Поезд в Средиземье

Автор: QliphaNaamah
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:Актерский состав экранизации трилогии (очень много персонажей)
Жанр:AU, Action/ Adventure, Drama, Filk/Song, Humor
Отказ:Авторское здесь - только фантазия, все остальное принадлежит Профессору.
Аннотация:Представьте себе, что актеры, сыгравшие в экранизации "Властелина Колец" попадают в мир Средиземья - в саму книгу. Что делать? Как себя вести? А если они не хотят умирать, как предписал их героям Профессор?
Что из всего этого выйдет и - самое главное - все ли вернутся домой?
Да и вернутся ли?
Комментарии:Название фика - отсылка к прекрасной песне Скади "Поезд в Средиземье". И пусть сам поезд никоим образом в фике не упоминается, сама суть попадания в мир Профессора тождественна песне.
Помимо этой песни нужно отметить прекрасные работы Говарда Шора - его музыка является неиссякаемым источником вдохновения.
Каталог:нет
Предупреждения:смерть персонажа, AU
Статус:Не закончен
Выложен:2018-07-05 20:48:42 (последнее обновление: 2018.06.21 06:47:32)


The world we live in is another skald's dream in the shadows (с) Blind Guardian.
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0. Предисловие. Каждый год мы с друзьями ходим в сказку.


The world we live in is another skald's dream in the shadows (с) Blind Guardian.



- Дом, Бил! – Полный мужчина с богатой растительностью на лице поставил на землю багаж и приветственно раскинул руки.
- Шон, старик!
- Ты как, все растешь? – Бойд со смехом похлопал старого приятеля по изрядно увеличившемуся с их последней встречи животу.
- А ты все так же не признаешься в краже Кольца? – навалился на мужчину сзади сияющий, как тульский самовар, парень. – Вы поглядите на него – десять лет прошло с выхода последнего фильма, а у него ни морщины не прибавилось!
- Он просто спит в иглу, Элайджа. Ну, криотерапия, все такое! – Доминик с ехидной улыбкой «ворвался» в живой клубок из друзей.
- А ну-ка, хоббиты, собрались! Гваигир давно готов ко взлету! – Со смехом приветствовал молодежь седой старик с редкой щетиной.
- Есть, сэр! – шутливо отдал честь Маккеллену Билли Бойд и первым взбежал по трапу самолета.

Эта была добрая традиция, начало которой положило Братство десять лет назад: независимо от нагрузки графика и личных дел, актеры ежегодно проводили две недели в Новой Зеландии, которая давно уже стала во всем мире восприниматься как Средиземье. В этом году традиция праздновала свой первый, пусть и небольшой, юбилей. В честь этого самолет «Аэролинии Средиземья» был до отказа забит актерами экранизации величайшего произведения Толкина.

- Вигго! Уже переоделся! И как это ты оружие пронес на борт орла? – присвистнул Доминик, оглядев так хорошо знакомый наряд Арагорна-следопыта.
- У меня с Гваигиром свои связи, - подмигнул датчанин и приобнял за плечи Маккеллена.
- Иэн! Вот ты где! Кейт тебя обыскалась! – опираясь на трость, подошел поприветствовать шумную компанию седой старец.
- Сэр Ли! Рады Вас видеть в добром здравии! – кивнул Шон Астин.
- И вдвойне рады, что Вы отправляетесь с нами! – улыбнулся Вуд.
- А как я рад вас видеть, хоббиты вы наши дорогие!
- Моя прелессссть! - запрыгнул на самого молодого хоббита мужчина, цепко обхватив ногами его торс.
- Энди! – охнул от неожиданно обрушившегося на него веса Элайджа. – Кольцо у Билли!
- Но-но-но, держи своего Смеаголума при себе! – состроил гримасу Бойд.
- Хам, - шутливо вздернул нос Сёркис и поклонился магам.
- Сэр Ли, сэр Маккеллен, - к мужчинам поспешно подошла высокая блондинка с аристократически бледной кожей, - нужно занимать места, уже отправляемся.

Заботливо взяв прихрамывающего Кристофера Ли под руку, Кейт улыбнулась неунывающей четверке:
- Совету вперед, хоббитам в хвост!
- Вот это я и называю расизмом по-средиземски! - потряс указательным пальцем Монаган и махнул рукой товарищам, - ладно, погнали под хвост Гваигиру. Надеюсь, в дороге ему не приспичит облегчиться.
- Фу, Дом!
- А что? Гваигиры тоже птицы. Да идемте уже!

***



- Да успокоишься ты сегодня, воин Гондора? – возмущенно пихнул локтем Била Вигго. – Что ты там высматриваешь?
- Блума нашел, - увлеченно тыкал пальцем в нужном направлении шотландец, - Бина тоже, Хьюго, конечно же, в клюве, сэр Хольм, видимо, там же. А Урбан и Рис-Дэвис где?
- Карл с Дэвидом, у окна дремлет, а наш бравый Гимли где-то недалеко от его величества Теодена. Теперь твоя душенька спокойна? - поправил очки Мортенсен и снова уткнулся в книгу.
- Неуютно мне что-то…будто забыл…
- Что? Гараж закрыть?
- Да тьфу ты, Дом, тут поважнее что-то.
- Ага. Калкина на чердаке?*
- Дурак, - стукнул друга подушечкой по голове Билл. – Что там Эл ковыряется в смарте?
- Твиттерит, маньяк мелкий.
- Эй, я на пять лет тебя младше! – не отрываясь от экрана, возмутился Вуд.
- Но младше ведь!
- Как дети… - старательно пряча улыбку, покачал головой Вигго.
- Да ладно тебе! Я вот действительно чувствую себя снова молодым! Прямо как тогда, десять лет назад! Эх, это будет самый крутой отпуск за очень долгое время, - мечтательно прикрыл глаза Шон Астин.

Внезапно в салоне погас свет.
- Ну что за везение? Мы ведь только полчаса в воздухе, и уже зона…
- Это не зона, Эл, - севшим голосом произнес Бойд и указал на черноту за окном.
- Так, без паники, - захлопнул книгу Вигго. – Сейчас все будет…
- …плохо, - выдавил Монаган, услышав по связи пилота неразборчивое «неполадки».

Как самолет начал стремительно падать, набирая скорость, как в салоне становилось все труднее дышать и как, в конце концов, пассажиров загадочным образом разбросало в неизвестность, Билл не помнил. И, пожалуй, остальные хоббиты ему в этом завидовали: пребывать в обмороке несоизмеримо приятнее, нежели видеть постепенное исчезновение самолета, слышать теряющиеся вдали голоса друзей и ежесекундно готовиться к тому, что именно это последний миг твоей жизни.

*Отсылка к х/ф «Один дома»



Глава 1. Бомбадил! - Это ругательство или глагол?

