повернулась, нерешительно протянула руку, провела по овалу лица, вздохнула.
— Прости, я не подумала даже, как это выглядит. Ну извини, — девушка прижалась к холодной скуле, провела пальцами по второй. — Прощаешь? — тряхнула она Джаспера за плечо. Тот сел на кровати. Кейт старательно отвела взгляд от обнажившихся груди и спины.
— Правда, прости, — голос девушки сменился с шутливо-требовательного на действительно виноватый. — Наверное, ты меня избаловал умением понять и принять. Никто и никогда, ну может, кроме мамы, но я ее плохо помню, не разбивался в лепешку, чтобы мне было лучше, а ты вчера…
— Буквально из штанов выпрыгнул, — в тон ей ответил Джаспер и фыркнул, взъерошив волосы. Кейт смущённо улыбнулась и положила свою ладонь сверху его руки, пропустила между пальцев чуть вьющиеся пряди.
— Розали не…
— Не говорить, ещё вчера понял. Что у вас за секреты?
Кейт прыснула.
— Мне не нравилось, как она напирает, и я ляпнула как непреложную истину то, о чем могу только догадываться. И, хм, вчерашний вечер немного изменил мое мнение.
— Ладно, зачем тебе Карлайл с утра пораньше?
— Жить без него не могу… — Кейт осеклась. Джаспер внимательно посмотрел ей в глаза.
— Об этом потом поговорим ещё. Ваша недосказанность вам будет мешать…
— Да. Может быть. Не сейчас. И вообще, — Кейт оглядела себя, — где-то здесь была моя одежда…
— Твою одежду вчера можно было выжимать, а сегодня из нее дорожную грязь выбивать можно будет. Возьми что-нибудь новое, у Элис полно вещей, — Джаспер кивнул головой в сторону шкафа и добавил, заметив, что Кейт собирается протестовать, — она точно не будет против.
Кейт кивнула, открыла дверцы и старательно спряталась за них, давая Джасперу возможность одеться. Прокопавшись в вещах достаточное количество времени, она вынырнула с каким-то джемпером и узкими джинсами, с сомнением их развернула.
— Верх подойдёт, — немного растерянно протянула она. Джаспер испытующим взглядом окинул девушку с головы до ног и вытащил три пары джинсов мужского кроя и ремень.
— Подвернешь. Не подойдёт — до Роуз дойти хватит.
Кейт фыркнула и закатила глаза при упоминании Розали и указала Джасперу на дверь.
— Встретимся внизу.
— Ага, ещё и кофе повели сварить, — усмехнулся Джаспер и вышел из комнаты.
***
— Он знает. Натан.
Доктор Каллен резко обернулся, оглядел вошедших в кабинет Кейт и Джаспера.
— Та-ак, — на выдохе произнес Карлайл, садясь в свое кресло. Минуту он молчал, разглядывая сцепленные в замок пальцы, затем поднял глаза на Кейт. — Ты уверена?
— Да, я знаю его слишком хорошо, — Кейт протянула Джаспера за руку, заставила сесть рядом, переплела его пальцы со своими.
— Что мы… мы можем что-нибудь сделать? От ваших реально убежать?
— Я больше не побегу, — вмешался Джаспер и продолжил резким голосом, — я бегал и прятался годами, но тогда я не знал, что жизнь может быть другой. А сейчас знаю. И я не смогу от нее отказаться, не смогу без вас, без семьи, без…
Кейт сильнее сжала его пальцы в знак поддержки. Джаспер продолжил:
— Тогда, Кейт говорит, они просто не думали, что я могу быть с вами. Сейчас… сейчас они обложат вас, я не смогу вернуться, а без этого… — заканчивать мысль Джаспер не стал.
— Тогда нам остаётся попробовать переиграть его, — просто произнесла Кейт. Карлайл поперхнулся.
— Что ты имеешь в виду?
— Видите ли, Натан очень и очень хороший наставник. И, как сказал Брендон, рассматривает любые возможности совершенствования наших навыков, даже думал предложить некоторым вампирам за определенные поблажки потренировать его воспитанников. Эдвард проверял мысли и воспоминания Брендона, Нат имел в виду именно это. И именно это я ему и предложила. Боевую практику от того, кто понимает в этом толк, в обмен на снижение рейтинга опасности.
— Ты опять все решаешь сама, — Джаспер выдернул руку из пальцев Кейт. Та, не задумываясь, вернула его руку на место.
— Ты можешь отказаться. Выбор за тобой. Мне просто проще было строить с ним разговор, зная, что я ещё никому ничего не успела пообещать и никого ещё не обнадежила, что отрицательный результат разочарует только меня. Я не решала за тебя, я пыталась найти, что вообще можно сделать.
— И Натан так просто согласился? — вмешался Карлайл.
— Ну… нет. Начнем с того, что… Ты хорошо знал маму?
Карлайл поперхнулся словами очередной раз. Кейт на секунду лукаво усмехнулась, затем снова стала серьезной.
— Мама хорошо умела играть словами, говорят, Натан учился у нее. Он получает удовольствие от, так сказать, словесной эквилибристики, когда все все поняли и никто при этом ничего не сказал.
— Причем тут?..
— Так вот. Когда я поняла, что он знает, кто есть Джаспер, у меня оказались развязаны руки в плане предложений. То есть я могла предложить, что меня может обучать кое-кто с рейтингом «пять», и у Ната не возникло вопросов, о ком я говорю, это не спровоцировало его любопытство и дальнейшее «расследование» — он уже знал. Но. Если бы прозвучало имя — он был бы вынужден реагировать сразу и выйти на… — Кейт замялась, подбирая слова.
— Мы поняли, продолжай.
— Имя не звучало, то есть он имел формальное право считать наш разговор гипотетическим и не бежать предпринимать активные действия сразу. Это позволило ему согласиться.
— То есть я тебя правильно понял, — перебил ее Карлайл, — ты пришла к Натану и предложила, что тебя будет учить боевым навыкам некто с «пятеркой», а он сделал вид, что не знает, о ком именно идёт речь, и потому не может сразу ликвидировать его. А раз не может ликвидировать, то согласен на то, чтобы получить с него хоть какой-то прок в виде твоего обучения.
— Именно! Если свести к двум словам, я спросила, если вдруг некто с «пятью» меня подучит, может ли он рассчитывать на снисхождение, а Нат согласился, что если обучение будет успешным, то снижение рейтинга вполне возможно.
— И как он будет определять успешность?
— Тут один из самых тонких моментов. На свое усмотрение. Но, надо признать, в своих оценках Натан принципиально честен, он не будет лукавить.
— Как именно он будет оценивать? — вмешался молчавший до этого Джаспер.
— Один из? Есть ещё тонкие моменты? — одновременно с ним уточнил Карлайл.
— Давайте по порядку. Оценит — элементарно, в поединке, — Кейт вцепилась в напрягшиеся пальцы Джаспера, — успокойся, это наша нормальная практика. Ещё тонкие моменты… — Кейт вздохнула и замолчала. Карлайл испытующе поднял брови.
— Короче, ему точно не нравится, что столь опасное существо может уйти от ответственности. Если я хоть немного знаю Натана, он даст Джасу подучить меня — и придет раньше оговоренного срока. Таким образом, он и получит обучение для меня, и, с его точки зрения, свершит законный суд.
— Но что тогда нам все это даёт? Если для Джаспера все равно итог один — за ним придут?..
— Когда он придет — я потребую сдать «экзамен» досрочно. Если все получится — он будет вынужден исполнить уговор.
Карлайл медленно кивнул.
— По-другому никак, да?
Кейт развела руками.
— Хорошо, что Нат вообще достаточно часто мыслит нестандартно и не бежит махать мечом согласно букве правил, а способен рассмотреть варианты.
— А другие?
— Другие пока не знают. Аро пришел с донесением, но все спустили на разбор Нату как наставнику. Он не стал делиться своими выводами, стараясь извлечь максимум пользы.
— И что у нас получается по срокам?
— Ну, мы договорились с Натом на две недели. Неделю отучиться он мне точно даст. Дальше начинаются варианты. Если он считает меня сильно одаренной и способной — может прийти через неделю, если думает, что быстро я не выучусь — придет дней через двенадцать.
— А ты сама как думаешь?
— Если отбросить излишнюю скромность, по способностям он мне даст неделю, может, восемь дней. Но учитывая, что он получает удовольствие от ситуации — а он получает — плюс теплое ко мне отношение, — Кейт пихнула локтем в бок скептически хмыкнувшего Джаспера, — теплое, я бы поставила на то, что у нас есть дней десять.
Карлайл кивнул и обессиленно пробормотал:
— Я с вами всё-таки поседею.
— А с чего ты взяла, что у тебя вообще получится?.. — раздался голос Джаспера. Кейт усмехнулась с видом фокусника, достающего кролика из шляпы.
— Элис как самая быстрая проверила мою скорость реакции, Роуз и Эм — провели пробную тренировку. По результатам мы решили, что шансы есть. Только убедившись в этом, я вообще завела этот разговор с Натаном.
— Тогда, — Джаспер окинул Кейт оценивающим взглядом, — нам пора?
Кейт с энтузиазмом кивнула в ответ.


Глава 20. О проблеме возраста

— Белла! Можно тебя? — Кейт появилась из-за угла и мягко потянула Беллу за локоть.
Вообще-то Белла надеялась провести вечер с Эдвардом, но тот, казалось, намертво застрял в кабинете Карлайла. Кроме них, вроде там был и Джаспер, по крайней мере то, что Кейт бродила по дому в одиночестве, косвенно подтверждало это.
Кейт увлекла Беллу в комнату, которая когда-то принадлежала Элис и Джасперу.
— Подождёшь минутку, я быстро. Мне больше некого просить о помощи… — с этими словами девушка скрылась в ванной.
Белла пожала плечами и мельком огляделась, взгляд зацепился за приличных размеров аптечку на столе. Кейт действительно управилась очень быстро, через пару минут она снова была в комнате, на этот раз не в грязных джинсах, а в свободной юбке.
— Короче, больше мне обратиться не к кому, а рук не хватает. Я же не могу попросить никого из них, а Карлайла не хочу дергать, ему и так несладко. Поможешь? — спросила Кейт, перетаскивая аптечку на кровать и быстро раскладывая бинты и салфетки. — Где-то придержать, где-то подклеить… — с этими словами она подняла подол чуть выше колен. По всей передней поверхности одной голени кожа была содрана клочьями, на другой наливался внушительной площади синяк.
— Что?..
— Приземлилась неудачно. Джасу не говори, он и так сомневается, что стоило… — Кейт щедро полила салфетки хлоргексидином и приложила к ране. — Сейчас поможешь заклеить, ладно?
Белла ошарашенно кивнула.
— Что у вас происходит?
— Ну… Джас меня тренирует, так надо. Но если он увидит, боюсь, у него сдадут нервы…
Белла согласно кивнула ещё раз и приготовила пластырь и ножницы.
— Вы с ним?.. — она не закончила вопрос, но Кейт поняла и без продолжения.
— Ой, не спрашивай. Это так странно… месяц назад это было бы последнее, что я могла бы себе представить…
— Из-за того, кто он?
Кейт кивнула, прикусив губу.
— Видишь ли… ты думала о том, что у тебя тикает возраст? Вижу, что думала. Поэтому и торопишь Эда с обращением. А я не хочу обращения, не хочу. И с каждым годом я буду взрослеть, потом стареть, а он будет оставаться все тем же…
— А ты не пробовала поговорить об этом с ним? — раздался голос Элис от открытой двери. Она радостно впорхнула в комнату и резко затормозила, увидев, что две девушки склонились над открытой раной. — Ой, я, наверное…
Кейт быстро нанесла мазь на салфетку и накрыла кровоточащую поверхность.
— Элис, все, не уходи… сейчас только зафиксируем, — вдвоем с Беллой они проклеили края пластырем. Кейт пошевелила ногой, убедилась, что повязка держится, и дополнительно натянула трубчатый бинт. — Пять минут, полет нормальный, — радостно сообщила она, крутя ногой из стороны в сторону. При этом синяк на второй голени остался забытым, и Кейт от души съездила по нему пяткой, взвыла и воспроизвела несколько слов, которые скорее можно было услышать в доках Порт-Анджелеса. Глаза Элис удивлённо расширились, Белла покраснела.
— Где ты так научилась? И, насчёт Джаса…
— Ты о чем именно? — Кейт продолжала морщиться, — о перевязках или словах?
Элис многозначительно пожала плечами, ожидая продолжения.
— Элис, ты же видела некоторые методы воспитания, — поджала губы Кейт. — Когда мне было лет десять, я попробовала рвануть на волю, правда, далеко не ушла, прибилась к шайке таких же малолетних беспризорников. Жила с ними недели две по заброшенным зданиям, грелись около коллекторов, как-то поймали и зажарили…
— А перевязки? — голос Элис, казалось, потерял обычную звонкость.
— Тут все проще. Из нас растили воинов, такая ерунда не должна была становиться проблемой.
— А то, что ты мне тогда показала…
— Оу, — Кейт заметно погрустнела, — это тоже результат бунта, правда, уже внутри нашего «братства»…
На минуту в комнате воцарилась тишина. Затем Элис присела на кровать рядом с Кейт, слегка обняла ее за плечи.
— Все будет хорошо, просто не может не быть…
***
— Тебя так смущает возраст?
Джаспер стоял у окна и вглядывался в ночной лес, словно пытался что-то рассмотреть.
— И тебе спокойной ночи, — вздохнула Кейт. — Тебе это важно прямо сейчас?
— Да, — поворачиваться он не спешил, — понимаешь, я хочу понимать, для чего мы это затеяли.
— Не вижу связи… — Кейт поднялась, спустила ноги с кровати, еле успела увидеть, как в ту же секунду Джаспер оказался рядом, глазу простого человека вряд ли бы это было доступно.
— Я вижу. Мне надо понимать, зачем мы тратим время на истязания.
— В смысле?
— В смысле за что мы платим такую цену, — ладонь Джаспера оказалась поверх скрытой пижамой повязки. Кейт приготовилась зашипеть от боли, но прикосновение было осторожным и приятно холодило.
— За твое право спокойно жить дальше. За твою, если хочешь, свободу, — Кейт накрыла его ладонь своей и пристально посмотрела в глаза.
— Зачем? Зачем мне спокойно жить, зачем мне свобода, если...
— Только не начинай как Эдвард…
— В смысле? — настал черед Джаспера задавать этот вопрос. Кейт усмехнулась.
— В смысле Эдвард живёт в постоянной мелодраме «Белла, ты моя жизнь». Не начинай так же.
— Но если я…
— Джас, давай честно. Человеческая жизнь конечна. Но дело даже не в этом. Я старею с каждой секундой, ты — нет. Если мы будем вместе, через десять лет на нас будут показывать пальцем, через двадцать — принимать тебя за моего сына…
— Тебе так важно мнение окружающих? Вот уж не замечал раньше.
— Подожди. Проблема не только в этом. Я не только старею, я взрослею, взрослею душой, ладно, ладно, не будем о душе, взрослею разумом, взрослею психикой. А вы… мы недавно говорили об этом с Розали, вы останетесь вечно молодыми не только телом. Через десять лет разница станет такой, что мы будем говорить на разных языках.
Джаспер отрицательно замотал головой.
— Кейт, послушай. Не думай, что я не думал об этом. Посмотри на Карлайла, он однозначно взрослее психологически, чем был во время обращения. Просто… мы взрослеем, когда это нужно нам, и если мне будет нужно, если я буду понимать, что иначе я отстаю, то…
— Будешь догонять, — мягко улыбнулась Кейт. — Знаешь, я не готова отказаться от отношений с тобой сейчас из-за того, что будет потом. Пусть три года, пять, десять… главное, что они будут. И вот за это я сейчас и борюсь, — Кейт погладила холодную ладонь на повязке. — Пойдет?
— То есть несколько лет даже без дальнейшего будущего тебя устроят?
— Конечно, — Кейт протяжно зевнула, — они же будут. Ты же… ладно, я же не буду отказываться от вкусной конфеты только из-за того, что она не бесконечна и через минуту от нее останутся только воспоминания. Тем более, что воспоминания — это тоже ценно, это безумно ценно, — Кейт зевнула ещё раз. — Извини, я всё-таки человек.
Джаспер кивком указал на подушку.
— Ложись давай. Завтра прям с утра начнем?
— Не-не-не, завтра в школу.
В этот момент Джаспер удивился по-настоящему.
— Но время…
— Время в любом случае пойдет на восстановление. Но дело даже не в этом. У меня есть стойкое ощущение, что там надо показаться, — последнее слово Кейт произнесла со странной интонацией, после чего залезла под одеяло. — Кстати, мне было неудобно спрашивать, где спит Элис.
— Элис не спит, — занудно протянул Джаспер.
— Хорошо, где не спит Элис?
— Не поверишь, в библиотеке. Ну, чаще всего.
— Отлично, — сказала Кейт, отчаянно зевая, — надо будет ее кое о чем попросить.
— Спи уже, — Джаспер уже привычно вытянулся по второй половине кровати поверх одеяла. Через минуту он уже слушал ровное дыхание девушки. Каждый раз его поражала ее способность проваливаться в сон мгновенно. «Чтобы нормально заснуть, мне надо либо умотаться до полусмерти, либо наесться успокоительных» — вспомнилось ему. Либо она настолько устает, либо… либо компенсирует бессонные ночи. Последняя мысль Джасперу нравилась больше.
Несколько лет… всего. Теперь Джаспер лучше понимал, что имела в виду Кейт, когда говорила, что Эдвард настолько трепетно относится к Белле именно потому, что любой миг с ней так ценен для него. Понимал, как понимал и то, что это остаётся только принять.


Глава 21. О контроле посещаемости

— Поедешь с нами? — с этими словами Элис впорхнула в кухню. Кейт составила вымытые тарелки и с улыбкой повернулась к ней.
— Думаю, нет, — увидев, как недоуменно вытянулось лицо Элис, Кейт продолжила: — Смотри, ты даже не представляешь, насколько тонкий лёд, по которому мы идём. Не надо давать лишних поводов, — Кейт вытерла руки и пояснила: — Я почти не сомневаюсь, что кое-кому будет интересно, не забываю ли я про школу, особенно сейчас, когда времени впритык.
— Но…
— Элис, я обязана учиться, это элемент дисциплины. Я могу не прийти в класс с температурой под сорок, но я не имею права прогуливать свои обязанности в угоду решению личных проблем.
— Почему личных? Вы же договорились, что это тоже часть обучения. То есть эти две недели Джас активно тебя тренирует, какая школа? И потом, на работе ты же договорилась об отпуске…
— Послушай. Натан не дурак. Он прекрасно понимает, что я все это затеяла не из тяги к образованию, иначе бы все решила и без него. А работа — работа кормит, не буду работать — останусь голодной, но это уже мое дело, тут я свободнее.
— Но почему ты не хочешь доехать с нами?..
— Элис, я не могу сообразить, что Нат воспримет благосклоннее — дружбу или… — Кейт замялась, — поэтому пока лучше не рисковать.
Элис только пожала плечами. Неожиданно за ее спиной возник Эмметт.
— Если надо, байк я перегнал в наш гараж. А то вам с Джасом вчера явно было не до того, — Эмметт захохотал и многозначительно подёргал бровью, — я имею в виду, как вы там пытались друг друга покалечить. Но ты меня удивляешь, для человека то, что я вчера видел — супер-мега-круто.
Кейт благодарно кивнула. Элис окинула Эма внимательным взглядом.
— Где ты так перепачкался? На улице сухо! И кто будет?..
— Уберу, уберу, не переживай, — Эмметт несильно толкнул Элис в плечо, оставив красный след свежей глины. — Ой…
С возмущенными воплями Элис бросилась в погоню. Кейт оставалось только пожать плечами.
***
«Каллен!»
Эдвард оторвался от созерцания салата.
— Роуз, вот скажи, «Эдвард» звучит совсем официально? Можно разрешить называть меня «Эд» не самым близким знакомым?
— Не поняла? — брови Розали взмыли вверх. Эдвард подмигнул, Розали пустилась в пространные рассуждения о собственном достоинстве
«Хорошо, _Эдвард_. Пока не верти головой. На той стороне дороги, тебе должно быть видно, стоит трехдверка с кенгурином?»
Эдвард задумчиво посмотрел в окно. Машина стояла на указанном месте.
«Если вдруг увидите высокого худого человека лет сорока-сорока пяти с длинными темными волосами…»
— Розали, как часто у нас можно встретить взрослых квилетов? — Эдвард сделал вид, что внимательно слушает последовавший ответ.
«Больше всего он похож на Сириуса Блэка после отсидки».
Эдвард был готов поклясться, что даже в мыслях услышал хихиканье.
«Держитесь от него как можно дальше, только не демонстративно. И ни в коем, слышишь, ни в коем случае не лезь к нему в голову. Он слишком много об этом знает. Чтобы ты понял, он учил меня чувствовать, когда лезут в голову, правда, с сомнительным успехом»
Эдвард осторожно посмотрел на Кейт. Та ковыряла вилкой в тарелке с таким остервенением, как будто представляла на месте салата заклятого врага.
***
— Кейт, подожди!
Девушка почти дошла до дальнего угла учебного корпуса, когда до нее донесся голос Джаспера. Кейт зашла за угол, прошла несколько метров и остановилась, но оглядываться не спешила. Джаспер ускорил шаг. Здесь, за мрачными стенами, их уже никто не видел.
— Послушай, — с этими словами он развернул девушку за плечи, — ты сегодня и так убегала достаточно.
— Разве Элис тебе не объяснила? Тем более, что я же предупредила Эда.
— Объяснила. И Эдвард нам передал. Но ты уже определись. Ты же сама говорила, что ценить надо каждую секунду рядом с теми, кто тебе дорог. Каждую. Потому что жизнь коротка и не знаешь…
— Джас, я всё-таки надеюсь…
— Я тоже, — мягко улыбнулся Джаспер в ответ, — но знаешь, если все пойдет не так, как мы надеемся, если… в общем, если эти дни окажутся последними, не перебивай, — Джаспер предупреждающе махнул рукой, — так вот, я не хочу провести их, либо прибавляя тебе синяков и пытаясь переломать ребра, либо прячась по углам и не приближаясь к тебе ближе, чем на несколько метров… — с этими словами Джаспер прижал девушку к себе, уткнулся лицом в непослушные волосы, поднял пальцами упрямый подбородок, коснулся губами виска, скулы, теплых губ.
— Джас, — начала было Кейт через несколько минут, немного отстранившись и пытаясь посмотреть в глаза, — я…
Кейт не договорила. В долю секунды ее взгляд стал одновременно жёстким и испуганным, кровь отлила от лица так, что теперь цветом кожи она могла соперничать с Элис или Розали. Пока Джаспер оборачивался, девушка успела оказаться перед ним, предупреждающе придерживая его рукой в защитном жесте.
На углу корпуса стоял высокий худой человек со спутанными темными волосами.
Джаспер слышал, как громко бьется сердце Кейт. Дышать она, казалось, забыла.
Не торопясь, человек повернулся и скрылся за углом. Не отрывая взгляда от места, где он только что стоял, Кейт сделала несколько шагов назад, отталкивая Джаспера спиной, затем резко потянула его от стены здания, с подозрением поглядывая на крышу.
— Теперь действительно можно не прятаться, — проговорила она не оборачиваясь, с сомнением глядя на злополучный угол. Затем, что-то решив, поймала взгляд Джаспера, коротко кивнула ему и потащила за локоть в противоположную сторону, в обход здания, при этом стараясь прижаться не только телом, но и бедром и коленом, словно стараясь максимально его прикрыть от чего-то.
***
Элис нервно топталась у машины. Все уже собрались, не хватало только Джаспера. В который раз Элис прокляла его умение исчезать незаметно и свою невнимательность. То, что она не видела ничего, спокойствия не добавляло. А ещё на противоположной стороне стояла видавшая виды машина с кенгурином.
— Вон они, — раздался голос Эмметта сзади.
Кейт и Джаспер шли под уклон к парковке прямо по газону, словно обнявшись, придерживая друг друга руками за талию. Только это были не объятия. Джаспер внимательно смотрел под ноги, выбирая, куда наступить, и предупреждающе поддерживая девушку в случае возникновения на пути каких-то неровностей. Кейт, словно прилипнув к нему всем телом, вцепившись в него одной рукой и держа другую за отворотом куртки, не отрываясь смотрела куда-то в сторону. Элис поймала себя на мысли, что если бы сейчас ее спросили, кто из этих двоих вампир, она бы не задумываясь указала на Кейт — слишком бледной она была, слишком резкими были ее движения, слишком одержимым — взгляд. Элис проследила за его направлением и вздрогнула.
Хозяин нездешней машины отвечал Кейт точно таким же взглядом. Казалось, между ними натянута струна, настолько жёсткая, настолько вещественная, что может порезать оказавшихся на пути. За спиной Элис судорожно вздохнула Розали.
Кейт и Джаспер дошли до машины. Все так же не отрывая взгляда от человека с той стороны, Кейт завела Джаспера между Эмметтом и Эдвардом, отпустила его наконец и сделала несколько шагов вперёд, не убирая руку из-под полы расстёгнутой куртки. Когда вся семья Калленов оказалась у нее за спиной, Кейт остановилась, расправив плечи, словно стараясь прикрыть их всех.
Сзади тихо зарычал Эмметт.
— Без агрессии, — коротко предупредила Кейт. Впрочем, через секунду Элис осознала, что это было не предупреждение. Приказ. Раньше так умел только Карлайл.
Несколько минут продолжалась дуэль взглядов. Элис слышала гулкий стук крови в висках Кейт, смутно припоминая, насколько это неприятное ощущение.
Наконец, высокий незнакомец в черном уселся в машину и завел мотор. Кейт не шевелилась. Машина развернулась на парковке и поехала по кругу против обычного движения. Зачем, Элис поняла, когда машина притормозила около них и водитель, опустив стекло, оказался к Кейт совсем близко. Девушка, казалось, превратилась в изваяние.
— Как мне быстрее попасть на дорогу в Порт-Анджелес?
— Третий поворот направо и по прямой до указателя, — ответила Кейт, не шевелясь. Не шевелились и те, кто остался за ее спиной. Элис не столько видела, сколько ощущала, что Розали предупреждающе вцепилась в запястье Эма мертвой хваткой.
— Я не местный, — незнакомец скривился в хищной ухмылке, не отводя ледяного взгляда, — приезжал сюда потому, что меня заинтересовали рассказы о том, что здесь можно найти вампиров.
— Сказки квилетов, — с нажимом ответила Кейт. Элис показалось, что та при этом холодно усмехнулась.
— То есть вампиров здесь нет? — уточнил мужчина с наигранным разочарованием.
— Я не вижу ни одного, — голосом Кейт, казалось, можно было резать камни.
— А если я дам зеркало? Заднего вида? — незнакомец не отрывал взгляда от Кейт, но при этом Элис казалось, что одновременно он смотрит и на них.
— Ничего не выйдет, — с деланным разочарованием в тон ему ответила Кейт. — Говорят, вампиры не отражаются в зеркалах…
— Говорят те, кто считает все сказкой и изобретает подробности, — незнакомец замолчал, пожевал черный ус, словно думая, продолжать ли разговор. — У меня есть друг, назовем его Микки…
Кейт явственно вздрогнула. Мужчина продолжил:
— Вот он не считает все это сказкой. Он одержим рассказами о вампирских войнах на Юге, не слышали про такое? Так вот, неделю назад сорвался и уехал туда, сейчас, наверное, копается там в архивах. Говорит, что не все ещё наказаны…
Кейт медленно кивнула. Мужчина наконец окинул взглядом всех стоящих за ее спиной.
— Микки уважает закон. Он один из авторов рейтинга опасности. Он не пойдет против него, но высший балл для него как красная тряпка для быка, он не проявляет понимания. Надеюсь, вы не тратите время даром.
Стекло поднялось, машина медленно отъехала. Только когда она скрылась из виду, плечи Кейт обмякли, она медленно повернулась к остальным.
— Эм, отгонишь байк? — протянула она ключ. Эмметт согласно кивнул.
Кейт ещё раз взглянула в сторону уходящей дороги и залезла в машину.


Глава 22. О страхе

Элис неторопливо, словно растягивая удовольствие, рылась в шкафу с одеждой. Последнее время ей невыносимо редко представлялась возможность не просто быстро заскочить за вещами, прикинув, что ей нужно, заранее, а спокойно и с удовольствием разложить, примерить, как, например, эту курточку, и…
— Элис! Как хорошо, что ты здесь!
— Кейт? — Элис на секунду позволила себе почувствовать неудовольствие, но потом прогнала его. В конце концов, ее шмотки — ее проблемы. — Я думала, вы ещё часа два будете лупить друг друга. А где Джаспер?
Кейт проскользнула в комнату и плотно закрыла дверь.
— В гараже, ковыряет клапаны с Эмом и Розали. Думаю, они будут заняты ещё часа полтора.
— Откуда такая уверенность?
Кейт замялась, но ответила.
— Пока вы были на уроке истории, я лично поменяла пятаки местами.
— Зачем? — ошарашенно спросила Элис. Кейт вздохнула и собралась было сесть на кровать, но остановилась, достала три клинка, воткнула два из них по углам и один у противоположной стены, после чего устроилась на кровати, подобрав под себя ноги. Элис непонимающе наблюдала за всеми этими действиями, не выпуская из рук лёгкую куртку.
— Хотела поговорить с тобой. Без Джаса.
— А это тогда зачем? — Элис кивнула в сторону клинков, отбросив, наконец, куртку к куче другой одежды. Кейт вздохнула ещё раз, расправила невидимые складки на коленях.
— Элис, мне надо просто с кем-то поговорить, очень надо, я больше не могу так, и я боюсь, что закачу истерику, и не хочу, чтобы он почувствовал. Я пока не буду их активировать, только если… Прости, если тебе сложно или некогда…
— Я просто не понимаю, почему ты выбрала меня?
— А кого? Эма? Роуз-вы-все-мизинца-моего-не-стоите? Эдвард слишком идеалистичен, начни я ему жаловаться, он просто не поймет. Эсми — ну конечно, прийти к ней и заявить «знаете, я так боюсь, что вашему сыну открутят голову, давайте я и вас накручу»? Вы же ей правда все дети, каково ей будет это услышать?
— Ох, ничего себе тебя крутит… а Карлайл?
— Что — Карлайл? — тихо спросила Кейт, собираясь с мыслями. — Элис, у нас с ним есть определенная недосказанность. Мы оба знаем, что мы оба знаем, но мы оба не знаем, что с этим знанием делать, и если мы сталкиваемся друг с другом без кого-то третьего, то обоим некомфортно и мы быстрее разбегаемся. Остаёшься ты.
Элис кивнула, села на кровать рядом. Было действительно очень странно видеть Кейт одну, без Джаса, последние несколько дней — с той самой встречи с Натаном — она ходила, словно прилипнув к нему, словно они срослись, и Элис виделось в этом какое-то отчаяние.
— Не побоялась оставить Джаса?
— И сейчас боюсь, — мотнула головой Кейт. — Но с ним Эм и Роуз, и они никуда не денутся, а ты, если что, услышишь. Просто… — девушка заломила руки. Элис положила ладонь на плечо Кейт в знак поддержки.
— Ты устала? Ты плохо выглядишь.
Это действительно было так, неожиданно поняла Элис, рассматривая девушку напротив — заострившиеся черты лица, выпирающие скулы, круги под глазами, какой-то обречённый взгляд. Кейт только хмыкнула.
— Знаю, я знакома с зеркалом. Я… я боюсь. По-настоящему боюсь.
Элис кивнула.
— Мы все…
— Нет, не так. Понимаешь, от вас мало что зависит. Сейчас все зависит от меня. Смогу ли я. Справлюсь ли. Я не имею права не справиться, это останется со мной на всю жизнь. И при этом я понимаю, что не все зависит от моего желания…
Кейт всхлипнула, подняла голову, не давая стечь слезам.
— Знаешь, — отчаянно и зло продолжила она, — в какие-то моменты я чувствую себя просто как кролик перед удавом — ты понимаешь, что бежать некуда, понимаешь, что никуда не денешься, ты не испытываешь уже ничего, кроме ужаса, и остаётся единственное желание — чтобы все это побыстрее закончилось. Чтобы заснуть и проснуться уже сразу в «потом», через неделю. Чтобы все уже решилось — только вот сейчас не осуждай меня — самой страшно от этой мысли — хоть как-нибудь.
— Я не осуждаю, — прошептала Элис, чувствуя закипающие слезы.
— И самое главное, я так боюсь, что Джас это почувствует, вот это «хоть как, лишь бы закончилось», и решит, что мне все равно, что он мне не так уж нужен, что я предаю его… Ведь это не так, не так… просто есть какой-то предел, предел сил, предел возможностей, и мне кажется, я уже подхожу к нему. А сейчас нельзя, надо терпеть, надо быть сильной. Понимаешь, я иду рядом, сижу рядом, смотрю ему в глаза, и ловлю себя на мысли — «через неделю его может уже не быть», и как только эта мысль появляется, руки сами опускаются…
Кейт закрыла лицо руками. Элис придвинулась ближе, обняла девушку за плечи.
— Я держу его за руку, — продолжила Кейт, всхлипывая, — а в уме я уже прощаюсь с ним, с его руками, он что-то говорит, а я мысленно уже оплакиваю его голос, его теплый взгляд, уже представляю, как я буду его вспоминать, и тут же начинаю корить себя за то, что допускаю для себя подобные мысли, что если я вот так рассматриваю их — то уже смиряюсь с ними, а это и есть самое настоящее предательство…
— Ты просто устала… — Элис замолчала, прижала к себе дрожащую девушку, — прости, это конечно не то, просто не знаю, что тут ещё сказать.
— Это правда, я устала, у меня кончаются силы, и я так боюсь, что Джас примет усталость — за равнодушие… пока он знает, что мы вместе, он будет бороться, будет стоять до конца, а решив, что это равнодушие — он сдастся. Все рухнет… Я же каждый нынешний час как целую жизнь чувствую, вот сейчас мы с тобой говорим, а я могла бы это время быть с ним, но у меня уже просто нет сил не сказать, и это время мы упускаем из-за моей слабости, — Кейт не пыталась остановить или спрятать льющиеся слезы, просто сидела и продолжала: — Я засыпаю ночью рядом, под отдельным одеялом, а просыпаюсь, обхватив его так, словно прикрываю во сне, словно все зависит от площади контакта, и я стараюсь прикрыть собой как можно больше, ему смешно, он говорит, был бы человеком — давно бы так задушила и похоронила под собой, вот только мне не смешно… Элис, я так боюсь его потерять, что его больше не будет… и особенно боюсь, что это случится из-за меня, что мне надо было собраться, ещё чуть-чуть стиснуть зубы, ещё чуть-чуть потерпеть, ещё чуть-чуть быть сильнее, а я где-то что-то чуть-чуть упустила, не дотянула, и вот он был — а теперь его нет… и моя вина останется со мной на всю жизнь, но это не самое страшное, страшно будет то, что это необратимо…
— Кейт, Кейт, послушай. Я не знаю, что тут сказать. Что ты сильная — это и так понятно и это тебя не поддержит. Что ты справишься? Я очень надеюсь, нет, я верю, что справишься. Что надо потерпеть? Не мне тебе это говорить… знаешь, просто, что бы ни случилось, как бы ни повернулось — пока вы вместе, и, как бы банально это ни звучало, титры ещё не идут, а значит, ничего не решено. Живи сейчас, этой минутой, этой секундой. Пойдем-ка умоемся, улыбнемся. Ну. На нас же, на женщинах все держится, ну кто они без нас? Так что давай, — Элис мягко потянула Кейт за локоть, — улыбнулась, собралась, отметила на календаре день Х и стиснула зубки. Давай-давай-давай…
— Что ты со мной как с маленькой, — Кейт вырвала локоть из пальцев Элис и неожиданно засмеялась, — послушай, вроде мне даже полегче стало, — удивленно проговорила она. Элис радостно улыбнулась.
— Молодец, что пришла. И правда, к Эсми с таким не пойдешь. Обращайся.
— Спасибо, — Кейт открыто улыбнулась и через секунду спохватилась, — Элис, прости, а ничего, что ты… что вы… ну, тебе нормально слышать от меня, как я убиваюсь по Джасу?
Элис мелодично расхохоталась.
— Знаешь, нормально. Это было наше общее решение, ты на него не влияла никак. Нормально, правда. И… если надо поговорить, поплакать, в конце концов, — я всегда рядом, ладно?
Элис прервал громкий стук в дверь. Кейт кивнула, улыбнулась, собрала и спрятала свои клинки и, наконец, крикнула, что дверь открыта. На пороге появился Эмметт. У Элис на секунду мелькнула мысль, что Эма она последнее время видела реже остальных, Розали чаще, чем обычно, сидела дома одна, но обдумывать эту мысль уже просто не было сил.
— Кому руки поотрывать?
— С кем остался Джас?
— Не бойся, ничего с твоим драгоценным не случится, там Карлайл с Эдом. Так вот, про руки…
— Эм, ты с кем-нибудь делился своими выводами? — не очень виновато уточнила Кейт.
Эмметт с ухмылкой отрицательно покачал головой.
— Тогда я могу тебя попросить сохранить это в секрете?
Эмметт прислонился плечом к косяку и вопросительно посмотрел на нее.
— Эм, я тоже попрошу, — вмешалась Элис. Эмметт нехотя кивнул, окинув их по очереди оценивающим взглядом.
— Короче, если в следующий раз вам так приспичит посекретничать, вы только скажите, включу вам какое-нибудь девчачье кино, такое, что нормальных парней через десять минут как ветром сдует, и сидите себе. А то заставлю перебирать двигатель вот этими самыми ручками с маникюром, — Эм громко хохотнул.
За спиной Эмметта раздались голоса, и через секунду в комнату протиснулись Джаспер и Розали. С понимающей улыбкой Элис наблюдала, как Джаспер подошёл к Кейт, обнял ее со спины, прижался щекой к волосам. И тем сильнее было ее удивление, когда он еле заметно благодарно кивнул ей и так, чтобы Кейт не слышала, одними губами прошептал «спасибо».


Глава 23. О столкновении

— Кейт, можно тебя? — улыбающийся Эмметт стоял на пороге комнаты.
Джаспер окинул его удивлённым взглядом, Кейт вопросительно подняла брови. Они только что вернулись с очередной тренировки, не такой интенсивной, как на прошлой неделе, но все же отдых бы не помешал. Интенсивность пришлось уменьшать — прошло уже десять отведенных дней, и Джаспер видел, что Кейт каждую секунду ждёт появления Натана и старается в любой момент быть в относительной форме, стоило позволить ей нагрузку чуть больше — несколько часов потом она не находит себе места, что вот сейчас она не готова к встрече с ним. Она старалась не показывать этого, и, может, кого-то другого, не Джаспера, она бы и убедила. Джаспер готов был грызть локти от бессилия помочь Кейт, хоть как-то, хоть чем-то.
— Это совсем не ждёт? — тихо спросила Кейт, прижимаясь к Джасперу спиной. Даже сейчас, мелькнула у него мысль, она стоит так, чтобы максимально прикрыть его со стороны дверного проема. Где-то в глубине начала закипать гремучая смесь из тепла, нежности, ощущения собственного бессилия, раздражения и — немного — страха. Джаспер сделал несколько глубоких вдохов, раздражение немного отступило.
Эмметт кивнул. С удивлением Джаспер почувствовал, что основной нотой настроения Эма идёт удовлетворение от проделанной работы.
— Мы ненадолго, ты даже соскучиться не успеешь. Я говорил с Элис — она пока ничего не видит. Мы возьмём с собой Эда, он будет держать связь с домом…
— То есть мы пойдем в лес? Без Джаса?
Эм кивнул ещё раз.
— Ненадолго, — повторил он. Чувство удовлетворения усилилось, Джаспер почувствовал, что к нему примешивается какое-то… озорство. Мягко он подвинул Кейт к Эмметту.
— Иди, — он кивнул в ответ на удивленный взгляд Кейт, — иди, Эм дело говорит, Эдвард будет все слышать, если что — вы вернётесь меньше, чем за минуту.
Кейт оставила при себе возражения, что минута может быть решающей, кивнула.
— Ну пойдем, раз тебе так горит.
Эмметт на прощание подмигнул Джасперу.
***
Все оставшиеся в доме собрались в гостиной. Карлайлу не давала покоя мысль, что Кейт ожидала появления Натана ещё вчера. Он знал, что Саманта славилась интуицией, и во многом видел, что Кейт перешёл этот дар. Кто знает, обратись она — возможно, могла бы видеть картинки из будущего, как Элис.
Остальные тоже чувствовали все нарастающее напряжение. Элис сидела на подлокотнике рядом с Джаспером, почти совсем как раньше. Только сейчас она, как Кейт в течение этих сумасшедших десяти дней, словно прикрывала собой наиболее вероятную траекторию нападения. Розали где-то нашла не сильно толстую цепь и теперь методично пережимала пальцами ее звенья из овальных в круглые. Эсми просто смотрела в одну точку.
В дверном проёме появилась высокая темная фигура.
«ЭД! БЕГОМ!»
С горечью Карлайл подумал, что вот сейчас проявляется неприкрытая правда. Он готов подставить свою дочь ради спасения человека, который просто однажды появился в его жизни. Уже взрослым, уже не требующим заботы. Вернее, как… забота и любовь была нужна всем его детям, все они отчаянно принимали независимый вид и при этом так же отчаянно ждали принятия и душевного тепла. Они стали семьей, настоящей, без каких-либо оговорок. И сейчас он звал свою дочь, чтобы она спасала его семью, в которой он в свое время не нашел, да что там, не искал ей места.
Натан мягкой поступью вошёл в гостиную. На секунду Карлайл залюбовался кошачьей грацией и лаконичностью движений. То, что Карлайлу и таким, как он, было свойственно как данность, эти люди взращивали в себе годами.
— Кажется, некоторые из вас учатся вместе с одной моей подопечной. Я говорил ей, преступления Юга должны быть наказаны.
— Ты много чего говорил. Например, что осознанная помощь дефенсорам всегда найдет понимание и возможность прощения.
В дверном проеме стояла Кейт с обнаженными светящимися клинками. Карлайл поймал себя на мысли, что такой за две недели он ее видел впервые. Да что там за две недели… жёсткая осанка бойца, упрямо вздернутый подбородок, четко параллельный полу, огоньки в глазах — Карлайл видел Кейт разной, но такой — ни разу. В памяти всплыла первая встреча и тихая девушка, старавшаяся забиться в угол. Сегодня он бы ни секунды не усомнился, кто ее мать.
Кейт плавно вошла в гостиную, осторожно обошла Натана и встала лицом к нему, оставив Калленов за спиной. Впрочем, не всех — в дверном проеме возвышался довольный Эмметт, за ним — Эдвард, поглядывавший на Эма со смесью удивления и одобрения.
Кейт так и стояла перед Натаном, держа в руках светящиеся клинки. Впрочем, лезвия пока были опущены — время схватки ещё не пришло. Карлайл сравнил про себя двух стоящих перед ним воинов. Оба были по-своему грациозны. У Кейт не было той лаконичности, экономности движений умудренного опытом бойца. В ней было что-то другое. Через мгновенье Карлайл понял, что именно отличало ее от Натана: у того были повадки одиночки, следившего за каждым своим движением и экономившего силы, у Кейт — плавность текущей реки, широкой, глубокой, когда поток течет без меры, питаясь множеством ручейков.
Карлайл искоса оглядел членов своей семьи. Да, именно ручейки. Каким-то шестым чувством, обострившимся зрением Карлайл видел, как вкачивает в Кейт свою любовь, поддержку, веру в будущее Джаспер, как делится — кто бы мог подумать — своей уверенностью, своей самоуверенностью Розали, как пытаются передать часть своего дара предвидения и предугадывания соперника Элис и Эдвард, как довольно усмехается Эмметт — что-то он уже вложил, как изливает потоком материнскую любовь Эсми. На секунду поднялась горечь, что ему нечего предложить. Впрочем, нет…
«Кейт, мы все _семья_. И иначе уже не будет»
И Кейт кивнула.
Натан неторопливо достал мечи, почти в полтора раза длиннее, чем клинки Кейт.
Раздался звон металла. Натан в удивлении изогнул бровь.
Кейт коротко взглянула на эфес в левой руке, пнула лезвие, переломившееся у самой гарды, по полу, откинула ставший ненужным кусок железа в угол и перехватила оставшийся клинок двумя руками.
— Никогда не видела себя амбидекстером.
Натан указал мечом на обломки и произнес только одно слово.
— Страх?
Кейт медленно кивнула и произнесла голосом, не терпящим возражений:
— Может, не будем громить дом.
Спиной вперёд Натан отступил к окну и легко выпрыгнул на поляну.
***
В фехтовании Кейт уступала, это было видно невооружённым глазом. Впрочем, Карлайл видел и то, что здесь, на поляне перед домом, она не пытается победить, что у нее какая-то другая цель.
— В лес, в лес, — раздался тихий голос Эма.
— Ты все успел? — с нескрываемым интересом спросила Розали.
— И даже больше, — коротко усмехнулся Эмметт, одобрительно кивая каждому шагу Кейт в сторону деревьев. Розали демонстративно фыркнула.
Бойцы скрылись за деревьями. Карлайлу понадобилось несколько секунд, чтобы понять, почему Эмметт теперь так вопросительно смотрит на Эдварда. Тот внимательно к чему-то прислушивался.
Из леса донёсся треск падающего дерева.
— Сосна? — с живейшим интересом спросил Эмметт.
— Та старая ель, — покачал головой Эдвард.
— Что вы?.. Что там происходит? — донёсся требовательный голос Эсми. Эмметт гордо кивнул в ответ.
— Там кое-какие… сюрпризы. Это наша территория. Мы имеем право ее защищать так, как умеем. Кейт согласилась.
— Она все запомнила? — Розали обняла Эмметта со спины.
— Думаю, да, — ответил за него Эдвард, — ты не представляешь, какая у нее память. Скоро узнаем.
Карлайл поднял поближе к глазам безжизненную рукоятку. Гравировка на ней была красноватой, совсем не такой, как на том клинке, который тогда Кейт доверила Элис.




