Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

69 оттенков красно-фиолетового

Автор: Susan Ivanova
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Кецилий, Стивен Стрэндж, Дормамму, Старейшина
Жанр:Humor, Romance
Отказ:отказ
Аннотация:серия драбблов о двух непримиримых врагах, друзьях и любовниках
Комментарии:ролям Мадса и Бенедикта посвящается
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Не закончен
Выложен:2018-01-28 11:29:19 (последнее обновление: 2018.06.16 10:42:31)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

1.

Стивен честно пытался сохранить невозмутимость, присущую ему, как доктору, спокойствие, без которого он бы просто не стал Верховным магом Земли, и терпение, какого не хватало бы всем ламам в Тибете.
Стивен маялся уже второй час, не имея возможности ни отлучиться, ни даже уснуть, ни тем более закольцевать время, чтобы не усугублять и без того накалившуюся ситуацию.

- Ты скоро? – жалобно уточнил он, обращаясь к причине своей головной боли, от которой не помогали ни магические пассы, ни даже банальные человеческие таблетки.
- Нет! – услышал он категорический отказ со стороны будуара, куда в здравом уме сам бы не сунулся ни под каким предлогом, чтобы не приобрести еще большую боль и не только в голове, но и где угодно от брошенного в себя предмета, в котором смог бы разобраться только с помощью Кристины или хотя бы Старейшины.
- Ну, что опять? – плаксиво спросил Стивен, замучившись торчать под дверью, как какой-то бездомный пес. – Прическа не та? Расческа не та?
Дверь будуара распахнулась – Стивен машинально и совершенно бездумно отступил и даже прикрылся Плащом просто так, на всякий случай, зная нелегкий нрав того, кто мог швыряться всем, что под руку попадалось, и швыряться, зараза такая, крайне метко.
- Ты что мне принес? – зарычал Кецилий, бросив в Стивена баночку с чем-то, что рассыпалось легкой мерцающей дымкой и осело на красном плаще мага. – А что тебя просил купить?
- Да что не так-то? – развел руками Стивен, решив, что он все-таки зря вообще вступил в диалог, не говоря уже о смелости возражать обозленному магу, который даже Старейшину ни в цент не ставил. – Ты просил – я купил.
- Я просил нормальный оттенок! – не выдержала нежная душевная натура Кецилия. – «Чародейку», например, а ты что притащил?
Стивен поймал баночку, на донышке которой осталось немного мерцающей субстанции и прочитал название, которое порекомендовала продавщица.
- Но «Тот еще цветочек» - тоже красивый оттенок, - пробормотал он, зная, что сейчас точно получит чем-нибудь тяжелым и явно не по голове.
- Я никуда не пойду в таком виде! – безапелляционно заявил Кецилий, бросив в Стивена только испепеляющий взгляд густо подведенных нежно-лиловым мерцающим цветом глаз.
- Да какая разница? – тихо застонал Стивен, сев на пол и чуть не заплакав. – Те «Тамми Танука», эти «Тамми Танука». Не разбираюсь я в тенях для век!
- Верни это и купи мне тушь для ресниц с блестками! – раздалось из будуара.
Стивен закрыл лицо ладонями.
Ныне покойная Старейшина всего-то позвала обоих на чай с медом и дружескую беседу о будущем, но Кецилий никогда не вышел бы из дома без тщательно наложенного макияжа купленной косметикой немагического производства, гипоаллергенной, некомедогенной и только определенного оттенка, достать которые не было возможности даже Верховному магу.
Иногда Стивен ненавидел своего лучшего друга тире партнера за любовь к гриму, хотя и понимал, что тому тоже нелегко мириться с педантичным наглаживанием одежды, которую Стивен собирался надеть.
Бывший врач и хирург предпочитал носить свеженемагически выглаженную тунику, постиранную Тайдом с капелькой Ленора Магия Цвета.


2.

- Что на этот раз? – Стивен сунул голову в комнату Кецилия. – Ты что делаешь? Убери это немедленно! – заявил он, создав магический щит.
- Я все решил и ты меня не остановишь, - заявил Кецилий, сотворив Космический осколок.
- Нет, стой! – взмолился Стивен, замерев с поднятой рукой. – Давай поговорим. Я знаю, ты не сможешь это сделать. Просто подумай, ты же не такой!
Кецилий тяжко вздохнул, но, подумав, снова поднял лезвие и магически начал обрезать свои волосы, формируя супермодную стрижку, после чего под стоны и стенания Стивена размешал в немагической мисочке немагическую краску для волос цвета светло-русый, и вполне магически начал краситься.
Что бы там ни говорил Верховный маг, а каждый день часа по два делать себе прическу со всеми этими заколочками, резиночками, хвостиками и косичками Кецилий больше не желал.


3.

