Дамбигуд & Волдигуд

Автор: Мята Перечная
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:АД, В, Корнелиус Фудж, Долорес Амбридж, Аластор Хмури
Жанр:AU, Action/ Adventure
Отказ:Герои и мир Поттерианы принадлежат Роулинг
Аннотация:Дамблдор - интриган с сомнительной моралью? Том Риддл - мировое зло? Да ладно! В любом можно найти что-то хорошее, если это не Долорес Амбридж!
Комментарии:Фик пишется по заявке на Фикбуке "Волдеморт и Альбус Дамблдор против Министерства Магии"
https://ficbook.net/requests/516490
Планируется чистый джен
Каталог:нет
Предупреждения:OOC, AU
Статус:Не закончен
Выложен:2019-11-17 22:58:22 (последнее обновление: 2019.11.28 21:36:33)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Кентавры

Сегодня в Хогвартсе должен был начаться очередной учебный год. Эльфы заканчивали уборки спален, делали заготовки для вечернего пира. Пивз старательно писал над входом нецензурное приветствие, но при виде Дамблдора улетел прочь, распевая во все горло. Все было в порядке, так, как и должно быть. Дамблдор обошел весь замок, от Астрономической башни до кладовых, и, наконец, вышел наружу. Вот-вот должны были прибыть новые ученики.
Внимание директора привлек непривычный звук - топот множества копыт. Мерлин, это еще что такое?! Магловская армия? Нет, не может быть, он уже лет 80 не видел кавалерии...
Скоро с юга показалась странного вида толпа. Присмотревшись, директор не поверил своим глазам и быстро двинулся навстречу.
Толпа состояла из кентавров. Они спотыкались, устало перебирали копытами с таким видом, будто их гнали уже не один десяток миль, но продолжали идти – упорно и без малейшего энтузиазма. Над стадом летел на метлах довольно большой отряд волшебников в серых мантиях. Не нужно было обладать опытом Дамблдора, чтобы понять, что кентавров ведут под Империо – палочки авроров указывали на стадо, а кентавры, известные своей независимостью, шли с тупой покорностью тягловых лошадей.
- Добрый день. Могу я поинтересоваться, что здесь происходит?
- Здравствуйте, господин директор! Вот перегоняем этих на новое место жительства!
- Это ведь то стадо, которое живет в Шервудском лесу - последнее в Англии? Вы их депортируете? Но почему?
- Депортация – это для иностранных колдунов, - назидательно ответил один из авроров – видимо, главный. Пользуясь тем, что начальство отвлеклось, конвой остановился. Повинуясь их палочкам, остановились и кентавры. – А эти – по сути, просто лошади! Вы, может, слышали – весь Шервудский лес принадлежит теперь Министерству Магии.
- Нет, впервые слышу.
- Ну как же, в «Ежедневном пророке» печатали... там будет... короче, что-то полезное будет. Ну и попросили их освободить территорию, а они...
- Кентавров нельзя попросить, а приказывать им бесполезно.
- Позвольте не согласиться, сэр. Видите – получилось же!
- Вижу. Массовое Империо.
- Да что им сделается!
- У кентавров очень тонкая психика. Империо может нарушить их связь с природой, лишить дара предвидения…
Едва начав объяснять, Дамблдор уже понимал, что это бесполезно. Одни авроры переглядывались, ухмылялись, другие – как вон тот, высокий, с грубым лицом – откровенно скучали, но все до одного продолжали держать кентавров под прицелом волшебных палочек.
- Сколько раз у них был привал?
- Какие привалы, сэр, некогда, мы и сами все держимся только на Бодроперцовом!
- У этого кентавренка сбито копыто. И у черного кентавра тоже, и у тех двоих... Вон та кентаврида беременна, накладывать Империо на нее было вообще недопустимо!
Начальник конвоя ответил непонимающим взглядом.
- Позвольте мне хотя бы оказать помощь раненым.
- Нет времени, господин директор. Шервудский лес нужно срочно освободить, у нас еще три таких же партии, сейчас доведем этих до места и...
Обернувшись, начальник обнаружил, что аврор с грубым лицом отлетел на метле в сторону от стада, выводя кентавренка из толпы, уложил его на траву и начал колдовать Исцеляющее на сбитую ногу.
- Ты что вытворяешь, придурок! А ну верни его в стадо!
- Он не дойдет, сэр, - проскрипел аврор. На редкость неприятный голос, Дамблдор был уверен, что уже слышал его, но где?
- Грейбек, ты еще спорить со мной будешь?! Инкарцеро! Левикорпус! Опаньки... вот так вот... – начальник конвоя перекинул связанного подчиненного на спину одного из кентавров посильнее. – У нас вообще-то строгая дисциплина, вот только оборотни срываются иногда. Зверьё, что с них взять! Ничего, Грейбек, и тебя отдрессируем!
- Вы, кажется, очень спешили, - холодно напомнил Дамблдор.

Скоро должно было начаться распределение, потом – праздничный ужин. Ни разу за годы директорства Дамблдор их не пропускал. Но сегодня он пошел в лес, вслед за невезучим стадом.
- Вы, конечно, подумали, как кентавры воспримут переселение, очнувшись?
- Да кому это интересно? Пусть хоть все передохнут, они ведь не волшебники!
- Господа, совсем близко от леса – магическая школа. Деревня Хогсмид. Магловские поселки, наконец! А вы привели сюда самый воинственный из магических народов!
- Сэр, ну вы как-нибудь, это... разрулите ситуацию, вы же сможете!
Некоторые из кентавров легли на землю, другие начали оглядываться по сторонам.
- Всем аппарировать в Шервудский лес! Действие Империо кончается, сэр, шли бы вы тоже отсюда! Левикорпус! – и авроры один за другим аппарировали прочь, не забыв забрать наказанного Грейбека.