Глава 24. О решении наставника

Звуки проходящего в лесу боя удалялись, пока не стихли совсем. Вся семья выжидающе смотрела на Эдварда. Тот сидел, словно погрузившись в себя, не замечая переживающих взглядов, иногда хмурясь или согласно кивая. Остальные сидели молча, словно боялись нарушить хрупкую связь.
Наконец, Эдвард поднял глаза.
— Кейт возвращается. Эм, быстро, принеси молоток.
— За…
— Быстро. Ей нужен.
Эмметт вылетел из гостиной и тут же оказался в дверном проёме уже с несколькими молотками в руках.
— Зачем?
— В качестве аргумента, — произнесла Кейт за его спиной и резко протолкнула его внутрь, метнулась к тяжёлому дубовому столу и со звоном вывалила на него несколько отливающих собственным светом клинков разной длины, два из них пару часов назад точно были в руках Натана. Карлайл отметил про себя, что все их рукояти истерты, отполированы долгим использованием.
— Как тебе удалось?
— Эм, ты великолепен, — не глядя ответила Кейт, раскладывая мечи на столешнице так, чтобы их было хорошо видно от входа, и выравнивая их гардами. Наконец, удовлетворённо кивнув, девушка извлекла из куртки очень тонкий, похожий на стилет, клинок со слишком тяжёлым для него эфесом и положила его на мечи Натана по основаниям лезвий. Видимо, клинок Кейт не был стилетом, а имел режущую сторону — в таком случае при достаточной его жёсткости парой движений, парой ударов по нему можно было обезглавить разом все лежащие под ним мечи. А жёсткости у него было достаточно — металл светился ровным ярким светом.
— Этим будет удобнее, — Эмметт протянул молоток средних размеров. Кейт кивнула, положила рядом с мечами под правую руку, после чего вытянулась в струну, уставилась в дверной проем и приготовилась ждать.
Натан появился минут через десять, мокрый, перепачканный красной глиной с берега реки.
— Кто все это устроил, — практически без вопросительной интонации резко произнес он, окидывая взглядом всех по очереди.
— Это их территория, они вольны делать на ней все, что хотят, — осторожно ответила Кейт. Взгляд Натана упёрся в конструкцию из мечей на столе. Девушка предупреждающе положила руку на рукоять молотка. Натан окинул расстояние между ними демонстративно оценивающим взглядом и собрался сделать шаг вперёд.
— Не подходи, — приказала Кейт.
— На твоём месте… я бы не стал делать этого, — голос Натана был отстраненно-нейтральным.
— Тогда выполни свою часть уговора.
— Кейт, милая, согласись, что сама ты не победила…
Кейт выразительно посмотрела на мечи перед собой, затем снова уставилась на Натана.
— Во-первых, мы не говорили о победе, мы говорили о том, что я чему-то научусь. Во-вторых, странно слышать это от тебя в такой ситуации, — Кейт кивнула на мечи перед собой.
— Что ж, — Натан сделал шаг вперёд. Кейт занесла руку для удара по своему клинку. Натан остановился и усмехнулся.
— У тебя убойные аргументы. Ладно, я признаю, ты меня удивила. Если б только каждый из вас умел учиться настолько эффективно… Минус один в рейтинг вы точно заработали, не буду я ничего делать твоему кровососу…
Не опуская руки, Кейт холодно заломила брови.
— Хорошо, — с нажимом произнес Натан, — гемоглобинзависимому. Так лучше?
Кейт кивнула, отбросила молоток, отложила в сторону стилет и подвинула по столу мечи к Натану.
— Забирай. Только сообщи сразу, не хотелось бы видеть здесь Микки…
— Микки возвращается только вечером, — с этими словами Натан вышел из комнаты, коротко что-то сказал по телефону, после чего вернулся и утвердительно кивнул Кейт.
— Всё?
Кейт набрала воздуха, словно перед прыжком на глубину.
— Я трезво оцениваю собственные навыки. И исход, — в голосе Кейт промелькнул намек на ухмылку, — сегодняшнего поединка. Мне кажется, минус один — это мало…
— Вот как? — резко ответил Натан и внимательно посмотрел на Кейт. — Хорошо, давай все обсудим, у меня есть пара вопросов, — с этими словами он плюхнулся на молочного цвета диван, оставляя на нем грязные пятна и вызывающе посмотрел на Кейт. Девушка промолчала.
— Это что? — кивнул Натан в сторону стилета. — Можно?
Кейт уважительно, двумя руками за крайние точки протянула клинок. Натан схватил его, поднес к глазам и поморщился.
— Это не боевой клинок. Он слишком нестабильный.
— Я знаю.
— Вроде раньше у тебя оружие получалось приличней. А тут ты даже не смогла решить, что хочешь, стилет или кортик, — Натан провел пальцем по лезвию и осуждающе поморщился ещё раз.
— На полноценный кортик не хватило металла, — развела руками Кейт. — Это вторичка.
Натан с удивлением присвистнул.
— Та-ак. Покажи-ка остальные.
Кейт пожала плечами. Подняла и выложила на стол обломки железа с пола, вытащила ещё два холодных мертвых лезвия, затем после некоторых раздумий положила рядом живой играющий светом клинок, судя по рукояти — тот самый, который давала Элис. Полустилет-полукортик оказался последним в ряду. Натан по очереди подержал каждый из клинков в руках, осмотрел со всех сторон и непечатно выругался.
— Я правильно понимаю, что за три месяца в Форксе ты прое… — Натан запнулся, подбирая слово, — про… потеряла четыре — четыре! — хороших боевых клинка?!
Кейт сдержанно кивнула.
— Ты сам меня предупреждал, что не стоит надеяться на клинки, которые так зависят от обстоятельств.
— И ты раздала долги, перестала обижаться и вновь поверила людям?
— Ну… да.
— То есть, несмотря на то, что ты уже получила за излишнее доверие, ты все равно бегаешь как брошенный щенок и ищешь ласки у первого встречного?
Карлайл предупреждающе придержал Джаспера за предплечье. Кейт тряхнула головой, откинула в сторону выбившиеся волосы.
— Мне обидна твоя формулировка.
— То есть по сути тебе нечего возразить, раз формулировка — единственное, что тебя не устраивает? — холодно усмехнулся Натан. Кейт пожала плечами и язвительно прошипела:
— Если я, как ты считаешь, наступаю на те же грабли, если, как ты говоришь, бегаю за каждым встречным, несмотря на предыдущие шишки, значит, это системная ошибка воспитания. Для меня это будет не вина, для меня это беда, а вина это — для того, кто меня воспитывал, нет?
— Свою голову, знаешь ли, не приделаешь. Ты уже большая детка. Вот скажи мне, мог, например, на месте этого твоего оказаться кто-то другой с таким же эффектом?
Кейт задумалась на минуту, затем решительно тряхнула головой.
— Нет.
— У тебя есть основания так ответить, кроме твоей упертости? Какие?
Кейт на секунду словно погрузилась в воспоминания, мягко улыбнулась и, казалось, даже посветлела лицом.
— Есть. Не скажу, это личное. Поверь мне, я уже большая детка.
Натан помолчал, пожал плечами, осторожно собрал свои мечи, потом, подумав, сгреб в кучу отжившие клинки Кейт.
— Я их переплавлю. Ты все равно ничего с ними не сделаешь в кустарных условиях.
Кейт было согласно подтолкнула клинки по столу, но затем выдернула один из рук Натана.
— Этого хватит на кортик. И это лучше, чем ничего.
— Тебе есть что запечатлеть?
Кейт кивнула. Натан ещё раз неодобрительно посмотрел на стилет, покачал головой.
— Яркий. Жалко, что нестабильный. Как его имя?
Кейт пронзительно посмотрела Натану в глаза. Тот поперхнулся.
— Приехали… каждый новичок знает, что одинаковых имён у оружия одного человека быть не может!
— Это у нас, в нашем языке слово одно, — потупившись, ответила Кейт, — а у древних греков были разные названия для разных видов — семь или восемь…
Натан подошёл к девушке, требовательно поднял пальцами подбородок, заглянул в глаза.
— Убедила. И, знаешь, детка, пока он настолько яркий — он даст фору мечам старых циников вроде меня,  — улыбка Натана была неожиданно мягкой.
— Почему ты пришел сегодня, а не вчера?
— А вы вчера ждали? — Натан усмехнулся, от мягкости не осталось и следа, в голосе появились насмешливые нотки. — Ну, будем считать, даже меня, старого циника, проняло, как вы там выясняли отношения за школой, почти прослезился, все думал, чем бы вам помочь. Вот и уступил лишний день.
Кейт недоверчиво хмыкнула.
— Благодарю. Так вот, возвращаясь к вопросу о…
— Какая же ты настырная, — Натан поморщился, — давай честно, без помощи твоих… новых друзей ты бы столько не навоевала, — с этими словами он прижал к себе свои мечи, словно после долгой разлуки. Кейт настороженно кивнула. Натан продолжил: — С другой стороны, нельзя не признать, что результат был неожиданно впечатляющим. С третьей стороны, выбираться из ловчей ямы было оскорбительно, это несколько тормозит меня в восторгах. С четвертой, честно говоря, для меня это было полезно — я непозволительно расслабился, выкинув мечи наверх, пока там барахтался в этой жуткой глине. С пятой… просто взять и подарить тебе этот результат было бы неправильно с воспитательной точки зрения. Тебя, конечно, — Натан окинул взглядом не Кейт, а семью Калленов, — воспитывать уже поздно, но другие могут начать прощупывать почву, это затруднит процесс их обучения… — Натан замолчал, в раздумьях пожевывая ус. Кейт разглядывала руки с обломанными ногтями.
— Вот что, — наконец, произнес Натан после долгих раздумий. — Я знаю, как мы решим.


Глава 25. Об адекватно высокой цене

— Я знаю, как мы решим. Я понимаю, тебе очень хочется, чтобы за этим твоим, — он кивнул в сторону Джаспера, — не просто не охотились, но и не следили более пристально, чем за остальными. Понимаю. Но, учитывая, что творилось тогда на Юге…
— Сто лет назад! За это время не то, что отдельные люди, государства меняются! Ты же не знаешь, какой он…
— И знать не хочу, — обрубил Натан, — будем считать, что я доверяю твоей оценке, — он заметно поморщился. — Так вот, учитывая это…
— Почему мы тогда стыдливо не учитываем, что в Вольтерре туристы и сейчас пропадают пачками?! — Кейт осеклась под резким предупреждающим взглядом.
— Детка, ты ещё маловата, чтобы лезть в политику. Но я услышал твое недоумение…
— Конечно, любую подлость так удобно оправдать политикой…
— Молчать! — в бешенстве стукнул кулаком по столу Натан и уже спокойнее продолжил: — Мы говорим не про Вольтерру, мы говорим про дела Юга. Так вот, позволь мне закончить мысль, учитывая все это, и учитывая, что твой сегодняшний успех был не только твоим и не безоговорочным, будет справедливо, если за понижение ещё на пункт я выдвину определенные требования. Согласна?
Кейт кивнула.
— Ну вот и славно. Выбирай — либо все остаётся как есть, либо минус два, и чтобы я тебя месяц не видел в Порт-Анджелесе.
Кейт изумлённо взглянула на него, затем закусила губу и опустила голову. Карлайл видел, как побелели сцепленные в замок пальцы. Натан ждал, издевательски подняв бровь и скрестив руки на груди. Проходили минуты. Наконец, Кейт решительно подняла голову.
— Ты же понимаешь…
— Конечно, — легко согласился Натан, — цена должна быть адекватно высокой. Ты готова заплатить такую цену?
— Сволочь, — в голосе Кейт были слышны злые слезы. Натан пожал плечами.
— Твое решение?
— Потом до трёх просто так же не дойдешь?
— Сильно сомневаюсь, — согласно кивнул Натан.
— Тогда мне не остаётся выбора?
— Выбор есть всегда.
— Если выбирать между моими… и безопасностью… хорошо. Понижай рейтинг, — прошептала Кейт, опустив голову.
— Ладно, — Натан удовлетворенно кивнул. — Договорились, чтобы месяц я тебя даже близко к Порт-Анджелесу не видел.
Кейт так и не подняла голову. Натан проскользнул к окну, кивнул на прощание и выскочил в него, словно о назначении дверей и не подозревал, и лёгкой походкой направился к машине.
— Сволочь, — прошипела Кейт, метнув в сторону окна стилет. Тот вонзился четко в середину рамы, покачиваясь и, казалось, звеня как струна, — какая же ты сволочь, — прошептала она, размазывая по лицу слезы. Натан не оборачиваясь помахал рукой. Кейт бессильно опустилась на пол.
Элис убедилась, что машина Натана уехала, подошла к Кейт, опустилась рядом, обняла одной рукой.
— Кейт, Кейт, хватит. Ты такая умница. Ну хочешь, я выцарапаю ему глаза, и он тебя не увидит…
— В смысле?.. — слезы Кейт высохли мгновенно.
— Вы же любите играть в словесные игры. Он два раза сказал, не чтобы тебя там не было, а… — Элис позволила Кейт продолжить свою мысль.
— А чтобы он меня там не видел, но это же…
— Это абсолютно не значит… — игриво продолжила Элис.
— Абсолютно не значит, что я не могу… — с надеждой произнесла Кейт.
— Только не попадаясь ему на глаза… — подсказала Элис.
— Да-да, но мне же надо…
— Надо проверить…
— Выполнил ли Натан…
— Свои обещания, — закончили они хором.
— Элис, — Кейт радостно улыбнулась, — я тебя обожаю. Спасибо.
— Когда поедешь?
— Уж точно не сегодня. И, пожалуй, не завтра-послезавтра. Микаэль будет рвать и метать, вот ему на глаза ближайшее время точно попадаться не стоит. Это не Нат.
— Микаэль? Микки?
Кейт в ответ только поморщилась.
— Это для Ната он Микки. Ох, и не завидую я Натану.
***
— Элис?
Джаспер тихо проскользнул в библиотеку и уселся на софу. Элис оторвала голову от спинки кресла.
— Ты без Кейт?
— Ага. Она спит сном младенца. Не удивлюсь, если проспит до завтра.
— Да, — Элис задумчиво покачала головой, — досталось ей…
Минут пять Джаспер сидел молча, словно собираясь и не решаясь начать разговор.
— Ты же знаешь, зачем ей на самом деле нужно в Порт-Анджелесе? — наконец спросил он.
— Знаю, — меланхолично кивнула Элис. — Джас, не спрашивай больше, это не моя тайна.
— И не думал. Я просто… я даже не знаю, как это объяснить. Понимаешь, я ради нее готов на все. Был готов не бежать, не прятаться, чтобы пробыть рядом лишний час, лишний день. А она, когда ее поставили перед выбором…
— Ты ревнуешь! — радостно воскликнула Элис.
— Да нет же… я просто хочу понять…
— Не спорь, именно что ревнуешь! Поэтому тебя так задело, что она раздумывала над выбором! Ты просто ничего не видишь, кроме нее, и считаешь, что у неё должно быть так же. И забываешь, что ты-то остался в своей жизни, в своих условиях, а ее в Форкс выпихнули, и ты ничего не знаешь о том, как она жила раньше. Согласен?
Джаспер мрачно кивнул.
— Так вот что я тебе скажу. Во-первых, как она сказала Натану, она выбирает твою безопасность, а не свои интересы. Она выбирает тебя. Во-вторых, не думала, что у тебя настолько короткая память — что только отпустит — и благодарности нет и следа, — Элис не дала Джасперу вставить возражения. — Вспомни, вспомни эти дни, неужели ты не чувствовал, каково ей от страха — за тебя, между прочим, как ее накрывало отчаянием от мысли, что с тобой может что-то случиться! И после этого ты…
— Да понял я, — Джаспер примирительно поднял руку. — Я дурак, да?
Элис только улыбнулась.
— Ты любишь ее. От этого часто дуреют, — с этими словами она взъерошила Джасперу волосы и приложила диванной подушкой. Тот радостно, словно выпуская скопившееся напряжение, откинул ее на журнальный стол. Со стола посыпались книги.
— Аккуратнее, — вскрикнула Элис и бросилась собирать их. — Знаешь, сколько времени я потратила на поиски?
— Что-то конкретное?
— Да, — Элис на секунду замялась, — Кейт просила, только не спрашивай, она хотела просто уточнить, ты же знаешь, пока она не будет уверена, она…
— Да что ж это такое, — Джаспер в притворном гневе нахмурил брови. — У нее секреты с тобой…
Элис радостно кивнула.
— Я сразу знала, что мы подружимся…
— Секреты с Беллой — только ей она доверяла перевязки, — продолжил Джаспер и усмехнулся, увидев, как вытянулось лицо Элис, — да, представь себе, я в курсе.
— Тогда ты должен понимать, что никто больше бы не смог ей помочь так спокойно…
— Да понимаю я, — кивнул и продолжил с шутливой обидой Джаспер, — у нее секреты с Эмом, — тут они оба прыснули, вспомнив перемазанного глиной дефенсора, теперь это казалось далёким и совсем не опасным, — секреты с Розали…
Элис недоуменно уставилась на Джаспера.
— Не знаю, что там именно они обсуждали между собой, но она периодически вспоминает ее совсем не к месту…
— Ладно, я спрошу, — с улыбкой пообещала Элис и снова стала серьезной. — Джас, послушай. Через что вы сейчас прошли — психика теперь будет отыгрывать этот стресс, будет штормить. Ей пришлось тяжелее, так что… ну… постарайся держать себя в руках, даже если тебе кажется, что твои претензии обоснованы. Хочешь что-то предъявить — поговори сначала с кем-нибудь, как со мной сейчас, лучше, конечно, с Карлайлом…
— Или с тобой.
Элис согласно кивнула.
— Конечно, я всегда выслушаю. Просто… глупо будет столько отдать друг другу и потом споткнуться о какую-то ерунду, ведь правда?
Джаспер согласно кивнул и благодарно обнял девушку.


Глава 26. О бейсболе

— Ты забыла, что мы сегодня играем? Нас уже ждут, Карлайл с Джасом все подготовили.
Эмметт легко соскочил через борт зарулившего в гараж внедорожника и с удивлением уставился на Кейт, расположившуюся на полу в окружении раскиданных инструментов. Вышедшая из машины Элис присоединилась к нему и с интересом стала наблюдать, как Кейт деловито обтачивает безжизненный клинок напильником. Эмметт пожал плечами и загремел канистрами.
— То есть он не шутил, когда говорил, что ты сама делаешь себе оружие? — уточнила Элис. Кейт с долей сомнения осмотрела результат.
— Мы все делаем его себе сами. Максимум, с эфесом тебе могут помочь, но это тоже нежелательно. Только ты сам знаешь, что ты чувствуешь, именно это ты вкладываешь, «запечатлеваешь», как у нас это называется. Пока ты работаешь с металлом, он начинает понимать тебя, чувствовать тебя, если хочешь. Если ты честен, если ты все делаешь правильно, в какой-то момент он полностью подчиняется тебе.
— А почему тогда он сказал, что стилет нестабильный?
— Ну… из одного клинка сделать другой очень сложно. Он помнит свое прежнее чувство, и, мне кажется, если понимает, что подпитки этого чувства нет, если гибнет, то где-то внутри металла остаётся память о предательстве. Его потом очень сложно убедить, что дело в тебе, а не в нем, а передать ему другое чувство, да так, чтобы он снова поверил…
— Звучит странно. Как будто ты говоришь о чем-то живом, — Эмметт полуобернулся и с сомнением почесал затылок.
— Не знаю, — Кейт задумчиво пожала плечами, — может быть. Поэтому Нат и говорил про нестабильность — если ты однажды предал клинок, не факт, что он потом не предаст тебя.
— Но он такой яркий — я про твой стилет… — тихо сказала Элис. Кейт согласно кивнула.
— Я постаралась быть убедительной. И мне было что вложить в него, с избытком. Мне кажется, у нас с ним все получилось. Для меня он если и нестабильный, то только потому, что в нем слишком мало металла, слишком неудачно раскололся его предшественник.
— Как его зовут? Твой стилет? — голос Элис стал еще тише, словно она боялась, что принуждает к ответу. Кейт только усмехнулась.
— Так же, как и выживший меч, — подмигнула она. — Поэтому Нат и возмущался. Но ты же понимаешь…
— Я понимаю только то, что ничего не понимаю, — громогласно вмешался Эмметт, успевший, как оказалось, залить бензин в бак и проверить заодно машину Розали. — А это что будет?
— Дружба, — Кейт, казалось, не столько ответила Эмметту, сколько обратилась к клинку. Неожиданно клинок в ее руках ответил мягким переливом. Кейт удовлетворённо кивнула. — Я ещё вернусь, — пообещала она лезвию и осторожно завернула его в мягкую ткань, собрала разбросанные инструменты, — так мы едем?
***
Когда внедорожник подъехал к площадке, остальные уже собрались, даже Белла, при всей своей нелюбви к спорту. Вдалеке раздавались раскаты грома, с ревом срывалась вниз вода, заглушая все происходящее. По крыше внедорожника раздался грохот. Джаспер соскочил с крыши за борт к Эмметту, затем на землю, открыл пассажирскую дверь, галантно протянул руку. Кейт спрыгнула на землю, опершись не на ладонь, а на плечо, словно отпустив разжатую в напряжении пружину, скользнула пальцами в ладонь, огляделась по сторонам.
— Что-то не так? — мгновенно считал настроение Джаспер.
— Не знаю, — девушка осмотрела поляну, словно оценивая, — какое-то ощущение.
— Плохое? — Джаспер оглянулся следом за ней.
— Нет. Не знаю. Не плохое, наверное. Просто немного тревожно. Может, просто нервы, — Кейт прижалась плечом к плечу, благодарно прильнула, почувствовав ободряюще обнимающую руку, кивнула в сторону выскочившей с другой стороны машины Элис. — Попросим Элис быть повнимательнее.
— Играешь? — доброжелательно обратилась к Кейт подошедшая Эсми. Та пожала плечами.
— В скорости мне с вами не сравниться. Только если питчером или кетчером…
— Отлично, поделим горку на двоих, — Элис жизнерадостно потащила Кейт за локоть.
Гроза приблизилась достаточно. Первый, второй, третий иннинги прошли спокойно. Четвертый Элис начинать не стала. Девушка беспокойно оглянулась, словно пытаясь что-то разглядеть. Карлайл почти незаметно махнул рукой, и вся семья быстро собралась вокруг него. Эдвард прищурившись уставился в сторону, где лес был пореже.
— Что там? — голос Карлайла был обманчиво спокойным.
— Кейт? У вас есть кто-то, кто любит Шекспира? — Эдвард повернулся к девушке. Кейт в ответ расстегнула куртку и освободила отвороты, прищурилась в сторону леса. Поймав вопросительный взгляд Карлайла, девушка отрицательно помотала головой.
Ничего не происходило. Прошло несколько минут, Эдвард пожал плечами.
— Я больше ничего не слышу…
— Играем, — полувопросительно произнес Карлайл. Кейт застегнулась, отошла на горку.
— Постарайтесь не бить в ту сторону.
Карлайл понимающе кивнул. Элис оглянулась и приготовилась подавать. Игроки разбрелись по местам, Розали встала в доме с битой.
После первого страйка Кейт сделала шаг в сторону Элис. После второго ещё один. Третьего страйка не случилось — замахнувшись, Элис с силой попала Кейт по лицу и в ужасе отскочила. Из носа девушки хлынула кровь.
Карлайл оказался рядом в ту же секунду. Белла, уже привыкшая оказывать первую помощь, добежала до горки со скоростью человека, вытащила из карманов пузырек спирта и несколько запечатанных бинтов и ватных дисков — свой походный набор, как как-то пошутила она. Остальные собрались метрах в трех, готовые помочь, если нужно, хотя и слабо представляющие, в чем эта помощь может заключаться.
Джаспер задержал дыхание и обернулся к остальным. Хотя все они старались не дышать и отводили взгляд, ни у кого глаза не потемнели — сказывалась недавняя удачная охота. Джаспер перевел взгляд на Карлайла — тот уже заканчивал тампонаду, Белла рядом распихивала оставшиеся бинты обратно по карманам. Джаспер сделал несколько шагов вперёд и опустился на землю рядом с Кейт.
— Больно?
— Тевпимо, — прогнусавила Кейт в ответ, настороженно ощупывая переносицу, оперлась на его плечо и поднялась с земли. — Давайте дальше вез меня, я посижу хде-нибудь за судьей.
Скоро стало ясно, что течение игры непоправимо нарушено. Отбыв на поле положенные иннинги, игроки потянулись к машинам.
— Думаю, сегодня я к вам, — задумчиво произнесла Кейт, прищурившись.
— Что не так? — встрепенулась Элис. Несколько дней после встречи с Натаном Кейт ночевала в своей каморке, каждый раз говоря, что не стоит провоцировать наставников лишний раз.
Кейт только пожала плечами.
***
Приемные дети доктора Каллена не торопясь шли по школьному двору.
— У нас с девочками сегодня большие планы, — шепнула Элис на ухо Джасперу. — Кейт сегодня просила отвезти ее… кое-куда. И почему-то просила Розали поехать с нами.
— Вот как? И почему я что-то узнаю от тебя, а что-то не знаю вообще? — Джаспер собирался продолжить, но Элис перебила его.
— Послушай, только не говори, что это не мое дело. Мое, я слишком давно и слишком хорошо тебя знаю, ты для меня слишком дорог, чтобы то, что происходит в твоей жизни, меня не касалось. У тебя были отношения с Марией, когда все было в одну сторону, ты любил и отдавал, а она благосклонно брала все, что ты готов был отдать. Были наши отношения, — голос Элис не дрогнул, — когда от тебя никто не просил отдачи, когда я любила и понимала, как тебе важно отогреться, и отдавала себя, ничего не прося взамен, не переживай, я знаю, что ты тоже любил, но любил как источник тепла, источник любви, а не как равную, главным твоим чувством была благодарность. А теперь у тебя есть шанс получить именно то, что ты хотел — равные отношения, когда оба дают, оба берут, оба поддерживают, оба готовы уступить, если нужно, не постоянно, как с Марией, а поровну. Подумай, сколько душевных сил она отдала за эти две недели. Твоя очередь в чем-то уступить.
Джаспер неопределенно хмыкнул. Элис продолжила:
— Зря ты так. Знаешь, любить — это всё-таки думать в первую очередь о том, кого любишь, как бы обидно ни было, о том, как больно ему и как уменьшить эту боль, даже если тебе тоже больно, и даже если из-за него. И никто не видит твоих слез только потому, что от них ещё больнее… — голос Элис предательски дрогнул. Джаспер остановился, заглянул девушке в глаза.
— Прости…
Элис только махнула рукой.
— Брось. Мы были нужны друг другу, мы получили от этих отношений все, что могли, теперь надо идти дальше. Правда, — Элис несколько раз утвердительно кивнула и улыбнулась.
— Уверена?.. — Джаспер вдруг резко замолчал, дёрнул Элис за руку и дал остальным знак остановиться.
На противоположной стороне парковки к внедорожнику Калленов прислонился лысоватый человек, неуловимо напоминающий чудаковатого профессора-картографа из какого-то недавнего кино про застрявших в компьютерной игре. Только вот простые добродушные пухляши не отличаются повадками дикой кошки. С другой стороны к их машине неторопливо подходила Кейт. Увидев незнакомца, она остановилась как вкопанная, но затем максимально приветливо кивнула ему.
Джаспер оттащил Элис с дороги, ведущей к парковке, убедился, что остальные последовали за ними, и постарался прислушаться. Скосив глаза, он понял, что с интересом слушает не только он.
— Милая была постановка, — без приветствия обратился незнакомец к Кейт. — Больно было? — без особого сочувствия поинтересовался он и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Я уже понял. «За этой маской идея, а идею невозможно убить». Ты так трогательно пытаешься доказать, что вампиры-вегетарианцы — не оксюморон, а катахреза. Натана уже убедила…
Кейт медленно кивнула.
— Ты же не будешь сейчас ничего делать. И про постановку — только твое мнение, не больше.
— Не буду, — толстяк пожал плечами, — хоть мне и жалко времени, потраченного в архивах. Согласно правилам я признал, — на этих словах незнакомец многозначительно усмехнулся, — мнение Ната, но определенные сомнения у меня были. Вот, хотел лично взглянуть. Твоя маленькая поста… ладно, демонстрация была и правда вполне убедительной. Для меня, — с этими словами толстяк отлепился от машины и сделал несколько шагов в сторону.
— Микаэль! Что значит «для тебя»?!
— Детка, мы с Натом уже не так рьяны в своих порывах. Некоторым будет нужно время, чтобы согласиться, некоторые в душе не согласятся никогда. Ну извини, уж на слишком скользкую дорожку ты ступила, — с этими словами незнакомец развернулся и неожиданно быстро и незаметно скрылся из виду.
Несколько минут все стояли в полной тишине, затем заговорили одновременно, словно прорвало плотину
— Микаэль? — осторожно спросил Эмметт. — Тот самый?
— Демонстрация? — ошеломленно уточнила Элис.
— То есть они от нас не отстанут? — проворчала Розали.
— Вот сейчас и спросим, — Джаспер решительно направился в сторону машины.
Кейт задумчиво смотрела вслед незнакомцу.
— Это и есть гроза вампиров-преступников? — Эмметт радостно хлопнул Кейт по плечу. Подошедшая в этот момент Элис заметила, как девушку чуть качнуло от такого приветствия.
— Именно, — удовлетворённо ответила Кейт. Джаспер подошёл ближе, привычным движением легко прижал девушку к себе.
— Все нормально?
Кейт все ещё смотрела вслед ушедшему толстяку.
— Да, — с нотками радости в голосе ответила она, — он согласился. Теперь, думаю, да. Поехали?
— Я тебе все ещё нужна на этот вечер? — поджав губы, поинтересовалась Розали, когда Джаспер обошел машину к своему месту. Кейт замялась и кивнула.
— Нет, если тебе неудобно…
Розали окинула Кейт снисходительным взглядом.
— Мы семья, забыла? Если Карлайл заставил меня защищать Беллу от Джеймса, то уж тебе не помочь после всего будет неправильно. Хотя я и не понимаю, почему я.
— Поймёшь, — тихо пообещала Кейт.


Глава 27. О вреде четвергов

Весь вечер Джаспер старался убедить себя в том, что Элис права. В том, что если уважаешь человека, уважаешь его тайны. Что это просто ревность. Что Кейт выбрала его даже не безопасность — за безопасность они боролись по умолчанию, а комфорт существования. Получалось не очень. Все было так логично, пока ему успокаивающе это объясняла Элис, только вся логичность, все спокойствие исчезли вместе с ней. По размышлении Джасперу было удивительно, что он вообще тогда — в библиотеке, в школе — соглашался с Элис, сейчас доводов так просто соглашаться не оставалось.
Наконец, накрутив себя до предела, Джаспер повалился на кровать, уставился в потолок и чуть не вздрогнул от хлынувших потоком воспоминаний — как Кейт каждую ночь во сне пыталась прикрыть его собой, как в тот момент, когда она засыпала и переставала пытаться себя контролировать, он чувствовал отчаяние, страх потери, горькую нежность. Джаспер выдохнул.
Шорох шин раздался у дома ближе к полуночи. Через несколько минут дверь еле слышно открылась — значит, Кейт собиралась ночевать здесь, и девушка тихо проскользнула в комнату, быстро скинула верхнюю одежду и нырнула под одеяло.
— Меня сложно разбудить, потому что я не сплю, — ворчливо подал голос Джаспер.
— Прости, — прошептала Кейт, — я до сих пор не могу привыкнуть.
Прежде, чем Джаспер успел сказать или спросить что-то ещё, девушка прижалась к нему через одеяло с какой-то беззащитностью. Джаспер прислушался к ровному дыханию и подавил поднимающееся раздражение, заставил себя вспомнить, какую нежность вызывала у него раньше эта способность Кейт проваливаться при нем в сон мгновенно. Очевидно, остальные ночи, которые она упорно проводила в своей комнатушке у мисс Джейсон, были намного менее спокойными.
До рассвета ему хватило времени убедить себя, что все, что на самом деле важно — это тепло Кейт рядом, ее дыхание в тишине ночи, то, что она возвращается — к нему. В конце концов, Элис и Розали были в Порт-Анджелесе с ней, и если бы там было что-то предосудительное, пусть не Элис, так Розали точно бы нашла способ сообщить ему об этом. И даже если нет, то по ним, по их настроению многое будет видно.
Утром Джаспер первым делом нашел названных сестер. Элис была обычной Элис, шумной и жизнерадостной. В настроении Розали, наоборот, что-то было не так — такой задумчивой и притихшей Джаспер видел ее редко. Впрочем, в ней не было ни ноты язвительности, осуждения или недоверия к Кейт — и Джаспера это успокоило.
До следующей недели.
Когда через неделю Кейт снова исчезла с его сестрами, сказав только, что будет достаточно поздно, а Элис потом только и нашла времени, что на ходу шепнуть: «Не злись, помнишь, мы говорили», от столь старательно поддерживаемого спокойствия не осталось и следа.
Вечер повторялся как по-написанному. Некоторое время Джаспер метался по комнате, вспоминая доводы Элис, затем в изнеможении сел, откинулся на подушки, уставился в потолок. Вспомнил тепло Кейт, ее самоотверженность и постарался убедить себя, что только это и важно. Хорошо, пусть не только это, но важнее всего.
К возвращению Кейт ему удалось обрести хрупкое душевное равновесие. Дальше все повторилось до мелочей — тепло Кейт, от которого не было сил отодвинуться, спокойная жизнерадостная Элис, тихая задумчивая Розали. Настроение немного улучшилось.
Пока не наступил очередной четверг.
Все повторялось опять, но с тем одним очень важным отличием, что вид потолка над кроватью уже не вызывал волны теплых воспоминаний, не успокаивал. Все то, что раньше старательно отметалось, убиралось вглубь — раздражение, злость, ревность, гнев, обида — десятками кошек заскребло на душе. Нет, не на душе, у них же нет души — вспомнил Джаспер свои споры с Кейт, чтоб ее, — где-то за грудиной, между горлом и желудком, стоял противный царапающий ком.
Все началось, как и в те ночи — Кейт проскользнула в комнату, не включая света, разделась, залезла под одеяло.
Сгусток эмоций, так и не рассосавшийся за время ожидания, требовал выхода. Джаспер прижался лбом к виску Кейт, положил руку на теплое плечо. Девушка замерла. Что ж, давно пора было это сделать, уже и так Эм хихикает и подкалывает при любом удобном и неудобном случае. Почему бы не сейчас? Нет, пронеслось в голове Джаспера, именно сейчас, если верить всему, что говорила Кейт, в чем убеждала Элис, если верить тому, что Кейт сейчас здесь, вот так, он имеет право.
Джаспер попытался начать поцелуй нежно, но, видимо, все пережитое этим вечером вырвалось, словно найдя выпускной клапан. Он чувствовал, как пытается отстраниться Кейт, сначала мягко, затем прилагая все больше усилий — и не мог остановиться, все резче вжимая девушку в подушку, придавливая рукой тонкую ключицу. Горечь, боль и гнев захлёстывали, лишали разума. Простой девушке вырваться было бы не под силу.
Почувствовав резкий короткий удар куда-то в область груди, Джаспер отлетел на свою сторону кровати и со смесью недоумения и гнева уставился на растрепанную Кейт.
— Джас, Джас…
После нескольких глубоких вдохов Джаспер наконец почувствовал, что немного проясняется голова, что уже он более или менее управляет эмоциями, а не эмоции им. Кейт продолжала выжидающе смотреть на него.
— Почему нет? — постарался спросить Джаспер как можно ровнее.
— Потому что ты сейчас злишься. Потому что ты сейчас стараешься что-то доказать. Потому что потом, завтра, тебе будет горько от того, что эти чувства были ведущими, а мне от того, что я пошла на поводу, — резко ответила Кейт, натягивая одеяло до подбородка.
Джаспер перевел дыхание, пощелкал сплетенными в замок пальцами, медленно кивнул.
— Наверное, ты права, — произнес он как можно спокойнее и аккуратно улёгся поверх одеяла. Кейт вздохнула, помолчала, затем легла рядом, прижалась к нему. — Ответь мне только на один вопрос, — продолжил Джаспер после некоторых раздумий и, не давая Кейт возразить, уточнил: — Не про твои дела в Порт-Анджелесе.
Кейт согласно кивнула.
— Спрашивай.
— Почему обычно, когда ситуация или разговор принимают хотя бы отдаленно интимный характер, ты вспоминаешь Розали?
Кейт поперхнулась.
— Может не надо? Именно сейчас, боюсь, это тебе не понравится.
— Думаю, я переживу. Как говорится, лучше горькая, но правда.
— Ладно, — Кейт помолчала. Чувствовалось, что она выбирает каждое слово. — Мы с Розали обсуждали наши с тобой отношения, и она спросила, не хочется ли мне большего. Если отбросить экивоки, я ей ответила, что из-за разности жизненных температур ощущения от секса могут быть… неоднозначными.
— Понятно, — протянул Джаспер, пытаясь понять, получится ли на этот раз совладать с поднимающимся гневом. — Понятно. То есть ты нашла себе со всех сторон удобного друга, а зайди чуть дальше — будешь хлопать глазами и рассказывать, что тебе будет неприятно. Раньше надо было думать.
— Да подожди. Вспомни, когда ты…
Джаспер не стал слушать, что ему предлагалось вспомнить. Горло нестерпимо саднило, драло наждаком. Счастье Кейт, что она не привлекательна как пища, но поохотиться, насытиться именно сейчас было просто необходимо. Джаспер бросил на Кейт последний взгляд бездонных черных глаз, убедился, что она поняла, и выскочил из окна, не закрывая за собой створки.
***
Джаспер неторопливо возвращался из леса, глубоко вдыхая морозный воздух. Перед окном гостиной на толстой ветке канадского дуба сидела Элис, свесив ноги и выжидающе глядя на него. Джаспер попытался пройти мимо.
— Джас! На минутку, — Элис похлопала ладонью по ветке рядом с собой.
Джаспер вздохнул, легко взлетел по стволу, грациозно скользнул по толстому суку и аккуратно присел на корточки рядом с ней.
— Что?! — раздражённо спросил он. — Думаешь, мало нас сегодня слышали, хочешь добавить развлечений?
Элис с грустной улыбкой помотала головой.
— Когда стало слышно, что запахло жареным, у всех резко нашлись неотложные дела. Не дома.
— А у тебя? — пыл Джаспера немного поутих, но в голосе ещё проскальзывали ноты раздражения.
— Считай меня дежурной по вашей безопасности, — усмехнулась Элис.
— Отбой, дежурный. Я с охоты, а Кейт, скорее всего, уже спит, всё-таки она человек.
Элис согласно кивнула.
— Спит. И, знаешь, что? Перед сном она собиралась отгородиться завесой клинков.
— То есть, настолько не доверяет? Тогда нам точно больше не о чем…
— Она передумала. И я не представляю, как ей это удалось. Я бы так не смогла — вот так просто уснуть после такого без защиты.
Джаспер вздохнул.
— Тебя бессмысленно спрашивать про Порт-Анджелес?
Элис на секунду прижалась виском к его плечу.
— Потерпи. Думаю, осталось недолго.
Джаспер пожал плечами. Легко советовать потерпеть, терпеть — сложно. Взгляд скользнул по окнам. Окно комнаты в которой спала Кейт, не поблескивало отражением лунного света в стекле. Коротко ругнувшись, Джаспер кивнул Элис и поднялся выше, к самому подоконнику.
Створки окна были открыты настолько, насколько он их оставил.
За ним не захлопнули дверь.
Джаспер тихо притворил окно и укрыл съежившуюся девушку ещё одним одеялом.


Глава 28. О первом шаге

Скорее почувствовав, чем услышав, что девушка просыпается, Джаспер бесшумно выскользнул в окно. Разговаривать не хотелось. К его молчаливому удовлетворению, затем удивлению, а после и огорчению, Кейт, видимо, решила так же. Сначала она как лучшая подружка без приглашения плюхнулась на пассажирское сиденье красного мерседеса Розали, заслужив ее удивленный и немного возмущенный взгляд, затем на школьной площадке воспользовалась заминкой, когда паркующиеся ученики не смогли нормально и быстро разъехаться, выскочила из машины, махнула всем рукой и скрылась в учебном корпусе. Совместных с Калленами уроков у неё сегодня не было. Элис, опекая, взяла Джаспера за локоть, почти как раньше, только более по-дружески, кивнула, всем своим видом излучая поддержку, и потянула в сторону класса.
На первой перемене Джаспер с возмущением наблюдал, как Эмметт помогает Кейт тащить учебники и проектор к классу истории.
— У тебя нет права собственности ни на нее, ни на него, — послышался голос Элис рядом, затем Джаспер получил ощутимый толчок в бок. — Кому-то придется подойти первым, — продолжила она. Джаспер сделал вид, что не слышит.
На второй перемене к нему подошёл смущенный Эдвард и поинтересовался, нет ли у него совместных с Кейт планов на выходные. Со всей возможной выдержкой Джаспер ответил, что нет, пока нет, Эдвард удовлетворённо кивнул и скрылся. Через пару минут Розали с обычным для нее ехидством сообщила, что Эд поссорился с Беллой из-за планирующегося в субботу выезда в Ла Пуш — Белла собиралась воспользоваться поездкой, чтобы встретиться со своим оборотнем, Эд не стал этого терпеть. Джаспер только понимающе хмыкнул.
Во время ланча Эдвард сидел за отдельным столом вместе с Кейт, и, судя по обрывкам разговора, уговаривал ее присмотреть за Беллой. Джаспер старался не скрипеть зубами.
На третьей перемене Кейт радостно чирикнула Белле, что ее сегодня отпустили на работу вместо практического занятия по первой помощи, согласившись, что ее опыт вполне можно зачесть, и упорхнула в сторону клиники. Джаспер только через минуту понял, что все это время Элис тормошит его за локоть.
В коридорах клиники Кейт найти не удалось. На вежливый вопрос, заданный Элис проходящей медсестре — сам Джаспер боялся не справиться с голосом, — та ответила, что разыскивать Кейт бесполезно: в реанимации проходит генеральная мойка, и насколько это затянется — даже предположить невозможно. Джаспер, проходя мимо зеркала в холле, убедился, что цвет глаз ещё допустимый, и пришел к неутешительному выводу, что трясет его не от жажды. Требовалось срочно чем-то занять себя, чтобы больше не думать.
Когда Эмметт в гараже вытащил приличных размеров ящик и попросил рассортировать находящиеся в нем винтики, гаечки и шурупы по размерам, Джаспер был готов его только что не расцеловать.
Провозившись до середины дня субботы и удовлетворённо оглядев результаты, Джаспер наконец поднялся в гостиную, где и нашел взъерошенного Эдварда. Тот сделал знак рукой, сказал ещё пару едких слов по телефону и, наконец, повернулся к Джасперу.
— Квилеты сегодня будут сидеть до утра у костра и рассказывать свои сказки. Беллу, видите ли, пригласили, это такая честь, — последние слова он практически выплюнул. — Хорошо хоть, что она будет не одна, Кейт согласилась… — встретившись с Джаспером взглядом, Эдвард замолчал и ретировался из комнаты.
Джаспер рванулся в другую сторону, но только для того, чтобы налететь на Карлайла и узнать, что в воскресенье генеральная санитарная обработка помещений продолжится. Тот только пожал плечами, увидев, как Джаспер прибавил скорость и хлопнул дверью своей комнаты.
В комнате было непривычно пусто. Джаспер повалился на кровать, обнял подушку, тяжело вздохнул и замер. Подушка до сих пор хранила запах Кейт, к которому он уже так привык, что не замечал, и которого ему, оказывается, так не хватало эти два дня. Джаспер вдохнул этот запах ещё раз, швырнул подушку в угол и взвыл, краем сознания жалея, что не может перекинуться в волка и по-настоящему повыть на луну.
Воскресенье надо было пережить.
***
По дороге в школу в понедельник утром Джаспер окончательно признал, что так больше продолжаться не может, уже уговорил себя в необходимости сделать первый шаг и неожиданно обнаружил, что совершенно не представляет, как правильно просить прощения. Последний раз это было… пожалуй, когда он ещё был человеком. Его «прошу прощения, мэм» в том баре, где он нашел Элис, не в счёт — тогда это была лишь фигура речи. В клане Марии просить прощения было проявлением слабости, да что там, как он тогда жил — у него даже мысли не возникало об этом, не было ни малейшей потребности. Затем годы одиночества — просить прощения было не у кого. Потом рядом всегда была Элис, сама она всегда прощала без слов, а с другими находила способы сгладить углы за него, как самый верный товарищ, как самый верный друг. Теперь… теперь придется самому.
Джаспер бросил взгляд в зеркало заднего вида. Элис откровенно его разглядывала и покусывала губы, чтобы не сказать лишнего. Прислушавшись к ощущениям, Джаспер с удивлением понял, что ей весело.
— Не вижу ничего смешного…
Элис жизнерадостно фыркнула.
— Да ну. Просто подходишь и говоришь, как есть. Во-первых, что бы вы там ни наговорили друг другу, она понимает, что ситуация, мягко говоря, неоднозначная, и часть вины, пусть и в результате обстоятельств, на ней есть. Во-вторых, не тот у нее характер, она не будет устраивать сцен.
— Это обнадеживает, — вздохнул Джаспер.
***
Ланч для Джаспера всегда был самым сложным временем. Даже не учитывая того, что приходилось каждый раз изображать баловня судьбы, придирчиво ковыряющегося в еде, так ещё и поток мыслей и эмоций обрушивался водопадом. Впрочем, это была проблема только его и Эда, Эмметт, наоборот, всегда с удовольствием оглядывал столовую, отмечал и комментировал что-нибудь забавное, старался отвлечь тех, кому сложнее. Сегодня Джасперу было не до забав.
Кейт, судя по всему, спиной чувствовала его приближение. По крайней мере, Джаспер был уверен, что подошёл бесшумно, и в то же время видел, как напряглись ее плечи. Захотелось обнять, успокоить. Неужели всего месяц назад, может, чуть больше, он успокаивал ее впервые — точно так же, со спины, после столкновения с Вольтури?
— Красное или зелёное? — спросила Кейт, не оборачиваясь. Джаспер в изумлении остановился и только через мгновение понял, что она спрашивает про яблоки.
— Это мне нравится больше, — положил он глянцевый фрукт ей на поднос и вопросительно приподнял его. Кейт поощрительно кивнула.
— Донесешь?
— Так просто? — удивился Джаспер. Кейт развернулась, внимательно посмотрела в глаза.
— А ты хочешь сложнее? Я не хочу, мне хватило этих дней.
— И ты не будешь требовать подтверждений вины и страстных клятв?
— Я смотрю, эти дни ты много общался с Эмметтом? То, что ты говоришь, больше похоже на Розали, — Кейт не смогла сдержать улыбку. И сразу стало легко и спокойно, словно и не было этих трёх дней.
***
Оставшийся день пролетел незаметно, то, что он почти закончился, Джаспер осознал уже сидя в машине и глядя, как зажигается свет в комнате Кейт.
Вторник Джаспер тоже почти не заметил — настолько быстро и легко летело время.
С утра среды где-то в глубине попыталась отнять себе кусочек настроения тревога, но в этот раз ее удалось не дать ей подпитки, загнать обратно.
Четверг начался как обычно. И Кейт вела себя как обычно, только чуть чаще, на грани ощутимого, прятала глаза и застывала, словно в предчувствии неизбежного. А вечером опять исчезла вместе с Элис и Розали.
***
Джаспер вытянулся на кровати поверх одеяла. Сегодня он снова чувствовал, как поднимаются изнутри, сплетаются в змеиный клубок, копошатся в груди гнев, обида и ревность. Не помогло справиться с ними ни уткнуться в подушку Кейт — слишком давно ее здесь не было, ни попробовать придвинуться к ее половине кровати в надежде на то, что через пару часов здесь он будет ощущать ее тепло. Оставалось попробовать договориться с самим собой — о том, что ничего не будет сказано сгоряча, что все слова и претензии подождут, отстоятся до утра.
Джаспер не шевельнулся ни когда Кейт прокралась в комнату, ни когда скользнула под одеяло. Показать, что заметил, значило начать разговор, начать разговор значило высказать все накипевшее без малейшего фильтра.
Единственное, что не получилось себе не позволить — не положить ладонь на плечо девушки, прижавшейся к нему через одеяло.
Проходили часы. Небо уже начало светлеть, когда Джаспер понял, что девушка не спит.
— Давай честно. Я не страдаю потерей памяти и знаю, какой клинок у тебя остался. Что я, по-твоему, должен думать? Что бы я ни думал, в здравый смысл это не укладывается. Ты же понимаешь, что так продолжаться не может? — как можно сдержаннее произнес он. Кейт беззвучно кивнула. Когда Джаспер решил, что девушка уже не заговорит, раздался тихий голос Кейт.
— Я вчера не успела подумать, как и что лучше сказать. Я прогуляюсь немного — на свежую голову — и мы поговорим. Обещаю.
Дождавшись кивка Джаспера, Кейт тихо выскользнула через окно на ветки старого дерева и исчезла в утреннем лесу. Над деревьями в холодном небе разгорался рассвет — это значило, что сегодня выходы в люди отменяются, и получалось, что времени на все было достаточно.
Джаспер пролежал на кровати ещё около часа, пока не взошло солнце и по дому не стали раздаваться шаги оставшихся сегодня взаперти вечных учеников, после чего спустился вниз. Как ни странно, все одновременно без причины оказались вместе в гостиной — даже Эдварда отговорили нестись к Белле с утра пораньше, а из клиники вернулся Карлайл — предполагалось, что ему положен отдых после ночного дежурства. Казалось, что идиллию нарушало только отсутствие Кейт.
Тем неожиданнее прозвучал настойчивый стук в дверь. Удивлённо пожав плечами, Карлайл вышел в стеклянный холл. На улице стояли два человека, вместе казавшиеся пародией — толстый и тонкий, высокий и коротышка, а за их спинами на дороге стояла потрёпанная машина с кенгурином.


Глава 29. О несогласных

После секундных раздумий Карлайл открыл дверь и махнул рукой в приглашающем жесте. Натан вошёл резкими шагами, не осматриваясь, словно был здесь уже не раз и не два. Микаэль окинул выскочивших из гостиной на шум вампиров оценивающим взглядом, демонстративно рассмотрев Джаспера с головы до ног. Не отвести глаза было сложно, и возможно, если бы не бурлящие после размолвки с Кейт эмоции, Джасперу бы это не удалось. Сейчас же ему было все равно, то, что Кейт до сих пор не вернулась, вызывало намного больше недовольства. И беспокойства, осознал вдруг Джаспер. Беспокойство только усилилось, когда он почувствовал, что взгляд Микаэля был словно запланированным, не наполненным настоящими эмоциями. Эмоции обоих дефенсоров были направлены вовсе не на присутствующих.
— Где наша заблудшая овечка? Не с вами?
Карлайл пожал плечами и осторожно произнес:
— Не видел. А почему?..
— Я говорил, — не дал ему закончить вопрос Микаэль, — и ее предупреждал. И где теперь их разыскивать?
Натан нервно дёрнул плечами, затем неожиданно повернулся к Эдварду и Элис и резко спросил:
— Вы ничего не слышите?
Молодые вампиры дружно развели руками. Карлайл перевел внимательный взгляд с одного дефенсора на другого.
— Можете всё-таки объяснить?..
— Если вы не в курсе, — ядовито протянул Натан, — сегодня ей восемнадцать. Объяснить, что это означает?
— Полную самостоятельность… — предположил Эмметт.
— Независимость от наставника, — выдохнула Эсми.
— Наставник перестает стоять на ее защите, — прошептал Карлайл. Натан кивнул, оценивающе оглядывая раскинувшийся за окнами лес.
— Если никто ничего не слышит — придется искать наугад…
— Да что же, наконец?..
Дефенсоры рванулись в лес, не удостоив Карлайла ответом.
— Нас семеро, и мы лучше знаем эти места, — озвучил общую мысль Эмметт.
***
Джаспер несся почти не касаясь земли первым, остальные следовали за ним, словно доверяя его интуиции. Странно, но стоило только задуматься, попытаться прислушаться и услышать — и ощущение направления исчезало, снова появляясь, когда осознанные мысли уступали в голове место отсчету ритма бега. Через несколько минут Джаспер осознал, что, видимо, их целью была все та же поляна, на которой они не так давно встречались с Вольтури.
На последнем холме Джаспер чуть снизил скорость, притормозили и остальные. Метрах в трёхстах от них, на поляне, окружённой радужной пеленой, словно танцевали с мечами шесть человек. Только это был не танец — слишком явно пятеро были против одного, вернее, одной. Клинки дефенсоров, поддерживавшие пелену, — по два от каждого, всего двенадцать, посчитал Джаспер — не пропускали ни возможность увидеть для Элис, ни мысли, которые почувствовал бы Эдвард, ни эмоции, которые смог бы ощутить он сам. Зато они пропускали острый запах крови. Краем сознания Джаспер отметил, что свой клинок Кейт держит левой рукой, завернув правую за спину. Все внимание он нацелил на то, чтобы найти среди всех клинков по границе поляны те два, которые принадлежат Кейт. Дружбу и любовь.
— Будет очень больно? — на вдохе произнесла Элис рядом. Джаспер медленно кивнул. Наконец, взгляд зацепился за яркие кортик и стилет.
— Постарайтесь пройти следом за мной, — с этими словами он рванулся через радужную пелену между ними.
Боли не было.
Под изумленными взглядами нападающих — совсем молодых, пожалуй, младше Кейт — Джаспер остановился рядом с ней, готовый броситься на любое движение противников, стараясь не думать о светящихся клинках в их руках. Краем глаза он заметил Элис и Карлайла, остановившихся с другой стороны от Кейт, Эма рядом с собой, Эсми, Розали и Эдварда чуть сзади.
— Играл во фруктового ниндзя? — истерически хохотнул Эмметт.
Нападающие ошеломленно опустили мечи.
— Они прошли защиту, — прошептал один из них.
— Тем более, — взвизгнула девушка, стоявшая впереди, поднимая меч и собираясь броситься в атаку. Джаспер попытался прикрыть Кейт плечом. Наверное, против клинка дефенсора это было глупо, вот только по-другому — невозможно.
— Унялись все! — раздался резкий голос за их спинами. Кейт выдохнула. Рядом раздался звон металла. Убедившись, что нападать больше никто не собирается, Джаспер повернулся в сторону звука. Микаэль деловито вытаскивал из земли клинки, воткнутые по границе поляны. Собрав их все, он грудой бросил их под ноги нападавшим. Клинков Кейт среди них не было — их Натан забрал первыми.
— Что здесь происходит? — казалось, голос Натана стал ещё резче. Нападавшие потупились.
— Во времена нашей молодости это называлось «устроить темную», — флегматично пояснил Микаэль. — А я предупреждал Кейт, что молодежь нас так просто не поймет.
Девушка-предводитель сделала шаг вперёд.
— Почему? Почему вы продолжаете ее защищать? Ей уже есть восемнадцать, это только ее, а не ваше дело!
Натан нехорошо усмехнулся. Микаэль пожал плечами и спокойно, словно рассуждая о погоде, ответил:
— Ну почему же не наше? Два моих подопечных, три — Ната. Это очень даже наше дело, за вас-то мы отвечаем. Так всё-таки, Лиззи, если я не ошибаюсь, — Микаэль дождался утвердительного кивка девушки, — что здесь происходит?
Девушка набрала в лёгкие воздуха. Джаспер остро почувствовал сомнение, недовольство и ревность.
— Она защищает вампиров, а вы ей это прощаете, потому что она дочка вашей замечательной обожаемой Саманты…
Микаэль перехватил Натана за локоть.
— Дай ребенку высказаться. Это же не все?
— Из-за нее орден чуть не поссорился с Аро Вольтури…
— Я как наставник решил все эти вопросы так, как считаю нужным, твое мнение по этому поводу не требуется, — произнес Натан жёстко. Лиззи проглотила готовые сорваться с языка возражения и продолжила:
— Вы простили военные преступления одного из них просто потому, что у вашей обожаемой Кейт случилась большая…
— Достаточно, — прогремел голос Натана, — это не ваших умов дело, но, раз уж об этом зашла речь — это был контракт — обучение в обмен на…
— И чему он ее учил? — перебила его девушка. Джаспер почувствовал, что ее ревность теряет контроль, начинает управлять ею. — Осваивать Кама…
— Молчать! — громом разнеслось над поляной. — Молчать, — повторил Натан уже спокойно и максимально уравновешенно. — Иди сюда.
Лиззи сделала несколько неуверенных шагов вперёд.
— Я так понимаю, именно потому, что ты считаешь, что она ничему не научилась, вы собрались аж впятером? Впятером за это время вы должны были ее раскатать так, что нам даже найти бы нечего было. Кейт? — Натан сделал приглашающий знак рукой. — Лиззи считает, что твой уровень остался средним уровнем вашего возраста. Я хотел бы посмотреть на вас один на один.
Лиззи испуганно сделала шаг назад.
— Ну, дорогая моя, либо-либо. Либо она многому научилась, и наше решение было справедливым. Либо нет, и тогда ты в состоянии победить ее сейчас. Тем более, что руку вы уже из строя вывели.
Лиззи отрицательно затрясла головой, закусив губу.
— То есть ты больше не оспариваешь решение Ната? — вмешался Микаэль. — И никто не оспаривает? — остальные нападавшие дружно замотали головами. — Тогда на вашем месте я бы исчез максимально быстро. С моими, — Микаэль окинул взглядом двух парней чуть поодаль, — я ещё поговорю.
Наперегонки собрав свое оружие, нападавшие исчезли с поляны. Натан уселся на камень и принялся рассматривать измазанные землёй клинки.
— Никогда не видел, чтобы вампиры защищали дефенсора, — меланхолично произнес Микаэль. — Тем более, вот так — бросившись через нашу завесу на наши мечи.
— Почему завеса нас пропустила? Не то что не уничтожила, а даже не навредила? — осторожно спросил Джаспер. За его спиной всхлипнула Розали, наконец осознав неслучившиеся последствия.
— Просто вы прошли между моими клинками, — с улыбкой пояснила Кейт. Карлайл аккуратно заматывал платком рану на ее предплечье. — Их сила — в моем отношении к вам, они не могут вам навредить.
Джаспер согласно кивнул, подошёл к девушке, обнял рукой за плечи, прижался щекой к растрепанным волосам, спросил шепотом:
— Дружба и любовь? — и не столько увидел, сколько почувствовал, как девушка кивнула в ответ.


