В поисках утраченного Грааля

Автор: lenskiy
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:
Жанр:Action/ Adventure, General
Отказ:Роулинг роулингово. Я просто играюсь.
Аннотация:Как-то раз Северус Тобиасович Снейп решил отправить Драко Малфоя на поиски святого Грааля, чтобы ученик поднабрался ума и закрыл несданный зачет по ЗОТИ. Не учел он одного: Драко оказался намного смышленее и самостоятельнее, чем казалось Снейпу. Пришлось срочно организовывать спасательную экспедицию в подземелья замка Монсальват.
Комментарии:Самому лучшему Жукову посвящается.
Каталог:нет
Предупреждения:OOC
Статус:Закончен
Выложен:2016-07-25 17:20:59
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

— А вас, мистер Малфой, я попрошу остаться, — зловеще процедил сквозь зубы Северус Тобиасович Снейп, принц, полукровка, преподаватель Хогвартса и гениальный зельевар.
Драко Малфой вздрогнул, выронил из рук учебник, кинулся его поднимать и с грохотом влетел лбом в парту. Северус усмехнулся: «тон зловещий, сквозь зубы», был его коронным умением, которое он оттачивал долгие годы. Реагировали на него по-разному, но результат неизменно радовал. Как и в этот раз.
Малфой поднял учебник и стоял перед Снейпом, жалко скривив рот и потирая шишку на лбу. Северус мысленно возликовал: начиналась его любимая часть игры. Он картинно поправил манжеты, сел за стол и на всякий случай кинул на Малфоя свой фирменный испепеляющий взгляд. Малфой громко икнул.
— Мистер Малфой, — нежно произнес Снейп, тем не менее четко выговаривая каждое слово, — я пригласил вас, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие.
Малфой, в отличие от Северуса, с шедеврами русской драматургии знаком не был, и шутку оценить не смог. Снейп вздохнул: надо бы, надо на следующий год пригласить кого-нибудь читать факультатив по русской литературе. Вий один чего стоит.
— Видите ли, мистер Малфой, случилось ужасное. Пропал Святой Грааль.
Снейп не стал уточнять, что Грааль пропал во тьме веков и до сих пор не найден. Драко молча смотрел на преподавателя. В его взгляде не читалось ровным счетом ничего. Снейп опять вздохнул.
— И вот, мистер Малфой, какая незадача: скоро Рождество, эльфы, ёлки, пудинг, подарки, прочая чепуха, а Святого Грааля нет. А без святого Грааля, честно говоря, и праздник — не праздник, кусок пирога в горло не лезет, песни не поются, не спится по ночам…
Снейп многозначительно задумался.
— Сэр, — наконец-то робко спросил Драко, — сэр, а от меня-то вы что хотите?
Снейп медленно развернулся к нему:
— Мистер Малфой, вы это серьезно спрашиваете?
— Да, сэр…
— Мистер Малфой, я был лучшего мнения о ваших дедуктивных способностях. Снейп шумно выдохнул через нос и негромко пробормотал: — Спокойно, Северус, спокойно…
Драко попытался спрятаться за учебник.
— Мистер Малфой, перевожу специально для вас: если я говорю, что без святого Грааля мне и праздник — не праздник, а перед этим, что Грааль пропал, то это значит, что мне его надо найти. А если я говорю это вам — значит, искать его будете вы!
— Я?!
Во взгляде Малфоя появился неподдельный ужас. Северус мысленно пожал себе руку.
— Да, мистер Малфой. Если вы не забыли, в этом семестре вы не сдали ни одного зачета по ЗОТИ, так что считайте это переэкзаменовкой. Жду Грааль утром 25 декабря под своей лондонской ёлкой.
Снейп встал, одернул мантию и широким шагом направился к выходу. Драко жалобно пискнул ему вслед:
— Сэр, но где я его должен искать? И как?
— Книги вам в помощь, мистер Малфой, книги вам в помощь!
Северус вышел из класса, громко хлопнув дверью. Он был в превосходном настроении. Прелюдия была отыграна безупречно. Начиналась большая игра.

***

Малфой восседал в самом большом кресле в гостиной Слизерина и возмущенно втолковывал Крэббу с Гойлом:
— И вот, представьте, он говорит мне: «Случилось ужасное, пропал Святой Грааль». И я должен его найти! А что это за Грааль? И с чем его вообще едят? И где его искать? Праздник ему, видите ли, не праздник без этой штуки! Нет, я это так не оставлю! Меня должны допустить до нормальной пересдачи! Я к директору пойду! К завучу! К завхозу, в конце концов! Я найду на него управу!
Крэбб и Гойл молча кивали.
Северус Снейп, наблюдавший за картиной из своего кабинета — блюдечко с золотой каемочкой, что подарила ему на прошлое Рождество коллега из Нижнего Новгорода, работало на пять с плюсом, — встал из-за стола, нервно почесал нос и стал думать. Его совет про книги, кажется, не был услышан. Что за незадача… Ну, ничего, мальчик не из глупых, надо просто подтолкнуть его в нужном направлении.

Гермиона Грейнджер не изменяла своим привычкам: в шесть часов вечера ее всегда можно было найти в библиотеке, за столом между дальними стеллажами. Снейп бесшумно подошел и встал к ней за спину. Грейнджер увлеченно делала выписки из «Экзистенциальных проблем русалок и им подобных» — интереснейшего труда, который Северус, впрочем, в свое время так и не осилил.
Снейп деликатно кашлянул. Грейнджер обернулась.
— Профессор!... — расплылась она в улыбке.
— Мисс Грейнджер, — сухо сказал Снейп, — нужна ваша помощь. Будущее Хогвартса в опасности. Взамен предлагаю пару унций драконьей чешуи.
— Профессор! Для вас — что угодно! И даже без чешуи!
— Нет, с чешуей все-таки лучше, — слегка смутился Северус. — Просто найдите какой-нибудь сборник легенд о Святом Граале и заинтересуйте им мистера Малфоя. Создайте тайну, превратите объект в нечто желаемое… Да что я вам объясняю, вы и так все прекрасно знаете. Поможете?
— Профессор!...
Снейп на мгновение прикрыл глаза, встряхнулся и пошел к выходу. Грейнджер была наиумнейшей студенткой, но рядом с ним превращалась в такую… Впрочем, теперь за Малфоя можно было не волноваться. Грейнджер умела манипулировать не только научными терминами.