Дамблдор остался один против толпы кентавров. Он мысленно выделил тех, кому понадобится помощь, но они уже приходят в сознание – значит, не подпустят, придется ждать неизбежного взрыва... Как только кентавры поняли, что оказались в незнакомом лесу – потянулись к оружию и, не обнаружив луков, пришли в ярость. Громко угрожая поубивать всех магов, они двинулись в сторону Дамблдора. Аппарировать к школе не составило бы труда, но для начала нужно было кое-что прояснить.
- Народ кентавров! – громовым голосом начал Дамблдор.
- Предатель! Ты один из них! Такие, как ты, обманом изгнали нас из родного леса! Мы вернемся, мы проложим себе дорогу домой по трупам магов! Англия будет залита кровью, как при наших предках-римлянах!
- Вашего родного леса больше нет.
Дамблдор презирал себя за эту ложь, но разъяренное стадо нужно было остановить любой ценой.
- Между этим лесом и местом, где был Шервудский – сотни миль, и не через волшебные земли, а через магловские. Великий вождь, ты знаком с магловскими автомобилями? А с их поездами?
Стадо угрюмо молчало и слушало. Да, они явно знали о магловском транспорте – и судя по их реакции, боялись его.
- Может быть, вы знакомы и с их обычаями охоты? Против ваших луков в ход пойдут ружья! Да, великий вождь, им не знакомо понятие чести!
- И что же ты хочешь, презренный сообщник предателей?
- Хочу, чтобы вы проявили мудрость и дальновидность, присущую вашему древнему народу. Никто не желает вам зла. В этом лесу вы найдете все, что только нужно кентаврам. Здесь есть дичь для охоты, есть вода, есть и источники волшебной силы. Сюда не заглядывают маглы. Вы можете поселиться здесь навсегда.
- Красиво говоришь, сладкоречивый!
- Ты лжешь!
- В чем подвох, волшебник?! Какое еще предательство вы затеяли?!
- Подвох есть, - спокойно согласился Дамблдор. – Неподалеку от леса – школа магов. Несколько сотен детей и молодняка. И если хоть на одного из них нападут кентавры... – он сделал паузу, обводя строгим взглядом злые бородатые лица, - если в этих местах прольется хоть капля крови, я больше не буду таким гостеприимным.
Он больше не казался безобидным стариком. Казалось, Дамблдор стал еще выше, длинные седые волосы красиво рассыпались по плечам, голубые глаза холодно сверкали сквозь очки-полумесяцы.
На кентавров мягкая угроза не произвела впечатления. Несколько мускулистых самцов во главе с вождем подскакали к волшебнику, встали на дыбы, занесли над ним передние копыта, но Дамблдор уже выхватил палочку и невербально наколдовал одну из модификаций Протего – прочный воздушный щит возникал на небольшом расстоянии от колдующего, и его можно было перемещать движением палочки. Копыта кентавров скользнули по невидимому щиту, двое упали. Дамблдор переключился на тех, что еще оставались на ногах и, выкрикивая угрозы, попытались обойти щит. Он повторил заклинание, чтобы увеличить площадь щита, не спеша двинул волшебную палочку вперед, и щит медленно и неотвратимо, как невидимый пресс, поволок кентавров по земле, как они ни упирались копытами.
- Я знал, что так будет. Народ кентавров признает только силу, а сил у меня, поверьте, достаточно. – Голос старого мага ронял холодные слова в полной, мрачной тишине, лишая кентавров боевого духа. – Не трогайте людей, и мы не тронем вас.
Признав поражение, кентавры напоследок все же показали характер – к раненым Дамблдора так и не подпустили.
Когда Дамблдор вернулся наконец в Хогвартс, церемония распределения как раз заканчивалась. Он стремительно пересек Большой зал, прошел к столу преподавателей, но не стал садиться, дожидаясь, пока Шляпа выскажется о последнем из первоклассников. Как только мальчишка уселся на свое место, Дамблдор сказал:
- У меня важное объявление для всех вас. Лес, что рядом с территорией школы, объявляется Запретным. Ученикам нельзя там бывать, что бы ни случилось, и если кто-то будет обнаружен в лесу – он будет немедленно исключен. В лесу живут весьма опасные волшебные расы, и я надеюсь на ваше благоразумие.
И, забыв сказать напоследок хоть что-то ободряющее, Дамблдор резко оборвал речь и сел. Есть ему не хотелось, но преподаватели забросали его вопросами:
- Альбус, что происходит?
- Вы на себя не похожи!
- Сэр, а как же сбор волшебных растений, мне скоро понадобятся те, которые только в лесу растут!
Как ни странно, депортацию кентавров никто не видел – все в этот момент были заняты в замке.
Когда Дамблдор коротко рассказал коллегам о новых соседях Хогвартса, Макгонагалл растерянно прокомментировала:
- Да, слышала, что в Шервудском лесу будет гостиница, но и представить не могла…
- Гостиница?!
- Да, роскошный отель для волшебников, с ВИП-услугами, говорят, это проект Корнелиуса Фуджа, хотя формально он будет принадлежать Министерству…
Дамблдору окончательно расхотелось есть, и он вышел из-за стола.
Через пару дней почтовая сова доставила директору письмо из Министерства – цветистые благодарности за проявленную лояльность, уверенность, что Дамблдор найдет общий язык с оскорбленными кентаврами – кто, если не он… Дамблдор аккуратно свернул письмо в трубочку и еще аккуратнее отправил его в камин. Он провел с кентаврами успешные переговоры, удержал их от неконтролируемой агрессии, все сделал правильно… и почему-то чувствовал себя подлецом.