Глава 30. О тайном и явном

Карлайл настоял на скорейшей нормальной обработке раны и дожидаться дефенсоров не стал, остальные постарались не отстать от него. Оказавшись дома, он увел Кейт в кабинет, отмахнувшись от предложенной помощи. Семья собралась в просторном холле, дожидаясь своих непрошеных гостей.
Те появились достаточно быстро, быстрее, чем под силу простому человеку. Натан как обычно ворвался в дом первым, громко хлопнув дверью, отставший на пару шагов Микаэль только поморщился.
— Мы подождем Кейт здесь, — Натан прислонился к перилам ведущей наверх лестницы.
— И не забудь, что в машине… — пихнул его локтем в бок Микаель. Натан чертыхнулся и бросился к автомобилю, провозился пару минут с чем-то на заднем сиденье и вылез обратно, осторожно держа на руках спящего ребенка.
— Кому можно отдать? — нетерпеливо спросил он. От резкого голоса девочка на руках вздрогнула, проснулась и с интересом оглядела ошеломленных присутствующих. Наконец, ее взгляд остановился на Розали.
— Ацю к Воузи, — радостно протянула она ручки. Розали с непонятным выражением лица сделала несколько шагов и подхватила девочку на руки. Элис с теплой улыбкой проследила, как Розали уносит девочку подальше в угол холла, и перевела настороженный взгляд на Джаспера. Тот отвёл глаза.
— К Воузи… вот теперь я видел все… — ошарашенно протянул Эмметт. Джаспер осторожно подавил внимание и возможное любопытство окружающих и проскользнул в сторону кабинета Карлайла.
***
Около двери в кабинет Джаспер сел на пол и задумался. С одной стороны, обижаться вроде как было не на что — с самого начала они все знали, что один из клинков Кейт посвящен любви, и если он старался не задаваться вопросом, к кому, боясь получить ответ, — то это не вина Кейт. Более того, если собрать сейчас воедино все проскальзывавшие намеки, все становилось очевидно. С другой стороны, она старательно избегала разговоров, которые могли привести даже просто к вопросу о том, что так привязывает ее к Порт-Анджелесу и что это за еженедельные приступы мазохизма, а Элис была так убедительна, когда говорила о необходимости уважения чужих тайн, что давить сильнее не хотелось. Тем большим идиотом он чувствовал себя сейчас.
Да чтоб их всех, они опять все решили за него. Решили, что ему знать положено, а что — нет, решили, что он обязан смириться со своим незнанием, решили, насколько можно запустить его в жизнь человека, которого он любил.
Где-то за грудиной заныло. Вдох-выдох-вдох, это всегда помогает. Помогло и на этот раз. Джаспер одернул рукава джемпера и тихо заглянул в кабинет.
Карлайл приветливо кивнул, убирая окровавленные бинты. Кейт улыбнулась открыто и немного виновато.
Грош цена этой открытости.
Кейт, видимо, почувствовала настроение, вопросительно заглянула в глаза.
— Не знал, что среди знакомых Розали есть годовалые девочки… — как можно безразличнее произнес Джаспер.
У Кейт округлились глаза.
— Штеффи здесь? — с этими словами она вылетела из кабинета, не обращая внимания ни на что вокруг.
Раньше она бы тащила его за собой, согревая теплой ладонью холодные пальцы.
Джаспер нарочито медленно спустился следом.
***
— Как вы могли? Да чем вы вообще думали? — раздавался снизу голос Кейт.
— Тише, испугаешь Штеффи, — это Розали.
Джаспер не стал спускаться до конца, с середины лестницы прекрасно были видны все участники ссоры: Кейт, с диким взглядом прижимающая к себе девочку, Розали, придерживающая ее за плечи в жесте защиты, Натан с непонятной болью на лице, Микаэль, флегматично рассматривающий панели на стене.
Боль Натана росла из воспоминаний, осознал Джаспер. Горечь, тоска, благодарность, вина, обида и — неожиданно — удовлетворение от выполненной работы и гордость шли обертонами. Джаспер попытался закрыться от этой лавины, переключившись на Микаэля. Тот тоже тосковал и испытывал чувство вины.
— Кейт, детка, — Микаэль воспользовался возникшей паузой, — а в чем, собственно, проблема?
— Нет, ты правда ее не видишь? Притащить ребенка в дом, полный… — Кейт осеклась, беспомощно оглянулась на Розали.
— Ну спасибо, — шутливо-обиженным голосом протянул Эмметт. Принужденно рассмеялись Карлайл и Эсми.
Натан в два шага оказался у дивана, непринужденно развалился на нем, посмотрел на Кейт снизу вверх.
— Вот только не заставляй меня именно сейчас сомневаться в твоих умственных способностях.
Кейт ответила удивлённым взглядом. Натан продолжил.
— Ты сейчас прям как Лиззи час назад, у нее тоже было именно «этого не может быть, но этого я и боюсь». Теперь у тебя либо-либо. Либо твои обожаемые Каллены никогда не трогают людей, и тогда твоя истерика — это действительно просто истерика. Либо у тебя есть основания так переживать, но тогда получается, что мы поторопились с излишней благосклонностью. Так как?
— От твоего ответа будет зависеть, в каком составе мы отсюда уедем, — подмигнул оторопевшей Кейт Микаэль. — Так как, для Штеффи есть опасность или ты неуравновешенная истеричка и опасна в первую очередь ты?
С лестницы было хорошо видно, что взгляд обоих дефенсоров стал немного расплывчатым. Джаспер вопросительно посмотрел на Эдварда, тот только поморщился и с какой-то потерянностью перевел глаза с одного на другого. Они закрывались, и, видимо, настолько эффективно, что Эду это доставляло определенный дискомфорт. Получалось, что решение Кейт было настолько важным, что они исключали любую возможность влияния, любую возможность подсказки.
Джаспер перевел взгляд на Кейт, скорее почувствовал, чем увидел, как у нее мелкой дрожью трясет ладони.
«Любить — это всё-таки думать в первую очередь о том, кого любишь, как бы обидно ни было, о том, как больно ему и как уменьшить эту боль, даже если тебе тоже больно, и даже если из-за него», — вспомнились Джасперу слова Элис.
Чтобы правильно решить, Кейт нужно успокоиться. И знать, что она не одна. Если ей сейчас плохо, о том, кто прав, кто нет, можно подумать и потом.
Джаспер мысленно потянулся к Кейт. Аккуратно подавил страх, не до конца, осторожность в действиях должна оставаться. Почувствовал, как где-то за грудиной словно стучит сердце и разливается тепло, и щедро поделился этим ощущением. Заставил себя поверить хоть сейчас, хоть на десять минут, что все будет хорошо, и отдал всю эту уверенность.
Кейт медленно расправила плечи, кивнула, не оборачиваясь, передала ребенка Розали и села на подлокотник дивана напротив Натана, заставляя его сильно повернуть шею.
— Я прошу прощения у всех, — Кейт обвела глазами собравшихся. Джаспер почувствовал, что ему досталось на какие-то доли секунды больше этого взгляда, и еле заметно кивнул в ответ. Кейт продолжила: — Пожалуй, моя реакция была излишне эмоциональной…
— Таким образом, ты настаиваешь, что опасности для Штеффи нет? — скучным голосом спросил Микаэль.
Кейт отрицательно помотала головой.
— Почему нет? Есть, конечно. Всегда остаётся доля непредсказуемости, нашу жизнь нельзя рассчитать от и до…
— То есть, Штеффи опасно оставаться здесь?
— Почему же. В машине тоже ездить опасно, но об этом не думаешь каждый раз, когда сажаешь ребенка в машину. Вернее, признаешь некоторую долю риска, оцениваешь ее и берешь на себя ответственность. Так же и в этом случае. Поэтому ты не прав, — кивнула Кейт Натану, — тут не либо-либо. Риск есть всегда, но это та малая вероятность, с которой я готова смириться — под свою ответственность. А излишняя реакция — не истерика, она обоснована тем, что решение приняли за меня, не учитывая ни моих пожеланий, ни моих, — тут Джаспер уловил еле различимое замешательство, — соображений.
— Пожалуй, меня устраивает такой ответ, — в решительном голосе Натана слышались странные нотки. Микаэль скептически хмыкнул.
— Ты не можешь не видеть, что кое в чем она лукавит, и знаешь, в чем.
— Мик, дружище, — Натан повернулся к нему, — давай сделаем вид, что ты не говорил последнюю фразу. Я услышал главное — про осознание опасности и ответственность. Дальше пора жить своей головой, — Натан схватил коротышку за локоть и потащил к дверям.
— То есть Штеффи?.. — крикнула им вслед Кейт.
— Мне уже вот здесь, — Натан, повернувшись, провел ребром ладони по горлу, — филиал детского сада. Хватит, предоставляю тебе самой отвечать за жизнь тех, за кого ты должна отвечать. Теперь ты уже совсем большая детка. С днём рождения.
Кейт ошарашенно кивнула. Натан решительным шагом продолжил путь к дверям. Увлекаемый за локоть Микаэль на ходу обернулся и проговорил:
— Если Нат не хочет видеть, что ты не договариваешь, это не значит, что этого нет. Будь честна по крайней мере с собой.
Кейт оставалось только ещё раз кивнуть.


Глава 31. О перспективе

Джаспер сидел свесив ноги на южной стороне крыши, подставив лицо мягким солнечным лучам.
Крыша дома была нейтральной территорией. Вернее, она была ничьей территорией, и по общему молчаливому согласию принадлежала тому, кто первый вышел на нее, чтобы побыть одному. Остальные могли нарушить уединение библиотеки, вломиться в личную комнату, устроиться на соседней ветке любимого дерева и там приставать с вопросами, разговорами, советами. Но не здесь.
Чаще всего — до Беллы — здесь бывал Эдвард. Иногда сюда выскакивала Элис, но больше, чем на пару часов, ее никогда не хватало. Эмметт был здесь всего пару раз, но зато выходил надолго — как-то Розали сутки сидела в ожидании под закрытой дверью, уткнувшись лбом в сцепленные в замок руки и встречая убийственным взглядом пытавшихся подойти. Сама Роуз — Джаспер только сейчас это заметил — не была здесь одна ни разу.
Присутствие Кейт Джаспер почувствовал раньше, чем услышал или почуял. И хотя до сих пор он так и не нашел ответа на вопрос, хотел он или нет, чтобы она пришла, вторжение на территорию вызвало глухое раздражение.
Кейт молча села рядом, свесив ноги и стараясь не смотреть вниз, зябко поежилась. Говорить она не начинала. Джаспер бросил оценивающий взгляд на землю. Метров двенадцать, если бы Кейт была одной из них, он бы не задумываясь скинул ее вниз, чтобы поняла, что переступила границы. Вот только она была человеком, пусть ловче и выносливее многих, но все же слишком хрупким. От осознания высоты, от того, что Кейт сидит вот так на краю, вдруг стало неуютно.
Прежде, чем Джаспер понял, что он делает, он притянул девушку к себе, перехватил руку, поднялся сам и заставил подняться ее, отходя от края. Кейт не сопротивлялась, только выжидательно смотрела в глаза. Джаспер вдруг почувствовал резкую необходимость обнять покрепче, прижаться всем телом, и, уже сжимая девушку в кольце рук, горько усмехнулся про себя — сейчас его дар сыграл с ним злую шутку, он так и не смог понять, чье желание это было.
Кейт разрыдалась. Джаспер продолжал прижимать ее к себе, но успокаивать, говорить, что все хорошо, было бы неправильно.
— Я не знала, как сказать… сначала это никого не касалось, а потом всё так резко закрутилось, так резко изменилось, что я действительно не знала, как сказать, вроде как говорить надо было раньше…
Джаспер кивнул в знак того, что услышал. Кейт продолжила:
— Я же до последнего, до сегодняшнего дня не смела надеяться, что ее мне отдадут, так просто, они же оформили опеку, не подкопаться…
— Ты это имела в виду, когда говорила об их административных возможностях?
Кейт кивнула, всхлипнув и уткнувшись в крепкое плечо.
— Только после этого я стала достаточно послушной. По-другому на меня вряд ли смогли бы повлиять.
— Из-за того, что ты им не верила?
— Да, я считала все, что нам рассказывали о таких, как вы, глупостями и сказками. И поэтому не разделяла их идеалов и методов воспитания.
— И они манипулировали возможностью быть со… — имя почему-то сопротивлялось Джасперу, — с ней?
Кейт заметно сникла.
— Манипуляции начались даже раньше. Знаешь, каково это, когда ты идёшь, тебе и так плохо, и кажется, что насколько можно было испортить жизнь, настолько это и получилось, а тебе смотрят вслед, как будто у тебя на лбу выжжено клеймо, и все сразу замолкают и смотрят высокомерно или с деланным сочувствием, когда ты появляешься, а когда проходишь мимо — начинают язвительно шипеть, осуждать, и самое невинное, что можешь услышать, притом что сами они… А деваться тебе некуда, идти тебе некуда, остаётся сцепить зубы и терпеть.
— Ты ни разу не думала?.. — Джаспер замялся. Кейт пристально посмотрела в глаза и не стала уточнять, медленно кивнула.
— Честно? Думала, — голос Кейт сорвался. Джаспер прижал к себе сильнее трясущиеся плечи. С одной стороны, нестерпимо хотелось заставить замолчать, утешить, прекратить чувствовать это отчаяние, с другой — не было больше сил утешать, а ещё — Джаспер ничего не мог с этим поделать — где-то в глубине части сознания хотелось доставить боль и упиваться ею, ведь было же больно ему.
— Думала, — продолжила Кейт еле слышно, справившись с голосом, — но мне говорили, что это лучше всего научит понимать, что у каждого действия есть последствия и не все можно отыграть обратно, некоторые последствия остаются с нами на всю жизнь. Говорили, что я в данном случае слишком заинтересованное лицо, а такое решение можно принимать только с холодной головой. Много чего говорили. Ты не представляешь, я же ненавидела эту часть себя… и только потом… раньше только я зависела от других, первый раз кто-то зависел от меня…
Кейт замолчала.
— Почему знали Элис и Розали? Почему ты выбрала их?
— Мне было сложно рассказывать об этом. С Элис можно было поделиться без слов. Она замечательная, она все потрясающе понимает.
— А Роуз?
Кейт замялась. Джаспер узнал это выражение лица — девушка подбирала слова для неприятной правды.
— Реакция Элис меня обрадовала. В том, что с Карлайлом и Эсми проблем не будет, я была уверена. В Эдварде, который научился переносить даже кровь Беллы, самую притягательную для него, — тоже. Мне стоило опасаться трёх… троих, — Кейт вздохнула, — я решила начать знакомство с Розали. Она бывает вспыльчивой, бывает невыносимой, часто поддается первому импульсу, но уж если что-то решит, если что-то примет для себя… это кремень. И мне было важно, чтобы она приняла Штеффи, тогда можно было бы не бояться ни ее, ни Эма — за ним бы она присмотрела, за Штеффи тоже…
Кейт замолчала.
— Переходим к самому интересному? — спокойно спросил Джаспер. Знал бы кто, чего стоило это спокойствие.
— Джас, — неуверенно начала Кейт и, словно что-то решив для себя и боясь передумать, быстро и сбивчиво продолжила: — Вспомни, просто вспомни, как Элис всегда внимательно следила за тем, чтобы никто не подошёл к тебе ближе, чем на полтора-два метра. Вспомни, чего тебе стоило сдержаться, когда я оцарапалась о колючки — притом, что, спасибо маме и Карлайлу, как пищу меня обычно не воспринимают. Да о чем мы говорим… смотри! — с этими словами Кейт выхватила стилет и царапнула тыльную сторону ладони. Неторопливо темной дорожкой выступило несколько капель крови. — Посмотри на себя! — девушка вытащила из кармана телефон, протянула темным экраном вперёд наподобие зеркала.
В этом не было необходимости. Джаспер и так знал, что увидит черные, словно без радужки, глаза. Рывком он отвернулся, отошёл на два шага, попросил севшим голосом:
— Закрой чем-нибудь порез.
За спиной послышалось шуршание разрываемой упаковки, разнёсся запах клея — Кейт закрыла царапину пластырем. Джаспер перевел дыхание.
— Если так, почему ты тогда здесь?
Кейт неслышно подошла сзади, положила ладони на плечи, прижалась лбом к спине между лопатками.
— Потому что. Потому что мама всегда жила по принципу «все или ничего» и научила меня жить так же. Потому что я не хочу тебя терять.
— И ты готова рисковать? — Джаспер развернулся к девушке, заглянул ей в глаза. Кейт неожиданно кивнула.
— Я же говорила про ответственность — пожалуй, я к ней готова. И потом, если бы я была одна, я бы крепко подумала, но у нас есть Роуз — она тебя и близко к Штеффи не подпустит, — Кейт улыбнулась, мотнула головой в сторону леса. Там внизу Розали держала девочку на руках и что-то увлеченно ей показывала.
— Ты же понимаешь, что вряд ли я смогу полюбить ее?
Кейт только вздохнула.
— Джас, просто не ставь меня перед выбором. Этого будет достаточно.
Джаспер медленно кивнул и прижал Кейт к себе, вдохнул ставший таким необходимым запах волос.
— Все будет хорошо. Пусть не так долго, но обязательно будет.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ


Глава 32. ЧАСТЬ II. О том, что пиццы много не бывает

От автора
Может быть, вторая часть потянула бы на отдельный фик. Меня, если честно, останавливает от этого то, что в нем будет много того, что добавилось к вселенной «Сумерек» в законченной первой части, и в новом фике не хотелось бы обьяснять, кто эти люди и что они тут делают. Потом, конец «Возвращения» был продуман в первую очередь, мне не хотелось бы его переносить в следующий фик.
Короче говоря, во второй части будет больше (ну, планируется больше) движения и Вольтури - как-то вот неожиданно появилась пара мыслей про них. Конец (третья часть) будет (эмм... ну по крайней мере пока должен) логически завершать и первую часть тоже


Карлайл с трудом оторвался от книги и прислушался. Нет, не показалось, стук в дверь повторился. Кого только могло принести сюда? Тем более, в такую-то погоду — больше суток дождь лил так, словно обещал повторение всемирного потопа. Такие дожди здесь бывают только летом - именно тогда, когда большая часть страны радуется жаркому солнцу. Но их семью все устраивало.
Спускаясь по лестнице, Карлайл поймал себя на мысли, что после знакомства с Кейт в дверь стучали чаще, чем за последние вместе взятые несколько лет. И вообще жизнь стала — Карлайл задумался, подбирая нужное слово, — интереснее.
Такую гостью он точно не ожидал увидеть. За дверью, ежась в промокшей насквозь одежде, стояла недавняя соперница Кейт, кажется, Микаэль назвал ее Лиззи. Учитывая, что она — человек, простуда ей обеспечена. Тем более, что, как с удивлением понял Карлайл, никакого транспорта он не увидел.
Девушка нерешительно вошла. Пожалуй, в первую очередь надо позвать Элис — уж она-то сможет её переодеть.
— Я могу увидеть Кейт?
— Чуть позже, — ответила Элис за Карлайла, — они уже скоро будут.
***
Джаспер с удовольствием считывал уютное ощущение тепла от коробок на коленях Кейт. Та всю дорогу увлеченно препирались с Эмметтом.
— Да ладно тебе, ну признайся, что просто не смогла выбрать одну. Элис никогда не умеет выбрать, сметает все подряд, но всегда в этом признается.
— Эм, я тебе который раз говорю, у меня появилось ощущение, что надо взять обе. А я привыкла верить интуиции…
— Это точно говорила не интуиция, а голодный желудок, — продолжал подначивать Эмметт, — нет, ну, а что? Люди любят пиццу…
Машина плавно подъехала к дому. Джаспер остановился и выжидательно посмотрел на Кейт. Та только поморщилась, глядя на стекающие по стеклу потоки. Джаспер усмехнулся и развернул машину пассажирской стороной как можно ближе к ступеням дома. Кейт благодарно кивнула и приготовилась к рывку к дверям.
Вновь прибывших прямо за дверью встречала Розали. За ее спиной к косяку прислонился Карлайл с застывшим выражением лица.
— Во-первых, тихо, время уже позднее, я уложила Штеффи. Во-вторых, у нас гости, и видимо, к тебе, — она кивнула Кейт.
— О чем я говорила? — Кейт победно ткнула Эмметта локтем в бок и осеклась. Увидев, кто именно ее ждёт, она надолго замолчала, испытующе разглядывая гостью. –Лиз? Какого рожна? — и, вспомнив про коробки в руках, без перехода добавила: — Пиццу будешь? Ещё горячая.
Та с энтузиазмом кивнула в ответ. Кейт принесла стаканы и графин с водой, села напротив. Джаспер опустился рядом с ней, с вызовом обнял за плечи. Кейт выжидающе вскинула брови, но гостья промолчала, только поморщилась. Остальные тихо расселись вокруг.
— С чем пожаловала? И как? — гостеприимства в голосе Кейт не было совершенно. Впрочем, взгляд Лиз тоже не выражал теплых чувств.
— Пешком. Иначе слишком рискованно…
Кейт недоуменно подняла брови, но перебивать не стала.
— Ты не думай, что я прям сразу к тебе побежала. Просто… ощущение какое-то, что верить нельзя никому. А Натан учил нас верить ощущениям…
— Так и шла бы к Натану…
— В том-то и дело… Нат пропал, — Лиз тихо всхлипнула. Эмметт тихо присвистнул из угла.
— С чего ты?.. С чего бы он стал отчитываться?.. Подожди-ка, — на лице Кейт отразилось искреннее удивление, — он… вы… ну… — Кейт с удивлением увидела, как Лиз кивнула в ответ. — Тебе поэтому было так неприятно его особое отношение ко мне?
Лиз кивнула ещё раз.
— Я тебе больше скажу, ты мне и сейчас не нравишься. Но Нат как-то говорил, не мне, что если что — тебе можно доверять как Саманте.
— А почему ты не пошла к Микки? — ответа Кейт не дождалась. Видимо, в то, что Лиз говорит правду, она поверила. — Ему ты тоже не веришь?
— Да говорят же тебе! Там никому просто так нельзя верить, никому! Ты там давно не была, ты бы поняла, о чем я говорю!
— Ясно, — Кейт прикусила губу. — Куда Нат мог деться? Над чем он работал?
Лиз только развела руками. Кейт вздохнула и достала телефон, набрала номер.
— Только не говори, что ты уже спишь, — вместо приветствия произнесла она, — тут такое дело, нужен совет, а до Ната я не могу дозвониться… — ответ собеседника она выслушала, оценивающе разглядывая Лиз. — Причем тут Лиз? И вообще, она меня всегда терпеть не могла, с чего бы… — видимо, собеседник ее перебил, — хорошо. Ладно, — прикрыв динамик рукой, Кейт обратилась к Карлайлу, — Микаэлю можно приехать или назначить ему другое место?
Карлайл криво усмехнулся.
— Раньше они не спрашивали. Пускай приезжает. Не нравится мне все это.
Кейт сказала ещё пару слов в телефон, нажала на отбой, убедилась, что связь действительно отключилась.
— А уж мне-то… устроишь Лиз до завтра?
Розали собиралась возразить, но под жёстким взглядом кивнувшего на ливень за окном Карлайла промолчала.
***
— Не нравится мне все это, — повторяя недавние слова Карлайла, произнесла Кейт обыденным голосом, сидя на кровати и обнимая подушку. Мерявший комнату шагами Джаспер наконец остановился и сел рядом.
— Что-то конкретное?
Кейт отрицательно помотала головой.
— Нет, — усмехнулась она, — я всё-таки не Элис. Не знаю. Лиз верит в то, о чем говорит. И что никому нельзя верить, тоже. Хорошо, если это ее юношеский максимализм. А если это мнение Натана?
— А Микаэлю верить можно?
Кейт откинулась на одеяло, задумчиво глядя в потолок.
— Джас, они с Натом и мамой прошли Югославию. Это была дружба боевых товарищей. Чтобы ее предать, нужно либо быть гнилым человеком, либо иметь очень, очень серьёзные мотивы. Посмотрим завтра. Я скорее верю, чем нет. И ещё… — Кейт что-то достала из кармана рубашки, — не воспринимай это как намек, это просто удобная форма. Вот, возьми. Мне будет спокойнее.
В ладонь Джаспера лег маленький свёрток из фетра.
— Что там? — с полуулыбкой спросил он, взвешивая свёрток на ладони. Кейт поощрительно кивнула.
— Открывай.
Джаспер осторожно развернул свёрток, не отрывая глаз от Кейт. Выражение лица у нее было точь-в-точь как у Элис, задумавшей раздать очередные подарки.
Внутри оказалось блестящее кольцо-печатка, гравировку в темноте было не разобрать.
— Оно из нашего металла. Для простой защиты должно хватить. Для нашей защиты от ваших. Надевай, — Кейт выхватила кольцо и сама натянула его на холодный палец.
— Почему я никогда не видел ваших с подобной защитой?
— Ну как… Смотри, запечатлеть можно только сильное непрерывное, ну, пусть почти непрерывное чувство. Если сделать себе что-то подобное самому — тебя сразу выгонят в шею — это просто квинтессенция эгоизма, этого не должно быть. А друг другу — бывает, да. Но не так часто, на самом деле. Из цельного слитка стараются сделать как можно более массивное оружие, не дробить его на части. Это — оно из обломка, который откололся тогда на поляне, из базы получился стилет, они… эмм… перезапечатлевались вместе. И поддерживаются одинаково, — Кейт мягко улыбнулась. — А ещё третий кусочек металла я опять куда-то дела…
Джаспер поправил воротник рубашки, набираясь решимости.
— У меня тоже кое-что есть. Тоже без намеков. Хотя… как хочешь, — Джаспер достал тонкое кольцо, неярко светящееся в темноте. — Извини, я взял тот обломок без спросу.
— А я-то голову ломала… неужели металл тебя послушался?
— Вроде как, — Джаспер пожал плечами, — я, конечно, чувствовал себя идиотом, когда это затеял и особенно когда пытался убедить его в том, что это тебе на благо. Но вроде светится. Завтра можно попробовать с Эдом.
— Да, конечно, — тонкая полоска металла перекочевала на руку Кейт. — Знаешь, мне кажется, у тебя получилось. В нем чувствуется сила… — Кейт задумчиво повертела рукой, — странно, раньше считалось, что только человеку есть что вложить, чем оживить металл… — девушка тряхнула головой, словно избавляясь от какой-то мысли, взяла Джаспера за руку так, что кольца тихо звякнули, стукнувшись друг об друга.
— Знаешь, я иногда думаю… а если бы я тогда не пошла прогуляться? Если бы шла другой дорогой?
— Это было бы ужасно, — с полушутливой интонацией ответил Джаспер, прижимая девушку к себе, и моментально получил локтем.


Глава 33. О планах

Микаэль демонстративно не замечал испепеляющий взгляд сидящей напротив Розали. Остальные были немногим более доброжелательны, и сильно это общий настрой не улучшало.
— Лиззи вчера добралась до вас? — голос Микаэля как всегда был сдержан.
— С чего ты взял?
— Кейт, дорогая, чему Нат учит чуть ли не в первую очередь? Так вот, вчера погода была такой, что следов оставить просто невозможно. Лучшего шанса на то, чтобы тайно куда-то попасть, не дождаться. И именно вчера ты мне неожиданно звонишь. Так что примем за данность, что да, Лиз здесь, иначе ты бы только сейчас сделала вывод, что вчера я ее потерял из виду, и очень бы за нее… хм, назовем это распереживалась.
Кейт недовольно дернула уголком рта. Микаэль продолжил:
— В общем, Лиззи, конечно, ничего такого не знает. Но общую атмосферу не почувствовать и не рассказать об этом она не могла, не так ли?
— Что у вас происходит? — с нажимом поинтересовалась Кейт. Микаэль развел руками, скользнул взглядом по появившимся в дверном проёме Лиз и Элис.
— Думаю, Нату нужна помощь, — Микаэль выдержал паузу, прежде чем задать следующий вопрос. — Лас-Крусес тебе о чем-то говорит?
— Это же на Юге? Где-то в Нью-Мексико, да? — Кейт нахмурились, пытаясь сообразить что-то ещё.
— И тебе абсолютно нечего там делать, — яростно прошипел Джаспер рядом с ней.
— Мистер Хейл, я полагаю, у вас там остались старые знакомые? — впервые в голосе Микаэля прозвучали эмоции. — Может, тогда просветите вашу… Кейт вместо меня? — издевательски продолжил он. Джаспер сорвался с места.
Микаэль расслабленно наблюдал, как Кейт хватает его за запястья и тянет обратно на диван. Джаспер нехотя подчинился, но взгляду, которым он сверлил Микаэля, Розали бы однозначно позавидовала.
— Такой характер диалога неконструктивен, — в обычно мягком голосе Карлайла прозвучали стальные ноты. Микаэль кивнул, развернул на столике карту.
— Лас-Крусес, — ткнул он практически на границу с Мексикой. — Техас здесь совсем близко, чуть восточнее. А вот здесь, — поставил он точку километрах в тридцати к западу от города, — живёт клан…
— Суаресы, — закончил за него Карлайл.
Джаспер скрипнул зубами.
— Нет, у вас к ним явно что-то личное, — лёгким тоном бросил Микаэль в его сторону, не поднимая глаз от карты.
Кейт успела поймать Джаспера за руку, сильно потянула к себе, переплела пальцы со своими, накрыла руку второй ладонью. Почувствовав теплое успокаивающее поглаживание, Джаспер немного пришел в себя.
— Так вот, Суаресы. Что ты про них знаешь? — Микаэль поднял глаза на Кейт. Та только пожала плечами.
— Нат больше рассказывал про Европу, Юг — твоя прерогатива.
— Очень плохо, — поцокал языком Микаэль, — но что уж теперь… они сильны. Их, конечно, не сотня с лишним, как Вольтури, если считать не только членов клана, но и лояльных, готовых примкнуть в бою, которых зовут при необходимости, но штук сорок-пятьдесят будет.
Теплая ладонь Кейт сильнее сжала замок переплетённых пальцев. Прищурившись, Джаспер встретил взгляд Микаэля. К теплу ладони добавились тепло плеча, бедра, колена рядом. Джаспер медленно выдохнул.
— Нат должен был посмотреть на них. Больно странно они себя ведут последнее время.
— Почему? — вырвалось у молчавшего прежде Эдварда. Микаэль смерил его оценивающим взглядом.
— Скажем так, так сложились обстоятельства. Есть определенная причина, — Микаэль вздохнул, Джаспер почувствовал оттенок вины, — есть повод, есть спусковой крючок. Подробнее поговорим об этом при Натане. Так вот. Через Юту туда дороги считайте, что нет — там обширные земли племен навахо, с их культурой скинуокеров я бы не хотел столкнуться.
— Шаманы-оборотни? — уточнил Карлайл. Микаэль кивнул, поморщился брезгливо.
— Там много всякого. Я лучше год проживу под одной крышей с кровососами, чем ночь в одной миле от поселения навахо. Дальше. С севера на подходе к Лас-Крусес есть поселения апачей, они дружественны навахо. Так что единственный приемлемый путь, если не хочешь светиться в аэропортах и на вокзалах, а этого делать не стоит однозначно, — через Неваду и затем Аризону. Здесь по реке Колорадо живут мохаве — они в целом неплохие дружелюбные ребята.
— Зачем вы все это рассказываете нам? — раздался из угла напряжённый голос Эмметта. Микаэль поднял взгляд, но не на него, а на Кейт.
— Ты готова выйти вечером?
— Терпеть не могу Юг, жару, кактусы,— скривилась она в ответ.
— Что значит выйти? Куда? — севшим голосом поинтересовался Джаспер.
— Как куда? Я же все сказал. Кейт съездит, осмотрится, сделает выводы, возьмёт с собой Лиззи на подхват, а там, кто его знает, думаю, и Ната попробует…
Джаспер на секунду прикрыл глаза, чувствуя, как тело сжимается, словно пружина. Ярость, гнев и страх прорвали с таким трудом выстраиваемую стену спокойствия. Кейт не смогла среагировать на резкий рывок сразу, попыталась перехватить запястье, но чуть-чуть не успела. На мгновение показалось, что пальцы его пальцы успеют сомкнуться на шее пухлого дефенсора. Через секунду Джаспер отлетел к стене, а Микаэль оказался в боевой стойке на книжном столике с двумя мечами в руках.
Кейт повисла на шее Джаспера, попыталась подсечь ногу голенью.
— Джас, Джас, тише, тише, мы разберемся, только спокойно.
Джаспер почувствовал, как старательно Кейт пытается транслировать ему свою любовь и страх за него.
— Ещё одно подобное движение я сочту за повод, — раздался из-за ее спины неожиданно холодный и резкий голос Микаэля. Кейт не дала Джасперу поднять на него голову, обхватила лицо руками, прижалась лбом ко лбу.
— Успокойся. Пожалуйста, — прошептала она, — с ним мы не справимся.
— Я поеду с вами. Я знаю те места, очень хорошо знаю. И знаю Суаресов.
— Не советую, — вмешался Микаэль. Когда все повернулись к нему, он уже снова сидел на диване в расслабленной позе и флегматично смотрел на окружающих. — Там индейцы кругом, а я не встречал ещё коренных жителей, которые хотя бы спокойно, не говоря уж о дружелюбии, относились к кровососам. Они же тоже зашли на континент вместе с европейцами. Только вот, с европейцами индейцы справиться не могут, а вот с парой-тройкой вампиров — вполне. И потом, Суаресы прекрасно помнят Марию-мексиканку и ее прихвостней.
Джаспер не обратил внимания на выпущенные шпильки.
— Ты опять все решаешь сама? Ты поедешь? — выдохнул он в висок Кейт.
— Конечно, поедет, — ответил за нее Микаэль. — Сколько Натан с ней нянькался, мамкался и папкался, должна же быть элементарная человеческая благодарность.
Кейт беспомощно кивнула.
— Тогда возвращайся побыстрее. Иначе мне придется отправиться за тобой. А Микаэль во многом прав.
Кейт кивнула снова, на этот раз более уверенно.
— Как будете добираться? — опять вмешался Микаэль.
— На байках, — пожала плечами Кейт, — они наиболее маневренны и соответствуют нашим целям. Ты сам где будешь? — Кейт задала вопрос таким тоном, словно знала ответ.
— Остаться здесь будет логичнее, — протянул Микаэль.
— Тогда… Будь добр, не забывай, что ты в гостях. И не устраивай провокаций, как сегодня, ладно? — Кейт дождалась согласного кивка Микаэля. — И да, Эм, послушай, Лиззи тоже нужен байк.
— Понял, — кивнул Эмметт в ответ, правда, жизнерадостности в его голосе было меньше, чем обычно.
***
Прошел час с отъезда Кейт и Лиззи, а Джаспер так и стоял у окна во всю стену, глядя сквозь сумерки на уходящую дорогу. Элис он заметил, когда та подошла уже совсем близко.
— Не злись на нее. Для нее Натан — это семья…
Джаспер отрицательно помотал головой.
— Я понимаю. Я злюсь, что ничего не могу сейчас сделать.
— Сможешь потом. У меня ощущение, что мы опять конкретно влипли.
— Видишь что-то? — Джаспер резко развернулся к Элис, заглянул в глаза. Настал ее черед отрицательно качать головой.
— Пока нет. Просто ощущение. Но у нас есть мы, и раньше нам везло. Прорвёмся, — Элис еле заметно улыбнулась и легко сжала ладонь Джаспера. — Поверь, мы обязательно справимся.




Глава 34. О том, что увидела Элис

— Почти полторы тысячи миль в одну сторону. Даже на байке это три дня, если не лететь сломя голову. И там ещё сколько. Так что зря ты маешься.
Джаспера Эмметт не убедил. Тот продолжал с встревоженным видом мерить шагами библиотеку.
— Я не могу понять, почему я ничего не вижу… — вмешалась в разговор Элис. — Раньше я могла иногда видеть Кейт.
Джаспер резко остановился. Элис не могла видеть через пелену дефенсоров, но вряд ли Кейт закрывалась специально. Если только… они не успели проверить, насколько кольцо работает эффективно, но, вероятно, оно и закрывало Кейт от дара Элис. Неизвестность давила, но, с другой стороны, даже такая защита могла оказаться решающей в окрестностях Лас-Крусес.
Джаспер твердо встретил испытующий взгляд Карлайла. Если чего-то не знаешь, не можешь рассказать. Не то, что он не доверял Карлайлу, нет. Но сама атмосфера всеобщего недоверия, которую принесли с собой незваные дефенсоры, давила и заставляла быть осторожным во всем.
На пределе слышимости раздался рев мотора, к дому приближался байк. Один. Каллены выскочили на дорогу.
Лиз резво соскочила с переднего сиденья, аккуратно помогла слезть Натану. Оценив его вид, Карлайл устремился навстречу, подставил плечо и бережно, но быстро повел к дому.
— Где Кейт? — задала Элис общий вопрос. Лиз пожала плечами, Натан окашлялся и ответил хриплым голосом:
— Мы разделились, она собрала на себя основную часть преследовавших. Ничего страшного, справится, я вообще думал, что она ещё и раньше нас вернётся, — усмехнулся он. То, что тревоги у Натана не было, Джаспера несколько успокоило.
***
Эсми накрыла стол, пока Карлайл занимался перевязкой, и теперь хлопотала вокруг Натана, подкладывая ему лучшие куски.
— Что там происходит? — нетерпеливо спросил Микаэль. Натан только отмахнулся, старательно пережевывая очередной кусок мяса.
— Дай поесть спокойно. Кейт вернётся — расскажет, мне думается, она видела больше меня. Так глупо попасть… теряю хватку.
Джаспер отвлекся от вида за окном. Что-то было не так.
Кольцо на руке словно пульсировало, разогреваясь.
Джаспер почувствовал испытующий взгляд Элис, бросился к ней.
— Ты видишь что-то? Видишь? Элис, пожалуйста, что там? Посмотри, попробуй…
— Я не…
— Сейчас получится, должно получиться, — Джаспер не мог объяснить, почему он в этом так уверен, разве что… кто знает, что именно у него получилось.
Элис прислонилась к косяку, попробовала погрузиться в себя. Джаспер осторожно придержал ее за плечо. Почти как раньше. Элис в ужасе ахнула.
— Их четверо… они наши
Натан презрительно фыркнул.
— У них нет заслуживающих внимания бойцов, четыре — это не проблема…
Элис перебила его, все так же в ужасе глядя в никуда, повышая голос.
— Они все очень быстрые… и они стреляют… дальше дороги нет… там заросли… река… водопад…
Джаспер быстро протянул альбом и восковой карандаш, Элис порывистыми движениями набросала берег, воду, несколько деревьев, камни, срывающийся поток.
— Они продолжают стрелять, они совсем близко… бежать некуда… Кейт, она… — Элис неожиданно вскрикнула, — вода падает и захлестывает… всё… — девушка вцепилась в рубашку Джаспера, спрятала лицо у него на груди. Тот машинально обнял ее за плечи.
Кольцо на пальце остывало.
Микаэль повертел в руках набросок.
— Я бы подождал с паникой. Это же все субъективно… Я знаю это место, вот эти камни как три обезьяны, это на берегу Колорадо, в резервации Мохаве. Я попробую, — его голос дрогнул, Микаэль вышел с телефоном, прикрыл за собой дверь. Из его разговора были слышны обрывки фраз, и при желании Джаспер мог бы услышать и больше. Только… зачем?
— Их поселение недалеко, они слетают посмотрят, и он мне перезвонит, — коротко отчитался Микаэль, возвращаясь. — Странно, что они вообще допустили кровососов на свою территорию…
Остальные только одарили его мрачными взглядами.
Время тянулось неимоверно медленно. Когда телефон Микаэля зазвонил, казалось что прошло несколько часов, хотя часы утверждали, что не больше двадцати минут. Микаэль снова выскочил, плотно закрыв за собой дверь. Было слышно, как он препирается по телефону. Джаспер напряг слух.
— Да, я. — Мы нашли ее. — И? — Плохо дело… — Рядом есть больницы? — Ты в своем уме? — Не понял? — Конечно, индейцы притащат в местную больницу девчонку с огнестрельными ранами и переломанными ребрами. Как мы это, по-твоему, объясним? — Совсем никак? — Нет, я сказал. Что можем, сделаем сами. — Тогда… пустите на территорию двух кровососов? — Ты в своем уме? — Ладно, одного. — Нет. — Он врач. И ее отец. — … — Ну? — Хорошо, одного. — Пообещай мне, что она доживёт до нашего приезда. — Как я могу… — Можешь, я знаю. — Нет. Не в этот раз. Попробуем, но… давайте быстрее, чтоб я не был виноват. Хотя все равно сомневаюсь, что что-то получится. — Все. Скоро будем.
Карлайл рванулся в кабинет, загремел оттуда инструментами. Джаспер без сил опустился на пол, уткнулся лбом в колени, и только через несколько минут понял, что рядом сидит Элис, обнимает его и осторожно гладит по волосам.
***
Вот уже второй раз меньше, чем за месяц, Джаспер оказался на крыше дома.
Двенадцать метров до земли. Для любого из них это ничто. Для любого из них и пули, и падение в водопад обошлось бы небольшими неудобствами.
Кейт никогда не хотела для себя обращения. И поплатилась за это. Карлайл говорил тогда — про сестру милосердия из Африки — что каждый сам выбирает, что для него важнее, жизнь или убеждения. Убеждения — это прекрасно, но отдать за них жизнь… тебе-то будет уже всё равно, но как жить дальше тем, кому ты был дорог?
Где-то в горле давил узел, как будто кто-то слишком туго завязал галстук и продолжал тянуть. В глаза словно насыпали песка, слезы, наверное, помогли бы, но слез не было. Джаспер поднял голову, проследил взглядом за проплывающими облаками. Казалось, что горящим векам стало чуть легче.
Как жить дальше тем, кому ты был дорог? На самом деле, пришла в голову мысль, не так уж все мы дороги друг другу. Взять Кейт: Элис стала ей хорошей подругой, ей будет очень больно от потери, но она быстро утешится, Эм и Эдвард, да пожалуй, и Эсми — скорее близкие приятели, погрустят, пожалеют о молодости, но не ощутят пустоты, для Карлайла это будет далеко не первая потеря и не первый удар судьбы, он знает, как это пережить. Розали хуже сходится с людьми, пожалуй, для нее это будет тяжелее, чем для других, но это тоже не то. Только для него самого, осознал Джаспер, потеря будет невосполнимой.
Джаспер вспомнил волну чувств Натана, которую он случайно ощутил после боя Кейт с молодыми дефенсорами. Теперь он начал понимать. Горечь и тоска — по Саманте, они не утихли и через годы, благодарность — за доверие, вина — что не уберёг, обида — что покинула… и удовлетворение от выполненной работы и гордость — что справился, что вырастил и воспитал.
Джаспера словно ударило током. Есть ещё один человек, для которого мир никогда не будет прежним, для которого изменится все. У которого был главный человек в жизни, а теперь — нет.
Прежде, чем он понял, что именно делает, Джаспер легко спрыгнул с крыши и бросился к лужайке перед домом, на которой гуляли Розали и Штеффи. Под изумлённым взглядом Розали, раньше, чем она успела хоть как-то отреагировать, Джаспер подхватил девочку на руки, прижал к себе, коснулся щекой пушистых волос. От нее вкусно пахло, не так, как от других людей — провоцируя жажду, а совсем по-другому — поднимая внутри волну чего-то непонятного, желание защитить.
Джаспер успокаивающе кивнул так и не пришедшей в себя Розали, осторожно присел на скамейку. Конечно, у них нет сердца, но именно там защемило, когда девочка прижалась к нему в ответ.
Розали продолжала изумлённо смотреть на названного брата. Джаспер проследил за ее взглядом. Кольцо на руке оставалось холодным, правда, еле заметно светилось. Продолжая прижимать к себе Штеффи одной рукой, Джаспер приложил палец второй к губам. Розали медленно кивнула в ответ.