***

Драко распахнул дверь в кабинет истории магии и гордо прошествовал к своей парте. Вчерашняя история со Снейпом была забыта. Если и не допустят до пересдачи, то всегда можно пожаловаться отцу, а они с профессором давние друзья. Неужели профессор откажет давнему другу в небольшой, в сущности, просьбе?
Драко выложил на стол перо, пергамент, толстенный том по истории древних гоблинов и небольшую книжечку с загадочной надписью «Гёте». Он питал слабость к маггловской литературе, в чем никому и никогда не признавался. Драко пристроил Гёте под учебник и краем глаза заметил подозрительное. Обернулся. Так и было: в противоположном углу класса шушукалась и явно что-то замышляла компания Поттер-Уизли-Грейнджер. У Грейнджер в руках был потертый фолиант. Кроме них, в классе никого не было, и Драко прислушался:
— Так вот, — возбужденно объясняла Грейнджер, — если следовать этому маршруту, мы дойдем туда за день!
— А там точно будут сокровища? — озадаченно почесал в затылке Уизли.
— Да одну только эту штуку у нас с руками оторвут, если все, что здесь пишется — правда! — воскликнул Поттер.
Малфой нахмурился. Чтобы там ни говорил про его дедуктивные способности Снейп, было ясно как божий день, что Поттер и компания замыслили поход за сокровищами. Судя по всему, ценными. А того, что Поттер найдет ценные сокровища, Малфой допустить не мог.
— Что это ты там за книженцию читаешь, Грейнджер? — насмешливо крикнул он через класс. — Спецкурс начинающего стоматолога? Как выровнять зубы силой мысли за десять дней?
Малфой нарывался на то, чтобы Грейнджер бросила в него книгой, но своего не добился. Поттер и Уизли взвились с места. Грейнджер остановила их.
— Не твоего ума дело, Малфой. Я-то хоть читать умею, в отличие от некоторых, и унции с галлонами не путаю.
Драко покраснел и собрался ответить, но тут прозвенел звонок и в класс потихоньку стали подтягиваться остальные. «Ничего, — подумал Малфой, — после урока разберусь и с Грейнджер, и с книгой.» И тихо-мирно углубился в маленький томик, сопереживая юному Вертеру.
После урока компания Поттера скрылась так быстро, что Драко не успел и глазом моргнуть. Зато в спешке Грейнджер забыла на столе тот самый фолиант. Малфой как бы между прочим прошел мимо и быстро сгреб книгу под мантию. Сердце его бешено билось, и он молился про себя, чтобы профессор Бинс ничего не заметил. Но тот, как всегда, витал где-то в других сферах.
Северус Снейп в своем кабинете довольно улыбнулся и пошел в подсобку за чешуей. С чешуей оно все же как-то спокойнее.
***

На небо вылезла полная луна. Хогвартс сладко спал под покрывалом бледного света. Даже Филч прикорнул в своей подсобке и мелодично похрапывал. Не спали в эту прекрасную ночь только двое. Драко Малфой, дрожа от страха и холода, медленно крался к сарайчику с мётлами, то и дело оглядываясь по сторонам. Северус Снейп, позевывая под мантией-невидимкой, плелся за ним, мечтая о большой чашке крепкого кофе. «Идиот, — думал Снейп, — ну, взлетит он, а потом наткнется на защитный барьер. Но самостоятельный идиот, а это многого стоит. Эх, опять придется перед стариком отчитываться…»
Драко отпер дверь сарайчика Аллохоморой, через пару минут вылетел оттуда на метле и взвился ввысь. Северус замер в предвкушении. Метла стукнулась о защитный барьер, закружилась, Драко чуть было не потерял управление, но в последний момент все-таки сумел ее выровнять. Северус разочарованно махнул рукой и стал смотреть, что будет дальше. Когда Драко десять минут потыкался в защиту в разных местах и понял, что это мертвый трюк, то озадаченно застыл в воздухе. Северус уже приготовился предложить ученику загробным голосом из ниоткуда пару гениальных идей для побега, как вдруг в защите открылась широкая брешь, сквозь которую виднелся темный лес, окружающий замок.
Северус в недоумении огляделся, но ни одного могущественного мага рядом с собой не заметил. Тем временем Драко увидел брешь и быстро юркнул в нее. Брешь тут же закрылась. Снейп молча стоял и смотрел в точку, где только что исчез его ученик, размышляя, что делать дальше. Вдруг рядом с ним зашуршали кусты. Снейп подошел поближе и присмотрелся.
«Так и есть, — простонал он про себя, — Грейнджер. Ей-то что не спится?»
Он скинул мантию. Грейнджер испуганно вскочила:
— Ой, профессор, а я вас и не заметила…
— Гр-рейнджер, — неинтеллигентно прорычал Снейп, — какого Мерлина вы здесь делаете? Зачем вы помогли мистеру Малфою сбежать с территории школы? Вы понимаете, чем это вам грозит?
«Как минимум высшим баллом по ЗОТИ, — мысленно добавил он. — Не забыть бы занести в журнал. И укрепить барьерчик, а то мало ли что…»
— Профессор… сэр… ну я подумала, что вы хотели отправить Малфоя на поиски Грааля, а сам он бы в любом случае не догадался, как выбраться из замка… вот я решила помочь…
— Она подумала! Она решила! — Северус негодовал, — Грейнджер, вы не могли сначала у меня спросить?! Вы же мне весь педагогический проект на корню рубите! Где мне теперь его искать?
— Сэр, скорее всего он отправится в Монсальват… если догадается, как туда попасть. Но в книге, которую я ему подсунула, есть подробное описание…
— Грейнджер, последний вопрос был риторический! — Северус в отчаянии махнул рукой. — Ладно, идите с глаз моих долой. Идите-идите. От таких помощников хоть вешайся. Хотя нет, постойте.
Снейп подошел к ученице и посмотрел ей прямо в глаза:
— Вот только в Монсальват, очень прошу вас, не суйтесь. Договорились?
Грейнджер прикусила мелко дрожащую нижнюю губу, кивнула и быстро убежала. Северус возвел глаза к небу. «Отче, отче, неужели и эту чашу мне надо испить до дна?»
***

