Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Дневник выжившего мага

Автор: Саша Молох
Бета:RoxoLana
Рейтинг:NC-17
Пейринг:Северус Снейп/Гарри Поттер Волдеморт/Северус Снейп Волдеморт/Гарри Поттер
Жанр:AU, Darkfic, Humor, POV
Отказ:Есть отказ
Аннотация:Дамблдор погиб во благо человечества, но битва за Хогвартс не произошла и Волдеморт с Избранным не встретились.
Зато случилась эпидемия, живые умерли, умертвия ожили, и все побежали.
А Гарри Поттер при этом ещё успевал вести дневник.
Комментарии:Просьба не относиться к данному тексту серьёзно.
Каталог:Упивающиеся Смертью, AU
Предупреждения:слэш, ненормативная лексика, OOC, AU
Статус:Не закончен
Выложен:2015-05-29 10:56:25 (последнее обновление: 2018.01.23 08:26:07)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. 63 день с начала конца

Дневник третий

Запись первая

63 день с начала конца

День будет паршивым!

Это я понял в тот момент, когда чьи-то настырные руки принялись выкапывать меня из-под одеяла.

— Убью!

— Гарри, вставай!

— Невилл, чтоб ты сдох! Я только лёг!

— Гарри, на кухне снова свалка!

— Флаг им в руки! Разбудишь на поминки!

— Гарри, Рона опять поймали на воровстве!

Ясно, поспать не дадут. Глаза не открывались, взгляд не желал фокусироваться. Но если попробовать задушить его на ощупь… А потом сказать, что так и было…

— Предлагаешь внести свою лепту? Бежать, пока не прискакали все желающие его прибить? Невилл, скажи, что я плохого тебе сделал? Почему я?

— Никого больше не нашёл, — Лонгботтом перестал расплываться на цветные пятна и первое, что бросилось в глаза — его разбитая губа.

— Ты что, полез их разнимать? — Злость — лучший будильник. Не будем пугать народ застиранными трусами, надо хоть штаны на жопу натянуть. Глядишь, за это время прибьют рыжего. — Позвал бы Снейпа.

— Чего его звать, он уже там, — хмыкнул Невилл и, поморщившись, потрогал пальцем губу. — Пьяный в лоскуты, ставки делает. Я побежал Лорда искать или кого из ваших.

Шлепать босиком по ледяным камням не очень хотелось, а времени на шнурование высоких тяжёлых ботинок уже не было. Пришлось выкопать из-под постели старые растоптанные кроссовки. В них и поскакал по переходам, грозя всеми карами, какие приходили в голову, злосчастному Рону, чтоб ему, гаду, пусто было!

Народу было не протолкаться! Встали монолитной массой, тянули шеи, галдели как галки на помойной куче. Такую бы сплоченность да в мирное русло. Ни черта не видать, но, судя по звукам, побоище в центре грандиозное.

Сосредоточившись на протискиваниях себя сквозь толпу, чуть не родил со страху, когда ощутил цепкую хватку на своем локте, которая поволокла куда-то вверх.

— Давай, Поттер, карабкайся, пропустишь самое интересное! — заорал почему-то вместо уха в мой глаз Снейп. Глаз, не выдержав столь ядрёного алкогольного выхлопа, замешанного на чесноке, тут же пустил скупую мужскую слезу. — Видишь, я тебе занял лучшее место в партере, — и тут же вытянув шею, заорал куда-то вдаль: — Люц, ты не баба, не смей заваливаться на спину! Я поставил на тебя последние сигареты! Живо встал и всех убил!

— Это надо прекратить! — знать бы ещё как.

— Людям нужен не только хлеб, но и зрелища, Поттер! — профессор покачнулся так, что пришлось сзади ловить его за ремень, а то сверзился бы на пол.

— Лорд будет недоволен! — а вот это факт.

— Он всегда недоволен! — развел руками Снейп и рассеянным движением откинул немытые волосы с лица, явив миру шалые, но совершенно трезвые глаза. — Это с недотраха, я точно тебе говорю! Поттер, спаси нас всех от его недовольства! Дай ему, что ли, наконец.

— Проф, не переводите свою озабоченность на других. — Снейп задолбал уже своими тонкими намёками на толстые обстоятельства, но я четко знал, что все это беспочвенный бред. Поэтому просто отнял у него сигарету и попытался самостоятельно разобраться в происходящем.

