Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Босодзоку

Автор: Джейн-Беда
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Пейринг:Саске/Наруто
Жанр:AU, Action/ Adventure, Romance
Отказ:все персонажи принадлежать Масаши Кишимото.
Аннотация:Учиха Саске – амбициозный главарь банды босодзоку (байкеров) из Осаки – приезжает в Фукуоку, чтобы подмять под себя местные группы кюсякай (других байкеров). Однако в его планы вмешивается забавный парень на мотороллере и задача усложняется.
Комментарии:Фукуока как место действия выбрана постольку поскольку и вряд ли будет иметь что-то общее с реальным городом.
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, ненормативная лексика, OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2018-03-28 12:30:16 (последнее обновление: 2018.05.27 10:41:59)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

1.

Разделительная полоса белой лентой маячила перед глазами. Мимо проносились однообразные пейзажи унылого пригорода Фукуоки. Теплицы, поля и заросшие обочины, подцвеченные дорожными знаками, проплывали мимо под бодрый мотив грохота мотора. Постепенно местность менялась. Жилые дома стали встречаться чаще. Узкие тихие улочки, велосипедные стоянки и редкие автобусные остановки сменяли друг друга. И вот, наконец, широкий проспект.
Саске остановился на светофоре, краем глаза отмечая, как справа поравнялся Дзюго на своем черном байке, объятом ярко-оранжевым пламенем аэрографии. Сидящая за его спиной Карин повернула к нему голову и ободряюще улыбнулась, показав правой рукой знак «ок». На ее голове красовалась любимая допотопная каска, из-под которой выбивались асимметричные алые пряди. Вкупе с мотоциклетными очками в стиле ретро, закрывающими пол-лица, она выглядела довольно колоритно, но на фоне всей их компании не так уж выделялась. Чего только стоил Суйгецу, недавно приделавший к своему шлему мэнгу(1), из-за чего теперь походил на современную версию самурая, собравшегося на войну. Сам Саске предпочитал кроссовые шлемы, демонстрируя всем и каждому, что любит прокатиться с ветерком и сложная дорога для него не преграда. Впрочем, это можно было понять и по его байку, выглядящему стройной газелью, на фоне тяжеловесной «Хонды» Дзюго.
Загорелся желтый и Саске поддал газу, готовясь к старту. В этот самый момент с оглушительно-визгливым тарахтением из-под его локтя вылетел оранжевый скутер и пронесся мимо. «Быстрая курочка», словно насмехаясь, замаячила красная надпись на коробе, приделанном позади водителя. Презрительно цыкнув сквозь зубы, Саске тронулся с места, сразу начав набирать скорость. Ему показалось унизительным, позволить какому-то доставщику еды на мотороллере обогнать его команду. Ребята, похоже, были с ним солидарны, громче заревев моторами за его спиной.
Саске догнал наглого доставщика всего за несколько секунд и уже приготовился испытать триумф небольшой победы, когда юркий скутер резко вильнул влево, подрезов его, и шмыгнул в переулок. От дерзости этого поступка у Саске аж челюсть под шлемом отвалилась. Как этот мелкий засранец посмел встать у него на пути? Он хоть понимает, с кем связался?
Этого поганца, определенно, следовало проучить!
Стиснув зубы, Саске рванул следом. Голодный рокот его «Ямахи» угрожающей волной разнесся по переулку. Доставщик «Быстрой курочки», видимо ощутив спиной угрозу, снова свернул. Конечно, куда его скутеру тягаться с мотоциклом? Ему только и остается, что вилять по узким проулкам, но не на того напал – с Учихой Саске такой номер не пройдет!
Свернув на том же месте, Саске с ликованием отметил, что впереди довольно длинный прямой отрезок; сворачивать было некуда. Этого промежутка ему было достаточно, чтобы обойти наглеца. До доставщика осталось всего ничего, Саске уже мог прочитать слоган «Быстрой курочки», написанный мелким шрифтом на его спине, когда оранжевый скутер снова вильнул, затарахтев прямо по пустующей детской площадке.
«Так не честно!» - хотелось заорать Саске, но вместо этого он яростно щелкнул зубами и повторил сумасбродный маневр.
Какого хрена творит этот придурок?
Попетляв по велосипедным дорожкам и проулкам, они наконец вернулись на проезжую часть, что не могло не радовать Саске. Вот теперь-то он обгонит этого засранца! Только он так подумал, как «засранец» внезапно свернул на автомобильную стоянку. Саске собрался было сбавить скорость, решив, что тот собирается остановиться, но не тут-то было – «Быстрая курочка» на полной скорости пронеслась между припаркованными машинами и прошмыгнула в дыру в рабице забора.
- Ты чертов псих! – не удержался от потрясенного возгласа Саске и кинулся за скутером, чувствуя себя последним идиотом.
Через несколько кварталов с подобными маневрами Саске перестал удивляться, преисполнившись неподдельным уважением к ненормальному водителю. Доставщик курочки знал местность как свои пять пальцев, ездил бесстрашно, нарушая все мыслимые правила, и еще умудрялся объезжать камеры наблюдения. Да кем вообще был этот парень?
Когда оранжевый скутер в очередной раз свернул с дороги, Саске даже глазом не моргнул, пока не понял, что погоня окончена. Доставщик резко остановился перед пятиэтажным офисным зданием, соскочил с мотороллера, выхватил сумку из короба с логотипом и быстро скрылся за стеклянной дверью.
Саске замер, выпучив глаза на закрытую дверь. За его спиной послышался многоголосый рокот моторов, нагнавших его ребят.
- Какого черта это было? – крикнул кто-то сзади, и его прорвало.
Саске заржал так, как, наверное, еще никогда не смеялся. Громко, истерично, до слез. У него даже живот заболел от хохота. Он преследовал этого мелкого засранца битые полчаса по ухабам и закоулкам, а тот, похоже, даже не догадывался, что за ним кто-то гнался! Вот же ж анекдот, рассказать кому, на всю жизнь клеймо идиота приклеится. Это ж надо, его, Учиху Саске, уделал сукин сын на оранжевом мотороллере!
- Быстрая, блядь, курочка, - утирая слезы пробормотал Саске и снова завел мотор.

(1)Мэнгу – боевые личины (маски) самураев феодальной Японии.

2.

Благополучно передав заказ, Наруто вышел из офиса группы Сарутоби, заправляющей в этом районе. Конечно же, недавние преследователи и не подумали дожидаться его у входа. Возможно, посчитали, что есть дела поважнее, чем караулить какого-то доставщика еды, пусть даже и очень наглого. Жаль, вздохнул про себя Наруто, он с удовольствием посмотрел бы, как местные братки разогнали бы этих умников. Особенно их предводителя на кроссовом байке. Вот же выпендрежник.
Неодобрительно покачав головой, Наруто закинул в короб термо-сумку, оседлал свой скутер и, опустив забрало шлема, завел двигатель. На сегодня его смена была закончена.
К гаражу он подъехал в приподнятом настроении. Заведя скутер внутрь, он привычно поискал глазами старика. На шум из-под машины, стоящей на эстакаде, выкатился Киба облаченный в робу, парень с бандитской физиономией, короткой стрижкой и вызывающими татуировками на щеках, предположительно символизирующими два клыка.
- О, ты уже закончил? Тогда быстрее переодевайся и присоединяйся, мне нужна еще одна пара рук, - обрадовался он, завидев друга.
- Сейчас. Дай хоть дух перевести, - хмыкнул Наруто, ставя скутер в отведенный для него угол и стаскивая шлем.
- Что такое? Неужели укатался? – заинтересовался Киба, поднимаясь с лежака и вытирая руки подвернувшейся под руку тряпкой.
- Скажешь тоже, - отмахнулся Наруто. – Просто я сегодня гостей встречал. Не знаю откуда они приперлись, но, похоже, задержатся.
- О, с этого места поподробней!
- Да не о чем рассказывать. Банда небольшая, похоже, из старой гвардии молодое пополнение. Шестеро плюс две девчонки. Лидер у них - придурок. Я их по маршруту номер восемь прокатил до офиса Сарутоби.
Киба присвистнул.
- Там этих парней никто не прижучил?
- Неа, все тихо было. Я когда вышел, их уже и след простыл. То ли им стало неинтересно, то ли просекли, куда я их завез. Хотя, скорее – первое. Они же не местные.
- Почему работа стоит? – С металлической лестницы, ведущей в офис, спускался крепкий мужчина средних лет с совершенно не подобающей человеку его возраста прической. Белые как лунь жесткие волосы, завязанные в неопрятный хвост, доходили ему почти до бедер, и если бы не широкий платок повязанные на лбу, неровно обрезанные пряди закрыли бы его не лишенное лукавости мужественное лицо. – Наруто, ты вернулся! – обрадовался он, заметив молодого парня в мотоциклетный куртке, замершего посреди гаража.
- Джи-сан, - беспардонно вмешался Киба, заорав на весь гараж, - вы только послушайте, что он говорит! В город босодзоку из другого города приехали! Как думаете, проблем не будет?!
Мужчина, являющийся хозяином этой автомастерской, нахмурился.
- Кто знает. Наруто, тебе стоит быть поосторожней и не лезть на рожон, - тут же стал давать он наставления.
- Да я вроде и не собирался, - неубедительно забубнил парень, покосившись на свой скутер.
- Что ты уже успел натворить? – тут же разгадал его действия мужчина, названный Джи-саном.
- Да ничего такого. Они меня даже не разглядели толком, так что проблем не будет.
- Да не волнуйтесь, Джи-сан, - поддержал его Киба. – Он им только гостеприимство оказал, показав пару достопримечательностей.
- Какой? – сурово зыркнул на глупых юнцов мужчина, предчувствуя проблемы.
- Номер восемь, - сознался Наруто.
Мужчина не удержался от смачного шлепка по лбу.
- Как отреагировали псы Сарутоби?
- Да никак. Те парни не стали задерживаться, тут же укатили восвояси.
- Слава Ками, - с облегчением выдохнул мужчина. – Ты меня до инфаркта доведешь своими выходками. Переодевайся и помоги Кибе. Эта малышка должна быть готова к завтрашнему утру, - кивнул он на автомобиль на эстакаде и, развернувшись, ушел в офис.
Пока молодые люди возились в гараже, мужчина тяжело опустился за свой рабочий стол и перевел взгляд на небольшой домашний алтарь, стоящий в углу. Над курильницей, где дымились ароматические палочки, стояла фотография, на которой была изображена молодая красивая пара. Светловолосый мужчина с чистыми синими глазами и счастливой улыбкой обнимал за плечи темноглазую рыжую девушку с милым личиком. Черты обоих сразу угадывались в юном лоботрясе, только что вернувшемся с доставки. Этот лоботряс, Узумаки Наруто, вот уже двадцать лет находился под его опекой и являлся единственным отпрыском пары с фотографии.
- Как же быстро растут дети, - устало вздохнул он и потянулся к телефону.

3.

Пришлось обойти несколько баров и клубов, прежде чем удалось разузнать, где тусуются местные янки. Саске не стал подгадывать момент и сразу же отправился туда, прихватив своих людей. Место сбора оказалось в портовом районе и находилось прямо под эстакадой с весьма оживленной автомагистралью. Саске не надеялся на успех в первый же вечер, но к его удивлению место не пустовало, а когда над городом сгустились сумерки, здесь стало не протолкнуться от вызывающе одетых парней, их шумных подружек и мотоциклов всех мастей.
Направляясь сюда, Саске и его команда заранее приготовились дать отпор, если дело примет плохой оборот, однако местные молодцы хоть и косились на незнакомые логотипы на их одежде, все же на рожон не лезли, заняв выжидательную позицию. Такой рациональный подход Саске понравился и, чтобы продемонстрировать свою лояльность, он первый заговорил с парнем, показавшимся ему достаточно простым и разговорчивым.
- Йо, как жизнь?
- Жизнь? Да нормальная жизнь, - удивленно пожал плечами сидящий на апгрейденной «Хонде-турист» толстяк. – А ты откуда?
- Осака, - лаконично ответил Саске.
- И как там живется? – заинтересовался толстяк.
- Да нормально живется, - вернул реплику Саске.
Не ожидавший этого толстяк добродушно рассмеялся и полез себе за спину, где была пристроена большая сумка, как оказалось доверху забитая съестным.
- Будешь? – предложил он пачку картофельных чипсов. – Меня, кстати, Чоджи звать.
- Нет, спасибо. А я Саске. А у вас тут весело, как погляжу. – Саске кивнул на вдупель пьяную компанию, громко ржущую над какой-то шуткой.
- Да, бывает, - кивнул Чоджи, проследив за его взглядом. – Настоящее веселье начнется, когда этих придурков кому-то домой развозить придется. Чтобы не стать жертвой жеребьевки, лучше тоже надраться. Будешь? – снова предложил он, на этот раз протягивая банку пива.
- Спасибо, пока не охота, - снова отказался Саске. – Эй, а что если все напьются? – полюбопытствовал он.
- Значит, развозить нас будет некому, - хмыкнул толстяк.
- Будете спать на улице? А если дождь? Не радостная перспектива-то.
- А, не кипешуй. На этот случай у нас тут неподалеку хибарка есть. Вообще она на территории лодочной станции, но наш бигбосс с хозяином в хороших отношениях. Он с ним договорился, чтобы пускал переночевать, если вдруг что.
- Бигбосс? – постаравшись казаться не особо заинтересованным, переспросил Саске.
- Ну да. Знаешь, босс, который ну очень биг. Он, правда, уже не при делах, но все равно бигбосс, - попытался объяснить Чоджи.
- Как он может быть боссом, если не при делах? – не понял Саске.
- Ну, он ушел на покой, но авторитет остался при нем, как-то так.
- То есть сейчас у них, - Саске махнул рукой в пространстве, намекая на окружающих их людей, - нет бигбосса? Тогда кому они подчиняются?
- Закону и больше никому. Тут, ясен пень, есть свои мелкие лидеры, но большая рыбка решила взять тайм-аут.
- Неужели, - на автомате поддержал разговор Саске, погрузившись в свои мысли.
Значит, нет лидера? Этим грех не воспользоваться. Все складывалось просто идеально. Если дело пойдет так и дальше, ему не составит труда подмять под себя эту мелочь, и тогда планы Орочимару-сама осуществятся.
- Эй, народ! Кто созрел для настоящих развлечений?! – вырвал его из размышлений бодрый голос, разнесшийся над толпой.
Окружающие янки оживились, встретив его одобрительным возгласом. В толпе появилось какое-то движение, и вскоре путем всеобщих усилий под эстакадой было расчищено большое пространство. На расчищенную площадку вышел парень с разукрашенным лицом, ведущий в поводу здоровенного пса.
- Все готовы к гонке?! – крикнул парень.
- Гав! – поддержал его пес.
- Да-а-а-а! – разнесся дружный ор по округе.
- Тогда жду желающих! Один участник у нас уже есть! – объявил парень и театральным жестом указал на смельчака, уже готового к старту. На первом участнике был городской черный шлем, стандартная мотоциклетная куртка и джинсы. Байк под ним был классический и такой же неприметный, как и он сам. Саске уже хотел вернуться к разговору с толстяком, как вдруг участник соревнований обернулся на кого-то в толпе и на спине куртки показался край знакомого логотипа.
- Что это у него на спине? – боясь ошибиться спросил Саске.
- У Наруто-то? А, так он в доставке подрабатывает. «Быстрая курочка» - очень известная забегаловка у нас в городе. Они так крылышки готовят, что закачаешься, - добродушно забухтел Чоджи, зашуршав новым пакетом чипсов.
Получив нужную информацию, Саске перестал слушать и выехал вперед.
- А вот и второй доброволец! – обрадовался парень с собакой, словно только этого и ждал, однако разглядев нового участника, запнулся. Проигнорировав заминку «ведущего», Саске занял место на старте. – Ну что ж, - очнулся тот, - раз участники готовы, давайте начинать. Девочки?
Парень с собакой быстро потерялся в толпе, а ему на смену вышли две девушки с флагами, типичные девчонки босодзоку: розовая принцесса и сисястая гяру(1). Саске не стал на них акцентировать внимание, вместо этого он внимательно посмотрел на своего соперника и обнаружил, что тот тоже смотрит на него. К сожалению, через забрало нельзя было разглядеть его лица, но Саске знал, что у него еще будет возможность это исправить. Отвернувшись от злосчастного доставщика, он сосредоточился на ближайшем флаге и мгновенно тронулся с места, как только тот закончил отмашку. Цель гонки была ясна: нужно было доехать до опоры эстакады, объехать ее и вернуться на старт. Победителем считается тот, кто быстрее с этим закончит. Саске был уверен, что на своем маневренном кроссе управиться быстрее, однако на прямом отрезке дороге до опоры, классический байк его обошел. На повороте ему удалось компенсировать свое отставание, а впереди снова был прямой отрезок.
«Нет! Не проиграю!» - рыкнул про себя Саске и дал по газам, рискуя на полной скорости влететь в толпу. К счастью, он был опытным рейсером и смог остановиться на безопасном расстоянии, завершив заезд эффектным дрифтом.
Крайне довольный собой он снял шлем и с триумфом посмотрел на проигравшего соперника. Вокруг ликовали люди, кто-то наверняка выиграл крупную ставку, но Саске сейчас было важно только одно – увидеть реакцию «Быстрой курочки».
Тем временем, раздосадованный соперник тоже начал снимать шлем. Сперва показалась полоска кожи шеи, а потом, словно золотой дождь, одна за другой стали выпадать короткие блондинистые пряди, пока не показалась вся голова, засияв в свете вечерних фонарей подобно маленькому солнцу. Тряхнув головой, «Быстрая курочка» поднял лицо и прямо посмотрел на Саске большими синими глазами. Взгляд был откровенно недружелюбным, но Саске это нисколько не колышимо. Он был поглощен созерцанием самого необычного человека, которого когда-либо видел. В своем окружении у него было достаточно странных и необычных людей, но этот почему-то казался самым необычным. Возможно, потому что его «необычность» не была отталкивающей, а скорее наоборот.
Когда блондинистый парень отвернулся, Саске ощутил легкое разочарование и поспешил проследить за его взглядом, чтобы выяснить, кто же оказался для него интереснее Учихи Саске, молодого лидера банды и просто красавчика. Как не странно, блондинчик пялился на группу местных девчонок, которые, как оказалось, имели собственные байки и вовсе не собирались прятаться за мужской спиной. Конкретно его взгляд был устремлен на ту самую розовую принцессу – девицу с розовыми волосами и в розовом же платье. Стоило ли удивляться, что ее байк тоже был розовым. Что за безвкусица?
Пока Саске разглядывал розовую девицу, на него самого обратили внимание. Девушки оживились и стали посылать ему недвусмысленные жесты, из чего следовало, что он им приглянулся. Всем, кроме одной. Длинноволосая брюнетка с утонченными чертами лица, которую без преувеличения можно было назвать настоящей красавицей, старалась незаметно поглядывать на блондинистого курьера, залипающего на ее розовую подругу. Что за нелепый треугольник?
Саске снова посмотрел на своего недавнего соперника и обнаружил, что тот опять зыркает в его сторону. Причем его взгляд стал в разы недружелюбнее. Впрочем, как и у всех рядом стоящих парней. Да еж твою медь, он же не виноват, что красавчиком родился!
Саске как раз думал, как безболезненно разрулить эту ситуацию, когда заметил, что блондинчик отъехал в строну и передал мотоцикл какому-то парню, видимо настоящему владельцу, после чего отошел к другой компании и угостился банкой пива. Это был неплохой шанс слиться с толпой. Подъехав к той же компании, Саске спешился.
- Угостите пивком? В следующий раз угощаю я.
- Давай, братиш. Чем больше народу, тем веселее, - поддержал его кто-то нетрезвым голосом. Воспользовавшись приглашением, Саске выхватил из стоящей на асфальте сумки банку пива и встал рядом с блондинчиком, который усиленно делал вид, что наблюдает за продолжающейся гонкой.
- Привет. Ты хорошо ездишь, - проявил вежливость Саске.
- Не похоже. Иначе я бы тебя сделал, - ворчливо ответил блондинчик.
- Да, на скутере у тебя получается лучше, - попытался поддеть его Саске. К его удивлению блондинчик заулыбался.
- Это точно. Понравилась поездка по городу? Этот маршрут я придумал.
- Что? Так ты меня видел!
- Пф, я же не слепой, конечно видел. Ты, кстати, единственный из всех, кто ехал точно за мной. Нужно быть настоящим ниндзя, чтобы пройти маршрут номер восемь от и до. С крещением тебя, - поддразнил его блондинчик.
- Как звать-то тебя, ниндзя?
- Сперва сам представься, а потом у других имена спрашивай. Это элементарная вежливость, бака.
- Я Учиха Саске из банды «Така», а ты?
- А я не из банды «Така», так что бывай, - нагло отбрил Саске блондинчик и довольный собой зашагал к тому самому оранжевому скутеру. Когда Саске пришел в себя, наглец уже успел покинуть место тусовки.
- Кто это был? – спросил он ближайшего собутыльника.
- Это? Наруто Узумаки, та еще заноза в заднице. С ним лучше не связываться, - посоветовал тот, прикладываюсь к новой порции алкоголя. Понятливо кивнув, Саске отошел от группы алкашей, потому что заметил, как Суйгецу показывает ему руками загадочные знаки.
- Что такое? – спросил он, приблизившись к подчиненному.
- Мы закончили разведку. Поедем на хату или останемся?
- Поедем, - решил Саске. – Нам еще гнездышко обустраивать. – Сказав так, он глянул в ту сторону, куда укатила местная заноза в заднице на оранжевом скутере.
Ладно, пусть быстрая курочка бегает, пока может.

(1)Гяру – девчачья японская субкультура, пропагандирующая легкомысленный образ жизни. Девиз гяру «Не могу жить без мужчин». Одной из отличительных черт являются крашенные в блонд волосы и вызывающие наряды. Встречаются и парни гяру.

4.

Закончив дела в гараже своего опекуна Джирайи, Наруто отправился на подработку. В доставке «Быстрой курочки» он подрабатывал лишь два дня в неделю, сегодня же у него на очереди была вечерняя смена на автозаправке.
Вообще у Наруто было несколько подработок, так что в его рабочей неделе не оставалось ни одного свободного дня. В промежутках между подработками он помогал в автомастерской опекуна, и только ночи принадлежали ему одному, правда, в основном, потому что Джирайя запрещал ему брать ночные подработки. На самом деле Джирайя вообще не хотел, чтобы он так упахивался и в свое время даже уговаривал пойти в колледж, но Наруто уперся. Он не хотел сидеть на шее у человека, посвятившего ему свою жизнь, еще и природа отыгралась на нем, обделив умом, так что единственный способ благодарности для опекуна, который он смог придумать, это начать самому зарабатывать себе на жизнь.
Переодевшись в форму продавца и нацепив на грудь бейджик, Наруто вышел в зал и приступил к работе. Обязанности у него были весьма однообразны и почти ничем не отличались от обычной работы продавца в любом комбини(1): уложить товар, проверить сроки годности, пробить товар, отпустить товар. Руки выполняли привычные действия, а мысли снова и снова возвращались к залетным босодзоку из Осаки, как проинформировал по телефону Чоджи. И чего они забыли в Фукуоке? Да еще вшестером приехали, не считая девчонок. Может у них тут знакомые есть или просто захотели достопримечательности посмотреть?
- Ха, точно, достопримечательности, - сыронизировал Наруто.
Услышав слабый звук мотора, пробивающийся сквозь стеклопакет, он оторвался от коробок с товаром и глянул на улицу. У бензоколонки сгрудилась группа мотоциклистов. Сперва Наруто нахмурился, не узнавая их, пока ему на глаза не попался хищный силуэт кроссового байка. Фу ты ну ты, легок на помине. Задвинув поглубже не до конца разобранную коробку, он отряхнул от пыли руки и встал за прилавок у кассы.
Пиликнула автоматическая дверь и человек, которого он меньше всего сейчас хотел видеть, вошел в магазин. Как и ожидалось, он не обратил никакого внимания на продавца и сразу зашагал к интересующим его полкам. Взял какие-то напитки в холодильнике, остановился у полки с журналами, залип на бенто. Девушки, работающие с Наруто в ту же смену, уставились на нового покупателя, как завороженные, еще больше подпортив настроение. Их поведение было понятно, в конце концов, этот осакский воображала был довольно смазливым, но все равно раздражало. Разве Наруто не был симпатичным? Почему они на него никогда не смотрели такими сальными глазенками?
Когда Учиха добрался до кассы, настроение Наруто уже было мрачнее некуда.
- С вас четыре тысячи триста восемьдесят йен, - недружелюбно проскрежетал он.
Услышав этот сварливый тон, Учиха наконец соизволил посмотреть на продавца.
- Быстрая курочка, - констатировал он.
- Кто это тут курочка? – надулся Наруто. – Плати давай.
- В вашем магазине всегда такое обслуживание?
- Смотря для кого.
- Неужели тебя так задел проигрыш? – самодовольно ухмыльнулся Учиха.
Наруто досадливо скуксился, что только еще больше развеселило проклятого осакца.
- Да ты очаровашка, курочка, так мило дуешься.
- Так, еще одно слово про курочку ‒ и я тебя… - разозлился Наруто.
- Все-все, больше не буду, но тогда скажи, как мне тебя называть? – Учиха поднял руки в шутливо-защитном жесте, на что Наруто указал на свой бейджик.
- Не забудь добавлять к этому имени «сама», и, может быть, мы с тобой поладим.
Учиха сдвинул брови, внимательно читая иероглифы на бейджике.
- Наруто? Как рыбный рулет для рамена? Так ты не курочка, ты – рыбка, - сделал он неожиданный вывод, повергнув собеседника в ступор.
- Ты, наверное, смерти ищешь, - замогильным голосом предположил Наруто.
- О, нет, не обращай внимания. Это просто мысли вслух, - поспешил замять дело Учиха. – Слушай, рыбка, то есть Наруто-сан, - то ли нечаянно, то ли специально оговорился он, вызвав у последнего нервный тик правого глаза, - а ты всегда на скутере ездишь?
- С какой стати я должен тебе отвечать? – еще более мертвым голосом спросил Наруто.
- Просто стало интересно, не поэтому ли ты мне проиграл? Хотя нет, кажется, у меня появилась более правдоподобная версия, - Саске сделал задумчивое лицо.
- Какая? – невольно купился Наруто.
- Просто рожденный плавать, водить не умеет, - выдал Учиха и, подхватив пакет с продуктами, вышел из магазина. Его дружки уже давно закончили заправлять байки и, как только лидер занял свое место, шумной толпой укатили в ночь.
Наруто, только-только отошедший от выходящих за всякие рамки слов Учихи, возмущенно заорал:
- Ты, блин, шутишь что ли?! Где мои четыре тысячи триста восемьдесят йен?!»
Но было поздно, Учиха его уже не слышал.

(1)Комбини (сокращённо от англ. convenience store — «удобный магазин») – круглосуточный магазин шаговой доступности.

5.