Драко Малфой не понял, откуда перед ним в пространстве вдруг появилась дыра, но, согласно своему жизненному кредо («Если тебе предоставляется возможность, грех ей не воспользоваться»), тут же нырнул в нее и вынырнул уже в лесу. Там он спрыгнул с метлы, отбросил ее в сторону и достал из небольшой походной сумки книгу, которую не далее как вчера позаимствовал у Грейнджер. На коричневом кожаном переплете позолотой было вытиснено: «Святой Грааль: вымысел или реальность? Мифы, легенды, расследования».
Книгу Малфой проглотил за несколько часов. «А Снейп-то, оказывается, не дурак. Тут тебе и прощение всех грехов —, а их у него, наверное, немало, и бессмертие, и богатство, и исполнение желаний… И все ему под рождественскую елочку. Разбежался. Впрочем, покажу разок, чтобы зачет все-таки поставил, но не отдам. Не отдам…».
На пожелтевших страницах автор скупо, но захватывающе излагал основные легенды о Граале и его поисках, желчно и метко разоблачал существующие лже-Граали и утверждал, что настоящий Грааль можно найти только в замке Монсальват, но для этого надо договориться со стражем. В своем дипломатическом таланте Малфой не сомневался, так что дело оставалось за малым — попасть в тот-самый-замок. Впрочем, у автора был наготове рецепт.
«Так как замок Монсальват — замок суть вымышленный, — объяснял он, — попасть туда можно только путем аппарирования. Вообразите себе типичный ирландский замок, окружите его густым лесом, поставьте перед вратами замка седобородого стража и прочитайте заклинание. Для тех читателей, у кого плохо с воображением, мы прилагаем соответствующую иллюстрацию.»
Под текстом был нарисован типичный ирландский замок посреди густого леса. Перед его вратами стояла сгорбленная фигура с длинным посохом в руках.
Драко долго-долго рассматривал рисунок, запоминая его во всех деталях, закрыл глаза и попытался воспроизвести перед внутренним взором. Получилось очень даже неплохо. Деревья колыхались на ветру, замок был мрачен и угрюм, а страж начал чесать себе посохом спину. Малфой хихикнул, произнес «Аппаро!» и взмахнул волшебной палочкой. Картинка перед глазами стерлась, и его закружило.
Открыв глаза, Драко увидел седобородого стража. Тот склонился над ним и ехидно улыбался.
— Здр-равствуйте, — несмело выдавил из себя Драко.
— Здр-равствуйте, молодой человек, — передразнил его страж. — Вы за святым Граалем, я так погляжу? А зачем вам святой Грааль, позвольте поинтересоваться?
Драко задумался и, немного помолчав, ответил:
— Знаете, если я не принесу его моему любимому профессору зельеварения, то он мне зачет не поставит. Так что Грааль мне нужен больше жизни.
Страж недоверчиво покачал головой.
— Ладно, поверю на слово. Пройдемте, молодой человек. Вы ведь знали, на что идете?
Драко кивнул.


Глава 2.

Северус Тобиасович Снейп, преподаватель зельеварения, принц-полукровка и автор научного труда по специфике использования некоторых средневековых проклятий в современном магомире (850 страниц, комиссия выразила глубочайшее восхищение) нервно прохаживался взад-вперед по кабинету, вертя в правой руке трость с головой пуделя, которую отдала ему знакомая ведьма в обмен на мазь от артрита. Ему очень хотелось приложить тростью седобородого старика, испуганно съежившегося в кресле напротив камина, но истинно английская учтивость и уважение к старшим заставляли профессора держать себя в руках.
— Что значит, — тихо, но угрожающе прошипел Снейп, прервав долгое молчание, — ушел в подвал за огурцами и не вернулся?
— Т-так т-то и значит, — несмело поднял взгляд старик, — от-твел его в комнату для гостей, сказал, чтобы готовился, отсыпался, отъедался перед испытаниями, а завтра я за ним зайду. Он еще так хитро на меня посмотрел, покивал и спрашивает: «А подвал у вас здесь где-нибудь есть? Я так, из чисто теоретического любопытства…» Ну я ему и сказал, что да, хороший такой подвал, качественный, каменная кладка, огурчики там соленые держим, перчики маринованные, прочие запасы на зиму, никогда ничего не пропадает, и ушел. Утром возвращаюсь —, а его и след простыл! Я весь замок обшарил — нигде нет, —, а потом спустился к подвалу — чем Мордевольт не шутит, — батюшки светы! Дверь снесена, на одной петле болтается, скрипит… точно туда заглянуть решил. А ведь в нашем подвале пространство искривлено, в петлю Мебиуса загнуто, Борромеевыми узлами опоясано, чтобы места больше было, без карты не выберешься, а откуда у него карта? Все, — махнул рукой старик, — пропал ваш мальчик. Не найти будет. Неприятное известие для родителей, конечно… Но неустойку по контракту мы выплатим! И рога единорогов вернем! Как новенькие будут, мы их совсем не использовали. Извини уж, Северус, что так вышло…
Снейп сжал голову пуделя так, что у него побелели кончики пальцев, и пригвоздил старика взглядом к креслу:
— Нет, это вы меня извините, Жан-Пьер. Я вам когда мальчика доверял, вы клялись, что пылинки с него сдувать будете, что ни волоска с его головы не упадет во время испытаний, что постоянного надзирателя к нему приставите. А теперь сразу на попятную? Что у вас там еще в подвале, кроме искривленного пространства, раз вы туда так лезть боитесь?!
Жан-Пьер молчал, внимательно разглядывая бороду.
Снейп отбросил трость и медленно потянулся за волшебной палочкой.
— Северус, Северус, ну зачем же так сразу, — залепетал Жан-Пьер. — Не горячись, спрячь оружие, сейчас расскажу. Там просто… там просто и хранится Грааль.
Лицо Снейпа вытянулось. У него чуть не вырвалось неподобающее обстановке «да ладно заливать», но он вовремя спохватился и произнес своим фирменным сухим тоном:
— Дальше.
— Ну, хранится Грааль. А если хранится, то и охраняется. — Тут Жан-Пьер втянул голову в плечи и легонечко всхлипнул. — Северус, я знаю, о чем ты сейчас думаешь, но я с тобой туда не пойду. Нас там съедят. Обязательно съедят. Сначала высосут скелет, потом выпьют кровь, а остатками закусят. Мне рассказывали.
Снейп рассвирепел:
— Там ребенок, французскую вашу мать, Жан-Пьер! Мой ученик! И вы — смею вам напомнить — поклялись его защищать!
— Так ведь клятва-то была не магическая…
В почти что бескрайнюю чашу терпения Северуса громко плюхнулась последняя капля. Он сгреб тщедушного Жан-Пьера в охапку, махнул палочкой и растворился в воздухе. Только столб пыли остался неспешно рассеиваться в лучах солнца, проникавших в кабинет сквозь окошко под самым потолком.
Подслушивавшая за дверью Гермиона Грейнджер свернула и положила в карман портативные уши, которые близнецы Уизли подарили ей на прошлый день рождения, и вихрем помчалась в спальню. Побросала в небольшой саквояж все самое необходимое для спасения профессора Снейпа от опасного костесосущего чудища, высыпала в карман мантии пару горстей драконьей чешуи, вытащила палочку и мгновение спустя уже аппарировала на ярко-зеленую лужайку перед Монсальватом. Грейнджер никак не могла допустить, чтобы такой прекрасный и талантливый (но в первую очередь все-таки прекрасный) ученый, как Снейп, погиб смертью храбрых.