В центре бывший лучший друг охаживал пудовыми кулаками всякого, кто пытался сунуться ближе. С налитыми кровью глазами и явно мало что уже соображавший, он кидался на всё, что двигалось в поле его зрения.

Здоровый всё-таки какой вымахал у нас Ронни! Явно не кашкой на воде его мамочка кормит. А вот и она неподалёку, оттаскивает кого-то за волосы от сынка и лупит кулаками по спине. Несостоявшаяся тёща. Хорошо, судьба миловала, а то пришлось бы сейчас за родню вступаться.

О, а вот и невестушка сбежавшая, кого-то лихо бьет коленом под ребра.

Клан Уизли необычайно разросся в последнее время за счёт троюродных кузенов, восьмиюродных кузин и пары древних тетушек. Возможно, инферналы считали рыжих несъедобными или малопитательными. А может, у Уизли хорошо развит инстинкт самосохранения. В любом случае, потери их клан нёс минимальные. И на кухонное побоище они могли выставить лучших бойцов.

— Чего, не спалось? — сбоку на стол вскочил Долохов. Такой же лохматый, полуголый и заспанный, как и я. Неудивительно — вместе со стены слезли.

Мне спалось. Очень сладко спалось. Даже снилось что-то. Из старой жизни. Тёплое, доброе и яркое. Пока Невилл не припёрся. Разбудил, поднял с кроватки. Ладно, я даже сюда пришёл. А дальше-то что?

— Чёртов Лонгботтом, — бормотал Антонин, подтягивая с пола табурет и принимаясь откручивать у него ножку. — Чёртова эпидемия. Чёртовы дохлые маги! Без палочки словно без рук! Ладно, будем действовать дедовскими методами. Северус? — протянул он импровизированную дубинку Снейпу.

— Я вас тут подожду! — Чтобы Снейп в рукопашной ручки замарал? Хотя интересно бы глянуть хоть раз.

— Поттер?! — Ага, как соратник по клубу, так Северус. А как драться, так сразу Поттер? Поттер, между прочим, тоже не отказался бы посидеть на столе, болтая ножками, стряхивая пепел на катающихся по полу драчунов. Лезть разнимать — значит получить сразу с двух сторон. Не лезть — есть вариант через пару часов выйти на задний двор с лопатой.

— Тряхнём стариной, — взъерошив посеребренные сединой кудри, Долохов с гиканьем лихо сиганул в гущу толпы.

— Сильно не тряси, а то «старина» отвалится! — хмыкнул Снейп, подталкивая меня в спину. — Вперёд, наш герой!

Надо будет попрактиковаться правильно сваливаться со стола. Меня тут же пихнули, ударили в плечо (да так, что моё тощее тельце завертелось юлой), отдавили мизинец на левой ноге и пнули под колени. С жизнерадостной мыслью «не убьют — так покалечат» упал на кого-то и заорал прямо в испуганно распахнутые глаза:

— Всем разойтись!

Итог утра: подбитый глаз, пара выдранных клоков волос, какая-то сволочь под шумок потискала за задницу (проверял, Снейп со стола не слезал!). И вымок насквозь.

А все Лорд виноват! Влетел ураганом и, не разбираясь, обдал из палочки мощной струей ледяной воды. Всех: и дерущихся, и зрителей снесло к дальней стене. Следом, верхом на столе, причалил Снейп. Хорошо, хоть в запале массовый Круциатус не наложил!

Кто успел — уполз втихую. Остальным досталось по полной. А попробуй поспорить, если Том — единственный после Начала Конца может колдовать безнаказанно и в полную силу.

Наверное, это не хорошо быть таким… э-э-э… злопыхательным. Но когда Рону и его семейству припомнили все прегрешения и потребовали компенсацию в виде взноса в общий котёл (Молли просто взвыла) и гауптвахту на стене для зачинщика побоища (а нечего было из кладовки печенье воровать!), улыбка надолго приклеилась к моему лицу. Настроение не испортил даже Снейп, с вдохновленным видом рисующий что-то на моих царапинах широкими мазками. Вспомнилось, что он как-то разрисовал Руди ободранную спину членами с крылышками, а потом, забаррикадировавшись в комнате, орал, что не виноват. Просто трахаться очень хочется, аж свербит, вот и замечтался за голой спиной Лестрейнджа! Хохоту было море, а Снейпа отбивали всей толпой. Вот только к зельевару больше спиной никто не поворачивается.