После встречи на заправке, Саске находился в приподнятом настроении. Узумаки, которого он про себя окрестил Золотой рыбкой, по-настоящему порадовал его своей искренней реакцией. Он делал такие забавные гримасы, когда Саске его подкалывал, что сдержаться было просто невозможно. Если бы это был кто-нибудь другой, Саске не доставило бы радости смотреть, как этот кто-то корчит рожи. А вот Золотая рыбка Узумаки совсем другое дело. От природы он обладал очень симпатичным живым лицом и, наблюдая за сменой выражений на нем, Саске получал настоящее эстетическое удовольствие.
Под впечатлением от удачной встречи, Саске разрешил своим парням самим выбрать место, где завершится их вечер. Путем бурных дебатов было решено осесть в одном из ночных клубов в центре. Лениво попивая свой напиток через соломинку, Саске с отеческой улыбкой наблюдал, как его люди веселятся, дурачатся и пытаются цеплять местных девчонок. Две девушки из его банды, Таюя и Карин, громко осуждали их развязное поведение, но сами тоже не отставали, постреливая глазками на всех мужчин, казавшихся им симпатичными. Саске тоже угодил в поле их видимости, но усиленно делал вид, что не понимает намеков.
Из расслабленной эйфории Саске вырвала вибрация мобильного, зажужжавшего в правом кармане кожаных брюк. Вынув агрегат, он глянул на дисплей и тут же посерьезнел. Звонок был от Орочимару. Музыка в общем зале была слишком громкой, и чтобы ответить на вызов, ему пришлось закрыться в уборной.
- Я вас слушаю, Орочимару-сама.
- Саске-кун, рад тебя слышать, - раздался чуть сипловатый голос из динамика телефона. – Веселитесь?
- Ребятам нужно было расслабиться, - неосознанно начал оправдываться Саске.
- Ну что ж. Пусть расслабляются, - легко согласился с его доводом голос. – Как продвигаются дела?
- Все идет по плану. Мы уже собрали информацию, - доложил Саске. - Здешние мото-клубы не особо рвутся к конфликтам с законом. Похоже, за несколько лет мира они потеряли клыки. Этих ребят нельзя назвать настоящими босодзоку, боюсь, наши традиции для них пустой звук. К тому же у них сейчас нет главаря. Последний ушел на покой много лет назад и с тех пор они как овцы без пастуха, шатаются по городу туда-сюда, не зная чем заняться. Мои парни сказали, что до нас тут уже побывали босодзоку из других префектур, которые нарушали здешние законы. За эти дела тех парней быстро выдворили из города, а тех, кто сопротивлялся особенно сильно, никто больше не видел. Похоже, у них тут есть какие-то негласные правила, нарушение которых может привести к серьезным последствиям. Что за правила пока не знаю, но, думаю, мы справимся и без этих знаний. Как вы и говорили, мы старались избегать конфликтов, и местные это оценили. Мы у них на хорошем счету.
- Очень хорошо, Саске-кун. Я в тебе не ошибся. Думаю, пришло время для нашего плана. Ты ведь не забыл, что должен делать?
- Нет, Орочимару-сама, я все помню. Будет исполнено.
Едва он произнес последнюю фразу, как трубка отозвалась короткими гудками окончания вызова. Опустив руку с гудящим телефоном, Саске тяжело привалился к стене туалетной кабинки.
Вот и закончились каникулы. Пора браться за работу.

6.

Найти нужную цель Саске помогли сведенья, полученные его людьми в вечер знакомства с местными байкерами. И нацелился он на банду некоего Момоти Забузы. По слухам типом тот был весьма заносчивым и охотно ввязывался в темные дела. Если бы не законы, установленные здешними криминальными авторитетами и запрещающие парням на мотоциклах ввязываться в криминал, он бы давно пустился во все тяжкие.
В Фукуоке не осталось настоящих босодзоку, а те жалкие парни, которых видел Саске, только и могли ныкаться под мостами и создавать видимость собственной значимости. Хотя, о какой значимости могла идти речь, если они даже никаких дел не проворачивали? Смех, да и только. Однако Момоти был другим. Он не признавал честный образ жизни и не желал гнуть спину на начальников. Если бы не дурацкий запрет на вступление байкеров в банды и маниакальная любовь к своему байку, он бы давно примкнул к якудза и, возможно, смог бы там неплохо подняться. К сожалению, в Фукуоке его амбиции никогда не реализуются, впрочем, Саске мог ему кое-что предложить.

7.

Местечко было сомнительным даже по меркам Саске. В небольшом помещении, пропитанному алкогольными парами, теснились компактные круглые столики, утопающие в интимном полумраке. Лишь широкий стеллаж, до отказа забитый бутылками и посудой – самое сердце бара – притягивал взгляд яркой иллюминацией. Негромкая мелодичная композиция разливалась по залу, создавая расслабляющую уютную атмосферу. Вообще-то, это местечко могло бы даже понравиться Саске, если бы за барной стойкой не стоял крупный бровастый мужик с четко подведенными глазами и широким непристойным ртом. Мужик уже добрые полчаса, с самого прихода Саске в бар, прожигал его пылкими взглядами и что-то томно мурлыкал посетителям, пристроившимся у стойки. Те, в свою очередь, тоже кидали в его сторону многозначительные взгляды и делились друг с другом наблюдениями. Дополнял картину юный помощник бровастого, успевающий подливать напитки клиентам и злобно позыркивающий на Саске, пока его старший коллега чесал языком. Судя по всему, Саске стал невольным участником любовного треугольника, просто попавшись на глаза шерстистобровому здоровяку, оказавшемуся хозяином гей-бара «Голубая розочка Катабуми».
Да, Саске и сам поверить не мог, что приперся в гей-бар, но Момоти можно было выцепить только здесь. Упомянутый Момоти, высокий широкоплечий мужчина с короткой стрижкой, в это время преспокойно сидел за отдаленным столиком и непринужденно флиртовал с созданием просто неземной красоты. Если бы не специфика заведения, Саске принял бы этот образчик истинно японской женской красоты за прекрасную фею, но в «Розочке» он мог быть только феем.
Когда фей поднялся с места, намериваясь «припудрить носик», Саске уже допивал вторую бутылку пива, еще немного и ему самому пришлось бы идти «пудриться», и раз до этого еще не дошло, следовало заняться осуществлением планов. Дождавшись, когда создание исчезнет из поля зрения, Саске подхватил свою бутылку и продефилировал к заскучавшему Момоти. Вблизи мужчина выглядел внушительней и производил впечатление жесткого и неприятного человека. На вид ему было лет тридцать пять, но Саске был уверен, что на самом деле тот моложе, чем кажется.
- Свали, - коротко велел Момоти, едва Саске приземлился на стул фея.
- И тебе добрый вечер, Момоти, - невозмутимо поздоровался Саске.
- Я, кажется, велел тебе свалить.
- Непременно. Как только закончу дела с тобой.
- Нет у нас никаких дел, - отрезал Момоти.
- Будут, - уверенно припечатал Саске. – Или тебя не интересуют два миллиона йен, которые я собираюсь тебе дать? – закинул он наживку.
- У тебя есть лишние два миллиона? ‒ покосился на него мужчина. ‒ И за какие такие заслуги ты собрался их мне дать? Ты не похож на Санта-Клауса.
- Естественно за твои услуги, ‒ скупо улыбнулся Саске.
- Ищи себе другого трахаля, детка. У меня парень есть, ‒ категорично отшил его Момоти. Натянутая улыбка примерзла к лицу Саске.
- Я по другому вопросу. Мне интересен Момоти Забуза ‒ лидер банды, а не мужик с большим членом, ‒ невыразительно отчеканил он.
- Я – кюсякай(1), - нахмурился мужчина, наконец поняв, что ему предлагают. – Грязными делами не занимаюсь.
- А я слышал другое. К тому же мы оба знаем, как на самом деле ты относишься к кюсякай.
Момоти не отвил, залпом осушив, стоящий перед ним стакан.
- Тебе ведь все это противно, - продолжил Саске, внимательно наблюдая за его реакцией. – Ездить по правилам, расшаркиваться перед полицией, пахать на заводе за стандартный оклад. Зачем вообще нужен байк, если нельзя ездить вволю и делать то, что тебе хочется? Разве дух босодзоку в тебе не бунтует? Тебе не хочется просто нестись в закат, начихав на все правила? Разъебошить что-нибудь, просто потому что кровь кипит и тебе весело? Выбросить нахер будильник и доставать деньги тем способом, которым тебе удобно? Не скучаешь по такой жизни?
- Правила есть правила. Я не могу их изменить, - мрачно проговорил Момоти, отставляя стакан.
- Я знаю того, кто может, - снова улыбнулся Саске, видя, что наживка заглочена. Вот только насладиться победой ему не дал фей, внезапно вернувшийся к столику. Темные глаза фея смерили Саске долгим ревнивым взглядом и обратились к Момоти, вмиг став обожающими. Вспомнив, что занял чужой стул, Саске галантно уступил место, за что удостоился презрительного взгляда. Его работа была еще не закончена, поэтому, вместо того, чтобы оставить влюбленных наедине, он подхватил стул у соседнего столика и уселся рядом с Момоти. Глаза фея впились в его лицо, словно лазеры. Саске почти физически ощутил, как темные очи фея смертоносными лучами подчистую срезают его мужское достоинство.
- Хаку, знакомься, это мой новый друг, - заговорил Момоти, явно забавляясь сложившейся ситуацией. – Как там тебя? – обратился он к Саске.
- Учиха Саске.
- Учиха, значит? – заинтересовался Момоти. – Где-то я уже слышал эту фамилию.
- А вы давно вместе? – выпалил Саске первое, что пришло в голову, меняя тему разговора.
- Давно, - враждебно буркнул Хаку. – А как долго вы знакомы?
- Минут десять, - пожал плечами Саске.
- Это у тебя хобби такое? Подбивать клинья к парням, когда их партнеры ненадолго отвлекаются?
- Эй, стоп! Я не по этой части! – возмутился было Саске, но сообразив, что не стоит орать о своей гетеросексуальности в гей-баре, поспешил исправиться: - Твой парень не в моем вкусе. Он слишком… - Саске стрельнул глазами в сторону Момоти заинтересовано прислушивающемуся к их диалогу и досадливо поморщила. - …мужик.
- А, предпочитаешь котиков(2), - понятливо кивнул Хаку и расслабился, но теперь напрягся Момоти.
- Именно, - поддакнул Саске, с опаской косясь на здоровяка рядом. – А вообще мне нравятся светленькие, - выкрутился он.
- Вот как? Нравятся иностранцы? – заинтересовался Хаку.
- Не то чтобы. Просто светленькие, - попытался увильнуть Саске.
- Есть у меня один такой знакомый, - не унимался фей. – Он, правда, утверждает, что не интересуется мужиками, но сколько его помню, с женщинами ему никогда не везло. Я уже давно уговариваю его заглянуть сюда, вдруг и правда кто понравится, а он ни в какую. Вот не удивлюсь, если Наруто в конце концов с мужчиной встречаться начнет.
Услышав знакомое имя, Саске оживился.
- Наруто? Уж не Узумаки ли?
- О, так ты его знаешь! – обрадовался Хаку, окончательно оттаяв.
- Да так, встречались, - неопределенно промямлил Саске.
- Я его еще со школы знаю. Он тогда жутким хулиганом слыл, но на самом деле он очень добрый. Меня всегда выручал, когда отморозки приставали. Вот времена были, - ностальгично вздохнул Хаку.
- Я в школе тоже никогда паинькой не был, - подхватил тему Саске. – Даже банду свою собрал. Поныне существующую, - с намеком добавил он, покосившись на Момоти.
- А ты своего не упустишь, да? – ухмыльнулся на это мужчина.
- В этом плане я весьма удачлив, - согласился Саске. – И своей удачей я всегда готов поделиться с ближним. Именно поэтому моя банда и процветает до сих пор.
- А если твоя удача понадобится еще кому-нибудь? – твердо спросил Момоти.
- Я же сказал, что готов поделиться с ближним. Вопрос только в том, готов ли ближний к сотрудничеству? – сделал свой ход Саске.
Хаку, потеряв нить беседы, тревожно переводил взгляд с одного на другого.
- Забуза-сан, - потянулся он к Момоти, но тот лишь накрыл его тонкую руку своей лапищей и вернулся к разговору с Саске.
- Я бы хотел знать, что именно ты мне предлагаешь.
- Боюсь, это не для посторонних ушей. Здешним шишкам не понравится мое предложение, но риск того стоит. Интересно?
- Если это затрагивает то, о чем мы до этого говорили, то очень.
- В таком случае, не пойти ли нам в другое место?
На вопрос Саске, Момоти решительно поднялся со стула, подхватил за талию своего фея и, кивнув на дверь бара, зашагал к выходу. Проводив его широкую спину удовлетворенным взглядом, Саске направился следом.

(1)Кюсякай – «законопослушные» байкеры, в отличии от босодзоку.
(2)Хаку намекает на пассивную роль в гей-отношениях. В гей-паре пассива часто называют «нэко» (кот).

8.

В костюме было душно и невыносимо жарко. Пот так сильно пропитал футболку Наруто, что если бы была возможность ее снять, он бы с легкость мог ее отжать. О том, что при этом творилось у него между ног, даже думать не хотелось, а до перерыва было еще без малого полчаса. Вяло пошевелив дощечкой с рекламой «Быстрой курочки», Наруто оглядел полупустую улицу на предмет обнаружения детишек. Маленькие паразиты обычно проходу ему не давали, если он попадался на их пути в этом дурацком костюме. И не удивительно, ведь находясь в полном облачении, он являл собой желтую курицу с симпатичной, но глупой физиономией, в красной мотоциклетной каске, из которой выглядывал красный же гребень. Ну не красавец ли?
Слава Ками, детишек в пределах улицы не наблюдалось, что, впрочем, легко объяснялось будним днем и ранним временем суток. В такое время детишки сидят за партами и постигают мудрость сенсеев, а те, кто не постигает, прогуливая занятия, предпочитают места повеселее.
Не заметив на улице особого оживления, Наруто убрал под мышку рекламную доску и вознамерился снять тяжелую, неудобную плюшевую голову курицы, чтобы глотнуть свежего воздуха и хоть немного остудиться. Но стоило ему поднять руки, как вдалеке взревели мотоциклетные моторы. Утробный рокот стремительно приближался, и Наруто судорожно вцепился в свою доску – ему не хотелось показываться на глаза своим знакомым в образе курицы. «Пожалуйста, Ками, пусть они проедут мимо», - взмолился он про себя, но Ками не внял его мольбам и группа байкеров начала сбавлять скорость, пока не затормозила аккурат напротив него.
- Ты только посмотри на это, - воскликнул кто-то из них. – Курица? В самом деле?
- Я бы сразу уволилась, если бы меня заставляли носить такое уродство! – вторил ему женский голос.
- А по-моему выглядит миленько, - возразила другая девушка.
Желая узнать, кто это его так бесцеремонно обсуждает, Наруто развернулся всем корпусом к веселящимся янки и обомлел. Впереди улюлюкающей банды на своем кроссовом байке восседал Учиха Саске, собственной персоной. В отличие от остальных он не обращал на курицу-Наруто никакого внимания и пристально разглядывал его оранжевый скутер, припаркованный неподалеку.
Вот гадство, и приспичило же припарковаться так близко к месту работы!
Очевидно опознав его байк, Учиха гаденько заухмылялся и начал обшаривать взглядом улицу, пока не наткнулся на Наруто, замершего перед ним, как кроль перед удавом. Чтобы развеять Учиховские подозрения, он не придумал ничего лучше, чем азартно замахать рекламной доской, изображая чрезвычайную занятость. Через пару-тройку его головокружительных кульбитов, которые кроме как мастерством жонглирования никак не назовешь, издевательские возгласы банды сменились на уважительные, а взгляд Учихи стал заинтересованным.
- Не ожидал. В тебе столько талантов, рыбонька, - нарушил молчание Учиха.
Услышав его, Наруто замер в нелепой позе; выпущенная из рук доска смачно шлепнулась на асфальт. Банда Учихи дисциплинированно заткнулась, поняв, что у босса здесь свой интерес.
- Что, даже не поприветствуешь?
- Да пошел ты, - огрызнулся Наруто. – Много чести с тобой здороваться.
- И это мне говорит человек в костюме курицы, - хмыкнул Учиха.
- И это мне говорит тэмэ в костюме человека, - передразнил его Наруто.
- Чо сказал? – угрожающе рыкнул здоровяк за спиной Учихи, но быстро захлопнулся, напоровшись на недовольный взгляд босса.
- Отправляйтесь на место без меня. Я скоро присоединюсь, - велел Учиха таким командным тоном, что даже Наруто вздрогнул. К счастью, его массивный костюм успешно скрыл это телодвижение. Тем временем вызвавший недовольство Учихи здоровяк смиренно ему кивнул и, показав рукой какой-то условный знак, рванул с места дальше по улице. Остальные члены банды, не задавая лишних вопросов, укатили за ним.
Наруто проводил потрясенным взглядом исчезающую вдали банду – он впервые вдел таких дисциплинированных янки.
- Ты случаем не дрессировщик? – не удержался он от вопроса, все еще глядя вслед байкерам.
- Хочешь проверить? – поддел его Учиха. Пока Наруто ловил ворон, тот успел спешиться и теперь стоял вальяжно облокотившись на свой байк, и в упор разглядывал нелепый костюм собеседника.
- Как-нибудь в другой раз, - поежился от этого взгляда Наруто. – Я вообще-то на работе, если ты не заметил.
- Вот как? – вполне искренне удивился Учиха. – А мне подумалось, тебе просто нравятся нелепые наряды. Хотя, этот костюм цыпленка выглядит мило.
- Это курица, - машинально поправил Наруто.
- Ах да, «Быстрая курочка», я помню.
После этих слов у Наруто возникло стойкое ощущение, что над ним издеваются.
- А твой скутер тоже часть этого… - Учиха помахал в воздухе рукой, подбирая нужное слово. - … косплея?
- А что не так с моим скутером? - насторожился Наруто.
- Он оранжевый, - поделился своим наблюдением Учиха.
- И что? – набычился Наруто. – Я люблю оранжевый. Ты имеешь что-то против него? И вообще, мне его самолично Джи-сан покрасил, а он в таких делах шарит! И пусть его действительно красили для работы, он мне нравится таким!
- Уоу-уоу, полегче. Я же не знал, что это больная тема! – Учиха поднял руки в примирительном жесте, и Наруто начал было успокаиваться, пока этот паскудник все не испортил. – Пф, хотя это и забавно, что тебе даже байк пришлось перекрасить, чтобы в итоге работать курицей, - прыснул он.
- Все, ты нарвался! – не вынес издевательств Наруто. – Сейчас будет больно! – заявил он и начал грозно надвигаться на Учиху. Но вопреки угрозе, тот не только не испугался, но даже начал похохатывать. Видимо марширующая к нему курица с глупой физиономией – не то зрелище, которое могло его напугать. От осознания этого, вздрючить засранца захотелось с удвоенной силой.
- Стой-стой, я больше не буду смеяться! – взмолился Учиха. – Слушай, у меня к тебе деловое предложение. Вступай в мою банду, а? Тебе больше не придется работать курицей, сможешь перекрасить свой скутер в любой другой цвет. О деньгах не волнуйся, у нас есть бизнес. Как тебе предложение?
Наруто так и не ударил Учиху, хоть кулаки и чесались. Он не знал, серьезным ли было предложение Учихи, но оставлять его без ответа не стоило, ведь если этот тэмэ сделает такое предложение кому-то еще, то может попасть в серьезные неприятности.
- Не предлагай мне больше подобного. И никому из здешних тоже, если собираешься задержаться здесь надолго, - предупредил Наруто.
Услышав его серьезный тон, Учиха тоже бросил дурачиться.
- Почему? Какие-то местные правила?
- Именно. Ты ведь босодзоку в полном смысле этого слова? – уточнил Наруто. - Вот поэтому и не предлагай такое. И ежу понятно, что ваш бизнес нелегальный. Честным трудом много не заработаешь, а ваши байки не из дешевых. Если якудза прознают, что вы лезете на их территорию, набирая здесь людей, им это не понравится.
Учиха внимательно выслушал его, и уже открыл было рот чтобы что-то сказать, как в скрытом кармашке на животе куриного костюма Узумаки запиликал телефон.
- О, закончил! – обрадовался Наруто, в миг растеряв всю свою серьезность. Сняв неудобную плюшевую перчатку, он засунул руку в кармашек на животе и выключил таймер на телефоне. После чего поднял руки и с облегчением стянул голову талисмана «Быстрой курочки». Под костюмом волосы ожидаемо слиплись от пота, и, оказавшись на воздухе, Наруто с удовольствием потряс головой, растрепав их. – Я снова жив, - с неподдельной радостью вздохнул он и, подхватив с асфальта рекламную доску, бодро зашагал по улице в сторону ресторана быстрого питания, где и имел несчастье подрабатывать.
- Эй, ты куда?! – раздался растерянный голос Учихи из-за спины.
- Домой, конечно. Я на сегодня свое отработал, - крикнул в ответ Наруто, даже не обернувшись.
- Но мы не договорили!
- А я договорил. Счастливо оставаться, тэмэ! – заключил Наруто и махнул на прощание рукой. Довольный тем, что последнее слово осталось за ним, он нырнул в неприметную боковую дверь, ведущую в подсобные помещения «Курочки».
- Я закончил, дядь! – прокричал он в сторону кухни, откуда доносились соблазнительные запахи и шум готовки.
- Молодец, Наруто! На сегодня ты свободен! – отозвался хозяин, не отвлекаясь от работы. – Завтра не опаздывай!
- Хорошо!
Наруто свернул в небольшую коморку, служившую раздевалкой. Отбросив в угол голову курицы и рекламу, он быстро вжикнул молнией и стал выбираться из пропотевшего костюма. От жары футболка и трусы промокли насквозь, но Наруто это предусмотрел и прихватил запасное белье. Жаль, здесь душа не было, чтобы еще и с тела пот смыть, но до дома можно было потерпеть. С такими мыслями он отшвырнул грязную футболку и уже взялся за резинку трусов, когда услышал за спиной насмешливое фырканье.
Удивленно обернувшись, он обнаружил Учиху Саске, стоящего в дверях раздевалки и окидывающего его любопытствующим взглядом.
- Какого хрена ты тут делаешь? – ошарашено вытаращился Наруто, продолжая цепляться за трусы.
- Да так. Я вообще-то хотел разговор продолжить, но ты, кажется, уже не в настроении, - молвил Учиха, выразительно пялясь на многострадальное белье.
- Разговор давно окончен, поэтому выметайся, - как идиоту объяснил Наруто.
- Как скажешь, но сперва хочу узнать кое-что, - покладисто согласился Учиха.
- И что же? – нетерпеливо рявкнул Наруто, которого навязчивость осакца уже начала раздражать.
- Ты главное не пойми меня неправильно, я ничего такого не имею в виду, - начал тот издалека, шагнув в комнату. Остановившись почти вплотную к Наруто, он склонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то, и выдал: - Ты гей?
От неожиданности Наруто даже воздухом подавился. Он думал, что приготовился ко всему, но Учихе удалось превзойти все его ожидания.
- Сам ты гей, дебила кусок! – заорал он. – Что это, блин, за вопрос такой?! Ты совсем охренел что ли?! Ну-ка выгребывайся из моей раздевалки!
- Эй, успокойся, - отступил Учиха. – Я же сказал, что ничего плохого не имел в виду.
- Не имел он, - запальчиво передразнил его Наруто и тут же угрожающе показал кулак. – Ща как введу!
- Да тише ты! – снова попятился Учиха. – Будешь так орать, сюда сейчас вся забегаловка сбежится.
А ведь и верно, сообразил Наруто и решил немного убавить звук.
- Все, Учиха, иди отсюда, мне переодеться нужно.
- Все-все, ухожу. Я просто хотел сказать, что ты эротично выглядишь.
- Что?! – снова возопил Наруто, позабыв о решении вести себя потише, и в очередной раз давился воздухом.
- Вот потому и подумал, что возможно ты гей, – истолковав его восклицание как вопрос, продолжил Учиха. – Им вроде свойственно всем своим видом излучать секс. В тебе это тоже есть, знаешь? Ну, раз ты не гей, я не настаиваю. Увидимся, Наруто, - заключил он свою пламенную речь и быстро скрылся за дверью.
На то, чтобы прийти в себя, Наруто потребовалось время, и первое, что он сделал – захлопнул рот, который невольно разинул, слушая словоизлияния Учихи. Он был так поражен этими откровениями, что совсем забыл заехать в глаз в конец оборзевшему засранцу. Это ж надо было принять его за гея. И из-за чего? Он, видите ли, эротичный.
Рывком распахнув металлический шкафчик, где хранилась его одежда, Наруто растеряно уставился в настольное зеркало, скотчем прилепленное к внутренней стороне дверцы шкафчика. Физиономия, которая там отразилась, была насыщенно-пунцовой.
- Бля, - отвел глаза Наруто и потянулся к свежей футболке, висящей на плечиках. Однако, вместо того, чтобы ее надеть, он смял ее в руках и прижал к лицу, заглушая крик, вырвавшийся из самого сердца. А все потому, что он был зверски смущен. Чертов Учиха уже несколько раз назвал его по имени.

9.

На встречу с очередным главарем одной из местных захудалых банд Саске безбожно опоздал. А все потому, что у него перед глазами навязчиво маячила картина того, как небезызвестный Узумаки разоблачается из неуклюжего, громоздкого костюма, являя на свет свое пропотевшее, подтянутое тело, источающее сногсшибательные феромоны, наводящие на непотребные мысли. Из-за приставучего видения, Саске объездил полгорода лишь за тем, чтобы остудить голову, но помогло это слабо. Стоило ему оказаться в одном из немногих здешних стриптиз-клубов, где его оппонент и назначил встречу, как полуобнаженные девичьи тела заставили его мозг погрузиться в тяжкие думы на предмет выяснения, чьи прелести выглядели бы уместнее на фоне стального пилона под зажигательные мотивчики. Одна его часть ратовала за длинноногую красавицу, виртуозно вращающуюся вокруг шеста, а вторая настойчиво доказывала, что, если бы Узумаки изогнулся как во-о-он та девица, то выглядел бы куда развратнее и интереснее длинноногой красотки.
Вот так, пялясь на стриптизерш, он и профукал все переговоры, не запомнив ни имени, ни лица своего будущего делового партнера. Положение спас Суйгецу вовремя заметивший его состояние и поспешивший перетянуть внимание местного главарька, погрязшего в мечтах о бандитской романтике, на себя. Благо внимание он любил. Саске же оставалось только кивать невпопад и поддакивать, делая умное лицо. Слава Ками главарек вошел в его положение и не спешил отвлекать от созерцания женских прелестей.
- Ты чего такой тухлый? – подозрительно сощурился на Саске Суйгецу, едва их новоиспеченный соратник удалился. – Девок что ль давно не щупал?
- Возможно, – удрученно согласился Саске, переводя взгляд с очередной упругой попки на своего друга. – Ты когда-нибудь западал на мужика? – без перехода спросил он, заставив Суйгецу тугим фонтаном выплюнуть пиво.
- Свихнулся что ли? – прохрипел тот, выпучив глаза.
- Возможно, ‒ повторил Саске, уставившись на заплеванный стол.
- Так, выкладывай, что у тебя там произошло с тем белобрысым, ‒ деловито велел Суйгецу, поразив Саске своей проницательностью.
- Да ничего такого. Поспорили немного, ‒ послушно начал перечислять он. – Я ему предложил вступить в «Така», он отказался. А когда он разделся…
- Чем, во имя Ками, вы там занимались?! – нетактично прервал его Суйгецу.
- Говорю же, ничем. За кого ты меня принимаешь? – возмутился Саске. За ним действительно не водилось такого греха, он вообще никогда любвеобилием не отличался, поэтому подозрения друга выглядели неуместно.
- Прости, мои мысли ушли не туда, - спохватился Хозуки. – Но ты сам виноват: сперва спрашиваешь какую-то дичь, потом переходишь на раздевание.
- Хорошо, забыли, - остановил его словоизлияния Саске. – Ты вот что скажи, может ли другой парень быть настолько привлекательным, чтобы понравиться другому в том самом смысле. Я сейчас не извращенцев имел ввиду, ‒ на всякий случай добавил он.
- Ты от этого белобрысого возбудился что ли? – покосился на него Хозуки.
- Что-то вроде того. Но ведь он – секс, - утвердительно заявил Саске. Хозуки недоверчиво вскинул брови. – Я хочу сказать, он обаятельный и вообще-то довольно красив. Ты так не думаешь?
- Нет, ‒ честно ответил друг. – Твой белобрысый – наглый, хитрый говнюк. И никакого обаяния я в нем не заметил.
- Но ты не возразил, что он красивый, ‒ победно подметил Саске.
- Да мне просто похуй. По мне ты посимпатичней будешь, - раздраженно возразил Хозуки.
- Спасибо, конечно, за комплимент, но ты явно просто не разглядел, ‒ заворчал Саске.
- Ты что, пытаешься убедить меня в том, что белобрысый наглый пацан привлекательнее той цыпочки? – осторожно уточнил Суйгецу, ткнув пальцем в стройную брюнетку на сцене.
- Именно.
- Да иди ты, Учиха! – буквально взвыл парень. – Что за моча тебе в голову ударила? Совсем рехнулся из-за босса что ли? На мальчиков потянуло? Раз запал на того белобрысого, завали его и дело с концом, что ты мне-то мозг паришь? Перебесись уже и успокойся! Только не посвящай меня в свои приключения, очень прошу!
- Не буду, ‒ примирительно поднял руки Саске. – И ты дело говоришь, надо перебеситься и все пройдет. Возьмешь на себя дела, пока я в себя не приду?
- О чем разговор? Конечно, ‒ с облегчением кивнул Хозуки, а Саске снова погрузился в застрявшие в голове картины. Все же прав Суйгецу, «перебеситься» ему просто необходимо.