Первое, что почувствовал Бойд, придя в себя, - неприятный холод от тонких струй воды, непонятно как пробравшихся ему за шиворот.
- Что за хрень? – Билл открыл глаза и тут же снова зажмурился.
- Эл, ЭЛ! – Крикнул над самым ухом друга Монаган. – Он очнулся!
- А ты надеялся, что этого не произойдет, и ты сможешь приватизировать мою коллекцию геймера? – хмыкнул Билл и осторожно поднялся на локтях.
- Дурак.

Шотландец криво улыбнулся и обвел взглядом местность.
Они явно находились на опушке леса. Многолетние, если не сказать – многовековые, дубы и буки в багряно-желтой листве нехотя пропускали редкие лучи солнца к земле; выцветшая и примятая трава плотным покровом укрывала грунт. Где-то вдалеке пели птицы, их хор был так богат и заливист, что Билли не мог с уверенностью назвать ни одну из птах этого хора.
- Э-э, ребят…а мы где?
- В лесу.
- Да что ты! А конкретнее?
- На пригорке, - все так же невозмутимо ответил Шон.
- Смешно, умник. И все-таки…стоп.
Билл внимательно осмотрел Шона и Дома, бросил оценивающий взгляд на запыхавшегося от долгого бега Элла и со страхом уставился на свои ноги. Обычные ноги, очень волосатые и одетые в темно-бордовые бриджи, обычные голые и загрубевшие ступни.
- Так…я что, был в отключке даже в процессе гримирования?
- Не было никакого процесса гримирования.
- Ага, как же.
- Ну попробуй, сними ступню, - зло сплюнул Дом.
Бил послушно попытался избавится от давно знакомого элемента костюма и…
- Сукин ты сын! – с шипением плюхнулся на зад мужчина.
- Поздравляю, Пиппин, это твое, родное. Как и наше, кстати, - покрутил в воздухе ступней Монаган.
- Как?
- Хотели бы мы знать, - прикусил в задумчивости губу Элайджа. – Как это получилось, где мы оказались, почему здесь только мы четверо…
- Стоп, то есть…а с самолетом-то что?
- Ничего… Упал. Почти, - скривился Шон и достал из заплечной котомки холодный рулет из свинины. – Растаял в воздухе. А вместе с ним и остальные. Мы оказались тут, в лесу, в родных костюмах и с родными мешками за плечами.
- Я, по-моему, головой сильно ударился, - сжав виски, облокотился на древний вяз Билл.

В следующую секунду произошло то, что вряд ли кто-либо из неразлучной четверки сможет когда-нибудь забыть: дупло в стволе вяза резко увеличилось в размерах и наполовину заглотнуло Бойда, оставив снаружи лишь бьющиеся в тщетных попытках освободиться ноги.

- Билл! Билл! Ты живой там? – к дуплу в тот же миг подскочил Доминик.
- Ребят, - ошарашено произнес Элайджа, - я знаю, где мы. В Вековечном лесу… возле самой Хоббитании.
- Замечательно, Шерлок! И как нам это поможет вытащить Билла? – рыкнул Дом.
- Значит, огонь отпадает! – стараясь отогнать от себя мысли об очевидной абсурдности ситуации, затаптывал маленький костерок Шон.
- Да-да-да, отпадает! Ему не нравится огонь! – испуганно пискнул Бойд изнутри.

Издалека донеслось пение, и мужчины притихли.
- Хей-хоп, танец-прихлоп!
Хоп-хей, к Златенике скорей!
Мох-бор! Из кувшинок убор!
Лог-дол! Поспешу я домой!

- Что это? Бессмыслица какая-то… - нахмурился Астин и уставился на распахнувшего в изумлении рот Вуда.
- Это Том Бомбадил, Шон!
- Бомбадил? Это ругательство или глагол?
- Это персонаж, - сглотнул Элайджа и бросился на голос. – Помогите! Прошу Вас, помогите! На помощь!

- Что за хрень здесь происходит? – запустил пальцы в волосы Доминик.
- Это, конечно, бред, но… здесь происходит книга. «Властелин Колец».
- Взорвешь мне голову этим позже. Как вытащить Билла?

- Что такое? Кто кричит? – приближалась песня. –
Не шумите, зайцы!
Том мальчишку вытащит!
Ну-ка, разбегайся!

На глазах у изумленных актеров коренастый мужчина средних лет осторожно опустил шляпу с кувшинками, закатал рукава кафтана и, заправив за пояс бороду, подскочил к дуплу дерева:
- Старый вяз-проказник!
Ну-ка отпусти ребенка!
Вот устроил праздник!
Погоди мне, спячка недалЁка!

Нехотя растворив дупло, дерево будто выплюнуло Билла и с противным скрежетом захлопнуло трещину ствола. Бледный, без кровинки в лице Бойд на подкашивающихся ногах поклонился улыбающемуся спасителю и рухнул на руки друзей.
- Эх вы, дети-шалуны!
Что в лесу забыли?
Далеко вы забрели!
Ну-ка, не простыли?
Собирайте вы пожитки
И за мною, в гости!
Златеника ждет домой
Мужа в башмаках без трости!

Актеры послушно побрели за напевающим несуразицу незнакомцем, тихо переговариваясь.
- И что теперь, Шон, ты хочешь сказать, мы снова должны сыграть свои легендарные роли?
- Похоже, у нас нет выбора, Дом.
- Вот только одна поправочка.
- Ну, Эл, добей меня.
- Теперь мы играем по книге.
Билл принял ровный трупно-зеленый оттенок.

***



Когда закат уже почти догорел, Том вывел актеров в долину. В сгущающемся тумане виднелась уютная хижина, будто сотканная из водорослей и листвы. На пороге, широко распахнув входные двери, стояла невероятной красоты девушка: ее золотые волосы обнимали тонкий стан и тихо развевались на ветру, а тонкие длинные руки казались нежнее лилий.

-Солнце спать ушло, наступает вечер!
Я веду тебе гостей, зажигай же свечи! – подбросил в воздух шляпу Том, аккуратно прижимая к груди кувшинки.
– К Златенике в дом проходите, зайцы!
Том сейчас придет – нужно мне собраться!
Девушка приветливо поклонилась и пригласила гостей в дом.

Умывшись и хоть немного собравшись с мыслями, друзья вышли в каминный зал, где за дубовым столом уже сидел хозяин дома в роскошном изумрудном сюртуке. Изящная, как юный цветок, Златеника накрывала на стол.
- Проходите и садитесь, самое время ужинать, - мягко улыбнулась она.
- А что, - шепнул Билл, облизнувшись в предвкушении пиршества, - играть по книге не так уж и плохо!
- Это он еще о Могильниках не знает, - покачал головой Элайджа и сел по правую руку от Тома.

***



Ужин давно кончился, хозяева пожелали приятных снов гостям и отправились спать, а к актерам вовсе не шел сон. Слишком уж много произошло за последние часы, и уложить это в голове было архисложно.