- Это глупо.
- Вовсе нет. И это удобно.
- Старомодно.
- Зато гигиенично.
- И цвет ужасный.
- Может, подыщем тебе свой плащ?
Кецилий пожал плечами, стоя перед манекеном, обряженным в его, Кецилия, одежду и даже обувь.
Стивен облизал глазами подтянутое тело своего партнера, его брутально-черные трусы в симпатичные красные узорчики принадлежности Дормамму, и одернул плащ, чтобы тот не лез полами гладить эти самые трусы по этим самым узорчикам.
- Этот цвет меня старит, - уверенно заявил Кецилий, оглядев свою тунику еще раз.
- Он идеально подходит к твоим глазам, - не согласился Стивен.
- Мне пойдет черное, другого кроя и более официальное, - ответил Кецилий, сотворив вместо удобных одежд черный бархатный смокинг, черную шелковую рубашку, черный галстук-бабочку, черные брюки и черные ботинки.
- Ты б еще тогда цвет волос поменял, - покачал головой Стивен.
- И это тоже, - согласился Кецилий, изменив свои седые длинные волосы на черные и стильную стрижку с укладкой набок.
- Ага, тогда и макияж смени, а то выбивается из общего вида, - съехидничал Стивен.
Кецилий только махнул рукой – как на Стивена, так и вообще.
Левый его глаз тут же выцвел и как будто затянулся белесой пленкой, а веки украсил еле заметный розовый шрам.
- Ну, знаешь ли… - обиделся Стивен. – В таком виде тебе в казино играть, а не заниматься магией.
- Ладно, - пожал плечами сильно изменившийся и даже заметно помолодевший маг, одевшись и коварно улыбнувшись. – Я пошел, вернусь нескоро.
- Ку-у-уда-а-а?! – протянул Стивен, но не успел закольцевать время до того, как вероломный партнер исчезнет. – Ну, вот. Как всегда – либо просадит кучу денег, либо устроит драку с каким-нибудь британцем и будет плакать кровавыми слезами.




Глава 2.

4.

- Скучно! Ску-у-учно! Ску-у-учно-о-о!
Кецилий взглянул на явно мающегося бездельем Верховного мага Земли, стрелявшего немагическими фарфоровыми чашечками, создаваемыми магически, в приоткрытый портал в темное измерение, откуда на мага таращился любопытный глаз Дормамму.
- Не Камар-Тадж, а сумасшедший дом, - неодобрительно заметил Кецилий, не став, однако, мешать другу заниматься ерундой. – Ну, и что с ним? – обратился он к Дормамму, которому чашечка прилетела прямо в глаз, из-за чего из этого глаза скатилась одна темномирная и горькая слеза. – Человек-Паук покусал? Тор не дал поиграться своим молотком?
- Наташа и Локи, - всхлипнул Дормамму, не имея возможности даже стереть слезу.
- И как быстро это пройдет? – прищурился на Стрэнджа Кецилий.
- Когда вся дурь выйдет, - пожал сам собой Дормамму за неимением плеч.
Кецилий сотворил себе кресло и сел в него, не став ничего делать, потому что знал, что если русская женщина, которой по непонятным причинам благоволит бог из Валгаллы, говорит подобную фразу, значит, кое-кто в виде довольно пафосного доктора обидел эту чудесную женщину, чем обидел бога и получил, что заслужил.


5.

- Гарпун? – Кецилий даже приподнял брови, когда этот новичок в магии сотворил не какой-нибудь артефакт, а обычную рыболовную снасть.
- Гарпун Холмса, - пожал плечами Стрэндж, запустив им во врага и удачно порвав тому тунику на плече, задев и само плечо.
- Эй, Вы совсем из ума выжили? – возмутился темный маг, потеряв Космический осколок и схватившись за плечо. – Больно же!
Стивен устыдился.
Он был доктором, давал клятву Гиппократа, обещал не навредить, а тут…
- Я доктор, - уверенно произнес он, закончив драку. – Можно, я посмотрю рану?
- Вы правда доктор? – засомневался Кецилий, не решаясь сдаваться врагу без боя.
В принципе-то, Храм ему и даром не сдался, его больше интересовало Темное измерение, чем какие-то побрякушки в этом, но плечо болело и кровило – мало ли, откуда там этот доктор вытащил этот гарпун и каких микробов на нем сделал.

Через полчаса два уже бывших врага пили чай с медом по рецепту Старейшины и обсуждали квантовую физику, забыв про магию, драку и вообще все распри.
- Я смотрел сериал про то, как один ученый переносился в прошлое, занимая место людей, которых должен был спасти, - заметил Стивен, подливая чай своему новому другу.
- Я бы не рекомендовал, - покачал головой Кецилий. – Нельзя менять прошлое, а то раздавишь так бабочку в прошлом, а в будущем не того президента выберут.

Где-то в Темном измерении страдал от скуки никому не нужный Дормамму, про которого все благополучно забыли и не хотели служить его благородному делу по порабощению Земли.


6.

