Леди и Бродяга

Автор: Kassy
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:СБ/НЖП, семья Уизли, слизеринские студенты, РЛ/НТ, Кингсли
Жанр:Action/ Adventure, Drama, Missing scene
Отказ:На чужое не претендую.
Цикл:Другая Эйлин Принц [0]
Аннотация:Начало пятой книги. Орден Феникса собирается после многолетнего перерыва, Аврорат отслеживает настроения британских магов, Сириус Блэк сходит с ума в доме на Гриммо. И не только потому, что сидит взаперти, а ещё и из-за того, что согласился приютить в этом доме дочь ненавистного Северуса Снейпа.
Сириус - благородный гриффиндорец, он не будет срываться на вражеском ребёнке, как Снейп срывается на Гарри... Ведь так?

От милого старого мультика здесь только название. Но Бродяга здесь точно будет. А вот насчёт леди... Она постарается.
Комментарии:Фик является частью цикла, но в некоторых мелочах не совпадает с остальными: например, здесь Малфои называются не лордом и леди, а мистер и миссис. Автор решил отойти от фандомных штампов.

Некоторых персонажей автор любит, других недолюбливает, но старается сохранять объективность. Дамби- и уизлигада не будет, но и безусловно добрыми данных персонажей автор не видит.

Ожидается много флэшбеков от второ-, третье- и далеестепенных персонажей.

Северуса мало, и он неоднозначен. Впрочем, как и в каноне.

Автору будет очень интересно узнать ваше мнение. Автор любит поболтать, услышать обратную связь, ответить на вопросы (хотя по предыдущему опыту - уже мало на что надеется). Автор любит здешних персонажей и надеется сделать их объёмными и интересными))
Каталог:Книги 1-5, Второстепенные персонажи
Предупреждения:насилие/жестокость, OOC, UST, AU
Статус:Не закончен
Выложен:2018-11-03 15:09:14 (последнее обновление: 2018.10.31 21:17:57)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Чёрная дыра.

Мрак благороднейший и древнейший. Тьма. Мгла.

И еще треклятая туча смыслов треклятого чёрного слова. И сам он – туда же.

Блэк.

Нет, сам цвет он любил. (Любил? Любить? Это как вообще?) Две с половиной жизни назад. Цвет школы после отбоя. Цвет неба вокруг мотоцикла. Цвет школьных мантий – десять месяцев подальше от дома, так его растак!

Цвет доксиных яиц. Доксины яйца – вот так ругательство, Сохатый бы одобрил!

Вспомнил, для кого готовит комнату – радушный хозяин в отчем доме! – швырнул доксиным гнездом о стену. Тут же пожалел. Будь у бладжеров личинки, были бы такие же – злобные мелкие твари!

Завтра тут ещё одна поселится.

А всё-таки – вдруг она окажется другой?

Ага. Хорошо пошутил.

Так, убрать проклятых докси, пока не зашла Молли, а то снова ринется помогать, поучать, как вчера, позавчера и как пятнадцать лет назад. Доксины яйца, что за бардак!

А ведь было почти хорошее время. Да как хорошее – не паршивое. Год после Азкабана, под Хогвартсом, под боком с дементорами, жрать что попало и жить где попало, одна радость – рядом с Гарри, а ещё одна радость – рядом с Хвостом. Та ещё радость, но тогда была надежда, цель, азарт – поймать, расспросить, разорвать…

…держать в руках уродца – и так бездарно упустить. Ищи теперь, крысу… Хотя что его искать – Гарри сказал, Хвост у Лорда под боком. Всего-то – до Лорда добраться.