- Ума не приложу, как все это возможно, - уставился в потолок Шон, - но факт на лицо: мы действительно в книге.
- И выхода отсюда, видимо, нет, - прикусил губу Билл.
- Что ж, мы снова Фродо, Сэм, Мерри и Пиппин, - хлопнул в ладоши по-турецки
усевшийся на кровати Доминик. – Я, конечно, скучал по этому, но не настолько. Эй, Эл, ты чего погрустнел? Выберемся, куда мы денемся-то!

Вуд стоял у окна и глядел в ночную беззвездную темень: пальцы его нервно сплетались и расцеплялись снова и снова, а на лице залегли глубокие морщины.
- Как там наши? Куда их занесло?
- Мда… - мрачно кивнул Шон, - далеко не у всех то время, которое провели хоббиты у Бомбадила, проходило так радужно и спокойно.
- Если все идет так, как в книге, остается только надеяться, что Бин не двинет здесь кони.
- Билл!
- Я серьезно!
- Надо надеяться, что все мы не двинем кони гораздо раньше положенного.
- А ты всегда умел подбодрить, Эл, - мрачно хмыкнул Доминик и тяжело вздохнул.
Да уж, этот юбилей действительно будет невозможно забыть.


*Для атмосферы - LOTR online - Tom Bombadil House



Глава 2. Кто-кто в Айзенгарде живет?

В небе медленно догорал по-осеннему пунцовый закат, расцвечивая пушистые сентябрьские облака в горячее золото. Вековые деревья негромко перешептывались о чем-то известном лишь им одним, и веселые птички, приютившиеся в их могучих кронах, тщетно прислушивались к беседе исполинов.
Седовласый всадник на миг придержал вороного коня и перекинул серебристый шарф за плечо. Приставив ко лбу ладонь и слегка прищурившись, старец уставился на черные шпили одинокой башни, выкрашенные лучами заходящего солнца в червленое золото. Тяжело вздохнув и покрепче вцепившись в поводья, мужчина направил скакуна к воротам башенного комплекса.
Врата Изенгарда были широко распахнуты, а стража почтительно склонилась перед прибывшим. Однако едва старец спешился и устремился к башне, как массивные ворота со зловещим гулом захлопнулись за его спиной. Внутренне содрогнувшись от недобрых предчувствий, навеянных отличным знанием книги, путник твердым шагом двинулся к могучему Ортханку.

- Во имя всего святого, Кристофер, скажи мне, что это ты! – в мрачную, идеально круглую комнату ввалился порядком запыхавшийся сэр Маккеллен.
- Иэн! – тяжело поднялся с высокого трона господин Ли. – Как же я рад тебя видеть!
Горячо пожав руку старому другу, хозяин Ортханка отбросил седую, с редким вкраплением черных волос, прядь и любезно указал на невысокий стул по правую руку от трона.
- Господи, мне 74 года, и это выше моих возможностей! – все еще задыхаясь, возмущенно взмахнул руками Маккеллен. - Я не имею ни малейшего понятия, как я оказался верхом и уж тем более смог пережить поездку на лошади! Последний раз я играл роль всадника в прошлом веке! Дай дух перевести… А эти ступени в башне! Я уж было подумал, что умру раньше, чем доберусь до тебя!
- А каково мне, в мой 91 год, Иэн? – невесело хмыкнул Ли.
- Очевидно, что мы находимся на страницах книги Профессора, - отдышавшись наконец, заметил Гэндальф. – Но каким образом мы сюда попали?
- Важнее не то, как мы сюда попали, а то, как нам отсюда выбраться, - в зал вошел мертвенно-бледный и странно скрюченный человечек.
- Брэд! Ты ли это? – уставился на вошедшего Иэн.
- Я, сэр Маккеллен, - мрачно кивнул Дуриф. – И почему Джексон видел меня именно в роли Червеуста? Вот уж незавидная судьба меня здесь ждет.
- Порадуй, Брэд, - с надеждой посмотрел на мужчину старец в белом балахоне, - скажи, что ты нашел камин и кладовую!
- Порадую, сэр Ли, нашел!
- Господин Толкин, надеюсь, ты и ванную комнату предусмотрел в этой прекрасной башне? – благодарно возвел глаза к потолку Кристофер.
- Горячая ванна не помешала бы, - мечтательно кивнул Иэн. – От меня на милю разит конским духом.
- Предлагаю перекусить и погреться у камина, - слабо улыбнулся Дуриф, - а там что-нибудь придумаем. Холод в башне собачий!
- Странно, а я не чувствую, - медленно поднялся Ли, опираясь на руку Брэда.
- А тебе и не положено, - хмыкнул Маккеллен, - ты же могущественнейший из истари! Какой холод тебе может быть страшен?
- Какой истари, Иэн?! Да я посох как трость использую! Боюсь на ступени выйти, да там и остаться! Хорош маг, ничего не скажешь!
- Это пройдет, - Брэд толкнул двери в импровизированную столовую.
- То есть? – потер ладонью поясницу Иэн.
- В мире Толкина работает нечто, что можно назвать единением с героем. Час назад у меня была ровная спина – я выглядел так же, как и в жизни. Однако осознал и, что важно, принял тот факт, что я снова Грима, и меня тут же начало крутить. Глаза поблекли, осанка испортилась…
- Это что же получается, - Ли попытался закатать рукава балахона и взял хлебную лепешку, - Иэну нужно бежать да поскорее, пока во мне не проснулся истинный Саруман?
- Вряд ли я сейчас убегу дальше первых полутора сотен ступеней, - хохотнул Маккеллен.
- А вот и еще одна загадка, - ловким движением отломал утиную голень от тушки Дуриф. – Изменения носят только внешний характер. Скрутить-то меня скрутило, Червеуст из меня теперь – залюбуешься! А вот характер, стремления и убеждения остались мои собственные.
- То есть, нам и здесь придется играть наших персонажей?
- Не уверен, что это стоит делать, Иэн, - покачал головой Ли. – Да и к тому же, какой толк мне от того, что я стану плохим парнем? Я же всех вас знаю и ценю, а тут вдруг возьму и начну играть по законам книги? Брось.
- Но мы ведь не знаем, что может случиться, если мы не будем играть по завещанному сценарию Толкина, - задумчиво клевал виноград Маккеллен.
- И что же ты предлагаешь, померяться посохами? - изогнул бровь Кристофер.
- Нет, конечно. Но нам нужно действовать очень осторожно.
- Хотите изменить ход истории, не разрушая канона? – догадался Дуриф.
- Отличная идея, - погладил бороду Ли. – Иэн, тебе некуда торопиться ближайшие пару-тройку дней...
- Это верно, ведь Саруман взял в плен Гэндальфа как раз в эту встречу.
- Именно. Но отпустить я тебя сейчас не могу, ведь стража здесь настоящая, из мыслей и фантазий самого Профессора, и она должна считать тебя моим узником.
- Разумно, - кивнул Иэн и снял шарф.
- А тебе, Брэд, придется отправиться в Рохан. Передавай привет Бернарду и родне да поделись с ними нашими соображениями.
- Конечно, сэр Ли. Я выеду завтра на рассвете.
- Вот и порешили, - тяжело вздохнул Кристофер и уставился в окно, на расцвеченное померанцем облако.