Чуть позднее.

Том собрал всех в своей келье. В отряде народу мало, но в крохотном помещении сидели на головах друг у друга. Монахи — звери по издевательствам над плотью человечьей! Как можно было жить в таких условиях? Узкая ниша с крохотным окном, никакого намёка на очаг, грубое деревянное ложе. Лорд сообщил, чтобы мы собирали вещички и перебирались в залу левой башни. Перспектива, что мы ютимся в комнатах без запоров и далеко друг от друга чревата тем, что нас в один прекрасный момент те же Уизли передавят поодиночке. Раз мы сбились в своеобразный клан (кто бы мне сказал месяц назад, что Поттер будет приятельствовать с Пожирателями — плюнул бы в лживые глаза!), значит, и держаться должны вместе.

Нищему собраться — только подпоясаться. У крепкой, толстенной двойной двери уже топтался Невилл, прижимая к груди нехитрые пожитки и явно неуверенный в принятом решении. После смерти бабули Лонгботтом с удивлением смотрел на то, как становятся чужими друзья, замыкаясь только в свой круг. Долгое время одиночки выживали как могли, объединившись в своеобразный клан разномастных личностей. А потом пришёл Лорд.

Большое помещение разбили на несколько небольших жилых секторов, организовали крохотную кухню подле огромного камина. Осталось только занять койку. Отследил, в каком углу копошится Снейп, и, взяв Невилла за локоть, поволок его в противоположную сторону. Две кровати по краям явно были уже заняты, так что мы заняли те, что по центру.

Вечером.

Полная жопа! За что судьба меня так не любит?!

Камин пышет жаром, похлебка была густа и навариста, но!

Направляясь к своему месту и предвкушая спокойный сон после насыщенного событиями дня, выяснил, что нашими соседями оказались (барабанная дробь!) его высочество Темный Лорд и мистер озабоченный, сдвинутый крышей Снейп!!!

Хочу сказать только одно… За что?!


Глава 2. День шестьдесят четвёртый

Последнее, что я увидел вчера перед сном — Лорда, расстегивающего рубашку. Это было так… пугающе, что глаза сами крепко зажмурились, и я не заметил, как уснул.

Первое, что бросилось в глаза при пробуждении — бледная, узкая пятка, торчащая из-под одеяла. Пришлось засунуть угол плоской, как блин, подушки себе в рот, чтобы ни заржать истерическим хохотом на весь зал. Пятка Тёмного Лорда. Того, чьё имя четверть века боялись произносить вслух. Моего самого страшного врага. Во всяком случае, до недавнего времени. Обычная бледная пятка.

Мир сошёл с ума! Под стеной бродят мёртвые люди, жаждущие нашей плоти. У старой угольной плиты копошится кровожадный Пожиратель Смерти Уолден Макнейер, гремя кастрюлей. А избранный сын света Гарри Поттер таращит глаза на босую ногу угрозы всего человечества и спасителя нашей крохотной общины.

Чтобы меньше думать — надо больше работать!

Вставать!

Работать!!!

Позднее, вечером.

У нас прибавление!

Ха, написал, словно у нас дитёнок родился! Ага, один на четырнадцать угрюмых, устрашающего вида мужиков. Кто от нас рожать согласится? Сумасшедшая? Была одна, и ту я не застал.

Да, я хотел не об этом!

Днём на стене не так страшно. Светло, кругом люди. Плохо, что в нашу тройку попал Рон. Хорошо, что старшим в группе был Антонин, его Уизли задирать побоялся даже при всей своей глупости.

Хотя первое время я всё время вздрагивал и перевешивался меж зубцов, высматривая страшные опасности, пока не понял, что зловещие звуки издает Ронни. Нужно будет поглядывать под ноги, чтобы не поскользнуться на крошащихся зубах. Ему явно хотелось высказать мне очередную порцию бреда, но постоянное присутствие Долохова останавливало от очередного безрассудства. Честно сказать, был рад, что бледная, искривлённая морда Пожирателя маячит за моим плечом.

— Не во внутренний двор смотри, — порыкивал он время от времени на рыжика, — а за стену.