10.

Саске не мог точно сказать, когда Узумаки начал будить в нем плотское желание. Интерес к норовистому блондину он почувствовал еще с первой встречи на том злосчастном перекрестке, но когда этот интерес окрасился в голубые тона, определить было сложно.
Тот нечаянный стриптиз в подсобке «Быстрой курочки» вовсе не был поворотным моментом для Саске, потому что к тому времени он уже находился под чарами необъяснимого обаяния Узумаки. Тогда он лишь острее осознал этот факт, увидев соблазнительные изгибы обнажающегося тела. До этого они виделись всего несколько раз, так когда его интерес стал носить сексуальный характер?
Нельзя сказать, что яркий и откровенно глупый логотип доставки еды украшал образ Узумаки. Бесформенная одежда продавца с заправки ему не шла, а в нелепом костюме курицы его даже опознать было сложно. Если подумать, в других видах Саске его и не встречал. Разве что в незабываемой подсобке. Но вышеперечисленное не помешало ему прикипеть к Узумаки. Возможно, виной всему был тот раз, когда Узумаки впервые снял при нем свой шлем. Почему-то именно этот момент особенно крепко врезался в память.
Закрыв глаза, Саске мог, как сейчас, описать эту сцену. Узумаки медленно тянет шлем с головы. В зазоре между шлемом и воротом куртки появляется беззащитный участок загорелой шеи, а затем из-под черного пластика золотым дождем сыпятся короткие солнечные пряди, и он понимает, что не может отвести взгляд от этого зрелища. А блондинистый хам и не думает останавливаться на достигнутом – он начинает встряхивать свою золотую гриву, почти вгоняя Саске в транс. И в довершение всего, в него впиваются такие синие глаза, что их цвет не может исказить даже электрический свет ночных фонарей. Разве это можно было забыть?
Скупой на эмоции Саске был поражен физической и внутренней яркостью Узумаки. Из любопытства он охотно подтрунивал над ним при каждом удобном случае, провоцируя бурные реакции, и сам не заметил, как попался. Кто же знал, что это приведет к такому плачевному результату? Разве он мог предугадать, что его мозг сочтет Узумаки подходящим объектом для сексуальных поползновений? Да еще так не вовремя включит спящие инстинкты самца, что от напирающих гормонов даже соображать становилось сложно. Хорошо, что Хозуки предложил простое решение его проблемы, а то Саске вообще растерялся от всего происходящего. Если ему удастся получить желаемое, то интерес к Узумаки, как к сексуальному объекту, быстро угаснет, и он сможет вернуться к работе.
Замечательный план! Если бы еще и Узумаки разделял его мнение.
- Ты чего это сюда приперся? – спросил вышеозначенный Узумаки, мрачно глядя на Саске сверху вниз. На этот раз он был в рабочей робе, куртка которой была завязана у него на талии и не скрывала неплохо накаченный торс, обтянутый пропотевшей майкой. Саске одобрительно отметил, что на его памяти это самый удачный образ Узумаки, не считая образа Адама, разумеется.
- У меня шину спустило, а здесь автомастерская, ‒ объяснил он, перекидывая ноги через седло своего байка. – Вы не занимаетесь шиномонтажем?
- Занимаемся, ‒ скрипнул зубами Узумаки. – Сейчас насос принесу. Отгони-ка своего коня вон в тот угол, ‒ махнул он рукой в сторону и неохотно удалился. Будь его воля, он явно послал бы Саске и его «коня» куда подальше, но к его большому сожалению, тот был клиентом и еще не дал повода, чтобы его отсюда вышвырнуть.
Вернулся Узумаки далеко не так быстро, как Саске хотелось бы, и тут же взялся за дело. Оперативно надув шину, он деловито выписал счет за услуги и молча протянул его Саске.
‒ Быстрый ты. Видимо давно этим занимаешься, ‒ пробормотал Саске, еле сдерживаясь, чтобы досадливо не поморщиться. Он рассчитывал, что Узумаки провозится дольше.
‒ Очень давно. Плати давай, ‒ буркнул тот в ответ, требовательно протягивая руку.
‒ Одну минутку, еще кое-что, ‒ заторопился Саске. ‒ Мне кажется, мы с тобой не с того начали. Ты ‒ хороший парень, и я бы хотел наладить наши отношения. Как на счет примирения?
‒ Так себе идейка, ‒ насупил золотые брови Узумаки.
‒ Почему? ‒ тупо спросил Саске, не ожидавший такого быстрого отказа.
‒ Потому что ты ‒ тэмэ. Другой причины нет.
‒ Да брось. Я совершил что-то непростительное?
‒ Тебе перечислить все, что ты сделал? Начнем с того, что ты еще не вернул мне деньги. Твоя задолженность четыре тысячи триста восемьдесят йен. ‒ В конце тирады Узумаки скорчил недовольное лицо и жестом поторопил Саске, добавив: ‒ Плати.
– Пф, какой же ты мелочный, ‒ насмешливо фыркнул тот и полез во внутренний карман куртки за бумажником. Вот только вместо бумажника он нащупал пустоту. Удивившись находке, вернее ее отсутствию, он заглянул в карман, оттянув его край, но это не помогло в поисках. Следующие пару минут он заполошно вертелся на месте, обхлопывал все карманы на одежде, даже заглянул в бардачок мотоцикла – безрезультатно. ‒ Вот блин. Извини, можно я позже расплачусь? Похоже, я бумажник забыл, ‒ начал оправдываться он.
‒ А он у тебя вообще есть? ‒ посуровел Узумаки.
‒ Нет, я правда забыл! – запаниковал Саске, поняв, что ему не верят. ‒ Я обычно его в нагрудном кармане ношу, видимо оставил в старой куртке. У нас с ребятами вчера попойка была, ну и… Я заплачу, поверь мне. Слушай, давай встретимся завтра, пообедаем, поговорим, я сразу же тебе весь долг оплачу. Выбирай любое заведение, я угощаю!
‒ Угощаешь? ‒ неожиданно сделал стойку Узумаки.
‒ Да! Выбирай любой ресторан, хоть все меню заказывай ‒ я оплачу! – возликовал Саске, заметив, что Узумаки заинтересовался.
‒ Тогда приезжай сюда завтра утром. Подходи с черного хода. И кошелек не забудь, ‒ оживленно начал инструктировать тот, не замечая, как глаза собеседника загораются предвкушающим огнем.


Глава 2.

11.

«Рамэн Ичираку» ‒ гласила вывеска на дешевой забегаловке в устаревшем стиле. Большой бумажный фонарь перед входом это подтверждал. Саске, конечно, не думал, что Узумаки потащит его в один из дорогущих ресторанов Тэнджина(1), но это переплюнуло все его ожидания.
Оставив мотороллер на стоянке неподалеку, Наруто уверенно прошел в заведение, даже не озаботившись проверить, идет ли Учиха за ним, и тут же окликнул пожилого крепко сбитого мужчину, колдующего над большими баками с бурлящим бульоном.
‒ Здравствуйте, Теучи-сан!
‒ О, Наруто-кун! ‒ обрадовался старик. ‒ Проходи. Ты сегодня с другом?
‒ Да, решили сегодня оттянуться. Он обещал, что за все заплатит, ‒ радостно сообщил Наруто.
‒ Вот как? ‒ хохотнул мужчина. ‒ А я думал, ты опять для этих целей подрядишь Ируку-куна. Ну, присаживайтесь тогда. Что будешь?
‒ Тонкоцу(2), пожалуйста, ‒ улыбнулся от уха до уха Наруто, устраиваясь на высоком табурете.
‒ А мне мисо(3), будьте добры, ‒ повторил его действия Учиха.
‒ Какой у тебя вежливый друг, ‒ одобрительно кивнул старик. ‒ Повторить два раза, как обычно? ‒ обратился он к Наруто.
‒ Ага, ‒ с энтузиазмом кивнул тот, краем глаза наблюдая за тем, как глаза Учихи лезут на лоб. – Для тебя же это не проблема? ‒ невинно спросил он у обалдевшего осакца.
‒ Н-нет, ‒ мотнул тот головой. ‒ Ешь, сколько влезет.
‒ Именно это я и собираюсь сделать, ‒ довольно кивнул Наруто. Однако на трех порциях рамена он не остановился. Как только последняя тарелка опустела, он незамедлительно заказал еще две порции, чтобы окончательно добить Учиху.
Как и обещал, Саске расплатился за все. Поблагодарив хозяина и распрощавшись, Наруто подхватил его за локоть и потащил на улицу.
‒ А теперь верни мои деньги, ‒ сказал он не терпящим возражений тоном.
‒ Непременно, но только у меня есть просьба, ‒ непонятно чему обрадовался Учиха. ‒ Я сегодня предоставлен сам себе, поэтому подумал, может, ты согласишься составить компанию и погуляешь со мной?
‒ С тобой? ‒ поморщился Наруто. Перспектива весь день шататься в компании этого придурка как-то не прельщала.
‒ Я оплачу все расходы. Пойдем, куда скажешь, ‒ добавил Учиха, видя его сомнения.
‒ Куда я скажу? ‒ уточнил Наруто.
‒ Угу.
Глаза Наруто засияли. Было много мест, которые он хотел бы посетить, но никогда не мог себе позволить. Он рано осиротел и всей его семьей был старик Джирайа, который даже не был его родственником. С раннего детства он понимал, что является нахлебником. Об этом ему все время напоминали ровесники в детском саду и младшей школе, всякий раз открещиваясь от дружбы с ним словами своих родителей. В средней школе Наруто и сам уверовал в их правоту, и, несмотря на то, что у него появились друзья, он не позволял себе расточительных трат, даже когда Джирайа сам настойчиво совал ему карманные деньги. По этой причине многие подростковые развлечения обошли Наруто стороной. Он никогда не ходил с одноклассниками по кафе и игровым центрам. От походов в караоке отнекивался тем, что ему медведь на ухо наступил, а парк развлечений видел только по телевизору. В старшей школе ему уже было не до этого, потому что перед ним встала проблема выбора дальнейшего будущего. И этот выбор был отнюдь не в пользу колледжа, обучение в котором могло сильно ударить по карману старикана, но не дать хорошего результата, ибо звезд с неба Наруто не хватал. По окончании старшей школы, Наруто сразу же погрузился в трудовые будни, и кроме заездов с друзьями других развлечений в его жизни не было. А теперь Учиха предлагал ему самому выбрать место, куда они пойдут и даже обещал за это заплатить!
Было так много мест, которые он хотел посетить, но на все про все у него был всего лишь день. Надо воспользоваться этим днем на всю катушку, решил он.
‒ Отлично! Есть одно место, где я бы хотел побывать! – обрадовался Наруто и почти бегом направился к своему байку. Через десяток метров он оглянулся на замершего в изумлении Учиху. ‒ Ты чего стоишь? Поехали!
Это походило на сумасшедший марафон. Сперва Наруто потащил Учиху в игровой центр. Там он долго допытывался у него о самых популярных играх на сегодняшний день и только после этого потащил к игровым автоматам, заставив исполнять роль его соперника. Он бурно реагировал на итоги каждого матча, и вскоре Учиха начал подтрунивать над ним, тоже втянувшись в соревнование.
Следующий пункт назначения предложил уже Учиха. Он отвез Наруто в боулинг, вызвав целую бурю восторга. И снова они соревновались друг с другом. Конечно, Наруто почти всегда проигрывал, но ему все равно было весело. Даже не смотря на то, что он все время препирался с Учихой. А может, как раз из-за этого.
Когда они вышли из боулинга, было не так уж и поздно, так что Наруто потащил Учиху в парк развлечений. Там он снова допрашивал его выясняя, какие аттракционы в подобных местах считаются самыми-самыми, а после, набрав во всех подвернувшихся лотках попкорна, сладкой ваты и мороженного, рванул к аттракционам. Объездив все предложенные Учихой аттракционы, он скормил ему часть своих припасов.
Уже темнело, когда они вышли за ворота парка. Наруто намеревался завершить вечер в караоке, но по дороге туда начался сильный ливень. Они еще не успели добраться до густонаселенного центра, однако ехать в темноте под таким сильным дождем было слишком опасно, поэтому им пришлось съехать с дороги.
‒ Смотри, там храм! Давай там переждем! ‒ стараясь перекричать шум дождя, предложил Учиха. Наруто согласно кивнул, и они вместе направились к небольшому храму, виднеющемуся впереди.
Посетителей в храме не было и Наруто с Учихой смогли беспрепятственно укрыться под навесом. Усевшись на деревянный пол, они смотрели на огни города, проглядывающие сквозь завесу дождя. Открывающийся перед ними вид создавал ощущение, будто этот маленький храм и мир по ту сторону дождя разделяет непреодолимая стена, вселяя чувство меланхолии.
Глядя на далекие огни, Наруто как никогда остро ощутил собственное одиночество. У него было много друзей и надежный старик Джирайа, но если честно, он предпочел бы, чтобы рядом были живые родители. Он был благодарен Джирайе за все и по-настоящему любил старика, как родного деда, но все же тосковал по тем, кого даже не помнил. Он много раз разглядывал фотографию родителей на алтаре и много раз пытался представить, на что похожа материнская ласка или как выражается отцовская забота. И пусть у него не всегда получалось это представить, он верил, что останься они живы, все они точно были бы счастливы.
‒ Замерз? Ты весь дрожишь, ‒ вмешался в его мысли голос Учихи.
‒ Со мной все в-впорядке, ‒ брякнул Наруто, с удивлением обнаружив, что у него действительно зуб на зуб не попадает.
‒ Иди сюда, так будет теплее, ‒ мягко предложил Учиха, распахнув полы кожаного плаща, напоминающего токко-фуку(4). Наруто сперва засомневался, но налетевший холодный порыв ветра решил эту дилемму. Придвинувшись к Учихе, он коснулся плечом его груди и тот сразу запахнул плащ, окутав его теплом и собственным запахом.
К слову, пах Учиха довольно приятно. Это не был режущий и едкий запах матерого самца, и он не походил на приторные духи, так любимые девчонками. Запах исходящий от Учихи был спокойным и немного пряным. Красивым, как он и сам.
От последней мысли Наруто немного смутился, от чего его лицо покраснело, и Учиха, видимо решив, что он заболевает, прижал его плотнее.
«Тепло», ‒ подумалось Наруто, а дождь и не думал прекращаться.

(1)Тэнджин (Тэндзин) ‒ центральный район Фукуоки.
(2)Тонкоцу-рамэн ‒ рамэн с мясным бульоном.
(3)Мисо-рамэн ‒ рамэн в бульоне из бобовой пасты мисо.
(4)Токко-фуку ‒ плащ, характерный для классических босодзоку. Такие же одевали пилоты камикадзе во время войны.
Примечание автора: насколько мне известно, в Фукуоке нет парка развлечений.

12.

Как понравиться женщине? Саске не был экспертом соблазнения, но по своему личному опыту вывел три основных критерия. Нужно хорошо выглядеть, демонстрировать задатки лидера и быть совершенно не заинтересованным в отношениях. В его случае эти три составляющие работали безотказно. Хотел он того или нет, в любом месте в любое время рядом с ним всегда окалачивались представительницы прекрасного пола (хотя на взгляд Саске, ничего особо прекрасного там не было), предпринимающие неоднократные попытки привлечь его внимание. Иногда эти нелепые потуги его забавляли, но чаще раздражали, особенно в тех случаях, когда дама была излишне настойчива и не понимала тонких намеков.
Для Саске всегда было проблемой отвязаться от повышенного внимания, но никак не привлечь его. Оказавшись в обратной ситуации, он был немного растерян, но в то же время заинтригован. И пусть объект его внимания был отнюдь не женщиной, это нисколько его не отпугивало. Единственное что беспокоило его в этом вопросе, это сработают ли стандартные приемы соблазнения женщины на мужчине? Впрочем, одно он уже уяснил четко: то, что делало его привлекательным в глазах женщин, в случае с Узумаки работало наоборот. Например стоило Саске изменить своему хваленному хладнокровию, как тот оказался в его объятиях, даже не обматерив при этом.
Возможно, в тот дождливый вечер все зашло бы еще дальше, если бы через некоторое время у Узумаки не зазвонил телефон.
‒ Где тебя носит?! ‒ оглушил Саске истеричный вопль из трубки Наруто.
‒ Не так громко, старик, ‒ поморщился парень.
‒ Ты хоть знаешь, который час?! На улице ливень! Можешь себе представить, как я волновался?! ‒ продолжал истерить голос в телефоне. ‒ Где ты?
‒ Мы застряли в каком-то храме по дороге из М-ленда.
‒ Оставайся там! Я скоро буду! ‒ заверил загадочный старик и отключился.
Примерно через час к воротам храма подъехал старенький пикап, из кабины которого выбежал колоритный старикан с огромным зонтом, и бодро поскакал по ступеням к храму. К большому сожалению Саске, заметив мужчину с зонтом, Узумаки выпутался из его объятий и подскочил на ноги.
‒ Джи-сан!
‒ Наруто, ты в порядке? Хватай своего друга и поехали! ‒ начал раздавать команды мужчина.
‒ Но наши байки! ‒ запротестовал Узумаки.
‒ Твой друг тоже на колесах? Вот этого я не учел, в мой пикап влезет только твой скутер, ‒ забеспокоился мужчина.
‒ Не волнуйтесь, я могу вернуться за ним завтра, ‒ успокоил его Саске, мечтая побыстрее оказаться в тепле.
‒ Хорошо. Тогда давайте поторопимся.
Потом они общими усилиями грузили в пикап скутер Узумаки. Оказалось, что грузовик Джи-сана, как назвал его Наруто, был предусмотрительно оснащен всем необходимым для подобных целей, так что много времени это не заняло. Вот втиснуться втроем в двухместную кабину оказалось куда сложнее. Совершая подобный маневр, они рисковали нарваться на крупный штраф, но к счастью все обошлось.
Оказавшись в городе, Саске попросил высадить его у метро. До квартиры он добрался жутко мокрым и раздраженным. Хорошо хоть мотоцикл за ночь не пострадал, а то он, наверное, замыслил бы страшную месть для старого пройдохи, испортившего ему романтичное свидание.
Не смотря на не самое благоприятное завершение вечера, Саске не собирался сдаваться так легко и при первой возможности снова заявился к Узумаки на работу. На этот раз тот раздавал флаеры.
‒ Опять ты? – не слишком дружелюбно проворчал Узумаки, завидев Саске.
‒ Тебе помочь? ‒ Саске предпочел не заметить его недовольство.
Наруто перевел взгляд на стопку флаеров в своих руках, которая не спешила уменьшаться. Глядя на это, Саске невольно усмехнулся ‒ тот явно уже не первый час пытался избавиться от вороха макулатуры в руках, но пока безуспешно. И Саске даже догадывался почему. Узумаки определенно был привлекательным парнем не лишенным обаяния, проблема была в том, что сам он, похоже, этого не понимал и не умел пользоваться своим преимуществом. Помимо этого он к тому же являлся обладателем светлой шевелюры, которая с давних пор считалась визитной карточкой хулиганов и прочих отщепенцев. С таким набором «достоинств» в глазах окружающих Узумаки выглядел опасным типом, знакомство с которым сулит огромные неприятности, поэтому не было ничего удивительного, что прохожие на улице старались держаться от него подальше, превращая обычную работу по раздаче флаеров в невыполнимый квест.
‒ Так как на счет моей помощи? ‒ повторил предложение Саске.
‒ Если тебе не трудно, ‒ буркнул в ответ Узумаки и протянул ему половину своей стопки.
В отличии от Наруто, Саске прекрасно знал все свои достоинства и недостатки. Он умел быть очаровательным, когда в этом возникала необходимость, чем и воспользовался, заполучив пачку флаеров. Уже через пять минут работы к нему подошла небольшая группа школьниц, желающая познакомиться с ним поближе.
‒ Эй, не хочешь прогуляться с нами? ‒ спросила самая бойкая из них.
‒ Извините, работа, ‒ изобразил он сожаление.
‒ О-о-о. А когда освободишься, погуляем? ‒ с надеждой законючила девушка.
‒ Я бы с радостью, но сам не знаю, когда получится, ‒ пожал плечами Саске. ‒ Пока не раздам все это, мой рабочий день не закончится. ‒ Ведя диалог, он не забывал любезно улыбаться проходящим мимо женщинам и вручать им флаеры, совершенно не обращая внимания на то, что тема листовок посвящалась автомастерской. Впрочем, очарованные им дамы, охотно разбирали рекламу, даже не помышляя о том, чтобы выбросить ее.
‒ Если хочешь, мы тебе поможем, ‒ предложила бойкая школьница, проводив взглядом очередной флаер, скрывшийся в недрах женской сумочки.
‒ Но это моя работа, ‒ неубедительно запротестовал Саске. Как и ожидалось, девушка на это только рассмеялась и, лукаво переглянувшись с подружками, выхватила из его рук флаеры. Разделив их между собой, школьницы бросились в рассыпную и принялись втюхивать их прохожим, которым просто некуда было деться от настойчивых девиц.
‒ Давай сюда. ‒ Саске отобрал оставшиеся фалеры у замершего с открытым ртом Узумак и уже меньше чем через час с работой было покончено.
‒ Ты свой скутер где оставил? ‒ деловито спросил Саске.
‒ На стоянке у автомастерской, ‒ ответил Узумаки, растеряно хлопая глазами.
‒ Отлично! Значит, за ним есть кому присмотреть. ‒ С этими словами Саске схватил парня за руку и потащил к своему байку. Приставучие школьницы и опомниться не успели, как предмет их воздыхания со своим блондинистым другом запрыгнул на черный кроссовый мотоцикл и под громкий рев мотора затерялся в потоке машин.
У Саске не было заранее заготовленного плана, куда ехать, поэтому он просто доверился интуиции, придерживаясь северного направления, и вскоре они выехали на набережную. Спешившись, они, не сговариваясь, повернулись к морю.
‒ Передохнем? ‒ предложил Саске, кивнув на бетонное ограждение. Получив в ответ утвердительный кивок, он приблизился вплотную к ограждению и краем глаза отметил, что Узумаки повторил его движение. Правда, просто стоять, глядя на воду, явно было не в характере Узумаке, и вскоре он взобрался на бетонный блок с ногами, усевшись по-турецки. Саске повеселила его выходка, и чтобы не отставать, он тоже залез на ограждение, свесив ноги к морю.
‒ Почему ты их кинул? ‒ нарушил молчание Узумаки.
‒ Кого? ‒ не понял Саске.
‒ Тех девчонок. Они же хотели погулять с тобой.
‒ Мне не интересны такие особы.
‒ Но ведь они помогли тебе.
‒ Я тебе тоже. Чувствуешь себя обязанным? ‒ Саске заинтересованно покосился на Узумаки.
‒ Может быть чуть-чуть, ‒ надулся тот.
‒ Вот и я чуть-чуть. А этого недостаточно, чтобы я согласился тратить свое драгоценное время на тех, кто мне неинтересен.
‒ А по-моему они были миленькими, ‒ мечтательно заулыбался Узумаки. ‒ Эх, если бы у меня была такая девушка.
‒ То она бы вертела тобой, как хотела, а потом бросила, ‒ мрачно закончил его мысль Саске.
‒ С чего это? ‒ снова насупился Узумаки.
‒ Я уже видел таких. Начинают встречаться с хорошими парнями, разводят их на деньги, а потом уходят к плохим, которые точно так же пользуются их вниманием, а потом бросают. ‒ То, что в роли плохого парня всегда выступал он сам, Саске говорить не стал.
‒ Значит, я в твоем понимании ‒ хороший парень? ‒ выловил главное для себя Узумаки. При этом он усиленно старался не смотреть на Саске.
‒ Слишком хороший для таких, как она, ‒ без промедления заверил его тот.
‒ Вот как? ‒ смутился Узумаки, отворачиваясь к морю. ‒ А какие же тебе девушки нравятся?
‒ Обычные, ‒ ответил Саске, с интересом наблюдая за тем, как краснеют кончики ушей Наруто. ‒ Хотя в последнее время я заметил, что все девчонки одинаково скучные. А как насчет твоих вкусов? То, что тебе нравятся сукебан(1), я уже понял, а еще?
‒ Я не говорил, что мне нравятся сукебан! ‒ возмутился Узумаки, раздраженно зыркнув на Саске.
‒ Нет? А как же та розовая принцесса? Да и эти школьницы не были похожи на пай-девочек.
‒ Они не сукебан, ‒ настойчиво выдал Узумаки и снова отвернулся.
‒ У тебя отвратительный вкус на женщин, ‒ рассмеялся Саске. ‒ Наверное, поэтом ты одинок.
‒ Я не одинок! ‒ возмутился Узумаки, но по тому, как он резко умолк, стало понятно, что это неправда.
‒ Не стыдись этого. Я тоже один, ‒ тихо молвил Саске, но Наруто его услышал и развернулся к нему лицом. ‒ Не веришь? ‒ Саске горько улыбнулся. ‒ Я сирота, знаешь ли, и большую часть жизни был предоставлен сам себе. Как ты, наверное, уже заметил, я нравлюсь женщинам, и всегда находятся ублюдки, которые хотят этим воспользоваться. Ты себе представить не можешь, сколько раз меня звали в хост-клубы и предлагали сниматься в порнушке. Поэтому у меня почти нет друзей. А женщинам вообще-то все равно, что я за человек, им просто нравится мое лицо. Я могу вести себя с ними, как последняя свинья, но они все равно будут цепляться за меня, потому что для них это вопрос престижа. Печально, не правда ли?
‒ Вот уж не думал, что у тебя могут быть такие проблемы, ‒ посочувствовал Наруто. ‒ Прости, я думал ты просто заносчивый придурок со смазливой рожей.
‒ А теперь так не думаешь?
‒ Нет. ‒ Для верности Узумаки даже покачал головой, что с точки зрения Саске выглядело мило.
‒ Значит, теперь ты не испытываешь ко мне неприязни? ‒ уточнил он, придвинувшись к Узумаки.
‒ Конечно! ‒ горячо заверил его тот.
‒ Может, я стал тебе симпатичен? ‒ Саске наклонился поближе.
‒ М-м-м, пожалуй. ‒ Тон Наруто стал неуверенным.
‒ Тогда, можно ли сказать, что я стал тебе нравиться? ‒ интимным голосом проворковал Саске, приближая свое лицо к оторопевшему Узумаки.
‒ Н-неуверен, ‒ промямлил тот, распахнув свои и без того большие глаза.
‒ Это можно проверить, ‒ выдохнул Саске, и быстро сократив последние сантиметры до лица Наруто, поцеловал его в губы. При этом он сделал все, чтобы у бедного парня не было и шанса на побег. Едва их губы соприкоснулись, он тут же обхватил его тело руками, и пока Узумаки пытался оправиться от удивления, он профессионально и напористо углубил поцелуй. Чтобы в зародыше погасить любое сопротивление, Саске задействовал свои лучшие техники и уже через несколько секунд почувствовал, что мышцы под его руками начали расслабляться. А потом Узумаки просто сдался на его милость, позволив его языку творить все, что вздумается.
‒ Ну и как тебе? ‒ самодовольно спросил Саске, когда их губы разомкнулись.
‒ Не разобрал, ‒ недовольно проворчал Наруто. И когда Учиха недоуменно вскинул брови, сам набросился на его губы. Не ожидавший нападения Саске, успел только удивленно промычать, после чего с удовольствием включился в игру, начавшуюся на этот раз на его территории.