Когда письмо из Министерства догорело, Дамблдор придвинул к себе пергамент и взялся за перо. Его интересовала судьба аврора по фамилии Грейбек, который осмелился нарушить приказ начальника конвоя, и он отправил запрос в аврорат.


Глава 2. Оборотень

Выяснилось, что Грейбека в тот же день уволили, не забыв оштрафовать на две тысячи галлеонов. Скримджер ограничился бы выговором, но обозленный Хадсон – тот, что руководил депортацией кентавров – накатал докладную напрямую Фаджу. Грейбек работал в Отделе Нарушений Общественного Порядка – или, попросту, говоря, у «хулиганов», и вдобавок подрабатывал охранником на «этажах 0». Регулярно принимал аконитовое зелье, и нападений на людей в волчьем обличье за ним не числилось. Разнимая драки и пресекая хулиганства, бывал достаточно агрессивен – впрочем, за рамки не выходил. Отличался необыкновенной выносливостью, когда дело касалось физической нагрузки, а вот к кабинетной работе был вообще не способен.
- Тут ведь главное, сэр, найти к подчиненному подход. Я считаю, любого можно приспособить к делу – не за совесть, так за страх, не за страх – так ради интереса… да Вы и сами знаете. Грейбек сроду ни одного отчета не написал, он вообще писал с трудом. Все годы, что он здесь работал, я знал, что документы за него оформляют ведьмы из того же отдела.
- Ну и сотрудник! Не думал, что аврорат занимается подобной благотворительностью.
- Зря иронизируете, сэр. Работать-то кто будет? Патрулировать Дрянналлею сутками, Диагоналлею я даже в расчет не беру! Дежурить, охраняя камеры, опять же сутками! Сопровождать заключенных в Азкабан и обратно! Мы с ним мерились силой, не отрицаю, было. Но когда он вышел из госпиталя - признал меня вожаком, мои приказы не оспаривал. А вот Хадсон слабоват, пожалуй. Злости в нем достаточно, а вот умений маловато. Так и должно было случиться – Грейбек должен был попробовать его на прочность…
Скримджер закурил и надолго замолчал.
- Строго между нами, сэр… Мутное это дело, с переселением кентавров. Они ведь – не люди, не так уж много мест в Англии им подходят. Мы лишили их последнего.
- Надеюсь, Вы преувеличиваете, Руфус. Запретный лес достаточно велик, в нем найдется место для любого.
- А когда Министерству понадобится и эта территория? Вот то-то и оно.

Фенрир Грейбек жил в одном из магических пригородов Лондона. Интерьер Дамблдора поразил – аскетичный минимализм пополам с запущенностью. А вот сад был хорош. У Дамблдора возникло сильное подозрение, что в полнолуния, возвращаясь домой ночевать, Грейбек оставался спать под открытым небом, прямо на нестриженой лужайке.
Дамблдор попытался объяснить, что ему нужно, но Грейбеку было неинтересно. Только когда директор Хогвартса предложил пойти перекусить, Грейбек наконец ответил.
- У меня нет денег, ясно? Ни галлеона! Что было – ушло на поганый министерский штраф.
- Я угощаю.
Оборотень ухмыльнулся, показав крепкие желтоватые зубы.
- Тут недалеко ресторанчик есть. «Плоть и кровь» называется.
Дамблдор моргнул.
- Наслышан… Но ведь это, кажется, на Дрянналлее?
- Боитесь?
Дамблдор поднял седые брови.
- Я?

«Плоть и кровь» была самым грязным магическим кабаком, который Дамблдор видел. Впрочем, опыт по части кабаков, тем более грязных, у него был небольшой. Название говорило само за себя – это был ресторан для оборотней и вампиров, и подавали здесь сырое мясо и кровь во всех видах. Дамблдор пытался дышать как можно реже – слишком уж резкими были запахи. После нескольких Эванеско их стол и скамьи перестали быть липкими.
- Что желаете? Плохо выглядишь, Грейбек! – заявил томный вампир-официант с прилизанными черными волосами.
- Не твое дело. Свиную рульку мне, а на второе – кусок бараньего бока, вот такой. – Раздвинув большие руки с обломанными ногтями, Грейбек показал размер порции.
- А твоему другу?
Дамблдор заказал бифштекс «с кровью» и карпаччо из говядины.
- Экстравагантный заказ… я хотел сказать – отличный выбор, но придется немного подождать! Что будете пить?
Оборотень отказался от кипяченой воды, с презрением отверг колодезную и ключевую и остановил свой выбор на воде из Дервентуотера. Дамблдор выбрал кипяченую.
Первое блюдо оборотень жрал с таким наслаждением, что Дамблдор не стал его прерывать. Он без особого аппетита цеплял вилкой тонюсенькие кусочки карпаччо и пристально рассматривал своего визави. Светло-серые волосы Грейбека были невероятно густыми, по ним хотелось провести рукой. Глубоко посаженные глаза под выступающими надбровьями. Острые, будто топором вырубленные скулы сужались к выступающим челюстям. Грейбек явно голодал последние несколько дней. Скорее всего, ждал трансформации, чтобы поохотиться… на кого?
Отодвинув блюдо с обглоданной костью, оборотень откинулся на спинку и вместо «спасибо» заявил:
- И к чему это все?
Дамблдор повторил то, что он пытался донести до Грейбека еще в начале встречи.
- Работать в этой Вашей школе? Преподом? Как Вы себе это представляете?
К их столику подошла вампиресса, одетая в узкое черное платье. У потусторонней красотки были синие губы, мертвенно-бледные щеки и черные тени под глазами.
- Фенрир, дорогой, как поживаешь?
- Отвали, Кэрри, - проворчал Грейбек.