Стивен огляделся и даже прислушался.
В его комнате было тихо, но астрал говорил о том, что где-то что-то готовится. И не просто готовится, а еще и вкусно пахнет.
Стивен создал окно портала и высунул голову, принюхиваясь.
Кецилий, оккупировав кухню, под классическую музыку, магическими пассами шинковал овощи, одновременно с этим занимаясь разделкой куска отличной свежей вырезки.
Стивен завистливо вздохнул, но вмешиваться не стал, решив, что это будет невежливо.
Однако же, даже маг-ученик понял, что такой повар, как Кецилий, просто не мог быть плохим человеком… хотя, все-таки, было немного странно, что на улице как-то подозрительно часто начали пропадать люди.




Глава 3.

7.

- Ты посмотри на них! – зачарованно протянула Старейшина в сторону Дормамму, который наблюдал за миром Земли через щелку в пространстве. – Нет, ты только посмотри на них!
- Что они вообще делают? – уточнил Дормамму, прищурившись и глядя на то, что какой-то колдунишка в красной тряпке вытворял с его последователем. – Это что, Багровые связки Ситторака?
- Ага, - покивала Старейшина. – Нет, что творят, а!
- А что они творят-то? – переспросил Дормамму, так и не поняв, что творят двое людишек, один из которых скован связками, а второй… а второй что-то с ним делает, причем даже по мнению Дормамму, счастливы были оба и даже эта красная тряпка в том числе.
- Надо было убрать книгу «Тысяча и один вопрос о магии секса и магии в сексе», - вздохнула Старейшина, закрыв глаза ладонью. – Блестящие ученики, - застонала она, - и оба помешаны на БДСМ!
- Что, и так мучить людишек тоже можно? – заинтересовался Дормамму, пошире распахнув глаза и запоминая все то, что делал нахальный людишка с последователем Тьмы, кажется, в меньшей степени, чем последователем Темы.


8.

- А на чем ты предпочел бы драться? – спросил разомлевший Стивен, лежа на разомлевшем же Кецилии.
- На шпагах, - уверенно ответил последний, прикрыв глаза и поглаживая Стивена по плечу.
- А потом лечить проникающие ранения… - задумчиво произнес Стивен.
- На кулаках? – спросил Кецилий.
- Лечение гематом, - вздохнул Стивен.
- Тогда на курах, - предложил Кецилий.
- Почему на курах? – удивился Стивен.
- А почему нет? – ответил вопросом на вопрос Кецилий. - Вот ты когда-нибудь дрался на курах?
- Нет.
- И я нет. Попробуем как-нибудь?
Стивен задумался.
Драки на магических артефактах кончались всегда плохо, на колюще-режущем оружии Стивен драться категорически не желал хотя бы потому, что был не в состоянии удержать ни клинок, ни нож, а вот куры…
- Нет, - все-таки произнес он. – Птичий грипп, пандемия – сам понимаешь.
- Тогда на яблоках, - предложил Кецилий. – В случае чего испечем яблочный пирог.


9.

- По-моему, он заболел, - предположил Стивен, разглядывая новый облик Дормамму.
- М-м-м, - многозначительно произнес Кецилий.
- Думаешь, он может заболеть? – спросил Стивен.
- М-м-м, - еще многозначительнее ответил Кецилий, хмуря брови.
- Я врач, я должен помогать пациенту, даже если он зло, хотя я не представляю, как лечить властелина Темного измерения, - задумчиво сказал Стивен, потирая подбородок.
- М-м-м, - Кецилий выпятил нижнюю губу.
- А, может, это не Дормамму?
- М-м-м…
- А если не Дормамму, тогда кто или что?
- Стивен, - устало перебил Верховного мага Кецилий. – Скажи, тебя совсем не напрягает тот факт, что этот дракон говорит твоим голосом?
- Э-э-э… - протянул Стивен.
- А тебе не кажется, что Дормамму тоже говорил твоим голосом?
- Э-э-э…
- И вообще, я смотрел новый Стар Трек, так что я требую объяснений относительно того, кто такой этот Киберскотч и почему он выглядит и говорит, как ты?
- Э-э-э…

Говорить о том, что временами даже Верховному магу Земли бывает скучно, Стивен не хотел. И категорически не желал признаваться в том, что его себялюбие требует восхваления хотя бы ролями в кино, а роль Хана была лучше некуда, а что до трюков – так каст здорово сэкономил на спецэффектах, когда Стивен заменил их магией и иллюзиями.




Глава 4.

10.