Глава 35. О возможности обращения

Шорох шин послышался рядом с домом в то самое время, когда сложно сказать, ещё глубокая ночь или уже раннее утро. Вся семья оказалась в холле раньше, чем хлопнули двери автомобиля. Первым на пороге появился Микаэль, он аккуратно придержал дверь Карлайлу, осторожно несущему закутанную в индейское одеяло девушку.
Слов не было нужно, каждый из Калленов, как бы ни глушил в себе свой особый интерес к людям, мог почувствовать человеческую силу жизни, тепло, пульсацию крови в сосудах. Сейчас никто из них не чувствовал почти ничего, да что там, в момент голода любой прошел бы мимо, чуя, что здесь искать нечего. Карлайл молча под тяжёлыми взглядами прошел с девушкой в свой кабинет.
Молчание затягивалось. Первой не выдержала Розали, без слов выскочив из гостиной, она взлетела по лестнице и скрылась в комнате, где спала Штеффи. Натан проследил за ней мрачным взглядом, прочистил горло.
— Если… он сможет обратить ее?
Остальные уставились на него полными изумления глазами.
— Не понял? Я думал, дефенсоры… — Эмметт не закончил мысль, но общий смысл был ясен.
— Что тут понимать? — Натан даже не удостоил его взглядом. — Так сможет или нет?
Джаспер почувствовал, как его накрывает волна неконтролируемой ярости. Сознание при этом оставалось кристально чистым, просто… просто словно исчез инстинкт самосохранения, отказали тормоза. За них последнее время отвечала Кейт…
— Как у вас, оказывается, все просто. Захотели — отобрали ребенка, захотели — отправили на убой, захотели — обратили. Да по какому праву?
— По какому? Да по такому, что иначе ее не будет. Просто не будет, это лучше?
— А ее мнение ты представляешь? Ты хоть знаешь, что она никогда не хотела для себя этого?
— Да плевать! Зато она будет.
— А как же ваши хваленые идеалы? Получается, все это ложь? Только пока вам не надо обратного?
— Молчать!
Джаспер усмехнулся мысли, что, видимо, это был любимый и самый используемый Натаном окрик. Они стояли, буравя друг друга полными ненависти взглядами. Казалось, ещё чуть-чуть — и напряжение между ними станет осязаемым, грохнет электрическим разрядом.
Насколько проще было бы сейчас уступить. Оправдаться потом тем, что Натан настоял. И иметь впереди вечность. Только вот… Кейт не раз говорила о выборе между простым и правильным. И выбрать сейчас простое значило бы предать ее. Предать именно тогда, когда это будет так непоправимо. Джаспер почувствовал странную решимость. Нет, раньше он прекрасно мог принимать решения, и решения жесткие, подчас жестокие. Но никогда раньше ему не приходилось решать про любимого человека. За любимого человека. Отвечать, полностью отвечать за его будущее, за их будущее. Ощущение было новым и при этом таким… долгожданным?
— Не получится, — Джаспер позволил прозвучать в голосе толике издёвки. Натан прекрасно ее уловил, закинул руку за плечо, начал вытаскивать из-за спины сверкающий клинок.
— Ну-ка давайте потише, сбавляем обороты, — бросился между ними Эмметт, несмотря на попытки Эсми и Эдварда остановить его, повиснуть на руках. Натан смерил всех по очереди тяжёлым взглядом, швырнул меч в руки Эмметту. Тот машинально поймал сверкающий клинок и тут же зашипел от боли.
Натана это волновало меньше всего. Одним шагом он сократил расстояние между собой и Джаспером до возможности удара. От неожиданности первый удар Джаспер пропустил, но второго допускать не собирался. Через секунду противники сцепились в неразделимый клубок, опрокинули книжный столик, прокатились по дивану, впечатали в стену панель телевизора.
Натан был быстр, нереально быстр для человека. Другое дело, что силы после неудачной миссии в Лас-Крусес ему явно не хватало. Джаспер представил на секунду Кейт на своем месте и осознал, что сейчас ему придется следить ещё и за тем, чтобы случайно не покалечить наставника. Ну, по крайней мере, не сильно покалечить. Пожалуй, оставь тот свой меч при себе, было бы даже проще, можно было бы выместить свою боль, страх, отчаяние, ничего не контролируя, полностью отдавшись чувствам. Только вот и отчаяние, и боль, и страх были не только его, неожиданно почувствовал Джаспер и, освободившись от очередного захвата, откинул Натана на диван. Тот тяжело дышал.
— Что здесь происходит? — раздался с лестницы голос Карлайла.
— «А что сделал ты из-за любви к девушке? — Я отказался от нее!» — произнес Микаэль таким голосом, словно кого-то цитировал. Джаспер и Натан ответили взглядом исподлобья с абсолютно одинаковым выражением лица.
Карлайл спустился на несколько ступенек, окинул взглядом собравшихся.
— Я сделал все, что смог, сейчас все будет зависеть уже не от нас, — ответил он на невысказанный вопрос. — Ближайшие два-три дня будут решающими.
— Если что-то пойдет не так… — начал из угла дивана Натан.
— Не вздумай, — резко перебил его Джаспер.
— И это ты называешь любовью? — не унимался наставник.
— Вспомни Анну, — тихо ответил Джаспер не Натану, а Карлайлу. Тот перевел ошарашенный взгляд с одного на другого.
— Вот уж не ожидал… особенно от ваших, — кивнул он в сторону дефенсора. Натан обессиленно пожал плечами, Джаспер непроизвольно повторил его жест.
— Джас, — Карлайл поманил его на лестницу, знаком показав остальным оставаться внизу. Пройдя с ним по коридору до кабинета остановился, тихо спросил:
— Что ты чувствуешь?
— Боль, — ответил Джаспер не раздумывая, пытаясь в то же время забрать ее себе.
— Сможешь что-то с ней сделать? Я боюсь давать лишние обезболивающие…
— Тогда я зайду, — Джаспер коснулся ручки двери, но Карлайл прикосновением остановил его.
— Не стоит…
Минуту Джаспер буровил отца взглядом, тот выдержал его спокойно. Вернее, уверенно в своей правоте. Джаспер медленно кивнул и сел на пол около двери.
День обещал быть долгим.
***
— Ты правда готов вот так взять и отпустить ее?
Джаспер и не подозревал, насколько глубоко погрузился в собственные мысли, пока прямо над ухом не раздался нервный жёсткий голос. Прошло уже два невыносимо долгих дня, которые он так и провел под дверью кабинета Карлайла. Как преданная собака.
Без особых эмоций он проследил, как Натан садится на пол рядом.
— Знаешь, это все юношеский максимализм. Я был таким же. Ещё давно.
— Напомнить, сколько мне лет? — не смог удержаться Джаспер. Натан озадаченно посмотрел на него, потом иронично фыркнул.
— Да, я все забываю, что внешность обманчива. И все же, я смотрю на вас всех и чувствую себя старше. И сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что во многих вопросах надо было быть мягче. Что не всегда стоило настаивать на своем. Что многие так называемые принципы не стоили таких жертв.
Джаспер смерил наставника оценивающим взглядом. Прежде, чем он успел что-то ответить, например, про отметины на спинах учеников, дверь кабинета открылась.
— Вас слишком хорошо слышно. Лучше бы сходили прогулялись, — негромко произнес Карлайл. Джаспер хотел было возразить, но наткнулся на твердый взгляд с прищуром. Карлайл утвердительно кивнул. — Идите, — в его интонации прозвучал какой-то особый нажим, какой-то скрытый смысл. Джаспер пожал плечами, не торопясь поднялся с пола и, подумав, протянул руку Натану. Тот ответил удивлённым взглядом, поблагодарил кивком. Медленно и тихо они спустились по лестнице, вышли на площадку перед домом.
— Мне не удастся тебя переубедить, да? — это был не вопрос. Джаспер пожал плечами.
— Решать все равно будет Карлайл. Сам. Больше никто остановиться не сможет.
— Он не согласится? — это снова был не вопрос. Натан усмехнулся одной стороной лица и не оглядываясь ушел в сторону леса.
Джаспер проводил его взглядом и вдруг почувствовал, как что-то изменилось.
Он больше не чувствовал боль. Вернее, чувствовал, но совсем не так одуряюще, как раньше. А ещё кольцо, развернутое печаткой внутрь, мягко грело ладонь. Джаспер рванулся к кабинету, без стука дернул на себя дверь, ворвался внутрь и почувствовал, как перехватывает дыхание, просто от того, что он снова может встретиться взглядом с этими глазами. Кейт еле заметно улыбнулась.
Карлайл за спиной запер дверь. Кейт поманила его к себе, слабым жестом указала на изножье кровати. Ее рука была настолько холодной, что на секунду Джаспер усомнился, не изменил ли Карлайл ее природу. Тот словно ждал вопросительного взгляда, отрицательно покачал головой.
— Карлайл сказал, что Элис видела… она может видеть через защиту твоего кольца?
— Только когда я попросил, — ответил Джаспер после некоторых раздумий.
— То есть, увидела по твоей просьбе? А сейчас?
— Сейчас, наверное, не должна. Зачем? — в голосе Джаспера слышалось искреннее недоумение.
— Видения Элис — чуть ли не единственное наше преимущество. Потому что Лиз была права. И я верю вам, верю семье. А остальным, — Кейт не стала уточнять, кому именно, — уже нет.

_____
Микаэль произносит знаковую для меня фразу из к/ф «Обыкновенное чудо»


Глава 36. О новой опасности

— Я верю вам, верю семье. А остальным — уже нет. И я рада, что именно вы вдвоем сейчас здесь.
Джаспер озадаченно посмотрел на Кейт. Та глубоко вздохнула и тут же скривилась от боли. Джаспер аккуратно пожал до белизны сцепившиеся в его руку пальцы.
— Может, всё-таки замотаем эластичным бинтом? — обеспокоенно поинтересовался Карлайл. Кейт только отрицательно помотала головой.
— Я же уже говорила. Оно, может, сейчас будет легче, зато потом восстанавливать форму — дольше.
Карлайл несогласно поджал губы, но промолчал.
— Мы вдвоем? — вернулся к теме разговора Джаспер, дождавшись, когда боль отступит. Кейт осторожно пожала плечами.
— Понимаешь, вам всем я верю полностью. Но… Эд или Элис совершенно случайно могут сказать что-то лишнее преждевременно, ты и Карлайл — те два человека, которым я могу полностью доверять.
— Все так серьезно? — коротко спросил Карлайл. Кейт только кивнула. — Почему именно нам?
— Тебе — потому что знаю твою порядочность, твою принципиальность, твою надёжность и ум. Джасу — просто потому что потому. Потому что если надо кому-то доверять, то я решила доверять ему. Потому что лучше я погибну, поверив ему, чем кому-то ещё. Хотя его опыт может оказаться очень полезен.
— А что насчёт Ната и Микаэля?
Кейт ответила больным взглядом.
— Натану ты можешь доверять как нам, — вставил Джаспер и пояснил в ответ на недоуменный взгляд Карлайла: — Там такой клубок чувств, и все завязаны на преданность, сначала Саманте, а затем и самой Кейт. Поверь мне, он мне не нравится, но я знаю, о чем говорю. Даже то, как он настаивал на обращении… потом расскажу, если интересно, — кивнул он Кейт. — А Микаэль… он нравится мне ещё меньше, но…
— Но только благодаря ему ты сейчас здесь, а не служишь пищей для стервятников на берегах Колорадо, — закончил за него Карлайл.
— Вот как? — Кейт надолго задумалась, пока наконец не приняла решение. — Что ж, раз я говорила, что вам полностью доверяю, поверю и вашей оценке. Позовете их?
***
Натан молча жевал черный ус. Микаэль первым заговорил после долгого молчания.
— У тебя есть обоснованный повод считать, что у нас завелся крот?
Не причина, повод, отметил про себя Джаспер. Кейт еле заметно сузила глаза — она тоже услышала и поняла.
— Нат, что ты видел в Лас-Крусес?
— Честно? — Нат замялся. — Ничего толком. Кроме того, что они ведут себя очень странно. Самоуверенно. Они что-то затевают. И они ждали проверки, я попал в готовую ловушку.
— Просто готовую или готовую специально для тебя? Кто знал о твоем задании?
Натан задумался.
— Я понял, что ты имеешь в виду. Этого мало, чтобы выдвигать обвинения.
— Но достаточно, чтобы не доверять, — попыталась настоять Кейт.
— Детка, ты ещё маленькая. Есть в жизни моменты, после которых ты не можешь не доверять. После которых ты землю будешь грызть, но не верить в саму возможность предательства. Ловушки, похожей на приготовленную адресно, мне мало.
— Ладно. Хорошо. Карлайл, сколько новорожденных было в армии Виктории?
— Восемнадцать без Райли. С ним и Викторией - двадцать.
— А у Марии? — обернулась Кейт к Джасперу.
— Максимум - двадцать три, но они были готовы под конкретную битву, затем часть пришлось уничтожить. Обычно двенадцать-пятнадцать, считая с нами.
— А что так слабо? Даже у Виктории больше? Неужели легендарные возможности клана Марии-мексиканки сильно преувеличены? — ядовито осведомился Натан. Джаспер смерил его тяжёлым взглядом исподлобья.
— Ты думаешь, так просто контролировать столько неуправляемых вампиров одновременно? Виктория могла себе позволить чуть больше, потому что их особо и не пытались контролировать, не пытались куда-то рационально направить их агрессию, а позволяли разброд и шатание — вспомни новостные сводки из Сиэттла. И, кстати, где были дефенсоры, когда новорожденные громили город? — на этих словах Джаспер заметил, как щеки Натана пошли красными пятнами. — Ну? — продолжил давить он.
— Давай ты задашь этот вопрос потом?
— Нет, сейчас, — опередила Джаспера Кейт. Натан вздохнул.
— Ладно. Хорошо. Объясняю: они многим были очень удобны. Каллены — бельмо на глазу некоторым дефенсорам, особенно самым ортодоксальным. Для них, по крайней мере для некоторых, вы более ненавистны, чем такие, как Виктория, Мария или майор Уитлок, — Натан усмехнулся уголком рта.
— Вот как? Почему? — искренне удивился Карлайл.
— Да потому что существование таких, как вы, не позволяет грести всех под одну гребёнку, называть чудовищами и назначать априори виноватыми, — вмешался Микаэль. Интонацией он напоминал учителя, вынужденного терпеливо объяснять, что дважды два может быть равно и одиннадцати — в зависимости от точки зрения. — Приходится разбираться и сдерживаться в порывах возмездия. Это многих не устраивает. Вспомни, как легко ополчились на Кейт за то, что она добилась кому-то оправдания, вообще разбираться не стали…
— Ясно, — голос Карлайла был задумчивым. — Ясно, — повторил он уже более ровно и повернулся к Кейт. — К чему эти вопросы о численности?
— В Лас-Крусес я насчитала около сорока-сорока пяти новорожденных.
— Не может быть. Столько невозможно удержать. Тем более так, чтобы никто ничего не заметил, им же питаться надо, в конце-то концов, — вставил Джаспер.
— Ну смотря как удерживать. Представь себе бункер, в котором ядерную войну пережить можно… А насчёт «никто ничего не заметил» — вот и скажи мне, как можно прохлопать все это тому, кто отвечает за наблюдение за этой территорией?
— А кто отвечает за Нью-Мексико? — оживился Натан. Микаэль покаянно вздохнул.
— Номинально — я. Реально — я слишком увлекся преследованием бродячих кланов, Суаресы казались такими спокойными, такими законопослушными, что по решению Совета Нью-Мексико отдали в наблюдение студентам.
— Бардак, — коротко подвёл Натан итог.
— А почему Суаресы зашевелились именно сейчас? Юг же давно спокойная территория? — перевел тему Карлайл.
Натан ощутимо замялся.
— Много чего совпало, — очень ровным голосом ответил Микаэль. Слишком ровным. Джаспер перевел взгляд на него, прищурился, откинул прядь волос и с нажимом спросил:
— О чем вы не договариваете?
Микаэль подался вперёд, поставил локти на колени и сложил пальцы домиком.
— Не слишком ли много ты себе позволяешь?
— На данный момент мы вроде как на одной стороне? — Джаспер вздернул бровь. Уступать он не собирался. Минуту они сверлили друг друга взглядами, наконец, Микаэль медленно кивнул.
— Ну что ж, одной из причин стало то, что кто-то очень альтернативно одаренный умудрился пошатнуть авторитет Аро Вольтури.
— Причем тут это?
— При том, что клан перестал чувствовать себя монолитным. А когда такое случается, начинаются всякие течения, брожения, и это сразу видно. Теряется хватка, теряется уже не внутренний авторитет лидера, а позиция клана в мире. И те, кто был послабее и признавал это ещё каких-то несколько лет назад, начинают чудить. Вот и Суаресы решили половить рыбку в мутной воде.
— А вторая причина — предатель у вас?
— Этот предатель — не причина, а следствие, — туманно высказался Натан. — Об этом пока не будем. Есть кое-что более важное для вас сейчас.
Карлайл и Джаспер одновременно кивнули, поощряя продолжить.
— Что Вольтури, что Суаресам сейчас может понадобиться маленькая победоносная война. Догадаетесь, кто лучше всего подойдёт на роль побежденного?
— Наша семья? — удивлённо выдохнул Джаспер. — Почему?
— Потому что невинные всегда попадают между жерновов, — отрезал Натан, казалось, имея в виду больше что-то своё.
 — Потому что, как уже говорил Микаэль, вы не такие. Это всегда раздражает, — тихо пояснила молчавшая до этого Кейт. — И — Натан уже пояснял — дефенсоры не вмешаются. Вернее, вмешаются, но уже потом, когда вам… — Кейт запнулась на единственную секунду, — когда нам будет уже всё равно.
— И что мы можем сделать? — Карлайл задумчиво тер подбородок длинными пальцами.
— Ну, — Натан усмехнулся, как смешной шутке, — самый реальный вариант, который я могу придумать — грохнуть по-тихому Деметрия, чтобы не нашел, и прятаться. Даже могу помочь с первым пунктом плана.
— Очень смешно, — процедила Кейт.
— Есть ещё вариант, но… для него тебе нужно восстановиться, — вмешался Микаэль.
— Сколько времени у нас есть? — решительно поинтересовалась Кейт. Микаэль окинул ее оценивающим взглядом.
— Пока есть. Суаресы упустили Ната, они не знают, чего от этого ждать, пока они не оценят сложившуюся у наших ситуацию, они будут вынуждены притаиться. Отдыхай.
Кейт кивнула, уставилась в окно, дождалась, пока наставники выйдут из кабинета, и перевела взгляд на Джаспера.
— Забери меня отсюда. Пожалуйста.
Карлайл подбадривающе кивнул.
— Ну… Если Карлайл не против…
— Поосторожнее с ребрами, — напутствовал тот и предупредительным движением открыл дверь Джасперу, подхватившему девушку на руки.


Глава 37. О необычных закладках

Неслышными шагами Карлайл вошёл в библиотеку. Здесь, в тишине, с томиком стихов всегда думалось лучше всего. Сегодня не хотелось ничего конкретного, можно было выбрать книгу наугад. Карлайл потянул за первый попавшийся корешок и резко остановился. По верхнему обрезу книжного блока шли закладки. Такие — он знал точно — не оставлял никто в семье. Более того, он точно знал, кто отмечал страницы именно так. В голове зазвучал голос из прошлого, словно он его слышал только вчера.
«Бумажную полоску складываешь пополам и отмечаешь сразу два нужных места, так, чтобы сгиб полоски был сверху. Закладка не торчит, пока не вытащишь книгу полностью — ее не увидишь. Зря смеёшься, не всем обязательно знать, что для тебя важно и что тебе нужно».
Да, такие закладки оставляли дефенсоры. Карлайл бросился перебирать остальные книги, и через десять минут на столике уже возвышалась небольшая стопка. Он убедился, что выбрал все отмеченные книги, и открыл верхнюю. Затем ещё одну. И ещё. Постепенно исследовательский интерес сменялся глубочайшим изумлением.
Неожиданно дверь в библиотеку тихо открылась и закрылась.
— Карлайл? Что ты?.. — Элис уставилась на корешки книг и испуганно замолчала. Тот смерил ее испытующим взглядом.
— Ты что-то знаешь об этом?
Элис молчала. Карлайл снова открыл отложенную книгу и тихо прочитал:
Above the sky so blue
Тhere is a town of gold,
Its lucid gates and starlit walls
Shall never grow old.
*
— Странно, — проговорил он, — я слышал «_Beneath_ the azure skies, а golden city lies…»**. Зачем вам это?
— Кейт просила выбрать всю информацию, — вздохнула Элис.
— Она в это верит? — Карлайл потряс книгой.
— Знаешь, да. Она считает, что это вполне возможно. Только где вот искать этот «дивный сад»?
— Если он действительно есть. Зачем он ей?
— Карлайл. Как ты считаешь, что в жизни самое ценное? Кроме семьи? Вот то-то и оно.
Карлайл скептически пожал плечами и продолжил:
And in the endless blue
Тhere shines a lonely star.
My angel, it’s forever yours,
Тo you it shines from far.
*
— О чем это вы? — раздался очередной голос от дверей. Элис вздрогнула и резко повернулась.
— Эдвард! Ты меня напугал!
Эдвард аккуратно оттеснил Элис плечом.
— Мне раньше попадались эти стихи. Во вполне определенном контексте. Но это же… — он прошел дальше и уставился на отобранные книги.
Прищурившись, Карлайл наблюдал за реакцией сына. Эдвард пробежал пальцами по корешкам.
— Кто их собрал вместе? И зачем?
Карлайл кивнул в сторону Элис. Та подошла ближе, положила ладонь брату на плечо.
— Кейт просила. Ты же понимаешь, у нее свой интерес…
— Да. Да, конечно, — Эдвард медленно кивнул, думая о своем.
— Эд, ты же понимаешь… Никто не знает, где… — Карлайл не договорил, его перебил неожиданно глухой голос Эдварда.
— А ты понимаешь? Это же… это просто даёт надежду. Вам не понять… Я поговорю с Кейт.
— Не стоит пока, — придержала Элис его за плечо. — Кейт просила меня пока не распространяться. Она же мне голову открутит… — хихикнула она.
— Эд, правда, не стоит. Она и так понимает, что время не бесконечно, а если к этому присоединятся ещё и твои ожидания… — Карлайл развел руками. — Не добавляй головной боли там, где без этого можно обойтись.
Эдвард согласно кивнул, ещё раз посмотрел на книги, на этот раз с улыбкой. Карлайл аккуратно расставил их по местам. Взял в руки отложенную книгу со стихами и прежде, чем поставить книгу на место, дочитал:
The one who loves is loved,
Who sheds the light is blessed,
Your star shall lead and guide you as
This gorgeous garden’s guest
.*
***
— Кейт, можно тебя на секунду?
Джаспер и Кейт обернулись на голос одновременно. Эдвард стоял, прислонившись плечом к стене, и вид у него был более встрепанный, чем обычно. А еще, к удивлению Джаспера, обычно меланхоличный фон настроения брата сейчас сменил водоворот самых разнообразных эмоций, которые даже при желании разделить и систематизировать было бы сложно.
— Ты откуда такой, эмм… взволнованный? — Кейт явно веселил взбудораженный вид Эдварда.
— Из библиотеки, — ответил тот с такой интонацией, словно это все объясняло. Впрочем — Джаспер увидел, как меняется выражение лица Кейт — видимо, так оно и было.
Кейт испытующе оглядела Эдварда.
— Элис рассказала?
— Нет, Карлайл читал стихи, а я услышал…
— То есть, ещё и Карлайл в курсе наших изысканий?
Эдвард пожал плечами. В этот момент Джаспер сильно пожалел, что тогда, в библиотеке с Элис, он сам не настоял на том, чтобы посмотреть, что же они ищут.
— Знаешь, я бы так сильно не волновалась, по крайней мере, сейчас. Во-первых, мы ни на миллиметр не продвинулись в вопросе, где это. Во-вторых, учитывая, что происходит, решать придется совсем другие проблемы. В-третьих — а ты уверен, что для тебя это — решение?
— То есть как? — Эдвард озадаченно вздернул брови. Кейт вздохнула.
— Ты считаешь, что все дело в тебе, что все проблемы в тебе. А ты в этом уверен?
Эдвард ошарашенно молчал.
— О чем вы? — не выдержал Джаспер. — Что ищет Элис?
Кейт повернулась к нему с мягкой улыбкой.
— Она говорила, что тебе было интересно, но ты не стал настаивать. Спасибо. Просто все настолько зыбко и неопределенно… и я не хочу говорить о том, в чем не уверена и чего не знаю…
— Почему ты считаешь, что это не решение? — перебил ее Эдвард.
— Потому что ты не знаешь мнения Беллы. Не спорь, ты решил для себя, каким оно должно быть, но реального — не знаешь.
— Ты не права! Ты просто не хочешь… — Эдвард наткнулся на ироничный взгляд Кейт и осекся, — ты просто… — он махнул рукой, с силой ударил по стене и метнулся в свою комнату. Громко хлопнула дверь. Кейт пожала плечами.
Джаспер аккуратно развернул ее лицом к себе.
— Что это было? Ты опять решаешь все сама?
Кейт закусила губу, затем уверенно посмотрела в глаза.
— Нет. Считай, что мне пока теоретически интересно, возможно ли… И, знаешь… то, что ты не позволил Нату настаивать… то, как ты понимаешь, что нужно мне… это дорогого стоит, и я никогда не буду принимать решения про нас и про тебя одна, не выслушав твое мнение, — Кейт на секунду задумалась, — ну, если его будет возможно услышать. Но держать в уме твою точку зрения — буду. А теперь — нас ждут, — она дернула Джаспера в сторону лестницы.
— Военный совет?
Кейт фыркнула.
— Пожалуй, можно сказать и так.
_____
«Рай» А.Волохонского, цитируются два перевода: *©Evgeny Matusov, **©John Pedio. Карлайл удивляется, услышав вариант «над небом», ему раньше попадался вариант «под небом»


Глава 38. О забытом дне рождения

— Итак?
Завтрак и правда больше походил на военный совет. Кроме троих людей, вокруг стола расположились почти все Каллены, не было только Розали, гулявшей со Штеффи где-то под окнами. По кухне разносился запах кофе — вполне приемлемый, но уж очень сильный. Натан обхватил двумя руками огромную кружку, словно стараясь согреться, Кейт с тоской пыталась разглядеть дно в стакане молока — кофе запретил Карлайл.
— Ну, что мы имеем? — Микаэль обмакнул в кофе очередное печенье. Натан брезгливо поморщился. — Что?
— Я даже представлять не хочу, что там у тебя уже на дне.
Микаэль на секунду смешался, затем неодобрительно фыркнул.
— Вот не о том сейчас думаешь.
— О том что-то как-то не хочется, — ворчливо протянул в ответ Натан. — Но придется. Итак, что мы имеем. Практически вышедших из-под контроля Суаресов, ослабленных Вольтури…
— Это что, плохо? — удивился Эмметт. Натан сдержанно кивнул.
— С ними у нас был статус кво. Учитывая то, что мы знаем, чего ждать друг от друга, Вольтури в качестве лидирующего клана нам однозначно предпочтительнее.
— И за ними долгая культурная традиция. А южан я вообще вменяемых не видел, — добавил Микаэль, демонстративно не глядя ни в чью сторону. Карлайл бросил на него долгий оценивающий взгляд. Джаспер с усилием убрал руки за спину, Кейт одобрительно и успокаивающе кивнула ему.
— А у нас что? — с ощутимым нажимом перевела она тему. Натан задумчиво уставился в потолок, Микаэль отвёл взгляд. — Кому точно можно доверять?
— На данный момент, боюсь, только нам троим.
— Без Лиз? — ехидно осведомилась Кейт. Натан кивнул, не раздумывая.
— Без. Она ещё слишком импульсивная и не очень умеет просчитать ситуацию. Нет, если дело дойдет до прямого противостояния — она, конечно, выйдет, — уточнил он под испытующими взглядами, — но пока мы тихо осматриваемся, она будет лишней. Я отослал ее проведать родителей, пускай отец ее уму-разуму поучит, да и потренируется там.
— А какие планы у нас? — Эмметт поерзал на стуле.
— У вас — пока никаких, — с интонацией Микаэль так и не справился. Карлайл неодобрительно покачал головой и, к своему удивлению, увидел, как тот виновато пожимает плечами. — Ладно… да, так вот, я посмотрю, кто у нас такой невнимательный отрабатывал зону Лас-Крусес…
— И выяснишь, что ею занимался какой-нибудь не очень умный качок, — перебила его Кейт.
— Так. Не учи батьку. В Олимпии* по архивам канцелярии можно пошуршать, чтобы сделать выводы, кто все повесил на неумных качков, как ты говоришь. Бумага многое знает и многое может сказать, главное — знать, с какой стороны спрашивать. Ясно? — с превосходством уточнил Микаэль. Кейт смущённо кивнула.
— А ты особо не расслабляйся. Отправишься в Порт-Анджелес, посмотришь и послушаешь, что происходит, будут выводы — обсудим, — Микаэль на секунду замолчал, окинул всех взглядом и продолжил в своей обычной флегматичной манере. — Мистер Хейл, мне очень интересно, сможете ли вы вообще научиться сдерживаться и не дёргаться на каждое мое слово или будете старательно поддерживать мое мнение о южанах?
Карлайл начал невидимое человеку движение до того, как Микаэль закончил фразу. Слишком хорошо он представлял, чего стоит Джасперу самоконтроль. На последних словах Микаэля Карлайл уже стоял перед приемным сыном, мягко отжимая его плечом. Несколько секунд в кухне висела звенящая тишина.
— Там будет опасно? — наконец справился с голосом и эмоциями Джаспер.
— Не должно, — помотал головой Натан, — Суаресы пока затаятся, а наши не знают об организующемся здесь маленьком сообществе. Лиз далеко и ничем ничего не выдаст. Не должно.
***
— Хочешь, я попробую посмотреть?
Элис давно следила взглядом за мерявшим шагами гостиную Джаспером. За столько лет вместе, рядом друг с другом, она научилась определять любые, самые тонкие нюансы его настроения. Без всякого дара. Вернее, тогда дар у них был — дар любви, дар взаимной поддержки. И вот эта поддержка у них осталась.
Джаспер остановился и задумался. Элис наткнулась глазами на ехидный взгляд Натана, появившегося в дверном проеме.
— Я вот думаю, как лучше: посоветовать согласиться и попытаться в этом убедить или посоветовать не соглашаться и рассчитывать на дух противоречия?
— Вас что-то беспокоит? — вскинулась Элис. Джаспер поймал ее взгляд, еле заметно кивнул. Элис замерла. Натан подошёл поближе, сел напротив и приготовился ждать.
Элис вынырнула из видений.
— Она едет куда-то. Сюда, — на предусмотрительно положенном под руку листе бумаги появился набросок здания, уходящего в небо, с коваными решетками на окнах каждого этажа. Натан нахмурился, взглянув на рисунок.
— За каким ее туда несёт?
— Она поругалась с одним из ваших, крупный такой, ее возраста, с вот такой косой стрижкой, — Элис провела рукой наискосок от уха к противоположному плечу, — он чем-то ее испугал. До паники, она уже от страха ничего не соображает. Она хочет поговорить с кем-то вот здесь, убедить его в чем-то, — Элис ткнула карандашом в область верхних этажей. — Дальше все непонятно, этот человек — он очень непредсказуемый, и он ненавидит нас. Он знает о Джасе, ему это очень не нравится.
Натан уже не слушал, набирал номер телефона, но раз за разом натыкался на автоответчик, сообщающий о недоступности абонента. Наконец, он швырнул телефон на стол, поднял глаза на Джаспера.
— От Форкса до Олимпии примерно столько же, сколько от Порт-Анджелеса. Если постараешься, сможешь догнать ее. И остановить, — Натан чиркнул адрес на обратной стороне листа.
— А вы? Не лучше ли вам?.. — Элис непонимающе уставилась на Натана. Тот только скривился, как от зубной боли.
— Дорогая моя, Кейт уже восемнадцать. По нашим правилам она отвечает за себя сама, сама решает свои проблемы. Если в рядовой эпизод целенаправленно влезу я или Микки, это вызовет как минимум недоумение, а вероятнее всего — лавину сплетен, и кто-то заинтересованный вполне может нас заподозрить в организации некоей коалиции. А сейчас это нам точно не надо: пока они считают, что все тихо, они не будут предпринимать резких или необдуманных действий. А это время для нас. Ясно? — Натан убедился, что возражений не последует, и задумчиво продолжил:
— Уж не знаю, чем Бен ее зацепил, но провокация удалась на славу.
Все он знает, подумалось Элис. Взглянув на Джаспера, она поняла, что от того это тоже не укрылось. Он секунду размышлял, затем еле заметно отрицательно повел головой. Что ж, если Джас считает, что это не важно, так тому и быть. Джаспер тем временем схватил ключи от машины Карлайла. Правильно, она точно быстрее внедорожника.
— Я с тобой…
— Не стоит, — оборвал ее Натан, — во-первых, один всегда незаметнее, а его умение чувствовать эмоции позволит лучше скрываться внутри здания, а во-вторых, нам нужна хоть какая-то связь. Хоть твои видения.
Джаспер согласно кивнул Элис и вылетел из комнаты. Натан задумчиво уставился ему вслед. Элис не шевелилась.
Снаружи раздался шум отъезжающей машины.
— Куда это ты его отправил? — Микаэль с изяществом, неожиданным для его телосложения, опустился на диван рядом с Элис.
— В Олимпию. Наперерез Кейт.
Микаэль ошарашенно уставился на Натана.
— Я смотрю, пребывание вдали от цивилизованной жизни отрицательно сказывается на твоих умственных способностях. Какое сегодня число, помнишь?
— Ну, и?
Микаэль демонстративно вздохнул.
— Воспроизведи-ка мне данные твоих подопечных.
— Фред Коннор, дата рождения… Лиз Мартинсон, дата рождения… Рей Кервуд… — Натан витиевато выругался. — Думаешь, они будут…
— Да однозначно, где им ещё собираться.
— О чем вы? — из разговора Элис поняла, что Джасперу что-то угрожает, но что именно — уловить не смогла.
— Звони этому вашему, — оборвал ее Микаэль. Элис послушно схватилась за телефон. В ответ ей прозвучала мелодия откуда-то из недр дивана напротив. — Что, умчался без связи?
— Надо остановить его! — Натан сорвался было с места, но притормозил после язвительных слов Микаэля:
— Ага, так и будем друг за другом бегать.
— Ты просто…
— Даже несмотря на мое личное отношение к мистеру Уитлоку, ты не можешь не признать, что ты его не догонишь.
Натан медленно опустился на диван и задумался. Элис с надеждой смотрела, как еле заметно двигаются губы наставника, словно он проговаривает про себя все «за» и «против». Наконец, Натан снова схватился за телефон.
— Герда, дорогая, у твоего Кая сегодня день рождения?.. Ладно, ладно, не буду, у Рея… Праздновать где будете?.. Послушай, там где-то Кейт может будет, и, возможно, не одна… Какие вы все осведомленные-то… Послушай, ну постарайся сделать так, чтобы обошлось без жертв, а в идеале и без конфликта… Да что ж за молодежь пошла, из чистого интереса тебе не мотивация?.. Ладно, получится — можешь считать, что экзамен сдала… Все, давай.
Натан выдохнул, бросил телефон на стол. Микаэль согласно кивнул.
— Герда тоже из ваших? Ей можно доверять? — негромко спросила Элис. Наставники уставились на нее с таким видом, словно забыли о ее присутствии
— А нам некуда деваться, — ответил Натан.
— Жить во времена перемен сложно, — бесстрастно заметил Микаэль, — но так интересно…

_____
* Олимпия — столица штата Вашингтон


Глава 39. О здании с решетками и его обитателях

Не доехав сотню метров до нужного здания, Джаспер остановил машину. Да, это оно, с адресом на обратной стороне рисунка можно не сверяться — слишком уж характерный свет у металла кованых решеток. Решеток из переплавленных боевых клинков.
На противоположной стороне улицы сиротливо стоял небрежно припаркованный байк. Джаспер вышел из машины и окинул взглядом здание: добрых этажей тридцать, а то и больше, тяжёлые двери, решетки почти на всех окнах. Кроме двух верхних этажей. И ощущение исходящей опасности. В других местах в таких, как он, не верили. Здесь — ненавидели.
Джаспер похлопал по карманам и с чувством выругался. Телефона не было, с Кейт не связаться. Элис говорила про верхние этажи. Ну что ж… Вряд ли кто-то будет ожидать столь самоубийственного поступка. Джаспер с опаской коснулся пальцами первой решетки, сначала словно ударило током, затем обожгло, а потом — потом засветилась полоска кольца на руке, будто вбирая в себя всю энергию металла. Жар решеток ещё ощущался, но стал вполне терпимым. Ещё раз взглянув наверх, Джаспер подтянулся на решетке и начал подниматься, легко перескакивая с одной на другую, выбирая окна без света.
Эмоции Кейт он действительно почувствовал ближе к последним этажам. Отчаяние и страх, причем отчаяние такое, что хотелось рухнуть вниз с достигнутой высоты. Или влезть в петлю. Или…
Джаспер осторожно заглянул в открытое, несмотря на холод, окно. Внутри оказался огромный кабинет. С одной стороны — сплошь книжные шкафы, с другой — что-то вроде оранжереи за тонкой, кованой в том же стиле, что и снаружи, решеткой, небольшие деревья в тяжёлых кадках, некоторые даже с плодами, неглубокая чаша с фонтаном с переливчато журчащей водой. За массивным столом по центру сидел немолодой уже человек и пристально со злым прищуром разглядывал стоящую перед ним девушку. Отчаяние становилось все сильнее.
Прежде, чем он понял, что делает, Джаспер перепрыгнул через низкий подоконник. Кейт вздрогнула и посмотрела на него с неописуемым ужасом. Человек за столом медленно перевел взгляд на Джаспера, не испытывая ни малейшего удивления.
Он его ждал… Все здание, покрытое как хитином сверкающими решетками, было словно проводником всех тех давно испытанных эмоций, и общей для всех была одна — преданность идее. И преданность руководителю. Здание словно было с ним как-то тонко особо связано. И этот немолодой человек не мог не узнать о внезапном госте.
— Подобной наглости я давно не видел… — протянул человек и легко, словно и не было прожитых лет, поднялся из-за стола. Кейт сделала шаг назад, на секунду коснулась плечом плеча. Теперь она излучала отчаянную решимость.
Джаспер аккуратно сжал ладонью теплое запястье, слегка оттеснил Кейт локтем.
— Присаживайтесь, — не терпящим возражений голосом приказал человек. — Объяснитесь? — продолжил он, и Джаспер узнал резкие насмешливые интонации. Вот у кого учился Натан.
Джаспер осторожно опустился на краешек стула. Кейт за спиной молчала. Жаль, сколько он прожил под одной крышей с Карлайлом, а так мастерски точно владеть словом не научился. Придется как есть.
— Вы все слишком много требуете от Кейт и слишком много решаете за нее.
— И ты решил вмешаться… Как по-рыцарски и как глупо. Ты понимаешь, что я могу сейчас вас обоих размазать здесь по стенкам? Так тонко, что собирать нечего будет.
А ведь может, почувствовал Джаспер, за ним не только сила его чувств, за ним — вся мощь этого здания. Вековые традиции, уверенность в своей правоте. Только станет ли? За холодным взглядом — интерес и попытка оценить.
— Иногда лучше поступить глупо и правильно, чем смириться с простым решением.
— И ты готов погибнуть… исчезнуть за то, что считаешь правильным? — на стол лег длинный ослепительно яркий меч.
— Если это действительно единственно верное, значит, оно стоит того.
— И что ты считаешь верным?
Джаспер на секунду задумался. Пожалуй, лучшим вариантом будет правда.
— Защищать то, что мне дорого. Я не знаю, что здесь происходит, но…
Человек провел пальцем по мечу.
— Но ты пришел. Потрясающе. Я слышал, что твоя семья пошла за нее, — он кивнул в сторону Кейт, — против дефенсоров. Хотел убедиться… — человек замолчал.
— И? — донеслось осторожно из-за спины Джаспера.
— И я, пожалуй, снимаю свои вопросы к тебе. Пока. Идите.
Джаспер почувствовал волну крайнего недоумения. Человек поднял глаза на Кейт и утвердительно кивнул.
— Идите-идите. Выход там, — с этими словами он отвернулся к книжным шкафам.
Кейт резво схватила Джаспера за запястье и потянула в сторону дверей.
***
— Кто это был? — Джаспер и Кейт спустились по узкой лестнице уже на десяток этажей.
— Дерек. Наш самый главный.
— Что он хотел от тебя? Что вообще произошло?
Кейт только махнула рукой.
— Дома, все дома. Странно, что он так легко нас отпустил. Надо выбираться отсюда. Сейчас пройдем через зал до лифтов, и… — Кейт распахнула дверь, по инерции пролетела ещё пару шагов и замерла, так и продолжая держать Джаспера за руку.
На них уставилось сорок пар глаз. Такие разные, но чем-то неуловимо похожие юноши и девушки — лет от четырнадцати до двадцати, не старше — одновременно замолчали, с изумлением разглядывая вошедших. Судя по всему, в зале проходило что-то вроде фуршета.
— Улыбаемся и машем, — на автомате прошептала Кейт. Молодые дефенсоры не шевелились. Впрочем, не все.
— Кейт! Джаспер! — бросилась к ним девушка с дружелюбной улыбкой. Она еле заметно прихрамывала. Правильное лицо несколько портил тонкий шрам, разделяющий пополам четко очерченную бровь и уходящий на высокую скулу, чудом не задевая глаз.— Сколько вас можно ждать? — с этими словами она по очереди обняла их и поволокла к одному из столов в углу зала. За ним уже сидели двое не менее дружелюбно — действительно, к изумлению Джаспера, дружелюбно — настроенных молодых людей. — Рей, вот и наши опоздавшие! — интонации девушки неуловимо напоминали Элис. Она почти насильно попыталась усадить гостей на свободные стулья. Молодые люди — один высокий и грубо скроенный, второй тонкий и вертлявый — по очереди привстали и с энтузиазмом потрясли ладонь Джаспера в руках. Кейт рядом нечленораздельно что-то прохрипела.
В другое время Джаспера немало бы повеселила реакция Кейт, но сорок дефенсоров вокруг не располагали к веселью.
— Улыбнитесь уже, вы же праздновать пришли, — еле слышно прошипела девушка-дефенсор с улыбкой на лице. Кейт оскалилась, как для обложки журнала, и не менее выразительно прошептала:
— Герда, что происходит?
— Поздравь уже Рея? — ответила девушка одними губами и скосила глаза в сторону высокого. Кейт согласно кивнула, обошла стол, манерно коснулась щеками по очереди подставленных щек того, кого назвали Реем.
Джаспер заметил, как постепенно отворачиваются удивлённые и настороженные лица, как исчезает интерес, как постепенно нарастает монотонный гул голосов. Герда удовлетворённо огляделась.
— Натан просил смягчить реакцию на ваше появление, если таковое случится, — радостно сообщила она, откровенно разглядывая Джаспера. Рей и второй парень уставились на него с не меньшим любопытством. — Теперь все считают, что раз мы вас ждали здесь, то все нормально. Значит, это правда до последнего слова? Ну ты даёшь!
— Я Фред, — перебил ее неназванный. Темные раскосые глаза выдавали примесь индейской крови. — Это, как ты понял, Герда и Рей. Короче, будем знакомы. Кейт, я вот только не понимаю, как тебя угораздило?
Как ни странно, Кейт ответила вдумчиво и спокойно.
— Ну Натан же не мог выбрать Форкс для оценки самостоятельной жизни случайно. Так что встреча с Калленами была предопределена. А дальше…
— Он направил тебя закрыть гештальт. Каждому из нас нужно знать свои корни. Чтобы не носило любым ветром, — кивнула Герда. Кейт изумлённо уставилась на нее. Герда охотно пояснила: — Ну я умею слушать, слышать и делать выводы.
— И мое происхождение тебя не смущает?
— Неа, — Герда лениво помотала головой и кивнула в сторону внимательно слушающих парней, — и их тоже. Знаешь, ты — это ты, и то, что ты крепче всех страхуешь в связке в горах или заступаетшься до последнего, если видишь несправедливость, то, что ты хороший… — Герда замялась, усмехнулась своим мыслям, — хороший надёжный товарищ, не буду сейчас пафос декларациями про дружбу нагонять, так вот это не зависит от того, что я вдруг что-то узнала из твоей генеалогии. Ладно, давай о более важном. Где Нат?
— Устроил себе каникулы для поправки здоровья, он его чуть не подорвал от обоснованного любопытства, — ответила Кейт, словно приняв решение.
— Блин, Герда, мы будем пытаться в это вляпаться, да? — с несчастным видом протянул Фред. Видимо, к мнению девушки в этой компании прислушивались.
Герда и Кейт словно вели молчаливый диалог и до чего-то договорились.
— Ты веришь Нату? Я — да. А то, как здесь оказались Кейт и Джаспер, меня заставляет задуматься. Так что, кажется, нас ждут определенные… приключения, — кивнув Фреду, задумчиво протянула Герда.


Глава 40. О том, чего стоит уйти незаметно

Снаружи неожиданно послышался визг тормозов. Рей метнулся к окну, выглянул на улицу. Оттуда раздавались громкие голоса. Рей поджал губы, кивая Герде.
— Это Бен со своими, — голос Герды еле заметно дрогнул.
Кейт потянулась за рукояткой клинка. Герда и Фред дружно помотали подбородками.
— Милая, — усмехнулась Герда, ее интонация была похожа на слышанную от кого-то из наставников, — сколько здесь человек? Они не вмешиваются, пока мы делаем вид, что все так, как и должно быть, но если будет драка с Беном — они явно будут не за вампиров. Мы не полезем против сорока человек.
— И что ты предлагаешь? — в голосе Кейт были слышны истерическое нотки. Герда окинула Кейт оценивающим взглядом. — Ну?
— Что тут можно предложить? Только быстро исчезнуть, можно там, — Герда кивнула в сторону скрытой за лифтами лестницы и в ответ на попытку возразить потрясла связкой ключей в руке. — Да, я стащила ключи у дежурных, Нат же просил о вас позаботиться. Ребята не любят Бена и помогать ему не будут. И ты извини, но мы с вами. Совсем с вами. Уж больно нам не улыбается объясняться за вас.
Кейт беспомощно огляделась. Джаспер остро почувствовал ее смятение — она явно не рассчитывала на навязанную компанию.
— У тебя совсем нет других вариантов?
— Отчего же… — со вздохом протянула Герда, глядя в глаза Кейт, — всю жизнь мечтала оказаться на ковре у начальства за нелояльность.
Кейт отчаянно колебалась. Голоса с улицы один за другим исчезли, несколько раз хлопнула тяжёлая дверь. Смятение вдруг резко оборвалось: девушка приняла решение.
— Хорошо, я вам поверю, — медленно произнесла Кейт. Джаспер удовлетворенно кивнул — новые знакомые не собирались обманывать. — Но ведь ты даже не представляешь, во что вы лезете…
— Зато мы представляем, что сейчас будет поздно, — подскочивший к Кейт Рей резко дернул ее со стула. Джаспер почувствовал жёсткую ладонь Герды на своем запястье, последовал решительный рывок. Под изумленными взглядами собравшихся виновник торжества с друзьями сбегал с собственного праздника, и ощущения гостей были… забавными.
Герда быстро отперла выход на чёрную лестницу, терять время на то, чтобы закрыть замок обратно, она не стала. Судя по доносившимся звукам, двери лифта неспеша разошлись, когда беглецы уже миновали пару пролетов.
***
Герда выдернула из рук Джаспера ключи, уверенно обежала машину и заняла водительское место. Рей дёрнул правую переднюю ручку, подтолкнул Кейт на сиденье, с размаху захлопнул дверь и быстро уселся сзади следом за остальными. Мотор чуть не захлебнулся, почти взвизгнул, резко набирая обороты. Джаспер понял, почему за руль села именно Герда — пять, от силы семь минут верчения по узким проулкам — и огни города остались позади.
Тишину в машине нарушил негромкий щелчок, на мгновение спереди появился огонек, запахло табачным дымом. Джаспер поморщился. Через секунду он с удивлением увидел, как Кейт перехватила картонную пачку, тоже щёлкнула зажигалкой.
— Эй, вы, там, впереди, там что, вечеринка стихийно продолжается? — наигранно возмутился Фред и получил локтем в бок от Рея. Кейт только дернула плечом в ответ. Голос Фреда вдруг стал серьезным. — Эй, подруга, ты чего? Никто ж не умер…
— Слишком много для одного дня… — неопределенно отмахнулась Кейт. Герда бросила на нее быстрый взгляд.
— Бен же появился не просто так, — это был не вопрос.
— Не просто, — согласно кивнула Кейт, — мы с ним столкнулись ещё в Порт-Анджелесе и, знаешь, мне не понравилось то, что я увидела и услышала. Он чувствует за собой силу и не стесняется на это намекать.
— Что-то конкретное? Что ты принеслась в Олимпию сломя голову?
Кейт размышляла над ответом. Маленький оранжевый огонек отражался в боковом стекле, то разгораясь, то становясь почти незаметным.
— Он сказал, что стоит ему захотеть — я лишусь всего, что у меня есть. На что имеет право — заберёт, остальное уничтожит, — выдавила она из себя.
— Заберёт? Зачем ему? Доказать что-то тебе? Или… Нату и Микки? — в голосе Герды слышалось сомнение. Кейт кивнула.
— Утвердиться. Доказать силу. Заявить о том, что теперь решения будут приниматься с их стороны. Называй как хочешь.
— И что ты вообще в нем нашла? — перебил ее Фред. — Не стоило об этом, да? — спросил он уже тише, покосившись на Джаспера.
— Однозначно, — еле слышно согласилась Кейт.
Джаспер мысленно потянулся к ней и ощутил, как все сильнее и ярче становятся совершенно неожиданные для него эмоции — стыд, ненависть, презрение и даже какая-то брезгливость. Очень аккуратно он попытался хотя бы немного подавить их — и впервые встретил сопротивление, словно его отжимало куда-то назад. Джаспер усилил воздействие успокоения.
— Джас, я все чувствую. Не надо, не трать силы… — голос Кейт был каким-то не таким. Чужим.
— Герда! Останови машину.
Герда отрицательно помотала головой.
— Останови, — с нажимом повторил Джаспер.
— Попробуешь на мне свои штучки — высажу, — ровно ответила девушка и, помолчав, добавила: — Есть вещи, которые не стоит обсуждать на ходу.
Джаспер только до боли закусил костяшку пальца. Настаивать он больше не решился.
***
Джаспера почти не удивило то, что за все время Герда уточнила маршрут всего один раз — когда, миновав Форкс, сворачивала на незаметную дорогу к дому. Наконец, машина остановилась.
— А что ж красную дорожку не постелили? — отреагировал Фред на количество встречающих, которые все были в стеклянном холле как на ладони. Кейт рванулась в дом первой, стараясь оказаться как можно дальше от Джаспера.
При появлении неожиданно большой компании у Натана вытянулось лицо, Элис прервалась на полуслове. Эмметт одобрительно присвистнул, за что и получил ощутимый толчок от Розали.
— Кажется, кто-то активно занялся вербовкой?
— Эм, заткнись по-хорошему, — Кейт не глядя на собравшихся взлетела по лестнице. Джаспер устремился за ней, но только для того, чтобы оказаться перед захлопнувшейся дверью. В комнате не раздавалось ни звука, но чувства с той стороны оказались настолько острыми, что Джаспер практически видел, как включается в ванной вода, как с отвращением скидывается одежда, как все сильнее становится нестерпимое желание отмыться, словно от налипшей грязи.
Джаспер взялся за ручку двери. В конце концов, замки в их доме запирались символически, каждый прекрасно мог выдернуть дверь вместе с коробкой.
— Конкретно в эту минуту я не стала бы этого делать, — раздался голос Герды за спиной. Джаспер медленно развернулся, прислонился плечом к косяку.
— Вот как? Почему? Я думал, если ей так плохо…
Герда села на пол у стены напротив, задрала голову.
— Видишь ли… люди делятся на два типа: которые могут попросить о помощи, и которые — нет. Кейт именно из этого типа, таких надо долго и терпеливо учить доверять, и все равно иногда осечки будут, — Герда испытующе взглянула на Джаспера, кивнула и едва заметно усмехнулась. — Ты сам из таких, да? Только прирученный чьей-то любовью? Так вот, такие, как Кейт, всегда считают, что их проблемы — это только их проблемы, всегда присутствует вот это вот дурацкое «я сама». То есть она в принципе будет чувствовать вину, что нагружает кого-то и вынуждает помочь, — Герда кинула очередной проницательный взгляд и утвердительно заявила: — Вы с этим уже сталкивались.
Джаспер медленно кивнул, опустился по стене на корточки. Теперь их глаза оказались на одном уровне. Герда продолжила:
— А теперь прибавь к этому чувство вины с ее стороны. Тогда она вообще будет всех отталкивать.
— Вины в чем? — Джаспер искренне удивился. — В том, что благодаря ей я ушел оттуда целым и невредимым?
— Ну начнем с того, что, если бы не она, тебе бы не пришлось ниоткуда бежать. Но дело даже не в этом… — Герда кивнула своим мыслям, — а в том, что у нее есть определенное прошлое — не хмыкай, я серьезно — раз. В том, что это прошлое связано с Беном, который ей просто по-человечески неприятен — это два…
— Но это же бред какой-то…
— Кому как… для нее это вполне реально. И есть ещё третье — предыдущий травматичный опыт — когда маленький ребенок оказывается совсем один, он часто с одной стороны из кожи вон лезет, чтобы доказать, что он хороший и достоин любви, а с другой — сам не верит в это… — Герда осеклась, пытаясь скрыть секундное замешательство от ощущения, что она наговорила лишнего, очень болезненного лишнего.
— Откуда ты все это знаешь?
Герда пожала плечами.
— Когда я сильно повредила колено, Нат посоветовал мне прокачивать мозги — дескать, умом часто можно добиться большего. Так что пришлось учиться не только мечами махать… Кейт, кстати, тоже умом много чего понимает, просто на себя все примерить гораздо сложнее… — Герда кивнула на дверной замок, — вот теперь, думаю, можно.