***

Драко вразвалочку брел по темному подвалу, прижимая к животу трехлитровую банку с малосольными огурчиками, в которую он время от времени запускал руку. Огурчики были правильного размера — на два укуса — и аппетитно похрустывали на зубах. Хрум-хрум, хрустел Драко огурчиком и неспешно вел сам с собой тихую беседу на два голоса:
— Сэр Малфой, я преклоняюсь перед вашей мудростью! Догадаться, что Грааль держат не где-нибудь, а именно в подвале замка, и отправиться туда, не дожидаясь так называемых испытаний, оставив стража не у дел! .. Хрум-хрум. Позвольте выразить вам мое искреннее восхищение!
— Ну что вы, что вы, оставьте, право, вы меня смущаете! .. Хрум-хрум. Я просто очень внимателен и никогда не пропускаю сносок в конце страницы.
Эта привычка осталась у Драко после прочтения «Войны и мира» русского писателя Толстого. Так же следует отметить, что цитату из «Ревизора», с которой Снейп начал их последний разговор, Малфой узнал сразу, но не счел особенно оригинальной.
— … никогда не пропускаю сносок, — продолжил он. — И вот, представьте, в примечании за номером двадцать шесть автор пишет, что, согласно некоторым неподтвержденным слухам, настоящий Грааль хранят в подвале Монсальвата. Хрум-хрум. Ну и как, скажите на милость, можно было удержаться и не проверить это в высшей степени смелое предположение? Нет, исключительно невозможно!
«Эх, — подумал вдруг Драко, — и почему я не родился парой столетий раньше? Какие высокие отношения! Какой стиль! ..»
После того, как седобородый страж закрыл за собой дверь, Драко прилег на узкую койку, застеленную белым бельем в синюю полосочку, и стал набрасывать в мыслях план действий. Он чувствовал себя Наполеоном под небом Аустерлица. Но сон сморил гениального стратега. Когда он открыл глаза, за узеньким окошком уже светало. Драко вскочил как ужаленный. Осторожно выглянув за дверь и убедившись, что коридор пуст, выскользнул из комнаты и отправился на поиски подвала.
Найти подвал было несложно. Лестницы Монсальвата были не чета Хогвартским: спокойно стояли на месте уже много веков и никуда не двигались. Наросший на каменных ступеньках мох — было видно, что на уборщицу хозяева замка средств пожалели, — заглушал шаги мальчика. Вскоре Малфой оказался перед огромной деревянной дверью, закрытой наглухо каким-то непонятным заклинанием.
— Ха-ха, — тихо сказал Драко и достал из кармана брюк маленькую коробочку, которую прошлым летом выторговал в лондонском метрополитене у подозрительного маггла в надвинутой на глазах кепке и спортивном костюме. — Как он там мне сказал… protiv loma net priyoma? Сейчас посмотрим.
Он прикрепил коробочку к двери, передвинул рычажок на передней панели, нажал на маленькую черную кнопку и пулей метнулся под лестницу. Ровно через минуту раздалось громкое «бабах», эхом разнесшееся по подземной галерее. Драко несмело выбрался из укрытия. Коробочка разлетелась на кусочки, но свою миссию выполнила: дверь сошла с верхних петель и грустно покачивалась. Не теряя времени, Драко проскользнул в открывшуюся щель.
— Люмос!
Слева и справа высились огромные полки во всю стену. Полки были уставлены стеклянными банками. Малфой, которого прошлое лето свело не только с русскими писателями, но и другими, не менее выдающимися представителями великой культуры, для начала ловко снял пару крышек, подцепив их фамильным перстнем. Маринованные помидоры ему не понравились, болгарские перчики показались слишком острыми, а вот огурчики пошли на ура.
Хрум-хрум. Драко со вздохом поставил опустошенную банку на пол и задумался. Он, конечно, предполагал, что подвал будет странным, но не мог и подумать, что до такой степени. Полки с припасами давно уже исчезли, по обе стороны тянулись голые каменные стены, дорога шла прямо, изредка поворачивая под прямым углом то налево, то направо, конца ей не было видно. Драко взглянул на наручные часы — полдень. Он шел, не останавливаясь, уже четыре часа. Ноги отваливались. Может, пойти обратно? Тогда как раз удастся вернуться к полднику, извиниться перед стражем и дипломатично попросить перенести испытания на завтра. Или все-таки пройти еще немного?
Кроме всех своих прочих неоспоримых достоинств, Малфой был любопытен и настойчив, когда того требовали обстоятельства. Он решил погулять еще пару часиков, а там развернуться, чтобы успеть на ужин. И захватить с собой несколько банок с огурчиками. Но не успел он пройти и сотни метров, как резко отшатнулся, погасил палочку и попытался слиться с каменной стеной. Навстречу ему плыла прозрачная фигура. И Малфой слишком хорошо знал, чей это призрак.

***

— Неплохие у вас, впрочем, огурчики, Жан-Пьер, — дипломатично заметил Северус, рассматривая раскуроченную дверь подвала с внутренней стороны. — А вот болгарские перчики, мда, островаты будут.
Жан-Пьер обиженно пожал плечами. Перчики он мариновал по рецепту покойной пра-прабабушки и всегда обижался, когда кто-то указывал на его недостатки.
Северус со вздохом поставил на полку трехлитровую банку, в которой грустно бултыхался пустой рассол, и продолжил:
— Но перекусили — и хватит. В путь, спасать ребенка. Ведите, Жан-Пьер!
— Ты это серьезно, Северус?
— Абсолютно.
— Вести по Борромеевым узлам? По петлям Мебиуса? Тут все так запутано, что сам черт ногу сломит! Мы твоего мальчика до скончания времен будем искать!
Северус посуровел:
— Струсили? Так и скажите, нечего здесь комедию ломать!
— Я не струсил, Северус, я до тебя уже битый час пытаюсь донести всю несостоятельность твоего спасательного предприятия! Из этого лабиринта можно выйти живым только с Граалем, а до сих пор живым отсюда никто не выходил! Так что давай ты вернешься в Хогвартс, я тебе сообщу, когда твоего мальчика — или то, что от него останется, — выплюнут, и мы тебе его пришлем, даже приведем в порядок за государственный счет. Или иди, иди, раз ты такой храбрый, но меня туда с собой не тащи — мне еще замок охранять! И зарплату за прошлый месяц как раз сегодня перевести обещали…
— Трус. Предатель, — презрительно сплюнул Северус, поправил застежку на плаще и зашагал вглубь подвала, яростно стуча по каменным плитам тростью.
Жан-Пьер с облегчением вздохнул, быстро перекрестился, прошептав «Господи, храни дурака», и ушел аппарировать в финансовое ведомство за зарплатой. Несколькими минутами спустя в подвал осторожно зашла Гермиона, которая все это время пряталась под лестницей и не упустила ни одного слова из диалога двух магов. Ради интереса взяла перчик из открытой банки, откусила, поморщилась — перчик действительно был островат, — положила его обратно, поправила прическу и решительно побежала вглубь подвала — профессора надо было догонять. Искривленные пространства Грейнджер не пугали, по крайней мере в теории. Что будет на практике, она пока не знала, но было очень интересно попробовать.