- Ты та-акой строгий, - кокетливо промурлыкала вампиресса. – Ты ведь уже не при исполнении, можем поразвлечься! Хочешь меня арестовать по старой памяти? – она игриво протянула Грейбеку тонкие руки, выставив запястья. – А твой друг, кажется, здесь впервые? Могу обслужить со скидкой, сэр! – Она плотоядно облизнулась.
- Милая девушка, у нас с Фенриром здесь что-то вроде свидания. Я хотел бы провести весь сегодняшний вечер с ним. – И Дамблдор нежно улыбнулся Грейбеку через стол.
- Фенрир?! – Проститутка так возмущенно глянула на оборотня, будто он разбил ей сердце, и, не найдя больше слов, отвалила.
Грейбек тоже был шокирован.
- Что это сейчас было?! – прорычал он. – Вам что, насрать, что о вас подумают?!
- Мне все равно, а Вам разве нет? Зато она нам больше не помешает. Иначе она бы так и не отстала, она очень голодна, Вы заметили, какой у нее цвет лица? Ваше здоровье, Грейбек. – И Дамблдор поднял бокал с чистой водой с таким видом, будто это было коллекционное вино.
- Вернемся все же к делу. Что Вы чувствовали, когда перегоняли тех кентавров? Когда уставшие и больные начали слабеть и падать?
- Хотел ли я попробовать кого-то из них на зуб? Вы наслушались, что волчьи стаи отбивают от стад в первую очередь самых слабых? – Грейбек зло усмехнулся. – Во время трансформации – может, и захотел бы. Только я уже много лет принимаю аконитовое зелье – с тех пор, как работаю. И помню, что кентавры – такие же, как мы. – Желто-зеленые глаза смотрели на Дамблдора пристально и неприязненно. – Их раса древнее, чем волшебники, у них всякие способности хитрые, а их все равно держат за дерьмо. И кто?! Людишки, которые без палочек ничуть не сильнее маглов! Вот вы – на что вы способны без палочки?
Дамблдор много чего мог, но перебивать не стал.
- Я ведь почему в аврорат пошел? Чтобы доказать всем, что МОГУ. Скримджер – он справный мужик, хоть и волшебник. И у него в команде есть еще несколько…
- Сильнее Вас?
- Не сильнее. Другие. Они лучше знали, кого искать, а я знал – как. Волки различают тысячи запахов, чтоб вы знали. А еще я допросы вел хорошо. Страх – он тоже имеет свой запах, и когда задержанные начинали врать, изворачиваться – сразу вижу. А теперь вот… - Оборотень замолчал.
- Что ж, в Хогвартсе есть возможности для Вашей самореализации. Мои условия просты – 500 галеонов в неделю. Обеспечить привычное для Вас меню мы тоже сможем…
- Сам смогу, - проворчал Грейбек. – Волк я или кто?
- Мои просьбы будут немногочисленными. Не применять физическое насилие на уроках. Как и на вашей прежней работе – принимать ликантропное зелье, у нас в штате есть прекрасный зельевар. Не использовать нецензурную брань. И напоследок – принимая пищу за преподавательским столом, я прошу Вас пользоваться ножом и вилкой.
- Хренасе! – возмутился оборотень. – Другие условия еще более-менее, а это последнее – полная фигня! Жрать буду у себя!
- Значит, договорились?
В этот момент к их столику снова подошли. Широкоплечий мужик с темно-серыми волосами неприятно скалился.
- Зачем ты привел сюда человека, Грейбек? Гадишь всем нам в душу? Думаешь, тебе все позволено? Вся Дрянналлея знает, ты больше не аврор! Как ты думаешь, что я с вами сделаю?
Грейбек, опустив глаза, молчал, будто струсив… и вдруг негромко произнес «Импедимента». Руку с палочкой он вытягивать не стал – так и колдовал из-под стола. Сероволосый оборотень отлетел на несколько шагов, и Дамблдор, поняв, что он сейчас врежется в барную стойку, неторопливым движением послал в него Левикорпус. Не долетев до стойки буквально пару дюймов, оборотень взлетел под потолок.
- Мой юный друг, я – не просто человек, - Дамблдор поднялся из-за стола и, задрав голову, невероятно доброжелательно взглянул на незнакомого оборотня. Остроконечная шляпа с серебряными звездами каким-то чудом держалась на его запрокинутой голове. – Позвольте представиться: Альбус Дамблдор.
Из разных углов послышались сдержанные ахи и охи.
- Возможно, вы читали обо мне в газетах, вы ведь умеете читать? Нет? Виноват, вам удобно там, наверху?
Движения оборотня были плавными и очень замедленными после Импедименты Грейбека. Он неловко копошился под потолком, пытаясь добраться до стены, чтобы слезть по ней. Дамблдор качнул палочкой туда-сюда, и оборотня провезло по потолку. С потолочной балки сорвалась парочка недовольных летучих мышей.
- Вижу, удобно. Тогда повисите там пару часиков. До свидания! – Дамблдор сияющее улыбнулся, дружески помахал вампиру-официанту и барменше-оборотню за стойкой. – Отличный ресторанчик, мне у вас понравилось!


Глава 3. Большой Волчий Облом

Дамблдор принял Грейбека на вакансию «преподавателя физической подготовки для волшебников», создав эту должность специально для него. Во всех спальнях учеников, от слизеринского подвала до гриффиндорской башни, звучало недовольное ворчание. Какая еще физическая подготовка, магия – ответ на все вопросы! Все преподы посчитали своим долгом высказать директору свое «фи» - опасно, не нужно, лишнее, по-магловски… Так было, пока Грейбек не начал вести уроки.