Глава 41. О временных изменениях поведения

— Вот теперь можно, — кивнула Герда на дверной замок, — а то там что-то тихо. Надеюсь, она там не вскрыла вены и не утопилась… Да шучу я, — фыркнула Герда на ошарашенно-испуганный рывок Джаспера.
Тот уже не слушал. Если нажать на уровне замка здесь и одновременно потянуть, выскочивший замок почти не повредит дерево косяка. Твердости его пальцев для этого хватит.
Замок и правда выскочил почти без звука. В комнате было тихо. Неслышными шагами Джаспер проследовал в ванную. Перед порогом он на секунду остановился, собирая в уме в одно целое все то, что стоило сказать, ощущая непривычную решимость. Нет, раньше решимости у него было хоть отбавляй, но совсем не такой. Сейчас к ней присоединилось странное ощущение ответственности не только за себя. То самое, которое он впервые испытал, не уступив Натану.
Кейт лежала с закрытыми глазами, запрокинув голову назад. Бровь девушки еле заметно дернулась — видимо, Джаспер вошёл не настолько тихо. Он преодолел расстояние в несколько шагов и бесшумно опустился рядом, пристроив руки и подбородок на бортик ванны. Кейт поморщилась.
Не отобьешься.
Джаспер поплескал кистью в воде, добавил горячей.
— Замёрзнешь.
Кейт не отреагировала.
Не выморозишь.
— Кейт, не надо так.
— Как — так?
— Вот так, — Джаспер вздохнул, — только не обижайся, мне просто не приходит на ум ничего, кроме правды. Ты себя сейчас ведёшь, как будто думаешь про себя, что раз в твоей жизни было что-то плохое или неправильное — так ты докажешь, что всё ещё хуже, чтобы уже точно ни на что не надеяться.
Кейт с интересом открыла глаза.
— Это тебе Герда внушила?
Джаспер еле заметно покачал головой.
— Нет, мы с ней, конечно, перекинулись парой слов, но эта мысль — моя.
Кейт ответила долгим, словно оценивающим взглядом. Джаспер едва заметно коснулся ее настроения — и сразу отдернул прикосновение. Эмоции Кейт бурлили, неустойчиво, как магма под тонкой коркой, одно неверное движение — и произойдет взрыв, извержение вулкана.
— Я принесу тебе полотенце, — с этими словами Джаспер вышел в комнату. Когда он вернулся, Кейт уже застегивала последнюю пуговицу его любимой пижамы. Джаспер пожал плечами. Некстати вспомнилось, как как-то давно, ещё человеком, он наблюдал за укрощением мустанга.
— Пойдем спать, — мягко произнес он. Кейт кивнула, первой прошла в темную комнату, скользнула под одеяло. Джаспер вытянулся рядом, не прижимаясь, медленно и осторожно положил ладонь на плечо. Кейт мелко дрожала.
Это мы уже проходили.
За десять минут горячая вода даст столько тепла, что хватит на всю ночь.
Стараясь не терять накопленное тепло, Джаспер быстро вернулся в комнату, теперь уже не церемонясь прижал Кейт к себе как можно плотнее. Девушка вяло попыталась отстраниться.
Не выйдет.
Кейт как-то быстро оставила попытки, словно обмякла, и через несколько минут сама прижалась плотнее.
— Почему ты делаешь это?
Джаспер проглотил кучу напрашивавшихся ответов разной степени язвительности. Не сейчас. Сейчас время для самого простого — и самого честного.
— Потому что люблю, — пожал плечами он, глядя в потолок. Кейт повернулась к нему, долго рассматривала в темноте, словно изучая. Затем потянулась к нему, неуверенно коснулась губами скулы, запустила пальцы в волнистые волосы, скользнула губами по щеке.
Джаспер попытался прислушаться к настроению и желаниям девушки.
Основной нотой шла благодарность, желание отблагодарить. Второй — стыд за происходившее до этого и желание загладить вину.
Джаспер мягко отстранился.
— Не делай так, не надо. Ты же сейчас не хочешь этого. Тогда не делай.
Кейт собиралась было возразить, но передумала, откинулась затылком на подушку, поближе к краю. Подальше от него. Джаспер тихо вздохнул, протянул руку, провел по овалу лица, вверх по виску. И ощутил под пальцами мокрую дорожку слез.
Да что ж такое.
Джаспер придвинулся как можно ближе, прошептал на ухо:
— Это не значит, что я не хочу.
Девушка молчала, замерев и напрягшись, как натянутая струна. Опять всплыл в памяти дикий мустанг — такой строптивый сначала и такой покорный потом.
Джаспер аккуратно вытер слезы, прижался к виску губами. Медленно провел рукой по волосам, по острой скуле, скользнул по подбородку, по пульсирующей жилке на шее, по тонкой ключице, остановился на ней кончиками пальцев. Хорошо, что руки ещё теплые, мелькнула мысль. Джаспер осторожно прошелся пальцами по линии бровей, по виску, спустился по шее к плечу, накрыл его ладонью.
Ещё раз прислушался к ощущениям девушки.
— Вот теперь… — голос сел, но сейчас это было уже неважно.
***
— Что тебя так тревожит?
Карлайл задал свой вопрос только после того, как отвернулся к развешанным рентгеновским снимкам. Если Кейт не хочет отвечать — не стоит нагружать ее ещё и необходимостью следить за лицом.
— Я бы не назвала это «тревожит». Смущает, озадачивает — да…
Карлайл плавно повернулся к сидящей у окна девушке. Теперь приходило осознание, что он ожидал вежливого избегающего ответа, а не продолжения разговора. И что отворачивался, чтобы не видеть ее возможных сомнений и потом иметь возможность убедить себя, что Кейт просто избегает любых обсуждений. А не обсуждений с ним.
— И что же это?
Кейт еле заметно улыбнулась своим мыслям, решительно тряхнула головой.
— Джас… Понимаешь, он ведёт себя немного странно…
Карлайл молча кивнул, поощряя продолжать.
— Просто… как бы объяснить-то… ну вот смотри, есть вещи, которые должны вызывать негативную реакцию. Грубо говоря, задевать, обижать, отталкивать… — Кейт подняла глаза убедиться, что Карлайл слушает. — Ну это только в сопливых книжках героиня может вести себя как угодно и делать, что хочет, а герой будет все время это терпеть и прощать во имя их великой любви. В жизни так не бывает…
Карлайл кивнул снова, на этот раз в знак того, что понял.
— Почему не бывает, бывает. Просто редко и обычно недолго. Понимаешь, тебе просто не приходилось проживать время, когда ты остро боишься потерять человека и готов пообещать судьбе все, что угодно — носить на руках, никогда не обижать и не обижаться, ну и далее в том же духе — лишь бы человек остался с тобой, начинаешь ценить его совсем по-другому, пылинки с него сдувать. Потом опасность минует, и обычно это проходит — тот, кто изначально не обладает такой жертвенностью, довольно быстро исчерпывает ресурсы всепонимания и всепрощения. Все становится как прежде.
— То есть Джас?..
— Настолько боялся потерять тебя, что сейчас готов понять и простить все, что угодно, просто от радости, что ты есть, что все обошлось. Не думаю, что так будет всегда, он по характеру совсем не Эдвард.
Кейт фыркнула.
— И не надо.
— Что именно не надо? — раздался жизнерадостный голос. Через секунду объект обсуждения появился в дверях в кабинет. Кейт окинула Джаспера оценивающим взглядом.
— Тебе быть как Эдварду.
Карлайл поперхнулся. Джаспер озадаченно посмотрел на обоих, задумался на несколько секунд, затем кивнул своим выводам.
— Тогда не попадай в истории, как Белла. Ее все время приходится охранять от каких-то смертельных опасностей, он просто не успевает расслабиться и жить по-другому. И, коли уж мы заговорили о попаданиях — что там происходило у этого вашего главного?
— Ну… пока ты не появился, мне предлагался выбор, — Кейт замолчала, прикусила губу. Джаспер подошел ближе с вопросительным выражением лица. Карлайл хмыкнул и демонстративно загремел инструментами в противоположном углу кабинета.
— Какой выбор?
Кейт запрокинула голову, решая, стоит ли отвечать.
— Ты ведь не отстанешь, да?
Джаспер с мягкой усмешкой помотал головой.
— Ну ладно. Выбор между дорогими мне… эмм… людьми и не совсем.
— Вот как, — тихо протянул Джаспер. — И что ты ответила?
— Знаешь, не успела. Мне было сложно ответить, — произнесла Кейт еле слышно.
— Даже так? — Джаспер задумался.
— Ты обижаешься. Но…
— Знаешь, наоборот. То, что у тебя вообще были сомнения, очень воодушевляет.
— В каком смысле?
— В самом прямом. То, что ты вообще задумалась, говорит о том, что предложенные варианты были в одной категории по ценности для тебя. Это же… — Джаспер махнул рукой, повернулся к Карлайлу. — Там наши новые знакомые собираются на совещание, тебе оказывают большую честь, приглашая тебя в твою гостиную…


Глава 42. О трёх проблемах

— Так мы обсуждаем, что делать? — звук резкого голоса оборвал остальные разговоры. Натан требовательно оглядел собравшихся.
Карлайл проследил за его взглядом. Не сказать, чтобы в гостиной было тесно, но всё-таки на такое количество людей она не рассчитывалась. Семь человек — Белла случайно оказалась в доме Калленов — и шесть вампиров — Эсми предусмотрительно увела Штеффи на прогулку — Микаэль ненавязчиво рассадил вперемешку. Как ни странно, скованности практически не ощущалось — даже вновь прибывшие студенты чувствовали себя достаточно комфортно. Настолько, что Фред периодически пытался закинуть ноги на журнальный столик и каждый раз убирал их с не слишком смущенным видом. Рей упёрся локтями с Эмметтом в молчаливой борьбе за подлокотник.
— Всегда у тебя так — на коня и саблей махать, — Микаэль словно вынырнул из глубоких раздумий. — Давай по порядку. У нас есть три проблемы…
— Да сколько можно…
— Во-первых, не все в курсе, — Микаэль кивнул куда-то в сторону Рея и Герды. — Во-вторых, нам надо распределить, кто чем займётся. Вы же с нами? — теперь он требовательно смотрел на молодых людей.
— После того, как мы исчезли вместе с Кейт с собственного праздника, у нас не так много вариантов, — протянула Герда, задумчиво теребя подвеску-трилистник на широкой цепочке. — И мне не понравилось, что Дерек все решает чужими руками. Великодушно отпустить Кейт с Джаспером прямо в зал с несколькими десятками дефенсоров…
— Я бы не сказала, что Дерек сделал это специально, — Кейт вопросительно посмотрела на Джаспера, ожидая, что он подтвердит ее слова. Тот согласно кивнул. — Он, скорее, упустил это. Просто…
Натан и Микаэль выжидательно уставились на замолчавшую девушку.
— Просто — что? Скажи это.
— Он слишком стар, чтобы управлять. Он умен, да, принципиален, да, но возраст уже ощущается. Почему он до сих пор?..
— Его должны были сменить, — Натан проговаривал каждое слово медленно, словно оттягивая неизбежное.
— Лет десять назад, — фыркнул Фред. Натан и Микаэль одновременно кивнули с абсолютно одинаковым выражением лиц. Повисла тишина.
— Лет десять? — словно что-то поняв для себя, повторила Герда. — И не сменили, потому что… потому что основного кандидата убрали?
— Всё назвали несчастным случаем. Но мы считаем, что да, — подтвердил Натан.
Джаспер положил ладони Кейт на плечи. Чуть помедлив и решив, что этого недостаточно, прижал к себе излишне прямой спиной. Кейт благодарно накрыла его ладони своими.
— Не всех устраивала излишняя либеральность Саманты в некоторых вопросах, — Микаэль со значением покосился на Карлайла. Тот твердо встретил его взгляд, пожал плечами. — А потом, увидев ставки, другие претенденты исчезли. И сейчас у нас фактически Дерек ещё многое решает, но все понимают, что его уход — вопрос максимум двух-трёх лет, и подковерная возня уже началась.
— А почему вы не хотите?.. — Эмметт не закончил вопрос, но наставники его поняли.
— Мы свое время упустили. Десять лет назад. Когда не стали настаивать на расследовании, — Микаэль говорил необычно короткими фразами.
— Тут все взрослые детишки, давайте прямо, — перебил его Натан. — Мы тогда струсили. Так что нет у нас морального права заикаться о власти.
— Но у вас же есть кандидат? — подал голос Джаспер.
— И без спорных фактов в биографии, — подмигнула Кейт собравшемуся возразить Микаэлю. — Я за. Только вот те, кто стоит за Беном…
— Быстрые вы какие. Видно будет, как решим вот с этим, — Микаэль кивнул на развернутую карту. — Если мы грамотно приструним Суаресов и если… если решим проблемы с Вольтури, то наших просто задавим авторитетом. Так что давайте-ка по этим двум проблемам. По Суаресам — если Аро восстановит полноту власти, Вольтури понадобится лишь незначительная наша поддержка, чтобы справиться с ними. А пока хватит несколько человек, чтобы не выпускать ситуацию из-под контроля. Согласны, дети? — Микаэль по очереди посмотрел на молодых дефенсоров.
Герда все ещё задумчиво крутила чуть светящийся кулон на шее. Кейт слегка тронула Джаспера за локоть и указала на шею Рея — у него был такой же. Джаспер понимающе кивнул.
— Мы втроём, — согласилась наконец Герда. — Ещё кто? Кейт? Каллены?
— Никакой Кейт, на нее у нас другие планы. К вам присоединится Лиз, за старшего буду я — всё-таки местные особенности я знаю лучше. Что касается Калленов, — Микаэль на секунду задумался, — Карлайл, если возможно, нам будет нужен ваш Эмметт — для усиления. И Эдвард — для предотвращения неожиданностей.
Эмметт с энтузиазмом закивал. Эдвард нахмурился, размышляя. Элис поджала губы, выразительно закатила глаза и указала из-за их спин на Беллу.
— Какие-то проблемы? — мрачно уточнил Натан.
— Мне бы не хотелось оставлять Беллу одну без… — Эдвард замолчал, подбирая слова. Белла насупилась.
— Ты просто мне не доверяешь…
— Да сколько можно говорить: тебе — доверяю. Но я буду за тебя беспокоиться и не смогу…
— На этот случай мисс Свон может пожить под охраной остающихся Калленов, — попытался успокоить Эдварда Микаэль, но Белла его перебила.
— Не в этом дело. Он просто думает, что пока его не будет, мы с Джейкобом…
— Джейкоб Блэк! — Микаэль воскликнул с таким энтузиазмом, что даже обычно уравновешенный Карлайл уставился на него с удивлением. — Замечательный молодой человек, — казалось, в наступившей тишине все услышали скрип зубов. Микаэль жизнерадостно продолжил: — Забыл сказать, что я счёл крайне полезными некоторые способности квилетов. Особенно учитывая, что местные — мохаве — нам не помощники, а с оборотнями навахо — да ну их связываться. Улей согласился выделить нам трёх человек из стаи, — Микаэль кивнул Натану, — да-да, именно в счёт того долга племени. Джейкоб — один из них…
— Они ж там поубивают друг друга, — перебила его молчавшая до этого Розали. То, что Эмметт куда-то уезжает, по всей видимости, волновало ее меньше.
— Не поубивают, если рядом с ними не будет мисс Свон. Знаете, в присутствии дамы каждый эпизод такого конфликта раскручивается стремительно и неуправляемо, а без нее максимум, что соперники сделают — набьют друг другу эмм… лица, — флегматично произнес Микаэль, не обращаясь ни к кому конкретно. — Если, конечно, не говорить о каких-то подставах. Но думаю, ваши молодые люди для этого слишком порядочны, — поспешил он добавить, глядя на возмущенное лицо Эмметта.
— Если там не будет Беллы и будет общее дело, то ничего с ними не случится, — подтвердила Элис. — А за Беллой, — с мягкой улыбкой она повернулась к Эдварду, — мы приглядим. Обещаю.
Джаспер чувствовал, что Эдварда она не убедила. Очевидно это было и Карлайлу.
— Эд, — старший Каллен мягко опустил руку ему на плечо, — послушай. Мы не имеем права решать за тебя, и решение будет только твоим, но…
— Но семья под угрозой. Знаю. И, — теперь Эдвард твердо смотрел в глаза Белле, — я не дам твоей псине повод обвинить меня в трусости.
Элис придержала за плечи собиравшуюся возразить Беллу. Та промолчала.
— Теперь, что касается Олимпии и наших, — продолжил Микаэль как ни в чем не бывало, — здесь всё пока попроще. Нат?
— Справлюсь, куда деваться. Не первый раз. И, кстати, не поделишься, что ты там откопал в архивах?
— Нет, — тон Микаэля не предполагал дальнейшей дискуссии, — тебе пока имеет смысл не знать и относиться ко всем одинаково. Скажи лучше, кого оставишь себе?
Ко всеобщему удивлению, Натан только согласно кивнул.
— Миссис Каллен — она сможет убедительно сделать вид, что жизнь протекает как обычно. Розали, если есть возможность оставить ее, присмотрит за Штеффи, Кейт слишком нужна в другом месте. Элис, — Натан последовательно кивнул всем девушкам, — для оценки ситуации и координации, если она не нужна в Вольтерре. Дальше — всё по обстоятельствам…
С Натаном, видно, у Микаэля было полное согласие, его соображения он ни словом не дополнил.
— Тогда самое интересное — Вольтерра. Кейт, считай это личным долгом.
— Но я не…
— Именно ты. Если туда поедет кто-то другой, без тебя, то твое мнение останется, так сказать, за кадром, и это может послужить поводом для продолжения спекуляций на тему силы Аро. Если же ты перед всеми признаешь его положение, ведь именно ты его пошатнула…
— Я не хотела… — начала было Кейт, но замолчала под скептическим взглядом Микаэля.
— Хотела-не хотела — это последнее, что всех интересует, поверь мне…
— Ты так говоришь… а что сделал бы ты на моем месте?
— Я бы, — Микаэль твердо посмотрел девушке в глаза, — я бы не вмешивался.
— И что… и просто взять и позволить… — Кейт проглотила следующие слова и беспомощно посмотрела на Натана. Тот кивнул.
— Сейчас, познакомившись, я бы крепко подумал, что делать. Раньше — однозначно бы прошел мимо. Это правда, на правду не обижаются, — дёрнул он подбородком в сторону Карлайла. Тот ответил понимающим взглядом. — Извини, детка, это жизнь, а не игрушки, здесь приходится выбирать не то, что нам нравится, а что правильнее. Всё, — Натан хлопнул рукой по столу, — закрыли тему. Себе команду набирай сама. Если надо, мы свой выбор изменим.
Кейт задумалась.
Микаэль собирался было что-то сказать, но замолчал после предупреждающего жеста Натана.
"…я никогда не буду принимать решения про нас и про тебя одна, не выслушав твое мнение". Ну, вот и посмотрим.
Прошло несколько минут.
— Как ни крути, без Джаса мне там делать нечего. Я их плохо знаю. Я не смогу сама понять, где правда, где нет, где я попала в десятку, а где промахнулась, где и на какую точку можно нажать, а где есть смысл отступить. Джас сможет это почувствовать.
— И ты готова потащить его в Вольтерру?! — неожиданно взвилась Элис. — Ради ваших проблем?! Ты хоть представляешь?..
— Представь себе, представляю, — сумрачно ответила Кейт, смерив ее взглядом исподлобья. — Как представляю и то, какая будет мясорубка, если мы сейчас всё не разрулим. И вас всех, скорее всего, затянет первыми, — она приблизилась к Элис, взяла ее за плечи, заставляя посмотреть в глаза. — Так что по сути вариантов нет, а если мне будут подсказывать, что я делаю правильно, а что — нет, шансы пережить всё без потерь повышаются. И потом, — Кейт приблизилась к Элис вплотную, еле слышно прошептала на ухо, — ты правда думаешь, что я не боюсь? Что я не хочу защитить?
Элис кивнула и как-то вдруг резко сникла. Кейт лёгким движением быстро прижала ее к себе, затем сделала шаг в сторону и повернулась к остальным.
Теперь задумались наставники. Наконец, Натан согласно кивнул, а Микаэль уточнил:
— Может, тогда лучше Эдвард?
Кейт активно замотала головой.
— Нет-нет. Эдварда и Элис — ни в коем случае. У Аро на них были большие планы по присоединению к клану. Не стоит его провоцировать, если он чувствует шаткость положения, может совершить какую-нибудь… какой-то необдуманный поступок, — Кейт отмахнулась от собиравшегося перебить ее Микаэля. — Остальные мне мало чем смогут помочь, ну кроме… Хотя нет, Карлайла тоже в спутники не предлагай.
Пришла очередь Карлайла удивляться. И не только удивляться: Джаспер не был уверен, что ему не показалось, но он почувствовал хорошо скрытую обиду. А ещё — разочарование и тревогу.
— Почему? Я достаточно долго жил с ними, чтобы суметь подсказать…
— И достаточно долго, чтобы отношения с Вольтури приобрели личный оттенок. И никто не предскажет, как ваши личные отношения повлияют на их действия. Поэтому визит должен быть максимально нейтральным. Но, если что, — видимо, Кейт тоже поняла, что за словами Карлайла скрывалось что-то большее, чем просто удивление, — я буду звонить советоваться. Так что держи телефон заряженным.
— Тогда я ангажирую доктора Каллена с нами, пока Нат не опомнился, — фыркнул Микаэль и невесело добавил: — Всё-таки один полноценный дефенсор, четверо детей, два вампира, пусть и сильных в бою, и три вервольфа — как-то даже не смешно. Мне бы ещё хоть пару действительно опытных…
— Ещё два вампира, представляющих, каково это — иметь дело с новорожденным, устроят? — перебил его Джаспер и позволил себе на секунду насладиться замешательством Микаэля. В отличие от Натана, он вызывал у него достаточно смешанные чувства.
— Твои друзья? — Микаэль чуть не подпрыгнул на месте и просветлел лицом. — Когда?
Джаспер демонстративно медленно посмотрел на часы.
— Думаю, часа через два.


Глава 43. О разговорах в библиотеке

Джаспер молча следовал в библиотеку за тянувшей его за руку Кейт. Настроение, несмотря на не самые оптимистичные взгляды на будущее у наставников, было прекрасным. Во-первых, Кейт не стала даже пытаться от чего-то оградить его, полностью признавая его не то, что полезность, — необходимость. Во-вторых, в ближайшие часы он увидит Питера и Шарлотту. Закадычными друзьями они не были, но… их связывало нечто большее, чем яркая декларативная дружба. В свое время они дали друг другу надежду. Теперь, когда сбылось даже то, о чем он и мечтать не мог, Джаспер испытывал особую тихую благодарность Шарлотте и Питеру. За всё. И он знал, что это чувство взаимно.
В библиотеке кто-то был. Вернее, кто-то прятался от постороннего внимания. Джаспер почувствовал какую-то тихую удрученность, но Кейт предупреждать не стал. Их планы это не изменит, но это было даже не главной причиной. Просто не так часто он не мог определить, кому эмоции принадлежат, и это оказалось чувствительным ударом по самолюбию.
Войдя в библиотеку следом за Кейт, Джаспер понял, что ни за что бы не угадал. В глубоком кресле сидел Эм и не глядя перелистывал какой-то журнал.
— Кого хороним? — вырвалось у Кейт. Эмметт нехотя оторвался от журнала, перевел взгляд с Кейт на Джаспера и обратно. — Рассказывай, — в тоне девушки послышались нотки приказа.
— С какой стати?
— С такой, что, как ни крути, а все мы рискуем. И если что-то можно решить до отъезда, нужно решать.
— Ладно. С тех пор, как Натан привез сюда твою Штеффи, Роуз… ну, она изменилась, — Эмметт шумно вздохнул. Джаспер понял, что имел в виду Эм, он сам давно видел это. Кейт согласно кивнула. Эм продолжил: — Она стала другой, вроде как здесь, а вроде как и отдалилась.
— Ты просто привык, что вы друг другу ближе всех, и теперь тебе просто сложно согласиться с тем, что она ещё кого-то включила в свой самый ближний круг.
— Дело не в том, что она кого-то включила. А в том, что меня выключила. Исключила, в смысле. Единственное, что она за день сказала сегодня — про Эда и Джейка. Про то, что я уезжаю — ни слова.
Джаспер не мог согласиться. И не согласиться не мог. Кейт кинула в его сторону мимолётный предупреждающий взгляд.
— Знаешь, мы как-то говорили с Джасом, что время играет с вами всеми злую шутку. Вам, несмотря ни на что, кажется, что всё ещё впереди. И ей тоже. Вы просто перестали думать, что с вами может что-то случиться — и ценить каждую минуту, проведенную вместе. И потом, мне кажется, ей всегда…
— Хотелось свою семью, да, но… — Эм ещё раз удручённо вздохнул. Джасперу было настолько непривычно и, пожалуй, больно видеть брата таким. Если немного успокоить, добавить оптимизма…
Джаспер почувствовал на запястье теплую ладонь Кейт. Девушка еле заметно мотнула головой.
— Эм, послушай. Ее проблема в том, что вам не дадут самим воспитать детей, поэтому она так цепляется за Штеффи. Но, знаешь, если у нас всё получится… короче, мы видим следующей Главной Герду. А ее можно будет убедить. И в таком случае вы все будете делать вместе, ты не окажешься на периферии… я не обещаю, но сделаю всё, что смогу.
Эмметт просветлел лицом. У Джаспера было ощущение, что это не брата, а его самого отпустила безысходность. Без всякого дара — всё-таки они были семьёй.
Кейт открыто улыбнулась.
— А теперь… Эм, не думай, что мы тебя выгоняем, но…
— Понял, понял, исчезаю, — Эмметт шутливо поднял руки вверх и выразительно подмигнул, — а то в доме стало совсем тесно. Все комнаты заняты, куда ещё пойти двум…
— Эм! — щеки Кейт слегка порозовели. — Прекрати. Лучше Ната и Карлайла позови.
— Ну раз вы просите, — Эмметт ещё раз махнул рукой, скрываясь за дверью.
Дождавшись его ухода, Кейт стала методично выдергивать закладки из книг. Она совершенно точно знала, из каких, и Джасперу показалось, что эти закладки ей и так уже не особо были необходимы — все нужные страницы она нашла бы с закрытыми глазами. Сколько раз она их перечитывала?
— И всё-таки, какую информацию искала Элис?
— Джас, — в голосе Кейт слышались нотки сомнения. Девушка села рядом, накрыла обе его ладони своими. — Послушай, я ничего ни за кого не решаю. Правда. Просто… если меня ждёт разочарование, а это немаловероятно, то мне проще будет разочароваться одной…
— Слово-то какое — «немаловероятно», — раздался насмешливый голос у Кейт над головой. Девушка ойкнула и чуть не подпрыгнула от неожиданности.
— Натан! Однажды ты так до инфаркта доведешь.
— Скорее, вы меня. В конце концов, вас элементарно больше, — философски ответил наставник. За его спиной усмехнулся Карлайл. — Странно, что тебе весело, — бросил Натан через плечо, — я думал, что уж ты-то меня понимаешь.
Карлайл кивнул, не скрывая усмешки, прошел к пустому креслу.
— И, Кейт, прежде, чем мы продолжим обсуждать Вольтури — ты же нас за этим звала? — я тебе вот что скажу, — Натан кивнул в сторону книг, — ты на верном пути. А ключ у Аро. Все, тема закрыта, — наставник опустился в ближайшее кресло. Кейт секунду осознавала услышанное. — Что ты хотела?
— Как вы считаете, кто может шатать трон под Аро?
— А сама-то как думаешь? Давай-ка, какие рабочие варианты можно рассматривать?
Кейт по очереди посмотрела на Натана и Карлайла.
— Ну… первое, что приходит на ум, это Кай, если ему захотелось больше власти…
— Допустим, — кивнул Натан, — ещё?
— Ещё жёны… — Кейт получила в ответ очередной кивок и продолжила: — Ой, там прямо по-разному может быть. Сульпиции — так её? — надоело заточение и захотелось больше власти, или Афинодоре надоело заточение и захотелось больше власти, или им вместе надоело и захотелось… ну, вы поняли. Или Афинодора действует вместе с Каем…
— Сомневаюсь, — раздался задумчивый голос Карлайла, — всё-таки жёны слишком пассивны и безвольны.
— Но как рабочий вариант, принято. Дальше? — Натан смотрел с неподдельным интересом.
— Дальше Маркус — он вообще какой-то странный, вроде среди трёх правителей, а вроде ему ни до чего дела нет…
— С Маркусом там действительно очень странная история, — согласился Карлайл. — Он много лет живёт памятью. Ещё на заре организации клана у него была жена. Дидим. Сестра Аро, кстати. Ее даром было дарить окружающим радость. А потом с ней что-то случилось. И он остался один.
— Дидим? — полувопросительно повторила Кейт. — А если… Маркус не будет лучшим главным правителем, чем Аро?
Натан задумался.
— Знаешь, скорее нет, чем да. Ты его хоть раз видела? Нет. Рассказываю. Он очень отстранён от всего, ему верховная власть вообще не нужна. Да, он, пожалуй, менее категоричен, чем Аро, но он не будет держаться за власть, а значит, чуть найдется кто поамбициознее — и их ждёт очередной кризис. Нам оно надо? Думаю, нет. Впрочем… посмотри ещё сама, мало ли, может, я ошибаюсь. Но вряд ли. Ладно, давай ещё варианты.
— Затем ещё стражи — среди них есть очень амбициозные, взять ту же Джейн, а если к ней в дополнение идёт Алек, так даже представить страшно. Или Деметрий захотел большего…
— Мне он вообще не нравится, — хмыкнул Натан.
— Или Феликс… Хотя нет, вот уж кто простой как десять центов.
Натан нахмурился.
— Чему я учил? Не верь впечатлениям, верь фактам.
— А что там с фактами, на Феликса что-то есть? — удивлённо уставилась на наставника Кейт.
— Ничего особого. Но это не значит, что он такой простой. Учти это. Ещё?
— Честно? Я выдохлась.
Натан перевел взгляд на Карлайла. Тот пожал плечами.
— Я не могу назвать более вероятным ни один из вариантов. Даже Кая — у меня в свое время сложилось впечатление, что его устраивает роль младшего. И исключить, если хорошо поразмыслить, ни один не могу. И ещё я бы присмотрелся к Челси и Корин, всё-таки они не последние в клане.
— Поняла? — Натан повернулся к Кейт. — Так что никаких «он простой», «точно нет» или «вероятнее всего». А вообще… жизнь часто подкидывает нам такие варианты, о которых сам и не задумаешься. Так что — слушать больше, говорить меньше, с выводами?..
— Не торопиться, — со вздохом закончила Кейт. — Ты точно здесь нужнее?
Натан покусал усы.
— Микки нужен на юге. Действительно нужен. А за тем, что происходит в нашей Башне, кто-то должен присмотреть. Согласна? Так что делать нечего, придется тебе справляться.
Кейт нехотя кивнула. Карлайл прислушался и через мгновенье произнес:
— Эсми зовёт всех к столу.
Натан радостно вскочил. С каждым днём, проведенным у Калленов, кулинарные способности Эсми восхищали его все больше. Кейт оперлась на руку Джаспера и без особого энтузиазма зашагала следом за наставником.


Глава 44. О старых клинках и не очень старых шрамах

— Ты веришь в предчувствия? — Кейт опустилась на диван рядом, подтянула колени к подбородку. Джаспер закинул руку по спинке, притянул девушку к себе. Кейт уютно устроила голову на его плече. — Так веришь?

— В предчувствия Элис — однозначно. А что случилось?

— Кого ты позвал?

— Питера и Шарлотту. Это мои друзья. Ещё с Юга…

— Они вегетарианцы?

— Это важно? — вздохнул Джаспер. — Ладно, они не отличаются кровожадностью, но… понимаешь, с нашей стороны на это смотришь не так, как с вашей.

— Ясно, — Кейт задумчиво накрутила прядь волос на палец, скользнула взглядом по составленным у основания лестницы мечам с разной интенсивностью свечения. — Мне кажется, что-то пойдет не так.

— Тогда будь наготове, — раздался резкий голос над их головами, — Саманту предчувствия не обманывали. И ещё… — Натан обошел угол, уселся на подлокотник. В руках он держал свёрток из мягкой ткани, — сколько у тебя клинков? Всё те же три? — наставник дождался утвердительного кивка Кейт, уложил свёрток на стол и бережно развернул материю. — Попробуй.

На ткани лежали четыре потемневших от времени клинка.

У Кейт перехватило дыхание. Все разговоры вокруг стихли. Микаэль подошёл ближе, медленно провел пальцем по одному из лезвий.

— Их не должны были переплавить в защиту?

Натан горько усмехнулся в ответ.

— Скажем так, я попросил не торопиться с этим. Пробуй, — кивнул он Кейт ещё раз. — Твои лезвия хороши для защиты того, что тебе дорого, но с ними очень сложно нападать. А кто знает…

Кейт проглотила возражения, медленно протянула руку. Джаспер на расстоянии слышал, как гулко колотится сердце девушки.

Два меча остались равнодушными к прикосновению. Один засветился еле-еле, словно раздумывая, стоит ли верить.

— Вера в деятельность дефенсоров, — прошептал Микаэль.

Четвертый клинок загорелся мягким светом. Ровно и уверенно. Джаспер почувствовал, как встаёт ком в горле. Не у него, у сидящего рядом Натана.

— В свое время, — впервые голос, казалось, не слушался наставника, — мы вместе выковали три клинка. Долга и ответственности друг перед другом. Первые, конечно, для атаки подошли бы больше, но… Бери. Чувство долга тоже может горы свернуть.

Кейт молча кивнула, завернула края ткани над оставшимися клинками.

Где-то снаружи раздался шум подъезжающей машины. Все потянулись в стеклянный холл. Снаружи в сумерках виднелось два силуэта. Герда автоматически открыла дверь.

И остолбенела. Несколько долгих секунд Герда и двое вампиров разглядывали друг друга. Затем Питер оттолкнул Шарлотту себе за спину и, вытянув вперёд руки со скрюченными пальцами, выставив в оскале клыки, бросился на девушку-дефенсора, вернее, туда, где она стояла секунду назад. Герды там уже не было, в лёгком броске она дотянулась до одного из мечей и теперь с неменьшей скоростью неслась на Питера с занесенным клинком в руках.

С нечленораздельным криком Кейт бросилась наперерез и успела повиснуть на локте девушки, попыталась завести его за спину. Джаспер оказался рядом с Питером даже раньше, обватил его за плечи, сцепив для надёжности руки в замок. Сзади испуганно вскрикнула Шарлотта.

Питер пытался не столько вырваться, сколько встать на линии между Гердой и Шарлоттой. Краем сознания Джаспер отметил, что другие дефенсоры и не думали вмешиваться. Более того, расставив руки в стороны, оба наставника и Рей с Фредом оттесняли остальных к стене, словно вставая живым щитом между ними и участвующими в схватке. Герда продолжала вырываться из рук Кейт, шипя, как дикая кошка.

— Пусти, да пусти же, это же он, он меня чуть без глаза не оставил…

Джаспер попытался насколько возможно внушить ей и Питеру спокойствие. И если Питер почти сразу обмяк в его хватке, то на Герду это не произвело абсолютно никакого эффекта. Джаспер вспомнил кулон-трилистник и выругался про себя.

Кейт наконец удалось схватить Герду за плечи, развернуть лицом к себе.

— Пусти же…

— Герда, Герда, подожди, да подожди же, ответь, он был виноват?..

— Пусти…

— Он. Был. Виноват?

Неожиданно Герда прекратила вырываться, словно слова Кейт достучались до ее разума. Несколько секунд она просто оторопело смотрела в глаза подруги, затем медленно помотала головой.

— Тогда пойдем-ка отсюда, — Кейт полуобняла-полусхватила Герду за плечи и практически выволокла на улицу.

— Ну спасибо, — с чувством произнес Питер, потирая руку. Джасперу оставалось только пожать плечами.

— Да если б я знал… Что это было?

— Шарлотта, — Питер притянул к себе девушку, обнял ее. Джаспер заметил, что ее ощутимо трясло, — так вот, Шарлотта шла по улице, а юная леди решила, что она выслеживает идущего впереди ребенка. И бросилась восстанавливать «справедливость». А я просто успел вовремя.

— Это было не так? Про ребенка? — к разговору присоединился Натан.

— Нет, — уверенно ответил Питер. — Она просто шла.

Джаспер кивнул. Для них с Питером этого кивка было достаточно, не нужны были убеждения в том, кто кому и насколько поверил. Затем он бросил короткий взгляд на два силуэта в уличном сумраке. Ощущение, что у Кейт ничего не получится, нарастало. Джаспер сделал несколько глубоких вдохов — глупая привычка, но это всегда успокаивало — и вышел в полумрак.

— Герда?

— Тебя тут не хватало, — огрызнулась девушка. Кейт вопросительно подняла брови, затем согласно кивнула, обозначила одними губами «удачи!» и отошла в сторону дома. Джаспер перевел взгляд на Герду. Та старательно поворачивалась к нему стороной без шрама.

Джаспер поймал себя на мысли, что накануне шрам ее не смущал, словно она вспомнила о нем только сейчас.

— Чего тебе? — прошипела девушка. — Иди обнимайся со своими друзьями.

— Сними кулон.

Герда изумлённо уставилась на Джаспера. Повернувшись всем лицом. Джаспер усмехнулся и, подумав, показал ладонь с кольцом. Герда понимающе кивнула.

— Говори так.

Что ж, так — значит так.

— Что ты сейчас можешь предъявить Питеру и Шарлотте?

— Ничего, — зло ответила девушка. — Мы с Кейт уже выяснили, что я сейчас была неправа.

— Питер утверждает, что ты и тогда была неправа.

— Пф…

— Не забывай, я ощущаю эмоции. Я бы почувствовал ложь.

Герда не ответила. Порывшись в кармане, она извлекла оттуда картонную пачку и зажигалку, затем, поморщившись, убрала обратно.

— У вас же такие чувствительные носы, чтоб вас…

— Я потерплю, — ровно ответил Джаспер.

— Я — тем более, — снова огрызнулась она. Джасперу подумалось, что раньше он не замечал, насколько манерами, повадками Герда похожа на Натана. Пожалуй, больше, чем остальные его подопечные вместе взятые. — Значит, я и тогда была неправа? Ты хоть понимаешь, что это значит?

Как же мешает кулон… Джаспер медленно кивнул.

— Что ты могла не получать свои шрамы.

— Именно. Получается, я по собственной глупости себя изуродовала, — голос Герды звучал обманчиво ровно. У Джаспера был готов единственный ответ.

— Ты красивая.

Герда только отмахнулась. Она до сих пор балансировала на грани истерики.

— Правда, красивая, — Джаспер чувствовал себя так, как будто продвигается по минному полю. — Пожалуй, не для всех — но идеалов не бывает. Для Рея, для меня, для Фреда, для всех, кто знает, чем ты живёшь, вот это, — Джаспер осторожно провел пальцем по полоске шрама на скуле, — при твоей жизни нормально и не мешает видеть красоту…

— Кейт не знает, что ты сейчас в комплиментах рассыпаешься, — язвительно перебила его Герда. Джаспер улыбнулся про себя — она не хотела признаться себе, что уже поверила ему.

— Догадывается. И она бы подтвердила мои слова.

Герда задумалась на несколько секунд, затем кивнула своим мыслям и требовательно посмотрела на Джаспера.

— Поможешь объясниться с твоими друзьями?

Джаспер кивнул и быстро повел ее за руку в светлый холл.

— Шарлотта, Питер, это Герда. Мы с ней надеемся, что произошедшее между вами… хм… недоразумение…

— Не помешает дальнейшему плодотворному сотрудничеству, — донельзя официально произнес невесть как оказавшийся рядом Фред. Все взорвались отпускающим напряжение смехом.

***

Элис стояла плечом к плечу рядом с Джаспером, провожая взглядом уезжающие машины. В гараже остался только красный кабриолет, на котором она обещала отвезти его и Кейт в аэропорт.

— Так грустно, когда все уезжают… и так хочется надеяться, что все образуется…

— Обязательно образуется, — вместо Джаспера ответила Кейт, практически неслышно подошедшая сзади. — Уж если Герда, которая раньше была очень красивой, работает в одной команде с теми, из-за кого несколько месяцев закатывала истерику, стоило ей оказаться рядом с зеркалом, а они — с той, которая их чуть не… ликвидировала, не разобравшись, это же всё не просто так.

— Мне сейчас хочется заплакать, — Элис крепко обняла по очереди Кейт и Джаспера и направилась к машине. — Пора.


Глава 45. О приезде в Вольтерру

Элис гнала автомобиль по ночной дороге в аэропорт.

— Билеты и посадочные талоны я распечатала, — она кивком указала на папку между сиденьями. — Летите с пересадкой, можно было, конечно, долететь прямо до Флоренции, но там самолёт приземляется днём, а так в Пизе вы будете вечером. Автомобиль я забронировала около аэропорта на имя Джаса. Отель тоже, называется La Logonda, это прямо в центре города. Вроде ничего не забыла, — Элис старалась говорить ровно, но в голосе было слышно волнение.

— Спасибо, — Джаспер благодарно быстрым движением коснулся ее плеча, — лучше тебя это бы никто не сделал.

На заднем сиденье автомобиля Натан продолжал инструктировать Кейт.

— По поводу клинков — вот документы, что они представляют значительную ценность и что ты везёшь их для дополнительной оценки и возможной продажи, вот решение комиссии, что они не подлежат сдаче в багаж и полетят в салоне, вот документы на обратный провоз. Теперь самое главное: Аро ответил на мое обращение. Он назначил вам время аудиенции — в час дня послезавтра, — наставник мельком взглянул на старые наручные часы, — вернее, уже почти завтра. Вроде как чтобы вы как раз прибыли с рейса во Флоренцию.

Джаспер с интересом повернулся назад.

— В час дня солнце будет в зените. Мне будет проблематично передвигаться по городу.

— Я думаю, он на то и рассчитывает. Что либо Кейт придет одна — не вздумай этого делать! — кивнул он ей, — либо передвижение по городу доставит вам дополнительные проблемы, а это всегда потеря концентрации. Так что подумайте заранее, что и как.

— Ему стоит прямо изложить ситуацию с Суаресами?

— Да если б я знал. И вообще, мой тебе совет: ты спрашивала про Маркуса — вот и начни с него. Аро может вести себя как угодно с Каем, но к Маркусу он прислушивается, хоть и не признает этого. От того, что вы решите про Маркуса, и что он решит про вас, действительно очень, очень многое будет зависеть.

— А Кай?

— Кая лучше один раз увидеть, — усмехнулся Натан. — С ним в чем-то даже проще. Ему достаточно дать цель для приложения ненависти. И кстати, да, ни в коем случае не упоминай при нем о сотрудничестве с квилетами.

— Он настолько не любит оборотней? — легкомысленно уточнила Кейт. Натан метнул неодобрительный взгляд.

— Это мягко говоря. У него это личное.

— По остальным ещё что-то скажешь?

Натан только отмахнулся и откинулся на сиденье.

— Даже не проси. Я могу в чем-то ошибаться. И поэтому хочу, чтобы у тебя сначала появилось твое — незашоренное — мнение.

***

Джаспер который раз с благодарностью подумал о предусмотрительности Элис. Да, до Флоренции они бы летели прямым рейсом, а до Пизы пришлось добираться с пересадками, зато — а в солнечной Италии, где облака чаще видны на картинах художников, чем на небе, это было особенно важно — самолёт приземлялся не в полдень, а после заката.

Кейт рядом без особого удовольствия вдохнула горячий воздух и поморщилась. Джаспер вспомнил: она говорила, что не любит жару. Оставалось только пожать плечами — всю свою жизнь он провел в штатах Конфедерации, и жаркое лето было для него единственно нормальным. Потом — потом ему стало все равно.

— Терпеть не могу жару, — словно прочитала его мысли Кейт и вдруг зябко передёрнула плечами, — а тут еще, — девушка нахмурилась, пытаясь объяснить ощущения, — совсем чужой воздух.

Джаспер не мог не согласиться. В ночном воздухе даже на территории аэропорта чувствовался дурманящий запах трав, щедро прогретых солнцем. В Америке все было по-другому.

— Не обижайся, но может быть, тебя успокоить?

Кейт отрицательно помотала головой, прикрыв глаза.

— Не стоит, я справлюсь. Должна справиться. Если нет — попрошу, ладно?

Обойдя толпу ожидающих свой багаж туристов, Джаспер и Кейт молча прошли из здания терминала к арендованному автомобилю. Элис действительно предусмотрела всё.

— Боишься? — Джаспер нарушил молчание, только когда они покинули город. В отличие от остальных Калленов, он вел машину не торопясь. Кейт задумчиво разглядывала проплывающие за стеклом поля. Над горизонтом поднималась луна.

— Не знаю, — пожала она плечами. — Наверное, мне просто странно. Я ещё ни разу не покидала Америку. А здесь все совсем чужое. И… — девушка в изумлении уставилась на руки Джаспера на руле. В лунном свете кожа еле заметно искрились тем самым блеском, который создавал столько неудобств днём.

— Даже света луны иногда бывает достаточно, сегодня именно такой день, — в свою очередь пожал плечами Джаспер. — Сегодня полнолуние, луна очень яркая.

— Ладно, сегодня мы в любом случае не будем бродить по ночной Вольтерре, — улыбнулась Кейт в ответ, накрыв пальцами ладонь на руле. — А завтра луна пойдет на убыль…

— Тебе хочется погулять? Именно ночью? По городу, где полно вампиров?

— Ой, ну мне не раз говорили, что в Вольтерре они не охотятся. Если захотят напасть — нападут независимо от времени суток. Ты не сможешь выйти под солнце, а посмотреть город хочется.

— Почему не смогу? Это старый город с очень узкими улицами между достаточно высокими зданиями. Попасть под солнце там можно разве что в полдень, когда оно выше всего.

— Ладно, хорошо, я просто не вынесу дневную жару, — Кейт страдальчески скривилась. Джаспер согласно кивнул.

***

С улицы в окно наконец потянуло прохладой. В номере был кондиционер, но с молчаливого согласия Кейт Джаспер не стал его включать, открыв вместо этого окно. Так было привычнее. Было и ещё кое-что — опыт подсказывал обоим, что в опасном месте в первую очередь надо позаботиться о возможных путях отступления.

Джаспер ещё раз померял шагами комнату, попробовал сесть в кресло и смог оставаться в нем не больше минуты. Сейчас он откровенно завидовал Кейт: ему всё-таки удалось убедить ее немного приглушить эмоции, и теперь она спокойно спала. Самому же справиться с волнением не удавалось. Хотелось сделать что-нибудь, заняться хоть чем-то, лишь бы занять время и перестать думать о завтрашнем дне.

Тихие улицы так и манили пройти по ним. Джаспер кинул взгляд на спящую девушку. Во-первых, он только посмотрит возможные пути к резиденции Вольтури, чтобы не попадать под прямые солнечные лучи, и сразу вернётся. Тогда у них не будет проблем с солнцем завтра. Во-вторых — вспомнил он хватку крепких пальцев на своем запястье в первый день Кейт в доме Калленов — даже во сне застать ее врасплох нелегко. В-третьих, на ней кольцо, о котором не знает никто, кроме него. Оно должно защитить.

В-четвертых, их ждут в Италии только завтра — Джаспер отогнал мысль, что он усиленно ищет оправдания своей прогулке — Элис выбрала не очень очевидный маршрут, особенно при имеющихся прямых рейсах. Последнюю мысль он додумывал, уже выходя из арки входных дверей.

Пройдя сотню метров по довольно широкой улице, Джаспер свернул в темный извитой переулок, который, как ему казалось, должен был выйти почти к самой резиденции. Если улица на выходе будет идти не точно с севера на юг, то вопрос с тем, как добраться, не привлекая внимания, будет решен. Если нет — придется ехать на автомобиле, стражей это может разозлить.

— Алек, похоже, я выиграла, — раздался хорошо знакомый голос за спиной. Джаспер медленно обернулся и машинально сделал два шага к ближайшей стене.

Близнецы-стражи, Джейн и Алек, стояли рядом, перегораживая обратный путь. Кожа обоих неярко сверкала в лунном свете.

— Но Аро…

— Аро не исключал такой возможности. Он же говорил — не стоит недооценивать противников. И я бы сильно удивилась, если бы они действительно заявились к Аро сразу с самолёта, даже не оглядевшись, — Джейн говорила так, словно Джаспера рядом не было.

— И что мы будем делать, сестра?

— Мы пришли с миром, — Джаспер ужаснулся про себя, насколько по-дурацки это прозвучало.

— Мы знаем, — царственно кивнула Джейн.

Она отыгрывалась за проигрыш Аро.

— То есть мы его отпустим? — озадаченно уточнил Алек.

— Не совсем, — Джейн задумчиво растягивала слова.

Джаспер многое видел, особенно на Юге, но сейчас от этих ровных интонаций ему стало нехорошо.

— Джейн, — осторожно начал он, — ты же понимаешь, что мы пришли не просто так.

— Понимаю. Но понимаю и то, что вы слишком много о себе возомнили. И ваша дружба с дефенсорами нам не нравится. Что они, что вы, Каллены, все вы считаете, что стали от этого сильнее. Поэтому просто так пройти было бы неправильно.

Джейн сделала несколько плавных шагов вперёд. Алек через секунду двинулся следом. Казавшийся столь удобным переулок превратился в ловушку.