(1)Сукебан ‒ девушки-преступницы. Они собираются в банды, дерутся, совершают мелкие и не очень правонарушения. В аниме сукебан можно узнать по длинной юбке в пол, бите, утыканной гвоздями, и слэнгу заправского гопоря. Самый яркий пример сукебан – это Королева Куниеда и ее банда из «Вельзепуза». В жизни они могут выглядеть иначе.

13.

Наруто было тревожно. Он чувствовал, что сдает позиции. Будь Учиха женщиной, он бы и глазом не моргнул, но в его случае пойти навстречу симпатии, значило пополнить ряды воспеваемого в анекдотах меньшинства. Еще было бы лучше, если бы Учиха не был таким чертовски надежным, милым и внимательным. Как выяснилось, против этих трех качеств у Наруто совершенно не было иммунитета, особенно когда все они сочетались в одном человеке и в полной мере изливались исключительно на него одного. Он в своей жизни видел немало хороших людей одинаково добрых со всеми, но Учиха был добр только с ним, и это подкупало, создавая впечатление, что Наруто для него особенный. В это хотелось верить. И Наруто начинал верить. А чем больше он верил, тем меньше сопротивлялся влечению.
Серьезную осаду Учиха начал не так давно и весьма своеобразно. Просто однажды, занимаясь доставкой, Наруто вдруг обнаружил в зеркале заднего вида своего скутера знакомый кросс. Естественно заметив преследователя, он не мог не воспользоваться одним из своих любимых экстремальных маршрутов и катал того по ухабам и проулкам вплоть до заказанного адреса. Направляясь к многоэтажке, где его ждал голодный клиент, Наруто был уверен, что к его возвращению Учиха уже укатит по своим делам, но круто ошибся. Когда он уже спускался по лестнице с пустой термосумкой и деньгами, путь ему преградила черная тень и, прежде чем он успел среагировать, притянула его за шлем и впилась в губы неожиданно страстным поцелуем. Наруто начал было отбиваться, но вовремя узнал приятный аромат, пробивающийся сквозь резкий запах кожи и бензина. В момент узнавания кулаки Наруто разжались, и он позволил настойчивому языку скользнуть внутрь его рта. Потом он, конечно, наградил Учиху подзатыльником, за такой «сюрприз», но это было много позже, когда в голове перестали отплясывать феи, а ватные ноги смогли стоять без посторонней помощи.
Следующее «нападение» произошло в автомастерской Джирайи. Учиха подъехал с просьбой продиагностировать его байк, но когда Наруто уже собрался заняться делом, внезапно затащил его за минивэн, находящийся на ремонте, и принялся за старое. На этот раз Наруто был к этому готов и смело перехватил инициативу, повергнув Учиху в трепет. Правда, триумфом он наслаждался недолго. От его действий тот прямо-таки воспылал и, слетев с тормозов, пустил в ход руки. Наруто в жизни так беспардонно не лапали! Нахальные ручонки осакца побывали везде, где только можно и нельзя, хорошо, что в трусы не залезли, правда, лишь потому, что под рабочий комбинезон пробраться не так-то просто. Впрочем, от внешнего «осмотра» Наруто это все равно не уберегло.
Вот и сегодня, пока он потел в костюме быстрой курочки, Учиха был где-то неподалеку, а стоило направиться в раздевалку, как тот тут же последовал за ним. Наруто прекрасно знал, с какой целью Учиха его преследует, но как-то противиться этому не собирался. Напротив, как только за Саске закрылась дверь подсобки, он повернулся к нему лицом и распростер в стороны руки.
‒ Помоги снять. Я так упарился, что пошевелиться не могу.
Без малейших возражений Учиха с готовностью взялся избавлять его от костюма талисмана. Первой на пол предсказуемо полетела куриная голова, открывая доступ к кислороду. Затем вжикнула молния на спине, впустив струйку воздуха в плюшевую печку. Наруто даже застонал от удовольствия, почувствовав холодок на лопатках. А потом по его плечам заскользили прохладные руки, буквально вытаскивая его из горячих недр. Наруто не стал возражать против этих прикосновений, даже когда они с его плеч переместились на бока и бедра. Потребовалось не так уж много времени на то, чтобы костюм Быстрой курочки мохнатой гармошкой собрался на икрах. Ему оставалось лишь переступить через него, но Учиха не позволил сдвинуться с места, вновь заскользив ладонями по коже ног. Пощекотав волоски на голени, он обрисовал руками колени и с удовольствием сжал пальцами бедра. Наруто вздрогнул – последнее прикосновение, словно обожгло его изнутри, отозвавшись мурашками по всему телу.
‒ Что ты делаешь? ‒ смущенно спросил он, посмотрев вниз на свои бедра. Видеть их в тисках крепких мужских рук оказалось куда более неловко, чем он думал.
‒ Только то, что ты сам хочешь, ‒ ответил Учиха, откуда-то из-за спины. И тут до Наруто дошло, что раз тот сейчас стоит на коленях у него за спиной, то его глаза должны быть как раз на уровне его…
Наруто дернулся, намереваясь отскочить, но Учиха так вцепился в его ноги, что он чуть не упал, пропахав носом пол. Благодаря все тому же Учихе, ему удалось избежать падения, но теперь его поза стала еще более компрометирующей, потому что, чтобы устоять на ногах, ему пришлось согнуться пополам, тем самым улучшив Учихе обзор на свои тылы.
‒ Не смотри, ‒ в конец смутился Наруто, чувствуя, как полыхает лицо.
‒ Пф, как же мне не смотреть, если это все прямо передо мной, ‒ фыркнул Учиха. Следующее, что почувствовал Наруто ‒ это деликатное чуть влажное касание губ Учихи в самом верху бедра, почти у ягодицы. Кожа там была нежной и уязвимой, так что не было ничего удивительного в том, что от этой нехитрой ласки, Наруто аж прогнулся.
‒ Ты сейчас такой соблазнительный, ‒ низким искушающим голосом замурлыкал Учиха. ‒ Жаль, что твои трусы убивают все настроение, ‒ неожиданно добавил он, отрезвляя Узумаки.
‒ Трусы? ‒ растеряно переспросил тот, приходя в себя, и посмотрел на упомянутый предмет одежды. Обычные зеленые семейники в розовое сердечко. Что такого-то? ‒ Нормальные трусы, ‒ пожал он плечами, на что Учиха тихо прыснул.
‒ Ладно, милая, потом поговорим, ‒ улыбнулся он, обращаясь к заднице Узумаки, после чего решительно выпрямился и, развернул того лицом к себе. Торс Наруто крепко сдавили накаченные руки, он буквально впечатался в Учиху, всем телом ощущая каждое его движение. Естественно при таком близком контакте от него не укрылась каменно твердая штука, упершаяся ему в живот, из чего следовало, что про настроение Учиха явно соврал. Впрочем, заострить на этом внимание ему не дали немного обветренные губы, надежно заткнувшие рот.
Утверждать, что поцелуй Учихи сильно удивил его, он бы не стал, но вот то, что тот не стал сходу задействовать язык ‒ еще как. Вместо того, чтобы взять свое штурмом, как Учиха делал это до сих пор, он ласкал губы Наруто своими, дразня и подзуживая. Он будто давал ему выбор: продолжить игриво ласкаться губами, или самому пойти в наступление. И недолго думая, Наруто выбрал второе. Ухватив партнера за уши, чтобы не дать сбежать, он сам ворвался в его рот языком и принялся там хозяйничать, демонстрируя все, чему успел научиться за последние дни. Надолго Учихи не хватило ‒ как только Наруто добрался до его неба, тот сорвался и включился в противостояние языков. Его руки тоже не лежали на месте. Ослабив хватку, они пустились в путешествие по полураздетому телу Узумаки, ощупывая каждую впадинку на своем пути, пока не добрались до округлой задницы, где благополучно упокоились, усилив захват.
Странно, но Наруто это не только не возмутило, но даже завело. А когда под нажимом пальцев его ягодицы немного раздвинулись, его и вовсе бросило в жар. Погружаясь в экстаз от головокружительных поцелуев и шаловливых рук Учихи, Наруто горел. Он знал, что возбужден так, что скоро пар из ушей поддет и что его хозяйство давно воспряло духом и теперь упирается в ногу Учихи, но ему было все равно, что о нем подумают. Только бы унять жар, только бы продлить удовольствие. Плевать как, лишь бы Учиху уже сделал что-нибудь! Он бы даже не возражал, если бы это все зашло дальше, много дальше, однако в момент, когда Наруто уже был готов растечься желейной массой, Саске его отпустил и отстранился.
‒ Прости, я, пожалуй, пойду, ‒ непривычно робко сказал он.
‒ Почему? ‒ растеряно захлопал глазами Наруто.
‒ Если не уйду сейчас, точно тебя трахну, ‒ сознался Учиха, отступая еще дальше.
‒ О, ‒ только и смог промычать Наруто.
‒ Гмх, ‒ непонятно крякнул напоследок Учиха и быстрым шагом покинул подсобку.
‒ А я, кажется, не против, ‒ ошеломленно прошептал в закрывшуюся дверь Наруто, натягивая потную футболку на стоящий колом член.

14.

В последние дни Саске жил как во сне. Он был так увлечен охотой на Узумаки, что даже не замечал, с какой скоростью проносится время. Его целью было соблазнение ершистого блондина, но чем дольше он с ним возился, тем больше сам увязал в симпатии к нему.
Парень был совершенно очаровательным. Он так забавно препирался и дулся, что пройти мимо и не подразнить было выше сил Саске. Ко всему прочему Узумаки был обладателем более чем презентабельной внешности. А то, что сам он по поводу своей красоты не парился, только делало его привлекательнее в глазах Саске ‒ уж он-то насмотрелся на девиц, зацикленных на собственном лице и фигуре.
В том, что Узумаки чертовски привлекателен сомневаться не приходилось. Каждый раз, как Саске его видел, ему неизменно хотелось прикоснуться к нему, а в те немногие разы, когда удалось стать свидетелем обнажения Узумаки, у него яйца поджимались от желания совершить какое-нибудь непотребство. В последнюю их встречу он вообще еле сдержался. Еще бы немного, и он бы точно засадил Узумаки, независимо от того, хотел тот секса или нет. Правда, при здравом размышлении, Саске полагал, что, скорее всего, банально получил бы в глаз, попытавшись провернуть нечто подобное. Был, правда, момент, когда ему показалось, что Узумаки не против его поползновений, но он все же решил не рисковать, отговорившись антисексуальным дизайном трусов предполагаемого любовника. Хотя, если смотреть правде в глаза, задница Узумаки выглядел сексуально в любых трусах.
Саске витал в облаках, погруженный в мысли об Узумаки и его прелестях, которые ему предстояло получить в свое безраздельное пользование, когда в его кармане завибрировал телефон. Не понимая, что могло понадобиться его парням, которые сами предоставили ему этот «отпуск», он поднял к глазам телефон и похолодел. «Орочимару-сама» ‒ горела надпись на дисплее. С трудом сглотнув слюну, внезапно ставшую вязкой, он ответил на вызов:
‒ Да, Орочимару-сама.
‒ О, Саске-кун, рад тебя слышать, ‒ засипел голос из телефона. ‒ Ты так давно не выходил на связь. Мне уже надоело выслушивать отчеты от твоих подчиненных, когда ты собирался порадовать меня своим бархатным баритоном?
‒ Когда дело будет сделано, ‒ быстро нашелся Саске. ‒ Мы еще недостаточно банд склонили на свою сторону.
‒ Ты уверен, что их недостаточно? ‒ усомнился мужчина.
‒ Уверен. Нам приходится работать с мелкой сошкой, поэтому хорошо бы иметь хотя бы численный перевес. В противном случае наша авантюра против группы Сарутоби обречена на провал.
‒ Что ж. Если ты так решил. Я доверяю твоим способностям, Саске-кун. Не подведи меня.
‒ Так точно, Орочимару-сама. ‒ Еще до того, как закончил говорить, Саске услышал гудки. Облегченно выдохнув, Саске отбросил телефон и обессилено упал в ближайшее кресло своих фукуокских апартаментов.
Надо признать, Орочиму всегда удачно подбирал момент для эффектного появления, черт бы его побрал. Он ждал от Саске результатов, а это значило, что его терпение подходит к концу и следовало поторопиться с завершением первой стадии плана. Но пока все мысли Саске были заняты Узумаки, эффективная работа ему только снилась.
«Что-то я заигрался, ‒ досадливо подумал Саске. ‒ Видимо пора заканчивать с охотой. Пора разделать птичку и переключиться на по-настоящему важные дела».

15.

Сегодня Наруто снова работал в вечернюю смену. Основной поток покупателей магазинчика на заправке, состоящий из служащих, возвращающихся домой, уже схлынул. Наруто скучал за кассой, пока его напарник возился в подсобке, сортируя коробки с недавно завезенным товаром. Он уже почти задремал, облокотившись на прилавок и подперев рукой щеку, когда стеклянные двери разъехались, впустив запоздалого покупателя.
Наруто скосил глаза на звук и чуть не навернулся с прилавка, узнав в покупателе Учиху. Учиха же, в свою очередь, сделал вид, что они незнакомы, и сразу же углубился в ряды стеллажей. Обескураженный таким поведением Наруто вытянул шею, чтобы лучше видеть, чем тот занят. К его удивлению, Учиха не стал задерживаться у полок с продуктами и напитками, а продолжал идти вдоль торгового зала, словно точно знал, что ему нужно. В конце концов, он затормозил у полки с товарами интимного характера, откуда уверенно взял пару пачек презервативов и бутылек смазки. Это добро он вывалил на прилавок перед Наруто.
Оторопело оглядев предметы перед собой, Наруто поднял взгляд на Учиху. На физиономии последнего не отразилось ни одной эмоции.
‒ Пробивать будешь? ‒ невозмутимо спросил он, когда молчание затянулось.
Наруто снова перевел взгляд на покупки Учихи и нахмурился. Привычно пробивая товар, он угрюмо думал о том, какой же Саске ублюдок. Еще пару дней назад он лез к Наруто с поцелуями и с удовольствием лапал его задницу, а теперь только поглядите на него ‒ демонстративно покупает причиндалы для секса с какой-то цыпочкой. «Или не совсем цыпочкой», ‒ подумал он, укладывая в пакет флакон смазки.
За этими мрачными мыслями он упустил момент, когда Учиха перегнулся через прилавок и ухватил его за ворот форменной рубашки. Притянув Наруто поближе, он произнес низким и безумно сексуальным голосом, от которого по спине побежали мурашки и перехватило дыхание:
‒ Как закончишь, беги на стоянку. Буду ждать.
Наруто так и замер с открытым ртом, почти физически слыша, как заколотилось сердце. Пока он с успехом изображал статую, Учиха успел подхватить пакет и выйти из магазина. И только когда раздалось тихое шуршание закрывающейся автоматической двери, он понял, что Учиха опять ушел не заплатив.
Саске действительно ждал его на стоянке. Хищный силуэт его кроссового байка, припаркованного рядом со скутером Наруто, еле угадывался в темноте. Если бы не оранжевые бока его малыша, оттенившие байк Учихи, Наруто точно прошел бы мимо.
‒ Ты все еще здесь? ‒ притворно сварливо спросил Наруто.
‒ Как видишь. И я же сказал, что жду. Садись, и поехали, ‒ велел Учиха, так и не поменяв выражение своей постной физиономии.
‒ Куда это? ‒ сощурился Наруто.
‒ Туда, где используют это. ‒ Учиха поднял знакомый пакет.
Наруто сразу же стало жарко. Чувствуя, как горит лицо, он тихо порадовался, что сумерки уже уверенно переходят в чернильную тьму.
‒ Ну, так что, едем? ‒ нетерпеливо напомнил о себе Учиха.
‒ Конечно, ‒ промямлил в ответ Наруто и деревянной походкой направился к своему скутеру.
Во время езды, Наруто совершенно не смотрел по сторонам, стараясь просто не отстать от Учихи, поэтом, когда они остановились напротив лав-отеля, он не сразу сообразил, что их путешествие окончено. Оказавшись в фойе, он так сильно смущался, что почти не смотрел, какой номер выбирает Учиха. И лишь оказавшись в пестрой комнате с огромной кроватью посредине осмелился заговорить.
‒ Ты серьезно собираешься это сделать?
‒ А что тебя удивляет? Я думал, мы оба этого хотели, ‒ хмыкнул Учиха, пройдя вглубь комнаты и начав потихоньку стаскивать с себя одежду.
‒ Д-да, ‒ заикнулся Наруто, не в силах оторвать взгляд от открывающегося ему зрелища.
‒ Тогда расслабься. Ты уже бывал таких местах? ‒ сменил тему Учиха, оставшись «топлес».
‒ Д-да, ‒ промямлил Наруто, жадно разглядывая поджарое, накаченное тело. ‒ Ой, то есть, нет! ‒ в последний момент опомнился он.
‒ Нет? А сексом-то занимался? ‒ Учиха насмешливо сверкнул глазами и одним медленным, провоцирующим движением стянул кожаные брюки до самых щиколоток.
‒ М-м-м, ‒ неопределенно промычал Наруто, пожав плечами. Все его внимание сосредоточилось на промежности Учихи, обтянутой самыми откровенными трусами, какие он только видел.
‒ Нравлюсь? ‒ улыбнулся Учиха. Лишившийся дара речи Наруто смог только утвердительно кивнуть. ‒ А так? ‒ Саске повернулся к нему спиной, и стало видно, что задней части у тросов нет. Совсем. Если, конечно, не считать трех резинок, удерживающих трусы на теле.
Наруто громко сглотнул слюну, вызвав тихий смех Учихи.
‒ Мне льстит, что ты так реагируешь. Не против, если я приму душ первым? ‒ Учиха глянул на него из-за плеча и, дождавшись утвердительного кивка, шагнул к стеклянному закутку душа, находящейся здесь же. Скромностью он явно не страдал, потому как без всякого смущения сбросил свои неприличные трусы и нырнул под тугие струи.
Наруто не знал, куда деть глаза. С одной стороны приличия требовали, чтобы он отвернулся, но с другой ‒ о каких приличиях может идти речь, если они находятся в любовном отеле? Да и на взгляд Наруто Учихе было что показать. Будь Наруто фотографом, не преминул бы сделать пару десяточков снимков, ибо такие скульптурные формы он раньше видел только в глянцевых журналах и мокрых фантазиях, настолько тело перед ним было совершенно. А уж какие желания оно будило, когда Учиха так соблазнительно выгибался, наслаждаясь освежающим душем. М-м-м-м, смотрел бы и смотрел.
Наруто наслаждался зрелищем, пока не наткнулся на лукавый взгляд Учихи, брошенный исподтишка. «Он знал», ‒ пришла отрезвляющая мысль, но вместо того, чтобы отвернуться, он упрямо вздернул подбородок и продолжил смотреть, заслужив одобрительное хмыканье Учихи и поощрение в виде эротического представления больше похожего на откровенные ласки, чем на гигиенические процедуры.
К тому времени, как Учиха вышел из душа, Наруто так возбудился, что боялся кончить в штаны от одного прикосновения.
‒ Теперь я, ‒ сдавленно пропыхтел он. Поспешно стягивая одежду на ходу, Наруто просеменил к душу, обходя Учиху десятой дорогой, чтобы ни дай Ками не задеть.
‒ Один справишься? ‒ сладко промурлыкал тот, видя его затруднения.
‒ Угу, ‒ только и смог промычать Наруто, задвигая за собой стеклянную дверь.
В душе Наруто хотел не столько смыть дневную грязь, сколько охладить пыл. Чертов Учиха и понятия не имел, какие неприятности ему приходилось из-за него терпеть. Нельзя так сексуально демонстрировать себя перед человеком, который до этого удовлетворялся только правой рукой! Ну вот что ему теперь делать? И ведь даже не отдрочить, Учиха все увидит! Наруто не сомневался, что если не уймет своего маленького друга, непременно оконфузится перед опытным Саске, но понятия не имел, как это сделать. Понизить температуру воды он не решился, подумав, что Учиха все поймет, как только прикоснется к его ледяной коже. Оставалось положиться на свое воображение, что Наруто и сделал, на всякий случай упершись руками в стену и закрыв глаза. Представить что-то не возбуждающее оказалось не так-то просто ‒ дурацкая фантазия сегодня работала против него, подсовывая кадры просмотренной недавно сцены с участием Учихи. Со скрипом кое-как ему все же удалось увести мысли в нужное русло, но как только он это сделал, что-то коснулось его спины. Мигом открыв глаза, Наруто попытался развернуться, но сзади навалилось сильное мужское тело, впечатав его грудью в стену.
‒ Ты слишком долго возишься, ‒ проник в его ухо низкий, вибрирующий голос Учихи. ‒ Я помогу. ‒ Наруто и вякнуть не успел, как по его мокрому телу заскользили намыленные руки, разминая мышцы и обследуя изгибы и впадинки. От столь смелых прикосновений, он снова начал возбуждаться, но на этот раз, его это нисколько не смущало.
Отмыв плечи и спину Наруто, Учиха не без удовольствия облапил и задницу, вырвав из горла партнера тихий всхлип, когда взялся намыливать впадинку между ягодиц и то, что в ней пряталось.
‒ Потерпи, здесь тоже надо помыть, ‒ заворковал на ухо Учиха.
Некоторое время он дразнящими движениям массировал сжавшееся колечко мышц, пока плавно не опустил ладонь ниже, аккуратно обхватив мошонку. Вот тут-то Наруто и порадовался, что держался за стену, потому что ноги предательски подкосились. А одна из шаловливых ручонок, тем временем, уже обогнула его торс и, быстро огладив живот, опустилась на самое сокровенное.
‒ И что это у нас? ‒ горячо зашептал Учиха, сжимая пальцы на налитой головке. Для Наруто это оказалось последней каплей. Сдавленно вскрикнув, он вжался лицом в сложенные перед собой руки и кончил прямо в ладонь Учихи.
‒ Какой ты отзывчивый, ‒ прокомментировал его действия Учиха, напоследок помассировав потерявший твердость член. Наруто думал, что сгорит от стыда. Он и сам не ожидал, что действительно кончит от одного прикосновения. Какое убожество!
‒ Ты очарователен, ‒ неожиданно хмыкнул Учиха и, силком развернув его лицом к себе, жарко поцеловал в губы. ‒ Хочу тебя всего, ‒ безаппеляционно заявил он, жадно уставившись на Наруто, и потащил его прочь из душа.
Наруто сам не заметил, как оказался распластан на кровати, а над ним хищно навис обнаженный Учиха. И так он был красив и желанен, что Наруто сам потянулся обвить его шею руками. Саске воспринял это движение как приглашение и тут же набросился на раскинутое перед ним тело.
Казалось, Учиха был везде. Наруто не успевал отслеживать его действия. В один момент он ласкал чувствительные соски, посасывая шею, в другой ‒ уже облизывал член, задирая ему ноги чуть ли не до головы. Не воспылать с новой силой в таких условиях Наруто просто не мог.
‒ Ох, ‒ непроизвольно вскрикнул Наруто, когда пальцы один за другим стали вторгаться в его девственную дырочку.
‒ Потерпи, потом будет лучше, ‒ увещевал его Саске, и Наруто наивно верил.
Когда пальцы разгулялись, ему действительно стало невыносимо хорошо, однако первое вторжение члена Учихи оказалось не таким приятным, и прошло какое-то время, прежде чем он начал получать хоть какое-то удовольствие. Но Учиха не зря был опытным любовником, вскоре Наруто снова вознесло на вершины блаженства и он смог кончить практически без помощи рук, удивив этим не только себя, но и Саске.
Находясь в послеоргазменной эйфории, Наруто внезапно подумалось, что Учиха сегодня не такой, как обычно. Почти не шутит и не подтрунивает. Почему-то Наруто казалось, что когда у них дойдет до постели, тот будет вести себя более игриво.
«Хотя, какая разница, это ведь Саске», ‒ подумал с нежностью Наруто и прижался к горячему телу партнера, который уже готовился ко второму раунду.

16.

Часы показывали четыре-сорок утра. Саске молча ходил по номеру, собирая свою одежду. Вокруг кровати валялись вскрытые упаковки от презервативов и, собственно, сами использованные резинки. А на самой кровати, как вишенка на торте, разлегся вконец затраханный Узумаки. Саске не слезал с него, пока не израсходовал все запасы презервативов. Упрямый Узумаки держался из последних сил, а после последнего захода сразу отключился, где лежал. Ни о каком душе в таких условиях речи даже не шло. Так что теперь Саске мог беспрепятственно любоваться лежащим на животе парнем, чья задница и бедра были уделаны спермой. Картинка была предельно сексуальной и, если бы у Саске еще оставались силы, он бы непременно продолжил пирушку, но увы. После устроенной им вакханалии, оживить его либидо мог только продолжительный, здоровый сон, на который у него просто не было времени.
Бросив последний взгляд на утомленного любовника, Саске вышел из номер, оставив ключ на прикроватной тумбе с фаллического вида светильником. На этом все, их знакомство можно было считать оконченным.
На выходе из отеля, Саске зачем-то доплатил за лишние три часа, хотя это было чистой воды обдираловкой.
«Будем считать это прощальным подарком», ‒ малодушно подумал он и сам себе не поверил.

17.

Пробуждение Наруто ознаменовалось ленивой негой во всем теле. Правда ровно до тех пор, пока ему не вздумалось продрать глаза и оглядеться. В тот же миг, как он попытался привстать, поясницу прострелило острой болью, из-за чего, тихо застонав, он плюхнулся лицом в подушку.
‒ Что за черт? ‒ со сна прохрипел он, хватаясь за больную часть тела. Комната ответила ему молчанием.
Оторвав голову от подушки, Наруто с горя пополам повернул голову в сторону и постарался рассмотреть помещение, в котором он находился. Окон не наблюдалось, зато скудная обстановка, состоящая из большой двуспальной кровати, тумбочки и остекленного санузла, деликатно освещалась ночником-пенисом. Увидев последний, Наруто встрепенулся, мигом вспомнив их бурную ночь с Саске, и с ужасом понял, что, похоже, заснул!
‒ Саске?! ‒ Позабыв про боль, Наруто подскочил на кровати и заозирался, но своего недавнего любовника в номере не обнаружил. Проверив прикроватную тумбу, в надежде найти там записку с объяснениями, он обнаружил лишь громоздкий магнитный брелок, на котором болтался ключ от комнаты. Единственным напоминанием о том, что Учиха все же был в этом номере, служили многочисленные следы присохшей спермы, оставленные им на теле Наруто, да боль в заднице, объявившаяся, как только тот сел.
‒ Так себе напоминание, ‒ разочаровано пробормотал Наруто и тоскливо уставился на разбросанную одежду.
В раскорячку добравшись до душа, ему удалось вымыться и кое-как привести себя в порядок, после чего он покинул безрадостный номер.
‒ Сколько мне доплатить? ‒ хмуро спросил он у администратора, отдав ключ.
‒ У вас все оплачено, ‒ ответил тот. ‒ Ваш партнер, когда уходил, обо всем позаботился.
‒ Спасибо, ‒ поблагодарил его Наруто и направился к выходу. При этом он чувствовал себя таким растерянным и удрученным, что даже не заметил призывов администратора вернуться за сдачей.

18.