***


Ночь, еще сохраняющая тепло лета, но уже принесшая с собой прохладу осени, окутала башню Изенгарда и щедро увешала небо яркими звездами. На крыше Ортханка, традиционно служившей темницей Гэндальфу, сидел Маккеллен: синяя островерхая шляпа лежала по левую руку, шарф плотно обвивал шею мужчины, а робкий огонек трубки слабо освещал его лицо.
- Ты же не куришь, - раздался отнюдь не по-старчески звонкий голос Ли.
- Знаешь, так действительно лучше думается, - Иэн жестом пригласил Кристофера присоединиться к нему, и тот медленно присел рядом.

Набросив на голову мягкий капюшон балахона, старец глубоко вдохнул ночную свежесть и внимательным взглядом уставился на небо.
- Погляди, Иэн, а ведь созвездия нам известны! Вон Большой пёс, верный Хуан, а вон там – Паруса, несущие Эарендила на Запад. Мы действительно в исконном мире Толкина!
- Как это могло случиться, Кристофер? Как мы могли оказаться здесь, на страницах книги?
- Не знаю. Да мне это сейчас и не важно. Я всю жизнь мечтал о таких приключениях, - улыбаясь небу, произнес сэр Ли. – Вот только моим Героем всегда был Сэмуайз. Бесхитростный, во многом простоватый, но храбрый, верный и действительно мудрый. Обычный человек. Он всегда напоминал мне о моей молодости и бытности солдатом. А еще – о самом Профессоре…Будь у меня возможность выбора, я явился бы в мир Толкина именно Сэмом.
- Неисправимый романтик, - добродушно хмыкнул Маккеллен. – Ты осознаешь, какая опасность грозит всем нам? Война за Кольцо в режиме абсолютной реальности. Кто сказал, что все мы выстоим перед испытаниями собственными героями? Кто сказал, что все мы выживем?
- Тебе-то что переживать, для Гэндальфа все окончится благополучно.
- Действительно! – хлопнул по коленям Иэн. – Я должен болтаться на спине гигантского орла, сражаться с древним демоном, рухнуть вместе с ним в пропасть, умереть и воскреснуть снова, столкнуться лицом к лицу, или что там у него вместо лица, с Ангмарским королем и отправиться на Заокраинный Запад, точное представление о котором имел только сам господин Рональд!*
- По-твоему, умереть от клинка собственного слуги, достигнув морального разложения, перспектива гораздо более радужная?
- По-моему, мы пришли к выводу, что можем подправить историю в мелочах, сохранив основную канву повествования.
- Иэн, ты сам начал эти пораженческие размышления, - улыбнулся старец и тяжело встал. – Идем, необходимо дать сознанию отдохнуть.
- Надеюсь, у нашей молодежи все хорошо, - поднялся на ноги Маккеллен, - я очень переживаю за Вигго: Дикие земли Толкина более чем опасны. Даже для нашего викинга.
- Уж если кто и справится со своим персонажем в мире Средиземья, так это Мортенсен, - ступил на лестницу Ли. – Я в нем уверен.

Уже спустившись к спальням, старцы пожелали друг другу покойной ночи и отворили двери комнат, как вдруг Иэн окликнул Ли:
- Кристофер, как ты представляешь себе мой отъезд из Ортханка?
- Есть два возможных варианта, - оперся о стену старец, - либо ты, Гэндальф Серый, предстанешь перед охраной перешедшим на сторону Тьмы, либо мне придется лично удостовериться в магической силе моего голоса.
- Второй вариант заранее обречен на успех, мой друг.
- Льстец, - усмехнулся Ли и удалился в спальню.

***


Совсем недавно взошедшее солнце ласково согревало едва затронутые бронзой кроны древних садов Изенгарда. Поздние, будто заблудившиеся в месяцах бабочки, устроили пестрый хоровод, а вороной жеребец игриво клацал зубами в жалких сантиметрах от крыльев беспечных красавиц.
- Доброе утро, - приветственно склонил голову бледный мужчина в черном, увидев приближающихся старцев.
- Доброе утро, Грима, - важно кивнул сэр Ли, обняв двумя руками свой жезл и указав взглядом на дремлющих в тени стражников.
- Уже отправляешься?
- Да, господин Гэндальф, хочу поспеть в Медусельд к завтраку.
- Да помогут тебе в этом валар, - задумчиво кивнул Кристофер и положил руку на плечо Дурифа. – Передай им все, к чему мы пришли в своих размышлениях, убедись, что они в порядке, и возвращайся ко мне. Я буду ждать новостей. Удачи, Брэд.
Актер сжал руку Ли в ответ, решительно кивнул и, подведя скакуна к ступеням замка, взобрался в седло.
- Надеюсь, моих скудных навыков верховой езды хватит на дорогу в Эдорас. Удачи вам! Я постараюсь вернуться как можно скорее! Ну, родимый, не подведи. Поехали!
Брэд тронул бока коня и отправился в путь.

Едва он выехал за ворота, стук копыт утих, но долго еще на равнине старцам были видны маленькая черная фигура актера на коне и пылевой шлейф, курящийся над пожелтевшей степью.

- Ну что ж, добро пожаловать в мир Профессора, старый друг, - похлопал Кристофера по плечу Маккеллен. – Надеюсь, мы правильно рассчитали стратегию и красиво разыграем наши партии.
- Ты невозможный пессимист! – гулко рассмеялся Ли.
- А ты законченный романтик!
- Нет, мой друг, - отсмеявшись, улыбнулся Кристофер. – Я просто верю в наши силы.
- Надеюсь, ты помнишь, что твои силы состоят из орков?
- И я этому рад.
- Почему же?
- Профессор не стал обременять их интеллектом, а значит, я смогу вертеть ими, как нужно нам.
- Настоящий Саруман!


*Во избежание возможных замечаний касательно употребления среднего имени Профессора замечу: именно это имя было наиболее используемым при жизни Толкина.



Глава 3. Там на неведомых дорожках следы невиданных зверей.

Серое небо, серые земли, серые горы… даже солнце серое в этой местности... Изрядно заросший и явно уставший мужчина тяжело прикрыл серые глаза и провел ладонями по лицу.
Вигго никогда не страдал скудоумием. Равно как и паршивой памятью. Проснувшись на голых камнях и пожухлой траве с кожаной котомкой под головой, датчанин довольно быстро сообразил, что находится в настоящем толкиновском Средиземье: старые поношенные сапоги были совсем не такими удобными, как выданные на съемках, да и рубаха гораздо больше напоминала не творение Нгайлы*, а рисунки Теда Несмита.** По привычке, выработанной еще в период съемок фильма, Мортенсен похлопал по поясу. Все верно, теперь он книжный Арагорн – из оружия при нем лишь меч, и вовсе не Андурил, который брал с собой в поездку Вигго.
- Ну что ж, дружок, идем, но в Ривенделле нам придется расстаться, - задумчиво погладил актер лезвие и завел за ухо прядь длинных темных волос.