Старейшина привычно закатила глаза при виде нового образа своего ученика.
Стрэндж никак не мог определиться с тем, как бы хотел выглядеть, поэтому экспериментировал с внешностью каждый день.
Сегодня, например, это были блондинистые неряшливые волосы, то и дело падающие на глаза и мешавшие тренировке.
Старейшина была мудрой женщиной, но не понимала некоторых современных увлечений новоиспеченных учеников в плане музыки, фильмов и книг, так что когда прошлым вечером Вонг, еще недавно прочно державший оборону и не интересовавшийся ничем, кроме магии, пригласил посмотреть фильм про Ассанжа, Старейшина поняла, что тот микро-портал над головой Вонга был неспроста и кое-какой ученик, не спавший, когда все другие видели десятый сон, нагло подглядывал и замышлял что-то еще, помимо того, что в который раз стянул из библиотеки еще десяток книг, что в конечном итоге вылилось в то, в каком облике этот ученик явился утром на тренировку, пугая других учеников и сильно удивив Мордо.


11.

- Чувствую, что это все, - призналась Старейшина.
- Если ли это все, я даже спорить не буду, - поддержал Кецилий.
- Это не я, - заявил Дормамму.
- Все – это Все, - произнес совершенно безбровый, с длинными прямыми темными волосами некто, весьма отдаленно похожий на Стрэнджа хотя бы тем, что был замазан косметикой по кончики ушей и лишен бровей, и, кажется, как выразил сомнение Дормамму, не являлся ни мужчиной, ни женщиной.
- А это все лечится? – спросил Кецилий, потерев лоб.
- Все здорово, - ответила пародия на Стивена, откинув длинные пряди волос за спину таким кокетливым жестом, что Кецилий сглотнул вставший в горле комок, а Дормамму и вовсе зажмурился.
- Не знаю, что это, но это не магия, - уверенно произнесла Старейшина.
- Кто ж его тогда так? – участливо спросил Кецилий.
- Шоу-бизнес, - ответила Старейшина. – С ним мне не тягаться. Либо само пройдет, либо перейдет в хроническую фазу. Кецилий, обездвижить это все, отнести в его комнату и дать успокоительное и снотворное. Проспится – будем решать, как это все надолго.
- Все – навсегда, - сказал Стрэндж, не похожий сам на себя.
- Дормамму… - Старейшина обернулась, чтобы посмотреть на властителя Темного измерения, и поняла, что тот сбежал, поняв, что с этим всем ему тоже не тягаться. – Надо убирать вай-фай из комнат, - поняла она. – Либо учеба, либо развлечения. Не Камар-Тадж, а цирк со всем.


12.

- Лицемерка! – крикнул Кецилий в адрес Старейшины, желавшей только остановить его и его зелотов.

- Плагиатчик! – воскликнул Стрэндж, заметив, как Кецилий нагло своровал идею Ариадны из фильма «Начало» и устраивает свертку пространства по тому же принципу, что и она.




Глава 5.

13.

Кецилий проснулся весь в поту. Ему снилось, что он был воспитателем в детском садике, при этом его воспитанница, маленькая девочка, дала повод руководителю садика думать о том, что ее наставник – педофил, за что на несчастного мужчину ополчился весь городок.

Стивен проснулся весь в поту. Ему снилось, что он венценосная особа с искривлением позвоночника, горбом, сухорукостью и неправильным ростом ног, которая так хотела править, что отправила на смерть родных братьев и малолетних племянников, за что его казнил отец самого кровавого правителя из Тюдоров, на тот момент еще молодого неженатого мужчины.

Дормамму снов не видел, но ему показалось, что в чае Старейшины был не только мед, но и совсем немного ЛСД.


14.

- Это не дракон, это недоящерица-переросток, - фыркнул Кецилий, глядя на то, как Стивен старательно изображает из себя огнедышащего дракона.
- Я тебе крем для депиляции в шампунь налью, - обиделся Стивен.
- А я тебя сделаю танцором кордебалета!
- А я тебя – работовладельцем!
- А я тогда вас обоих превращу в женщин, - тихо встряла Старейшина. – А лучше – во Франкенштейна и его Творение, а чтобы не было скучно, заставлю каждого быть попеременно тем и другим. И больше никаких появлений в лавках эзотерики на рынке!


15

Кецилий нагло жевал бананы и делал это так пошло, что Стивен каждый раз отводил глаза.
Кецилий высасывал сок апельсина прямо из плода, причем с таким пошлым причмокиванием, что Стивен бледнел и краснел каждый раз, когда это замечал.
Наконец, Кецилий так пошло пил пиво, как будто снимался в рекламе, при этом пенка соблазнительно окантовывала его губы, от чего Стивен сглатывал встававший в горле комок.
Проблема была в том, что Кецилий каждый день нагло крал кредитку Стивена через мини-портал и тратил столько, сколько считал нужным, но только на продукты и выпивку.
- Сучка, лучше приготовь мои деньги, - прошипел Стивен мстительно, украв через портал большую бабину скотча, потому что ходить в магазин самому было лень.
В принципе, если б денег и не оказалось, Стивен взял бы чем-то другим. Натурой, например.




Глава 6.

16.