Вот уже несколько дней Наруто жил ожиданием. С того для, как он проснулся в отеле один, от Саске не было вестей. Он словно сквозь землю провалился, исчезнув из жизни Узумаки так же внезапно, как и появился. Доставляя свежую порцию горячей, хрустящей курочки, Наруто без конца поглядывал в зеркало заднего вида, в надежде увидеть там отблеск знакомого шлема. Вынося товар из подсобки магазинчика на заправке, он всегда косил одним глазом в сторону двери ‒ не войдет ли Учиха в гостеприимно распахнувшиеся двери. Копаясь в капоте очередного драндулета на ремонте, он все время находил повод сбегать к стеллажу с инструментом, откуда открывался отличный обзор во двор автомастерской. Жарясь на солнце в дурацком курином костюме, он всегда смотрел в сторону дороги, а закончив смену, долго стоял перед своим шкафчиком, прислушиваясь к шагам за дверью раздевалки. Но сколько бы он не ждал, Учиха не приходил.
В конце концов, это тоскливое ожидание начало злить Наруто. Почему этот придурошный осакец не едет? Ему что, совсем не важно, что Наруто уже весь извелся? Сколько можно над ним издеваться?! Мало того, что лишил анальной девственности, даже «спасибо» не сказав, так еще и исчезнуть вздумал! Это уже ни в какие ворота!
Еще через какое-то время Наруто забеспокоился. А что, если с Саске что-то случилось? Конечно, Фукуока ‒ сравнительно безопасное место. Парни клана Сарутоби строго следили за порядком на своей территории, но зная заносчивый характер Учихи, тот вполне мог нарваться на неприятности.
Терзаемый тревогами Наруто понял, что не может больше находиться в неведении. Ему срочно нужно было увидеть Саске. Проблема заключалась в том, что хоть они и переспали, у него все еще не было никаких контактных данных Учихи. Как же так могло получиться-то, черт возьми?
Наруто долго пребывал в депрессии из-за невозможности связаться с Учихой, пока однажды, помогая опекуну в гараже, не сообразил, что Киба, может что-то знать. В отличие от Наруто, он был полноценным байкером и даже имел собственную команду. Вечно занятый на подработках Узумаки не мог так же часто зависать с остальными кюсякай, поэтому многие важные события часто проходили без его участи, и только благодаря болтливому Кибе он был в курсе событий, хоть порой и узнавал о них с некоторым опозданием.
Окрыленный надеждой, Наруто еле дождался обеда, чтобы вволю поговорить с другом.
‒ Ты же вчера ездил потусить? ‒ как бы между делом спросил он, без аппетита возя палочками в пенопластовом стаканчике с магазинным раменом.
‒ Угу. Если ты не забыл, я и тебя звал, ‒ причмокивая ответил Киба, уплетая свою порцию.
‒ Гм, точно. И как там было? ‒ Наруто начал издалека, не зная, как подступиться к интересующей его теме. К счастью, Киба сам об этом заговорил.
‒ В целом нормально. Правда, все были немного взвинчены. Ты же помнишь тех залетных босодзоку из Осаки?
‒ Угу, ‒ оживился Наруто.
‒ Кажется, они нарываются на неприятности. Ходят слухи, что они вербуют людей. Раз за них еще никто не взялся, видимо Сарутоби не в курсе происходящего или он просто чего-то ждет. ‒ Услышав про Сарутоби, Наруто вскинулся, но Киба не обратил на это внимание. ‒ Если запахнет жареным, ты бы лучше в это не вмешивался. Старик сам во всем разберется.
‒ Все настолько плохо?
‒ Похоже что, да. Народ без причины шуметь не будет. Так что велика вероятность, что рано или поздно за банду Учихи возьмутся серьезные ребята.
Наруто похолодел. Окончательно потеряв от волнения аппетит, он отложил палочки и серьезно спросил:
‒ А ты самого Учиху недавно нигде не встречал?
‒ Видал пару раз, ‒ пожал плечами Киба. ‒ Ведет себя, будто он тут уже босс. Я думаю, люди правду говорят ‒ готовит он что-то. Вот знал же, что от залетных ничего хорошего не жди, ‒ вздохнул он и прихлебнул бульона из лапши.
‒ А где ты его видел? ‒ попытался вернуться к нужной теме Наруто.
‒ В Тюо-ку(1). Мне многие говорили, что видели его в тамошних клубах. У этого придурка действительно денег ‒ куры не улюют. А ты чего не ешь? ‒ наконец заметил Киба. ‒ Если ты больше не будешь, можно я твое доем?
‒ Конечно, ‒ улыбнулся Наруто, мыслями уже отправившись на поиски Саске.
Чтобы начать обход клубов в Тюо-ку, Наруто пришлось запастись терпением и изрядно опустошить свои накопления. Начать он решил с тех, что находились чуть в стороне от центральных улиц и не прогадал. Уже в шестом заведении ему улыбнулась удача.
Знакомый мотоцикл Наруто заметил еще на подъезде. Оказавшись внутри, он тут же принялся оглядывать бар и прочие закутки, потому что ему казалось, что такой гордый человек как Саске, ни за что не полезет на танцпол. Интуиция его не подвела, нашелся Учиха в чил-ауте(2). Он расслабленно сидел на широком красном диване, благосклонно внимая восторженной болтовне какого-то парня в мотоциклетном прикиде. Причем Наруто даже, кажется, знал этого типа. Видел мельком на сходках в компании прихлебателей.
‒ Так это правда. Ты действительно вербуешь людей! ‒ выпалил Наруто, не сдержав эмоций.
‒ Наруто? ‒ Саске перевел на него нечитаемый взгляд, вмиг подобравшись.
Его собеседник раздраженно посмотрел на Узумаки, недовольный тем, что его прервали, но разглядев кто вмешался в разговор, побелел как мел, изменившись в лице.
‒ Учиха-сан, я тут вспомнил, что у меня остались важные дела. Простите, но я должен идти, ‒ засобирался он. ‒ Извините за беспокойство. ‒ Парень поклонился напоследок и быстро ретировался.
‒ Какого черта? ‒ Саске проводил гостя удивленным взглядом, но останавливать не стал. Досадливо цыкнув сквозь зубы, он снова вперил взгляд в Наруто. ‒ Зачем пришел?
Наруто постарался проглотить обиду, взыгравшую в нем от неприятного вопроса и тона, которым он был озвучен.
‒ Я хотел тебя увидеть.
‒ Вот и увидел. Теперь уходи, ты только что сорвал мне встречу.
‒ Вот как? ‒ сдерживаясь изо всех сил протянул Наруто. ‒ А ты знаешь, что в этом городе нельзя трогать кюсякай? И под «трогать» я имею ввиду, что нас нельзя вербовать в банды, якудза и прочие незаконные организации. Такого правило Фукуоки.
‒ Знаю. Но на меня это правило не распространяется, я ведь не местный, ‒ криво улыбнулся Саске.
‒ Ошибаешься, ‒ покачал головой Наруто. ‒ На тебя и прочих чужаков это распространяется в первую очередь, потому что местные никогда на это не пойдут.
‒ Спасибо, я уже заметил, что у ваших ребят нет яиц, ‒ насмешливо хмыкнул Саске.
‒ Вот тут ты крупно заблуждаешься, ‒ возразил Наруто, начиная раздражаться. ‒ Ты же не думаешь, что этот запрет появился на пустом месте? Все дело в том, что здесь произошло двадцать лет назад. Тогда из-за разборок банд погибло много людей, и мои родители в том числе. Поэтому тебе стоит прекратить вербовать людей.
‒ Это все, конечно, грустно, но у меня тоже есть причина продолжать то, что я делаю. ‒ Тон Учихи стал серьезным.
‒ Но ты можешь пострадать! ‒ с мольбой произнес Наруто.
Саске на мгновение замер. В его глазах промелькнуло что-то похожее на сожаление, продлившееся только миг. Наруто даже решил, что ему это показалось, потому что уже через секунду губы Учихи снова растянулись в холодной усмешке.
‒ О, так ты обо мне волнуешься? Как приятно это знать. Однако, должен предупредить, чтобы ты не питал ложных надежд. Я уже получил, что хотел, ты мне больше не интересен. Не мог бы ты больше не докучать мне?
Наруто словно обухом по голове ударили. Он безмолвно уставился на Учиху, не веря, что слышит это от человека, который на протяжении нескольких недель ходил за ним по пятам и пел ему дифирамбы.
«Не интересен?» ‒ эхом пронеслось у него в голове.
На негнущихся ногах Наруто доковылял до Учихи и уставился в его черные бесстыжие глаза, с вызовом глядящие в ответ. И внезапно это так его разозлило, что он порывисто рванулся вперед и заехал ублюдку кулаком под дых.
Не ожидавший нападения Учиха тихо захрипел.
‒ Тогда я тебе кое-что скажу, ‒ дрожащим от гнева голосом заговорил Наруто, касаясь губами уха Саске. ‒ Скоро я тебя снова заинтересую, козлина.
Резко выпрямившись, Наруто развернулся и, твердо чеканя шаг, покинул клуб.

(1)Тюо-ку ‒ район города Фукуока. Промышленный и коммерческий центр.
(2)Чил-аут ‒ зона отдыха в танцевальных клубах.


Глава 3.

19.

«Скоро я тебя снова заинтересую».
Хоть Наруто так и сказал, он понятия не имел что теперь делать. Учиха ясно дал понять, что уже наигрался с ним и не желает больше видеть, но Наруто не хотелось так просто его отпускать. Ему понравился Саске, он успел к нему привязаться и теперь просто не мог принять тот факт, что больше ему не нужен. В его памяти еще было свежо воспоминание о том, как поменялся взгляд Учихи, когда Наруто фактически признался в своих чувствах. Он не остался равнодушным, пусть и попытался оттолкнуть, а значит, шанс вернуть его еще есть. Вот только хочет ли этого сам Саске? Что, если он с самого начала не был серьезен? Если эти ухаживания действительно были только блажью, и ему просто хотелось развлечься, и то сожаление, промелькнувшее в его глазах ‒ лишь досада на назойливость Наруто? Что тогда?
«Тогда мне остается только провалиться сквозь землю, потому что Саске сейчас, наверное, помирает со смеху, вспоминая мое последнее заявление. Или готовится меня убить при следующей встрече, потому что я его ударил», ‒ удрученно подумал Наруто и тяжко вздохнул.
‒ И долго ты еще будешь это делать? ‒ поинтересовался Киба.
‒ Делать что? ‒ вяло спросил Наруто.
‒ Вздыхать. Ты так душераздирающе это делаешь, что мне хочется чем-нибудь тебя приложить, чтобы ты уже успокоился.
‒ Так приложи. Может, и впрямь успокоюсь, ‒ монотонно произнес Наруто и снова вздохнул. Некоторое время Киба хмуро смотрел на друга, но тот все так же изображал амебу, лежа грудью на столе и производя эти дурацкие вздохи.
‒ Так дело не пойдет, ‒ наконец решил он. ‒ Собирайся и поехали. Сил никаких нет смотреть на твою кислую рожу. Пойду извещу Джи-сана. ‒ С этими словами он развернулся и поднялся в офис Джирайи.
Наруто не стал перечить и послушно переодел робу, сменив ее на мотоциклетное снаряжение.
‒ Куда едем? ‒ без особого интереса спросил Наруто.
‒ На поляну. Ты давно с ребятами не общался, ‒ лаконично ответил Киба, усаживаясь на свой байк. Наруто молча последовал его примеру.
Естественно никакую поляну в ближайшем лесу они искать не стали. Поляной среди местных байкеров называлось традиционное место сходки, находящееся в районе доков. Именно там Наруто впервые разговаривал с Учихой. Обычно здесь царила атмосфера веселья и бесшабашности, но сегодня в воздухе чувствовалось напряжение.
‒ Что происходит? ‒ Наруто недоуменно посмотрел на Кибу.
‒ Самому интересно, ‒ пожал плечами тот.
‒ А, это все из-за осакцев, ‒ пояснил толстяк Акимичи, оказавшийся здесь же. ‒ По городу слухи ходят, что они вербуют мелкие группы кюсякай и формируют из них банды. Вот парни и волнуются.
‒ Это правда? ‒ встревожено переспросил Киба.
‒ Не знаю. Я сам этого не видел. Если хотите узнать подробности, лучше обратитесь вон к тем парням. ‒ Акимичи указал на группу байкеров бурно обсуждающих что-то между собой. ‒ Это они привезли те слухи.
‒ Спасибо, брат, ‒ хлопнул его по плечу Киба и немедля направился к указанной группе. Наруто кивнул Чоджи в знак благодарности, прежде чем последовать за другом.
‒ Йо, братва! ‒ заорал издалека Киба, бесцеремонно прерывая спор между матерого вида мужиками, сгрудившимися возле своих мотоциклов. ‒ Я тут слышал, вы интересные слухи по округе разносите. Не поделитесь?
Мужики переглянулись и недружелюбно уставились на Кибу.
‒ Тебе какое дело до этих слухов? ‒ спросил один из них, по-видимому, главный.
‒ Как это ‒ какое? Интересно очень.
‒ Погоди, брат, это ж Инузуку ‒ свой пацан. Ему можно сказать, ‒ заступился за Кибу один из друзей главного.
‒ Я не о нем беспокоюсь, а об этом, ‒ ответил тот и выразительно зыркнул на Наруто, замершего за плечом Кибы. Наруто не понравилось обращение «этот», но он не стал возникать, решив, что информация важнее.
‒ Если ты знаешь, кто я, тогда ты понимаешь, что в твоих же интересах все мне рассказать. ‒ Он постарался сказать это ровным тоном, но стоящие перед ним янки все же обратили внимание на неприкрытую угрозу. Их было шесть человек, все крепкие и не похожи на молокососов, однако от слов Наруто они притухли. Одно дело перемывать кости Узумаки Наруто, когда он усиленно изображает пай-мальчика и упахивается на нескольких работах, и совсем другое ‒ оказаться с ним лицом к лицу, когда он настроен чертовски серьезно.
‒ Да я и не собирался скрывать, ‒ вдруг несолидно шморгнул носом главный. ‒ Просто хотел убедиться, что рядом нет лишних ушей.
‒ М-м, ‒ неопределенно промычал Наруто. Главарь расценил это как команду к действию.
‒ Дело было так. Мы с ребятами зависли в одном клубе и наткнулись там на тех осакцев. Их лидер, Учиха Саске, болтал там с Мизуки. Мы близко не подходили, поэтому не знаем подробностей. Потом мы пошли по барам и в одном из них снова наткнулись на этого придурка Мизуки, ну, по пьяни он нам и рассказал, что Учиха ему непыльную работенку предложил и взял под свое крылышко. Нам тоже советовал не отставать.
‒ Но мы, конечно же, отказались, ‒ торопливо ввернул тот парень, что заступался за Кибу.
‒ Гм, ясно, ‒ кивнул Наруто. Больше ничего не сказав, он молча развернулся и зашагал к своему скутеру.
‒ Эй! ‒ раздался у него за спиной голос Кибы. Наруто обернулся. ‒ Надеюсь, ты не за Учихой поехал? ‒ тревожно спросил он.
‒ Нет.
‒ Слава Ками, ‒ с явным облегчением вздохнул Киба. ‒ Ты ведь больше не останешься? ‒ уточнил он и, увидев утвердительный кивок, снова вздохнул. ‒ Да, накрылся вечер. Ладно, иди уж по своим делам. Я еще тут поболтаюсь. Увидимся! ‒ Махнув на прощание, Киба направился к одной из групп байкеров, непринужденно попивающей пиво за неторопливой беседой. Наруто проводил друга глазами, и лишь потом продолжил путь к скутеру.
Дело принимало дурной оборот.
Наруто нужно было подумать. В компании людей думалось плохо, поэтому он и уехал с поляны. Около час он колесил по окраинам города, пока не выехал на знакомую дорогу. Машин здесь было немного, а прохожих и того меньше. Ему вдруг вспомнилось, как они с Саске ехали этим путем в М-ленд и Наруто все поддавал газу от нетерпения, а на обратном пути они угодили под дождь.
‒ Это должно быть здесь, ‒ пробормотал он себе под нос, останавливаясь у обочины. Сняв шлем и оглядевшись по сторонам, он, наконец, заметил за кустами начало каменных ступеней, ведущих к подножью храма. Того самого, где они с Учихой прятались от дождя.
Храм был все так же пустынен и невелик, каким и запомнился. Усевшись под навес, Наруто задумчиво оглядел открывшуюся панораму. Она казалась такой знакомой и в то же время другой. Слишком настоящей, слишком яркой и живой. Перед ним простирался шумный, расцвеченный огнями город. Совсем не тот зыбкий, далекий образ, который он запомнил. Может, виной тому было отсутствие дождя, а может, просто не хватало объятий, окутывающих его теплом, и мягкого голоса, шепчущего на ухо «так будет теплее».
Наруто непроизвольно поежился. Мысли о Саске вернули его к насущным проблемам.
То, что Учиха действительно вербует местных кюсякай, втягивает их в криминал и обещает свое покровительство, ну, или не свое, а человека, который за ним стоит, вгоняло его в депрессию. Вообще-то это не его, Наруто, дело, и он бы с радостью отошел в сторону, если бы оно не касалось Учихи. Казалось бы, какого черта, засранец его послал, так почему бы не послать его в ответ? Но Наруто не мог так поступить. Потому что существовало одно «но», которое не давало ему покоя вот уже несколько дней. Если Учиха приехал в Фукуоку по делу и не собирался заводить отношений, зачем он таскался за Наруто? Было бы ясно, если бы у него была своя команда, но ведь ее нет. Он сам по себе, один как перст. Сами правила города запрещают причислять его к любым группам и формированиям. Он вынужденный изгой, но тогда зачем Учихе соблазнять его? Чтобы помотросить и бросить? Что за глупости! Бредятина чистой воды. Нельзя, правда, исключать, что тому просто вожжа под хвост попала, но даже так... Разве это не означает, что Наруто ему небезразличен?
‒ А ведь верно, ‒ покивал сам себе Наруто. ‒ Это я ему неинтересен? Пф, как же, ‒ фыркнул он и впервые за несколько дней улыбнулся.

20.

‒ Апчхи! ‒ громко чихнул Саске, едва успев отвернуться.
‒ Какой ты популярный. Мало того что здесь всегда нарасхват, так теперь еще и вспоминает кто-то, ‒ завистливо проворчал Хозуки и громко засюпал своей коктейльной соломинкой.
Саске невозмутимо покосился на своего уже не совсем трезвого друга и вернулся к прерванному разговору:
‒ Так вот, как я уже говорил, я предлагаю это не всем. Лишь несколько банд Фукуоки удостоились моего приглашения, и твои парни в их числе.
Саске уже минут пятнадцать плел этот бред сидящему напротив недоумку. Тот внимал, открыв рот, но попадаться на крючок не спешил. С этим идиотом было бы покончено еще в прошлый раз, если бы в решающий момент на сцену не вышел Узумаки, перепугав потенциального соратника почти до икоты. Хорошо, что этот пентюх слинял до того, как Узумаки врезал Саске и сделал скандальное заявление.
‒ Я слышал, вы предлагаете сотрудничество только мелким бандам, которыми легко манипулировать, ‒ недоверчиво заметил мужчина.
‒ Верно. ‒ Саске откинулся на спинку дивана и внимательно посмотрел на нахмурившегося собеседника. ‒ Я вербую только мелочь. Такую как вы, ‒ не без удовольствия припечатал он. Некоторое время Саске любовался недовольным лицом мужика ‒ он ему категорически не нравился ‒ после чего продолжил. ‒ Вот только делаю я это не потому, что вами легко манипулировать, а потому что в вас еще остался дух свободы. Вы не похожи на те крупные кланы, которые местный якудза посадили на цепь, запретив развлекаться. Разве это жизнь настоящего босодзоку?
Мужчина ничего не ответил, но Саске уже заметил укрепившееся зерно сомнения. Дело почти сделано. Его оставалось совсем немного дожать, чтобы еще одна банда перешла под флаг Орочимару.
‒ Я бы хотел подумать, ‒ наконец заговорил мужчина. Саске про себя чертыхнулся.
‒ Думайте, но имейте ввиду ‒ те, кто присоединится ко мне позже, уже не смогут подняться так же высоко, как те, кто сделал это сейчас. Дело в том, что сейчас я набираю костяк нашего альянса, состоящий из самых надежных людей. И именно они, те, кто пошли за мной сегодня, будут стоять у руля впоследствии. Вам решать: стоять в одном ряду вместе с ними, или затеряться в серой массе.
‒ Хорошо, я понял, ‒ решился мужчина. ‒ Но у меня вопрос.
‒ Слушаю? ‒ лениво улыбнулся Саске, уже предвкушая легкую победу.
‒ Что вас связывает с Узумаки Наруто? ‒ вдруг огорошил его собеседник.
‒ С кем? ‒ не веря своим ушам переспросил Саске.
‒ Узумаки Наруто. Он в прошлый раз прервал нашу встречу. Разве вас не предупреждали держаться от него подальше? ‒ напомнил мужчина.
«Ты сам тогда сбежал», ‒ раздраженно подумал Саске, но говорить этого вслух не стал.
‒ Вроде что-то похожее было. А что не так с Узумаки?
Мужчина удивленно вытаращился на Саске, перевел не менее удивленный взгляд на его спутников и, убедившись, что те тоже не понимают причины его тревоги, вздохнул.
‒ Так вы действительно не знаете. И как так получилось? Вы же уже почти месяц здесь ошиваетесь.
‒ Рассказывай уже, ‒ потерял терпение Хозуки.
Мужчина снова вздохнул, собираясь с мыслями.
‒ Вы знаете, кто в нашем городе главный? ‒ начал он издалека.
‒ Группа Сарутоби? ‒ предположил Саске.
‒ Именно. А кто был до них?
Саске пожал плечами.
‒ Клан Намикадзе. Узумаки Наруто ‒ единственный сын их последнего главы.
Саске забыл как дышать.
«Я что, трахнул сына кумитё(1)?» ‒ пронеслось у него в голове.
‒ Клан Намикадзе был очень сильным, ‒ продолжил рассказ мужчина. ‒ И процветать бы ему многие годы, если бы Минато, тогдашний оябун, не связался с той женщиной. Узумаки Кушиной. Она была членом легендарной банды босодзоку под названием «Биджу». В эту банду не принимали абы кого, она состояла из самых сумасшедших и великих людей Фукуоки, ‒ глаза мужчины зажглись от восторга. Он явно восхищался той бандой. ‒ Они делали что хотели без оглядки на якудза и общество. Еще говорят, что в «Биджу» не было лидера. Все их члены были равны между собой. Они были сильны и независимы, как ветер. Вот с такой женщиной связался Минато. Я слышал, он хотел на ней жениться, но ей не нравилась перспектива стать якудза.
‒ Ты хочешь сказать, что Узумаки Наруто ‒ внебрачный сын Намикадзе Минато и той девчонки? ‒ уточнил Саске.
‒ Да. Клан Намикадзе пытался подмять под себя «Биджу» из-за той женщины. В итоге это все вылилось в войну, в которой Минато и Кушина погибли. После их смерти война закончилась. «Биджу» покинули город, а Намикадзе-групп остались без лидера. Сарутоби Хирузен, который был при Минато сайка-камон, стал новым оябуном. Узумаки Наруто отдали на воспитание старику Джирайе, наставнику Намикадзе. Официально Узумаки не при делах, но он все равно часть якудза. Говорят, он даже вхож в резиденцию Сарутоби. Именно поэтому с ним не стоит связываться. Он птица куда более высокого полета, чем мы.
‒ Правила, ‒ вдруг осенило Саске.
‒ О, догадался? Да, все верно. Именно после той истории с Намикадзе и «Биджу» появились эти дурацкие запреты на вербовку в банды и вмешательство в криминал. Не знаю, хорошо это или плохо, но с тех пор якудза не имеют с нами дел, а мы не имеем дел с ними. Теперь мы кюсякай ‒ лишь тень того, чем были раньше.
Когда мужчина покинул место переговоров, Саске остался с Суйгецу наедине. После всего, что он услышал, угроза Узумаки «заинтересовать» его, уже не казалась пустяковой.
Суйгецу долго молчал, думая о чем-то своем, а потом выдал:
‒ В следующий раз, когда я посоветую тебе трахнуть кого-нибудь, ударь меня, пожалуйста. Ох! ‒ Вместо ответа Саске от души заехал ему в бок локтем.

(1)Кумитё (оябун) ‒ главный в иерархии якудза.
(2)Сайка-камон (камбу-ацукай) ‒ администратор или старший советник у якудза.

21.

Перед Наруто высились наглухо закрытые металлические ворота. В обе стороны от них разбегался высокий бетонный забор без малейших признаков декора. Единственной деталью, выделяющейся на скучно-серой стене, были те самые основательные ворота и крупная металлическая табличка рядом «группа Сарутоби».
Собравшись с духом, Наруто шагнул к воротам и нажал кнопку домофона.
‒ Чо надо?! ‒ раздался грубый ор из динамика.
‒ Это Узумаки Наруто. Доложите обо мне Сарутоби-сану, ‒ четко проговорил Наруто.
‒ Еще чего! Может тебе еще и ботинки почистить? ‒ издевательски хмыкнул голос из динамика. ‒ Шел бы отсю... Ай-яй-яй-яй-яй! Умино-сама, отпустите! Ой! Больно же! ‒ В динамике послышалась какая-то возня и резкий грохот. На какое-то время домофон затих, после чего голос вернулся и стал куда любезнее. ‒ Пожалуйста, подождите одну минуту.
Еще до истечения той самой минуты, в воротах щелкнул замок, и они отворились.
‒ Добро пожаловать в резиденцию Сарутоби, Узумаки-сама. ‒ На пороге стоял Умино Ирука, сятэй-гасира(1) группы Сарутоби. ‒ Сарутоби-сама ждет вас.
‒ Прошу простить за беспокойство, ‒ поклонился Наруто и шагнул за порог.
Как только его нога ступила на мощенную дорожку, а за спиной хлопнула дверь, Умино отбросил церемонии и крепко обнял парня перед ним.
‒ Что ж ты так долго не заходил к нам? Совсем позабыл старого сэнсэя, ‒ запричитал мужчина.
‒ Полегче, Ирука-сэнсэй, вы мне сейчас ребра сломаете. ‒ Наруто судорожно захлопал ладонью по крепкому плечу Умино.
‒ Ах, прости старика. Это все нервы, ‒ тут же нашел оправдание самозваный старик, который выглядел от силы лет на тридцать. ‒ Идем уже в дом.
По дороге к особняку в японском стиле, они встретили несколько ребят Умино, всякий раз сгибающихся в поклоне, стоило им разглядеть гостя. С такими церемониями они и дошли до сада, где на веранде уютно расположился пожилой человек с седой как лунь эспаньолкой. Одет он был в традиционную юкату и выглядел немного небрежно.
‒ А, Наруто-кун, давненько тебя не видел. Ну, присаживайся, ‒ улыбнулся старик, похлопав по доскам веранды рядом с собой.
‒ Добрый день, Сарутоби-сан, ‒ поклонился Узумаки. ‒ Как ваши старые кости?
‒ Ах ты негодник. И не стыдно старика подначивать? Я в твои годы относился куда почтительней к старшему поколению, ‒ с улыбкой упрекнул его мужчина.
‒ А я слышал от Джирайи, что в мои годы плевать вы хотели на «замшелых старперов», не то что уважение проявлять.
‒ Вот предатель, сдал-таки, ‒ проворчал в бороду старик.
‒ Не волнуйтесь, я сохраню вашу тайну, ‒ сделал честное лицо Наруто. Глянув на его благообразную физиономию, мужчина рассмеялся.
‒ Ну, рассказывай, зачем пришел, ‒ спросил он отсмеявшись.
Наруто перестал улыбаться и перевел взгляд на маленький рукотворный пруд, где плавно перемещались пятнистые спины карпов кои.
‒ Вам уже доложили о босодзоку из Осаки? ‒ собравшись с мыслями, заговорил он.
‒ Доложили. Вербуют кюсякай, продают через них наркотики и оружие, умыкают девочек из моих заведений, организовывают свой тотализатор в обход моих парней. Я ничего не забыл?
‒ Отхватили десять процентов нашего рынка AV, ‒ дополнил Умино, все это время молча стоящий в тени.
Наруто побледнел, заслушав весь список подвигов Саске и его шайки. С таким хвостом ему ни за что не отмазать Учиху. Но Наруто не был бы Наруто, если бы не попытался, даже в казалось бы безнадежной ситуации.
‒ Сарутоби-сан, что вы предпримите в отношении нарушителей?
‒ Они сунулись на мою территорию и даже запустили руку в мой карман, поэтому я нему отпустить из безнаказанными. Мои люди уже копают под их крышу, но что делать с ними я еще не решил. Просто выгнать будет слишком милосердным, они успели натворить слишком много дел. Наверное, стоило бы утопить их в заливе Хаката.
‒ Прошу, не делайте этого! ‒ тут же среагировал Наруто, почтительно склонившись.
‒ Хм? ‒ заинтересовался старик. ‒ О чем ты просишь, мальчик? Почему я не должен карать этих нарушителей? Они твои друзья?
‒ Нет, ни в коем случае, ‒ заверил его Наруто. ‒ Но среди них есть человек, с которым я лично должен посчитаться.
‒ Даже так? И кто же это, если не секрет?
‒ Его зовут Учиха Саске.
‒ Учиха Саске? ‒ переспросил Сарутоби, вскинув брови. ‒ Где я мог слышать это имя? ‒ На какое-то время он погрузился в раздумья. И чем дольше он думал, тем ниже опускались его седые брови, пока не застыли в сердитом выражении. ‒ Учиха, вот значит как, ‒ пробормотал он себе под нос.
‒ Наруто-кун, я даю тебе отсрочку, ‒ наконец решил он. ‒ У тебя будет три дня, чтобы уладить свои дела с этим молодым человеком. Через три дня им и его молодцами займусь я. Большего обещать не могу.
‒ Этого достаточно. Благодарю вас, Сарутоби-сан, ‒ снова поклонился Наруто.