Поспешно собравшись, Вигго нахмурился и растерянно огляделся: вокруг, куда хватало глаз, лежала мрачная, бесцветная и будто безжизненная степь. Редкие деревья и мелкие кусты с грязно-болотной, будто сухой листвой едва оживляли блеклый пейзаж. Между странными кочками скакали непуганые и на диво крупные зайцы, так непохожие на обычных, известных Мортенсену с детства прыгунов. На верхушке старой кривой сосны сидел откормленный ворон, черным глазом следя за актером.
- Уж не в Глухоманье ли я? – посмотрел на птицу актер, будто ожидая от нее ответа.
- Карр! Карр!
- Прекрасно! – вздохнул Вигго, по-своему истолковав карканье. – Повезло же мне!

Отряхнув котомку от сухих травинок, мужчина прикрыл веки и глубоко вдохнул воздух: свежий, немного прохладный и будто морозный.
- Осень… осень. Выходит, мне нужно встретить хоббитов в Бри! – припомнил актер судьбоносную для него книгу. – Так… и где же Бри? Отсутствие указателей в Глухоманье сильно затрудняет передвижение… А-а-а, дикие земли, что с них взять.
- Карр! – Ворон расправил свои огромные крылья и ринулся на юг.
Вигго внимательно проследил взглядом за птицей, взглянул на бледное солнце и прикусил губу, силясь что-то припомнить.

В свое время Мортенсен настолько увлекся миром Толкина и работой над собственным персонажем легендариума, что вполне достойно изучил историю и географию Средиземья. Актер присел на корточки и стал старательно выводить на каменистой почве наброски карты Толкина по памяти: Шир, немного на восток – Бри, где и должен Арагорн встретить хоббитов…а где же сам Вигго?
Сжав пальцами виски, Мортенсен еще раз втянул носом воздух. Холодный, даже морозный. Хвойные деревья и зайцы в густом шерстяном покрове.
Рованион отпадает. Вигго на севере, на территории утраченного государства Арнор. Что ж, это все объясняет. И мрачность, и тяжелая атмосфера местности – подарок из прошлого от Ангмарского короля.
- Пожалуй, мне стоит отправиться вслед за вороном, - верно определил стороны света Мортенсен и двинулся в путь.

Огромный черный волк с налитыми кровью глазами неслышно шел за человеком. По длинным клыкам, торчащим из-под верхней губы, стекали выступившие от предвкушения близкого пиршества слюни.

***


Могучий игреневый конь, подарок Теодреда, нес своего всадника вверх по реке, время от времени гарцуя у самой кромки воды. По правую руку, на том берегу, высились Туманные горы – какой еще хребет такой длины мог встретиться на пути воина?
- А что, красавец, далеко до Ривенделла?– потрепал за холку скакуна мужчина и откинул с лица длинные темные волосы.

Длинные темные волосы?!

- Да как это? Полтора часа назад они, клянусь, были светлее и короче! – Шон Бин остановил коня и, кое-как спешившись, склонился над водой.
Из реки на него смотрел высокий сероглазый мужчина с длинными, немного волнистыми темными волосами. Роскошный подбитый мехом плащ застегнут под самым горлом, на поясе висит изукрашенный серебром рог, за спиной – хорошо знакомый по съемкам круглый щит.
Шон зачерпнул воды и умыл лицо, приводя мысли в порядок: мало того, что он неведомым образом очутился на страницах легендариума Толкина, он еще приобретает книжную внешность своего персонажа!
Любознательная лошадка ткнулась в лицо хозяину, будто говоря: «Не робей, прорвемся!».
Шон широко улыбнулся и погладил скакуна:
- Хороший мой…как тебя зовут? Ты будешь Хаару, не против?... Помнится, так звали коня, на котором я въезжал в Ривенделл во время съемок… Ну держи, держи. И откуда у меня сухие…груши? Надо же… Мы ведь в Ривенделл едем, верно, Хаару?... Ну все-все, я тоже тебя люблю!
Шон со смехом повалился на землю под напором дружелюбного скакуна, безуспешно прячась от его лобзаний.

***


Из-за гор ползли синие сумерки, окутывая густым туманом заросшие за лето тропы и выгоняя из нор и убежищ ночных животных. Над рекой, название которой Бин все не мог припомнить, висела молочная дымка. Впереди чернели деревья – видимо, путь Боромира лежал через безымянный лес.
- Под сень деревьев отправимся уже завтра, красавец, - соскочил с коня и похлопал его по шее актер.
Омыв скакуна и привязав к дереву на берегу, Шон развел костерок. Греясь у костра, мужчина медленно грыз кусок солонины и размышлял о самом насущном: как добраться до Ривенделла? В том, что Боромир, то есть он, едет именно туда, сомнений не возникало. Да, он двигался сейчас по никому, кроме самого автора «Властелина Колец», неизвестной дороге. Но можно довериться реке, ведь из обители Элронда брала начало Бруинен. И Шон уповал на счастливый случай или славянский "авось" - а вдруг это именно она и есть?
Испуганный всхрап лошади отвлек Бина от размышлений. Припомнив изобилующую в книгах Профессора живность, мужчина тут же подобрался и схватил в руки меч.
- Что такое, Хаару? Волки?
Сколько ни силился кого-либо разглядеть или учуять актер, все без толку. Только чувство тревоги нарастало, пока не превратилось в настоящий ужас, сковавший взрослого мужчину с головы до пят.
Конь исступленно ржал и гарцевал на месте, отчаянно труся, но будто не решаясь покинуть хозяина, а Бин, оцепенев от накатившей волны безотчетной паники, плакал.
Никакие описания Толкина, никакие эффекты Джексона или игра Вуда не могла передать всего кошмара, охватывающего при приближении этих страшных существ из древних времен. Так звучит сам ужас, проникая в душу и поселяясь там навеки, медленно сводя с ума. Это суть их жалкого, но преисполненного жестокости и страха для окружающих существования, это дар их властелина, главного приспешника сатаны этого мира.

…Жуткий замогильный вой давно утих, Хаару почти успокоился, а на щеке могучего Шона все еще дрожала слеза. Заледеневшими дрожащими пальцами он обнял лицо и со страхом уставился в потрескивающее пламя костра.
Эти твари отправились за Вудом. Они планируют воссоединиться после Заверти, или как там именовался тот давно заброшенный пост дунадайнов. Чистые демоны, о настоящей природе которых и Эл с ребятами, и Вигго имеют очень слабое представление. Если он, просто попавший в сферу влияния их адских сил, едва не лишился рассудка от страха, то что же ждет хоббитов и следопыта?