- Я любил Шанель, - как-то раз задумчиво произнес Кецилий, сидя во дворе и глядя на горы.
- А я Белстаф, - так же задумчиво ответил Стивен, глядя в небо и махая смычком для скрипки – единственным, что смог сотворить магически.
- Мне кажется, я с ней спал, - заметил Кецилий еще более задумчиво.
- А мне кажется, я в нем постоянно ходил, - ответил Стивен, создав портал и бросив туда смычок.
- А ты про что? – повернул голову Кецилий.
- А ты? – спросил Стивен, тоже взглянув на него.
- На уроке постижения кармы мне показалось, что я был Стравинским и спал с Коко Шанель. А ты?
- А мне показалось, что я был неизвестно кем, при этом любил всех унижать, играл на скрипке и почти не вылезал из пальто даже летом. Но спал я голым.
Кецилий приподнял брови.
- А с кем спал?
- Я был девственником, - нахмурился Стивен. – Но, кажется, любил быть сабмиссивом у хорошеньких женщин.
- Больше не пойду узнавать прошлые жизни, - покачал головой Кецилий.
- Наверное, я тоже, - согласился Стивен.


17.

- А что тут носят летом? – спросил Стивен Старейшину сразу после того, как его приняли на обучение.
- Что угодно, лишь бы удобное, - ответила та.

Неудивительно, что в первый же жаркий день Стивен вышел на тренировку в шкуре тигра, обернутой вокруг могучей талии и бедер.
- Храни меня все измерения, - пробормотала Старейшина, поняв, что и от этого можно ждать великих дел.
Чем вычурнее и фантазийнее одевались летом ученики, тем больше усердия прилагали, чтобы постичь все тайны магии.
Ее прежний лучший ученик, к примеру, летом предпочитал носить заплетенные особым образом длинные косы, на теле иметь только короткую тунику, поверх которой была наброшена кожаная накидка, тоже не слишком скрывавшая длинные стройные ноги обладателя, а на этих самых ногах – высокие кожаные сандалии.
Старейшина не жаловалась – парни были один другого горячее, но вообще в ее возрасте пора было перестать думать о мужских телах, ногах и всем том, что скрывала одежда.


18.

- Кажется, я англичанин, - заявил Стивен, попробовав чай Старейшины.
- Кажется, я датчанин, - задумчиво произнес Кецилий задолго до этого, тоже попробовав чай Старейшины.
- Кажется, поставщик мне продает не мед, - наконец, поняла Старейшина, подумав о том, что она, кажется, каждый раз после употребления этого чая, представляет себя Белой Колдуньей в стране в шкафу, где говорят все звери, и это явно не к добру.




Глава 7.

19.

- Выберите себе крылатый аватар, - распорядилась Старейшина.
- Я буду волком по имени Секрет, - первым выпалил Стивен. – И я буду летать на супер-джете.
- А я буду Галеном Эрсо, - равнодушно бросил Кецилий. – И я буду строителем «Звезды Смерти».
- Ну, никакой фантазии, - фыркнула Старейшина, запустив компьютерную игру. – Я вот буду архангелом Гавриилом – вся в белом и с настоящими крыльями.


20.

- Я лучше! – заявил Стрэндж пафосно, соорудив магический щит.
- Чем кто? – уточнил невозмутимый Кецилий, от любопытства даже чуть опустив Космический осколок.
- Чем все, - ответил Стрэндж, чуть наклонив голову. – Я убью тебя, переступлю через твой холодный труп и…
- Не успеешь, - спокойно перебил Кецилий. – Я убью тебя первым, а потом я тебя съем.

- Та-а-ак, - протянула недовольная Старейшина, уперев руки в бока и глядя на Дормамму. – Ну, и что ты им подсунул?
- Одному комиксы, а второму кулинарную книгу, - признался тот.


21.

- Он такой одинокий, бездомный, несчастный, - всхлипнул расчувствовавшийся Стивен, узнав о Дормамму. – Я напишу о нем книгу и его история будет идти задом наперед.
- У него такой красивый голос, - согласился Кецилий, приобняв Стивена, а заодно и как бы случайно облапив его задницу.

- Замечательно, - тяжко вздохнула Старейшина. – Один – вечно ищущий себя писатель, второй вообще нежный гей. А сражаться с Дормамму, конечно, должна женщина.




Глава 8.

22.

- Мастер Стрэндж, что Вы делаете? – удивилась Старейшина, заметив, что ее ученика аж перекосило в самом разгаре тренировки. – Что с Вами? Вы в порядке?
- Все отлично, - еле смог ответить тот. – Это просто игра в пятнашки, мастер.
- С кем это? – ревниво поинтересовалась Старейшина.
- С Кецилием, - Стивен с трудом, но все же создал защитный барьер, снял заклинание и принялся неистово махать пальцами и даже руками, творя какое-то вычурное заклинание. – Ну, ничего, - прошипел он мстительно, - я ему устрою веселую жизнь.