Но за стеной только скалы, проход между ними и широкая, длинная лестница до огромных ворот из мореного дуба. А во дворе мелькают женщины из соседнего крыла, набирающие воду из колодца и развешивающие на верёвках белье. Эх, нам повезло меньше, у нас женщин нет вообще! Была одна Беллатриса, да и та пропала. Еще до того момента, когда бывшие члены ордена и пожиратели (а бывшие ли?!) встретились в богом забытой деревеньке и решили двигаться вместе. Антонин как-то обмолвился, что Белла не могла уложить в своей сумасшедшей голове простую истину: хочешь жить подольше, забудь про палочку! Не смогла смириться с тем, что в новом мире палочкой орудовать может только её обожаемый повелитель. А сама она может теперь ею только в носу ковырять. И погорела на глупой мелочи, на очередной стоянке пить захотела. А за водой идти — ноги топтать, не царское дело! Не дай бог! Не в драке, а за стакан воды…

— Что это такое? — Ронни вцепившись в камни, тянул шею и медленно зеленел. Звук был странный, словно что-то рычало за скалами, приближаясь к нам. — Мёртвый дракон?!

Долохов схватил единственное доступное нам оружие — длинный, заостренный кол, с сомнением взвешивая его в руке.

— Чего мы ждем? — Ронни явно спешил смыться в безопасное место, под мамину юбку.

— Цыц! — пожиратель, не оборачиваясь, добавил что-то на непонятном языке. Судя по тону, ругательное.

Против всех наших самых страшных ожиданий (за минуту мы успели на воображать бог весть знает что, в чём никогда не сознаемся!), это оказался всего лишь старый грузовик. Рыча и громыхая пассажирами в открытом кузове, он медленно катил в нашу сторону.

— Вот теперь — пора! — хмыкнул Долохов, задрал заранее расстегнутый рукав и с силой провел ногтями по метке. Так вот как они общаются! Это завязано на Лорда, которому по-прежнему можно все, хоть на голове ходить. У соседей просто кто-то стремглав слетел с лестницы и понёсся на всех порах звать Кингсли.

В тарантасе явно заметили шевеление на стене (как не заметить здоровенного Рона, свесившегося по пояс меж зубцами и размахивающего руками?!) и наддали. Лихо притормозили у начала лестницы со скрипом и скрежетом (я думал, у них колеса при этом раскатятся во все стороны), и народ принялся торопливо выпрыгивать за борт, выбрасывать мешки, хватать орущих детей в охапку и двигать ближе к воротам.

— Не нравится мне это! — пригладив непокорные кудри растопыренной пятернёй, Пожиратель оглянулся.

— Что «это»?

— Думаешь, почему они так радостно к нам бегут?

— Хвост притащили?

— Вот удивлюсь, если с таким дребезжанием они со всех окрестностей мертвяков не собрали! А ещё…. Твою матушку да за ногу!

Этот характерный жест, табу нынешнего времени я узнал бы впотьмах и на ощупь.

Кто-то расслабившись мозгом или почувствовав себя в полной безопасности, вытаскивая палочку из рукава, разворачивался к выдвигающейся из-за поворота шатко-валкой процессии.

— Что этот идиот о себе возомнил? — мужчина свесился наружу и заорал так, что у меня уши заложило. — Не сметь колдовать, мерзавцы!

— Много! Слишком много! — Уизли автоматически нащупывал палочку, и это меня ещё больше напугало.

— Рон, не смей!

— Заткнись! — взвился рыжий, отвлекаясь от нескончаемой волны мертвяков, бредущих к нашему убежищу, на менее страшное. На меня. — Это все ты! Ты виноват! Это кара нам всем за твою нерешительность и трусость! — У Снейпа он, что ли, так слюнями брызгать научился? И почему такое повышенное слюнотечение на меня? Нравлюсь им так, что ли? — Тьма пришла в мир с возрождением Того-кого-нельзя называть…

У Долохова отвисла челюсть:

— О! А я думал, они перестали милорда так называть! — опешивший Долохов принялся шкрябать ногтями по предплечью, вызывая, видать Лорда уже для спасения себя любимого от внезапно одичавшего разумом Уизела. Ну да. Такое он ещё не видел. А вот мне пару раз приходилось видеть. Соло. И хоровое исполнение всей семейки.

— … прогнил! — Так, я что-то пропустил, но суть и так ясна. — А источник этой гнили рядом с нами! И ты гнилой! Поди, тапки ему теперь в зубах приносишь? А может, жопу им подставляешь, чтобы уцелеть? Бросил нас! Предал! Сука!