***

Призрак Люциуса Малфоя белесо обвивался вокруг Драко, зажмурившего глаза, и завывал:
— Они держат меня в темнице, они схватили меня, они высосут из меня душу, они убьют меня, помоги, помоги, помоги…
Драко пребывал в полном смятении — как его отец мог попасть сюда? кто его схватил? откуда здесь его призрак? куда бежать? куда не бежать? кто виноват и что делать? Голова раскалывалась от непрерывных завываний, и он совершенно продрог от сырости, исходящей от призрака.
— Ну, — прошептал Драко еле слышно, — ты бы мог хотя бы сказать, где эта темница…
Призрак будто бы того и ожидал. Отлетел от Драко и устремился куда-то вглубь коридора, Драко за ним. Он бежал долго, дыхание стало прерываться, ноги переставали слушаться, а призрак неустанно летел вперед, пока не исчез за стеной, выросшей у них на пути. Драко встал как вкопанный. «Ему хорошо, конечно, проходить сквозь стены, а мне-то каково, он подумал?»
Призрак Люциуса наполовину высунулся из стены и поманил Драко к себе, потом снова исчез. Драко подумал и шагнул в стену.
На той стороне перед ним открылся тюремный коридор. Призрак исчез, и Драко увидел ужасную картину: за частыми камерными решетками на холодном тюремном полу сидел, скрючившись и закрывшись руками, его отец, а над ним нависала огромная стая дементоров, приготовившихся к выполнению своего задания.
«Ну что за бред, » простонал про себя Драко, «ну почему здесь, почему я?»
На ум ему, как назло, не приходило ни одного заклинания. Мысли смешались, сердце бешено билось и никак не хотело успокаиваться. Драко было страшно, Драко было невообразимо страшно.
Чему их там учил Люпин? Ридикулус? Драко не был уверен в том, что заклинание подойдет, но не видел другого выхода. Он направил палочку на вьющийся сомн дементоров и крикнул:
— Ридикулус!
Дементоры заинтересованно развернулись и начали медленно надвигаться. Люциус поднял голову и, увидев Драко, стал что-то ему кричать, но его рот открывался беззвучно. Драко похолодел. Палочка чуть не выскользнула из потной ладони. «Господи, и что же мне так не сиделось на месте…» Дементоры приближались, Драко чувствовал, как его внутренности покрываются тонкой коркой льда, он никогда еще так явственно не ощущал дыхание смерти.
Патро… патро… — вдруг обрывочно пронеслось в голове. Точно, однажды он подслушал, как Поттер бахвалился своим друзьям, что смог прогнать дементоров патронусом! Что же он еще говорил, надо вспомнить, давай, Драко, ты сможешь, соберись… Самое счастливое воспоминание, взмах палочкой, и…
Экспекто патронум, вот оно!
Осталось найти самое счастливое воспоминание. Драко судорожно перебирал в голове все свои прошлые победы, стараясь не обращать внимание ни на дементоров, ни на зверский холод, поднявшийся почти до самого сердца. Кубок квиддича… не то… победа факультета в конце учебного года, нет, опять не то… родители… отец… мать…
Драко зажмурился и явственно представил, как он, совсем еще маленький, сидит на руках у мамы. Только что она вымыла и переодела его после зверского ливня, под который они попали всей семьей, а теперь держит на руках, гладит по голове и рассказывает сказку про ловкого тролля, обманувшего глупых гномов. Тихо потрескивают дрова в камине, и Драко точно знает, что мама любит его, любит и всегда будет любить…
— Экспекто патронум!
Из палочки Драко вырвался большой клуб дыма и превратился в огромного серебристого лабрадора. Пес ощерил зубы и оглушительно залаял на дементоров. По щекам Драко ручьями потекли слезы. Он смотрел, как дементоры исчезают один за другим, и никак не мог остановить нервную дрожь, волнами бьющую по телу.
— Папа! — крикнул он, не в силах сдвинуться с места. — Папа, они уходят, они ушли, как ты там?
Молчание. Драко повернулся в сторону камеры… и обнаружил, что стоит посреди темного подвального коридора, на том самом месте, где его впервые настиг призрак. Не было ни тюрьмы, ни дементоров, да и лабрадор куда-то исчез. Драко судорожно всхлипнул. Он ничего не понимал.
Подземелье замка Монсальват загремело. Голос звучал отовсюду, своды многократно усиливали его:
— Поздравляю, рыцарь, ты с честью вышел из первого испытания!


Глава 3.

Северус Тобиасович Снейп, преподаватель Хогвартса, двойной агент поневоле и ни разу не герой, широким шагом несся вперед по темным коридорам. Он не имел ни малейшего понятия, куда идти, но надеялся, что по каким-то неведомым магическим законам дорога сама выведет его к Малфою. «Идиот, — ругал он себя, — идиот, неудачник, недальновидный глупец! Подвергнуть ученика опасности! Гнать таких из профессии! Смертельной опасности! Гнать поганой метлой! Не учесть его амбициозности! Не разглядеть изворотливости! Недооценить…»
От самоуничижения его отвлек непонятный звук. Снейп остановился. Прислушался. Развернулся и заметил копну кудрявых волос, в тот же миг исчезнувшую за последним разворотом коридора. «Этого еще не хватало, — простонал он. — Господи, за что? Вот скажи мне, в чем я перед тобой провинился?»
Но небеса молчали.
— Мисс Грейнджер! — сурово крикнул Снейп. — Давайте не будем играть в прятки! Выходите.
Гермиона вышла, опустив глаза в пол, и нерешительно подошла к преподавателю.
— Не буду даже спрашивать, зачем вы сюда пришли. Захотели помочь Малфою? Подумали, что один он не справится? Что без вашей гениальности он не обойдется, так? А то, что я вам говорил про педагогический проект, вы пропустили мимо ушей? Ну зачем, зачем вам обязательно надо во все вмешиваться! …
В голосе Снейпа звенела плохо скрываемая досада.
— Сэр… — тихо-тихо, едва слышно прошептала Гермиона. — Я… я… я подслушала ваш разговор с тем магом… из Монтсальвата…
— Час от часу не легче! — раздраженно бросил Снейп.
— … я решила, — голос Гермионы стал почти неразличимым, — я решила отправиться за вами, чтобы… вас спасти… чтобы… помочь вам…
От неожиданности к горлу Снейпа подступил комок, на глаза навернулись слезы. На его счастье, в темноте ничего не было видно.
— Ну зачем же так… зачем же меня… видите, вот он я… — сказал он уже намного мягче. — Что же мне теперь с вами делать, Грейнджер, здесь опасно, очень опасно, понимаете? Отсюда не выйти без Грааля.
— Я знаю, — всхлипнула Гермиона. — Я все слышала.
Северус грустно покачал головой. «Спасти меня. Помочь. Что вы наделали, Грейнджер, что же вы наделали… Мало мне одного Драко…»
— Ладно, — сказал он после недолгого размышления. — Пойдемте вперед, Грейнджер, все равно другого пути нет. Только, заклинаю вас, не ввязывайтесь в опасные ситуации и не пытайтесь меня спасти. Стойте лучше в сторонке.
Гермиона молча кивнула. Снейп снова застучал тростью по каменным плитам, его ученица еле поспевала за ним, отставая, впрочем, всего на пару шагов.