- Вот же зараза! – хотел возмутиться Кецилий, оказавшись черте где, полуголым, лишившись одного глаза, зато приобретя на своем сильном теле множество рисунков, но не смог, вместе с глазом потеряв и дар речи во вполне буквальном смысле.
Создав портал к Камар-Таджу, он сунул в него руку и изобразил в ответ всего один жест всего одним пальцем. Средним.

- Как дети, честное слово, - вздохнула Старейшина, поняв, что пока эти двое не наиграются, нормальных тренировок ей не видать.


23.

- Если бы ты выбирал, в каком отрезке времени жить, кем бы ты был? – спросил как-то Кецилий, устав махать артефактами на тренировках и решив передохнуть.
- Фаворитом Генриха Тюдора, - пожал плечами Стивен, сев прямо на камни.
- Кем это? – не понял Кецилий.
- Уильямом Кэри, - пояснил Стивен. – Неплохо, если подумать. Муж Мэри Болейн, молодой, симпатичный…
- Он умер в двадцать восемь лет, - Кецилий удобно расположился на магически сотворенном троне Тюдоров, глядя на Стивена сверху вниз.
- Он спал с сестрой королевы Анны, - Стивен сотворил себе стог свежего сена и развалился на нем. – А ты кем бы стал?
- Тристаном, - уверенно ответил Кецилий, магически создав себе сокола и отпустив его летать в небо.
- Который был с Изольдой? – уточнил Стивен.
- Который был другом и соратником короля Артура, - поправил Кецилий. – Люблю стрелять из лука, люблю стрелы, хищных птиц, наконец…
- В общем, антисанитария тебе и мне, - понял Стивен, поднявшись и убрав наколдованное. – Не знаю, как ты, а я пойду полежу в ванне с горячей водой, пеной и морской солью. Купил тут на днях на рынке.
- А соль с розовым маслом? – заинтересовался Кецилий. – А у пены для ванной какой PH?
- 5,5, - усмехнулся Стивен, зная, как лучший друг бывает привередлив в вопросах гигиены.

24.

Стивен мрачно мок под душем.
Струи воды омывали его красивую, мощную, по-мужски развитую грудь.
Длинная челка, намокнув, ниспадала на высокий лоб.
Стивен предавался мрачным думам, глядя в пол.
Он думал о том, стоит ли подстричься посимпатичнее, чтобы выглядеть более брутально, оставить ли бороду, натянуть ли на себя что-то не слишком маркое, к примеру, черную водолазку, черные брюки в облипку и черные сапоги, которые он купил ради первого занятия по магии, или же надеть совершенно неудобоваримую невзрачную тунику, невзрачные же широкие штаны и какие-то дешевые тапки, которые ему принесли.
Стивен душевно терзался и хотел бы просто вылечить свои руки, а не заниматься непотребной пальцевой гимнастикой, зная, что из всех жестов пальцами он смог бы показать максимум один или два.
Стивен чувствовал себя так, как будто он смывал с себя пот минимум трехсотлетней войны, как будто он не просто до этого торчал под дверью Камар-Таджа, а прыгал по камням заброшенной планеты на окраине галактики и крошил врагов на салат.
Душа Стивена жаждала действий, энергичных телодвижений, разум грезил о победах и завоеваниях во имя семьи и тех, кто еще был дорог его пустой душе.
В своих мыслях Стивен был лидером, предводителем расы сверхлюдей, правителем и полководцем. Он сокрушал врагов одним ударом кулака, он был лучше всех…

А вообще, Стивен молча злился на то, что какой-то нахальный незнакомый мужик с каким-то интересным рисунком на лбу нагло спер у него через свежесотворенный портал единственный бутылек любимого геля для душа с ароматом эдельвейсов, и Стивен чувствовал себя униженным и оскорбленным.




Глава 9.

25.

- А почему мне так нельзя? – возмутился Стивен, указывая Старейшине на новое облачение Кецилия. – В конце концов, сейчас лето, мне жарко, у меня тоже красивые длинные ноги! И я хочу позагорать!
- Мастер Кецилий только что вернулся с задания и ему нужно послабление, - ответила Старейшина, разглядывая своего любимого ученика, облаченного в черную рубашку с коротким рукавом, черные короткие шорты, черные шлепанцы и белую колоратку.
В Камар-Тадже стояла почти невыносимая жара, в Темном измерении Дормамму устроил настоящий ад, так что Кецилию пришлось переодеться для удобства, чтобы не получить тепловой удар.


26.