А ведь поймал бы, когда на гиппогрифе улетал. Не мог крысюк далеко уйти. Но гиппогриф – не мотоцикл, его не развернёшь. Зато и бензина не надо. Помнится, с Сохатым хотели покататься из страны в страну: сначала собирались – как закончат Хогвартс, потом – как победят Волдеморта…

Ну вот и вышло. И Хогвартс окончили, и по странам прокатился. Да и Волдеморта из-под земли бы достал и порвал бы голыми руками, потому что Хвост за его спиной прячется, нет Морда – нет Хвоста. Вот только для этого надо выйти из дома. Но хоть ногой за порог – сразу узнают. Ведь ему помогают, пока он помогает себе сам, – так, господин директор?! И Аврорат будет на его стороне лишь пока будет уверен в его благоразумии… пропади оно пропадом, благоразумие, ведь война начинается – война продолжается! – но нужно подождать, Сириус, переждать, потерпеть, отдохнуть и набраться сил, и быть на стороне тех, кто на правильной стороне, а не мешать им действовать, не создавать проблем – пока это и есть вклад в общее дело, а дальше посмотрим…

Доксины яйца!

А когда-то была школа. И был Друг. И было хорошо. Было – три жизни назад, до войны, до руин в Годриковой Впадине, до дементоров.

Когда-то был дом. Не этот – дом Поттеров.

Когда-то он совершил то, чего никому не удавалось… Почти подвиг – броситься в море, чуть не убиться. От холода сводит сначала лапы, потом руки и ноги, потом снова лапы, и вдруг накатывает безумное веселье – чёрт возьми, наконец-то помылся, впервые за проклятые двенадцать лет, только ради этого стоило сбежать! А затем доходит, ради чего бежал и куда бежит, и смех пропадает, будто дементор пролетел. До берега плыть и плыть, и чёрта с два взберёшься на эту скалу, она же корявая, как рога у гриндилоу! Но доплыл, взобрался – чёрт знает на чём, на ненависти. К Петтигрю, к себе, – её-то дементоры не тронули, на ней ещё двадцать человек могли сбежать!

Стоило бежать из Азкабана, чтобы докси ловить в этой дыре имени Блэк, чтобы здесь жила эта…

…Он сидит в кустах и смотрит на худого лохматого подростка, – всё пропустил. Не знал, как рос Гарри, не видел его перед Хогвартсом. Похож ли он был тогда на Джеймса? Но ещё не всё потеряно – сейчас выйдет… и проводит «Ночной рыцарь». Снова опоздал.

Год возле Хогвартса.

Ночь, когда увидел Ремуса, и Хвоста, и Дамблдора, и Нюниуса. Почему они выжили, а Джеймс – нет?!

Сын Джеймса спас от дементоров. Должно быть не так – должен он спасать Гарри… Но характер-то, характер – Джеймс бы гордился таким сыном, украсть гиппогрифа, чтобы спасти своего!

…Солнце, куча людей, новые знакомые, нашёл дом, даже работу нашёл и новую палочку добыл. Почти обжился, думал забрать Гарри. Жизнь наладилась.

Ненадолго. Бросить всё, вернуться – защищать сына Джеймса.

Думал зимовать в Визжащей хижине. Пока туда не забрались студенты. Они его заметили, в анимагической форме. Хотел их прогнать, не вышло, еле сбежал от заклятий, а вернувшись, наткнулся на запертую дверь. В Хогсмиде его подкармливали… Там и пещера была. Не дом Поттеров, но лучше, чем это доксино гнездо!



Весть о возвращении Волдеморта почти обрадовала: наконец – борьба, наконец – дело. Наконец отомстит за Джеймса.

Но собрался Орден, и оказалось…

Проклятые докси. Проклятые. Докси! Сгиньте, сгиньте, пропадите, твари!

В бреду бы не привиделось:

- У Нюниуса есть дочь?!


Глава 2.

– Боюсь, мне будет затруднительно выполнить ваше поручение, сэр.

Прежние директора Хогвартса не вмешиваются, но между собой переговариваются, переходят в рамы друг к другу, жестикулируют, качают головами. Феникс профессора Дамблдора мирно спит.

– Я ведь несовершеннолетняя. Я не могу пользоваться магией на каникулах.