***

Прошел первое испытание?! Какое испытание?!
Перед внутренним взором Драко разом промелькнули Снейп, Грааль, книга, побег из Хогвартса, седобородый старец, взорванная дверь в подвал, все сложилось в стройную цепочку причин и следствий, и он едва не застонал от отчаяния. Испытания! .. Как он сразу не вспомнил…
— Теперь тебя ждет второе испытание, испытание гордостью! — вновь прогремел голос и затих.
Гордостью? А чем его испытывали сначала?
Драко успел немного успокоиться. Он поморщился — голос был непоследователен.
«Ну что ж, гордостью так гордостью, — подумал он. — Главное, помнить, что это просто испытание, что все это нереально, что Монсальвата не существует на самом деле…»
Тут Драко осекся. Продолжать мысль не было ни малейшего желания, потому что это поставило бы под сомнение вопрос его собственного существования. Так что он просто отряхнул с мантии ошметки эктоплазмы, оставшиеся от призрака отца, и пошел вперед, навстречу новому испытанию.
Через некоторое время он увидел дверь. Обыкновенную дверь, стоящую посередине коридора. «Ух ты, совсем как у Стивена Кинга!» обрадовался Драко, пару раз обошел вокруг двери и потянул за ручку. Надо заметить, что если бы в свое время Драко внимательно прочитал все части «Темной башни», а не ограничился бы первыми двумя, то так сильно бы не радовался, да, может, и вообще поостерегся бы ее открывать. Но что сделано, то сделано.
Драко шагнул на пустынный берег. Дверь с грохотом захлопнулась за ним и исчезла. Был пасмурный день. Солнце пряталось за тучами. Серое море громко шумело. В камышах шуршал ветер. На мокрой песчаной полосе стоял мужчина в кожаных доспехах и закрытом наглухо шлеме, держа блестящий кинжал у горла Гарри Поттера. Поттер пытался вырваться, но мужчина крепко прижимал его к себе свободной рукой.
— Добрый день, — поприветствовал его мужчина. — Мы взяли в заложники вашего коллегу, но с радостью готовы обменять его лично на вас. Вы нам нужны. А вот его жизнь, например, — он легко пощекотал извивающегося Поттера лезвием по горлу, — нам не нужна.
Драко очумело смотрел на Поттера и незнакомца. Какой еще коллега? Почему он должен сдаваться? Поттер даже не смотрел на него, избегал встретиться взглядом. Старая ненависть к Гарри всколыхнулась под горлом холодной волной.
«Все это нереально, все это нереально…»
— Вы меня так просто не проведете! — вложив как можно больше апломба в слегка подрагивающий голос, крикнул Драко, — Заканчивайте с этими вашими иллюзиями, растворяйтесь отсюда поскорее и считайте, что я прошел второе испытание!
Незнакомец расхохотался.
— Иллюзия, говоришь?
Он поднял кинжал и резко дернул им по щеке Поттера. Тот заорал от боли. Даже на расстоянии было видно, как обагрилось серебристое лезвие, и по щеке заструилась кровь. Драко вскрикнул от неожиданности. Незнакомец пристально смотрел на него:
— Все еще считаешь, что это иллюзия? Или тебе нужны более весомые доказательства?
Он занес кинжал над грудью Поттера.
Драко выхватил волшебную палочку:
— Сектумсемпра! — выкрикнул он первое заклинание, пришедшее ему на ум, и сразу почувствовал, как по всему телу заныли старые шрамы. Поттер взглянул на него полными ужаса глазами.
Заклинание отскочило от невидимого барьера и полетело обратно. Малфой еле успел броситься ничком на землю, но его все-таки больно задело по щеке. Когда он поднялся и встал на ноги, незнакомец снова расхохотался:
— Да вы теперь как близнецы-братья с вашими шрамами. Малфой, ты глупее, чем я предполагал. Или умнее и коварнее: наверное, сам хотел убить своего коллегу, не желал делиться со мной радостью.
Драко тяжело дышал, зажимая рану рукой, на которую налипло несколько песчинок. Незнакомец продолжил, теперь уже серьезно:
— Кончай свои детские игры. Сдавайся. Выброси палочку и иди сюда, или я его убью.
«Пусть убивает, — шептал Драко внутренний голос. — Пусть убивает, а ты останешься цел. Все равно ты давно хотел ему отомстить, а теперь по его вине чуть не убил себя… Оставь его. Скажи, что отказываешься от испытания, пусть тебя вернут обратно. Ну его, этот Грааль. Оставь. Не рискуй. Не будь глупцом. К тому же сдаваться, выбрасывать палочку, просто сдаваться — это так неблагородно, ты ведь читал об этом, много читал… Оставь. Откажись. Не сдавайся.»
Драко сжал руки в кулаки, зажмурил глаза и на мгновение представил, как Поттер молча падает на мокрый песок. Потом — как он бесславно выбрасывает палочку и, опустив голову, бредет к незнакомцу, тот отпускает Поттера и Поттер молча убегает, а Драко остается в плену, униженный, безоружный. Потом — снова Поттера, безжизненно падающего…
— Считаю до пяти, — вернул его в реальность незнакомец. — Хватит там сомневаться, ты не похож на героя романтической драмы. Раз…
Драко переломил палочку о колено, жалко скривив рот, когда она хрустнула, выбросил ее и, гордо подняв голову, пошел в сторону незнакомца.
— Ай, вот и славненько, — обрадовался незнакомец. — Правда, ломать палочку я не просил, но так даже лучше: гордый рыцарь сломил свою гордость, заглушил голос сомнения…
Драко внезапно закачало, повело, и он упал. Очнулся все в том же подвале, и все тот же голос гремел над ним:
— А теперь, славный рыцарь, можешь идти и взять Грааль, ты его заслужил! — и голос из ниоткуда мерзко хмыкнул.
Драко приподнялся. Перед ним, буквально в десяти метрах, стоял он сам, и крепко держал в руках огромную блестящую золотую чашу.

***

— Профессор, — осторожно дернула Снейпа за мантию Гермиона, — профессор, мы идем уже несколько часов, а нас еще никто не начал ничем испытывать, вам не кажется это странным?
Снейп остановился и посмотрел на Гермиону. На самом деле данное обстоятельство казалось ему странным по крайней мере последние часа полтора, но что с этим делать, он так и не придумал.
— Кажется, Грейнджер, еще как кажется… Кстати, в вашей сумочке не найдется глотка воды? Перед походом сюда я очень неудачно наелся острого болгарского перца, до сих пор рот горит…
Грейнджер кивнула и достала из саквояжа бутылку воды, протянула профессору.
— У меня еще и бутерброды есть, с колбасой. Краковской! Родственники к рождеству прислали. Не хотите?
Снейп отмахнулся:
— Я не голоден, спасибо. Давайте лучше поразмышляем, почему мы все идем и идем, а испытаний все нет и нет. Вам ничего на ум не приходит?
Гермиона пожала плечами.
«Да, Грейнджер, — вздохнул про себя Северус, — это вам не научные труды реферировать». Но вслух говорить не стал. Вместо этого поудобнее оперся на трость и, придав лицу умное выражение, начал:
— Так вот, Грейнджер, выслушайте мою гениальную идею. Что мы знаем о данном пространстве-времени? Данное пространство-время состоит из лент Мебиуса и борромеевых узлов. Если принять на веру постулат, что из энного количества колец, образующих борромеев узел, ни одно не может быть разъято без того, чтобы остальные не распались, а ленты Мебиуса, связанные в борромеев узел, все-таки не теряют своего основного свойства, из этого можно заключить…
— Профессор! — воскликнула Гермиона, — я, кажется, придумала!
Снейп обиженно замолчал. Очень обиженно. Больше всего на свете ему не нравилось, когда его перебивали на полуслове. Но то, что сделала Грейнджер, вмиг заставило его про это забыть.
— Уважаемый страж Грааля! — крикнула Гермиона в пустоту. — А вы не могли бы нас чем-нибудь испытать? Или хотя бы вывести к Драко Малфою, который тут с утра непонятно где бродит? Нам очень надо его найти!
— Грейнджер! — возмущенно зашипел Снейп. — Вы что вытворяете? Мы о чем с вами договаривались?
— Извините, профессор, просто из того, что вы сказали, можно заключить, что страж Грааля — это вездесущее пространство-время, а если так, то почему бы не попробовать обратиться к нему напрямую и не…
Последние слова Грейнджер потонули в зловещем, адском скрежете. Стена слева от путников поднялась, и за ней они увидели Драко Малфоя. Драко Малфоев. Их было двое, и первый держал в руке святой Грааль.