(1)Сятэй-гасира ‒ как и вака-гасира, глава нескольких бригад гангстеров одного района. Только чуть ниже по званию.
(2)AV ‒ порно-фильмы.

22.

Услышав историю Наруто, Саске ненадолго приостановил деятельность, но к нему так никто и не вломился. Ни якудза, ни полиция, ни кюсякай так и не тронули «Така» и Саске успокоился, вновь занявшись вербовкой. Его парни, притаившиеся на несколько дней, продолжили дела и даже начали подумывать о расширении. Единственное, что все еще не давало покоя, это обещание Узумаки, и Саске с тревогой ждал следующего шага темпераментного блондина.
И этот шаг не заставил себя долго ждать.
Саске вел очередные переговоры, когда в их уютный закуток внезапно вломился Узумаки. Никто из его людей и среагировать не успел, как тот уже нагло устроился на одном из свободных мест за столом.
‒ Зачем пришел? ‒ холодно спросил Саске, стараясь не смотреть в его сторону. Бороться с собственным телом, которое так и норовило обласкать взглядом стройную фигуру Узумаки, оказалось не так-то просто.
‒ На тебя посмотреть, себя показать, ‒ ляпнул тот, скрестив на груди руки.
‒ Не понял? ‒ удивился Саске.
‒ Глаза тебе мозолить буду и на нервы действовать, ‒ понятливо объяснил Наруто.
‒ Это что ли и есть твой гениальный план, чтобы заинтересовать меня?
‒ Именно.
‒ Э-э-э, я, пожалуй, пойду, ‒ напомнил о своем присутствии будущий потенциальный соратник.
‒ Сиди! ‒ строго велел Саске.
‒ Но ведь… ‒ залепетал тот и беспомощно уставился на Наруто, прожигающего его мрачным взглядом. ‒ И все же я пойду, ‒ дернулся было он, но был остановлен властным жестом руки Учихи.
‒ Подожди !Я разберусь и мы продолжим.
Потенциальный соратник притих.
‒ Шел бы ты, рыбонька ‒ переговоры мне срываешь, ‒ повернулся Саске к Наруто.
‒ Не хочу, ‒ фыркнул тот.
‒ Я тебя по-хорошему прошу. Выйди. Если не уйдешь…
‒ То что? ‒ заинтересовался Узумаки.
‒ Тебя выведут.
‒ Кто? Они? ‒ Наруто кивнул на Суйгецу и Дзюго, молча наблюдающих за их перепалкой.
‒ Они, ‒ согласился Саске.
‒ Ну, попробуй, ‒ ухмыльнулся Наурто. От этой дерзкой улыбки у Саске в штанах шевельнулось. Раздосадованный своей несдержанностью, он кивнул друзьям, но стоило им двинуться в сторону Узумаки, как несостоявшийся соратник подскочил со стула и преградил им путь.
‒ Не делали бы вы этого, парни! Вы хоть знаете кто он? Если хоть волос упадет с его головы, нам всем ‒ пиздец! Вы убить нас хотите?! ‒ истерично завопил он и, повернувшись к Саске, заявил: ‒ Нам не по пути, Учиха. Сделки не будет ‒ мне еще пожить охота. Не беспокой больше ни меня, ни моих парней ‒ я умываю руки.
Сказав так, парень подхватил с дивана свой шлем и пулей вылетел из комнаты. Хозуки и Дзюго переглянулись, встав как вкопанные.
‒ Какого хрена? ‒ задумчиво протянул Саске, растеряно созерцая распахнутую настежь дверь.
‒ Не хочу хвастаться, но он прав, ‒ снова заговорил Наруто. ‒ Меня вам лучше не трогать.
‒ Ты неприкасаемый что ли? ‒ подозрительно покосился на него Саске.
‒ Можно и так сказать, ‒ не стал юлить Узумаки. ‒ И что ты теперь будешь делать?
‒ Что? ‒ Саске задумался. Он не мог больше вести здесь переговоры, Узумаки наверняка приперся, чтобы мешать ему вербовать людей. Пока он здесь, ни одна банда не станет иметь с Саске дел. Что бы он ни решил, сегодня он уже точно никого не сможет завербовать.
Осознав собственное бессилие, Саске поджал губы и резко поднялся с кожаного дивана.
‒ Поехали! ‒ скомандовал он и направился к выходу. Хозуки и Дзюги направились следом. Саске все ждал, что Узумаки подхватится за ними и что-нибудь сделает, но тот так и не двинулся с места.
Выйдя в зал клуба, Саске созвал людей и вышел на стоянку. Вот там-то он и понял, почему Наруто был так спокоен. Шины всех байков членов «Така» были изрезаны в лоскуты. Дзюго бросился было обратно, чтобы надрать задницу виновнику, но рассудительный Хозуки остановил его, за что Саске одарил его благодарным взглядом.
Выходка Узумаки доставила проблем, но больше походила на мелкую пакость, чем на кровную месть, поэтому Саске лишь посмеялся над ней и приказал людям оставить мотоциклы здесь до утра, а самим отравляться на ночлег. Но на следующей день Учихе было уже не до смеха. Куда бы он ни звонил, к кому бы не обращался, сервисы и магазины автозапчастей просто отказывались их обслуживать. Даже большие деньги, предлагаемые Саске, не могли склонить их к сотрудничеству. Помыкавшись по городу, он понял, что ни один магазин, находящийся на территории группы Сарутоби, ему не поможет, а значит, нужно было искать тех, кто находится за пределами ее влияния. В итоге новые шины для байков были заказаны через интернет. Пришлось хорошенько раскошелиться, чтобы груз доставили экспресс-доставкой.
На этом их беды не закончились. Пока шины были в пути, Саске пытался продолжать вербовку, но всякий раз, когда он назначал встречу, Узумаки был тут как тут, и претенденты на роль прихлебателей тут же давали заднюю, игнорируя любые доводы. Бизнес в других областях тоже не ладился, местные кюсякай внезапно перестали быть миролюбивыми идиотами и стали гонять его парней, налетая целыми стаями. Саске и гадать не нужно было, чтобы понять, кто за всем этим стоит, но против Узумаки ничего сделать не мог. Потерпев очередную неудачу, ему оставалось только сверлить ненавидящим взглядом знакомую фигуру на оранжевом скутере, припарковавшуюся неподалеку, и бессильно скрипеть зубами.
Терпение Саске подходило к концу. Последней каплей оказался неожиданный звонок Орочимару.
‒ Саске-кун, какого черта вы там делаете? ‒ задал он риторический вопрос, едва Саске прислонил телефон к уху. ‒ С кем вы там связались, что мне на хвост упали люди Сарутоби? Я же сказал вам действовать тихо!
‒ Прошу меня простить, Орочимару-сама, моя ошибка, ‒ напряженно ответил Саске.
‒ Мне не интересны твои извинения! ‒ раздраженно рявкнул Орочимару. ‒ Ублюдки идут по следу и скоро выйдут на меня!
‒ Что от меня требуется?
‒ Мне нужно время. Я хочу, чтобы ты вышел на сцену и устроил шум. Перетяни их внимание на себя.
‒ То есть? ‒ насторожился Саске.
‒ Подними людей, которых ты уже завербовал. Сколько их уже?
‒ Около двухсот.
‒ Этого достаточно, чтобы захватить город.
‒ Вы хотите начать войну?
‒ Почему бы и нет, маленькая спасительная война во имя моих интересов. По крайней мере, шавки, идущие по моему следу, наконец, отвалятся.
‒ Будут жертвы, ‒ мрачно отметил Саске.
‒ Вы знали, что я вас не в «Диснейленд» посылаю.
‒ Я вас понял, ‒ скрипнул зубами Саске и впервые прервал связь раньше своего босса. Было ясно как день, Орочимару решил пожертвовать ими, чтобы спасти собственную задницу. И хотя Саске это понимал, он не собирался отступать, потому что поклялся довести это дело до конца. В противном случае все его жертвы были напрасны.

23.

Саске раздраженно бросил телефон на стол и обессилено опустил голову на руку. Битый час он пытался вызвонить хоть кого-нибудь из потенциальных кандидатов в союзники, но везде натыкался на отказ, а то и на что похуже. Последний вообще сбросил вызов, едва поняв, кто звонит. И что эти ублюденыши о себе возомнили?
Оторвав усталый взгляд от столешницы, Саске перевел его на человека, создавшего эту безнадежную ситуацию. Узумаки Наруто сидел на другом конце зала в своем обычном нелепом прикиде с логотипом доставки «Быстрая курочка» на спине и непринужденно попивал коктейль через соломинку, не сводя глаз с Саске. Его внешний вид нарушал все правила местного дресс-кода, но это не мешало ему весь вечер околачиваться в клубе, претендующем на титул элитного. «Вот что делают связи», ‒ мрачно подумал Саске. Узумаки, тем временем, прикончил свой коктейль и не нашел ничего лучше, чем вынуть изо рта многострадальную соломинку и показать ему язык. Язык. Ему.
«С меня хватит!» ‒ внезапно решил Саске и подскочил с дивана, решительно направившись к человеку, оккупировавшему его мысли. На удивленные взгляды друзей он только покачал головой, дав понять, что в этом деле помощь ему не нужна.
Узумаки заметил его активность и насторожился, но предпринимать ничего не стал. Тем лучше. Протолкавшись сквозь расслабляющихся людей к бару, Саске плюхнулся на соседний с Узумаки стул.
‒ Ты закончил? ‒ требовательно спросил он.
‒ Что? ‒ не понял Наруто, подозрительно косясь на него.
‒ Пить. ‒ Саске звякнул ногтем об край коктейльного стакана. Наруто кивнул и тут же был бесцеремонно схвачен за предплечье и сдерут с насиженного места.
‒ Эй! ‒ только и успел удивленно воскликнуть он, когда Саске поволок его вглубь клуба. Учиха уже успел побывать во всех закутках этого заведения, поэтому ему не составило труда найти тихое укромное место, где их никто не побеспокоит. Местом оказалась маленькая комната отдыха, обычно применяемая для особых случаев. Втолкнув Наруто внутрь, Саске зашел следом и порывисто захлопнул дверь. Едва Узумаки развернулся к нему лицом, намериваясь возмутиться, как он коршуном налетел на него, повалив на большую двуспальную кровать, занимающую почти все пространство комнаты, и впился в его губы злым поцелуем.
Вообще-то он не собирался этого делать. Первоначальный план заключался в том, чтобы уединиться с Узумаки и выместить на нем злость, но где-то на полпути к цели мысли Саске сменили русло. Что тому было виной: податливость ли Узумаки, покорно следующего за ним, тепло ли чужой руки в его ладони, или просто близость человека, которого он долго и настойчиво добивался, но внезапно тело перестало ему подчиняться, вспыхнув словно спичка. В металлическую ширинку любимых кожаных брюк вдавился вернувшийся к жизни Саске-младший…
С трудом оторвавшись от горячих губ, пропитанных запахом фруктов и алкоголя, Саске попытался вернуться к первоначальному замыслу и даже рыкнул:
‒ Все ты виноват, ‒ но был прерван новым жарким поцелуем.
‒ Просто заткнись, ‒ задыхаясь, велел ему Узумаки, и желание спорить куда-то пропало.
Непрерывно целуясь, они начали торопливо стаскивать одежду, путаясь и пытаясь помочь друг другу. Худо-бедно им все-таки удалось избавиться от лишнего тряпья, и Саске не смог отказать себе в удовольствии прижать обнаженное тело партнера к своему ‒ кожа к коже. Наруто под ним издал тихий протяжный стон, полный жажды прикосновений и предвкушения, из-за которого по нервам Саске побежали вибрации возбуждения.
‒ Стой, ‒ замычал Наруто сквозь поцелуи, ‒ у нас нет смазки…
‒ Справимся, ‒ отмахнулся Учиха, хватая партнера за горячий сочащийся член.
‒ …и презервативов, ‒ достонал Наруто.
‒ А вот это проблема, ‒ наконец отлепился от него Саске. ‒ И без них обойдемся, ‒ наконец решил он и принялся за старое.
Наруто попытался запротестовать, но задохнулся стонами под умелыми руками партнера, который вжался своим членом в его и плотно обхватил оба пениса жесткой мозолистой ладонью. Комната наполнилась тихими стонами, тяжелым дыханием и пошлым похлюпыванием.
Саске не упустил возможности посмотреть, как изнывает от страсти Наруто, толкаясь бедрами в его руку и стараясь потеснее прижаться тазом к телу напротив. Его грудь часто вздымалась, дразня набухшими сосками, а голова то и дело запрокидывалась, обнажая беззащитную шею. Изнывая от возбуждения, он выглядел таким чувственным и открытым, что в какой-то момент Саске не выдержал и приник губами к нежней коже шеи. Прихватив ее зубами, он присосался как пиявка, и не отпускал, пока на шее Наруто не образовалась багровая отметина.
Возмущенный наглостью Учихи, Наруто тоже приник к шее партнера, цапнув ее зубами, перед тем как пометить. К его удивлению вместо того, чтобы дернуться от боли или вскрикнуть, Саске кончил, низко застонав прямо ему в ухо, что и послужило спускным механизмом для самого Наруто, излившегося следом.
‒ Черт, я не запер дверь, ‒ не к месту вспомнил Саске, когда они усталые развалились на кровати. Услышав это, Наруто подорвался и кинулся собирать свои вещи. Саске не стал спешить, он не боялся быть обнаруженным посторонним человеком, поэтому с интересом наблюдал, как суетится Узумаки. Это того стоило. Заляпанный спермой, покрытый испариной, с вспухшими зацелованными губами и яркой меткой на шее, тот выглядел так возбуждающе и непристойно, что обмякший член Саске снова приподнял голову. Но он не дал своему телу снова выйти из-под контроля, отвернувшись от одевающегося парня.
Натянув штаны, Узумаки успокоился и продолжил облачаться в более медленном темпе. Саске решил, что теперь можно и поговорить.
‒ Почему ты мне мешаешь? ‒ Саске сразу же сиганул с места в карьер.
‒ Мешаю? О чем ты? ‒ не понял Узумаки, все еще витая в облаках.
‒ Мешаешь мне делать бизнес, ‒ подсказал Саске.
‒ Ты нарушаешь правила, ‒ посмурнел Узумаки, сообразив, о чем идет речь.
‒ Все мои дела строятся на нарушении правил. По-другому босодзоку больших денег не заработать.
‒ Я просто не хочу, чтобы ты пострадал, ‒ Наруто смущенно отвел глаза. ‒ Ты мне нравишься, ‒ совсем тихо пробурчал он, но Саске услышал, и по какой-то причине его сердце пустилось вскачь.
‒ Со мной ничего не случится, ‒ соврал он. ‒ Я привык заниматься опасными делами.
‒ Ты просто не понимаешь, во что ввязался, ‒ запротестовал Наруто. ‒ Старик Сарутоби ‒ серьезный мужик. Для меня он может быть добрым дядюшкой, но на самом деле, он ‒ суровый человек. Если ты ему попадешься, с вероятностью в девяносто процентов тебя убьют.
‒ Не тревожься, я смогу вписаться в оставшиеся десять. До меня он не дотянется.
‒ Твоими бы устами, ‒ вздохнул Наурто. ‒ Он дал мне три дня, на то, чтобы закончить наши с тобой дела. Они почти истекли. Я хочу, чтобы ты бежал из города. Сегодня. Сейчас. Только так ты сможешь уцелеть.
‒ Ты совсем в меня не веришь? ‒ хмыкнул Саске.
‒ Просто я хорошо знаю Сарутоби и его ребят.
‒ Я не могу бежать, ‒ немного поколебавшись, заявил Саске.
‒ Боишься, что пострадает твоя гордость? ‒ вскинулся Узумаки.
‒ Нет. Дело не в гордости, ‒ покачал головой Саске. ‒ Я поклялся боссу, что доведу дело до конца. Только когда моя миссия будет выполнена, у меня представиться шанс отомстить.
‒ Так ты затеял все это только ради мести? ‒ не поверил своим ушам Наруто.
‒ Не только. Боссу я обязан всем. Именно он подобрал меня, когда вся моя семья погибла. Он научил меня выживать в новом для меня мире. Если я его предам сейчас, кем я буду после этого?
‒ Он знает, что группа Сарутоби собирается начать на тебя и твою банду охоту?
‒ Знает.
‒ Тогда почему он не отзовет тебя.
‒ Это не в его интересах.
‒ Ты понимаешь, что он просто тебя бросил? ‒ ошарашено спросил Наруто.
‒ Я все понимаю. И сделаю все, что от меня требуется.
‒ Даже если погибнешь? ‒ поджал губы Наруто.
‒ Даже если погибну, ‒ повторил эхом Саске. Узумаки отвернулся, пытаясь скрыть эмоции, появившиеся на его лице, но это не обмануло Саске ‒ Наруто переживал. ‒ Не нужно хоронить меня раньше времени, ‒ бодро заговорил он. ‒ Я соберу своих ребят и хорошенько наподдам Сарутоби. Ему придется убрать от меня свои загребущие ручки. Но у меня есть одна просьба.
‒ Какая? ‒ насторожился Наруто.
‒ Я хочу, чтобы ты не вмешивался. Занимайся своими обычными делами и не лезь в этого дерьмо. Это все. Справишься?
Саске пристально посмотрел ему в глаза, ожидая ответа, но вместо этого тот спросил:
‒ Когда?
‒ На днях, ‒ уклончиво ответил Саске. ‒ Мне еще парней собирать.
‒ Ясно. ‒ Наруто поник, обессилено опустив плечи. ‒ Тогда я пойду.
‒ Иди, ‒ согласился Саске, продолжив голышом сидеть на кровати, даже когда за Узумаки закрылась дверь. Его терзала мысль, что возможно они больше никогда не увидятся.

24.

После встречи с Учихой, настроение у Наруто было препаршивым. Его план, который должен был заставить Саске покинуть город, с треском провалился. Ему стоило больших трудов заставить местных кюсякай действовать. Пришлось пустить в ход хитрость, надавив на их гордость байкеров. Они не стали бы помогать Узумаки Наруто в спасении жизни пришлого от якудза, зато быстро сплотились перед лицом вторженцев, из-за которых может вспыхнуть новая война. Непрекращающиеся нападки и агрессия рано или поздно должны были сделать свое дело, Учиха и его банда отступились бы, поняв, что им здесь ничего не светит, но времени, данного Сарутоби, было слишком мало. Какие-то три дня. Три дня ‒ недостаточный срок, чтобы сломить упрямство Учихи ‒ Наруто это понимал, но не мог не попытаться. Эх, если бы воля Саске была хоть чуть-чуть слабее…
Вокруг их с Саске храма были привычно тихо и безлюдно. Где-то в траве стрекотали цикады. Наруто устало понурившись сидел на деревянном помосте и невидящим взглядом наблюдал за огнями города. Где-то там сейчас был Саске. От этой мысли Наруто стало еще паршивее и он, тяжко вздохнув, поднял взгляд к небу, где мерцали звезды, и висел холодный диск луны.
Его три дня практически истекли. Завтра на Учиху начнется охота. Наруто знал, что может это предотвратить, но боялся ошибиться. Неправильные действия могли лишь усугубить ситуацию. Но что он мог предпринять? Можно было снова пойти на поклон к Хирузену, но тот, скорее всего, не пошел бы на попятную. Учиха со своей бандой слишком насолил старику. Если Наруто попытается защитить Саске, его просто сметут, ведь он будет один против целого клана, и Сарутоби не посмотрит, что он сын его дорого воспитанника и друга. Бизнес есть бизнес.
‒ Что ж делать-то? ‒ вздохнул Наруто, обращаясь к безмятежно посверкивающим звездам.
‒ Может, для начала поделиться своими бедами со мной? ‒ раздался из темноты голос, заставивший Наруто вздрогнуть от неожиданности.
‒ А, это ты, извращенный старикашка, ‒ признал говорившего Наруто. ‒ Как ты меня нашел?
‒ Конечно же, по твоим следам! ‒ заявил «старикашка» и вышел на свет, устроившись рядом с Наруто на деревянном настиле. ‒ Ты не вернулся к ужину. Ребята сказали, что ты ушел из клуба, где обычно тусуются осакцы, а дома ты так и не появился. Тогда я и предположил, что ты можешь быть здесь, ‒ объяснил Джирайа.
‒ Ясно, ‒ снова вздохнул Наруто.
‒ Что за уныние? Взбодрись! Где мой бодрый и гиперактивный мальчик?!
‒ Хах.
‒ Мне Хирузен звонил. Говорил, ты просил за осакцев. Неужели запал на ту рыжую бестию в очках? Или тебе интересна ее подружка? ‒ изменил тему Джирайа.
‒ Ха? ‒ Наруто удивленно вытаращился на хитро улыбающегося мужчину.
‒ Или дело в их симпатичном и горячем лидере? ‒ сделал тот коварное лицо.
‒ Ч-ч-ч-что?! ‒ вмиг покраснел Наруто.
‒ О, ну не красней так. Ты ведь уже не девственник, ‒ чертов старикашка игриво подвигал бровями.
‒ Какого хрена?! Откуда ты знаешь?! ‒ взорвался Наруто.
‒ Не недооценивай автора эротической прозы, ‒ торжественно заявил Джирайя, сделав загадочное лицо. ‒ Я вас застукал, когда вы вздумали обжиматься в моем гараже. Но вы были так заняты друг другом, что ничего не заметили, ‒ пожал он потом плечами, сведя эффект от предыдущей фразы на «нет».
‒ О, Ками, ‒ простонал Наруто, пряча лицо в ладонях.
‒ Расскажи мне о своих проблемах, ‒ мягко попросил Джирайа, кладя руку на плечо воспитанника. ‒ Возможно, я смогу тебе помочь.
«Эх, была не была, ‒ подумал Наруто. ‒ Хуже уж точно не станет»…
‒ … Значит, тебе этот Саске дорог? ‒ уже в четвертый раз уточнил Джирайа.
‒ Угу, ‒ промычал Наруто. Его изрядно вымотал пересказ недавних событий. Конечно, при этом он постарался опустить пикантные подробности, но и того, что осталось на поверхности, было более чем достаточно, чтобы сделать выводы о характере отношений, устоявшихся между Учихой и ним.
‒ То есть для него ты согласен на многое, ‒ не унимался старик.
‒ Да, да, ‒ уже в который раз покивал Наруто.
Джирайа пожевал губу, посмотрел задумчиво на короб для пожертвований и заговорил:
‒ Пожалуй, есть кое-что, что ты можешь сделать для спасения Учихи. Но это непросто и может создать проблемы.
‒ Ты знаешь какой-то способ? ‒ оживился Наруто.
‒ Знаю ‒ слишком громко сказано. Просто мне кажется, это может сработать.
‒ Ну, так не томи, старый извращенец! Что ты придумал?
‒ Ты бы проявил хоть толику уважения к старику, ‒ кисло пожаловался Джирайа. ‒ Назвал бы меня дедушкой что ли.
‒ С тебя и старого извращенца хватит, ‒ насупился Наруто.
‒ Ну что за мальчишка, ‒ проворчал мужчина. ‒ Ладно, слушай. Я тебе не так уж много рассказывал о матери, но кое-что ты про нее знаешь. Ты ведь помнишь банду, в которой она состояла?
‒ «Биджу»?
‒ Точно. У этих парней всегда было много врагов, поэтому они были очень сплоченной командой. Они держались друг друга. Ради членов своей банды без раздумий бросались и в огонь, и в воду. Предательство для них было немыслимым. После смерти твоей матери, они ушли из города, но не прекратили свое существование. Спустя двадцать лет «Биджу» все еще существуют. Я предлагаю тебе связаться с ними. Кушина была членом «Биджу», была их старшей сестрой. Я думаю, они не откажут тебе в помощи.
Какое-то время Наруто молчал, переваривая сумасшедший замысел Джирайи.
‒ Почему ты думаешь, что они мне не откажут? Может, моя мать и состояла в их банде, но я-то ‒ нет, ‒ озвучил он свои сомнения.
‒ Это неважно, ‒ покачал головой мужчина. ‒ Ты ‒ ее сын. Они должны хотя бы выслушать тебя. А уж согласятся или нет, это уже зависит от тебя.
‒ Хорошо. Я попробую. Как с ними связаться?
‒ Когда придем домой, дам тебе имэйл одного из них, ‒ непринужденно сказал Джирайа.
От удивления Наруто чуть не свалился с помоста.
‒ Откуда у тебя имэйл одного из них?!
‒ Он сам дал, ‒ пожал плечами мужчина. ‒ Сказал, держи, Джирайа, вдруг пригодится. И действительно пригодился, когда не с кем было выпить. Ох, и нажрались мы тогда, ‒ посетовал он.
‒ Все, старик, прошу тебя, не продолжай! ‒ взмолился Наруто, иллюзии которого о гордых и недосягаемых «Биджу» были буквально растоптаны.
‒ Как скажешь, ‒ пожал плечами тот. ‒ Пошли, что ли, домой. Поздно уже.
Перед уходом из храма они вместе помолились за успех. На обратном пути, сидя рядом с опекуном в его пикапе, Наруто наконец почувствовал, что с его души упал камень. Впереди снова забрезжила надежда. Преисполненный благодарности, он повернулся к мужчине:
‒ Спасибо, Джирайа.
‒ Не за что, малыш, ‒ улыбнулся тот в ответ и потрепал его по волосам.

25.