Хороший бросок. И замах неплохой! Думал, половину зубов мне выбьет.

— Думаешь, — Рон рванулся, но я знаю, что в тонких длинных пальцах действительно нечеловеческая сила, — если Поттер убьёт меня прямо сейчас, всё мгновенно прекратится?

Стоя за спиной Рона и удерживая без малейших усилий за поднятую для удара руку, Том неторопливо развернул его к себе лицом.

Нет. Ошибочка вышла. Не Том. Его самопровозглашенное темнейшество Лорд Волдеморт. Здрасте вам, давно не виделись.

Белое, нечеловеческое лицо с восковыми чертами. Ничего не выражающие яркие багровые глаза. Неизменная во время боевых действий тёмная мантия (раритет, никто из наших их теперь не носит). И острие палочки, впивающиеся бунтарю в дёргающийся кадык.

— Не хочешь попробовать, Гарри? — Ага, прям бегу, только кол отниму у Антонина — и в атаку! За светлое будущее! Так ты и дал себя ухлопать, как же!

— Трус! Ты просто ничтожный трус! — Выкиньте его за стену, кто-нибудь, как я от него устал. — Сколько ещё должно погибнуть, прежде чем ты выполнишь то, что должен?!

— Ну же, Гарри, порадуй друга! Останови всё это! Я погибну, воссияет радуга, пройдет дождь из единорогов…

— А не пойти бы вам, ребята на хуй? Всем вместе? Обнявшись?

Выражения их лиц запечатлелись в памяти навсегда, эта картинка будет греть мою душу долгими зимними вечерами!

Меня не прибили за неслыханную дерзость только благодаря Долохову, который, тактично кашлянув, отвлёк внимание сначала на себя, а потом на приближающуюся угрозу.

Пока орденцы и иже с ними сортировали свежее прибывших, Лорд занялся тем, что у него получалось лучше всего. Хорошо, что никто из новеньких не видел, как расплывчатой страшной тенью Волдеморт заскользил над стадом мертвяков. Им, бедолагам, еще предстоит узнать, к кому в гости они забрели!

Вот оно, то, ради чего Том изуродовал своё тело и душу. Владение теми силами, которые нам никогда не постигнуть. Только он мог согнать все стадо в кучу, развалить мёртвую плоть на куски и, спалив, развеять без остатка. И ни один дохлый маг его не почует. Эх, остается только сидеть на жопе, курить и страшно завидовать!

Молчишь, Ронни? Вот и молчи впредь!


Глава 3. День шестьдесят пятый

Вчера вечером, когда добрался до постели, его тёмное величество уже дрыхло. Не подал вида, но украдкой смахнул со лба холодный пот. Казнь откладывается. Вот и славно.

Что-то не вижу Снейпа. Встаю — его уже нет. Ложусь — ещё нет. Где бродит?

Сегодня Невилл разбудил меня рано. Наша очередь кашеварить. Тяжелый денёк.

Притащить воду, уголь. Ладно, я за углём.

Твоего бога в душу! Выколите мне глаза!

Зачем задавать вопросы, если не готов получать на них ответы?

Теперь я знаю, где пропадает Снейп…

Какого чёрта?! Я гремел угольным ведром так, что разбудил соседей. За что со мной пообещали сделать такое, что фантазию заклинило. Ибо представить себе это невозможно. А Снейп не слышал. И голая Джин, прыгающая на его члене, тоже. За то время, пока мой мозг спорил с глазами, глюк это или нет, успел, на свою беду, рассмотреть всё! Ещё бы! Господин зельевар такую иллюминацию обеспечил из свечей и пары огромных фонарей!

Откинув назад бритую на лысо голову, крепко зажмурясь и раскачивая грудями, бывшая невеста бывшего Избранного с подвываниями неслась на встречу оргазму. Зато Снейп не отрывал от меня безумных глаз, кривя тонкие губы в странной усмешке. А через мгновенье он закатил глаза и захрипел. Меня тут же вынесло за дверь!

— Скоро они там? — прислонившись к стене, Драко покуривал в кулак, сидя на корточках. — Есть охота, готовить надо, а угля ни крошки.

— Чтоб тебе всю жизнь в ночь на стене дежурить, змей поганый! — Эх, дать бы ему ведром по голове, да оно и так со всех сторон мятое. — Сволочь, ты что, предупредить не мог?