Профессор Дамблдор сидит во главе стола. Ведёт беседу со студенткой.

– Разумеется, для приготовления зелий волшебная палочка не несёт той роли, как для чар или трансфигурации. Но тем не менее, для зелий…

Несмотря на каникулы, одета она в чёрную форменную мантию, безупречно отглаженную. Спина выпрямлена, руки сложены на коленях, взгляд устремлён в сторону директора Хогвартса – но не в лицо.

– О, простите, сэр. Я ведь не вправе читать лекции директору Хогвартса.

Очки-половинки Альбуса Дамблдора блеснули в лучах солнца.

– Я с удовольствием выслушаю то, что вы считаете важным объяснить мне, мисс Принц, – проговорил он. – Худшая ошибка старости – не прислушиваться к молодости…

Один из прежних директоров Хогвартса усмехнулся во сне.

***

– Ты знал?! И мне не сказал?!
– Сириус, возьми себя в руки. У многих людей есть дети, и Северус – не исключение.
– Откуда?!
– Если ты о том, кто её мать, то я не знаю. Северус не распространялся на эту тему. Всё, что мне известно, – её давно нет в живых.
– Ну, ясно. Не выдержала его гадского вида!
– Сириус, мы с тобой уже не школьники. Давай будем относиться к окружающим как взрослые люди. Со времён нашей бессмысленной школьной вражды прошло почти двадцать лет, мы повзрослели…
– Кто-то мыкался по всей Британии без денег и без работы, кто-то вообще не выжил, а кто-то отсиживался в Хогвартсе, ещё и с ребёнком! На чьей стороне были мы, и на чьей – он?! А теперь он, оказывается, семьянин! Рем, вот у тебя дети есть?

***

Кабинет залит светом, здесь мирно, спокойно. Переговариваются друг с другом волшебные предметы, отдыхают в стеллажах старинные фолианты, поглядывают с портретов прежние директора. Таким и должен быть кабинет главы Хогвартса – место, где любого ждут поддержка и утешение…

– Проблемы начинаются в самом начале, когда необходимо набрать воды, – говорила мисс Принц. – Вода, полученная при помощи заклинания Агуаменти, наиболее близка к дистиллированной. Применять простую водопроводную воду допускается далеко не для всех зелий, в ней встречаются примеси. Кроме того, после приготовления необходимо нейтрализовать отходы, и для этого лучше всего подходит заклятие Эванеско. Профессор Снейп применяет его после каждого урока зельеварения, чтобы не приходилось выбрасывать едкие вещества в мусорную корзину. То есть, как видим, палочка сопровождает зельевара с начала до конца процесса…

Профессор Дамблдор кивнул.
– Думаю, я могу дать вам разрешение, мисс Принц.
– Отец приучил меня, что я не должна получать исключений из общих правил, сэр. Мне будет трудно объясниться с одноклассниками.

Профессор Дамблдор достал из одного из ящиков помятый, криво оторванный кусок пергамента и внимательно изучил его.

– В этом письме, – пояснил он, – капитан квиддичной команды вашего факультета мистер Грэхем Монтегю любезно уведомляет меня, что этим летом, как и прошлым, намерен пользоваться магией для освоения боевых чар. А в этом заявлении, – он вынул туго свёрнутый свиток пергамента, повязанный жёлто-зелёной лентой, – ваша одноклассница, мисс Катрин Дюнкерк, просит дать ей разрешение на применение магии при стажировке в клинике святого Мунго. И ещё несколько подобных просьб, – профессор Дамблдор доброжелательно взглянул на собеседницу. – Как и каждый год. Многие студенты старших курсов начинают практиковаться в выбранном деле незадолго до семнадцатилетия. Разве директор не должен идти навстречу таким серьёзным намерениям?

Мисс Принц не нашлась с возражениями. Ей пришлось взять со стола длинный список и пробежаться по нему взглядом.
Потом, будто что-то вспомнив, она опустила список и снова посмотрела на директора.