Глава 4.

Драко встал на ноги, чуть заметно пошатнувшись. «И это, и там, и все опять было иллюзией… или не было? Кровь ведь была настоящая?» Он осторожно провел по пораненной щеке пальцами. Кожа была совершенно гладкой.
«Значит и это — иллюзия, — решил Драко. — Все, больше не дам себя обмануть.»
Он решительно подошел к самому себе и сказал:
— Поиграли и хватит. Отдавай Грааль.
Другой Драко ухмыльнулся. Драко передернуло: неужели он так противно ухмыляется?
— Попробуй отними, — сказал дубль. — Попробуй отними…
Драко попытался резко схватить Грааль, но только сильно ушиб руку о стеклянную на ощупь преграду. Дубль захихикал:
— Не так просто, все не так просто — я без боя не дамся. Давай, шагни в зазеркалье, сразимся — и Грааль твой. Если выживешь, конечно.
Драко замутило. Перспектива битвы с самим собой, да еще с обязательным смертельным исходом, казалась ему чересчур ужасающей. Он не представлял, как смог бы нанести себе хоть один удар — он слишком себя любил.
— Может, как-нибудь договоримся? — слабо улыбнулся он отражению. — Что ты хочешь за Грааль?
— Ага, узнаю старого доброго себя, договориться, поторговаться, — ответил дубль, в точности копируя интонации Драко, —, но я тебе уже сказал, чего хочу. Давай, иди сюда, будем биться не на жизнь, а на смерть… Последний бой — он трудный самый, так ведь, Драко?
То, что дубль цитирует по памяти советские песни военных лет, совсем обескуражило Малфоя — значит, это точно был он сам. Грааль ярко и заманчиво сверкал за прозрачной преградой…
— У меня все равно нет оружия, — сказал Драко, пытаясь найти хоть какую-то лазейку. — А у тебя вон какой кинжал…
Дубль улыбнулся, спрятал кинжал в карман и снова достал его оттуда, потом подмигнул собеседнику. Драко поспешно засунул руку в карман мантии и нащупал холодную рукоять.
— А если не захочу биться, — спросил он, задыхаясь, — можно мне просто уйти?
Дубль покачал головой. Поверхность, разделяющая их, затуманилась, и на ней проступило смутное изображение, с каждой секундой становящееся все четче. Драко увидел огромное чудовище, покрытое красными чешуйками. Из его пасти торчали острые белые клыки. Перед ним на земле лежал мужчина с широко открытыми глазами и ртом и неестественно выгнутыми конечностями. Чудовище подхватило мужчину и начало медленно, урча от удовольствия, разрывать его на куски.
— Хватит! — крикнул Драко. — Хватит, я все понял!
Изображение исчезло и Драко вновь оказался лицом к лицу с дублем. Достал из кармана кинжал, зажмурил глаза и приготовился шагнуть в зазеркалье.
— Малфой! — услышал он за спиной голос профессора Снейпа. — Остановитесь!
Драко замер. Снейп подбежал к нему, за ним — Гермиона.
— Быстро уходите отсюда, Малфой, берите Грейнджер и уходите!
— Сэр, — Драко удивленно взглянул на профессора, — вы же сами… вы же сами приказали… и если отказаться от испытания, меня съедят…
— Нет времени объяснять, Драко, — Снейп смотрел на дубля. — Я хочу пройти последнее испытание за мальчика.
Дубль задумался.
— Вообще-то это не по правилам… Хотя с другой стороны, так даже интереснее. Зверушка, опять же, поплотнее подкрепится…
И превратился в профессора Снейпа. В руках у него сверкал меч.
— Иди сюда, Северус, иди сюда, — сладко зашипел он. — Ты ведь давно мечтаешь со мной расквитаться, не так ли?
Снейп кивнул, что-то прошептал, его трость превратилась в такой же меч, что и у отражения, и он, не раздумывая, шагнул за стекло.
Гермиона ахнула и попыталась кинуться за ним, но ударилась о прочную преграду.
— Грейнджер, — почти что ласково сказал ей Северус, — со мной все будет в порядке, обещаю.
Приветственно поднял меч. Второй Снейп повторил его жест.

***

Мечи звенели. Противники давно скинули мантии, белые рубашки пятнами метались по зазеркалью. Соленый пот выедал Северусу глаза. Соперник попался равный по силам, и с легкостью парировал все удары, будто бы их предвидел.
«Ну конечно же, он их предвидит, ведь это ты сам, Северус… — пронеслось в голове у Снейпа. — Точнее, часть тебя, и непонятно, какая из них…» Пока что Снейпу виделся один возможный исход битвы: он в изнеможении падает на землю, и противник добивает его. «Нет, так дело не пойдет, надо собраться!»
Очередной удар не достиг своей цели. Лезвие противно заскрежетало по мечу соперника и соскользнуло. Дубль ринулся в атаку, Северус едва успевал ставить блоки. Силы мало-помалу оставляли его. Зазеркальный Снейп, казалось, не знал усталости.
Во время очередной атаки противник задел Северуса по левой руке. Белый рукав обагрился и намок. Северус только сильнее сжал зубы. Он начинал ненавидеть себя — не свое отражение, бешено размахивающее мечом, а себя самого, за несобранность, неловкость, неумелость. Дубль, казалось, читал его мысли:
— Что, Северус, не хватает сил, чтобы со мной расправиться? Не сосредоточиться? Пропустить такой простой удар…
Дубль раздасадованно поцокал языком, не переставая наступать. Северус бешено выдохнул и попытался перейти в атаку. Безрезультатно. Противник задел его второй раз, ранив в плечо, и левая рука Северуса повисла плетью.
По ту сторону зеркала Гермиона спрятала лицо в ладони, не в силах следить за сражением. Драко поперхнулся и отложил в сторону недоеденный бутерброд с краковской колбасой.
Северус Тобиасович Снейп, принц, полукровка, преподаватель Хогвартса и посредственный фехтовальщик понял, что ему остается только одно. Он полностью раскрылся и, когда сбитое с толку отражение замерло, вонзил в него меч. Мгновение спустя лезвие соперника вошло ему в солнечное сплетение, Снейп зашатался и упал. Прозрачная преграда, отделявшая его от Малфоя и Грейнджер, звонко осыпалась.
— Берите Грааль и бегите! — попытался сказать Северус ученикам, ринувшимся к нему, но из горла вырвалось только непонятное бульканье. На глаза накатила кровавая пелена, сменившаяся чернотой и небытием.