Джейн минуту постояла, словно размышляя над дальнейшими действиями, и продолжила:

— Видишь ли, не все так просто…


Глава 46. О том, как полезно слушать наставника

— И мы не пройдем так просто, — холодные интонации удивительно гармонично сочетались с бледным сверкающим лицом девушки, — Аро считает, что вам надо немного… напомнить ваше место. Сбить спесь. И завтра — завтра вы заговорите по-другому. Алек!
Густой черный туман возник одновременно с еле слышным словом «Боль!». Близнецы стояли плечом к плечу, бесстрастно ожидая результатов своего воздействия.
Пытка Джейн всегда настигала мгновенно, это туману было нужно время. Джасперу понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, что боль чувствуется совсем чуть-чуть, где-то на периферии и перебивается другим ощущением — левая рука словно онемела, но, если присмотреться, по ней тонкой рябью переливалась радужная пелена. Оставалось радоваться, что собственный свет кожи практически скрывает ее. На полную защиту кольца не хватало, но все же избавление от пытки дорогого стоило. Интересно, если бы Кейт была рядом…
Додумать Джаспер не успел. Черный туман Алека был пусть неторопливым, но неумолимым. И, как выяснялось, действовал не сразу оглушающе, а давал несколько секунд на осознание. На панику. Почти невозможно держать себя в руках, когда меркнет свет и словно уходят вдаль звуки — как будто постепенно опускаешься на глубину — затем перестает ощущаться холодный камень стены под ладонью… И остаётся только разум, запертый нигде.
И в ужасе перестающий хоть сколько-нибудь понимать, что происходит. В отсутствие каких-либо ощущений, приходящих снаружи, не готовое к такому сознание начало судорожно заполнять пустоту. Сначала засверкали вспышки, как от фейерверка, затем побежали отдельные бессвязные картинки — бегущие олени, взвод с ружьями, готовый идти против северян, пронзительные глаза Элис, заставляющие остановиться. Где-то зашумел водопад, сквозь который пробивались звуки Пятой симфонии и голос Марии, говоривший «убей!», запахло мятой и бензином. Под пальцами вытянутой руки ощущались волосы Кейт, губами он ощущал их же, и это шло против остатков логики, сводило с ума безжалостнее всего остального. А обрывки воспоминаний менялись все быстрее, не оставляя шанса…
«Молчать!» — раздался в мозгу резкий нервный голос, очередное воспоминание, как-то сразу заглушив все остальное, и уже тише повторил: — «молчать». Джаспер расхохотался, не слыша собственного смеха, но это было не так страшно. Он не мог точно сказать, сколько времени прошло, но теперь — теперь постепенно возвращался контроль над скачущими мыслями, а на самые шальные Натан в мозгу прикрикивал очередной раз. Кто бы мог подумать, что воспоминание о наставнике окажется столь полезным…
Теперь вернулась способность соображать, насколько это было возможно. Первым делом Джаспер мысленно высказал все, что думает о своей ночной прогулке. Особенно учитывая, что помочь было некому, а самостоятельно действие черного тумана развеется нескоро — Карлайл как-то рассказал о недельной пытке кого-то таким вот лишением чувств. Затем Джаспер попытался ощутить хоть что-нибудь.
Зрение, слух, обоняние, осязание не работали совсем. Конечно, лучше всего помогла бы свежая пища — только-только насытившийся вампир вполне мог бы противостоять воздействию почти любого дара, но они — Каллены — давно отказались от большей силы в пользу чего-то, что было важнее. Джаспер невесело усмехнулся — в таком состоянии об охоте говорить бесполезно — и продолжил оценивать собственные ощущения.
Казалось, что вкус не пострадал, но точно Джаспер понять не мог. Вот что вроде как работало — это ощущение себя, своего тела, своего положения в пространстве. Кажется, в умных книгах это называлось проприоцепцией.
Если верить ощущениям, глаза были закрыты, ноги согнуты, а локти находились где-то в том же направлении. Видимо, он сидел, сложив руки на коленях. Если попытаться проанализировать дальше, центр тяжести располагался так, что получалось, что спиной он на что-то опирается. Вероятнее всего, за спиной стена здания — больше там быть нечему. Джаспер попытался нащупать ее поверхность. Рука ничего не ощущала, но напряжение мышц в сочетании с отсутствием ее продвижения говорили о том, что, видимо, стена там всё-таки есть. Если осторожно подняться, только не теряя ее, и попробовать пойти с упором на эту стену, то должно получиться выйти на нужную улицу, а там… а там его найдет Кейт. Может быть.
Джаспер отогнал назойливую мысль о том, что по-настоящему помочь у Кейт вряд ли получится. Она точно не приведет ему человека и скорее всего не сможет хладнокровно притащить какое-нибудь животное, как тогда тащила оленя Элис. Но она будет рядом, с ней будет безопаснее, а потом они что-нибудь придумают. Или воздействие Алека постепенно сойдёт на нет. Как он определит, что Кейт рядом, Джаспер даже не задумался, он просто верил, что почувствует это. Иначе оставалось только сойти с ума.
Настало время попытаться реализовать план. Джаспер осторожно подтянул ноги к себе, перенес вес на них и попытался выпрямиться, не теряя контакт с тем, что он считал стеной. Несколько секунд ему казалось, что ему это удается, а потом плечи ощутили какое-то противодействие. Словно кто-то пытался удержать его, усадить его обратно.
Сопротивляться в его положении было глупо. А ещё… видимо, он погорячился над признанием вкуса оставшимся ощущением. По крайней мере, он точно не чувствовал вкуса того, что, казалось, перегородило горло. Был бы он человеком — наверное, уже задохнулся бы. А так… Джаспер судорожно сглотнул, пытаясь убрать помеху.
И почувствовал спиной и затылком шершавую стену.
В горло лилась густая вязкая жидкость.
Ещё глоток.
Губ касался картонный стакан, в таких обычно подают молоко и газировку в забегаловках.
Жидкость была солёной. И живой. И пахла железом.
Глоток. Рядом раздался шорох, но это было неважно. Обеими руками Джаспер вцепился в стакан, дающий возможность жить дальше.
Глоток. Глоток. Глоток. До последней капли.
Звуки вернулись. Чуть помедлив, Джаспер всё-таки открыл глаза. Мир вокруг был немного мутным, но настолько родным и долгожданным.
Пищи было мало. Секунду Джаспер всерьёз оценивал, не имеет ли смысла сжевать стакан, на стенках которого остались темные разводы, а затем огляделся.
Рядом прямо на брусчатке сидела Кейт и с напряжённым видом бинтовала руку.
Даже на расстоянии пары метров Джаспер слышал стук сердца, гонящего столь нужную ему пищу. И он не смог бы ответить, как и когда оказался рядом.
В ней не было ни капли неземной красоты Джейн: бледная до синевы кожа казалась мертвенной, под глазами пролегли темные круги, в лунном свете черты лица как-то особо заострились. В ней не было магии. Зато теплое сердце билось совсем рядом, на шее тонко пульсировала артерия, стоило только чуть наклониться… Оставалось только решить для себя, стоит ли пытаться остановиться вовремя и обратить или хоть раз за эти долгие годы позволить себе ослабить контроль.
Глаза девушки сверкали в свете луны. Неожиданно теплые пальцы коснулись щеки Джаспера. На секунду он представил, как они выглядят со стороны. Как в страшной сказке. Наверное, это было красиво. Мысль о том, что случится сейчас, через несколько мгновений, опьяняла.
— Ты совсем не боишься?
— Нат тебе этого не простит…
«Молчать!» — снова раздался голос где-то в сознании. Джаспера словно отбросило к противоположной стене, голова стремительно трезвела. Обхватив плечи руками, он уставился на Кейт. Та отвечала ему все тем же напряжённым взглядом.
— Ты… ты… ты хоть представляешь себе?..
Девушка медленно кивнула.
— Тогда что ты творишь?
Кейт ответила оценивающим взглядом, сделала шаг навстречу.
— К тебе можно подойти?
Джаспер бессильно сполз спиной по стене, прислушался к чувству голода. Его не было.
— Да, наверное, да.
Кейт молча опустилась рядом на брусчатку, откинувшись спиной на стену. Несколько минут прошло в молчании.
— Я мог убить тебя.
Кейт безразлично пожала плечами.
— Да что же ты… я ведь правда мог. Ты даже не представляешь, насколько близко… — Джаспер не договорил. — Почему ты не защищалась?
— Не знала, сколько у тебя сил, боялась не рассчитать.
— Подожди-подожди. То есть я стоял, примеряясь, с какой стороны удобнее вцепиться тебе в горло, а ты боялась ударить слишком сильно? Ты настолько… — слова о том, что именно настолько, показались Джасперу до того не теми, что он предпочел не уточнять, — что была готова?.. А если бы я?..
Кейт еле заметно дернула уголком рта. Джаспер почувствовал, что то, что он сказал, было правильно, но не совсем.
— Нас готовят к тому, что мы можем погибнуть за что-то. И потом, убил бы вряд ли, всё-таки при укусе у меня сработал бы инстинкт самосохранения. Наверное, — Кейт не глядя покачала головой. Джасперу показалось, что он понял.
— Получилось бы, что до… укуса, — это слово далось Джасперу непросто, — ты бы не сопротивлялась, а защищаться бы начала уже потом? Но это же… я бы…
— Обратил бы — да…
— А как же твоё… твои убеждения?
Кейт пожала плечами ещё раз.
— Знаешь, в моей жизни есть три, — Кейт на секунду запнулась и с усмешкой продолжила, — с половиной чело… эмм, личности, ради которых я готова поступиться убеждениями.
Джаспер не знал, плакать ему или смеяться. То, что Кейт готова была переступить через себя — ради него — отзывалось неожиданным удовлетворением, но вот то, что сейчас именно это чуть не произошло — теперь пугало в тысячу раз сильнее.
— С половиной?
Кейт покаянно вздохнула.
— Насчёт Карлайла я точно не знаю. Зависит от ситуации.
— Кстати, о Карлайле. Как будем объяснять ему мой новый цвет глаз?
Кейт внимательно посмотрела и радостно улыбнулась.
— А что тут объяснять. Красивый. Золотой, — и в ответ на недоумение Джаспера продолжила, — ты не нападал, не забирал силой. А то, что дают добровольно, с любовью — не делает тебя монстром, — с этими словами она легко поднялась, протянула руку и продолжила таким тоном, словно не было этих последних часов: — Пойдем, спать хочу невыносимо.


Глава 47. О тайных мотивах

В темном коридоре было неожиданно холодно — по человеческим меркам. Джаспер с интересом разглядывал стены из нешлифованного камня, раньше ему ни разу не доводилось бывать здесь, а Карлайл в своих рассказах был весьма немногословен. Кейт шла рядом, вцепившись мертвой хваткой в его запястье, и буровила взглядом спину идущего впереди них то ли провожатого, то ли конвоира.
Деметрий шел размашистым шагом, ни разу не оглянувшись, будучи абсолютно уверенным в их послушании. Сейчас самообладание явно вернулось к нему. Джаспер удовлетворенно усмехнулся, вспомнив озадаченное лицо ищейки Вольтури, когда они столкнулись на пороге номера отеля — Деметрий явно был в курсе его встречи с Джейн и Алеком и не ожидал увидеть его, как ехидно выразилась Кейт, в добром здравии. Интересно, знает ли Аро об их ночных приключениях?
Около входа в тронный зал за столом сидела секретарша — человек! — красивая высокая блондинка. Она немного заискивающе кивнула Деметрию, позволяя пройти.
— Какие гости почтили нас своим присутствием! — раздался обманчиво ласковый голос.
Джаспер и Кейт остановились в центре зала, Деметрий сделал знак не двигаться дальше и занял свое место сбоку от трона Маркуса. Чуть поодаль в тени возвышалась крупная фигура Феликса. Джейн и Алек стояли со стороны Кая. Пожалуй, он и был им ближе.
Впервые за время знакомства на лице Джейн отразилась целая гамма эмоций, главной из которых было крайнее изумление.
— О чем только думают в Олимпийской башне, — продолжал вещать Аро, растягивая слова. — Прислать к нам одного — всего одного! — дефенсора, пусть и в сопровождении… оруженосца.
Это было… неприятно. Оскорбительно. Джаспер почувствовал, как против воли сжимаются руки в кулаки.
— Джасперу не привыкать быть оруженосцем при даме, — язвительно поддержал из своего угла Деметрий.
Джаспер как-то отстраненно, словно это было не с ним, отметил, что ногти впиваются в кожу. Да, Мария не стеснялась руководить и приказывать, но ведь тогда Вольтури не посмели вмешаться в страхе проиграть ее армии, тренированной оруженосцем. А уж назвать его оруженосцем Элис, заботливой, оберегающей, настоящего друга…
Кейт успокаивающе скользнула теплой рукой по ладони, прошептала:
— Не поддавайся на провокации.
— Насколько я помню, сколько их было — и каждой из них был нужен… — Деметрий демонстративно замолчал, словно подбирая слово.
— Защитник, — уверенно закончила Кейт за него и твердо встретила его взгляд.
Маркус впервые с их появления пошевелился на своем троне и некоторое время с интересом смотрел куда-то в пространство между Джаспером и Кейт.
— Они не будут отвечать необдуманно, — голос второго правителя был глухим и каким-то потусторонним. — Не будем развивать эту тему. Это так по-плебейски.
Прищурившись, Аро некоторое время обдумывал услышанное. Наконец, он согласно кивнул.
— Но у меня есть вопрос, который я не имею права не задать нашим дорогим гостям. Как им удалось преодолеть воздействие Джейн и Алека? О, я, конечно, испытываю глубокое сожаление, что им вообще пришлось с ним столкнуться, но речь сейчас не об этом. Без пищи, а тем более вегетарианцам, преодолеть такое воздействие невозможно. Можно обмануть нас цветом глаз, это же линзы, не так ли? — ответа Аро не ждал, — но нельзя обмануть разум и логику. Вы знаете, что охота в Вольтерре запрещена, и мы неотступно соблюдаем этот закон. Так как вы посмели?..
— Но использование донорской крови у вас не запрещено, — прервала Кейт поток медового многословия. Аро замолчал на полуслове, задумчиво хмыкнул, окинув их обоих долгим оценивающим взглядом, затем протянул Кейт руку.
Джаспер почувствовал почти незаметное царапающие движение кольцом Кейт по тыльной стороне ладони. Через секунду движение повторилось, случайным оно не было, и понять его можно было только одним образом. Джаспер чуть опустил голову вниз в знак согласия. Сколько есть силы, сколько есть любви — этого должно хватить на защиту Кейт от телепатии Аро. Вспомнилась первая встреча с Натом и отчаянная решимость Кейт защитить. Что ж, у него сейчас решимости не меньше.
Девушка решительно подошла к Аро. Тот схватился за протянутую руку. Через мгновенье его лицо стало озадаченным, ещё через минуту — задумчивым. Время шло, правитель словно что-то решал для себя и наконец решил.
— Что ж, я не думал, что некоторые наши недоразумения так заметны со стороны. И в целом, я понимаю стремления ваших разрешить их тем или иным образом, — теперь голос Аро был четким, собранным, даже манерное растягивание слов куда-то почти исчезло, — но у меня есть один вопрос. И от того, как ты на него ответишь, зависит, поверю я тебе или выставлю из нашего города.
Кейт согласно кивнула.
— Спрашивай.
— Что за помощь мне и нам хочешь получить ты? Не ваше руководство, а именно ты? И открой мне мысли об этом.
— Конечно. Все просто, я хочу воспользоваться твоим ключом.
— Вот как? — Аро смерил Джаспера очередным задумчивым взглядом. Тот решительно ничего не понимал. Вернее, понимал, что чтобы не терять сейчас нить разговора, ему стоило надавить на Кейт раньше. Аро продолжил: — Ты не знаешь, будет ли это иметь смысл, не так ли? Пожалуй, если ты пообещаешь, что… — он выбирал каждое слово, чтобы не сказать при присутствующих лишнего, — что то, что ты получишь, воспользовавшись ключом, не коснется никого из Вольтури, я соглашусь принять вашу помощь на таких условиях.
Кейт согласно кивнула.
— Что ж… Дорогие мои братья, — Аро обвел взглядом всех присутствующих, — и сестра, для блага нашего клана мы все должны оказать помощь этим милым молодым людям.
Джейн собиралась возразить, но остановилась после предупреждающего жеста Аро.
— Если возможно, нам бы хотелось поговорить с правителем Маркусом, — Кейт уважительно кивнула в его сторону и получила в ответ оценивающий взгляд.
— Только после нашего обеда. Деметрий, проводи наших гостей. Впрочем, молодой человек может…
— Благодарю, но мы покинем вас вместе, — перебил его Джаспер и, подхватив Кейт под локоть, последовал за Деметрием к выходу.
Деметрий, как и утром, шел быстрым размашистым шагом, и только один раз оглянулся, когда мимо них проследовала группа туристов во главе с Хайди, красивой, но не просто холодной, как у Розали, а какой-то хищной красотой. Та кивнула, коротко пообещав поделиться десертом.
— Быстрее, из-за вас опоздаю, — рыкнул невольный провожатый. Джаспер почувствовал, как вздрогнули под его рукой плечи Кейт, и чуть сильнее прижал ее к себе.
Деметрий открыл последнюю дверь, коротко кивнул и исчез. Снаружи ворвался горячий воздух и яркий свет. Кейт выглянула на залитую солнцем улицу, вернулась, растрепала Джасперу пряди волос, почти закрывая лицо, и осталась недовольна результатом.
— Думаю, чем возвращаться сейчас по солнцу, лучше подождать аудиенции здесь. Мало ли… — девушка немного помолчала, оглянулась и уже тише спросила: — Что ты о них думаешь?
— Аро напуган, от него прямо исходит страх, он перебивает все остальное, даже жажду власти. Он боится действовать слишком резко и спровоцировать еще больший кризис.
— А остальные?
Джаспер откинул назад растрепанные пряди волос и пристально посмотрел на Кейт.
— Знаешь, оно как-то странно получается. В основном эмоции всех были вполне ожидаемыми: ненависть ко всему живому и не очень у Кая, безразличие Маркуса, высокомерие Деметрия. Феликс — тот вообще больше думал о голоде и обеде. С Алеком и Джейн сложнее — они были слишком обескуражены неудачей, это затмило все остальные эмоции, но все равно ничего такого экстраординарного. А потом…
Джаспер уставился на стену напротив, пытаясь вспомнить и восстановить мимолетное ощущение. Кейт ждала молча, словно боялась спугнуть ускользающие мысли.
— Я даже не могу сказать, когда именно, но мне показалось, что кто-то действительно вроде как притаился и ждет, как будут развиваться события, чтобы воспользоваться любым поворотом…
— А кто конкретно, не можешь сказать?
Джаспер смущенно пожал плечами.
— Я не смог определить — слишком размытым было это ощущение. Но, знаешь, меня больше беспокоит даже не это. Я сейчас вспоминаю еще раз — и понимаю, что основной мотив там — не желание власти.
— Но Нат говорил, что проблема в том, что Аро потерял авторитет, и кто-то стал перетягивать власть… — попыталась возразить Кейт. Джаспер не дал ей договорить.
— Это просто настал удобный момент. Этот кто-то ждал много лет, чтобы отомстить. И он не хочет власти. Он хочет полностью разрушить клан, он предает его. Это ненависть.
— Ты уверен? — ошарашенно прошептала Кейт.
— Нет, — коротко ответил Джаспер и, подумав, добавил, — все правда было очень смутно, на грани моего восприятия. Но мне показалось именно так.


Глава 48. О Маркусе

Маркус встретил посетителей в закрытом со всех сторон внутреннем дворике. Несмотря на жару на улицах Вольтерры и на то, что стены со всех сторон защищали от малейшего дуновения ветерка, в атриуме было достаточно свежо — высокие деревья не пропускали солнечный свет, а тихо журчащая в фонтане вода дарила прохладу.
Почти не скрываясь, Джаспер с интересом разглядывал правителя. На вид он был незначительно, на три, может, пять лет старше Аро, но в то же время между ними ощущалась настоящая пропасть во времени. Если Аро продолжал внимательно следить за миром, плести интриги, возможно, любить и, однозначно, ненавидеть, словом, жить — другого слова Джаспер подобрать не мог — то Маркус выглядел именно так, как мог бы выглядеть проживший несколько тысяч лет человек: потухший безразличный взгляд, медленные вялые движения. И такие же медленные и вялые эмоции.
Кейт осторожно опустилась на самый край плетеного кресла. Джаспер тихо встал за ее спиной и скорее почувствовал, чем увидел, мягкую усмешку. Он знал, Кейт сказала именно то, что думала. Не оруженосец. Защитник.
— Правитель… — начала было Кейт и замолчала. Джаспер почувствовал и понял ее смятение: в тишине атриума, в этом неподвижном воздухе, перед этим древним существом любые слова казались какими-то неправильными. Лишними.
Маркус окинул посетителей медленным взглядом, таким, словно даже просто поднять веки для него было огромным усилием.
— Правитель, — начала Кейт снова, еле справляясь с голосом, — мы хотели бы задать вам несколько вопросов. Вы позволите?
Маркус величественно кивнул в ответ и перевел взгляд с Кейт на Джаспера и обратно. На секунду Джасперу показалось, что в глубине бездонных глаз мелькнула какая-то искра, какое-то чувство.
— Карлайл говорил, что вы можете ощущать чувства людей и эмоциональные связи. Это действительно так?
— Карлайл… он редкий по человеческим качествам. Как ты к нему относишься? — не ответил на вопрос Маркус.
Разговор начинался совсем не так, как думала Кейт. Джаспер осторожно опустил руку ей на плечо в жесте поддержки и еле заметно сжал его: Маркус действительно хотел ответа.
— Хорошо… — Кейт запнулась. — Мне сложно сказать точнее… Я не знаю, все в жизни меняется так быстро, что иногда не успеваешь осознать, что происходит.
— Тебе не стоит отвергать то, что дает тебе жизнь. Как же вы молоды, слишком молоды, чтобы понять, насколько ценно то, что у вас есть. Да, я могу видеть связи чувств между людьми, и я это вижу.
— Но если вы видите чувства, вы должны видеть и ненависть?
Маркус молча кивнул, ожидая продолжения.
— Вы знаете, что среди вас есть предатель, тот, кто вас ненавидит?
Маркус медленно поднял бровь и криво усмехнулся.
— Допустим.
— И вы ничего с этим не делаете?
— А зачем?
Голос Маркуса оставался абсолютно ровным, эмоции — тоже. Кейт оторопело уставилась на правителя.
— Вам безразлично, что станет с кланом?
Маркус неопределенно дернул бровями.
— Не то чтобы, но… мы обещали Аро помочь вам в меру сил, поэтому буду честен. Пусть поисками предателя занимаются те, кому это интересно. Если это важно для Аро — пусть роет носом землю, пусть соглашается на помощь дефенсоров, пусть позволяет вам бродить по нашему замку. Мне нет до этого дела.
— И вы не знаете, кто он?
Маркус отрицательно покачал головой.
— Я не хочу знать.
— Тогда почему вы согласились на разговор с нами?
— Потому что Аро попросил о помощи, — произнес Маркус таким тоном, словно это все объясняло.
— Вы так говорите, как будто что-то должны ему… — озадаченно протянула Кейт. Древний вампир скользнул оценивающим взглядом по сидящей девушке, по руке Джаспера на ее плече, на секунду заглянул в глаза обоим и вздохнул, словно приняв сложное для себя решение.
— Аро — мой единственный, если так можно сказать, родственник. Вернее, он брат моей жены, — он надолго замолчал. Джаспер вспомнил, что Карлайл мельком говорил о том, что Маркус до сих пор скорбит по жене, и эта мысль вызвала неожиданную волну сочувствия.
— Вашей жены? — переспросила Кейт, словно не зная о том, что рассказывал Карлайл. Маркус мрачно кивнул в ответ.
— Ее давно уже нет. Мы были вместе триста лет, а без нее я живу вот уже три тысячи. Она очень любила брата, так как я могу отказать ему? — на лице Маркуса появилась горькая усмешка. Джасперу на секунду стало нехорошо. То, с каким безнадежным смирением было сказано про три тысячи лет — это же и его возможное будущее — без Кейт. Джаспер теперь испытывал не просто сочувствие, не просто сострадание, а какую-то особую сопричастность к скрытой боли правителя.
Кейт осторожно накрыла ладонью пальцы Джаспера на своем плече. Она тоже почувствовала это. И почувствовала не столько боль Маркуса, неожиданно осознал Джаспер, сколько его боль от предвидения такого же будущего.
— Почему вы до сих пор живете, если вам так больно жить без нее? — прошептала девушка, не ожидая ответа.
— Потому что я единственный, кто помнит Дидим. Аро давно забыл о ней. Если меня не станет, исчезнет память о ней, последнее свидетельство ее существования, словно ее никогда и не было. А она была. У нее были чудесные глаза. И память о них стоит того, чтобы влачить существование дальше.
— Но не стоит того, чтобы бороться за эту жизнь?
— Вы так молоды… Вы никого не теряли… Как ты думаешь, каково это — прожить три тысячи лет без того, кто был смыслом твоей жизни? Каждый день думая, что, может быть, это ты не смог ее защитить? Каждую ночь пытаясь то найти свои ошибки, то убедить себя в том, что их не было? Когда ждешь конца как избавления от пытки жизнью?
Кейт зябко поежилась. Маркус хотел было добавить что-то еще, но передумал, снова впадая в свое полусонное состояние.
— Правитель… — Кейт долго не решалась продолжить. Маркус молча ждал. Джаспер понял, о чем хочет спросить Кейт. Он очень сомневался, стоит ли спрашивать об этом, тем более сейчас. С другой стороны, не для этого ли они здесь? Джаспер осторожно добавил девушке уверенности в правоте.
— Правитель, вы разрешите еще один вопрос? Если бы вдруг Аро был в чем-то виновен в смерти Дидим и вы бы знали об этом, вы бы могли начать ему мстить?
— И предать так, как он предал меня? — голос правителя прозвучал неожиданно громко и грозно. Кейт и Джаспер испуганно уставились на Маркуса. Внезапно вместо апатичного сонного существа перед ними оказалось само воплощение темной силы, мощи и власти, прожигающее все вокруг неожиданно живыми черными глазами. Казалось, при желании он мог бы уничтожить все, что окажется рядом.
Прошло несколько секунд. Маркус постепенно осел в своем кресле, взгляд стал привычно безжизненным.
— Нет. Мог бы, но не стал бы. Наверное, вы не поймете, но Дидим мертва, ее не вернуть. А она так любила своего брата. Если бы было нужно, она бы не задумываясь пожертвовала жизнью за него. И она бы его простила. А значит, и я должен. Но помогать ему выпутываться из проблем, которые он сам себе создал, я не буду. Я согласился на разговор с вами не из-за него, а из-за вас, потому что вы мне интересны. И если вы не против, когда будете уходить — у меня есть пара слов тет-а-тет молодому человеку.
Тон старого вампира не оставлял сомнений — аудиенция закончена. Кейт поднялась с кресла, не отрывая глаз от Маркуса.
— Правитель, можно последний вопрос?
— У меня достаточно времени, чтобы выслушать его, — согласно кивнул Маркус.
— Мы обсуждали с моим бывшим наставником сложившуюся внутри клана ситуацию. Если бы… Если вдруг Аро потеряет власть, она могла бы перейти к вам… — Кейт замолчала, ожидая ответа.
— Формально я не услышал вопроса. Но я понял вас. И нет. Мне достаточно своих проблем, не добавляйте мне проблемы всего клана. А теперь… — Маркус медленно поднялся со своего места и вежливо проводил девушку до двери, сделав Джасперу знак остаться. Джаспер ободряюще кивнул Кейт и перевел взгляд на правителя. Тот дождался, пока за девушкой закроется дверь.
— Почему ты ее не обращаешь?
Этого Джаспер не ожидал.
— Потому что она против.
— Да мало ли, кто там против чего. Сколько раз я уже говорил, вы слишком молоды, вы просто не знаете, каково это. Посмотри на меня, — голос Маркуса опять был живым, — просто посмотри, неужели тебе нравится то, что ты видишь? Ты же умеешь ощущать, что чувствуют другие, так ощути, почувствуй. И примерь на себя. Этого ты хочешь себе на будущие века? Такого? Давай, ответь мне.
На Джаспера обрушилась волна боли, тоски, горечи и отчаяния, такой силы, что просто физически сложно было устоять на ногах. Только вот, если поддаться сейчас — сомнения останутся навсегда. С усилием Джаспер закрылся от всего, что пытался ему показать Маркус. Тот, видимо почувствовал это.
— Не нравится? Не хочется? Пойми… только обратив, ты сможешь уберечь вашу любовь.
Теперь это была не волна чувств, теперь это было почти осязаемое давление. О том, что старый вампир умеет подчинять своей воле, раньше никто не догадывался.
На руке нагревалось кольцо-печатка.
— Дидим не спасло обращение, — тихо проговорил Джаспер, твердо глядя в глаза старого вампира. Действительно, сейчас как никогда было видно, насколько он на самом деле стар.
И давление резко оборвалось. Маркус как-то вдруг сгорбился и опустился в стоящее рядом кресло, старательно пряча глаза.
— Ну что же, тогда иди. Иди уже.
Джаспер медленно направился к двери, спиной ощущая, насколько мощная сила остается позади, готовая в любой момент уничтожить. Уже на пороге он нашел в себе смелость обернуться.
Если бы на месте Маркуса был человек, Джаспер решил бы, что видит сдавленные рыдания. Но правитель был вампиром.
Джаспер направил в спину сгорбившегося правителя всю поддержку и благодарность, на которые был способен, и тихо вышел в темный коридор.
Кейт стояла, прислонившись к холодной каменной стене. Холодным здесь было все, кроме нее. И Джаспер обхватил девушку руками, словно пытаясь вобрать в себя все тепло, уткнулся лицом в волосы.
— Что там случилось? — еле слышно проговорила Кейт тоном, не требующим ответа.
Джаспер молча покачал головой и повлек девушку к выходу.


Глава 49. О яблоках и гобеленах

— Как ты догадалась, что Аро причастен к гибели Дидим?
Джасперу действительно было интересно. Сейчас, когда они сидели за столиком в кафе при отеле, острота эмоций от разговора с Маркусом немного спала, и становилось очевидным, что в беседе прозвучало намного больше, чем можно было ожидать. А еще — сейчас Джаспер впервые за много лет чувствовал себя очень живым. Человеком, выбравшимся из мрачного склепа навстречу солнцу, воздуху и будущему.
Кейт неопределенно пожала плечами.
— Ну это же очевидно… Как ты думаешь, если бы Аро не был к ней причастен, неужели он оставил бы смерть сестры без попытки отомстить за нее?
— Я даже не подумал об этом, — протянул Джаспер разочарованно. Кейт лукаво усмехнулась.
— Ладно, это не моя идея. Натан долго обсуждал тонкости жизни Вольтури с Карлайлом и пришел к этому выводу. И что Дидим была настолько важна для Маркуса, что Аро вполне мог пожертвовать ее жизнью, чтобы обрубить ее влияние, чтобы Маркус оставался лояльным только ему и клану. Страшная все-таки штука — жажда власти… — Кейт задумчиво гоняла шарик мороженого по креманке. — Скажи лучше, как тебе показалось — Маркус знает об этом или отвечал на вопрос гипотетически?
— Знает, — в этом Джаспер был уверен абсолютно. Как был уверен и в том, что это ничего не меняло. — Но он точно не тот, кого мы ищем.
— Ты абсолютно уверен?
Джаспер грустно улыбнулся. В голосе Кейт совершенно отчетливо ощущалась надежда услышать «да». Трагедия старого вампира задела за живое и ее. Джаспер кивнул.
— Он был предельно честен с нами. Он не видит смысла тратить силы на ложь. И если бы он хотел расправиться с Аро — он бы выступил против него открыто. Маркус не хочет власти и тяготится жизнью — в таком случае нет смысла действовать за спиной. Тем более, с его даром.
Кейт удивленно уставилась на Джаспера.
— Видение эмоциональных связей вряд ли может…
— Это не главный его дар. Главный они скрывают очень тщательно, — Джаспер резко тряхнул головой, вспомнив ощущение обрушивающейся на него силы. — Когда ты уже ушла… В общем, он умеет давить своей волей.
— Вот даже как… — задумчиво протянула Кейт, — мы не знали. Конечно, если так подумать, просто умения видеть связи между людьми мало для того, чтобы Аро настолько за него держался и считал настоящим соправителем… Теперь понятна цена смерти Дидим.
— Самое смешное и печальное, что Аро сделал все, чтобы дар Маркуса был при нем, но теперь не имеет возможности им воспользоваться. У него не осталось рычагов давления.
Кейт долго молча мешала ложечкой растаявшее мороженое.
— О чем вы говорили без меня? — наконец осторожно спросила она.
— Ну о чем мы могли говорить… — Джаспер продолжил, внимательно подбирая слова, — о том, что одиночество — это больно, о том, что жить, когда остаются только воспоминания — это мука…
— Он убедил тебя? — резким шепотом перебила Джаспера Кейт.
— Знаешь, я бы хотел ответить, что нет. Но, если честно, я не знаю, — Джаспер нерешительно поднял глаза. К его удивлению, Кейт его слова впечатлили не сильно. Девушка кивнула и ободряюще накрыла его руку своей ладонью.
— Тогда у меня к тебе будет одна просьба. Можно, мы все это обсудим дома, когда впечатления немного улягутся? Ну просто потому, что есть решения, которые нельзя принимать под влиянием эмоций?
На секунду у Джаспера появилось ощущение какой-то недосказанности. Какого-то скрытого смысла. А затем — вспомнился их визит к Аро, словно к пазлу подошла очередная деталь.
— Тогда скажи, о каком ключе вы говорили с Аро?
На ответ Джаспер особо не рассчитывал. Но и не спросить не получилось. К его удивлению, Кейт начала говорить.
— Знаешь, есть такая легенда. О том, что давным-давно, еще во времена главенства румын, кто-то из людей, желавших обращения, принес им необычный подарок. И этот подарок давал определенную власть, такую, что румыны испугались его использовать, даже против Вольтури, когда столкнулись с ними, но сохранили его при себе, даже когда бежали и прятались. Потом их зажали дефенсоры, и они передали им этот дар в обмен на свободу и на то, что их не будут преследовать. А еще позже о передаче дара узнали Вольтури, не все, но Аро и Сульпиция — точно. Они испугались и при очередном столкновении в качестве отступных потребовали гарантий, что дар никогда не будет использован без их ведома. Аро получил символический ключ в качестве знака, что без его разрешения дар использован не будет. И наши уважают этот договор, они считают, что действие дара не стоит того, чтобы ссориться с Аро.
— То есть, если мы найдем того, кто хочет сместить Аро и расколоть Вольтури, он разрешит его использовать?
— Именно.
— И что это?
Вот теперь Кейт ненадолго замялась, но все же ответила.
— Мы называем его яблоками Гесперид, уж не знаю, почему.
— Яблоки Гесперид? Как один из подвигов Геракла?
— Да. И не спрашивай больше, я пока не готова ответить, — с этими словами Кейт отставила в сторону растаявшее мороженое.
Джаспер задумался. В мифе о Геракле яблоки Гесперид росли в прекрасном саду, который был скрыт ото всех. И дарили вечную красоту и молодость. То, что так взволновало Эдварда, что, как он говорил, могло бы решить их проблему с обращением Беллы.
А судя по реакции Аро, он видел в своем разрешении решение проблем не только Беллы и Эдварда. И, хотя Кейт и была против бесконечного времени, но… это же было давно, с тех пор столько всего изменилось…
Значит, надо найти предателя.
***
Несмотря на позднее время, уличный воздух все еще был жарким и душным. Темный, словно зияющий провал, вход в резиденцию Вольтури манил обещанием прохлады. Джаспер почувствовал, как Кейт слегка поежилась, прижалась плечом к его плечу. И для него в том, как они шли сейчас рядом, в ногу, было что-то чуть большее, чем просто случайность или удобство. Что Элис, что Мария всегда шли хоть на полшага, но впереди.
— Пока мы еще не там. Мне тут подумалось, — прошелестел в темноте шепот Кейт, — что мы недостаточно используем твои способности. Помнишь, когда я о них только узнала, ты говорил, что если будешь пытаться навязать мне свои эмоции, я почувствую их как что-то чужеродное, что-то извне? Если вдруг будет что-то, о чем будет неудобно сказать словами — попробуй передать так.
Джаспер задумался. Пожалуй, Кейт права, она сможет отличить то, что он захочет внушить.
— Да. Должно получиться. Так к кому мы идем сейчас?
— К Сульпиции. Потом, если успеем, к Афинодоре.
— Почему ты не хочешь поговорить с ними одновременно? Говорят, они почти все время проводят в своей башне вместе.
— Не знаю. Это что-то на уровне интуиции. Мне не нравится, как их объединяют под общее слово «жены».
Джаспер пожал плечами и сделал шаг в сторону темнеющего входа.
В мрачном коридоре действительно было восхитительно прохладно. От неосвещенной стены отделилась фигура в плаще — Деметрий, их вечный провожатый. Коротко кивнув, страж повел их по изгибам коридоров куда-то наверх. В какой-то момент Джасперу показалось, что Деметрий специально ведет их не просто кружным путем, но и несколько раз провел их по одному и тому же месту. Наконец, они остановились перед массивной дубовой дверью.
— Дальше заходить я не имею права, — Деметрий кивнул на дверь.
— Вы позволите поговорить нам с супругой Аро без охраны? — удивился Джаспер.
— Корин не позволит вам лишнего.
— Одного стража для защиты от двоих маловато, — прищурившись, медленно протянула Кейт.
— О, об этом не беспокойтесь, — хищно усмехнулся Деметрий, — это ваших сил будет маловато, — с этими словами он открыл дверь. На пороге стоял Алек. Стражи молча кивнули друг другу, и Алек отступил на шаг, пропуская посетителей внутрь.
Воспитание не позволило Джасперу изумленно присвистнуть. По всем стенам комнаты висели роскошные гобелены изумительной работы: пейзажи с замками и водопадами, сцены боев времен крестовых походов, реплики натюрмортов мастеров-фламандцев. Рядом восхищенно вздохнула Кейт.
— Вам нравится? — прошелестел бесплотный голос. Джаспер и Кейт одновременно обернулись.
Если Аро, несмотря на возраст, сохранил в себе огонь жизни, если Маркус выглядел древним и величественным, то сидящая перед ними женщина в богатой одежде казалась скорее тенью, чем осязаемым существом. Тусклые темные волосы, словно затуманенный взгляд, бледная до какой-то особой безжизненной сероватой белизны кожа — Джасперу подумалось, что члены его семьи выглядели совсем не так — да, бледные, но без этого впечатления мумии из склепа. За Сульпицией стоял еще один закутанный в плащ страж Вольтури, под глубоким капюшоном не было видно лица, и Джаспер решил для себя, что, видимо, это и есть Корин — «наркотик» клана Вольтури.
— Это все ваше? — с ноткой благоговения прошептала Кейт, подойдя вплотную к стене. Джаспер почти физически, словно сам стоял там, почувствовал ее мимолетное желание коснуться гобелена рукой и тут же уловил, как Кейт с усилием останавливает этот порыв.
— Да. Я люблю что-то делать своими руками…
— Это шедевры, — восхищенно проговорила Кейт, — боюсь даже представить, сколько времени на это ушло.
Сульпиция медленно пожала плечами.
— Что такое время? Только то, чего у нас достаточно для того, чтобы делать то, что мы хотим.
— И вы хотите только ткать гобелены? — Джаспер внимательно посмотрел на женщину перед собой, пытаясь уловить отблески эмоций. Фигура за спиной Сульпиции предупредительно шевельнулась, и Джаспер почувствовал мощную волну удовлетворения от жизни, направленную на жену Аро.
— Да, конечно. Это благородное дело, только знатные люди могут позволить себе жить так. Мой муж обещал мне, что я буду жить как знатная дама, он выполнил обещание.
Джаспер поперхнулся. Кейт изумленно уставилась на Сульпицию.
— И вам больше ничего не надо?
Сульпиция ответила ей не менее удивленным взглядом.
— А что еще может быть нужно? Раньше — я не люблю вспоминать об этом, но мой муж велел всем помогать вам, поэтому я расскажу — раньше, когда я была человеком, это было невыносимо. Мои родители рано умерли, и меня приютили дальние родственники. С их стороны было очень благородно не продать меня в рабство в богатый дом, а позволить остаться свободным человеком, прислуживая им за еду и кров. А потом меня встретил наш господин и мой муж, он был добр ко мне, и я всем сердцем полюбила его. Он обещал мне, что моя преданность будет цениться выше, чем я только могу себе представить. И он сдержал слово и до сих пор держит его. Все мои пожелания, все, что я хочу — самые красивые украшения, — Сульпиция медленно потрясла кистью с изящным браслетом, — самая лучшая одежда, самые дорогие ткани и нити, даже из настоящего золота, для того, что я люблю. Мой муж замечательный человек, очень добрый и очень благородный.
Как бы Джаспер ни пытался, он не услышал ни тени сомнения, ни тени лукавства в словах Сульпиции. Она действительно говорила то, что думала. Джаспер поймал изумленно-вопросительный взгляд Кейт и кивнул в сторону двери. Девушка попыталась справиться с выражением лица.
— Мы благодарим вас за уделенное внимание и за то, что позволили нам насладиться подобной красотой, — максимально бесстрастно произнесла Кейт с легким, но заметным поклоном, и аккуратно взялась за локоть Джаспера. Сульпиция покровительственно кивнула в ответ. Алек галантным жестом открыл перед ними дверь.
Деметрий легко оттолкнулся от стены и кивком указал в сторону длинного коридора.
— Госпожа супруга правителя Кая не готова принять вас прямо сейчас. Я провожу вас до выхода и через час встречу там же.


Глава 50. О супруге правителя Кая

На ночных улицах Вольтерры наконец-то стало прохладнее. Стены домов, брусчатка, циферблат часов на башне — всё вокруг было залито белым лунным светом, потеряв цвета, словно после неудачной ретуши. Джаспер с упоением вдохнул свежий воздух. Не то, чтобы он был ему необходим, но ощущение, что он побывал в склепе и надышался пыли, было нестерпимым. О своем будущем думать не хотелось.
Кейт, судя по всему, чувствовала примерно то же. Просто отдышаться видимо ей было недостаточно — под укоризненным взглядом Джаспера девушка прошла к фонтану в центре площади и несколько раз плеснула водой из бассейна в лицо.
— Что? — ответила она на очередной неодобрительный взгляд. Джаспер подошел к краю бассейна, присел на бортик, поплескал кистью в воде.
— Не очень-то прилично умываться в общественных местах, — с усмешкой ответил он. Кейт на секунду недоверчиво посмотрела на него, затем набрала полную пригоршню воды и плеснула ему в лицо. Второй раз ей это не удалось — быстрее, чем девушка успела зачерпнуть еще воды, Джаспер вскочил с бортика и рывком притянул ее к себе, шутливо заломив руки ей за спину. Кейт не сопротивлялась.
В ее глазах отражался свет чуть убывающей луны, теплое дыхание щекотало кожу, и Джасперу хотелось, чтобы это мгновение продлилось еще хоть чуть-чуть. Это была жизнь. Кейт молчала. Джаспер чувствовал, что она все понимает, и если бы сейчас его спросили, что такое счастье, он бы ответит двумя словами: «Вот оно».
Кейт вывернулась из захвата и, еще раз плеснув водой, побежала по бортику фонтана. Джаспер рванулся за ней, как раз вовремя, чтобы успеть подхватить ее, когда нога девушки предательски сорвалась со скользкого мрамора. Кейт недовольно фыркнула.
— Могу отпустить, — Джаспер постарался, чтобы голос получился как можно более угрожающим. Кейт отрицательно замотала головой.
— Я не о том. Нат загонял бы до потери пульса за такую оплошность, — Кейт оперлась на ладонь Джаспера и уже намного более аккуратно спустилась на землю. Джаспер легко спрыгнул с бортика следом и присел на край. Упоминание имени наставника резко вернуло обоих к мысли о цели их путешествия.
— Что ты думаешь о Сульпиции? — Кейт присела рядом, привычным движением прижалась виском к плечу Джаспера. Тот пожал плечами.
— Знаешь, глядя на нее, начинаешь понимать, почему вам так неприятны мысли о вечности.
Кейт согласно кивнула.
— Золотая клетка остается клеткой. Что-то мне не очень хочется встречаться с Афинодорой.
— Надо, — ответил Джаспер с шутливым нажимом и мягко прижал девушку к себе. — Думаю, нам не придется очень уж у нее задерживаться.
В проеме арки на секунду показался Деметрий и снова скрылся в темноте. Кейт со вздохом встала, расправила невидимые складки на коленях и протянула Джасперу руку.
***
Как и в прошлый раз, Деметрий долго молча водил их по коридорам, пока наконец не остановился у массивной двери. Джаспер с удивлением осознал, что даже не может понять, та же это дверь или другая. Впрочем, это сейчас выяснится.
— Удачи, — странным голосом произнес их провожатый, открывая дверь.
Комната была совсем другой. По всему потолку были прикреплены небольшие светильники с матовыми стеклами, вместе создающие ощущение почти солнечного света. Напротив двери спиной к входящим сидела женщина и медленно расчесывала волосы. На шум шагов она даже не обернулась. Дверь громко захлопнулась.
Женщина продолжала расчесывать волосы, в электрическом свете они казались не просто светлыми, не просто пепельными, а словно с чуть сине-сиреневым отливом. Монотонные движения завораживали. В этом было что-то такое… магическое… словно уносящее из этого мира… Последняя ускользающая мысль Джаспера была об Одиссее, плывущем мимо острова сирен, чарующих своими песнями моряков.
А затем начало жечь руку. Где-то вдалеке сирены пели и просили снять кольцо, но дурман уже рассеивался. Джаспер ощутил крепкую хватку теплых пальцев на запястье. Кейт прищурившись смотрела на блондинку.
— Приманка? Настоящая? Рехнуться можно… — резкий голос Кейт словно разогнал волшебный туман. Женщина медленно повернулась.
Она была прекрасна. В ней не было ровным счетом ничего от хищной Хайди, скорее, она была похожа на Розали — то же гордое осознание собственной красоты, то же достоинство.
Кейт скептически подняла бровь и собралась что-то сказать. Джаспер резко дернул ее за руку останавливающим жестом прежде, чем сам осознал, что делает, и прислушался к своим ощущениям.
Все его чувства кричали о том, что где-то рядом настоящая опасность. Джаспер попытался уловить какие-то эмоции. От Кейт исходили недовольство, смущение и неприязнь, которые так часто испытывают при знакомстве с действительно красивыми людьми наравне с восхищением — за Розали, сколько Джаспер ее помнил, всегда тянулся шлейф таких ощущений, — беспокойство и даже немного страх. Хозяйка комнаты излучала удивление, любопытство и уверенность в чем-то. В ком-то. И еще — по комнате расходились волны настороженности, желания защитить. И ненависти.
Вот почему в поле зрения не было стражей. Муж лично охранял свою жену.
Джаспер попытался передать все свои ощущения Кейт, и, судя по тому, как та осеклась на полуслове и задумалась — что-то у него получилось.
— Госпожа жена правителя Кая, — Кейт слегка наклонила голову, обозначив полупоклон, — если ваш дар такой мощный, почему Вольтури держат в клане Хайди? Аро никогда не держал при себе лишних, только лучших…
Афинодора одарила их тонкой улыбкой.
— Мой муж, правитель Кай, считает, что бегать по миру в поисках пропитания недостойно жены правителя, — женщина сумела произнести эту фразу так, что в ней не прозвучало ни толики высокомерия. Голос у нее тоже был чарующим.
Джаспер воспользовался моментом и огляделся. В комнате не было ни намека на то, что хозяйка склонна к рукоделию. Более того, вдоль трех стен стояли светлые книжные шкафы с полуматовыми дверцами, настолько удачно вписывающиеся в интерьер, что об их содержимом вспоминалось далеко не сразу. Взгляд Джаспера зацепился за узкую арку в одной из боковых стен — видимо, проход в личные покои. За ними наблюдали именно оттуда.
— Только недостойно? Или еще и опасно?
Афинодора еле заметно наклонила голову в знак согласия.
— Не буду этого отрицать.
— Тогда, если ваш муж, правитель Кай, так бережет вас от любой опасности, может, он присоединится к нам? Мы так или иначе планировали поговорить с ним, так почему бы не сейчас?
Афинодора еще раз еле заметно царственно кивнула. Из боковой комнаты плавной плывущей походкой вышел самый жестокий из троих правителей, изящным жестом развернул стул жены высокой спинкой назад и встал чуть сбоку.
Джаспер почувствовал, как Кейт нервно поглаживает клинок в рукаве, и осторожно внушил ей немного спокойствия. Кай и Афинодора смотрели на них абсолютно одинаково — с осознанием собственного величия, держа подбородки четко параллельно полу. Впрочем, сомнений в том, кто был в этой паре ведущим, не оставалось.
— Мы можем говорить прямо, без экивоков, или такая манера вести беседу оскорбит вас? — предельно вежливо спросила Кейт.
— Чем меньше будет сказано слов и чем больше смысла будет в каждом из них — тем больше мы успеем сказать друг другу. Если пожелаем, конечно.
Кейт перевела взгляд на Кая. Тот молча кивнул в знак согласия с женой.
— Вы производите впечатление очень умной женщины. Неужели вас устраивает довольствоваться заточением в башне?
— Это сложный вопрос, — Афинодора кивнула своим мыслям, — впрочем, глядя на вас, думаю, у вас есть шанс понять. Так вот. Где-то уже около двух тысяч лет назад мой супруг чуть не погиб в битве с вервольфами. Я не буду рассказывать, что я испытала тогда. Кто проходил через подобное — поймет без слов, кто не проходил — не поймет, сколько ни объясняй. С тех пор я поняла, что такое настоящий страх за любимого человека. Если ты уже один раз чуть не потерял его — этот страх не отступит никогда. Это страх дикий, иррациональный, сжигающий изнутри. Мне приходится жить с ним, потому что я понимаю, что мой супруг — мужчина — а мужчине негоже прятаться, и правитель — а правителю приходится брать на себя большие риски из-за своего статуса. Но я бы не хотела, чтобы подобный страх изводил изнутри моего мужа. Поэтому, если ему необходима моя безопасность — я согласна на все его условия. Золотая клетка — значит, золотая клетка. Это гораздо больше, чем то, что было у нас в начале нашего пути, когда моего мужа гнали румыны, и у нас не было ничего, кроме общества друг друга. А радость от общения друг с другом мы можем получать и в этой золотой клетке.
С огромным удивлением Джаспер обнаружил, что к концу рассказа Афинодоры рука Кая лежала на ее плече в каком-то благоговейном жесте. Впервые главным чувством правителя ощущалась не злость и не ненависть.
— И вы не хотите ничего менять? — почти без вопросительной интонации уточнила Кейт. Афинодора еле заметно покачала головой.
— Нет. Спокойствие моего мужа важнее моей свободы.
— А его амбиции? — следующий вопрос Кейт в тишине прозвучал излишне резко. Афинодора накрыла ладонь мужа рукой, заставляя молчать.
— Дорогая моя гостья, человек с амбициями верховного правителя должен быть неуязвим. Его жажда власти должна быть сильнее всего остального. Чего угодно. А любовь ко мне является слабым местом моего супруга.
— По-вашему, у Аро нет слабых мест?
— Конечно, есть. Но такие, которые не делают правителя уязвимым. И за власть он готов на всё.
— Пока решения принимает Аро — это его ответственность. Это с него будут спрашивать в случае неверных шагов или откровенных неудач. А он всегда вывернется. Мне же не хотелось бы, чтобы в случае чего за меня спросили с моей супруги. И потом, будь у меня вся полнота власти, любое серьезное решение я бы обсуждал с Афинодорой, а это ее тяготило бы. А если бы не обсуждал — оскорбляло бы. Мне достаточно имеющейся власти и имеющихся полномочий, — впервые за все время взял слово Кай.
— Но сейчас вы вынуждены подчиняться Аро. Неужели вам никогда не казалось, что он неправ, что вы могли бы рассудить более верно? Вы могли бы сами принимать свои решения, не уговаривая Аро согласиться с ними…
Кай слегка подался вперёд так, что мог теперь заглянуть в глаза жены. Та, полуобернувшись, ответила ему долгим взглядом, затем медленно кивнула.
— Если говорить, то до конца, недосказанность разрушает доверие.
— Мир жесток, и он заслужил жестокости в ответ. Моя жена боится, что если вся власть будет в моих руках, я не смогу остановиться, пока от мира камня на камне не останется. Пока у власти Аро — есть кому определить нужную меру жёсткости в каждом случае. И пусть он не всегда прав, — Кай криво усмехнулся, — но он может меня остановить.
— Потому что вы так решили… — пораженно прошептала Кейт. — То есть вы признаете власть Аро как путь к самоограничению?
— Именно, — ответила за Кая Афинодора, — поверь мне, властвовать над моим мужем может только тот, чью власть он сам добровольно признает.
Кай молча кивнул в знак согласия.
— Но почему?.. — Кейт осеклась, не договорив. Кай резким движением одернул плащ и обнажил зубы в подобии оскала.
— Вот этого вам точно лучше не знать, — тихо, но от этого ещё более угрожающе прорычал он.
Джаспер мягким, чтобы не продемонстрировать ненужную угрозу, движением локтя отодвинул Кейт себе за спину. Та незаметно запустила пальцы под рукав, подтягивая из крепления стилет.
Плавным, словно струящимся, движением Афинодора поднялась с высокого стула, повернулась к мужу, положила ладони на лацканы пиджака то ли в сдерживающем, то ли в успокаивающем жесте. Медленно Кай перевел взгляд на узкие запястья жены. Постепенно лицо правителя разгладилось, становясь похожим на величественную маску. Афинодора повелительным жестом подтолкнула мужа к высокому стулу, слегка надавив на плечи, заставила сесть, и, не убирая рук, встала рядом. Туда, где до этого стоял Кай.
— В жизни бывают моменты, вспоминать которые — значит, сильно все усложнять, — фраза Афинодоры прозвучала так, что ее можно было расценить и как ответ на вопрос Кейт, и как оценку чуть не случившегося конфликта. Кейт согласно кивнула.
— А вы сами не хотели бы власти? С вашим умом и вашим умением контролировать себя? — снова обратилась она к Афинодоре. Та пожала плечами.
— Зачем? Разбираться в мелких дрязгах? Наказывать отдельных провинившихся? У меня есть более интересные дела, — коротко кивнула она в сторону стеллажей с книгами.
— Но есть же более серьезные вопросы…
Тонкая улыбка Афинодоры стала неожиданно жесткой.
— Неужели ты думаешь, что для решения более серьезных вопросов у нас нет рычагов влияния? Поверь мне, умно используя их, почти все вопросы можно решить так, как пожелаешь. И не отвечать за это решение.
Лицо Кейт озарилось неожиданным пониманием, смешанным с удивлением. Афинодора медленно кивнула.
— Спрашивай, если хочешь.
— Правитель Кай всегда настаивает на самом жестоком варианте решений по зову сердца? Или его жестокость иногда преувеличена, и он готов отказаться от своих предложений, а Аро считает это серьезной уступкой своей власти?
Афинодора долго молчала, подбирая слова.
—Скажем так. Мой супруг часто бывает излишне жёстким в своем понимании правильного и справедливого, излишне порывистым — и требует немедленного исполнения своих сиюминутных решений. Но при зрелом размышлении, — Афинодора еле заметно подчеркнула последние слова, Кай тонко усмехнулся, — немного остыв, он готов принять более мягкое решение, но просто самому озвучить его было бы ударом по репутации — и в таком случае правильнее сделать реверанс в сторону Аро и нехотя согласиться с ним.  И иногда я могу намекнуть Аро, что в каком-то случае не дать моему супругу действовать так, как он хочет, может быть крайне чревато — и Аро приходится прислушиваться.
Кейт понимающе кивнула.
— В таком случае… нам остается только поблагодарить вас за уделенное время и внимание.
Под изумленными взглядами Джаспера и Кейт Кай грациозно прошел к двери и взялся за ручку. Афинодора добавила вместо прощания:
— Иногда приятно пообщаться не с подчиненными… если вам придется как-нибудь оказаться в Вольтерре — возможно, мы встретимся еще раз.
От Джаспера не укрылось, что Кай открыл дверь так, чтобы его не было видно из коридора. Ожидавший снаружи Деметрий коротким кивком указал следовать за собой.