Его задания казались одним сплошным вызовом. Слабо выбраться из запертого помещения без помощи магии? Слабо переплыть Черное озеро? А туда-обратно? Говорите, уже проходили боевые заклинания? Значит, сможете выдержать магический поединок в течение часа! Что значит «нет»? Он настойчиво добивался от учеников такой же выносливости, быстроты движений, меткости, ловкости, которыми обладал сам. Дамблдор напоминал новому преподавателю, что это невозможно в принципе, на что бескомпромиссный оборотень заявил: «Так пусть стараются, главное – стремиться».
Большинство учеников воспринимали каждый новый вызов оборотня как опасную, но жутко интересную игру и не особо вникали, зачем это все нужно. Некоторые пытались жаловаться на Грейбека в письмах домой, но родители быстро напомнили, что при аресте у волшебника в первую очередь отнимают палочку; что гоблины во время войн никогда не нападали на магов в одиночку; что жизнь не всегда будет подсовывать честных, воспитанных противников нужной весовой категории…
В преподавательский коллектив Грейбек, в принципе, вписался. Он был из так называемых истинных оборотней – ликантропия передалась ему не через укус, а по наследству, от отца и матери. Он с детства слышал истории о далекой старине, когда оборотни селились вместе, образовывая целые деревни, а во время полнолуний дружно трансформировались и покидали дома, образуя обычную волчью стаю. И сейчас Грейбек считал, что иерархия в школе очень похожа на волчью – правда, пар в этой странной стае не было. Дамблдор был понятно кем - вожаком. Шизоглазу Хмури, преподавателю ЗОТС, Грейбек отвел почетное второе место. Они были хорошо знакомы еще по аврорату, недолюбливали друг друга, но в магической силе Хмури оборотень не сомневался. Хагрида Грейбек считал намного ниже себя в иерархии, Флитвика и Филча и вовсе зачислил в душе в категорию «старых самцов» - сил нет, зубы сточились, зрение ослабело, выгонять таких из стаи не принято, а толку на охоте нет. Привидений, в том числе и Биннза, он и вовсе не принимал в расчет. Женщины… ну, у волчиц своя иерархия, не слишком интересная грозному самцу. Правда, то, что женщина-кошка явно была среди них главной, Грейбек одобрял. Он считал, что анимаги – более высокоразвитые существа, чем простые волшебники.
А вот со Снейпом оборотень ошибся. Поначалу он свысока отнесся к тощему, хлипкому, вечно мрачному зельевару… пока тот, глядя в оборотню в глаза, не обозвал его «неандертальцем, которое не дотягивает даже до магловского физрука». Кто такие физруки и тем более неандертальцы, Грейбек знать не знал, но судя по интонации, Снейп явно пытался оскорбить. Грейбек потянулся за палочкой, но, недооценив противника, не слишком спешил. Зельевар, тот еще невротик, не дожидаясь заклинания, наколдовал Протего такой мощности, что Грейбеку так и не удалось его пробить. Правда, Снейп тоже в него не попал ни разу. Неизвестно, чем кончился бы поединок – вмешался директор, и гриффиндорцы и слизеринцы, которые уже начали было делать ставки, разошлись разочарованными. Только после этого Грейбек оценил Снейпа как равного и даже нашел в нем что-то хорошее – зелье готовит отличное, несмотря на конфликты, да и волчат натаскивает… в смысле, преподает неплохо. Снейп тоже стал вести себя с Грейбеком более сдержанно, в душе невзлюбив его еще сильней. Он вообще не жаловал оборотней, к тому же считал, что в Хогвартсе достаточно одного безжалостного перфекциониста.
Во время трансформаций Грейбек переставал вести занятия, но не прятался. Ученики расступались, когда крупный светло-серый волк проходил по коридорам замка. Дамблдор подозревал, что охотится он в том числе и в Запретном лесу. Но, к облегчению директора, кентавры не приходили с претензиями, а эльфы не находили в комнатах оборотня ни человеческих, ни конских костей.
Идиллия не продлилась и семестра. В один прекрасный момент в Хогвартсе появилась с проверкой помощница Министра Магии Долорес Амбридж. Она со скучающим видом прошлась по теплицам Спраут, по прекрасно оборудованной лаборатории и квиддичному полю. Единственное, что ее по-настоящему заинтересовало – урок физической подготовки. Когда урок закончился, она заявила Дамблдору, что Грейбека необходимо уволить. Оборотень среди милых детишек – это же ужасно, неужели Дамблдор этого не понимает? Напрасно директор объяснял, что Грейбек регулярно принимает зелье, прекрасно справляется, что ученики многому научились, а их родители, как и Попечительский Совет, довольны новым преподом. Амбридж озаботилась оформлением приказа за подписью министра и не уезжала из школы, пока Грейбек ее не покинул.


- Как все прошло?
- Просто идеально, дорогой Корнелиус. Информация Краббе полностью подтвердилась. Правда, я не могу оформить ее как жалобу – этот тупица не смог найти в Грейбеке хоть что-то плохое, - Амбридж раздраженно поджала губки. - Но, как видите, нам это не помешало.
- Думаете, оно того стоило?
- Уверена. Вы бы видели этот его урок! Хуже, чем занятия Хмури… впрочем, до него я еще доберусь. Это настоящая боевая подготовка, Корнелиус.
- Под крылом у Дамблдора, - продолжил министр ее невысказанную мысль. – Вы очень вовремя пресекли это безобразие, Долорес. Более того, я считаю, что оборотнями нужно заняться вплотную. Слишком много поблажек они получили в последние годы, хватит.
Амбридж жеманно улыбнулась.
- Довольно о делах, дорогой Корнелиус. Я слышала, что в магическом театре поставили новый спектакль.