– Кажется, это неправильно с моей стороны, сэр, заключать контракт на зелья без присутствия профессора Снейпа.

– Как я мог забыть, – директор развёл руками и протянул ей ещё один свиток пергамента. – Ваш отец передал вам письмо.

– Благодарю, сэр, – она чуть помедлила, принимая свиток. – Надеюсь, это не будет расценено как невежливость… я бы не хотела подвести своего декана.

***

– Так она даже старше Гарри? А ведь Гарри у Джеймса рано родился!
– В молодости часто совершаются ошибки.

Сириус кивнул.

– По ошибке ребёнка заделал, – проговорил он, – по ошибке Метку подцепил…

***

–Сэр, боюсь, я не могу это не оговорить. Финансовая сторона вопроса…

Профессор Дамблдор грустно улыбнулся.

–Вам было совсем немного лет, милая мисс Принц, когда лорд Волдеморт предпринимал попытки поработить магический мир, – негромко начал он, – и вы не можете помнить, насколько тёмные и смутные были времена.

Он написал что-то на квадратике пергамента и протянул ей. Взглянув, она чуть расширила глаза, чуть помолчала и задала другой вопрос:

– Должно быть, сэр, это очень важный заказ?

– Поверьте очевидцу этих событий, мисс Принц, – продолжал профессор Дамблдор, – чтобы не допустить повторения, любые затраты уместны. И заметьте, от вас не требуется ничего выходящего за пределы ваших способностей – всего лишь стандартный запас исцеляющих зелий из программы СОВ…

– Сэр, но я вижу в списке Животворящий эликсир. Насколько мне известно, это зелье не изучают в школьной программе.

Фоукс, сидящий на спинке кресла директора, встрепенулся и открыл глаза.

–О, не беспокойтесь, Эйлин, – ответил профессор Дамблдор, – никто не стал бы отягощать вас столь огромной ответственностью. Вы лишь подготовите основу для зелья, а само приготовление любезно возьмёт на себя профессор Снейп…

– Простите, что перебью, сэр, – девушка оперлась руками на стол перед собой, но тут же, спохватившись, села ровно. – Вы не объясните, какого рода поручение выполняет профессор Снейп? Если выпускникам Слизерина этого года понадобится участие декана, они могут попытаться связаться с ним через меня, – что мне ответить?

– Ваш декан отказывается связываться с вашим факультетом?

– Насколько я поняла, он действительно занят вне Хогвартса.

– Именно поэтому я прошу вашей помощи, Эйлин. Мне не хотелось бы затруднять вашего отца работой с зельями.

– Если позволите, сэр…

– Вам будет трудно взять этот заказ?

– Наоборот. Мне будет слишком легко. Я уже могу варить зелья уровня ЖАБА, а уровень СОВ – это… Это такая рутина! Простите за прямоту, – в этот момент она была похожа на простую студентку, а не на пытающуюся держать лицо дочь декана. – Откровенно сказать, я с нетерпением жду курса продвинутых Зелий. Говорят, там нужно думать. И, сэр, – она пристально смотрела на директора, – могу я узнать? Ваш заказ… он связан с вашей речью на прощальном пиру?

Альбус Дамблдор молча кивнул.

– То есть, нам всерьёз предлагается версия о том, что Седрика Диггори убил Тёмный лорд.

– Вы выбрали для него именно это имя, Эйлин?

– Сэр, но Тёмный лорд погиб, когда Седрик Диггори ещё на игрушечной метле летал!

– Магия сложна, Эйлин. Волшебник, о котором мы говорим, вернулся, и это не подлежит сомнению.

– И оживил его Питер Петтигрю, – Эйлин кивнула. – Я читала в «Пророке». Мистер Петтигрю был убит примерно тогда же, когда и волшебник, о котором мы говорим. Не хочу показаться грубой, сэр, но… Один оживший покойник вернул к жизни другого ожившего покойника?