С последнего посещения бара «Голубая розочка Катабуми» здесь ничего не изменилось. Все те же жеманные посетители, все тот же бровастый хозяин-бармен за стойкой, и все та же опасная атмосфера флирта, сгущающаяся вокруг Саске. Ноги бы его здесь не было, но, к сожалению, Момоти Забузу можно было отловить только здесь.
‒ Почему именно здесь? ‒ тихо пробормотал под нос Саске, поймав на себе голодный взгляд очередного завсегдатая.
‒ Тебя что-то не устраивает? ‒ расценил его бормотание как вопрос Момоти.
‒ Много чего.
‒ Если тебе так интересно, здесь я могу без последствий делать так. ‒ Момоти звонко шлепнул по круглому заду, сидящего рядом Хаку, который на эту выходку даже глазом не моргнул. ‒ А еще в это место никогда не сунуться шестерки Сарутоби.
‒ Почему это? ‒ заинтересовался Саске.
‒ Имеется печальный опыт. Любой вошедший сюда натурал автоматически становится объектом охоты вон для той своры. ‒ Забуза указал глазами на примостившуюся у бара компанию громил в кричащих шмотках, усеянных художественными дырами в стратегических местах. ‒ Повезло, что в твой прошлый визит в клубе неподалеку проходила пижамная вечеринка.
‒ Но я не заметил, чтобы они сегодня как-то на меня реагировали.
‒ Они приняли тебя за своего. Геи их не интересуют.
‒ То есть я теперь как натурал не котируюсь? Разве я как-то отличаюсь от себя месячной давности? ‒ хмыкнул Саске и хлебнул пива.
‒ Спрашиваешь. Раньше ты глазками по сторонам не постреливал, ‒ пожурил его Момоти.
От этого замечания Саске поперхнулся и почувствовал, что злополучное пиво потекло не в то горло. Отчаянно закашлявшись, он склонился над столом и забил кулаком по груди.
‒ Хаку, будь добр, ‒ сжалился над ним Момоти, и в следующий момент на хребет Саске опустилась маленькая, но тяжелая рука, напрочь выбившая из него дух. Вместе с духом из него выбили и кашель.
‒ Спасибо, ‒ придушенно прохрипел Саске, пытаясь разогнуть ушибленную спину.
‒ Обращайся, ‒ без тени насмешки кивнул Хаку и вернулся на свое место, которое покинул, чтобы оказать Учихе помощь.
Момоти, молча наблюдавший за обменом любезностями, решил вернуть разговор в деловое русло:
‒ Ну, так, возвращаясь к нашим баранам, какой у нас план?
‒ Шеф хотел, чтобы мы просто собрали всех завербованных парней и разнесли все офисы Сарутоби. Но я не думаю, что у нас хватит сил на такое. К тому же, если мы разнесем полгорода, против нас ополчатся даже те, кто хотел остаться в стороне.
‒ И что же ты предлагаешь? ‒ заинтересовался Момоти.
‒ Назначим им сходку в безлюдном месте, где не будет случайных людей. Объявим о ней по всему городу, тогда у Сарутоби не будет шанса сделать что-то исподтишка ‒ им тоже придется действовать в открытую. Мы явимся, как и хотел шеф, полным составом, а ты будешь в первых рядах.
‒ Ты меня совсем не щадишь, ‒ фыркнул Забуза, скривив губы в усмешке.
‒ Тц, тут в опасности моя шкура, а не твоя, ‒ цыкнул Саске. ‒ И твоя роль будет состоять не в том, чтобы быть пушечным мясом. Ты будешь нашим знаменем. Местные байкеры наверняка припрутся посмотреть на это представление. И первый, кого они увидят в наших рядах ‒ это ты. Ты довольно знаменит и многим не понравится, что группа Сарутоби наезжает на тебя и твою банду. Кто-то из сочувствующих наверняка захочет влиться в наши ряды. При удачном стечении обстоятельств, перевес в силе будет на нашей стороне, и тогда мы просто задавим людей Сарутоби числом.
‒ А если они будут вооружены огнестрелом?
‒ Тем хуже для них. Кюсякай не понравится, если их друзей будут отстреливать как кроликов в тире, они могут взбунтоваться. Но я не думаю, что люди Сарутоби придут со стволами, скорее всего, тяжелую артиллерию он прибережет на крайний случай.
‒ Одним выстрелом двух зайцев: разобраться с якудза и привлечь новых сторонников. Я тебя недооценил, Учиха.
‒ Спасибо, ‒ хмыкнул Саске.
‒ Это был не комплимент, ‒ возразил Момоти. ‒ Я просто, наконец, понял, насколько же ты опасный человек.
‒ По мне, так это самый лучший комплимент, ‒ не согласился с ним Саске. ‒ Выпьем? ‒ приподнял он свою кружку с пивом.
‒ Хм, ‒ одобрительно кивнул Забуза и поднял над столом свой стакан с виски. ‒ За успех.
‒ За успех! ‒ поддержали его Саске. «Как бы и мне встретить в аду Будду(1)», ‒ мрачно добавил он про себя, осушая свое пиво до дня.

(1)Японская пословица «Встретить в аду Будду» означает найти помощь в трудной ситуации буквально из ниоткуда.

26.

У входа в приморскую забегаловку, которая славилась тем, что там подавали все виды даров моря, столпилась странная разношерстная компания из восьми человек. Отличий в участниках компании было хоть отбавляй, начиная возрастом и заканчивая социальным положением. Однако было и то, что делало их похожими, как родственники ‒ все они были членами легендарной банды босодзоку «Биджу», о чем явственно говорил красочный логотип на одежде восьмерки, написанный двумя иероглифами кандзи.
Наруто остановил байк на приличном расстоянии от них и теперь внимательно изучал стоящих перед ним людей сквозь тонированное забрало шлема. Они в свою очередь так же безмолвно и настороженно изучали его.
Их интерес был понятен. На Наруто был одет новехонький мотоциклетный комплект, состоящий из черных кожаных брюк и косухи. Голову венчал любимый городской шлем, а под задницей рычал мотором и поблескивал хромом выхлопных труб Сузуки GSX-R 750, на выдраенных до блеска оранжевых боках которого красовались черные полосы с двумя кандзи, складывающимися в слово «Курама». Это был легендарный мотоцикл когда-то красивой и отвязной, а ныне покойной Узумаки Кушины, одной из девяти членов банды «Биджу».
Внимательно оглядев лица всех восьми босодзоку и убедившись, что его эффектное появление на мамином байке не вызвало явного отчуждения, он заглушил мотор и потянул шлем с головы.
‒ Красавчик! ‒ тут же откомментировала его разоблачение девица с волосами цвета морской волны и в крайне нескромном наряде. Навскидку она показалась Наруто ровесницей.
‒ Это точно сын Кушины, ‒ закивал стоящий рядом с ней темноглазый, рыжий мужчина с хвостиком на макушке и окладистой бородой. На вид ему было не меньше пятидесяти, но это не мешало мужчине носить джинсы и ярко-красную рубаху.
‒ Так похож? ‒ заинтересовалась еще одна женщина в компании. Высокая, стройная блондинка лет тридцати-тридцати пяти.
‒ Одно лицо, ‒ подтвердил рыжий старик. ‒ Только она не была блондинкой.
‒ Кровь Намикадзе, ‒ констатировал невысокий молодой человек с необычными лиловыми глазами. Услышав интересный для себя факт, все принялись внимательно разглядывать золотистую шевелюру Наруто, пока лиловоглазый парень не ляпнул: ‒ А разве он был не брюнетом?
‒ Какого хрена?! ‒ возмутилась эро-девчонка с бирюзовыми волосами, которая первая открыла рот. ‒ Я думала, ты знаешь, какого цвета были волосы у последнего Намикадзе, поэтому болтаешь тут с умным видом. А ты, оказывается, сам понятия не имеешь! Молчал бы тогда в тряпку, ‒ обиделась она.
‒ Ну прости, что я был слишком мал, когда случилась эта история, ‒ вспылил лиловоглазый.
‒ Да хватит врать, ‒ отмахнулась от него эро-девчонка. ‒ Я знаю, что ты старше, чем выглядишь.
‒ Но не на столько же, ‒ обиделся лиловоглазый.
‒ Ладно, прекращайте, ‒ вмешался новый персонаж. На этот раз это был высоченный, крепко сбитый мужчина с кроваво красными глазами. Пол лица мужчины прикрывала тканевая повязка, а голову ‒ белая бандана. Так что определить возраст и какие-то особенности внешности было практически невозможно. ‒ Идемте лучше внутрь, там все и обсудим. Узумаки-кун, ‒ обратился он к Наруто, ‒ я рад приветствовать тебя от имени всех «Биджу». Ты сын одной из нас, это словно встреча со старым другом. Присоединяйся к нам за столом. Это заведение принадлежит Роуши, ‒ мужчина кивнул на рыжебородого, ‒ сегодня оно полностью в нашем распоряжении.
Было бы невежливо не ответить на приглашение, поэтому Наруто слез с мотоцикла и уважительно поклонился застывшей компании.
‒ Как вы уже знаете, меня зовут Узумаки Наруто. И я с удовольствием принимаю ваше приглашение. Позаботьтесь обо мне.
‒ Какой, блин, вежливый, ‒ впечатлилась эро-девчонка, заслужив легкий подзатыльник от блондинки.
Не смотря на отсутствие посетителей, внутри заведение выглядело уютным. Вдоль правой стены располагался широкий подиум, устланный циновками, на котором ровным рядочком располагались квадратные столики и стулья в японском стиле. Вдоль правой стены была открытая кухня, огороженная деревянной стойкой.
Роуши, рыжебородый старик, в тандеме с молодым красивым мужчиной, сдвинули столики в один длинный стол и подрядили девушек носить выпивку и закуски с кухни. Когда стол на девять человек был накрыт, компания вместе с Наруто расселась по местам.
‒ Ну, рассказывай, с чем пожаловал, ‒ добродушно сказал Роуши, разливая собравшимся сакэ, выуженное из закромов.
И Наруто рассказал. Начал он со дня, когда банда из Осаки въехала в Фукуоку. Услышав о трассе, по которой прокатил Учиху Наруто, «Биджу» посмеялись и похвалили его за находчивость. Когда дело дошло до поползновений Учихи в его сторону, женская часть банды оживилась. Естественно Наруто не стал вдаваться в детали, оставив пикантные подробности за кадром, но все равно смутился, заметив романтичный флер на лицах присутствующих дам. Поднять глаза на мужскую часть «Биджу» он не рискнул. На моменте раскрытия мотивов осакцев атмосфера в баре стала напряженной.
‒ … и тогда Джирайа предложил обратиться к вам, ‒ закончил свой рассказ Наруто.
‒ Так ты все это затеял, лишь для того, чтобы спасти шкуру этого Учихи? ‒ уточнил у него парень, который до этого момента еще не произнес ни слова. Парень, кстати, выглядел весьма угрожающе и при других обстоятельствах Наруто не стал бы лезть на рожон, но ему не понравился тон, которым тот задал вопрос.
‒ Тебя что-то не устраивает? ‒ набычился он.
‒ Меня не устраивает все. С какой стати мы должны срываться с места и спасать этого ублюдка? Ты сам сказал, что он плохой парень, который хочет подмять под себя город. Так какого фига ты так за него трясешься? ‒ Лицо парня посуровело. Так как бровей у него практически не было, выглядело это несколько пугающе. А в сочетании с ярко-красными короткими волосами и татуировкой на лбу он и вовсе походил на отпетого янки, коим, судя по всему, и являлся.
‒ И что, что я за него «трясусь»? ‒ с вызовом ответил Наруто. ‒ Я прошу вас вмешаться не только из-за него. Если все это вовремя не остановить, начнется новая война банд! Ты хочешь, чтобы улицы Фукуоки опять погрузились в хаос?
‒ Да мне вообще плевать, что случится с Фукуокой! ‒ огрызнулся янки.
‒ Ах ты!..
‒ Гаара прав, ‒ вмешался в их спор красивый мужчина, который помогал Роуши расставлять столы. Его звали Утаката. ‒ «Биджу» нет дела до проблем Фукуоки.
‒ Что? ‒ оглянулся на мужчину Наруто. ‒ Как же так. Вы ведь тоже оттуда.
‒ Да. Но нас изгнали. Фукуока больше не наш город.
‒ Ох. ‒ Наруто растеряно умолк. ‒ То есть, вы мне не поможете? ‒ уточнил он.
‒ Боюсь, что нет, Наруто-кун. ‒ Утаката отрицательно покачал головой.
‒ Вот блин, ‒ в сердцах плюнул Наруто. Роуши понятливо долил ему сакэ, и Наруто выпил его залпом, с горечью уставившись в опустевший о-тёко(1).
‒ Не все так плохо, Наруто-кун, ‒ вдруг прервал его уныние Ягуро Каратачи, молодой мужчина с необычными лиловыми глазами. ‒ Мы все здесь с ночевкой. Так что у тебя еще есть время, чтобы попробовать переубедить нас.
‒ Правда? ‒ встрепенулся Наруто.
Ягуро кивнул.
‒ Тогда я сделаю это!
‒ Вот это совсем другое дело! ‒ одобрительно забухтел Роуши, снова наполняя его о-тёко.
‒ А давайте во что-нибудь сыграем! А то что-то грустно у нас стало, ‒ предложила бойкая Фуу. ‒ Может в короля?!
‒ Стар я уже для таких игр, ‒ отмахнулся здоровяк Хане.
‒ Предлагаю рэп-батл устроить сейчас. Никто не услышит нас в поздний час, ‒ зачитал свое предложение еще один ненормальный здоровяк. Ростом он был пониже Хане, да и в массе явно уступал, но на его фоне Наруто все равно выглядел бы тощим подростком.
‒ Би-сан, я же уже говорил, что не очень хорош в таких вещах, ‒ возразил Ягуро.
‒ Может, камень-ножницы-бумага? ‒ Предложил Утаката. ‒ Проигравший выполняет чье-нибудь желание.
‒ Я согласен! ‒ тут же поддержал его Наруто. ‒ Если выиграю я, вы все поедете со мной! ‒ тут же выдвинул он ультиматум.
«Биджу» удивленно переглянулись, после чего заулыбались и согласились.
‒ Ну что ж, сыграем! ‒ воодушевился Наруто. ‒ Какого черта! ‒ завопил он спустя полчаса, проигравшись в пух и прах.
‒ Смирись, просто ты неудачник, ‒ пожала плечами Фуу.
‒ Ну почему-у-у! ‒ продолжал голосить Наруто.
‒ Наруто-кун, ты снова проиграл. Моя очередь придумывать наказание, ‒ мягко улыбнулся Утаката. ‒ Итак, твое задание ‒ осушить этот стакан и изобразить эротичную позу.
‒ Легко! ‒ отчаянно воскликнул Наруто, который уже не в первый раз проделывал похожие фокусы. И даже не во второй. Опрокинув в себя полный стакан чего-то крепкого, он поднялся из-за стола, повернулся к зрителя спиной и наклонился, выпятив задницу, после чего обернулся через плечо и послал воздушный поцелуй. За столом грохнул смех.
‒ Наруто-кун, ты такой смешной, ‒ утирая слезы прохихикала Фуу.
‒ А давайте жахнем соревнование на выпивку! ‒ предложила подвыпившая и от того развеселившаяся блондинка Нии. ‒ Ну? Кто против меня?!
‒ Я! ‒ тут же среагировал Наруто, возвращаясь за стол. ‒ Если выиграю, вы едете со мной! ‒ взялся он за старое.
‒ Ладно-ладно, поедем, ‒ отмахнулась Нии. ‒ Хане-сан, ты будешь судьей. Наливай! ‒ велела она здоровяку.
Наруто держался, сколько мог. Шла уже третья бутылка, когда Нии наконец отключилась. После этого Наруто немного отпустило. Дальнейшее он помнил плохо. Вроде он с кем-то обнимался и пел непристойные песни. В какой-то момент он очнулся прижатый к обнаженной груди красавца Утакаты, который почему-то назвал его котеночком. А потом он с кем-то подрался и вроде бы даже победил, но это неточно, потому что сознание покинуло его до того, как он смог разобраться в происходящем.

(1)О-тёко ‒ керамическая чашка для сакэ.

27.

Очнувшись от забытья, Наруто очень пожалел об этом. И первое что он сделал ‒ мученически застонал в глупой надежде, что это поможет облегчить страдания.
‒ О, ты проснулся, ‒ обрадовался кто-то рядом. ‒ Давай, садись.
Чьи-то руки не очень деликатно ухватили его плечи и усадили, вызвав целый ураган боли в несчастной голове Наруто. От резкой смены положения в пространстве, его сильно замутило.
‒ Нет, стой! Только не здесь! ‒ закричал все тот же голос. Кто-то еще подсунул под нос Наруто какое-то ведро, куда его благополучно и стошнило. Сделав грязное дело, Наруто уже собирался упасть обратно, но ему не дали чьи-то крепкие руки.
‒ Не так быстро, парень. Нам некогда разлеживаться. Роуши, неси, ‒ сказал человек, поддерживающий его со спины.
Некий Роуши засуетился и вскоре перед Наруто стояла полная миска какого-то варева.
‒ Пей, ‒ велел все тот же человек.
Наруто заупрямился, боясь, что его снова стошнит, но человек за ним чуть ли не силком влил варево ему в рот. К счастью тошнота его отпустила, и содержимое чашки было благополучно проглочено.
‒ Что это было, ‒ слабым голосом промямлил Наруто.
‒ Антипохмельный супчик, ‒ порадовал его неведомый помощник. ‒ Роуши, неси еще!
‒ Нет, я не хочу, ‒ запротестовал Наруто, вяло затрепыхавшись.
‒ Тебя, алкаша, никто не спрашивал. Пей! ‒ велел помощник, тыча в лицо новый порцией супчика. И Наруто ничего не оставалось, как послушаться.
Через некоторое время ему и в самом деле стало лучше, причем настолько, что он даже заинтересовался личностью человека, взявшегося за его спасение. Подняв еле ворочающиеся глаза на своего спасителя, он с удивлением опознал в нем вчерашнего красноволосого янки, показавшегося тогда крайне недружелюбным. Кстати сегодня янки по имени Гаара щеголял ярким фингалом под левым глазом. И если мутные кадры вчерашней вечеринки не были галлюцинацией, то фингал ему поставил никто иной, как Наруто. От вида дела рук своих, ему стало стыдно.
‒ Прости, ‒ сконфуженно покаялся он.
‒ Пф, ты тоже, ‒ фыркнул в ответ Гаара и с каким-то удовлетворением уставился ему в лицо.
«Неужели и у меня?» ‒ догадался Наруто.
‒ Козел, ‒ тут же сменил он точку зрения.
‒ Квиты, ‒ поправил его Гаара и впервые улыбнулся.
‒ Ну, раз вы уже флиртуете, с Наруто-куном точно все в порядке, ‒ вмешался в их обмен любезностями Роуши. ‒ Вставайте, парни. Приводите себя в порядок и выходите. Остальные уже выкатывают байки. Вы же не хотите опоздать на вечернику?
‒ К-какую вечеринку? ‒ не понял Наруто.
‒ Пляски с бандами, конечно, ‒ пожал плечами бородач. ‒ Ты же все еще хочешь спасти своего ненаглядного Учиху?
‒ Что? П-почему? Разве вы не отказались? ‒ залепетал растерянный Наруто.
‒ Забыл вчерашний спор? Ты перепил Нии-тян. Уговор есть уговор, ‒ пожал плечами мужчина. ‒ Собирайтесь, парни. Мы вас ждем снаружи, ‒ подмигнул он напоследок и вышел из бара.
Наруто потрясенно проводил его взглядом, все еще не веря в происходящее. Чтобы убедится, что это ему не снится, он недоверчиво посмотрел на Гаару, но тот лишь одобрительно кивнул, окончательно уничтожив уверенность Наруто в собственном здравомыслии.


Глава 4.

28.

Несколько дней Саске удавалось успешно скрываться от людей Сарутоби. В это же самое время его люди собирали завербованные банды согласно плану. Когда все было готово, они осторожно слили информацию о местонахождении «Така». Время и обстоятельства были спланированы с ювелирной точностью. В итоге, когда головорезы Сарутоби добрались до «укрытия» залетной банды, их ждала целая армия босодзоку, во главе которой плечом к плечу стояли Учиха Саске и Момоти Забуза. Сарутоби, впрочем, тоже не поскупился на количество преследователей, и теперь супротив друг друга стояло две армии, готовые наброситься друг на друга.
Место для предстоящей стычки было выбрано идеально. Все должно было случиться на пустыре на окраине города, соседство которому составляло заброшенное промышленное здание. Так что вмешательства полиции или внезапной подмоги из штаба Сарутоби можно было не ждать. Зато Саске вполне мог рассчитывать на неожиданную помощь. Как он и предсказывал, местные нейтральные банды не смогли сдержать любопытства и приехали посмотреть на разборку. Они сгрудились на холме неподалеку и напряженно следили за развитием событий. Рано или поздно кто-то из них неизбежно присоединится к одной из враждующих сторон, и Саске надеялся, что выбор будет в его пользу. Хотя и нельзя было исключать возможность того, что нейтралы решат поддержать Сарутоби, посчитав его правой стороной. Именно поэтому Саске позаботился о том, чтобы его люди выглядели «благородно», категорически запретив брать с собой огнестрельное и режущее оружие. На трубы, ломы и биты, правда, этот запрет не распространялся, так что невинными овечками его армия все равно не выглядела. Хорошо, что накануне Саске не поленился проверить их «вооружение», вовремя конфисковав несколько бит, утыканных гвоздями. С таким арсеналом они бы точно не вызывали сочувствия.
Оценив, с чем придется иметь дело, от шайки Сарутоби отделилась фигура и направилась к ним. Пройдя ровно половину расстояния, она остановилась. Переговорщик, догадался Саске. Кивнув своим людям, чтобы не делали ничего лишнего, он слез с мотоцикла и направился к подчиненному Сарутоби. Стоящий перед ним мужчина выглядел спокойным.
‒ Ты и есть Учиха Саске? ‒ спросил мужчина. Из-за тканевой маски, закрывающей половину лица, его голос прозвучал приглушенно.
‒ Он самый. С кем имею честь?
‒ Хатаке Какаши, управляющий западным отделением «Сарутоби-групп». Учиха-сан, мы бы хотели решить конфликт бескровно. Отзовите своих людей.
Саске хмыкнул, поразившись наглости противника.
‒ Бескровно? Ваше представление о бескровном решении проблем несколько отличается от моего. Разве вам не приказали разобраться с моей бандой?
‒ Но это не значит, что кто-то обязательно должен пострадать, ‒ не согласился Хатаке.
‒ Я не настолько наивен, чтобы в это поверить. Вы ведь не можете оставить нас безнаказанными, после всего, что мы сделали?
‒ Все верно. Однако мы можем свести жертвы к минимуму, если вы сдадитесь.
‒ Мои люди пострадают в любом случае, ‒ проницательно заметил Саске.
‒ Ваши люди? ‒ Задавая этот вопрос Хатаке сделал ударение на слова «ваши».
‒ «Така», ‒ пояснил Саске.
‒ Ну, конечно, ‒ кивнул Хатаке. ‒ Боюсь, их мы так просто отпустить не можем, тут вы правы.
‒ Так я и думал. Не вижу смысла продолжать этот разговор, поэтому предлагаю перейти к более весомым аргументам, ‒ пожал плечами Саске зашумел мотором, чтобы уйти.
‒ Не так быстро, ‒ жестко остановил его Хатаке. Саске даже оборачиваться не нужно было, чтобы знать, что делает противник. Щелчок предохранителя только подтвердил его предположения.
‒ На вашем месте я бы этого не делал, ‒ спокойно проговорил Саске, зная, что ему в спину целиться ствол. ‒ Посмотрите налево. Видите людей на том холме? Сейчас они сохраняют нейтралитет, но стоит вам совершить одно неверное движение, и они с радостью присоединяться к моему маленькому бунту. Вы же этого не хотите?
За спиной снова щелкнул предохранитель. Похоже, Хатаке осознал масштаб угрозы. Саске незаметно перевел дыхание, чувствуя, как по спине под одеждой сбегает струйка холодного пота, при этом на его лице не дрогнул ни один мускул. Уж что-что, а держать лицо при плохой игре он умел. Еще не до конца веря, что выстрела не последует, Саске продолжил движение к своим людям.
‒ Талантливый сученок, ‒ не удержался от комментария Какаши, когда противник удалился на достаточное расстояния, что не слышать его. ‒ Старый змей умеет искать людей. Ладно, парни, ‒ развернулся он к своим людям, ‒ доставайте погремушки. Огнестрел уберите подальше, и чтоб ни одна зараза его не трогала! Это понятно? Покажем детишкам, на что способны настоящие якудза.
‒ Ос!!! ‒ ответили хором его люди и принялись доставать металлические бейсбольные биты.
‒ Ну и как прошло? ‒ спросил Момоти, как только Саске вернулся к своему байку.
‒ Как видишь, ‒ кивнул себе за спину Саске. В этот момент оттуда раздалось дружное «Ос».
‒ А они бодрячком, ‒ подметил находящийся неподалеку Суйгецу. ‒ Что ты им такого сказал, что они так воодушевились?
‒ Да ничего такого, ‒ пожал плечами Саске и надел свой кроссовый шлем.
Момоти не стал больше ничего спрашивать ‒ время было неподходящее. Люди Сарутоби уже приготовились к бою и могли напасть в любой момент. Дабы не упускать инициативу, Саске первым дал сигнал к атаке, и стоящая за ним армия под радостный рокот моторов ринулась в бой.
Они успели проехать две трети пустыря, прежде чем схлестнуться с подчиненными Хатаке. Импровизированные дубины тут же пошли в ход с обеих сторон. Не смотря на то, что люди Саске были облачены в жесткие мотоциклетные куртки и шлемы и теоретически были лучше защищены, схватка получалась на равных. Как это не странно, якудза оказались более опытными бойцами, демонстрирующими умение действовать слажено, в то время как банды босодзоку не могли похвастаться хорошей командной работой. Но это были и не важно, ведь численно они все равно превосходили якудза, а когда выжидающая сторона присоединится к Саске, победа в этой схватке определенно останется за ними, нужно только дождаться первой ласточки.
Та самая «ласточка» появилась как раз вовремя. Руки Саске уже подустали размахивать битой, когда справа жалобно взвизгнул мотором лишившийся опоры байк и тяжело повалился в грязь, увлекая за собой и наездника. Комья земли фонтаном разлетелись в разные стороны. К поверженному байкеру тут же устремилась группа якудза, намереваясь хорошенько наподдать поверженному противнику. Кто-то из товарищей упавшего байкера бросился было ему на помощь, за что и поплатился, получив несколько сильных ударов в спину. Со стороны все это выглядело до крайности несправедливо и трагично, хоть Саске и знал, что люди Сарутоби не станут добивать вышедших из строя байкеров. Однако действие эта сцена возымела.
Наблюдающие за стычкой кюсякай на холме заволновались. Как бы они не относились к Учихе, им не нравился вид товарищей избиваемых кучкой якудза. Краем глаза Саске заметил, как около десятка байков отделились от общей массы на холме и поехали в их сторону, намериваясь вступить в сражение. Саске не сомневался, что биться они будут на его стороне, а за первой волной сочувствующих обязательно последует и вторая.
‒ Стоять! ‒ В общий шум потасовки ворвался мегафонный голос.
Драка на время прекратилась, и головы всех присутствующих повернулись к источнику звука. Перед их взорами предстала небольшая разношерстная банда на ярких, модифицированных мотоциклах, на боках которых красовались странные имена. Человек в группе было только девять, но аура, исходящая от них, всем и сразу дала понять, что связываться с ними себе дороже. Во главе банды находился стройный мужчина, затянутый в кожу, под которым рокотал классический спортивный байк оранжево-черного окраса. Именно он был тем, что остановил потасовку.
Когда мужчина убрал от лица мегафон, Саске не поверил своим глазам. Какого черта? Это Наруто? Откуда этот байк? И что за сексуальный костюмчик тот на себя нацепил? Где его извечные уродливые костюмы, в которых он представал перед Саске каждый божий день. И что это за люди рядом с ним? Мысли роились в его голове как растревоженный улей, но порождали только вопросы.
‒ Что за черт? «Биджу»? Это «Биджу»! Что там делает Узумаки? О, Ками, неужели я вижу легендарных «Биджу»! ‒ заволновались люди вокруг.
Услышав о «Биджу» Саске немного отошел от шока и настороженно прислушался к шепоткам и возбужденным выкрикам вокруг себя. Он не знал намерений новых участников событий и мог только изучать их и ждать каких-то действий с их стороны.
‒ Вы все, никому не двигаться! ‒ снова заговорил в мегафон Наруто. ‒ Я хочу поговорить с Хатаке-саном!
В толпе возникло шевеление, и вскоре откуда-то из центра свары протолкалась фигура в черном костюме со знакомой маской на лице. Помятым мужчина не выглядел, будто и не участвовал только что в грандиозной заварушке.
‒ Наруто-кун, какими судьбами?! ‒ поинтересовался мужчина так громко, что его, наверное, расслышали даже на холме.
‒ Хатаке-сан, я хочу, чтобы вы остановились и вернулись в штаб, ‒ перешел сразу к делу Наруто.
‒ Я бы с радостью, Наруто-кун, но Сарутоби-сама приказал разобраться с этой проблемой, ‒ флегматично развел руками мужчина.
‒ Не нужно. Я сам разберусь.
‒ Тебе уже давали три дня на разборки. Сейчас наша очередь.
‒ Я понимаю, Хатаке-сан, но все же это должен сделать я. С босодзоку должны разбираться босодзоку. Якудза не стоит вмешиваться в наши внутренние дела. Вы сами установили такой закон. Мы так же как и вы не хотим повторения войны. Поэтому я прошу довериться мне.
Хатаке не ответил на предложение Узумаки. Со своего место Саске видел, как тот оглядел импровизированное поле боя, холм с замершими зрителями, и о чем-то задумался. Несколько секунд он молчал, после чего что-то сказал ближайшему подчиненному и вынул из кармана смартфон.
‒ Я понял твою мысль, Наруто-кун. Ты не против, если я посоветуюсь с Сарутоби-сама?
Узумаки кивнул, и Хатаке приложил смартфон к уху. Несколько минут он вел переговоры по телефону, в течении которых напряжение на пустыре только возрастало. Когда он сбросил вызов и начал убирать телефон, стало так тихо, что можно было расслышать, как стрекочут сверчки на холме.
‒ Сарутоби-сама согласен пойти тебе навстречу! ‒ объявил Хатаке. ‒ Однако он просил предупредить. Если ситуация не решится здесь и сейчас, группа Сарутоби возьмет все в свои руки.
‒ Я принимаю эти условия, ‒ кивнул Узумаки и повернулся к холму, где все также ждали развязки кюсякай. ‒ И вас это устраивает?! ‒ обратился он к ним. ‒ Ваших братьев вербуют чужаки и толкают на путь попирающий законы нашего города. Вы, видимо, уже забыли, зачем были приняты эти меры. А вот я не в силах такое забыть. Все вы знаете, почему я остался сиротой. Вы хотите такой же судьбы вашим детям?
Кюсякай с холма переглянулись.
‒ Вы же понимаете, что это противостояние может вылиться в еще одну войну банд, так почему вы молчите и ждете? ‒ продолжил речь Узумаки. ‒ Здесь и сейчас нам дается шанс своими руками остановить войну. Наши братья сбились с пути, разве не наш долг, как их товарищей, вернуть их на него?
В рядах кюсякай послышался ропот.
‒ Если мы не хотим войны, мы не можем допустить, чтобы кюсякай и босодзоку ввязывались в дела якудза. Именно мы должны образумить наших товарищей. Я неспроста привел с собой «Биджу». Им тоже не нужна эта война! Вы поможете нам прекратить это? ‒ грозно спросил Узумаки, вытянув руку в сторону сгрудившихся на пустыре людей.
‒ Да! ‒ вдруг ясно и четко выкрикнул молодой парень, которого Саске не раз видел в гараже Джирайи, когда приезжал туда к Наруто. Толпа за ним одобрительно загудела и в знак солидарности начала заводить моторы байков, явно намериваясь покинуть наблюдательный пост.
Дело оборачивалось не лучшим для Саске образом. Якудза ушли с пустыря, заняв выжидательную позицию, и его армии теперь предстояло сражаться с теми, кого он собирался склонить на свою сторону. Черт бы побрал этого Узумаки!
‒ Парни, вы же не поведетесь на этот бред?! ‒ подал голос Момоти, которому тоже не понравилось, как оборачиваются события. «Парни» не очень уверено, но все же поддержали его согласием. ‒ Вы же не хотите возвратиться к прежней унылой жизни? Давайте выбьем дерьмо из этих ублюдков!
‒ Да! ‒ воодушевились байкеры.
Кюсякай спустились с холма и встали позади «Биджу». Они не были готовы к сражению и потому не припасли никакого оружия, но это их не остановило.
‒ Вперед! ‒ скомандовал Наруто, и волна байкеров нахлынула на такую же волну.
Вокруг раздавался рев моторов. Во все стороны летели комья земли, слышались яростные крики людей. За неимением оружия, армия Наруто активно использовала свои байки, чтобы лишить противника равновесия, испортить ему обзор или просто повалить в грязь. Босодзоку в свою очередь размахивали битами уже не так активно. Вокруг них были знакомые им лица, людей, с которыми они совершили не один совместный заезд, с которыми они в свое время пили и веселились. Многие начали отбрасывать трубы и биты в сторону, чтобы не наносить серьезного вреда своим товарищам и бросались в бой врукопашную. Вскоре серьезная разборка между бандами стала больше походить на шутливую возню в грязи, а потом и вовсе сошла на нет.
Видя это, Саске понял, что проиграл. Проиграл войну за сердца и амбиции своих людей, ведь жизни друзей для них были важнее денег и бандитской романтики. А значит, они больше не пойдут за ним. У Саске и «Така» больше не было армии, которая могла бы их прикрыть от сил Сарутоби.
У Саске с самого начала не было никакого оружия, он не столько принимал участие в сражении, сколько следил за его ходом. Поняв, что для него и его банды все кончено, он нашел глазами Наруто, который тоже высматривал кого-то в толке. Встретившись взглядами они, не сговариваясь, подъехали друг к другу.
‒ Ты меня сделал, ‒ привычно хмыкнул Саске.
‒ Ты ведь не думал, что мне это удастся? Я ‒ молодец? ‒ широко улыбнулся Наруто.
‒ Да, молодец. Мне кранты, ‒ констатировал Саске.
‒ Я свел потери к минимуму и предотвратил войну банд. Если я попрошу Сарутоби-сана, он не откажет мне в небольшой просьбе, ‒ уверено заявил Наруто.
‒ Да, ‒ кивнул Саске, железно уверенный в обратном. Сарутоби не простит ему дел, которые он натворил. Наруто все еще слишком наивен, если верит, что ему удастся отмазать его. Тем не менее, Саске почему-то не стал указывать на это Узумаки. Может, потому что хотел видеть на его лице это добрую, уверенную улыбку? Пропади оно все пропадом.
Внезапно какое-то резкое движение, отмеченное краем глаза, привлекло его внимание. Один из людей Момоти, видимо не смирившись с поражением, выхватил нож и стремительно приближался к ничего не подозревающему Наруто, занося руку для удара. В груди Саске ёкнуло. Он и подумать как следует не успел, а его тело уже бросилось наперерез. В последний момент он вскинул руку и принять удар ножа на нее. Вторая ‒ уже сжалась в кулак и летела в лицо растерявшегося идиота с ножом. Встреча его кулака с челюстью неудачливого убийцы совпала с сокрушительным ударом по его собственному несчастному черепу, высекшему целый сноп искр из глаз. Прежде чем погрузить во тьму, его затухающее сознание уловило отчаянный крик Наруто, зовущий его по имени.