Фадж прекрасно знал, чего она добивается. Иногда он делал вид, что не понимает намеков помощницы, а иногда шел ей навстречу. Уже не первый год, умудряясь оставаться в рамках приличий, она старалась привлечь его внимание – очень вежливо, ненавязчиво, скучно, серо… В Министерстве Амбридж считали посредственностью, которая просто умеет держать нос по ветру. Ха! То, как она ловко делала карьеру, говорило само за себя! Брак между волшебниками имел интересный побочный эффект – супруги начинали влиять и на характер, и на магию друг друга, и в итоге это сказывалось на судьбе обоих. И женитьба на такой вот карьеристке принесла бы ему немалую пользу. Вот если бы только она не была такой страшной! Амбридж, улыбаясь, склонила кудрявую голову набок. Из-под мантии выглядывали толстые щиколотки и безвкусные розовые туфли с золотыми пряжками. Да еще маленькая и толстая! Фадж и сам был невысоким и толстым и предпочитал рослых, стройных ведьм с яркой внешностью.
Он ответил Амбридж кисло-сладкой улыбкой.
- Если Вы не слишком заняты, дорогая Долорес, я возьму на себя смелость пригласить Вас на этот спектакль.
Да, пожалуй, он все же сделает ей предложение… вот только надо дозреть немного.

Амбридж очень добросовестно отнеслась к поручению министра «заняться оборотнями». Она подготовила очередной декрет, который запрещал оборотням работать в местах, где работа была связана с людьми. Начались массовые увольнения. Госпиталь Мунго очень не хотел терять целительницу, которая кусала самых тяжелых пациентов и сохраняла им жизнь. Но руководство госпиталя не могло нарушить декрет Министерства, это грозило им многотысячным штрафом.
По всей магической Англии стоял горестный вой.

Дамблдор как раз собирался принять на работу еще одного оборотня, и этот дурацкий декрет был издан совершенно не вовремя. Впрочем, Ремус Люпин учился в Хогвартсе как раз во время прошлой антиоборотневой компании, и все знали его как человека. Если он по-прежнему хранит свою тайну, проблем не будет. А вот Грейбек его по-настоящему беспокоил. Он ушел из Хогвартса молча, не слушая тех, кто пытался его утешить. Когда директор послал Хагрида его проведать, тот доложил, что не застал оборотня, и дом выглядит нежилым. На что Грейбек живет сейчас? А вдруг он собрался мстить Амбридж? До чего же мудрое у волшебников правительство, делает все, чтобы разозлить и перессорить всех и вся…
Дамблдор придвинул поближе вазочку с лимонными дольками и взялся за очередное письмо. Оно было адресовано в Албанию.
«Дорогой Том! Я прекрасно понимаю, почему ты столько времени не давал о себе знать. Проиграть выборы, да еще стать жертвой газетной травли – это крайне неприятно. Но сейчас политическая обстановка в Англии настолько усложнилась, что, пожалуй, пришло время для реализации твоих самых смелых планов. Подробнее расскажу, когда ты приедешь. Искренне твой, Альбус Дамблдор».
Поверх написанного Дамблдор нацарапал сложный иероглиф, и на месте откровенного текста проступили скучные вопросы о здоровье и погоде. В правом верхнем углу нарисовал маленького феникса – так Риддл поймет, что нужно дешифровочное заклинание. И если он хоть что-то помнит о Томе Риддле, то скоро у него появится верный союзник. Дамблдор удовлетворенно улыбнулся и пригладил бороду.



Глава 4. Заговорщики

Кабинет Дамблдора был очень просторным, но для сегодняшнего собрания он был, пожалуй, тесноват. Волшебники все прибывали – то выбирались из камина, то входили через дверь. Молодая ведьма с короткими ярко-фиолетовыми волосами прилетела на метле и постучалась в окно. Когда директор впустил ее, вместе с ней в кабинет влетел большой жук, но его никто не заметил. Дамблдор демонстрировал высший уровень трансфигурации, превращая листы пергамента в стулья и кресла, а Том Риддл расставлял их по обе стороны от большого письменного стола. Как и директор, Риддл приветствовал гостей, но в разговоры пока не вступал.
Он очень нервничал. Один за другим прибывали его бывшие сторонники - Малфой, Нотт, Эйвери, Краббе… Все они когда-то оказались достаточно смелыми, чтобы поддержать Риддла на выборах. Но тогдашнее Министерство Магии было с ними совершенно не согласно. Полукровка Риддл вполне годился, чтобы выполнять скучнейшую работу в Департаменте международного магического сотрудничества, но оказался недостаточно хорош, чтобы пытаться стать членом Визенгамота. Стоило ему выставить свою кандидатуру, началась настоящая травля. Том терпел, когда газеты соревновались в остроумии насчет его отца-магла, и скрипел зубами, когда Гонтов обзывали дегенератами, позорящими своего великого предка. Но когда Риддла и его сторонников начали обвинять в пытках и убийствах маглов, а также в активном использовании темной магии, он сорвался. Швырнул заявление об уходе на стол своего начальника, вопя, что ноги его больше в Министерстве не будет – да и вообще в Англии! Здесь, оказывается, одна сплошная грязь!