- У меня саркома, - трагически заломил руки Стивен.
- Ужасно, - равнодушно ответил Кецилий.
- И скоро я умру, - надавил Стивен.
- Кошмарно, - еще равнодушнее ответил Кецилий.
- И никому меня не жалко, - пустил слезу Стивен, наколдовав себе инвалидную коляску и магически же переместившись на нее.
- Трагедия, - закатил глаза Кецилий, сотворив себе веер и принявшись томно им обмахиваться.
- Утоплюсь, - уже нормальным тоном пообещал Стивен.
- Всплывешь, - вздохнул Кецилий, глядя на облака.
- И тебе меня не жалко? – оскорбился Стивен, встав с кресла и магически заставив его исчезнуть.
- Сведешь родинку на шее – можешь не возвращаться, - еще спокойнее произнес Келиций.
Стивен, зло поджав губы, сотворил портал и сбежал от разговора.
- На шейке родинка, полумесяцем бровь… - промурлыкал себе под нос довольный Кецилий, в очередной раз победив желание партнера лишиться такой симпатичной пикантной родинки.


27.

Оказалось, Хэллоуин в Камар-Тадже тоже отмечали.

- Я буду Виктором Франкенштейном, - уже в который раз повторял Стивен.
- Ты будешь его Творением, - не сдавался Кецилий.
- Сам им будь!
- Нет, ты!

Старейшина смотрела на очередную ссору двух своих любимых учеников и думала о том, что один все равно будет Невестой Творения Франкенштейна… причем уже после праздника и в совсем других условиях.




Глава 10.

28.

Кецилий в мрачном настроении и крайне неодобрительно смотрел на труды своего партнера, друга и соседа по крылу, который задумчиво водил кистью по холсту, от усердия высунув кончик языка, для пущей убедительности даже магически перекрасив свои темные волосы в рыжие и забинтовав ухо.
- Это все равно мазня, - заметил Кецилий, осмотрев труды почти четырех часов над очередным шедевром.
- Много ты понимаешь, - не обиделся Стивен, прищурив глаза на свою картину.
- Это все равно не подсолнухи, а венерина мухоловка, а ты все так же не Ван Гог, - вздохнул Кецилий.
Стивен бросил кисть и вытер руки о свою тунику.
- Но мне скучно! – жалобно застонал он. – Мой мозг жаждет действия, а все книги я уже дважды перечитал.
- Изобрети дешифратор Энигмы, - порекомендовал Кецилий. – Или лампу накаливания.
- Опять?! – поморщился Стивен.
- Не опять, а снова, - фыркнул Кецилий.


29.

- Вообще, в прошлой жизни я был мирным человеком, - поделился Кецилий, уверенно держась в седле. – Торговал лошадьми, чтил бога, не нарушал закон.
- Эм… А ты не думал над тем, чтобы побриться? – мягко поинтересовался Стивен, которого вопрос внешности партнера волновал куда больше всех его прошлых жизней.
- У меня была жена и дочь, - продолжил Кецилий.
- И куда ты дел свои длинные волосы? – нахмурился Стивен. – Не подумай плохого, тебе очень идет челка и яркая седина, но все это тебя немного старит.
- Меня звали Михаэль, - задумчиво произнес Кецилий.
- А я был сыном будущего доктора Хауса, - усмехнулся Стивен. – И он даже сидел у меня на коленях.
- Я тебя ненавижу, - спокойным тоном сообщил Кецилий.
- Аналогично, - согласился Стивен.


30.

- Где-то было покушение на убийство!
Стивен так резво вскочил с постели, что Кецилий довольно неизящно грохнулся с него на пол, недоуменно глядя на любовника, которому приспичило спасать очередные никчемные жизни.
- «Где-то» - это снова в Лондоне? – презрительно плюнул оскорбленный темный маг, который не бросал любовника на самом интересном месте, даже если его звал Дормамму.
- Я врач, а ты ничего не понимаешь, - ответил Стивен, прыгая на одной ноге, пытаясь влезть в брюки, натянуть тунику, подпоясаться, изменить прическу, заколдовать плащ левитации в модное пальто, нательную одежду в узкие брюки, рубашку и пиджак, а сапоги – в ботинки, причем все это одновременно.
- Да как скажешь, - махнул рукой Кецилий, решив, что от потери пары-тройки минут закольцованного времени от него не убудет.
Стоило только новому любимчику Старейшины исчезнуть, как Кецилий тут же ушел через портал в Китай, чтобы тренироваться разносить Шанхайский Храм и прилегающие территории.
Иметь любимое ремесло, конечно, было хорошо, но судьба у каждого была своя.




Глава 11.

31.

- И что Вы с ним делали? – спросила Старейшина Стивена, оглядывая плащ левитации.
- Ничего, - быстро ответил маг, стараясь не краснеть, вспоминая, что он только ни делал с плащом, под плащом, на плаще и даже левитируя в нем самом во всех позах, причем все это – в паре с Кецилием.
- Симпатично, - Старейшина потеребила рукав пальто от «Белстаф», которым стал плащ, и добавила: - Попробуйте постирать. Может быть, поможет.
Стивен, левитируя в обновленном плаще-пальто, только пожал плечами.
Плащ был красив, но в горах, где проходила новая тренировка, лучше было иметь что-то потеплее.