— Мог. Но выражение твоей шрамоголовой морды дорогого стоило, — крайне подло ухмыльнулся хорёк, протягивая мне окурок. — Хотя пару дней назад, когда их тут первый раз застал.… Думаю, глаза у меня были круглее!

— Ясно! Хотел посмотреть на себя со стороны?

Малфой поднял палец, призывая к тишине и склонив голову на бок, прислушался. Дверь, за которой мы спрятались, приоткрылась, и в коридор скользнула Джинни, прижимая что-то к груди. Следом появился герой-любовник, распахивая дверь так, что она полностью нас скрыла.

— Я оповещу вас о времени следующей встречи по возможности, мадемуазель.

Мадмуазелька, против ожиданий, в реверансе не присела, буркнула что-то и поскакала в сторону лестницы.

— Дрочите на прекрасную грудь мисс Уизли, мальчики? — мурлыкнул Снейп сытым голосом, высовывая из-за двери нос и сверкая любопытным глазом.

— Нет, профессор! На ваши волосатые подмышки! — бодро отрапортовал Драко, поднимаясь. — Вешайте на ручку в следующий раз табличку «Не беспокоить, Джинерва отрабатывает три банки консервов!». Я еле Поттера в чувство привел после созерцания ваших волосатых кривых ног!

— Снять бы с вас баллы, — томно потянувшись, Снейп забросил рубашку на плечо и, посвистывая, покинул нашу компанию.

— Спасибо, что не трусы, декан! — хмыкнул Малфой, поднимая ведёрко и направляясь на угольный склад.

Мало мне этого!

Всё утро чертов Снейп не сводил с меня глаз. Чего он ждал? Что заору на всю башню «А чего я знаю!»? Или полезу бить по острому клюву за поруганную честь продажной девицы?

Волдеморту на него нажаловаться, что ли? Что он за нашу тушёнку устроил свою интимную жизнь. Не, не стоит. Со зла Лорд на палочку насадит всех, кто мимо проходил…

Вечером.

Нам нужна женщина! Предложил Невиллу выкрасть кого-нибудь с соседнего крыла. Пусть она на всю орду жрать готовит и пожирательские подштанники стирает! Устал. Спать…


Глава 4. День шестьдесят шестой

Скоро перестану выходить во двор или в общий зал. Один, во всяком случае.

Знаю, что меня не любят соседи из правого крыла. Знаю, почему. Но всё равно обидно.

Наворачивая круги под открытым небом, наткнулся на развешивающего постиранное белье Дина Томаса. Вот это приятная новость. Ещё один уцелевший маг, причем из знакомых. Вот только подбегать и обниматься не рискнул. Судя по развевающемуся барахлу на верёвках, Дин поселился у Уизли. И в свободные уши рыжим ветром уже надуты разные мысли.

Интересно, он это только вешает? Или ещё и постирал?

— Гарри! — начало не плохое, только не нужно было обнимать меня мокрой тряпкой.

— Я тоже рад, что ты жив, Дин!

— Слышал, что несут Уизли? — встряхнув тряпку, оказавшуюся широченной юбкой, неловко пристроил её на верёвку.

— Я с ними с самого начала, — настроение стремительно скатывалось к нулю.

— Хочу тебе сказать, — ну давай, нового не услышу, — что всё это бред! — а вот это неожиданно! — Никак не ожидал, что Рон и его семья окажутся такими дремучими. Но всё же маги всегда жили изолированно и не могли знали о начала эпидемии у маглов. Тем более, о её причинах.

Так! Точно! Он же полукровка, но жил в магловском мире!

— Не спрашивай, сам не знаю, с чего все началось. Мы прятались в подвале, пока не кончилась еда. А когда вышли…

Спрашивать не стоит. Всё ясно, как божий день.

— Тебе не встречался Симус?

— Нет! Все кого я встречал — здесь. А ты? Кого-то видел?

— Не уверен, но… — перевернув пустую корзину, Томас присел, как-то сникнув. — Я же не знал! Не знал, что нельзя применять магию, Гарри! Мы искали еду, я открыл дверь на склад Алохоморой, чтобы не шуметь. А потом мы подумали, что это тоже уцелевшие. Они бегали и выглядели живыми. Отец окликнул, а они… А я сбежал.

Привыкнуть к плачущим мужчинам не смогу никогда.

— Дин, — присел на корточки, чтобы заглянуть в мокрые глаза. — Мы все пришли к этой мысли опытным путем! Все, — не уверен, что это его утешит, но это всё, что могу.