Глава 51. О ночном вторжении и цене преданности

В отель Джаспер и Кейт возвращались молча, словно опасаясь, что их услышат. Когда за ними закрылась дверь номера, Кейт без сил повалилась поперек кровати.
— Что ты думаешь о них?
Мнение Джаспера было однозначным.
— Им это не нужно. Обоим. Что касается мотивов действий — Афинодора была поразительно честна.
— Думаю, она предпочла не лгать из осторожности. Она не ожидала, что ее дар не подействует.
— Ну… если быть честным, он начинал действовать. Если бы не ваш металл, не твоя защита… — Джаспер развел руками.
— Но Афинодора об этом не знает. Они с Каем правда так сильно дорожат друг другом? Что ставят друг друга выше жажды власти?
Джаспер кивнул.
— Я до сих пор не могу поверить, но Кай будет защищать ее до последнего. А Афинодора… Кай и знания — все, что ее волнует. У нее действительно нет амбиций правителя.
— И мы даже не представляли, как нам в этом повезло. Лучше трое таких, как Аро, — невесело фыркнула Кейт. — А Кай… я говорила с Карлайлом, он рассказал, что когда Кая только обратили, Афинодора была намного старше, намного опытнее в вампирском образе жизни. Карлайл считает, что где-то в чем-то она сильно помогла Каю своим опытом или еще что-то в этом роде.
Джаспер задумчиво кивнул.
— Да. Его любовь сродни импринтингу. Безусловная, почти на уровне инстинктов. Что ж, хоть кто-то может управлять им и его жестокостью.
— И Аро на самом деле только думает, что сдерживает садистские наклонности Кая, иногда позволяя ему выпустить пар, — согласилась Кейт. — А на самом деле жестокость Кая сдерживается не решением Аро, а добрым словом Афинодоры, во всем Кай может слушать только ее. А когда им действительно нужно на кого-то подействовать жесткой силой — они говорят Аро: «Разреши ему не сдерживаться хоть раз из десяти», — и каждый раз получают желаемое разрешение… Потрясающая женщина…
— Ты говоришь с каким-то восхищением, — усмехнулся Джаспер.
— Знаешь, нет. Но ей нельзя не отдать должное. И вообще, главное, что их все устраивает, с ними я бы точно схлестнуться не хотела, — Кейт протяжно зевнула и не раздеваясь завернулась в покрывало. — Ты не выключишь свет?
Джаспер кивнул, щелкнул выключателем и вытянулся рядом с Кейт, поправив покрывало на ее плече. За окном светало. На минуту обоим показалось, что остаток ночи окажется самым спокойным временем суток.
С балкона раздался шорох — почти на пределе слышимости, чтобы не вызвать любопытство других постояльцев, и слишком чужеродный, чтобы быть случайным. В доли секунды Джаспер оказался за плотной шторой и очередной раз поразился скорости реакции Кейт — занимая позицию с другой стороны балконного проема, будучи человеком, она почти не отстала. А может, и не отстала вовсе. Джаспер встретил жесткий взгляд и еле заметно криво усмехнулся.
А в комнату вползала темная дымка, стелилась по полу, неторопливо окутывала кровать. Кейт на секунду показала тыльную сторону руки. Что ж, вот сейчас и будет понятно, мог ли измениться расклад вчерашней встречи, хватило бы силы кольца, если бы Кейт была рядом.
В балконный проем не торопясь вплыли две фигуры в капюшонах. Кейт еле заметно махнула рукой, обозначая, что готова атаковать со своей стороны. Джаспер кивнул и тут же бросился к ближнему пришельцу и рывком заломил обе его руки за спину. Только теперь он почувствовал в захвате тонкие девичьи, почти детские, запястья. Джаспер поморщился — из какого-то непонятного джентльменства он бы предпочел, чтобы это был Алек.
С Алеком тем временем все было решено: удерживая одной рукой светящийся стилет у его шеи, второй Кейт уже фиксировала локти вампира ремнем. Покончив с этим, девушка повернулась к Джейн.
— Неужели мы все-таки нашли предателей?
На почти детском открытом лице Алека отразилась неподдельная обида.
— Это кого еще мы предали?..
Кейт, прищурившись, по очереди разглядывала близнецов, не выпуская из рук коротких клинков. Джаспер не видел лица Джейн, но чувствовал волны беспомощной ярости — она осознавала, что пробить защиту дефенсоров ей все еще не под силу.
— А как тогда еще это понимать? Аро ясно дал всем понять, что сейчас наши с ним цели совпадают и он рассчитывает на содействие клана. И после этого — такое… — Кейт махнула рукой в сторону постепенно исчезающего черного тумана.
— Мы бы никогда не пошли против Аро, — прошипела Джейн, вырываясь. Джаспер держал крепко.
— Но вы пошли…
— Да потому что, уж не знаю, чем вы его держите, но негоже правителю Вольтури плясать под вашу дудку.
— Вот как… — протянула Кейт. — Прав был Нат, когда утверждал, что большая часть проблем вырастает на ровном месте — когда один недоговорил, второй недопонял. Вы знаете, зачем мы здесь?
Джейн ответила ненавидящим взглядом. Алек удивленно приподнял брови. Джаспер вспомнил встречу с Аро — действительно, многое было сказано так, что непосвященные не поймут. Другое дело, удивительно, что Джейн и Алек не знали о сути разговора. Только если и их подозревали…
Кейт не стала дожидаться ответа.
— Кто-то делает все для того, чтобы покончить с властью Аро. Мы здесь, чтобы помешать этому…
— С чего бы? — взвизгнула Джейн. Кейт кивнула и продолжила:
— С того, что стабильность всегда лучше нестабильности. Нам, — с особым ударением произнесла девушка, — нам не нужен передел власти. Мы здесь, чтобы найти вашего предателя.
Джейн дернулась и как-то разом обмякла. Джаспер ослабил захват. Джейн вяло кивнула.
— И теперь вы считаете, что предатели — мы? — это был практически не вопрос.
Джаспер поймал короткий взгляд Кейт и отрицательно покачал головой. Он действительно не чувствовал ни намека на то, что власть Аро не устраивает близнецов. Кейт согласно кивнула и снова повернулась к Джейн.
— Почему мы не должны так думать?
— Потому что нам есть за что быть благодарными Аро, — ответил Алек за сестру.
— Вот как?
— А то ты не знаешь, — судя по голосу, к Джейн постепенно возвращалось самообладание. — Карлайл вроде был в курсе истории нашего обращения, не думаю, что он ею не поделился. В деревне, где мы жили людьми, решили, что мы с братом занимаемся колдовством, а с колдунами тогда разговор был короткий. Аро обратил нас и тем самым спас от смерти, — Джейн замолчала.
— Мучительной смерти, поверьте мне. А ведь тогда уже был принят закон о запрете обращения детей, так что он достаточно рисковал, — продолжил за сестру Алек.
— Тоже мне, дети, — фыркнула Кейт. — И потом, вы же не можете не понимать, что Аро всегда действует, руководствуясь не милосердием и не порывами души, а холодным расчетом. Обратив вас, он очень много приобрел. Риски того стоили.
— Знаешь, когда огонь обжигает ступни так, что кожа начинает обугливаться, когда пахнет жареным мясом, и ты понимаешь, что это жарится твоя плоть, а вокруг улюлюкает дикая толпа, и ты уже не надеешься спастись, а просишь только об одном — чтобы все это побыстрее закончилось… так вот, если кто-то вдруг это прекратит, уж поверь мне, меньше всего ты будешь думать о его мотивах, — голос Джейн был обманчиво бесстрастным. Поколебавшись, она добавила: — И тебе не будет нужно ни ощущение счастья, ни насильная эмоциональная привязка, чтобы быть верным тому, кто избавил тебя от такого.
Джейн говорила правду, Джаспер не чувствовал ни малейшей фальши в ее словах. Послав Кейт предупреждающий взгляд, он отпустил вывернутые руки вампирши. Та осторожно потерла запястья. Кейт ослабила ремень, освобождая Алека.
— Надеюсь, что мы сейчас не ошибаемся, — проговорила она. Джаспер усмехнулся: сомнения в словах девушки не было, она просто не могла не оставить последнее слово за собой. Алек встрепенулся, но был остановлен жестом сестры.
— Нет. И найдите его, — Джейн медленно отвернулась, взяла брата за локоть и направилась к балконной двери. Уже почти с улицы, пропустив брата вперёд, она добавила: — За Аро я найду ему одно слово.
Кейт долго смотрела вслед близнецам. Наконец, она отвернулась от окна и с протяжным стоном повалилась на кровать.
— Ещё минус два. И ни одной зацепки.
Джаспер пожал плечами и устроился рядом.
— Значит, ищем дальше. Ещё не вечер.
— Уже утро, — Кейт громко зевнула и закуталась в покрывало.


Глава 52. О двух ловеласах и их любимых женщинах

— Очень мило, — с осуждением в голосе протянула Кейт, глядя куда-то за спину Джасперу.
Джаспер обернулся. С утра в кафе на центральной площади было не так много народу, и он сразу понял, что вызвало у Кейт такую реакцию. Вернее, кто вызвал. За одним из столиков расположились двое — лицом к ним сидела красивая блондинка, секретарь Вольтури, а напротив нее — крупный высокий мужчина. И хотя он оказался спиной к Джасперу и Кейт, не узнать его было невозможно.
Кейт с сожалением заглянула в опустевшую чашку и, еле заметно дернув подбородком в сторону Феликса, вопросительно посмотрела на Джаспера. Тот еще раз оглянулся и коротко кивнул, поднимаясь со стула.
Феликс смерил подошедших недовольным взглядом, но промолчал. Блондинка старательно улыбнулась.
— Мы можем побеседовать о причине нашего визита, раз уж мы так удачно встретились? — Кейт скользнула на свободный стул. Джаспер остался стоять. Феликс недобро усмехнулся.
— Моя прекрасная синьорита, не могли бы вы оставить нас побеседовать? Клянусь, это будет недолго, по крайней мере, с моей стороны есть гораздо более приятная альтернатива, — Феликс скользнул жарким взглядом по фигуре блондинки, задержавшись на глубоком декольте. — В баре, насколько я знаю, есть замечательные коктейли.
Та кивнула, пытаясь скрыть разочарование, и еще раз старательно улыбнулась. Джасперу показалось, что он уловил, как сводит скулы от такой улыбки. Блондинка удалилась в сторону бара, чересчур интенсивно покачивая бедрами. Молча наблюдавшая за ее уходом Кейт повернулась к Феликсу.
— Зачем столько пафоса?
Феликс ответил высокомерной усмешкой.
— Она от этого в восторге. И не она одна. Сколько потрясающе красивых девушек, юных и не очень, очаровываются образом старомодного, высокопарного, безумно вежливого вампира. В их представлении мы должны быть как ваш Эдвард — романтичными, вежливыми, предупредительными, с этаким флером старомодности. Они от этого сходят с ума, и после этого с ними можно делать все, что угодно.
Кейт на секунду скривилась, и это не укрылось от Феликса.
— Не я начал этот разговор, вы и так портите мне утро. Что вы хотите?
— Тебя устраивает власть Аро? — вопрос Кейт был неожиданно прямым даже для Джаспера. Феликс, впрочем, почти не продемонстрировал удивления, хотя и чувствовалось, что был обескуражен.
— Вообще-то вполне. При нем у меня есть все — деньги, статус, красивые женщины. Мне незачем искать чего-то лучшего, — он бросил демонстративный взгляд в сторону ушедшей блондинки. Кейт понимающе кивнула.
— Еще пару вопросов, и мы не будем мешать. Если бы Аро кто-то захотел свергнуть, кто бы это мог быть? Ты мог бы? — Кейт продолжала удивлять своей прямотой.
— Да нет, конечно. Кто бы это ни был, он явно дурак или самоубийца. Аро думает, что два столпа его власти — это Корин и Челси. С одной стороны это, может, и так, да вот с другой — нет силы страшнее, чем сила Джейн и Алека, а они ему абсолютно преданны. Тот, кто покусится на власть Аро, будет иметь дело с ними — и я не позавидую этому предателю.
— А если бы он заручился их поддержкой?
— И вот это тогда было бы очень неприятно. Даже если вдруг Джейн и Алек поддержат предателя, что невозможно, он никогда не сможет управлять ими. А они, как ни крути, — Феликс мрачно скривился, подбирая слова, — слишком молоды, чтобы разумно распоряжаться своей силой. И еще Джейн слишком много общается с Каем, за столько лет она впитала его жестокость, и если ее не держать в узде, пытки станут нормой. Мы перестанем жить так, как привыкли, перестанем получать радость от существования, а я не готов расстаться со своим образом жизни, — Феликс бросил еще один демонстративный взгляд на часы, затем в сторону бара.
— Конечно, — Джаспер не позволил осуждению прозвучать в голосе. Кейт молча кивнула, легко поднялась и повлекла Джаспера к выходу.
— Что думаешь? — спросила она, оказавшись снаружи.
— Он безумно боится Джейн. Он тщательно это скрывает, иначе это слишком сильно ударит по репутации, но он действительно боится ее настолько, что каждый шаг продумывает так, чтобы не столкнуться с ее даром.
— Значит, и он — нет? — Кейт вздохнула, не дожидаясь ответа. Она задумчиво смотрела на старинное здание напротив. Ответ был там. — А у нас до сих пор вообще ничего, ни одной зацепочки, не считая того, что мотив — это ненависть. И подозреваемых осталось не так много…
Джаспер с сомнением посмотрел на темную арку входа в резиденцию.
— Ты хочешь пойти туда сейчас? Аро ждет нас позже.
— Мы поговорим не с Аро, — и Кейт решительно зашагала в сторону арки.
***
Стоило только переступить порог, как от стены отделилась изящная, ставшая уже привычной фигура.
— Вы пришли раньше назначенного. Правитель Аро сможет принять вас не раньше, чем через час.
— Мы хотим в это время поговорить с тобой.
Деметрий коротким кивком велел следовать за ним. Буквально через десяток метров он открыл почти незаметную дверь в стене и пропустил посетителей вперед.
— Здесь нам не помешают? — уточнила Кейт и опустилась на ближайший стул.
— Спрашивайте, что хотели, и покончим с этим, — поморщился Деметрий. — У меня не так много времени.
Кейт кивнула, прищурив глаза.
— Лучше всего время экономит честность. Тебя устраивает Аро в роли правителя?
— Поживите с мое, — хмыкнул Деметрий в ответ, — и вы поймете, что основная наша беда — это скука. Первые несколько сотен лет ты наслаждаешься своими возможностями, деньгами, обществом красивых женщин. Потом, если есть мозги, — последние слова прозвучали весьма ехидно, — внезапно понимаешь, что все это уже было, что бриллианты не становятся ярче, что все женщины по сути одинаковы, за очень редким исключением, но с исключениями тебе не везет, — Деметрий еле заметно дернул уголком рта и чуть резче, словно прогоняя секундную слабость, продолжил: — Аро лучше многих, он мыслит небанально, выходя за рамки «догони-убей», как от меня хотели, например, в Египте.
Он что-то недоговаривает.
Джаспер осторожно коснулся Кейт коленом, та еле заметно кивнула.
— Его задания чаще непросты и имеют определенные тонкости. Никто, — на секунду взгляд Деметрия затуманился, — мало кто мог бы править более интересно, чем он.
Вот оно.
Джаспер постарался осторожно внушить потребность в откровенности.
— Если с Аро что-то случится, наиболее вероятно его статус перейдет Каю?
— Вот уж чего точно не хотелось бы, — оскалился Деметрий, — тогда мы захлебнемся в бессмысленной жестокости.
Сейчас он скажет, кого хотел бы видеть правителем.
Задать вопрос Джаспер не успел, его перебила Кейт.
— Кай… это не обычная жестокость. Почему он такой?
Деметрий долго задумчиво изучал запонки на манжетах. Кейт не торопила.
— Это что-то среднее между сплетней и реконструкцией из обрывков информации…
Кейт согласно кивнула, поощряя продолжить.
— Очень многое о наших возможностях мы знаем из трудов Данакта Спартанского. Одного из древнейших известных нам вампиров. Он проводил много изысканий, ему были интересны пределы нашей сущности, но на себе он их изучать не хотел, ему был нужен подопытный материал. Сложно позавидовать тем, кого он обращал: огонь, уксус, щелок, отделение кусков плоти…
Джаспер краем глаза взглянул на Кейт. Она сидела слишком ровно, до белизны сцепив пальцы. Под высокомерным взглядом Деметрия Джаспер придвинулся ближе, провел ладонью по напряженной спине девушки и не стал убирать руку. Деметрий криво усмехнулся и продолжил:
— Кай был обращен для того, чтобы стать очередным его подопытным. Он был силен и живуч, на нем Данакт опробовал, наверное, весь свой арсенал. Последним экспериментом было изучение голода — как сначала корчится в муках, а потом постепенно затухает, окаменевает сначала тело, потом разум. Впрочем, говорят, что разум остается заключенным внутри окаменевшего тела… не знаю и не хочу знать. Когда Кай был уже на грани, опытами Данакта заинтересовалась его то ли жена, то ли сестра, то ли племянница. Мне больше нравится вариант с женой, в таком случае страсти приобретают прям шекспировскую окраску, хотя и не очень понятно, куда она смотрела до этого. Когда она увидела Кая — измученного, уже почти окаменевшего, что-то в ней перевернулось. Ну, во-первых, она не была сторонницей насилия и садизма, а, во-вторых, — голос Деметрия стал горько-насмешливым, — Кай весьма хорош собой, а Данакт был обращен, когда ему было за пятьдесят — по тем временам, уже старик…
— Она убила Данакта?
Деметрий кивнул и продолжил с каким-то больным выражением лица.
— Потом она выпаивала Кая — несколько месяцев, по чуть-чуть, сразу много нельзя — тело не справится, не сможет усвоить всю энергию, и сплавится во что-то вроде слюды. Когда он вернул свои силы, он ушел в поисках своего места в этой жизни.
— Но спустя какое-то время вернулся… — закончил за него Джаспер.
— Да, — коротко ответил Деметрий.
В этом одном коротком слове поместилось столько смыслов — зависть, сожаление о несложившемся, горечь, презрение…
— Если достаточно времени, в жизни можно изменить почти все… — осторожно произнесла Кейт с какой-то вопросительной интонацией. Деметрий скептически хмыкнул.
— У меня ощущение, что вы пытаетесь принизить силу интеллекта госпожи жены правителя Кая. Если что-то случится с ее супругом, она не успокоится, пока не узнает, кто за этим стоит, она не будет просто сторонним наблюдателем, как сейчас, когда проблемы пытаются доставить Аро. И, поверьте мне, она узнает, у нее есть и время, и умение думать. А когда выяснит — ох, не хотел бы я оказаться на месте того человека. Или не человека.
— Это же не все? — у Джаспера оставалось ощущение недосказанности. Деметрий развел руками.
— Этого мало? — он замолчал с таким видом, словно следующая мысль причиняла боль, даже если не озвучивать ее, затем решительно дернул подбородком. — Тогда посмотрите на Маркуса…
В голосе Деметрия звучало признание поражения. Джаспер неожиданно испытал к нему сочувствие и даже какую-то симпатию.
Кейт понимающе кивнула.
— Задания Аро дают достаточно возможностей отвлечься?
Деметрий тонко усмехнулся.
— Но за столько веков… неужели не было никого, кто мог бы вызвать… ну, отдаленно похожие чувства?
Деметрий встрепенулся, словно взяв себя в руки, и смерил Кейт откровенно оценивающим взглядом.
— Только люди. Вы не поймете.
— Мы попробуем, — ответил за девушку Джаспер.
— Ладно. Знаете, в чем наша беда? Пока человек живой, он может меняться. Развиваться. Не застывает на одном месте. У меня были женщины — несколько сотен — с которыми было интересно год. Несколько десятков, с которыми было интересно пять лет. Несколько — просто несколько, пусть около десятка — с которыми было интересно больше десяти лет. Их я обращал, потому что иначе с каждым годом время было все безжалостнее к ним. И лет через пятьдесят мы расходились — они больше не могли измениться, расти дальше — и интерес пропадал, за это время я узнавал их полностью, а удивить чем-то они меня уже не могли. Мы все застыли, мы почти не развиваемся, мы такие, какими были при обращении. Да, что-то мы со временем понимаем лучше, но психически мы остаемся в том же возрасте. Мы не растем так, как живые люди…
— Но Карлайл… — перебил его Джаспер.
— О, великий гуманист доктор Каллен, — с издевкой протянул Деметрий, — пожалуй, единственное исключение, еще больше подчеркивающее общее правило. Он, как барон Мюнхгаузен, способен вытащить себя за волосы без посторонней опоры. Незаурядный ум, незаурядная сила воли — и незаурядное желание сохранить в себе человека во всем, в том числе в способности взрослеть. А посмотрите на остальных — те же румыны веками так и остаются мстительными мальчишками. Да что там румыны — возьмите этого вашего, Эдварда. Что он творил здесь год назад? Ему больше ста лет, а он как был истеричным подростком, так и остался, все эти его метания « убейте меня, жить не хочу»… Если бы был взрослым в душе и просто не хотел — нашел бы способ без нас. Но нет же, типичная подростковая истерика, которую должен увидеть и оценить весь мир вокруг… Больше ста лет!
Джаспер бросил недовольный взгляд на пытавшуюся подавить усмешку Кейт. Та отвернулась, но ухмыляться не перестала. Джасперу пришлось признать, что, если отбросить его братские чувства к Эдварду, заставлявшие возмущаться, во многом Деметрий был прав.
— Мы куда-то далеко ушли… — повернулась к Деметрию Кейт.
— А с Калленами всегда так — все не так, как надо. Впрочем… мне кажется, я и так был непозволительно откровенен с вами. Вы узнали все, что могли и даже, пожалуй, больше, — Деметрий грациозно поднялся с кресла, пересек комнату и открыл дверь. — А теперь прошу, — указал он в проем изящным жестом.


Глава 53. О навязанной стабильности

Перед входом в тронный зал Кейт притормозила и еле заметно вздохнула. Джаспер аккуратно придержал девушку за плечи, развернул к себе и заглянул в глаза. Кейт отвела взгляд и неожиданно уткнулась лбом в его плечо. Джаспер осторожно молча обнял девушку.
— Знаешь, — наконец произнесла Кейт, — мне кажется, мы не справимся. Я не справлюсь.
— Нет, именно мы, — Джаспер сильнее сжал девушку в объятиях. — Хотя последнее время…
Кейт кивнула, не давая продолжить.
— Прости. Это дурацкое задание, то, что оно реально первое и при этом такое ответственное… Ну почему Нат не поехал сам? — Кейт прижалась сильнее, словно в поисках поддержки. Впрочем, так оно и было. Сейчас в темном коридоре стоял не хорошо обученный боец, а обычная растерянная девчонка, которую совсем недавно, в определенный традицией день рождения назвали взрослой. Джаспер еле заметно коснулся губами ее виска.
— Может, тебя успокоить?
Не поднимая глаз, Кейт отрицательно помотала головой.
— Не надо. А то я сейчас не скажу то, что должна. Наверное, я действительно увлеклась, отодвинув от себя то, что действительно важно, — с этими словами она прижалась сильнее, — я настолько погрузилась в эту историю, воодушевилась возложенной ответственностью, что даже не заметила какое-то отдаление. Твоя помощь — она словно была самим собой разумеющимся. Я… в общем, правда, прости.
— Тихо, тихо, все нормально. Ты же все равно чувствуешь то, что чувствуешь, правда?
Кейт покивала, не поднимая головы.
— Тогда, — Джаспер все-таки внушил девушке немного спокойствия и уверенности, — нас ждет Аро. И забудь о Натане. Если бы он считал, что справится лучше, чем ты, он был бы здесь. Уж слишком высоки ставки.
— Но он действительно справился бы лучше…
— Нет. Смотри: кто-то из тех, с кем мы общались близко, может быть предателем?
Кейт наконец подняла глаза, удивленно посмотрела на Джаспера и, подумав, отрицательно покачала головой.
— Я тоже так считаю. А почему?
— Ну… это может звучать смешно, но я им верю. Каждому. Как-то получилось, что я каждого поняла, может, это неправильно, — Кейт смущенно пожала плечами. Джаспер с мягкой усмешкой покачал головой.
— И я верю. И значит, наш круг подозреваемых сужается. И их остается не так много. А ваши наставники — они слишком жесткие, пожалуй, даже циничные, их не проймешь историей о преданности избавленных от аутодафе. И Натан сейчас бы бегал кругами, ничего не принимая на веру, разыскивая какие-то улики, вещественные доказательства, и не мог бы исключить никого. И он это вовремя понял — не всегда все разумное правильно, а все правильное разумно. Пойдем.
***
Из трех кресел правителей занято было только центральное. Аро встретил входящих Кейт и Джаспера высокомерным взглядом. С двух сторон от его трона стояли завернутые в темные плащи фигуры, судя по росту, женщины. Словно по неслышной команде, они одновременно скинули капюшоны.
— Надеюсь, вы с пониманием отнесетесь к тому, что с Корин, — Аро кивнул на левого стража, вернее, стражницу, — и Челси, — кивок направо, — я позволю общаться только в моем присутствии.
Кейт с усмешкой наклонила голову и внимательно посмотрела на стражниц. Два столпа власти Аро, как назвал их Феликс.
Джаспер прислушался к ощущениям. Что-то было не так.
Что-то невещественное, но в то же время липко-холодное словно пыталось просочиться между ним и Кейт, оттолкнуть друг от друга. То, с чем раньше Джасперу никогда не приходилось встречаться — дар Челси.
Кейт, видимо, тоже почувствовала ее воздействие. Теплые пальцы скользнули в ладонь Джаспера, как много раз раньше, не давая холодному потоку разделить их. Интересно, подумалось ему, если бы они не задержались, не поговорили перед встречей с Челси — как бы воздействовал ее дар? А сейчас они справлялись даже без помощи колец — насколько Джаспер знал, сильную связь — дружбу или любовь — дар Челси был не в силах разрушить.
Наблюдавший за ними Аро усмехнулся и махнул правой рукой в останавливающем жесте. Липкий холод исчез.
Взгляд Аро был не просто внимательным, не просто оценивающим — в нем читалось некоторое сожаление. Джапсер вопросительно поднял бровь. К его удивлению, Аро ответил на безмолвный вопрос.
— Мне думается, я несколько погорячился, когда решил, что твое умение чувствовать и манипулировать эмоциями не интересно для нас. Пожалуй, функционально мои стражи более полезны. Но сейчас я вижу, что не стоило оставлять вне нашего влияния кого-то, кто способен что-то им противопоставить.
Джаспер почувствовал, как хватка Кейт становится сильнее.
— Я надеюсь, что в этом конкретном вопросе статус кво сохранится, — с нажимом произнесла она. Аро окинул их оценивающим взглядом, словно что-то просчитывая про себя.
— Пока наши интересы не пересекутся, я не буду ничего предпринимать и на что-то претендовать, — наконец ответил он. Кейт удовлетворенно кивнула.
— Вы уверены, что Челси и Корин преданы вам?
— Безусловно, — в голосе Аро не было ни капли сомнения. Стражницы не шелохнулись, но Джаспер почувствовал, как резко усилилось их влияние друг на друга.
Это была закрытая равновесная система. Каждая из стражниц вызывала в другой зависимость. Эмоциональная привязанность Корин к клану усиливалась под воздействием Челси, а та, в свою очередь, испытывала глубокое удовлетворение от своей роли в клане, внушенное Корин. Заставить предать одну было невозможно из-за воздействия силы другой. А заставить предать сразу обеих немыслимо — слишком берег свое сокровище Аро.
Боковым зрением Джаспер уловил вопросительный взгляд Кейт и кивнул в сторону выхода.
— Вы же не против, если мы кое-что обсудим между собой, — уточнил он у Аро и, дождавшись ответного кивка, потянул Кейт к двери. В проеме они чуть не столкнулись с неторопливо входящим Маркусом, удостоившим их еле заметного взгляда.
— Что ты думаешь о них? — спросил Джаспер, дождавшись, когда со скрипом захлопнется дверь.
Кейт пожала плечами в ответ.
— Когда я звонила Карлайлу, он сказал, что Аро слишком внимательно относится к Корин и Челси, чтобы допустить их измену.
Джаспер кивнул.
— Я с ним согласен. Они слишком сильно держат друг друга на привязи, чтобы кто-то из них мог предать. И никто не сможет подтолкнуть к предательству сразу обеих.
— Вообще-то, — Кейт прикусила губу, сомневаясь, стоит ли продолжать, — вообще-то, Маркус мог бы… — она замолчала, дожидаясь, пока мимо в зал пройдут Джейн и Алек. Джаспер нехотя кивнул: Маркусу действительно хватило бы сил надавить разом на обеих. Кейт шепотом продолжила: — Мог бы. Но не стал бы?
Джаспер кивнул еще раз.
Мимо царственно проплыл Кай.
— Знаешь, даже если и стал бы… — все так же тихо произнесла Кейт и замолчала, глядя на появившегося в конце коридора Феликса. — У них что, общий сбор?
— Судя по их эмоциям, Хайди сейчас приведет очередную группу туристов. Вольтури будут питаться
— Совершенно верно, — раздался ехидный голос. Деметрию удалось приблизиться к ним незамеченным. — Поэтому, если не хотите видеть лишнего… в общем, на вашем месте я бы вернулся где-то через час, — с этими словами он исчез в тронном зале.
— Не стал бы, — уверенно произнес Джаспер, возвращаясь к разговору. — И мы с тобой говорили, ты — не Нат, ты можешь позволить себе поверить или не поверить.
— Но тогда… Там же сейчас вроде собрались все? — Кейт дернула подбородком в сторону тронного зала. — Чувствуешь что-нибудь?
Джаспер с сожалением покачал головой.
— То есть, мы его не найдем. Значит, нам остается только признать, что мы проиграли?
Джаспер мрачно кивнул.
— Извини. Я не чувствую предателя.
— И всё-таки он есть. Мы где-то что-то упустили, — Кейт упрямо тряхнула головой.
— Мы сделали все, что могли.
— Давай ещё раз: Аро — он никогда не пошатнет свой авторитет. У Сульпиции нет своего мнения. Каю и Афинодоре нынешнее распределение ролей максимально комфортно, приход любого из них к власти доставит им больше проблем, чем удовлетворения. Маркусу не нужно ничего, кроме воспоминаний. Алек и Джейн преданны безоговорочно. Феликса и Деметрия все тоже устраивает. Челси и Корин слишком связывают друг друга. Что мы упустили? Что?
Вместо ответа Джаспер оттащил Кейт за локоть в сторону от продвигающейся к тронному залу шумной группы туристов.
— Пойдем-ка отсюда, — севшим голосом попросила Кейт. — Не смогу слышать этого.
Джаспер медленно кивнул и положил руку на плечо Кейт. Туристы один за другим скрывались в дверном проеме.
Обжигающая ненависть полоснула по всем чувствам словно ножом.
— Стой! Предатель! Он там! — Джаспер рванулся в сторону тронного зала. Кейт не отставала.
Вампиры и еще не осознавшие свое будущее туристы одновременно повернулись к заскрипевшей тяжелой двери.
— Предатель здесь, — уверенно заявил Кейт Джаспер, — я чувствую.
Кейт медленно оглядела всех присутствующих и вдруг вздрогнула и прошептала:
— Ну конечно… Какая же я идиотка…


Глава 54. О предателе и его мотивах

— Ну конечно… Какая же я идиотка… Надо увести людей…
Джаспер кивнул и как можно лучезарнее улыбнулся.
— Дамы и господа, мы просим прощения, что ваша экскурсия пришлась на то время, когда этот великолепный зал занят, но, к сожалению, сейчас вы мешаете проведению съемок, поэтому прошу вас покинуть помещение, — к словам Джаспер добавил всю силу убеждения, на которую был способен. Недовольно переговариваясь, туристы потянулись к выходу. Джаспер плотно закрыл двери за последним.
— Как вы это объясните? –голос Кая дрожал от возмущения.
Кейт еле заметно пожала плечами и вышла на середину зала.
— Мы бы не вмешались, если бы не определились с тем, кого подозревать в предательстве. Думаю, для вас это важнее очередного приема пищи. Правитель, могу я задать один вопрос?
Аро окинул девушку пронзительным взглядом и махнул рукой, разрешая продолжить.
— Ваш клан… нет, пожалуй, не так, ваши стражи — они словно собраны в изумительную коллекцию, — Кейт запнулась. Джаспер услышал за спиной язвительный смешок.
— Иногда складывается ощущение, что во время обучения их часто прикладывают головой — сказать такое, стоя одной в зале, полном стражей. Мне, например, обидно, что меня считают частью коллекции, — шепот Деметрия был насмешливым, но на удивление беззлобным. Джаспер нетерпеливо дернул плечом. Кейт тем временем продолжила:
— В вашем клане, в вашей страже собраны лучшие из лучших, самые одаренные, самые полезные, не так ли?
Аро приподнял бровь, ожидая продолжения.
— Ваш предатель не действует открыто, он просто тихо, но очень эффективно подрывает авторитет Вольтури в целом и вас как правителя в частности. Слово здесь, слово там — и все те, кто раньше внимательно прислушивался и поддерживал каждое ваше решение, выполнял любой приказ, все они начинают сомневаться, позволять себе свое мнение — и ваша власть становится все более шаткой. А кто у вас лучше всех умеет уговорить на что-то, привести к нужному решению, увлечь за собой? На кого вы сами, как на лучшего, вернее, лучшую в этом деле, возложили обязанность уговаривать и привлекать?
— Смелые выводы, — голос за спиной Джаспера на этот раз был полон сомнений.
Аро смотрел на Кейт настолько внимательно, словно не позволял себе отвести взгляд куда-то ещё. На кого-то ещё. Словно посмотреть в чью-либо сторону значило для него признать правоту девушки.
— Ты ошибаешься, — поджал он губы, — ты же знаешь, все, кто находится здесь, связаны, — Аро еле заметно запнулся перед следующими словами, — друг с другом, да, друг с другом определенными узами. Сильными узами.
— Но ведь у каждого из них есть предел возможностей, — Кейт кивнула в сторону завернутой в плащ фигуры за его правым плечом. — Есть он и у Челси, иначе бы против вас в принципе никто не мог бы объединиться, она сразу бы разделяла их, верно?
— Что дает тебе основания так думать? — высокомерно протянул Аро. Впрочем, Джаспер уловил какую-то обескураженность в его голосе.
— Думаю, странно было бы отрицать, что такие одаренные вампиры, как Элис и Эдвард, заинтересовали вас. Вряд ли вы бы не желали их присоединения к клану. И они оба были здесь. Если бы сил Челси хватило разорвать их связь, ослабить их любовь к своему клану, — Кейт подчеркнула последнее слово, видимо, с особым смыслом не говоря о семье, — и внушить привязанность к вам, вы бы воспользовались этой возможностью, не так ли?
— Эти вопросы имеют какой-то смысл, кроме праздного любопытства? — раздался раздраженный голос Кая. Аро поднял ладонь в предупреждающем жесте.
— Допустим, что смысл в твоих вопросах есть. Но я не вижу его.
— Знаете, если бы я серьезнее относилась к занятиям и всегда верила в ваше существование, я бы вспомнила раньше… как-то нам рассказывали про дар воздействия на эмоции, в том числе разрушения и формирования эмоциональной привязанности. И упоминали — в том числе, чтобы проиллюстрировать воздействие дара — историю клана Хильды, которая была казнена вами. Как и другие члены ее клана — кроме двоих. Вернее двух… Одна бежала и надолго исчезла из вашего поля зрения. А вторая — Хайди — легко присоединилась к вам, предав память о Хильде — о той, которая обратила ее и тем самым спасла от незавидной доли очень бедных и очень красивых женщин. Нам говорили, что так эффективно воздействовала на Хайди Челси — она уничтожила привязанность к родному клану и внушила любовь и преданность вам. Но если учесть, что дар Челси не всемогущ и не совершенен, если допустить, что для Хайди Хильда и названые сестры были важнее и ближе, чем вам казалось, то вы не можете быть уверены в ее преданности вам, верно?
За спиной Джаспера раздался печальный вздох, затем ощутилось движение воздуха. Деметрий плавно переместился за спину Хайди. Он поверил.
Аро надолго задумался и наконец с сомнением покачал головой.
— Ты считаешь, что воздействие Челси на Хайди было неполным? Но тогда почему она пошла с нами — после смерти Хильды и ее названых сестер? И почему предает сейчас?
— Почему присоединилась — не знаю, — пожала плечами Кейт. — Может, воздействие Челси все же было достаточно сильным, может, демонстрация вашей силы была убедительной, и она испугалась, может, Хайди решила, что с вами она будет в безопасности, может, что-то еще… А почему предает — Челси не смогла полностью искоренить любовь друг к другу названых сестер. А вы недавно сначала позволили последней из прежнего клана Хайди нарушить закон, чтобы ослабить семью Калленов, использовали ее жажду мести в своих интересах, а потом допустили ее уничтожение, выкинули за ненадобностью.
Джаспер перевел взгляд на Хайди. Та стояла неестественно ровно, высоко подняв голову, с нечитаемым выражением лица.
Аро задумчиво выстукивал пальцами одному ему известный ритм. Наконец, он поднял глаза на гордо стоящую перед ним женщину.
— Ты действительно мстишь мне за Викторию?
— Вы могли вмешаться раньше, не допустить ее гибели — и не вмешались. Вы надеялись, что она и ее армия сослужат вам хорошую службу и значительно ослабят Калленов, а сами бы ради нее палец о палец не ударили, — с каждым словом низкий звучный голос Хайди становился все выше. — Вы позволили ей нарушить все мыслимые законы, потому что это было нужно вам, и вам было наплевать на то, что будет с ней потом. Вы…
— Меня там не было, — перебил ее Аро. Джейн согласно закивала в подтверждение его слов. — Эти претензии должен был выслушивать не я. Меня не в чем обвинить.
Хайди презрительно усмехнулась.
Джаспер почувствовал острое разочарование — свое и Кейт. Вспомнились ее слова о том, как наставники защищают решения своих подопечных, даже если не согласны, даже оружием. Вспомнился последний визит Аро в Форкс и готовность Карлайла до последнего защищать свою семью, взять на себя ответственность, пусть даже ценой собственной жизни. До кома в горле, до слез захотелось перенестись прямо сейчас из этого холодного мрачного зала домой — туда, где много света и воздуха, туда, где все заботятся друг о друге, туда, где семья. И это желание тоже было общим, одним на двоих. Кейт, как только сейчас понял Джаспер, уже давно прижималась плечом к его плечу в поисках поддержки.
Тем временем Аро, видимо, принял решение. Не отводя взгляда от Хайди, он медленно кивнул Каю.
— Вольтури не прощают предательства. И не дают второго шанса.
Однако, обычно резкий и порывистый, сейчас Кай не спешил что-то делать. Более того, к огромному изумлению Джаспера, он с каким-то немым вопросом чуть повернулся в сторону Маркуса. Тот еле заметно вздохнул.
— Я бы не стал торопиться с решением, — ровным голосом протянул Маркус. — Думаю, нам стоит учитывать то, что Хайди лучше всего удается решать вопрос с нашей пищей, не привлекая к нему излишнего внимания.
Преодолев секундное замешательство, резким повелительным взмахом руки Аро указал всем на двери.
— Мы благодарим вас за содействие, — кивнул он Кейт, обозначая разрешение выйти со всеми. Та с ощутимым удовольствием направилась к выходу и повлекла Джаспера за собой.
***
— Почему медлит Кай? — Джаспер бросил короткий выразительный взгляд в сторону закрывшихся дверей.
— У него есть причины сдерживаться, — вместо Кейт ему ответил невидимый собеседник из темноты коридора. Впрочем, гамма эмоций, уместившаяся в этом коротком ответе, не оставляла сомнений в его личности. Их постоянный провожатый был с ними и на этот раз.
— Вот как?
— Конечно, — высокомерно кивнул выступивший из темной ниши Деметрий. — Иначе Аро может вспомнить, кто еще способен выступать в роли приманки. Кая такой расклад не устроит. Так что все зависит от решения Маркуса.
— Маркус поддержит Кая, — уверенно произнесла Кейт.
— Вполне возможно, — пожал плечами Деметрий. — Я не против. Мне было бы жалко уничтожать такую красоту. А теперь…
— А теперь я очень хочу домой, — не дала ему договорить Кейт. Деметрий тонко улыбнулся и поманил их за собой. По темным коридорам он шел как всегда быстро и не оглядываясь, уверенный, что Кейт и Джаспер следуют за ним.
У последней арки, разделяющей темный коридор и жаркую солнечную улицу, Деметрий притормозил и развернулся.
— Думаю, дальше вы не заблудитесь, — протянул он, и, словно неожиданно решившись, протянул на прощание руку.


Глава 55. О лагере в окрестностях Лас-Крусес

Эмметт Каллен сгорбившись сидел на высоком камне. На этот раз в паре с ним на место дозорных отправили огромного серебристо-серого волка. Пары на дежурства определял Микаэль, и Эмметт был почти уверен, что тот подходит к этому вопросу с каким-то исключительно тонким садизмом — так, Герда попадала в пару либо с Питером, либо с Шарлоттой, Лиз — с кем-то из вампиров и никогда с квилетами или дефенсорами, Эдвард — с Джейком. Правда, стоило признать, в последнем случае это однозначно шло всем на пользу: стараясь не встречаться с Эдвардом, Джейк закладывал такие невообразимые маршруты патрулирования, что обнаружил несколько тайных проходов, а пару раз даже выгнал лазутчиков, непозволительно близко подобравшихся по ним к лагерю.
Пожалуй, дежурство с Полом Лэйхотом было не самым плохим вариантом — все-таки между ними не было глубинной ненависти, вся неприязнь ограничивалась стычками за границы территории. Такого напарника можно пережить.
Волк рядом возмущенно рыкнул. Эмметт понял, что, видимо, последнюю фразу он произнес вслух.
— Ну, знаешь ли, Лиз Мартинсон в качестве напарника меня бы устроила меньше, — хохотнул Эмметт. Волк отвернулся с независимым видом.
— Ну и пожалуйста. Больно надо созерцать твою морду, — протянул Эмметт. Волк повернулся с ехидным видом и, Эмметт был готов поклясться, скептически вздернул левую бровь или что там у них было на этом месте. Выглядело это диковато. Эмметт негромко хмыкнул.
Волк с негромким рыком обнажил зубы, словно только и ждал повода их продемонстрировать. Эмметт предупредительно поднял руки.
— Ладно-ладно, не злись. Я ничего такого в виду не имел, — и, поймав недоверчивый взгляд, Эмметт неожиданно для себя добавил: — Скучно… тут и с деревом заговоришь.
Волк насмешливо фыркнул. Потом подумал, поднялся с места и снова опустился на землю на метр ближе к Эмметту.
— Зря вы нас так ненавидите. Могли бы дружить, — задумчиво протянул Эмметт. В следующую секунду он понял, что его давние охотничьи знания о волках явно были неполными — он и не подозревал, что они умеют так громко хрюкать.
Через секунду на месте вервольфа сидел молодой человек. Старательно пытаясь не проявить эмоций, он пробурчал:
— Каллен, я тебя умоляю, заткнись. Вервольфы не умеют смеяться, так что волком я рискую задохнуться. Вы, хладные, слишком сами по себе. Да и какая дружба, если ты даже напиться в компании не можешь?
— А напиваться обязательно? И обернись обратно, а то прилетит нам от Микки.
— Напиваться — нет. Иметь возможность сидеть за одним столом и есть одну и ту же еду — да. Только так можно знать, что никто не хочет никого отравить, — с этими словами Пол кувырком вернулся в волчье обличье. Минуту Эмметт пристально разглядывал напарника.
— Интересные у вас понятия…
Волк опустил голову на лапы и достаточно безразлично пожал плечами — дескать, какие есть. Эмметт продолжил:
— Мы вообще не едим в вашем понимании, но…
На месте волка снова оказался молодой человек.
— Каллен, да уйми ж ты свою потребность в общении. Мне есть, что тебе ответить, но для этого приходится обращаться. А мы тут не на прогулку вышли. Если тебе невмоготу, позвони своей этой, только недолго, я лучше покараулю один, чем буду слушать треп кровососа, — на последнем слове на земле снова оказался серебристый волк.
— Да если бы, — грустно развел руками Эмметт, словно не услышав последних слов. Волк качнул мордой в знак того, что, несмотря на только что сказанное, внимательно слушает.
И неожиданно для себя Эмметт начал рассказывать — и про то, сколько Розали для него сделала тогда, в далеком 1935-м, и про то, что он всегда был готов на все, лишь бы порадовать своего ангела, и про то, как в последнее время Розали от него отдалилась, и про то, что за эти дни ему удалось перекинуться с ней по телефону несколькими словами и всего пару раз — у нее находились какие-то неотложные дела…
Волк внимательно слушал, периодически вздыхая и помахивая хвостом в знак поддержки. Вдруг неожиданно он напрягся, навострил уши и потянул носом воздух. Через секунду и Эмметт услышал далекий стрекот двигателя. Волк вскочил, прижался грудью к земле и негромко зарычал.
— Расслабься, это наши. Это байк Кейт, — радостно сообщил Эмметт и добавил, видя, что напарника он не убедил: — Сколько я видел и слышал моторов — я их прекрасно различаю по звуку. Пойдем встречать.
***
В центре лагеря собрались все, кроме Лиз и Питера, сменивших предыдущих дежурных. Джаспер наконец освободился из медвежьих объятий Эма и подошел к Карлайлу. Отец обнял его чуть более сдержанно, но не менее тепло. Рядом Кейт со смехом пыталась освободиться из шутливого захвата своих друзей.
Только сейчас Джаспер понял, насколько сильно ему не хватало этого тепла, хотя они не виделись меньше недели. Судя по счастливым глазам Кейт, она чувствовала то же самое. Особенно если вспомнить холодное высокомерие Вольтури, которого в последние дни они ощутили в избытке.
— А если бы мы чуть-чуть поторопились, так тепло встречали бы нас… — раздался сзади резкий насмешливый голос.
Джаспер только успел обернуться, а Кейт уже висела на шее наставника.
— У нас получилось, представляешь, у нас получилось…
— Хорошо, что Лиз тебя не видит, — проворчал Натан, стараясь принять как можно более суровый вид. Кейт со смехом кивнула и бросилась обнимать теперь уже стоящую рядом Элис, попутно что-то у нее спрашивая. Та радостно ободряюще кивала в ответ.
Джаспер сделал несколько шагов в сторону наставника и с улыбкой протянул руку. В конце концов, он прекрасно помнил, что спасло его от безумия при встрече с Алеком.
Рукопожатие Натана оказалось неожиданно крепким. Несколько секунд наставник внимательно смотрел в глаза Джасперу и наконец еле заметно кивнул. Джаспер ответил таким же коротким кивком.
— Ну и? — даже голос Микаэля казался не таким флегматичным, как обычно.
— Все здесь? — Кейт окинула взглядом собравшихся. — Короче говоря, если совсем в общих словах — Вольтури будут здесь максимум через три дня — они собирают лояльных вампиров для поддержки. Так что с Суаресами, надеюсь, достаточно скоро все разрешится — и мы поедем домой… — последние слова Кейт произнесла с особым выражением.
— Вы не были в Форксе? — удивленно уточнил Эмметт. Кейт грустно покачала головой. Джаспер поспешил ответить за нее.
— Вольтури приходят быстро. Мы решили, что нам в любом случае нужно оказаться здесь раньше их появления. И потом, там остались Эсми и Розали, а значит, все в порядке, вот и Элис так сказала… — Джаспер осекся, вспомнив разговор в библиотеке. Казалось, это было не неделю, а год назад. Эм только махнул рукой.
— А что в Олимпии? — услышав, что проблема с Вольтури решена, Микаэль сразу переключился на другую. Натан криво усмехнулся.
— Ну как… все как ты говорил: старший Бен и его компания ждали прорыва здесь на Юге, чтобы объявить вотум недоверия Дереку и захватить власть.
— Захватить не так просто, даже если знаешь, откуда ждать проблем, и можешь их предсказать, — задумчиво протянул Микаэль. Джаспер почувствовал, насколько следующий из этого вывод не понравился наставнику.
— Получить много очков в борьбе за власть можно, если не просто знаешь и предсказываешь, а если решаешь проблему. А чтобы решить такое — надо быть в сговоре с Суаресами, — раздался жесткий голос Герды из-за спины наставников. — Их контакты друг с другом уже подтвердились?
— Еще нет, — покачал головой Натан, в его голосе слышалось одобрение. — Но это уже вопрос пары дней. Все слишком возмущены, даже если очевидных доказательств не будет, дефенсорами их семьям уже не быть.
Герда согласно кивнула.
— И что теперь?
— Ну как что? — к Микаэлю вернулись обычные для него флегматичные интонации. — На днях появятся Вольтури, так? — наставник дождался кивка Кейт и продолжил: — Они разберутся с Суаресами, насколько жестко — увидим. Лично я не против максимальной жесткости — по оценкам Кейт новорожденных было чуть больше сорока, а к нашему прибытию уже за пятьдесят…
Джаспер изумленно присвистнул. Микаэль бросил на него короткий взгляд и продолжил без обычных шпилек:
— Мне думается, что это не Кейт ошиблась в подсчетах, а они до последнего наращивали силу. Нашей разношерстной компании удалось их придержать только потому, что истинного нашего количества они не знают, а сотрудничество вампиров, дефенсоров и квилетов наводит на мысли, что решение о нем принято на максимально высоком уровне, а не парой наставников из условной оппозиции. Если бы они знали реальное положение дел — что Олимпийская башня не поддерживает нашу эскападу даже частично — нас бы уже вырезали. Поэтому проявлять мягкость лично я считаю неправильным.
Джаспер слушал Микаэля и все отчетливее понимал, что наставник лукавит. Да, это была правда, но не вся. Микаэль относился к вампирским войнам Юга как к чему-то личному, и Суаресы теперь должны были поплатиться не столько за то, что они делали в этот момент, сколько за все, что происходило тогда. И, если бы не тот договор Кейт и Натана, если бы не ее самоотверженность, если бы, в конце концов, не помощь Эма — Джаспер бы сейчас здесь не стоял. Микаэль точно так же предъявил бы ему счет, который можно оплатить только одним способом.
Кейт еле заметно сжала пальцами запястье Джаспера. Даже без своего дара он почувствовал — она думала о том же.
Натан бросил на Микаэля мрачный взгляд.
— Видно будет. Хотя я бы постарался не вмешиваться.