Старый опытный профессор смотрел на студентку с видом усталой и немного грустной снисходительности.

– Многие вещи не такие, какими выглядят, Эйлин.

– Я рада слышать это, сэр, потому что версия об оживших покойниках выглядит нелогично.

– Люди иногда заблуждаются. Даже если речь идёт о больших группах людей. Со временем, Эйлин, вы это поймёте.

***

– Сириус, людям не запрещается иметь детей.
– Людям – да. А Пожиратели тут при чём?! – дверь хлопнула так злобно, что в коридоре что-то упало. – Кого он мог вырастить?
– Вот завтра и увидишь. Хорошая девочка, ответственная, сообразительная, старательная. Во всяком случае, была такой, когда я у них преподавал. Вряд ли за год она кардинально изменилась.

Сириус швырнул гиппогрифу тушку хорька. Хотел отделаться от Рема, так он следом пришёл!

– У неё даже фамилия не та, что у Северуса. Насколько я понял, чтобы не акцентировать внимание на родственных связях. Если он и выделяет её среди других студентов, то только большей требовательностью.

Гиппогриф жадно глотал свежее мясо. Добрый директор Хогвартса позаботился о пропитании…

– В конце концов, Дамблдор не поручил бы зелья для Ордена кому попало.

Сесть бы сейчас и улететь.

– Сколько ей лет, говоришь?
– Курсом старше Гарри.
– Какой факультет?
– Сириус, неправильно судить о людях только по факультету.
– Всё ясно. За папочкой последовала!
– Девушка уважает своего отца. Это естественно и похвально!

***

– Это война, мисс Принц. Я понимаю нежелание молодой девушки портить размышлениями о войне такое прекрасное лето. Но рано или поздно вам всё же придётся это осознать.
– Я ведь не отказываюсь от вашего заказа, сэр. Но мне хотелось бы знать, что происходит и чего ожидать… Как и всем нам.

***

– Ремус, скажи мне: за что мы боролись?
– О чём ты?
– Я о чём? За что мы против Волдеморта воевали?
– Сириус, угомонись!
– За что Джеймс погиб, Прюэтты погибли, Марлин погибла? За что Лонгботтомы в Мунго загремели? За то, чтобы Пожиратели детей растили?!
– Репаро! Сириус, прекрати громить собственный дом, нам здесь ещё жить!
– Жить, говоришь? Сейчас мы за что боремся, за чьё пожирательское счастье?!
– Сириус, сядь. Сядь, или я тебя Ступефаем усажу! В данный момент ты ни за что не борешься! Возьми себя в руки. Ей понадобится отдельная комната, ей же нужно где-то зелья готовить.

Внизу, в кухне, миссис Молли Уизли вздрогнула и недовольно покачала головой от вопля:

– Да пропади они пропадом, и она, и зелья, и этот Орден, и весь этот чёртов мир!

***

– Я могу узнать, сэр, – спросила Эйлин, уже готовясь уходить, – к чему мне готовиться? Я имею в виду – какие там собрались люди, какие среди них приняты правила… Какой там климат, в конце концов?
– Климат?
– Эдинбург и Лондон очень разнятся, например.
– О, Эйлин, уверяю: если вам что-либо потребуется, вам это предоставят.

***

Долгий рабочий день подходил к концу. Лавиния Миллс, помощница руководителя, в ожидании, когда он позволит ей уйти, коротала время, подкручивая ресницы заклинанием. Когда вошёл посетитель, она поздоровалась, но не оторвалась от своего занятия. Посетителей они не ждали…

Он замер над ней.

Несколько секунд спустя девушка сама, без улыбки, открыла перед ним дверь, забыв даже предупредить шефа. Гость проследовал вовнутрь.

– Думал, никогда больше меня не увидишь? – произнёс он вместо приветствия. – А я пришёл. И не с пустыми руками.



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"