После его отъезда за границу те же нелепые, идиотские обвинения коснулись большинства его сторонников. Аврорат подозревал их в нападениях на маглов, в газетах их заклеймили, как Пожирателей Смерти… Отмазаться удалось всем, кроме четверых. Возможно, если бы Лестранжи заявили на суде, что полностью поддерживают политику Министерства Магии, обвинения бы сняли. Понятно же, что они были надуманными – сторонников Риддла просто ставили на место! Но Беллатриса, как всегда прямолинейная, не нашла лучшего момента, чтобы заявить о преданности Риддлу, а Лестранжи и Крауч ее поддержали! Умом Риддл понимал, что его возвращение в Англию ничего бы не изменило в их судьбе. И Лестранжи, и Крауч, и Блэки принадлежали к богатым и влиятельным кланам, и связи у них были получше, чем у Риддла. Но все эти годы он сгорал со стыда. Хреновым он оказался лидером. Сильный маг, но никудышный политик – не смог защитить своих! Что бывшие сторонники думают о нем? Как примут его сейчас? Какие мысли скрывает холодно-вежливый взгляд Малфоя и мрачное лицо Эйвери? Риддл уже готов был начать невербальную легилименцию, но тут появился последний приглашенный маг. Северус Снейп пришел через дверь, опоздав из-за занятий, и сейчас нерешительно вертел головой, выбирая место. Компания Мародеров сидела рядом с аврорами справа от директорского стола, а сторонники Риддла расположились слева.
- Снейп, реши уже наконец, с кем ты, - раздраженно заявил Сириус Блэк.
- С тобой я на одном поле не сяду, - огрызнулся Снейп и демонстративно отлевитировал последний свободный стул в сторону Пожирателей.
- Мальчики мои, не нужно, - вмешался Дамблдор. – Все мы здесь собрались по одному и тому же поводу. Не стоит ссориться – ведь сейчас у нас общий враг. Том, тебе слово.
- Что ж, перейдем сразу к делу, - как только стоящий у камина Риддл оказался в центре внимания, его нервозность как рукой сняло. Он всегда любил и умел работать с аудиторией – недаром когда-то мечтал стать преподом. – В качестве первой нашей мишени предлагаю ту самую гостиницу в Шервудском лесу. Насколько я знаю, она уже открыта. Как она называется, сэр?
- «Ноттингемский Шериф».
- Прекрасное предзнаменование, - улыбнулся Том, показав жемчужные зубы. – Тот, кто выбирал название, плохо знает магловские легенды.
Он неторопливо обводил взглядом своих бывших сторонников, колдунов в аврорской форме, остальных, пока еще незнакомых волшебников. Видел на их лицах разные оттенки интереса и тревоги... а вот тот седой тип с разными глазами излучает подозрительность... ничего, он и этого перетянет на свою сторону – и не таких убалтывал...
- Этого шерифа постоянно обводил вокруг пальца настоящий хозяин Шервудского леса, благородный разбойник. Мы с вами и станем этими добрыми разбойниками. Предлагаю совершить налет на гостиницу, как минимум – нанести такой ущерб, чтобы она не смогла работать, программа максимум – полностью ее разрушить. У этой акции две цели – отомстить за изгнанных кентавров и лишить Министерство источника дохода.
Третью цель – посмотреть, сможет ли эта разношерстная компания слаженно работать, а он – держать все под контролем - Том озвучивать не стал.
- Я не уверен, - проговорил Дамблдор. – Не думаю, что пора переходить к открытой агрессии.
- Что же Вы предлагаете, сэр?
- А я - за, - неожиданно заявил Люциус Малфой. И без малейшего стеснения пояснил: – Я сам хотел получить контракт на ее строительство!
- И я, - сказал Макнейр. – У меня друзья – оборотни!
- Я тоже, - негромко добавил Регулус Блэк. – Нечестно это все...
Поняв, что все на него смотрят, молодой волшебник сбился и покраснел.
- Братишка хочет сказать, что Фадж и его шайка не заслуживают честной политической борьбы, - сказал Сириус. Братья Блэк сидели порознь, но все время переглядывались. Их громко поддержали еще несколько слизеринцев.
- Отлично, - подытожил Риддл. – Тех, кто пойдет со мной, для ясности буду называть Пожирателями Смерти, – он цинично улыбнулся. Именно такое прозвище сторонникам Риддла дал когда-то «Ежедневный Пророк», голося в каждом номере об их преступной натуре.
- А мы назовемся Орденом Феникса. Будем символом добра, в отличие от некоторых, - мечтательно протянула Нимфадора Тонкс.
- Отставить символы. Тонкс, не позорь аврорат! – седой волшебник поднялся со своего места и встал рядом со столом Дамблдора. – Сколько, по-вашему, пройдет времени с момента, когда вы начнете бузить, до момента, когда в гостиницу прилетят авроры?
Все растерянно молчали.
- Не думали? А я знаю точно! Полчаса, не больше! И кто-то должен будет вас – недотеп и непрофессионалов – прикрыть!
Его настоящий глаз, маленький и черный, недоверчиво смотрел на заговорщиков, а волшебный – круглый и ярко-голубой – постоянно крутился в глазнице, сканируя все входы в директорский кабинет: дверь-камин-окно, камин-окно-дверь...
- Вы должны напасть, когда в аврорате будут дежурить Шеклболт и Тонкс! А это будет... – Хмури вопросительно уставился на молодых авроров, и те дружно отчеканили:
- Послезавтра!
- Итак! Группа Риддла - Пожиратели Смерти - нападает на «Ноттингемский Шериф» послезавтра в полночь! – рычал бывший аврор. – Первым делом – антиаппарационный барьер! После этого зачищаете первый этаж - обезвреживаете персонал, приводите в негодность кухню и ресторан, разрушаете все камины! Кто был там внутри и знает планировку?
– Я, - ответил Малфой. – Был на церемонии открытия. Вы позволите, сэр? – Он подошел к директорскому столу, взял пергамент и начал набрасывать план первого этажа. Остальные заговорщики тоже подошли и толпились вокруг, слушая пояснения Малфоя, где что находится. – А вот здесь, снаружи – магический источник, все услуги, связанные с восстановлением сил, зависят от него. Вот если бы его тоже... м-м... подпортить...
- Люциус, это неэтично! – строго взглянул на него Дамблдор.