Как враз прозревший спустя долгие десятки лет, Бин вдруг в полной мере осознал, чем является книга Толкина на самом деле.
Здесь не будет и десятой части того веселья, что царило в процессе ее экранизации.
Здесь будет страх и боль, кровь и смерть, настоящий дух древнего Севера, которым напитал Профессор свой мир.

- Эх! - досадливо воскликнул актер. - Не зря я так боюсь летать на самолетах! И дело тут вовсе не в наследственной фобии!


*Нгайла Диксон, костюмер команды ПиДжея
**http://ic.pics.livejournal.com/ozkii/61966806/81266/81266_900.jpg



Глава 4. Фродо сказал, что спать нельзя, Пиппин решил, что будет.

Череда холмов, еще не сменивших летний изумруд травы на сентябрьскую медь, купалась в щедрых и теплых лучах стоявшего в зените солнца. Разместившиеся в ложбинках между холмами деревья сверкали золотой листвой и протягивали ветви к безмятежно прогуливающемуся в небе ветру.
- Ни облачка! – запрокинул голову Шон и поправил лямки заплечной котомки. – День будет жаркий.
- Жаркий-жаркий, будто летом,
Солнце яркое с приветом
Пригревает осень в небе.
Зайцы слишком разодеты! – напевая уже привычную для друзей несуразицу, приплясывал впереди Том.
Весело подбрасывая ввысь островерхую шляпу, Бомбадил звонко хохотал, и смех его оглашал залитые солнечным светом окрестности.
- Златеника, дочь реки,
Вам набила рюкзаки,
Попрощалась на дорогу.
Скоро Том вернется к логу.
- И как мы сами доберемся до Бри? – повис на плече Вуда Доминик.
- Спросим у него дорогу, - совсем неуверенно кивнул на Бомбадила тот.
- Прекрасная идея, - хмыкнул Монаган и пристально уставился на друга. - Эй, Эл, ты как будто…постарел, что ли.
- И располнел, - сделал улыбку наоборот и выпятил губы Билл. – Одним словом, эти два дня у Тома не прошли для тебя даром!
- Да ну вас, - цокнул языком Элайджа.
- Не-не-не, Эл, ты реально выглядишь старо, - уже серьезно заметил Бойд
- Потом, умник.
- Здесь прощаемся, друзья, с вами мы навеки! - остановился на вершине поросшего мелкими белыми цветами холма Бомбадил.
– В Бри лежат дороги. Так ступайте, зайцы!
На восток, к началу дня! Ну-ка побегайцы!
На прощанье вам дарю: бравых пять лошадок.
В путь! Умертвий берегись! Чтобы был порядок!
Если вы в беду влетите,
Тома поскорей зовите:
Песня звонкая, лети, к Тому Бомбадилу,
Разыщи его в пути, где бы ни бродил он!
Приведи его скорей к нам из синей дали,
Помоги нам, Бомбадил, мы в беду попали!

Актеры пропели незатейливое четверостишье вслед за хозяином и обнялись с ним.
Весело попрощавшись с Бомбадилом, парни взяли в поводу конячек и спустились с холма.
- Побыстрее бы мы добрались до Бри, - поедая сочное яблоко, щурился на солнце Бойд. – Мне нужно мясо! Больше на чисто веганском пайке гостеприимных хозяев леса я не протяну… На, держи, дружок, разделим яблоко по-братски: мне – яблоко, тебе огрызок…Эй, ребята, это что, пони?
- Доброе утро, Шерлок, - хохотнул Монаган и потрепал за холку своего гривастого компаньона.
- Я, конечно, понимаю, что мне до Вигго, Орландо или там сэра Иэна не хватает сантиметров эдак двадцати, а то и больше, но все-таки для пони я великоват.
Троица только иронично переглянулась.
- Вы чего? Эй?
- Видишь ли, Билли, - с широкой улыбкой начал Элайджа, но закончить так и не успел.
Бойд с внимательностью зоолога осмотрел своего светло-серого пони и с задорным «хэй!» взобрался на него. Точнее, попытался. Отсутствие достойного опыта верховой езды сыграло злую шутку с актером: шотландец с громким нецензурным выкриком плюхнулся на пятую точку перед конячкой, а та, с интересом повернув к незадачливому седоку голову, принялась жевать пышные кудри актера.
Жалкие попытки Билла уговорить пони оставить его шевелюру в покое утонули в дружном гоготе друзей.
- Билли, мы же хоббиты! – отсмеявшись, утер глаза Шон. – Для нас пони, как для людей лошади.
- Да хоть орки! Что с моим ростом?!
- Не вопи, дурень, - Дом помог другу подняться.
- Ну а чего ты хотел, в самом деле? – посмеиваясь, спросил Элайджа. – Мохнатые ноги и широкие ступни идут только в комплекте с истинно хоббитскими пропорциями тела.
- Это что же получается? Я теперь в самом прямом смысле буду дышать в пупок господину Арагорну?
- Как я завидую Билли, - взобрался на пони Шон. – Вот и все, что его волнует в этом мире!
Вот так, со смехом и шутками, неунывающая четверка двинулась в путь.

Сияющее высоко в небе солнце пригревало совсем по-летнему, и вспотевших, немного раскрасневшихся от его щедрых лучей путников одолевала усталость.
- Эл, может, сделаем небольшой привальчик? Отдохнем, передремлем? – старательно обмахиваясь, предложил Билл.
- Конечно, старик, как только доберемся до Бри, так сразу и устроим привал!
- Ну Эл, я жрать хочу! – воскликнул шотландец.
- Не здесь, Билли! – раздраженно тряхнул копной волос Вуд. – Вот проедем Могильники, выберемся на тракт, тогда и перекусим.
- Ребят, ну серьезно, давайте отдохнем! – не выдержал и пяти минут тишины Бойд.
- Тебе что, головушку напекло? – буркнул Монаган, - мы все в жопе! Пока не выедем из Старого, или как там его, Леса, нам нельзя расслабляться!
- Да что такого-то в этих Могильниках, ну?
- Билл, ты книгу-то вообще как, читал? – хмыкнул Шон.
- Ну, да…когда-то давно…Несколько глав, пока не уронил книгу в бассейн*.
- Прирожденный Пиппин! – расхохотался Астин и состроил гримасу, пародируя Маккеллена. – В следующий раз брось туда себя сам и избавь нас от твоей глупости!
- Билли, Могильники – заколдованные могилы или неупокоенные души магов…Ну, что-то в этом роде, - начал Элайджа. – Согласно книге, хоббиты попали в их власть, когда додумались пренебречь советом Бомбадила и устроили себе обеденный перерыв среди вот этих вот холмиков.
- И?
- Что «и»? Едва кони не двинули хоббиты по милости этих умертвий! – уставился на шотландца Вуд и тронул пятками пони, призывая того потрусить немного быстрее.
- Ну, хорошо, не будем устраивать привал, - через какое-то время начал снова Бойд, - ну а пожрать-то мы можем?
- Можем, - согласно кивнул ему Дом и, подмигнув, бросил яблоко.