29.

Несколько часов Наруто провел в страхе за жизнь Саске. И хоть врачи уверяли, что критичных повреждений у него нет, Наруто это ничуть не успокаивало. У него перед глазами все еще стояла сцена того, как Учиха бросается к нему. Наруто тогда грешным делом подумал, что тот собирается его ударить в отместку за сорванные планы, но оказалось, что он хотел защитить его от угрозы сзади. Когда тело Учихи проскользнуло мимо, Наруто заторможено оглянулся и увидел его вскинутую руку, принявшую на себя удар какого-то парня. Одновременно с этим в голову Учихе прилетела чья-то бита, от чего тот рухнул как подкошенный и больше не шевелился. Пока еще не разобравшийся в произошедшем Наруто спешил на помощь распластанному на земле Саске, тот настырный парень снова замахнулся, но на него со всех сторон налетели члены «Биджу» и оперативно скрутили. И только после этого Наруто разглядел, что в руке у засранца был нож.
За Саске Наруто испугался основательно, поэтому даже внимания не обратил, что владельца злополучной биты тоже скрутили, правда, разобравшись в ситуации, тут же отпустили. Потому что им оказался белобрысый парень из окружения Учихи, который хотел предотвратить покушения, но не учел прыткости шефа.
Что на пустыре происходило дальше, Наруто уже не видел, к нему подоспел Хатаке и предложил свою помощь в доставке пострадавшего в больницу. В пути Саске очнулся, но выглядел при этом так, что краше в гроб кладут. В больнице Учиху госпитализировали, а Наруто и Хатаке остались в приемной ожидать результатов обследования. Изначально, когда стало известно, что Наруто и его спутник пострадавшему никто, их хотели по-тихому выпроводить, но Какаши взял врача под локоток и отвел в сторонку на пару слов. После нескольких проникновенных фраз, сказанных на ушко, отношение медперсонала резко изменилось, и Наруто даже позволили навестить Учиху, после всех процедур.
У Саске диагностировали сотрясение мозга, к счастью других серьезных повреждений не было. Плотная кожа куртки уберегла его от прямого удара ножом, и он отделался порезом, на который наложили шесть швов.
Не понятно, на какие рычаги надавил Хатаке, но Саске выделили достаточно большую палату, где поместилась даже кушетка для Наруто, который наотрез отказался покидать больного. И даже заверения врачей, что жизни Учихи ничего не угрожают, не смогли изменить его позицию.
Постепенно шумиха улеглась, Хатаке отбыл с докладом к Сарутоби, а Саске с Наруто, наконец, остались наедине.
‒ Я подумал, что потерял тебя, ‒ не к месту сознался Наруто.
‒ Ты про это? ‒ Саске осторожно прикоснулся к своей гудящей голове.
‒ Угу, ‒ кивнул Наруто. ‒ Когда ты упал, у меня все мысли отключились. Даже на помощь позвать не смог. Как придурок, блин, ‒ шмыгнул он носом. ‒ Хорошо, что ребята быстро того психа скрутили, а то мы с тобой сейчас не разговаривали бы.
От этих слов лицо Саске дрогнуло. Притянув Наруто за ворот куртки, он крепко обнял его и зашептал:
‒ Со мной все хорошо. Я в порядке. Ты не пострадал ‒ и это главное. Мне страшно думать о том, что было бы, если бы я не успел. Не покидай меня так легко.
‒ Это вовсе не легко, ‒ пробурчал ему в шею Наруто, после чего поднял голову и осторожно потянулся к губам Саске. В этот момент он выглядел так трогательно и беззащитно, что Саске сам сократил разделяющее их расстояние и впился в его губы, уверенным подчиняющим поцелуем, словно демонстрируя, что с ним бояться нечего.
‒ Тебе ведь все еще больно, ‒ забеспокоился Наруто после поцелуя.
‒ Немного, ‒ признал Саске.
‒ Врач сказал, что тебе нужен постельный режим. Так что ‒ никаких активных действий, ‒ деловито процитировал Наруто.
‒ Тогда что мне делать с этим? ‒ Саске взял его руку положил себе на промежность, где явственно ощущался твердый бугор. Наруто недоверчиво ощупал красноречивую выпуклость.
‒ Как у тебя на это сил хватает? У тебя же сотрясение.
‒ Мозга, а не члена, ‒ пошутил Учиха.
Наруто не ответил, продолжив мять заинтересовавшую его часть тела. Саске тихо застонал от этих манипуляций и Наруто решился. Стянув с Учихи простыню, он оттянул вниз больничные брюки, а за ними и трусы. Налитый горячий член очень органично лег ему в руку, и он почти бессознательно обхватил его ладонью и помассировал большим пальцем головку. Стоны стали громче. Кожа под пальцами ощущалась нежной и мягкой, и Наруто внезапно стало интересно, а как она будет чувствоваться губами? Ведомый любопытством он склонился над пахом Учихи.
‒ Подожди, я же грязный, ‒ запротестовал Саске.
‒ Грязный? ‒ не понял Наруто.
‒ Мне бы в душ сперва. ‒ Говоря это, Саске выглядел непривычно смущенно. В этот момент Наруто впервые увидел, как на его бледном лице появляется румянец. И почему-то это выглядело так возбуждающе.
‒ Теперь я просто обязан это сделать, ‒ с горящими глазами заявил он.
‒ Что? ‒ дернулся было Саске, но Наруто уже обхватил губами головку его члена. От неожиданности Саске издал звук, который меньше всего можно было от него ожидать. Он пискнуть, неимоверно удивив этим не только Узумаки, но и себя самого.
‒ Что это было? ‒ изумленно спросил Наруто, отвлекшись от ласки. Вместо ответа Саске зажал свой непослушный рот рукой и мотнул головой из стороны в сторону, отрицая факт произошедшего.
Увидев такую милую реакцию, Наруто коварно улыбнулся и с удвоенным энтузиазмом взялся за пенис Учихи. Он был неопытен в оральных ласках, но такая мелочь не могла остановить его порыв. Примерившись к члену и распробовав его на вкус, он попробовал вобрать его глубже, и неплохо преуспел в этом. Из-за нехватки опыта он иногда допускал ошибки: касался нежной кожицы зубами, слишком сильно сжимал чувствительные участки ‒ но Саске не жаловался и вообще не было похоже, что ему что-то не нравится. Скорее он выглядел так, будто сдерживается из последних сил, чтобы не кончить слишком быстро, что подтверждали его нетерпеливые движения тазом, которые не всегда удавалось вовремя остановить, конвульсивным подрагиванием бедер и сдавленным мычанием, раздававшимся из зажатого руками рта. В конце концов, Саске все-таки сдался, и в рот Наруто хлынула горячая терпкая сперма. Он не ожидал такой быстрой кульминации и еле успел придержать нижнюю часть тела Учихи, которая так и норовила вбить член поглубже в его горло, повинуясь древнейшему из инстинктов. Большую часть спермы Наруто поглотил скорее от неожиданности, чем по собственному желанию, но все же не стал кривиться в отвращении и плеваться. Да и не сказать, что это было прям так противно.
Вознаграждением за старания ему стало выражение лица Саске. Оно было таким умиротворенным и красивым, что Наруто не смог удержаться и поцеловал его. Глубоко и чувственно. У него во рту все еще был вкус семени, но Саске не стал отталкивать его, смиренно приняв все нежности и ласки. Когда Наруто отстранился от него, Саске со странным выражением лица облизал свои губы.
‒ Все равно что сам себе отсосал, ‒ хмыкнул он, возвращаясь к привычному амплуа.
‒ Тебе не понравилось? ‒ забеспокоился Наруто.
‒ Нет, все было прекрасно, но этот поцелуй… Блин, это же моя собственная сперма.
‒ По-моему не так уж плохо, ‒ пожал плечами Наруто.
‒ Посмотрим, что ты запоешь, когда я повторю твой трюк, ‒ опасно сузил глаза Саске.
‒ Это обещание? ‒ обрадовался Наруто. ‒ Ловлю на слове.
‒ Вот ты ушлый, ‒ хохотнул Саске и вдруг душераздирающе зевнул.
‒ Ты, наверное, утомился. Небось и голова болит, ‒ тут же засуетился Наруто. ‒ Ты лучше ложись и поспи.
‒ А как же твой… ‒ запротестовал Саске, указав на предательский стояк Узумаки угрожающий порвать штаны.
‒ Переживу, ‒ отмахнулся Наруто.
Вскоре Саске действительно заснул, а Наруто отправился в туалет, разбираться со своим возбуждением.

30.

Саске сказали, что лежать в больнице придется примерно неделю. С таким решением врачей он был категорически не согласен, но головная боль и преследующая его время от времени тошнота удерживали от протестов. Ситуацию несколько скрашивало присутствие Узумаки, который искренне переживал о нем и стремился всячески поддержать, будто у Саске было не сотрясение мозга и паралич всего тела. Учиха был бы не Учиха, если бы не воспользовался таким рвением и вовсю капризничал, заставляя Наруто протирать себя влажными полотенцами и кормить фруктами изо рта в рот. Впрочем, не было похоже, что эти капризы как-то напрягали самого Узумаки.
Сегодня намечался очередной больничный день. Саске ждал возвращения Наруто, который отлучился купить «человеческой» еды для них обоих, когда дверь его палаты отворилась, и вошел пожилой человек в юкате.
‒ Добрый день, молодой человек, ‒ улыбнулся старик. ‒ Ты тут один?
‒ Нет, со мной друг, ‒ ответил Саске, ‒ но сейчас он вышел. Вы ошиблись палатой, дедушка?
‒ Не думаю. Я искал Учиху Саске и как подсказывают мои старые глаза, он прямо передо мной.
Услышав свое имя, Саске напрягся.
‒ Кто вы? ‒ настороженно спросил он.
‒ Давненько мне не задавали этот вопрос, ‒ улыбнулся старик. ‒ Я Сарутоби Хирузен, надеюсь, дальнейшие объяснения не нужны?
Узнав имя старика, Саске похолодел и покосился на дверь палаты. В проеме мелькнула хмурая физиономия телохранителя, напрочь отсекая надежду на побег. Тем временем Сарутоби огляделся по сторонам, заметил стул, на котором обычно сидел Наруто, и с облегчением опустился на него.
‒ Стар я уже по городу мотаться, но ведь вас, молодых, в гости не дождешься, ‒ пожаловался он. ‒ Орочимару-кун тоже сам к тебе приходит?
От прозвучавшего совершенно обыденно вопроса Саске и вовсе примерз к месту. Откуда он знает?
‒ Ты думал, я не докопаюсь до твоего босса? ‒ проницательно спросил старик. ‒ С того момента, как я узнал твое имя, это стало вопросом времени. Конечно, моя стариковская память уже не так хороша, но в конец концов удалось вспомнить одну печальную историю произошедшую много лет назад с одним старым кланом некогда дружившим с кланом Сарутоби. Наследник того клана связался с дурной компанией. Через некоторое время по невыясненным обстоятельствам он вырезал свою семью, оставив в живых лишь младшего брата, а после скрылся в неизвестном направлении. Оставшийся мальчик был слишком мал, чтобы взять на себя управление кланом и со смертью родителей лишился своего покровительства. Кочуя из одного дома родственников в другой, он в итоге оказался в приюте, пока в один прекрасный день за ним не пришел человек, предложивший ему новую жизнь.
Во время всего рассказа Саске тихо сидел на своей койке и молча взирал на Сарутоби. Он уже понял, что старику известно все, а значит, он не сможет отвертеться. Саске и не рассчитывал на снисхождение, но все еще недоумевал, почему тот еще не приказал дуболому за дверью схватить его за шкварник и отбуксировать в доки для дальнейшей утилизации.
‒ Гадаешь, почему я с тобой вожусь? ‒ снова угадал его мысли Сарутоби.
Саске не стал отрицать, вопросительно уставившись в ответ.
‒ Все из-за Наруто. Я приглядываю за этим мальчиком уже двадцать лет, с самого его рождения. Минато был мне другом, и я был бы рад вырастить его сына как собственного внука, но Джирайа не позволил мне это. Спустя двадцать лет я думаю, что он был прав. Ты ведь тоже считаешь Наруто хорошим парнем? ‒ Сарутоби сентиментально улыбнулся. Если бы Саске не знал, кто перед ним, то принял бы его за безобидного деда, гордящегося своим внуком.
‒ Да, он хороший парень, ‒ наконец преодолел свое смятение Саске.
‒ Слишком хороший, ‒ заметил старик. ‒ Таким не место в якудза. Он очень дорог мне и многим моим людям, как память о старом друге, и я благодарен тебе за его спасение. Лишь поэтому ты находишься в этой комфортабельной палате, а не на дне залива Хаката, ‒ добавил он, перестав улыбаться. ‒ Мы сели на хвост твоему боссу, но он бежал заграницу. Мой тебе совет, пока ваш штаб в хаосе, нагни его под себя. Сейчас самое время сменить лидера. Ты с этим справишься. И еще, скажу тебе одну вещь. Думаю, тебе нужно это знать. В то время, когда была вырезана твоя семья, Орочимару-кун был частью той организации, к которой примкнул твой брат, именно так он узнал о тебе. Достоин ли он твоей преданности теперь?
Под потрясенным взглядом Учихи, Сарутоби, охая, поднялся со стула и наигранно медленно заковылял из палаты. Взявшись за ручку двери, он обернулся.
‒ Больничный счет оплатишь сам. Ты же не думал, что я буду платить из своего кармана?
Телохранитель услужливо распахнул дверь, и старик шагнул в коридор, но внезапно запнулся и замер, словно наткнулся на препятствие, после чего кому-то кивнул и продолжил путь. Когда шаги в коридоре стихли, дверь палаты снова открылась, впустив внутрь Наруто с пакетом еды.
‒ Значит, ты скоро уедешь, ‒ утвердительно сказал он.
‒ Как много ты слышал? ‒ покосился на него Саске.
‒ Достаточно, ‒ уклончиво ответил Наруто и поставил пакет на стул, где раньше сидел Сарутоби.
‒ Как только меня выпишут, ‒ не стал лгать Саске. ‒ Раз ты слышал, то понимаешь, что мне нельзя терять время.
‒ Можешь не объясняться ‒ не дурак. Сколько тебе еще лежать?
‒ Еще дня четыре, ‒ виновато отвел взгляд Саске.
‒ Четыре дня, ‒ повторил Наруто задумчиво. ‒ Вот даже как.
От этих слов Саске совсем сник.
‒ Понятно. Раз у нас только четыре дня, нельзя терять времени! ‒ вдруг бодро заявил Наруто.
‒ А? ‒ удивился Саске, вскинув голову, и увидел как блондин напротив него стягивает через голову футболку, оголяя стройный загорелый торс. ‒ Что ты делаешь?
‒ Раздеваюсь! ‒ прокомментировал свои действия Наруто. ‒ Ты тоже давай! У нас только четыре дня! Ты хоть понимаешь как это мало?! ‒ вскричал он, судорожно стягивая джинсы.
‒ Ты… Пфф! ‒ прыснул Саске и расхохотался. В следующий миг на него налетел голый Наруто и принялся стаскивать больничную пижаму.
Через некоторое время смех, доносящийся из палаты Учихи Саске, сменился сладострастными стонами.

31.

Наруто слукавил: он слышал весь разговор между Хирузеном и Саске. Позже, когда умаявшийся от секс-марафона Саске уснул, Наруто поехал в резиденцию Сарутоби и вызвал старика на разговор.
‒ Сарутоби-сан, расскажите мне о Саске, ‒ попросил Наруто, сидя напротив мужчины в сейдза(1).
‒ Разве он тебе не рассказывал? ‒ удивился Хирузен.
‒ Нет.
‒ Тогда, может, стоит спросить об этом его? ‒ засомневался он.
‒ Я не хочу его спрашивать. Из ваших слов я понял, что с ним произошло нечто ужасное. Не хочу бередить его раны, поэтому спрашиваю вас. Что вы знаете о Саске?
‒ Хм-м, ‒ задумчиво протянул старик. ‒ Хорошо, я расскажу. Надеюсь, ты не пожалеешь об этом. Твой Саске-кун ‒ якудза в третьем поколении. Во всяком случае, был до какого-то времени. Его дед начинал здесь, в Фукуоке, а потом перебрался в Осаку, присоединившись к Шиин-гуми. Со временем он стал вака-гасирой. Проблемы начались, когда старшего брата Саске-куна, Итачи, официально назначили наследником клана Учиха. Парень был способным, закончил престижный ВУЗ, ему прочили место сингиин(2). Но в этот момент он внезапно связался с одной молодой, но очень сильной бандой, которая здорово потеснила местные кланы. Она состояла из амбициозных людей, которых не устраивали порядки в местных закостенелых кланах якудза. У них была своя идеология, направленная на продвижение талантливой молодежи, благодаря чему они быстро разрослись. Не знаю уж, что там была за причина, но однажды Итачи взял в руки катану и перерезал всю свою семью, по непонятным причинам пощадив Саске-куна. Может, взыграла братская любовь, может он не хотел марать руки кровью невинного ребенка, кто ж знает. Лишившись родителей, Саске-кун кочевал по рукам родственников, пока не попал в сиротский приют. По достижении совершеннолетия, он сразу же сколотил банду и упорхнул под крыло Орочимару, возглавившего Шиин-гуми. Похоже, он ему пообещал помощь в мести за клан Учиха, главными целями которой являются Итачи и стоящая за ним организация.
‒ Вы что-то говорили про этого Орочимару, ‒ припомнил Наруто.
‒ Всего лишь обозначил новую мишень для Саске-куна, ‒ отмахнулся Сарутоби и перевел разговор на какую-то бытовую тему.
Через несколько дней Саске выписали. Врачи рекомендовали ему воздержаться какое-то время от вождения мотоцикла, так что возвращаться в Осаку ему предстояло сидя за спиной Дзюго, у которого был самый большой и удобный байк из всей банды. Для байкера, тем более босодзоку, не круто сидеть позади водителя, но Саске смиренно принял свою участь и не возражал.
Провожать отбывающую банду «Така» Наруто отправился в одиночку.
‒ Задай им там, ‒ бодро увещевал он.
‒ Обязательно, ‒ улыбнулся Саске, но как-то нерадостно. ‒ У меня есть одна эгоистичная просьба, ‒ вдруг сказал он. ‒ Ты можешь ее выполнить?
‒ Какая просьба?
‒ Сперва пообещай, что выполнишь.
Наруто насторожился, но кивнул.
‒ Обещаю.
‒ Я хочу, чтобы ты меня помнил. ‒ Сказав это, Саске серьезно заглянул в лицо Наруто. Несколько секунд они глядели друг другу в глаза, пока Наруто не вскинул брови, испортив торжественность момента.
‒ А? И это все?
‒ Что значит «все»? ‒ обиделся Саске, растеряв весь пафос. ‒ Я в Осаку не просто так еду. Там, между прочем, меня могут… ‒ Договорить ему не дала ладонь Наруто, накрывшая его рот.
‒ Ничего не говори. Просто возвращайся, когда закончишь, ‒ с непривычной нежностью произнес Наруто. ‒ Я буду ждать, ‒ закончил он.
Саске не нашелся что ответить на эти трогательные слова, и мог только вглядываться в сияющие искренней привязанностью голубые глаза напротив. Но, как оказалось, Наруто еще не закончил свою мысль.
‒ Возвращайся к осени, ‒ в ультимативной форме заявил он. ‒ Если не приедешь, я твою Осаку по камню разнесу, так и знай, ‒ зловеще пообещал он. Саске аж воздухом подавился от такого заявления, но почему-то на душе стало легко и солнечно, и он не удержался от того, чтобы заключить партнера в крепкие объятия и надолго впиться в его чувственные губы страстным поцелуем. Друг от друга их оторвало деликатное покашливание Дзюго.
‒ Хорошо. Вернусь к сентябрю, ‒ пообещал Саске и открыто улыбнулся, повергнув своих товарищей в тихий шок.
Устроившись позади Дзюго, Саске снова посмотрел на Наруто и беззвучно что-то сказал одними губами, отчего тот зарделся как маков цвет, неловко засунув руки в карманы джинсов. Семь байков банды «Така» почти одновременно загрохотали моторами. Один за другим они начали срываться с места, постепенно растягиваясь в небольшую колонну. Наруто провожал их взглядом до тех пор, пока они не скрылись за поворотом и только тогда тихо промолвил:
‒ Я тоже тебя люблю.

(1)Сейдза ‒ традиционная японская поза сидения на коленях.
(2)Сингиин ‒ юридический консультант в якудза.

Конец.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"