- Нет ничего проще, - вмешался Риддл. – Осквернять источник не обязательно, мы просто сделаем так, что к нему нельзя будет подобраться. Несколько каменных плит из гостиницы, зачаруем как следует...
- Не отвлекайтесь, - оборвал его Хмури. – Четкости вам всем не хватает! Они, значит, вызывают авроров – или через один из каминов, или патронусами, прилетаете вы с Тонкс и под видом попытки ареста Пожирателей помогаете им наводить шухер! На втором этаже ваша цель – сделать номера непригодными для проживания! Выводите из строя водопровод, канализацию, идеально – если сможете сорвать крышу!
- А главное – до смерти напугать всех, кто там будет, - мягко перехватил инициативу Риддл. – Мы отобьем у волшебников всякое желание посещать эту жалкую министерскую ночлежку, и никто ни за какие сокровища не согласится там работать. И когда она придет в упадок...
- При этом – никаких человеческих жертв! – рявкнул Хмури.
- Все, что о нас писали в газетах – наглая ложь! – начал закипать Том. – Да я никогда...
- Вас бы как-то замаскировать, - негромко вмешался Ремус Люпин. – Ну, группу Пожирателей. Чтобы потом, когда все кончится, нельзя было обвинить никого конкретно.
Дамблдор одобрительно улыбнулся. Молодец парнишка! Он всегда был самым рассудительным из Гриффиндорской Четверки! Не зря он принял его на работу, Люпин еще себя покажет! Поразительно, какое единодушие проявили приглашенные сегодня волшебники – спорят только о мелочах, а в главном – необходимости этого нападения – все мнения сошлись! Пожалуй, он тоже поддержит молодежь...
- Они все могут принять Оборотное Зелье, - предложила Тонкс.
- У меня столько нет! – возразил Снейп. – И ингредиентов не хватит сейчас, чтобы сварить на десятерых!
– Я тут купил в хохмазине Зонко кое-что, для розыгрыша, - Джеймс Поттер достал из кармана мантии что-то небольшое, бледно-зеленое. – Маска. Кто хочет примерить?
Риддл взял предложенную маску и, отвернувшись, натянул ее на голову. Когда он обернулся, послышались возгласы и хмыканья, а Сириус громко рассмеялся.
Аккуратная прическа Риддла сменилась зеленоватой лысиной. Красивый, четко очерченный рот превратился в кривую безгубую щель. Носа, казалось, не было вообще. Карие глаза Риддла, обведенные красными кругами, тоже стали отсвечивать красным.
- Ну как? – весело спросил Риддл из-под маски.
- Отвратительно, - одобрил Дамблдор. – Боюсь, ты будешь сниться мне в кошмарах.
- Сильное зрелище, - согласился Нотт.
- Помню, в восьмидесятом мы брали зомби – он и то не был таким страшным, даром что жмурик, - сказал Хмури.
Малфой рассматривал Риддла с вежливым отвращением.
- Остальным Пожирателям лучше что-то попроще, - мягко высказался он. – Том – наш лидер, он должен выделяться.
Решили, что остальные Пожиратели будут в белых масках, а Гойл вызвался сделать их для всех.
- Есть идея, - заявил Снейп. – Операция будет ночью, большая часть постояльцев будет спать, так? Значит, маски должны светиться!
На тонких губах Снейпа играла коварная усмешка. Казалось, само зло смотрело из его черных глаз. Порывшись в своих бездонных карманах, он достал светящуюся пробирку. – Предлагаю слизь глубоководной рыбы!
Риддл рассмотрел протянутую пробирку, свечением остался доволен, но когда открыл – передумал.
- Рыбой пахнет,- объяснил он. – Мы должны устрашать! А не вонять, как рыбные ряды!
- Я знаю! Светящаяся краска из магловского магазина! – крикнул Сириус. Снейп наградил его неприязненным взглядом.
- А можно к аврорам присоединится несколько доброжелателей? Два-три храбреца, которые будут случайно пролетать мимо? – спросил Джеймс.
- Храбрецов будет четверо, не меньше! – поправил его Петтигрю.
- Как только испортите все, что можно – Пожиратели валят первыми! – заявил Хмури. – А вы, - обратился он к аврорам, - не даете постояльцам и персоналу улетать, начинаете всех опрашивать!
- И чем важнее постоялец – тем дольше, - кивнул Шеклболт.
Наконец все подробности первой акции устрашения обсудили, и заговорщики один за другим покинули директорский кабинет.
Рон Уизли, все это время просидевший на крыше, рядом с дымоходом, ведущим из камина Дамблдора, начал аккуратно вытаскивать из трубы подслуши. Подслуши оказались невероятно грязными - Огнезащитное Зелье пополам с копотью - и тут же испачкали его руки и мантию.
- Мордред, ну и грязища! А вдруг это не отстирается, мама меня убьет! А до нее убьют Фред и Джордж!
- Да ладно тебе, зато столько всего услышали!
- Убери уже эту штуку, только мешает! Все равно уже темно, никто нас не увидит!
Гарри снял с них обоих мантию-невидимку и начал ее сворачивать.
- А ты знаешь, где этот «Ноттингемский шериф»?
- Понятия не имею. Но в Пророке должно быть написано.
Мальчишки переглянулись, думая об одном и том же.
- Мой папа говорит, что Фадж скоро развалит все Министерство, - сказал Рон.
- А мой – что Фадж и его команда – просто говнюки, - добавил Гарри. – Этих вот Пожирателей Смерти и Орден Феникса запомнят как героев, боровшихся за справедливость!
- И мы тоже будем там! – закончил Рон.
Они взяли метлу Гарри и перелетели с крыши прямо в окно своей спальни.
Когда пламя в камине Дамблдора угасло, кабинет покинул последний гость – жучок, так никем и не замеченный.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"