Поймав краснобокий плод, Билл с тоской посмотрел на него и, досадливо поморщив нос, сунул угощение своему пони.
- Кушай, мой хороший, - потрепал за шею конячку актер. – Я все равно уже смотреть на это сыроедство не могу.

***


Холмы постепенно сближались, все сужая расстояние между подножиями, и последние минут тридцать актеры ехали гуськом в узкой, поросшей редкими кустами и молодыми деревцами ложбинке. Бойд, донимавший друзей не хуже ребенка, постепенно успокаивался и, наконец, окончательно умолк, замыкая скромную процессию. Придирчиво изучая небо, Астин хмыкнул и немного ослабил примотанные к седлу поводья пятого пони, груженного провизией и поклажей:
- Эл, уже часа три или около того.
- И что?
- Как думаешь, мы не заблудились?
- Надеюсь, нет.
- Так где же тогда обещанный Томом тракт?
- Где-то воооон там, - махнул рукой по направлению от солнца Вуд. – За теми холмами.
- Думаешь, они последние в этой череде? – крикнул, склонившись на бок, Монаган.
- Надеюсь, - неуверенно ответил Эл.
- Хэй, Билли, слышал? Вожделенный привал и огромный стейк не за горами! – радостно обернулся к другу Доминик и вскрикнул:
- Билли, ты где? БИЛЛ!!!

Шон и Элайджа осадили пони и резко обернулись.
- БИЛЛ!! Ребята, он был здесь! Еще десять минут назад!
Резко побледневший Монаган спешился и побежал обратно.
- Дом, остановись! – крикнул Шон.
- ДОМ!
Монаган остановился, как вкопанный и, глубоко вздымая грудь, возбужденно бросил друзьям:
- Да ему же какая-то дрянь неупокоенная может кости обгладывать прямо сейчас!
- Дом, верхом быстрее будет!
Тот только махнул рукой и что есть духу припустил по тропинке.
Вот уж где сгодились вся его физическая выдержка, сила и подготовка, приобретенная за годы съемок «Лоста» и череды документальных фильмов в отнюдь незаурядных уголках планеты.
- Шон, стой! – остановил готового кинуться вслед Монагану друга Вуд. – Будь здесь. Вдруг Билли вернется. Я поеду следом за Домом. Никуда не уходи! Нам нельзя потерять друг друга!
Элайджа пришпорил пони, и тот весело потрусил по тропинке на запад.

***


Монаган был достаточно выносливым и очень быстрым – в считанные минуты актер достиг входа в теснину.
В начале тропки, там, где гряда холмов заставила актеров двигаться гуськом, клубился туман: густой, пепельно-серый, липкий. Казалось, он поедает солнечный свет и яркую зелень травы.
Внезапно из мглы донеслось испуганное ржание.
- Эх, Билли, дурак ты эдакий! – закусил губу Доминик и кинулся в серую пелену.

Будто густая паутина оплела мужчину, сковывая его движения и лишая зрения. Монаган хотел крикнуть, но вместо звонкого клича вырвался только сдавленный хрип:
- Билл!
Шаг. Еще один. Еще. Все сложнее и сложнее передвигать ноги.
У Дома сперло дыхание. В висках тяжело бухало. Казалось, что следующий шаг обязательно будет последним, но жгучее желание найти этого шотландского оболтуса и настучать ему в его пустую тыкву заставляло мужчину идти дальше.
О том, что будет с его лучшим другом в случае проигрыша Доминика чертовым умертвиям, Монаган старался не думать. Ни абсурдная реальность происходящего, ни тошнотворное осознание нависшей опасности – ничего не волновало актера сейчас, кроме спасения шотландской задницы по имени Билли Бойд.

- Билл! – прохрипел Дом. – Билл! Билли!
Тишина. Монаган упал на колени, судорожно глотая воздух.
Вдруг он сложил трубочкой губы и громко чмокнул.
Пришедшая в уставший, перегруженный мозг идея явно была из разряда сумасшедших, но это был последний шанс актера.
Он продолжил как можно громче в этой лишенной воздуха тишине чмокать, и на пятый или шестой раз таких манипуляций губами до его напряженного слуха донеслось сдавленное ржание.
Спустя несколько долгих, почти бесконечных минут чмоканья и неумелого посвистывания в протянутую вперед руку Дома уткнулись бархатные губы скакуна.
- Хороший мальчик, - принялся лихорадочно ощупывать животное Монаган, - хороший.
Лаская испуганно всхрапывающего пони, Доминик водил в непроницаемой пепельной мгле рукой в надежде обнаружить в седле Бойда.
Нащупав, наконец, друга, Дом сдавленно вскрикнул и, взяв под узды пони, поспешил вывести его из тумана.
Мгла будто сгущалась вокруг мужчины, не желая выпускать из своих цепких объятий жертву. Будто предчувствуя надвигающуюся опасность, Монаган ударил конячку по крупу, и та припустила вперед. Следом за пони бросился и Доминик, стараясь вырваться из этой мифической, почти кинговской мглы.

Силы мужчины уже были на исходе, когда он в отдалении услышал голос Вуда:
- Дом! Дом, где ты? Осталось совсем немного! ДОМ!
Из последних сил Монаган повалился на устеленные травой камни под копыта пони Эла.
- Видал? Я везунчик! – довольно осклабился Доминик и отрубился.

***


Когда Дом очнулся, хоббиты уже миновали гряду холмов. Дело шло к закату, и густой слой пыли на виднеющемся вдали тракте казался грязно-померанцевым. Билл, живой и здоровый, заботливо отирал лицо Монагана намоченным рукавом, наскоро оторванным от запасной рубахи. Когда в едва приоткрытые губы влилась чистая родниковая вода, Мериадок пришел в себя окончательно.
- Билли, ты как? – резко открыл глаза и рывком сел Доминик.
- Я-то нормально, за что тебе большущее спасибо. А вот как ты?
- В горле першит, - пару минут послушав свой организм, ответил Дом. – И голова чугунная. Ерунда, в общем… Мне кто-нибудь расскажет, какого хрена наш Билли оказался в этой дурацкой мгле?
- Наш Билли от недоедания заснул в седле, - хохотнул Шон.
- Перегрин Тук! – простонал Доминик и отвесил другу подзатыльник. – Какой же ты идиот!
- Мне об этом уже сообщили, - хмуро ответил Бойд, посмотрев исподлобья на Вуда и Астина, и задумчиво потер отбитый за сегодня друзьями затылок.


*На самом деле, это реальный факт, рассказанный самим Биллом.
(Также реальными фактами являются: аэрофобия Шона Бина и восхищение сэра Ли Сэмуайзом)



Глава 5. О бедном эльфенке замолвите слово.