***

— Северус! — Гермиона упала перед Снейпом на колени и попыталась зажать глубокую рану руками, — Северус! ..
— Он мертв? — в растерянности спросил Драко. Гермиона покачала головой:
— Еще дышит, но еле-еле.
Драко осмотрелся. Волшебный Грааль сиял и переливался на постаменте в нескольких шагах. Драко подбежал, схватил его, вернулся к Грейнджер.
— У нас есть Грааль! Он ведь и воскрешать может! Если бы я только знал, как…
Гермиона слабо улыбнулась:
— Достань из моей сумки бутылку с водой, Драко, и наполни чашу, только быстрее.
Буквально через полминуты Драко дрожащими руками поднес Грейнджер налитый до краев Грааль. Гермиона взяла его, закрыла глаза, что-то про себя прошептав, и начала осторожно поливать раны Северуса. С легким шипением те начали затягиваться. Гермиона облегченно вздохнула. Снейп приоткрыл глаза:
— Я же вам сказал, берите Грааль и бегите отсюда, — прохрипел он и вновь отключился.
— Будет жить, — заключила Гермиона. — Малфой, подойди сюда.
Она обмакнула пальцы в чашу и легко провела по правой щеке Драко.
— Некрасивая рана, останется шрам. Кто это так тебя?
— Как рана? Какая рана? Она же исчезла? — обескураженно переспросил Драко, чувствуя, как щеку стало легко покалывать.
— Глубокая, Малфой. И грязная — откуда в ней столько песка?
Драко поплохело. Он решительно перестал что-либо понимать.
— Долго рассказывать. Давай лучше отсюда выбираться, пока нас опять не начали чем-нибудь испытывать.
Гермиона молча убрала Грааль в сумку, повесила на плечо, взмахнула палочкой и наложила на лежащего без сознания Снейпа заклинание левитации. Кивнула Малфою, чтобы тот присоединялся.
— Не могу, — сказал Драко. — Палочку конфисковали…
Грейнджер вздохнула и зашагала к выходу в коридор, стараясь не ударять Снейпа о стены.
За очередным разворотом они увидели кучу полок с соленьями и развороченную входную дверь.
— Подожди, Грейнджер, — сказал Драко. — Захвачу с собой огурчиков — очень уж славно хрустят…
Когда они вышли из замка, чтобы аппарировать обратно в Хогвартс, Жан-Пьер, стоящий у выхода и прячущий за спиной бутылку бургундского, только всплеснул руками:
— Надо же, живые! Заходите к нам еще, было приятно встретиться!

***

Северус Снейп сидел в своем подземелье. Перед ним пылал камин, отблески пламени отражались в золотой чаше, стоявшей на верхней полке рядом с пятитомником «Зельеварение для всех и каждого». Левое плечо слегка ныло: на улице шел мокрый снег с дождем.
Только что от Северуса вышел сияющий Драко, получивший-таки свой зачет по ЗОТИ, подарочный купон на новую палочку у Олливандера, иллюстрированое издание «Идиота» Достоевского и право на одно исполненное Граалем желание. За спасение жизни получалось не так уж и дорого. Правда, когда Снейп пояснил Драко требования к желанию — ведь, само собой разумеется, Грааль не станет исполнять никаких желаний, кроме сверхблагородных и идущих из самой глубины сердца, — Драко погрустнел и сказал, что должен немного над этим подумать.
— Вот и хорошо, пускай поразмышляет. Думать полезно. — сказал сам себе Северус и пошевелил угли в камине.
На следующий же день Драко подошел к компании Поттера и тепло пожал руку Грейнджер:
— Гермиона, мне надо тебе кое-что вернуть.
Он протянул ей истрепанную книгу про Грааль. Потом замялся и смущенно достал из кармана мантии еще один томик:
— И… вот… как бы в знак благодарности… может, ты еще не читала…
Гермиона взяла томик с надписью «Гете».
— Нет, не читала. Спасибо, Драко.
И искренне улыбнулась ему.
Поттер хмуро смотрел на них, потирая левую щеку. Драко повернулся к нему и застыл.
— Поттер, откуда у тебя шрам… на щеке…
— Так, ниоткуда…
Драко покачал головой и задумчиво пошел в гостиную своего факультета.

***

От размышлений Снейпа оторвал стук в дверь.
— Да-да, войдите!
Дверь приоткрылась и в комнату проскользнула Гермиона.
— Сэр, вы меня просили зайти…
— Да, Грейнджер… Во-первых, спасибо вам. Во-вторых, не знаю, как вас еще благодарить. Просите у Грааля, что хотите и когда хотите. В пределах разумного, ну да вы сами знаете условия… и, конечно, мои кладовые всегда в вашем распоряжении…
— Сэр…
— Да?
— А можно не у Грааля, можно у вас попросить?
Северус поперхнулся.
— Я так похож на золотую рыбку? — неуклюже сострил он.
Гермиона не сводила с него взгляда. Взгляд этот одновременно пугал и притягивал Северуса.
— Ну хорошо, Грейнджер, хорошо. Но в пределах разумного! А то знаю я вас…
Гермиона помолчала.
— Сэр, я хочу прогуляться с вами вокруг озера в ближайшее полнолуние.
— И всего-то? — спросил ошарашенный Снейп, ожидавший услышать требования верности до гроба, трех капель крови, договора по продаже души или чего еще похлеще. — Хорошо, Грейнджер, заходите, прогуляемся. Но то, что я сказал про Грааль и кладовые, остается в силах, вы не думайте…
— Я и не думаю, сэр, — хихикнула Гермиона и бесшумно выскользнула за дверь. «Две горсти драконьей чешуи, крылья летучей мыши, пара веточек мимозы…», начала она вспоминать старый, проверенный временем рецепт, который недавно вычитала в одном сборнике повседневной магии. Северус был прав — с чешуей оно все-таки намного лучше.
Снейп еще раз пошерудил кочергой в камине, потом вытащил из-под кресла серебристую флягу и сделал пару глотков. Он никак не мог решить, что опаснее — когда Грейнджер думает или когда не думает? Ясно было одно: хоть все пошло совсем не по плану, большая игра все-таки удалась. Словно читая мысли, Грааль ласково сверкнул Северусу блестящим боком. Пора было затевать следующую большую игру.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"