— Это правда? — вытерев нос замызганным рукавом, уставился выжидательно. Не дождавшись ответа, уточнил: — Ты с пожирателями?

— Нет больше света и тьмы. Есть выжившие и мёртвые, Дин.

— Джин сказала, что ты спишь с Тем-кого-нельзя-называть. За это он тебя защищает и кормит.

— Зови его Лорд, это короче. Джин врёт. Лорду нравится Ронни за огненные вихры и задорный румянец. А на меня он ноль внимания и фунт презрения. Вот так-то, — не забыть изобразить вселенскую грусть на лице и выразить скорбь спиной, уходя печально в закат. Точнее, внутрь монастыря.

Теперь главное взбешённому Ронни на глаза не попадаться!

Чуть позднее.

Постоял у прохода в заднее крыло, прислушиваясь к звонким женским голосам, размышляя, какую убедительную причину выдумать, чтобы пойти познакомится.

Когда ощущение неминуемой гибели слегка отступает, очень хочется лишний раз почувствовать себя живым. Согласен на любую особь женского пола, готовую ответить мне взаимностью. Ну, почти на любую. Очень хочется легкого флирта, намёков, прикосновений. Мерлин, да просто хочется!

Не судьба. Натолкнулся на Невилла, разыскивающего меня.

Собирают группы для выхода во внешний мир. Яксли и Макнейер идут прочёсывать посёлок вниз по тропе в поисках пропитания.

Я, Лорд и Снейп идут отдельно. Зачем — мне никто не говорит. Всучили здоровый нож. Что с ним делать — без понятия.

Всё, зовут. Надеюсь, сдохнуть мне не дадут.

Глубокой ночью.

Теперь я знаю, почему съехала крыша у Снейпа. Не уверен за сохранность своей.

Впервые стало действительно страшно.


Глава 5. День шестьдесят седьмой

Святый бог, спаси нас, грешных!

На стены лезет лавина дохлых магов.

Выживу, клянусь, расцелую Лорда.

*

Глубокой ночью.

Семейство Уизли били всей общиной. Больше всех лютовал Люциус, добравшись таки до Рона и разбив ему лицо тростью. С Нарциссы слетел весь благородный флёр, обнажив истинную суть Блеков, когда она добралась до Молли и сволокла её со стола. Альфа самка семейства рыжих вещала там об истинных причинах конца света, отпихивая ногами неверующих. Долохов откопал в куче дерущихся и волок прочь за шкиботы Тонкс и Джиневру, страшно матерясь. Дамы при этом пытались добраться друг до друга когтями и плевались.

Братья Лестрейнджи в углу остервенело месили ногами близнецов.

Маглы с ужасом взирали на побоище, не пытаясь вмешиваться.

О, ясно.

Отсекая всей своей, закутанной в черное, фигурой, маглов от разборки волшебников, скрестив руки на груди, стоял похожий на мрачного демона, Снейп.

Волдеморта не видать. Всё, сейчас будет море трупов.

Мимо прокатились кубарем Билл и Ремус. ЧТО? РЕМУС?! Вечно спокойный, застенчивый Люпин, по-звериному рыча, мутузил оскалившегося недооборотня. Сбоку кто-то рыдал в голос. Макнейер ломал в огромных ручищах палочки.

— Прекратить немедленно! — Огромной черной зверюгой Кингсли метнулся к дерущимся, раскидывая их без особой нежности в стороны.

— Гарри, пойдем. Нас Лорд зовет, — эх, Невилл, из-за тебя не досмотрю такое интересное кино. Вот люди! Я еле ноги волоку, а они, смотри, с каким задором убивают друг друга.

— Что за спешка? Мы всё пропустим!

— Драко инфернал на стене порвал.

Я чуть на ступеньки не сел. Вот это засада. Теперь понятно, отчего Малфои так зверствуют. Нет, не понятно, вообще-то.

— А в честь чего семейку Уизли лупят?

— Говорят, кто-то из них колдовал возле стены. Вроде как хотели доказать, что всех держат тут обманом. И если колдовать, ничего страшного не произойдет. Вас никого не было, до Кингсли добежать не успели. Кто-то из Уизли запустил Патронуса. Полчаса они торжествовали, требовали изгнать Пожирателей, убить Лорда, тебя сурово наказать за предательство. А потом дохлые маги полезли через стену, — перед дверью Невилл остановился и, взявшись за ручку, спокойно добавил, не глядя на меня, — я видел Беллатрису.