По широкой дороге, светлой лентой разрезающей древнее лесное полотно, степенной рысью ехали несколько красивых и сильных лошадей. Всадники их были облачены в одежды зеленых и коричневых цветов, а длинные роскошные волосы собраны, а то и просто откинуты назад. Могучие стволы деревьев, плотной стеной обступающих дорогу, поросли мхом, а земля была укрыта плотным ковром из палой листвы и мелких лимонных цветов. Златокудрый юноша с сияющими глазами, восседавший на грациозной каурой лошади, с любопытством ребенка разглядывал окружающее его буйство красок и богатство лесной жизни, изучал мельчайшую деталь своего наряда и задумчиво рассматривал узоры на тугом луке.
- Legolas, man ah egi*? – высоким тенором обратился к любопытному парню ехавший по правую руку от него мужчина. На вид ему было не больше тридцати, но лучистый свет зеленых глаз и седые косы говорили о том, что прожил он достаточно много.
Орландо вздрогнул от неожиданности и со смущенной улыбкой отрицательно покачал головой, стараясь не выдать свой маленький секрет.
Это десять лет назад он неплохо знал синдарин и даже квенья, а сейчас и отличить-то их не может! Эх, сюда бы Лив, вот уж кто от корки до корки изучил эльфийский язык и до сих пор регулярно в нем практикуется! Пожалуй, она одна из немногих на земле, кто достойно владеет им. Уж она бы поняла, что от нее хочет этот странный мужчина… Интересно, а что будет, когда его сопровождающие догадаются, что наследник мирквудских эльфов ни черта не сечет в эльфийском?
Блум не смог подавить содрогания, представив на миг, что же с ним сделает суровый лесной народец с дивными ушками.

К слову сказать, ушки – первое, что осмотрел в своем новом облике актер.
Когда от шока немного отошел.
Очнувшись на залитой солнечным светом поляне, Блум поспешил умыться и кинулся к журчащей неподалеку воде, однако отшатнулся от нее, едва успев наклониться. Из реки на него смотрел не обаятельный шатен, которому под сорок и которого Орландо ежедневно наблюдал в зеркале, а совсем юный парень с длинными густыми локонами ярче солнца и пронзительными небесно-голубыми глазами.
Как следует осознать тот факт, что Блум теперь самый что ни на есть взаправдашний Леголас, актеру пришлось верхом – представители Мирквуда выехали на совет Элронда, едва он закончил изучать себя в отражении водной глади.
И теперь он скачет на лошади. Как все толкиновские эльфы. Без седла. Без чего-либо похожего на седло. Даже без попоны. Похоже, возможность Орландо иметь в будущем детей теперь под большим вопросом.
- Сколько нам скакать до Имладриса? – спросил он своих спутников.
- Lad, sir, anann orod ar Imladris**, - с легким удивлением ответил все тот же седовласый эльф.
«О да! Это значительно прояснило дело! Теперь все стало на свои места!» - мысленно взвыл Блум и вернулся к изучению местности.

Тусклое свечение лесного тракта было едва заметно при свете дня, но взгляд Орландо, ставший в считанные часы поистине эльфийским, без труда мог разглядеть невидимых человеку колдовских светлячков на границе тропы. Видел он и огромных черных белок, молчаливо следящих за гарцующими путниками, и редких, но крупных пауков – жалких потомков тех монстров, которых застал храбрый Бильбо шестьдесят лет назад, и поджарых волков устрашающих размеров. Несмотря на косые солнечные лучи, пробивающиеся сквозь густые кроны могучих великанов, неприятная дымка царила у окутанных сизым мхом стволов: должно быть, из-за этого лимонные цветы, тонким ковром вьющиеся по земле, такие белесые.
Пристально осмотрев доступную его взору часть леса, Орландо понял, что совсем не хотел бы очутиться в нем сам. Тем более по ночи.
- Lim, Legolas! – со смехом окликнул Блума светловолосый парнишка на мышастом коне, и актер понял, что излишне увлекся созерцанием окрестностей – его спутники успели изрядно вырваться вперед.
- Догоняю! – улыбнулся им актер и тронул своего скакуна.

***

- Леголас, что с тобой? – неслышно подъехал к Блуму тот самый парнишка на мышастом коне, заставив актера вздрогнуть от неожиданности.
- Все в порядке…
- Уверен? Ты с утра сам не свой.
- Faengolas***! – окликнул парня седовласый тенор. – Egle cund!****
Орландо будто почувствовал, что речь идет о нем, и улыбнулся:
- Все в порядке!... Предчувствие, Фаенголас. Есть у меня мрачное предчувствие. Впереди нас ждут горы, а они не были безопасны и в куда более мирные времена.
- Меня куда больше беспокоит улизнувшее от нас существо.
- Какое? – нахмурился Блум.
- То жалкое создание, которого мы сторожили по просьбе Митрандира.
- Совет ждут печальные вести, - изо всех сил пытался говорить Орландо в духе джексоновского сценария.

Вот это поворот! Выходит, Голлум был под стражей в Мирквуде? Да и Голлум ли это? Блум был почти уверен в том, что это так. И как же эльфы ухитрились прощелкать этого уродца? Где личный Мартин Фриман, который объяснит Орландо, что здесь происходит?!
Да-а, пожалуй, стоило в свое время читать книги гораздо внимательнее…
Как же Блум хотел сейчас оказаться в компании Вигго или сэра Иэна, знающих произведение назубок.
А еще лучше – дома, в теплой постели и объятиях очередной пассии.

***


До вечера оставалось еще несколько часов – солнце преодолело лишь половину пути на запад – а Орландо уже успел проклясть идею Профессора с ездой эльфов без каких-либо предметов сбруи, неутомимостью остроухих и отсутствием годных, ровных дорог между Мирквудом и Ривенделлом.
Пятая точка, если верить ощущениям, напоминала отбивную с нежными лилово-фиолетовыми гематомными переливами, ноги давно затекли, спина невыносимо ныла, а пальцы сводило от мертвой хватки, с которой горе-эльф вцепился в гриву своего скакуна.

«Как жаль, что по возрастным меркам я не подошел на роль Бильбо, - с досадой, перемежаемой нецензурщиной, размышлял Блум. – Сидел бы себе у камина, попивал эльфийские вина, спал, ел вдоволь: ни тряски в походе, ни ночевок где придется…Черт возьми, и ведь это только начало длинного-длинного путешествия!».

В таких невеселых размышлениях Орландо встретил темный и холодный вечер предгорий.
Едва услышав команду седого эльфа «Darem!»***** и увидев, что его спутники спешиваются, Блум в буквальном смысле слова бессильно рухнул с коня и заснул в мгновение ока.

Он никогда не думал, что быть эльфом НАСТОЛЬКО изнурительно…




*Леголас, что с тобой? (синдарин)
**Долина, река, длинные горы и Имладрис (синдарин)
***Лучащаяся листва (синдарин)
****Оставь принца! (синдарин)
*****Останавливаемся! (синдарин)



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"