Глава 56. О вечере перед битвой

— Отец?
Сидящий на поваленном дереве Карлайл поднял глаза на Джаспера и после секундного размышления чуть подвинулся, освобождая место рядом. Однако тот словно не заметил этого и опустился на землю напротив.
— Почему ты все-таки ушел от Вольтури?
Карлайл попытался заглянуть в глаза тому, кого уже привык считать сыном. Джаспер старательно отводил взгляд, хотя, как становилось все более очевидным, не сел рядом именно чтобы иметь возможность посмотреть в глаза. Карлайл вздохнул.
— Я уже говорил, что для меня было неприемлемо убийство людей… — осторожно начал он и неожиданно почувствовал, что это не то. Джаспер молча ждал продолжения. Карлайл задумался. Раньше для Джаспера самым понятным был именно этот мотив — если хочешь отказаться от человеческой крови, надо уйти туда, где не будет таких искушений. Теперь, видимо, он хотел услышать не только это. И не столько это. И еще — каким-то шестым чувством старший Каллен ощутил, что этот его ответ будет не просто важным. Он будет определяющим.
Карлайл осторожно потер пальцами виски. Он уже давно не был человеком, но иногда не мог избавиться от ощущения подступающей головной боли. Кейт рассказала о поездке в Вольтерру только в самых общих словах, а на вопросы Ната коротко отказалась отвечать, заявив, что к их делу они не относятся. Это могло означать только одно — она стала относиться к ним не как дефенсор к сильному, даже враждебному клану, о котором важна любая информация. А значит, и отношение Джаспера к ним должно было измениться. Вот только в какую сторону — в сторону симпатии и или наоборот? И если симпатии — то почему?
И не крылся ли ответ в их рационе?
Карлайл тут же устыдился своего недоверия, но отделаться от пришедшей шальной мысли уже не мог. Настойчиво он попытался еще раз заглянуть в глаза сына. Джаспер словно понял, вернее, поправил сам себя Карлайл, просто почувствовал этот немой вопрос и твердо ответил взглядом золотистых глаз. Он все еще ждал ответа.
А Карлайл все больше чувствовал себя словно на минном поле. Конечно, Вольтури умели производить впечатление. Если под их очарование попала только Кейт, а Джаспер хорошо помнил их предыдущие разногласия — это одно. Если он тоже изменил свое отношение к ним — это другое, и тогда во многом то, что он хочет услышать, будет зависеть от причин таких изменений…
Когда не знаешь, что говорить, говори правду.
— Знаешь, главным для меня было то, что их путь — путь в никуда. Они не знают, зачем существуют. Мне не хотелось жить так же…
— И ткать гобелены… — задумчиво подхватил Джаспер.
Карлайл позволил себе немного расслабиться. Только сейчас он осознал, насколько сильно на самом деле были напряжены его руки и плечи. Словно неправильный ответ мог привести к катастрофе. Впрочем, кто знает…
— Да, именно. Можно заниматься чем-то другим, но суть одна…
— И ты нашел другой путь?
Карлайл задумчиво кивнул.
— Да, пожалуй, да. Мы уже говорили об этом. Я всегда хотел помогать людям. В этом мое счастье… И для вас — для Эма, для Эдварда, для тебя — есть какой-то свой путь, на который не жалко потратить жизнь. А не сидеть в склепе.
— Какой он, этот путь? И как его найти?
— Вот этого я не знаю, — Карлайл мягко усмехнулся, — знаю только, что надо всегда идти вперед, а не застывать в своей вечности успокоенным собственным величием. Знаешь, людям в этом плане даже немного проще. Они слышат тиканье часов… — Карлайл замолчал. Он чувствовал испытующий взгляд Джаспера, но дальше ему нечего было сказать. Готовых рецептов у него не было. И не было уверенности в своей правоте.
***
— Если бы вдруг это было возможно, ты бы хотел снова стать человеком?
Джаспер задал этот вопрос скорее не для того, чтобы услышать ответ, а для того, чтобы сразу же задать следующий, но Карлайл неожиданно его перебил.
— Ты же понимаешь — быть человеком — это значит болеть, чувствовать холод, боль, бессилие, собственную слабость, старость, в конце концов, — с каким-то нажимом проговорил он.
— Но почему тогда ты поддерживаешь Эдварда в том, что он не хочет обращать Беллу?
— Вспомни боль трансформации, вспомни первые месяцы после обращения: злость, ненависть, неукротимую жажду. Хотел бы ты такого для близкого тебе человека? И потом, мне показалось, что тебе не очень понравилось, как может выглядеть существование через несколько тысяч лет, — жестко ответил Карлайл. Джаспер пожал плечами.
— И все же, если бы у тебя был выбор… Хорошо, давай не про тебя, если бы выбор был у Кейт? Остаться человеком или стать такой, как мы? Вернее, почти такой?
— Почему ты спрашиваешь? — голос Карлайла был очень тихим и словно севшим. Джаспер кивнул своим мыслям. Не только он знал, что за информацию искала Элис для Кейт.
— Аро согласился разрешить Кейт воспользоваться яблоком…
— Каким? — голос Карлайла стал еще тише, человек вряд ли бы смог услышать его.
— Яблоком Гесперид, — шепотом в тон ему ответил Джаспер. — Ну помнишь, подвиги Геракла, яблоки, дарящие вечную молодость и красоту?
На лице Карлайла промелькнуло непонятное выражение, словно он с чем-то не был согласен, но не знал, стоит ли возражать. Наконец, он пожал плечами и ровным голосом произнес:
— Если у человека этот выбор есть — то он должен быть только его выбором. Исходя только из его собственных принципов. Независимо от того, что считают другие, — по интонации Карлайла было ясно, что больше обсуждать эту тему он не намерен. Но Джасперу еще было что сказать.
— Знаешь, так получилось… ну, в общем, в итоге Кейт сказала, что в ее жизни есть четверо людей и не только, ради которых она готова поступиться принципами, — Джаспер выдержал паузу, — и, коли уж на то пошло, она тебе, конечно, не скажет, но ты в их числе, — с этими словами он легко поднялся с земли. Карлайл ответил еле заметной улыбкой и благодарным кивком головы.
***
Вокруг достаточно большого костра царило оживление. Натан с сосредоточенным видом вращал на импровизированном вертеле крупные куски мяса и периодически отгонял молодых подопечных. Напротив сидели вервольфы, запах которых уже стал почти привычным, они смотрели на мясо с не меньшим вожделением, чем молодые дефенсоры. Чуть в стороне Микаэль с необычной для него эмоциональностью тыкал пальцем в карту и что-то доказывал Элис и Эдварду. Герда и Кейт наводили порядок вокруг костра, судя по скупым отточенным движениям, у них это был далеко не первый опыт жизни в походном лагере. При этом каждый раз проходя мимо Шарлотты, Герда старалась зацепить ее ноги, а вампирша предупредительно их поджимала.
Джаспер демонстративно опустился около Шарлотты и поймал раздраженный взгляд Герды. Кейт усмехнулась и присела рядом.
— Зря ты вмешиваешься, — со смешком протянула она, — поверь мне, лучше цеплять друг друга по мелочам и при этом знать, что на самом деле все в порядке, чем делать вид, что все в порядке, и при этом ненавидеть друг друга.
— А у вас на самом деле все в порядке? — Джаспер с недоверием повернулся к Шарлотте. Та еле заметно кивнула.
— Думаю, Микаэль, — Кейт кивнула в сторону склонившихся над картой, — сделал все возможное, чтобы отношения между собравшимися стали максимально цивилизованными. И чтобы каждый мог положиться на другого, независимо от отношений. Иначе никак, и он это понимает лучше, чем кто бы то ни было. Он даже к тебе старается относиться максимально ровно…
— У него что-то личное?
— Точно никто не знает. Скорее всего, какая-то семейная история. Многие, да что там, подавляющее большинство дефенсоров уходит в орден корнями, и Микки не исключение, а на Юге тогда отсталось в земле не так уж и мало наших…
— И это не стоит обсуждать, даже между собой, — Натан как обычно подошел сзади. — Есть вещи, которые чем быстрее забудутся, тем лучше, — с этими словами наставник протянул Кейт картонную тарелку с мясом. — Элис говорит, Вольтури будут завтра на рассвете.
— Как ты думаешь, — Кейт задрала голову и пристально посмотрела на наставника, — не лучше ли квилетам не встречаться с Каем?
— Вот еще, — фыркнул тот в ответ. — На самом деле, я уже думал об этом. И нет, мы не будем уступать Вольтури и обижать своих союзников для их комфорта. Достаточно того, что Вольтури выступят основной силой, что мы им дадим выступить основной силой в борьбе с Суаресами, и они будут считаться их победителями, а это укрепит их авторитет. И они это поймут, так что уж как-нибудь потерпят присутствие вервольфов.
— Ты так говоришь, словно мы сильнее, чем они… — прищурившись, протянула Кейт с ноткой вопроса. Натан коротко кивнул.
— Детка, я всегда знаю, о чем говорю. Мы позволим. И Вольтури будут знать об этом. Все правильно.


Глава 57. О том, что Вольтури опять пришли

— Они идут.
Этих слов в лагере ждали уже несколько часов. Словно по неслышной команде, все неторопливо поднялись и двинулись в сторону пустынной скалистой площадки в полумиле от лагеря.
Это место будто специально было создано самой природой для подобных встреч. Открытое со всех сторон, оно не оставляло возможностей организовать засаду или подобраться незаметно. Постоянно меняющий направление ветер доносил малейшие чужеродные запахи, не давая приблизиться без предупреждения. Чуть ниже, на расстоянии примерно в милю, виднелись стены казавшейся неприступной обители.
Джаспер почувствовал, как рядом поежилась Кейт, словно от холода, хотя ветер был сухим и горячим. За спиной нервно зашевелились вервольфы. Те, у кого осталась в венах горячая кровь, быстрее, раньше ощущали приближение целого клана вампиров. Джаспер проследил за напряженным взглядом наставников.
На северо-востоке на пределе видимости горизонт словно размывался поднятым в воздух песком. Впрочем, так оно и было. А за песчаной завесой появилось, постепенно стало расти темное пятно.
Ветер очередной раз сменил направление, порывом взъерошил волосы. Песок неприятно царапал кожу. Джаспер подумал, что стал уже забывать, каким неприветливым может быть Юг, и прислушался к ощущениям стоящей рядом Кейт. Та ничуть не лукавила, когда говорила, что терпеть не может южные земли, вот и сейчас он ощущал и жажду — простую, человеческую, и резь в глазах от яркого солнца, и неприятно прилипающий к коже песок, набившийся под воротник легкой рубашки. Джаспер привлек девушку за плечи и с удовлетворением почувствовал, как раздражение от физического дискомфорта уходит, уступая место какой-то особой решимости.
Темное пятно на горизонте все росло, уже можно было различить отдельные фигуры в черных плащах. В зоне видимости Вольтури и примкнувшие к ним лояльные вампиры не летели с нечеловеческой скоростью, а шли неспешным, но твердым шагом. Словно в воинском построении. Джаспер попробовал пересчитать их, но сбился на ста двадцати.
Метрах в трехстах от маленького ортяда Вольтури остановились, вытянувшись в линию. Вперед двинулись только три статных вампира, затем от толпы отделились еще две невысоких, почти детских фигуры и последовали за своими правителями, сохраняя дистанцию в пару метров.
Натан и Микаэль сделали несколько шагов вперед. Неожиданно Нат чуть обернулся и приглашающе и в то же время повелительно махнул рукой Карлайлу и Джейкобу.
— Правильно, — одобрительно прошептала Кейт рядом, когда Джейкоб обошел их и двинулся следом за наставниками. Джаспер усмехнулся. Как бы ни подчеркивал молодой индеец, что он не вождь, в отсутствие Сэма он брал на себя ответственность, не задумываясь. Как и Карлайл в своем клане.
Джаспер обвел взглядом весь их маленький отряд. Почти все внимательно смотрели на совещавшихся, хотя и не могли разобрать ни слова, и только Эдвард словно прислушивался к чему-то внутри себя, а Кейт следила за ним с напряженным выражением лица. Переговоры длились уже минут десять, когда Кейт чуть приблизилась к Эдварду и вопросительно дернула его за рукав. Тот только покачал головой.
— Аро настаивает, что Вольтури справятся с Суаресами сами…
— Все так, — кивнула девушка, — Натан говорил, что наши не будут вмешиваться, чтобы позволить Аро укрепить свой авторитет.
— Так это их я слышу где-то там? — Эдвард неопределенно махнул рукой на запад.
— Видимо, да, — согласно кивнула Кейт еще раз. — Думаю, они появятся, когда армия Вольтури двинется туда, — она дернула подбородком в сторону виднеющихся стен. — Сколько их?
— Около десяти, может, пятнадцать, — пожал плечами Эдвард. — Вас сложно услышать и сложно разобрать.
Кейт только довольно усмехнулась в ответ. Между тем, переговоры подошли к концу: один из правителей, видимо Аро, еле заметно махнул рукой, и весь отряд Вольтури устремился к каменным укреплениям, через секунду можно было рассмотреть только завесу из песка, поднятого сотнями ног.
— Сколько их все-таки? — еле слышно выдохнула Элис недалеко от них.
— Когда мы уходили, нас было сто тридцать семь, туда ушло сто тридцать шесть, если никто не последовал моему примеру… — раздался сзади знакомый ехидный голос. Джаспер резко обернулся.
За спинами оставшихся вервольфов стоял Деметрий. Он не скрывал скептической ухмылки.
— Ты не пошел со своими? — удивленно протянула Элис. Деметрий пожал плечами и еле заметно скривил губы.
— Правитель Аро старательно демонстрирует необходимость объединения…
— Вокруг него, — едко добавил Эдвард. Однако Деметрий только согласно кивнул.
— Естественно. Для него сейчас очень кстати маленькая победоносная война. Поэтому он и отказался от участия дефенсоров. Но если быть уж совсем честными, вполне возможно, что там хватило бы Кая, Джейн и Алека. Ну пусть еще Феликса. Все остальное — декорации. Политика. Фарс. А фарс обойдется без меня.
Он что-то недоговаривает.
Кейт еле заметно кивнула, приняв ощущения Джаспера, и хитро улыбнулась Деметрию.
— Дело ведь не только в этом.
— Не только, — вернув улыбку, коротко ответил тот.
— Ты здесь, чтобы встретить наших?
— Именно, — высокомерно кивнул Деметрий и тут же постарался обаятельно улыбнуться, сглаживая впечатление: — А что, нельзя?
— Земля общая, — только пожала плечами Кейт.
***
Джаспер не удивился, когда из-за западных скал показалось несколько несущихся на предельной для песка скорости внедорожников. Две машины на секунду затормозили около маленького отряда, и дефенсоры — наставники и подопечные — быстро и ловко, словно отрабатывали маневры на очередной тренировке, заскочили внутрь. Кейт только махнула рукой и прошептала на ухо:
— Я с тобой, хорошо?
Джаспер согласно кивнул и осторожно подхватил девушку на руки. Рядом заревел от нагрузки мотор, зашуршали вхолостую по песку колеса, и краем глаза Джаспер увидел, как Эм с видимым усилием подталкивает забуксовавшую машину. Внедорожники рванули вперед, вампиры и успевшие трансформироваться квилеты устремились за ними, не стараясь обогнать.
У высоких каменных стен машины затормозили. Из них, на ходу открывая двери, начали выпрыгивать люди в клетчатых рубашках и джинсах, большей частью мужчины, разного возраста и комплекции. Объединяло их одно: у каждого была та особая четкость и скорость движений, каждый идеально владел тренированным телом, и, даже такие разные, они явно были частями одной системы. И еще — тут Джаспер позволил себе усмехнуться — у всех нижняя часть лица была закрыта ковбойскими платками, то ли для защиты от пыли и песка, то ли чтобы скрыть лица. У всех, кроме одного. Одним из последних из ближайшей машины выскочил человек, которого Джаспер видел один раз, но, если бы мог спать, точно часто бы видел во сне: Дерек. И только если специально обращать внимание, можно было заметить, насколько ему сложнее, чем остальным, дается эта легкость и отлаженность каждого движения.
Джаспер аккуратно поставил Кейт на землю и еще раз оглядел дефенсоров. Неожиданно рядом ощутилось чье-то замешательство, смешанное со страхом. Не задумываясь, Джаспер послал волну успокоения и только потом обернулся. Чуть позади за его плечом стоял Деметрий, кусая губы, и черными, скорее от страха, чем от голода глазами смотрел на собирающихся у ворот дефенсоров.
Сначала Джаспер ощутил прилив какого-то злорадного удовлетворения. Точно так же чувствовали себя у Вольтури Элис, Белла и Эд год назад. Точно так же чувствовал себя в резиденции Вольтури он сам неделю назад. Да что там, в ночном переулке Вольтерры его страх, его ощущение беспомощности имели намного больше оснований. Теперь же один из Вольтури на собственной шкуре мог почувствовать, каково это, когда ты один против всех, когда не за тобой, а против тебя вся сила и мощь.
И тут Джаспер наткнулся на сочувствующий взгляд Карлайла. Конечно, они с Деметрием были знакомы давно, может, еще до рождения самого Джаспера, и кто знает, вполне могли уважительно или по-приятельски относиться друг к другу. И учитывая дар Карлайла — особое умение сочувствовать, сопереживать — вряд ли он получал удовольствие от вида подобной беспомощности, подобного страха. И уж точно не злорадствовал. Когда Карлайл говорил «вы не такие», в этом не было ни грамма высокомерия, ни толики от попытки возвыситься, наоборот — побуждение не поддаваться низменным инстинктам, а во всем пытаться оставаться людьми. Где-то на уровне горла словно что-то сжалось от подкатившего смущения и стыда. Джаспер послал в сторону растерянной ищейки Вольтури еще одну волну успокоения и, видя, что этого мало, неожиданно для самого себя подошел чуть ближе и опустил ладонь тому на плечо. Деметрий резко дернулся, но Джаспер чувствовал, что постепенно страх и беспомощность уходят.
И ощутил прилив тепла и гордости от одобрительного взгляда Карлайла, как маленький ребенок от похвалы родителя.
Тем временем тяжелые ворота со скрипом и грохотом открылись, и в поднятой пыли показался Аро с неизменными Джейн и Алеком за спиной.
— Правосудие свершилось. Но теперь… Раз уж вы здесь, — Аро неглубоко, но достаточно почтительно склонил голову в сторону Дерека, — думаю, одну проблему будет лучше решить совместно, — и правитель театральным жестом указал на небольшое строение с железной дверью, стоящее чуть поодаль. Дерек коротко кивнул и знаком указал дефенсорам подойти поближе.
— Новорожденные. Тот самый бункер, — с непонятным выражением прошептала рядом Кейт.


Глава 58. О судьбе новорожденных

— Новорожденные. Тот самый бункер, — с непонятным выражением прошептала рядом Кейт.

Джасперу не надо было оборачиваться, чтобы представить выражения лиц Питера и Шарлотты. Все это было давно, но разве можно забыть такое…

Двое молодых дефенсоров сбили висячие замки. Внутри оказался темный провал и длинная уходящая вниз крутая лестница с осыпающимися ступенями. Когда включили прожектор, снятый с одного из внедорожников, луч света уперся в огромную массивную металлическую дверь. Один из тех, кто расправлялся с замками наверху, долго осматривал ее и наконец произнес:

— Сантиметров пять, не меньше. А то и все восемь.

— Справишься? — вопрос Дерека не предполагал отрицательного ответа. С такой же интонацией он мог бы спросить, получится ли заправить машину или завязать шнуровку на берцах.

— А то, — не без гордости откликнулся специалист по дверям, — замки крепкие — не выбить, но открыть не сложно, — с этими словами он осторожно запустил в скважину длинный тонкий щуп.

— Только не открывайте полностью, — неожиданно бросил Натан. Резкости в его голосе было больше, чем обычно. Дефенсор, ковырявшийся в двери, поднял на него недоуменный взгляд. Аро заломил бровь в немом вопросе. Наставник собрался сказать что-то еще, но неожиданно его перебил Микаэль заковыристой нецензурной тирадой. Натан, как ни странно, просто согласно кивнул и стал аккуратно спускаться по лестнице.

— Об этом сразу надо было подумать, — продолжил Микаэль уже более осмысленно. — Мы здесь сидим больше недели. А значит они, — он кивнул на дверь, — все это время сидят там без пищи. Больше пятидесяти новорожденных. Без пищи неделю. Боюсь, так просто мы их не удержим.

Дерек сосредоточенно посмотрел на дверь, словно пытаясь придумать, как можно ее открыть и удержать одновременно. Внизу Натан, опустившись на колено и закусив черный ус, задумчиво разглядывал замок.

— Думаю, особых сложностей не будет, — наконец, заявил он. — Мы не будем сразу открывать дверь, а сначала выдавим личинку замка. Дальше, — тут он пристально посмотрел на Аро снизу вверх, — ваш Алек напустит туда свой туман, и все эти новорожденные будут не опаснее простых младенцев. Сил хватит? — резко повернул он голову в сторону Алека. Тот пожал плечами.

— С таким количеством одновременно я никогда не пробовал. Не знаю. Полностью, наверное, лишить их чувств не получится. Но притормозить — вполне.

— Вот и чудно, — наставник рывком поднялся на ноги и направился вверх по ступеням с таким видом, словно задача уже была успешно решена

— Что с ними будет? — не своим голосом спросила Шарлотта.

— Почему вас это должно беспокоить? — с легкомысленной интонацией вопросом ответил Натан. Вампирша повернулась к нему.

— Но они не сознавали, что делают…

Джаспер заметил, что у нее мелко дрожат губы.

Этого только не хватало…

Самое грустное, что он прекрасно ее понимал. Он точно так же помнил конвейер из обращений и ликвидаций, где новорожденные были просто расходным материалом, пушечным мясом, служившим для удовлетворения амбиций успевших выбиться наверх чуть раньше. Помнил эту череду тренировок, когда те, кто еще вчера жил, дышал, возможно, любил или был любимым, мечтал о чем-то, становился просто ресурсом. И помнил, как раз в месяц они выбирали ночь для очередной чистки, и такие ночи всегда тянулись особенно долго и были полны чужой боли, чужих страданий, после них словно оставались в воздухе желания и мечты, которым уже никогда не суждено сбыться. Редко кому удавалось вырваться из этого замкнутого круга, но если вдруг получалось — как у Питера и Шарлотты — перед ними открывалась целая жизнь. Возможно, такая чудесная…

Джаспер бросил на друзей короткий взгляд. Они стояли, держась за руки, неестественно выпрямив спины и задрав подбородки. Мыслями они снова были там, в той южной мясорубке. У них получилось вырваться, не в последнюю очередь благодаря его помощи, вернее, его бездействию. И, пожалуй, это лучшее, что он мог сделать — не только для них, но и для себя.

Джаспер сделал несколько глубоких вдохов. Когда он ушел от Марии, он клялся себе, что больше никогда это не повторится. Что он не будет участвовать в таких казнях ни за что. В казнях не за преступление, а потому что человек просто оказался не в то время и не в том месте, за то, что ему и так сказочно не повезло. А теперь…

— Мне больно, — раздался мягкий шепот Кейт рядом. Джаспер словно очнулся и виновато посмотрел на руку. Пальцы Кейт оказались в его железной хватке, он успел сжать их до синевы.

— Прости, — Джаспер осторожно погладил пострадавшие пальцы свободной рукой. — Я задумался, — с грустью добавил он. Кейт ответила пронзительным взглядом.

— Ты больше не смог их уничтожать и бежал от этого, а теперь твой кошмар повторяется?

Джаспер прижался лбом к мягким волосам девушки, спрятав лицо. Да, все было именно так. Она поняла.

Кейт коротко кивнула.

— Ну что ж. Попробуем что-нибудь сделать, — она заглянула в темный провал. Алек уже стоял перед дверью, с его пальцев словно стекал черный туман, опускался вниз, а затем, повинуясь воле стража, поднимался по двери и медленно заползал внутрь.

Кейт сделала пару шагов к Дереку и наставникам.

— Неужели можно вот так просто взять и уничтожить пятьдесят человек?

— Вампиров, — резко поправил ее Дерек. — Для того мы и существуем.

— Мы существуем не для бессмысленного истребления, а для поддержания справедливости. А они… они не хотели для себя такой участи. И они действительно не сознавали, что делают.

— Это не оправдание, — необычно высоким голосом ответил за Дерека Микаэль. — Они опасны, и с этим ничего не сделаешь. А такую опасность надо уничтожать.

— И чем мы тогда будем отличаться от них? — едва заметно кивнув в сторону Аро, тихо и жестко, выделяя каждое слово, произнесла Кейт, твердо глядя в глаза наставника.

— А ты что тогда предлагаешь? Если у тебя нет конкретных предложений, этот разговор не имеет смысла, — Дерек не отрываясь следил за тем, что происходит внизу.

— Ну…

— Решать надо сейчас. Когда мы откроем дверь, решение должно быть готово, менять что-то будет поздно.

Кейт вздохнула, словно перед прыжком в воду, и еле слышно, но с нажимом произнесла:

— Легендарный дивный сад. Он же в твоём распоряжении. Я видела тогда...

Продолжить Дерек ей не дал.

— Ты хотя бы немного представляешь, что ты сейчас предлагаешь? — задохнулся он. Рядом с практически одинаковыми выражениями лиц застыли наставники. — Как это выполнить? Позволит ли Аро? Сколько мы будем мотаться туда-сюда? И что с ними делать потом?

Кейт пожала плечами.

— Но это же уже сущие мелочи. Можно довезти их до Олимпии, — она кивнула в сторону бункера, — вот так же, под контролем Алека. Что скажет Аро — зависит от того, что скажете ему вы. В конце концов, вы позволили ему восстановить авторитет своим невмешательством. Он должен понимать это. А потом… ну есть же психологи, и вы можете найти очень хороших…

— Ты просто не представляешь, насколько это все будет сложно, — скептически протянул Дерек.

— Знаете, — вздохнула Кейт устало и с каким-то безразличием. Джаспер понял, что все, что она могла, она уже сказала, — знаете, мне очень повезло с наставником. Это сейчас не лесть, — отмахнулась она от собиравшегося что-то возразить Натана, — не лесть, правда. И главное, я считаю, чему он меня научил — это между простым и правильным всегда выбирать правильное. Всегда.

— Я за, — неожиданно хриплым голосом произнес Натан и отвернулся.

— Я против, — коротко возразил Микаэль. — Ты знаешь, почему.

Дерек прикусил губу и по очереди оглядел обоих наставников.

— Да чтоб вас всех, — наконец процедил он, добавив пару крепких слов. — Правитель Аро!

***

Джаспер стоял, обняв Кейт за плечи, прижимая спиной к себе, и просто не пытался скрыть благодарность. Он знал, она почувствует и поймет. Чуть впереди наставники внимательно наблюдали за тем, как грузят в автобус и фиксируют ремнями к сиденьям полубессознательных новорожденных. Последними в автобус поднялись Алек и несколько дефенсоров помоложе. Двери закрылись.

— Неужели у нас все получилось?

Джаспер обернулся. Он даже не понял, кто именно из молодых дефенсоров задал этот вопрос. Все они вчетвером стояли и смотрели вслед уходящему автобусу.

— Стоим все так, как будто родных и близких провожаем, — к Фреду постепенно возвращалась способность относиться ко всему легко и непринужденно. Рядом Рей громко хохотнул.

— Улыбаемся и машем, — и получил тычок от Герды.

Дерек медленно повернулся и одарил молодых людей оценивающим взглядом.

— Думаю… думаю, стоит чем-то отметить ваше участие. Подумайте, чем.

Джаспер почувствовал, как неожиданно напряглась Кейт в его объятиях. За спиной Дерека Натан несколько раз кивнул ей с каким-то особым смыслом. Кейт осторожно освободилась от кольца рук, подошла к Дереку и тихо, но эмоционально стала что-то шептать ему на ухо. Тот так же тихо и очень удивленно задал ей несколько вопросов. Кейт активно закивала и быстро, словно боясь, что ее перебьют возражениями, что-то добавила. Как Джаспер ни старался, практически ни одного слова он не разобрал.

Выслушав все, Дерек долго хмуро рассматривал стоящую перед ним девушку и поглаживал пальцами колючий подбородок.

— И ты говоришь, что Аро не против?

Кейт кивнула еще раз.

— Что ж. Знаешь, ты все-таки просишь слишком многого. Я не могу дать тебе все, что ты просишь. Только одно.

Кейт не смогла скрыть разочарования. Дерек внимательно наблюдал за реакцией девушки.

— Так ты согласна на одно? Или ты решаешь по принципу «все или ничего»?

Кейт на секунду поникла, затем подняла глаза на руководителя.

— Ладно. Хотя бы одно.

Дерек удовлетворенно хмыкнул. Неожиданно Джаспер понял, что, несмотря на все, что произошло в последние дни, он так и не изменил своего отношения — ни к ней, ни к ним — и сейчас наслаждался возможностью хоть чуть-чуть это отношение выразить.

За спиной Дерека Натан повел головой из стороны в сторону, словно ему неожиданно стал жать воротник.

— Дерек. Я думаю, мы тоже чего-то заслужили…

Дерек медленно кивнул, ожидая продолжения.

— Так вот, — усмехнулся наставник, — отдай Кейт мою награду.

Та изумленно уставилась на Натана, тот ободряюще подмигнул.

— И мою, — раздался резкий девичий голос из-за спины Джаспера, — и никаких «Герда», — предупреждающе добавила девушка собиравшейся возразить Кейт.

— Три, — коротко констатировал Дерек.

— А тебе сколько надо? — раздался веселый голос Фреда.

— Семь, — неверящим голосом ответила Кейт.

— Семь? Забирай мою долю, мы ж друзья. Должна будешь.

— И мою, — коротко отчеканил Рей.

Лиз на секунду задумалась.

— Спасибо, что выслушала тогда, и что поверила. Моя награда — твоя.

— Ну, раз уж на то пошло, — развел руками Микаэль, — мне не хочется быть злодеем, порушившим хеппи-энд. Можешь забрать и мою долю. И если я правильно понял, о чем мы говорим — мне очень интересно посмотреть, что из этого получится.

Дерек хотел было возразить, но только раздраженно махнул рукой и, плюнув под ноги, направился к ближайшему внедорожнику.


Глава 59. Эпилог

Карлайл расположился за столом в библиотеке. Он невыносимо соскучился по этой тихой комнате, по этому столу, по своим любимым книгам. Шум в доме после бурных встреч и разговоров наконец-то стих, и можно было спокойно что-нибудь почитать. Только мысли как-то странно разбегались, хотя, казалось бы, все закончилось благополучно, и можно было расслабиться.

Дверь в библиотеку открылась, и на пороге появилась Кейт.

— Не спится, — пожала она плечами в ответ на немой вопрос Карлайла и проскользнула было к стеллажам, но затем развернулась и уставилась на него. — Ты не читаешь.

Карлайл сложил руки домиком и ответил задумчивым вглядом.

— Я думал.

Девушка вопросительно подняла бровь, но спрашивать не стала.

Если не поговорить сейчас, в следующий раз он тоже найдет возможность отложить разговор.

— Знаешь, тогда, десять лет назад…

— Уже одиннадцать, — тихо поправила Кейт. Карлайл кивнул.

— Да. Тогда все было просто и понятно. Мне. И я не представляю, насколько все было сложно и обидно для тебя.

Кейт тихо уселась на стул напротив.

— Очень. Но я же не знала, что ты относишься к другому… эмм, биологическому виду. И потом, глупо было требовать взять и резко принять невесть откуда взявшегося ребенка, — девушка надолго замолчала. Карлайл смотрел, как она водит пальцем во столешнице, очерчивая одной ей видимые фигуры, и понимал, что сейчас она пытается решиться задать вопрос — и не решается.

— А теперь — всё как тогда или всё-таки по-другому? — тихо выдохнула Кейт, словно боясь собственной нерешительности.

— Мне сложно понять, как я к тебе отношусь… — Карлайл замолчал. Редко он не мог найти подходящих слов, но сейчас был тот самый случай. Кейт кивнула в знак того, что не торопит, но внимательно слушает. Карлайл глубоко вздохнул. — Понимаешь, это не то как я отношусь к своим приемным детям. Я знаю, чего ждать от отношений с ними, и не представляю, как будут развиваться отношения с тобой…

Кейт легкомысленно пожала плечами.

— Конечно. С ними у тебя общий образ жизни и общие ценности. А я для вас из другого мира. И свалилась как снег на голову.

Карлайл молча кивнул, ожидая продолжения.

— Я не думаю, что у вас все так гладко сразу было с Эдвардом, слишком у него мятущийся характер. И не думаю, что ты прям сразу проникся доверием и любовью к Элис и Джасу, они же тоже ворвались в устоявшийся мир. Ко всему нужно привыкнуть. И мне кажется, что сейчас ты просто зря все усложняешь.

Карлайл помотал головой, не соглашаясь.

— Ты не понимаешь. Здесь же другое. Ты же… Я должен был… Ты же десять лет считала так, десять лет чувствовала, что тебя предали. И это не может пройти бесследно

— И из погибшего меча «Обиды» получился замечательный стилет. А «Недоверие» Нат давно переплавил. Просто… для принятия, для понимания, для появления семейных отношений нужно время. И у нас его пока достаточно. Если тебе это нужно.

Карлайл медленно кивнул. Кейт удовлетворенно кивнула в ответ и повернулась к стеллажам с книгами.

Мысли Карлайла перескочили с дочери на первые годы после обращения Эдварда — действительно, было непросто, а потом с этих воспоминаний — на просьбу Беллы.

Как же он забыл…

— Белла просила собраться нас завтра, вернее, — Карлайл бросил взгляд на часы, — уже сегодня. Она будет просить принять ее в семью.

Кейт резко повернулась к Карлайлу. Тот продолжил:

— Не просто принять, конечно. Она будет просить об обращении. И она от своего не отступится. Можно что-то сделать, чтобы ваши проявили понимание?

— Скажи мне, — в голосе Кейт звучали непонятные нотки, — как ты считаешь, чего она хочет больше — быть с Эдвардом или обращения?

Карлайл ответил удивлённым взглядом.

— У тебя есть основания задавать подобный вопрос?

— Да. Наши ситуации во многом похожи, но я не устраиваю собраний и не требую принять меня в ряды хладных.

— И ты думаешь, она может хотеть именно обращения? Отдать свою душу за образ жизни?

Кейт снова опустилась на стул напротив и подперла подбородок кулаками.

— Почему вы считаете, что у вас нет души? — девушка встретила ошарашенный взгляд Карлайла и продолжила: — Да, я знаю, это традиционное мнение, но… это же невозможно ни доказать, ни опровергнуть. Душа, она же бессмертная, она не может так взять и сгинуть оттого, что тебя кто-то покусал. Ваше самоограничение, ваша борьба с инстинктами, когда проще всего сказать «ах, у меня такая природа» — это же влияние законов нравственности, а откуда она будет, если вы считаете себя бездушными тварями? Да многие люди, у которых, по вашему мнению, душа осталась, живут желаниями и инстинктами — вот они давно от своей души отказались…

— Это бессмысленно доказывать или оспаривать, — Карлайл только устало махнул рукой. — Насчёт Беллы — наставники согласятся не считать это чьим-то преступлением?

Кейт резко тряхнула головой.

— Сегодня вечером? Ладно. Стало быть, чтение на ночь отменяется, — с этими словами девушка вытащила из кармана ключи от байка и выскочила из библиотеки.

***

— …А я говорю, да, конечно!

Эмметт закружил Беллу в медвежьих объятиях. Улыбнулась и кивнула Эсми.

Карлайл вздохнул, пытаясь оттянуть неизбежное, и по очереди оглядел присутствующих. Розали отвела взгляд. Эдвард не дышал с самого начала разговора. Их трое, их всего трое, тех, кто понимает, тех, кто понял. И эта упорная девочка слишком упорна. Карлайл сделал шаг к Эдварду. Прости, сынок.

— Белла!

На пороге стояла Кейт.

— Кейт, я все решила, давно. Я только хочу быть с Эдвардом.

— Быть с Эдвардом или быть такой, как они?

Карлайл недоверчиво обернулся к девушке. К дочери.

— Это что-то меняет?

— Конечно, — Кейт прошла к столу в центре комнаты и выставила небольшую корзинку с какими-то мелкими желтыми фруктами. — Яблоки Гесперид, — выдержав паузу, сообщила она.

У Карлайла перехватило дыхание. Не то, чтобы оно было нужно, но все же…

— Так у тебя получилось… я до последнего думал, что это все-таки просто старая легенда…

— Не больше, чем вы… или волки, — с улыбкой ответила Кейт.

— Но откуда? Считалось, что сад, в котором они растут, исчез с земли, что его невозможно найти…

— Дивный сад не на земле, как иногда неправильно говорят, а немного повыше. Я думала, наставники его где-то прячут, но все оказалось намного проще. Оранжерея на тридцать втором — в бывшем кабинете Дерека. Он обещал награду, правда, согласился отдать мне только одно. Ребята… Короче, за остальные спасибо им.

В зале повисло молчание. Карлайл задумчиво смотрел на яблоки.

— Их семь.

— Да, — Кейт неторопливо кивнула, — да. Я не хочу никого заставлять, и не имела в виду, что вы обязаны или должны. И дело даже не в том, что вы выберете. Просто тогда, когда вы становились теми, кем стали, никого из вас не спрашивали, ни у кого не было выбора. А сейчас он у вас есть.

— Что это? Это они? — перебил Кейт хриплый голос Розали. Карлайл начал отвечать за девушку, и с каждым словом казавшаяся такой нереальной правда становилась все ближе.

— Яблоки Гесперид. По легенде, они превращают … таких, как мы, обратно. Обратно в людей. Никто не знает, как они действуют, но…

Договорить Карлайл не успел. Стрелой Розали метнулась к столу и схватила жёлтый плод. Эмметт развел руками.

— Подумай, крошка, мы теперь не поиграем в бейсбол.

— Зато… зато, может быть, у нас будут дети, свои дети… — Розали отвернулась и резко надкусила плод, пока не передумала. Эмметт резко хлопнул ладонью по колену и схватил второй плод.

— Всегда вместе, не так ли? Ничего так, на вкус не как земля, кисленько… — Эмметт пораженно замолчал.

— Что? — встревоженно вскинулся Карлайл.

— Ничего, просто я бы сейчас… съел пару отбивных. Или не пару?

Со счастливым смехом Розали повисла на шее Эмметта, прикоснулась пальцами к лицу.

— Теплый… — и она прижалась крепче, словно всем телом пытаясь ощутить, впитать это забытое тепло.

— Значит, все не так? Они не дают вечную молодость? — на лице Джаспера отразилась целая гамма чувств. — Но я думал…

Кейт с мягкой улыбкой покачала головой.

— Я же говорила, я не знаю, кому пришло в голову так их назвать. И потом, ты же знаешь отношение наших к вечности. Вечную молодость я бы так не искала и тем более не просила бы у Аро.

— А наши способности? Что будет с ними? — Джаспер задумчиво рассматривал оставшиеся плоды.

Он все уже решил для себя. Карлайл слишком хорошо знал своих приемных детей, чтобы ошибиться. Это решение Джаспера было единственно возможным, он давно признал принципы Кейт, еще когда спорил с Натом о ее обращении. Но чего стоит отказаться от дара, от по-настоящему уникальных способностей — этого Карлайл представить не мог. И где-то в глубине души даже радовался, что у него такого выбора стоять не будет.

— Я не знаю, — судя по голосу, Кейт прекрасно понимала, с чем Джасперу, видимо, придется расстаться. — Имеющиеся сведения слишком противоречивы. Если честно, уж очень мало было желающих отказаться от молодости, вечного здоровья и сверхсилы ради простой земной жизни. Вольтури — те вообще боятся, что яблоки как-то смогут использовать против них. Просто вы другие, раз уж вы смогли отказаться от человеческой крови, то для вас сам вопрос выбора не кажется таким абсурдным. Но я не заставляю тебя.

— Заставляешь, — с грустной усмешкой ответил Джаспер. Сомнения в его голосе больше не было. — Заставляешь. Тебе, может, и хватит нескольких лет, но мне бы потом не хотелось жить вечным памятником, как Маркусу. Я что-то почувствую?

— Вот уж чего не знаю, — Кейт только с улыбкой пожала плечами. Карлайл заметил, как постепенно просветлели и теперь сияли каким-то внутренним светом ее глаза. — Все вопросы туда, — кивнула она в сторону Эмметта, прижавшего к себе Розали.

— Конечно, почувствуешь, — хохотнул тот. — Дикий, дикий голод. Сколько лет ты не ел?

— Ты не передумаешь? — Джаспер пристально посмотрел в глаза девушки. Та медленно, но уверенно покачала головой. — Тогда… — он неторопливо откусил плод. Кейт долго внимательно смотрела ему в глаза и наконец еле заметно кивнула.

— У тебя очень красивый родной цвет глаз, — прошептала она, с легкой улыбкой прижимаясь к плечу Джаспера.

Карлайл почувствовал почти неощутимый толчок в бок. Еле заметным движением Эсми кивнула в сторону Беллы и Эдварда. Карлайл поднял глаза и увидел разочарование и решимость на лице девушки. Белла не ждала такого поворота, но отказываться от принятого решения не собиралась.

— Я всегда шагала не в ногу. Буквально спотыкалась по жизни. Я не была нормальной. Я не нормальная, такой и буду. Я столкнулась со смертью, утратами и болью в вашем мире, но почувствовала себя более сильной, более настоящей, самой собой. Это и мой мир тоже, потому что я оттуда. Дело не только в Эдварде, не только в вас. Я нашла свое место в жизни, и не откажусь от него.

Наполовину спустившийся с лестницы Эдвард резко повернулся. Для него, в отличие от самого Карлайла, решение Беллы стало полной неожиданностью.

— Ты не понимаешь…

— Понимаю. И теперь ты не можешь мне сказать, что дороги назад не будет. Она есть.

— Ну знаешь ли, не каждый день есть возможность выпросить яблоко, — фыркнула Кейт. Эдвард так и замер посередине лестницы.

— Уж что-что, а время у нас будет, — Белла упрямо поджала губы.

— И не только у вас, — мелодичный голос Элис словно разрядил возникшее напряжение. Она подошла ближе к Кейт и Джасперу и по очереди обняла обоих. — Я не рискну. Я ничего не помню из своей человеческой жизни. Но то, что мне удалось узнать, меня пугает. Меня многие считают странной сейчас, когда я почти справляюсь с видениями, но вдруг человеком я опять не смогу жить с ними нормально?

— Мы сможем помочь… — Джаспер попытался было ее переубедить, и Карлайл был благодарен ему за эту попытку. Однако Элис нетерпеливо его перебила.

— Нет. Я не хочу снова оказаться в психбольнице человеком без своего имени, потому что мое имя уже давно написано на одной из могил, потому что даже собственным родителям я казалась слишком больной, слишком ненормальной. И не хочу вешать эту проблему на вас. Я просто боюсь что-то менять. И, в конце концов, мы же не прощаемся, — в голосе Элис не было сомнений. И Карлайл вдруг почувствовал, как отпускает его ощущение какой-то безысходности, появившееся после слов Беллы. Семья не распадется, как он боялся. Просто у каждого из детей свой путь. Они и так засиделись дома.

— Ни в коем случае, — Кейт крепко обняла ее в ответ. — Я все понимаю. И, если вдруг ты все же решишься, обещаю, что мы найдем возможность…

— Но ты не обещаешь Эду и Белле…

— Белле понадобится достаточно времени, чтобы перестать наслаждаться новой жизнью, — развела руками Кейт, — если я пообещаю и им тоже, то это обещание, боюсь, перейдет по наследству нашим внукам. Или правнукам, — девушка улыбнулась уголком рта и повернулась к Карлайлу и Эсми.

В корзине оставалось четыре яблока.

Карлайл бросил на жену вопросительный взгляд. Эсми медленно опустила ресницы и покачала головой.

— Я не буду решать. Мне важнее быть рядом с тобой, а человеком или вампиром — мне не так важно.

— И все же…

— Карлайл, — Эсми мягко улыбнулась, — твоя сущность тяготила тебя настолько, что ты ушел от Вольтури и нашел свой путь. Но я знаю, что она тяготит тебя и сейчас. И что ты ненавидишь зависимость от крови и причиняемые из-за этого страдания, пусть даже животным, а если так, то о чем тут думать, — с этими словами она взяла из корзины два яблока и протянула одно мужу. Карлайл благодарно кивнул. Они останутся половинками целого, а остальное правда не так важно.

— Если все всё решили, то у меня остается один вопрос, — раздался жизнерадостный голос Эма, — может мы все-таки отправимся куда-нибудь и нормально поужинаем? Есть-то хочется, — последние слова утонули в общем хохоте.

***

Джаспер остановился в зале около стола. В корзине одиноко лежали два небольших яблока.

— Пойдем спать? Все уже разошлись, — Кейт неслышно подошла сзади. Действительно неслышно — ковер в зале хорошо поглощал звуки, и теперь Джаспер не мог различить настолько тихие шаги. Но чувствовать присутствие Кейт он не перестал. Что это — оставшийся дар или что-то еще, более личное, — разобраться можно было и завтра.

— Осталось всего два. Ты знала, что так получится?

Девушка задумчиво провела пальцем по ручке корзины.

— Нет. Просто… знаешь, ваша семья…

— И твоя тоже.

— Нет, давай честно, все-таки в первую очередь ваша. Так вот, вы очень хорошо меня приняли, и дело не в той стычке с Аро и благодарности, действительно хорошо, с вами я наконец почувствовала какое-то человеческое тепло, словно вернулась из каземата к нормальной жизни. И мне было нечем вас отблагодарить, кроме как дать вам возможность такого же возвращения.

— Мне есть кому ещё быть благодарным за, как ты говоришь, возвращение к нормальной жизни. Если у тебя не было планов, может, ты позволишь? — Джаспер протянул руку к корзине. Кейт понимающе кивнула.

— Конечно. Только, может все-таки завтра?

— Кто меня учил ценить каждое мгновенье? Теперь у меня нет вечности, мне есть что ценить, и нет возможностей откладывать. И потом, там сегодня такая потрясающая луна… — Джаспер протянул руку.

— Куртку надень, — фыркнула в ответ девушка. — Теперь ты вполне можешь замерзнуть, — и привычным движением скользнула пальцами в его ладонь.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"