32.

- Иметь, так королеву, - пробормотал себе под нос Кецилий, старательно поправив прическу и создав портал из покоев королевы Каролины Матильды где-то в Дании прямиком в Камар-Тадж в свои покои.

- Королеву, значит? – оскорбился Стивен, наколдовывая себе вместо горба, сухорукости и скрюченности свой шикарный настоящий облик и снова отправляясь обратно в прошлое в виде сильно изменившегося Ричарда III. – Я тебе покажу королеву, - мстительно пообещал он неверному партнеру – совершенно неизлечимому сексоголику. – Я тебе такую королеву покажу – годами за мной бегать будешь.

- Думаешь, лучше отобрать у них кольца? – спросила Старейшина Дормамму, глядя на обоих из Зеркального измерения. – Ты посмотри, что творят! Опять поцапались и снова разбежались по эпохам портить девок.
Дормамму пожал собой за неимением плеч и закатил глаза.
- Подумаешь, - протянул он, решив, что его облик тоже давно не менялся и нужно бы хоть что-то в себе изменить. – Пришла весна, пора обновлений.
Старейшина, еще секунду назад смотревшая на почти нормальное лицо, увидела перед собой только один большой оранжевый глаз, и неодобрительно покачала головой.
- Ну, знаете ли, - тихо возмутилась она. – Если так, тогда я стану вампиршей и займусь Томом Хиддлстоном.


33.

- Ты где был? – сурово поинтересовался Стивен у партнера, который отсутствовал всю ночь, а в свою комнату явился только под утро.
- Пиво пил, - проворчал Кецилий, продемонстрировав ящик какого-то сорта пива и еще бутылку в своей руке. – И его же рекламировал.



Глава 12.

34.

Кецилий прямо с утра предпочитал вместо кофе пиво и полпачки сигарет.
Стивен тщательно соблюдал пятичасовое чаепитие.
Дормамму битые столетия пытался вернуть себе тело.

Старейшина изучала сверхвысшее колдунство по сверхмагическим книгам и ворчала, что она не Алиса в Зазеркалье, что Дормамму скоро усохнет, оставив после себя только один глаз, а ее любимым ученикам пора запрещать смотреть новости из мира кинозвезд параллельного мира, и в частности некоего Бенедикта К. и Мадса М.


35.

Кецилий, сильно помолодевший, стройный, как кипарис, с длинными насмерть загеленными назад волосами, держа во рту сразу три сигареты, сменивший свои привычные одежды на почти деловой костюм и черную кожаную куртку, лихо рулил полуразваливающимся драндулетом, которое еще можно было назвать машиной только по недоразумению.
- Держись! – приказал он вжавшемуся в пассажирское сиденье Стивену, пристегнутому как обычными ремнями безопасности, так и тремя магическими, весь комплект которых был не способен удержать его тело на месте на особо крутых поворотах.
- Да успеем мы! – попробовал возразить Стивен уже в который раз. – Куда гонишь?
- Много ты понимаешь, - хитро улыбнулся Кецилий, разогнав машину до визга шин, ловко припарковавшись у ворот Камар-Таджа, пинком открыв дверь и выйдя так элегантно, что у многочисленных зевак поотпадали челюсти.
- Все, - дрожащим голосом тихо себе под нос пробормотал Стивен, еле выбираясь из машины. – Никаких больше датских полицейских фильмов на ночь. Я еще хочу жить.
Кецилий в ответ только улыбнулся еще шире, вернув себе привычный образ.
В душе темный маг по-прежнему считал себя молодым оторвой, которому понравилось быть копом.

36.

- Ты что, пират? – ревниво поинтересовался Стивен.
- Граф, - поправил Кецилий, приосанившись.
Стивен вытянул губы в трубочки и причмокнул.
В принципе, партнер мог быть кем угодно, хоть мушкетером, хоть королем, но графом ему тоже очень шло.
В туго обтягивающем грудь камзоле, в длинном плаще, роскошной щегольской шляпе с пером, кожаных перчатках и совершенно чумовых сапогах темный маг наводил на пикантные мысли, и если б не маскарад, Стивен плюнул бы на все костюмы и завалил бы его прямо на глазах Старейшины.
- А повязка на глаз тебе зачем? – спросил он, сглатывая слюну.
- Для красоты, - ответил Кецилий, пригладив аккуратную бородку и усы. – Ты будешь одеваться или нет? – уточнил он.
Стивен мрачно оглядел свой костюм.
Ничем хорошим этот праздник явно бы не стал, если именно Стивену выпала честь приобрести наугад не костюм принца или хотя бы придворного, а самой Миледи Уинтер со всеми полагающимися атрибутами в виде чулочков, кокетливых туфелек, тяжелого дорогого платья и корсета. Радовало только одно – парик и юбку платья можно было легко снять, а как говорила история, граф Рошфор очень неровно дышал к прелестям Миледи.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"