Здесь пахло смертью. Кровь, пот и что-то очень неприятное. Наверное, так пахнет боль и отчаяние. На нашем обеденном столе, в свете множества свечей, мелко содрогалось обнаженное тело. Мерлин, да его просто изгрызли! Зачем меня позвали? После такого не выживают. Не хочу смотреть. Пусть он в памяти останется таким, каким видел его в последний раз. С впалыми щеками, тонкий, в рубашке с чужого плеча. Дайте мне уйти. Дайте ему уйти…

— Поттер, ты всё ещё девственник? — я чуть не умер со страху. Снейп, ты же только что был внизу!

— Какое это имеет…

— Да или нет?!

— О, боже… ДА!

— Отлично. Мне нужна ваша кровь.

— Вы что, колдовать собрались? Дайте, я тогда просто со стену прыгну!

— Не я, идиот ты этакий! — Снейп уже потыкал ножичком в подставленную руку Невилла и подскочил ко мне. Размахнулся-то, словно голову снести собрался! А, не, только ковырнул до кровянки. Вот только рисовать непонятные символы на теле Дракона или всякие там пентаграммы на полу никто не стал.

— Ближе! Пусть ваша чистая кровь смешается с его кровью, — Волдеморт встал у головы раненного и…. О, господи, предупреждать же надо! Скинул мантию с плеч, оставаясь абсолютно голым! А что, одетым колдовать теперь не модно?! Если и Снейп сейчас расчехляться начнет, прости, Драко, но жизнь меня к такому не готовила!

— Положите ладони Малфою на грудь, — подсказал, слава тебе Мерлин, одетый зельевар, вставая напротив своего господина и возлагая свои узкие длани на ступни лежащего. А Лорд в это время, ни мало не стесняясь, вскарабкался на стол, вставая на колени над головой умирающего. И я не мог оторвать глаз от его члена, покачивающегося в опасной близости от приоткрытого хорькового рта. Бля, кажется, я сейчас увижу сеанс темной магии во всей красе! Лорд некромант, может ему для оживления мертвого надо его… того? Этого?! А почему девственники?

В дурной голове возникла яркая картинка, в которой нас с Невиллом лишали этой самой девственности прямо на этом столе… Интересно, если меня сейчас вырвет, это сильно испортит момент оживления полутрупа?!

Меж тем, начала творится такая волшба, что стол заходил ходуном, свечи задуло откуда-то взявшимся порывом ветра. Тьма сгустилась на столько, что я не мог рассмотреть Лонгботтома, только чувствовал дрожание его пальцев. Зато темный маг воссиял своим нагим телом (светящийся член, хана спокойному сну!), раскачиваясь и шепча неразборчиво. Длинные пальцы, заскользили по ранам Драко, словно нащупывая что-то. Вот зацепили и осторожно потащили вверх. Изогнувшись, Лорд широко распахнул рот и засунул в него свои окровавленные ногти.

Дальше все как в тумане, помню только, как с силой налегали на бьющееся под нами тело Драко, его страшный вой и крик профа «Держите его!». И Лорд, как огромная жуткая змея, все глотал и глотал нечто невидимое нашему глазу…

Очнулся, когда мне хлопали по щекам. Душевно так, аж башка моталась.

— Подъем, наш герой! — дорогой профессор Снейп, прекратите бить меня по мордасам! Осторожно скосив глаза, обнаружил, что в пределах видимости уже никого нет. Обидно, все закончилось, остался только я валяться на полу. — Крепкого сладкого чая и отдыхать! Хорошо бы шоколада. Но где его теперь взять? — очень по-человечески вздохнул Снейп, ставя меня на ноги. — Хотя….

И тут он сделал то, после чего я поверил, что конец света действительно наступил. Пошарив в своих вещах, помялся и, сунув мне что-то в руки, стремительно вышел.

Шоколадка. Обычная плитка, сломанная, кажется в нескольких местах. Накрывшись с головой одеялом, долго шуршал фольгой и лил на неё горькие слезы.

Хорошо, что Невилл уже спал и не видел этого позора!


Глава 6. День шестьдесят восьмой

Приснилось что-то странное. Вроде, сидят за столом Снейп, Лорд и ещё кто-то, не разглядел. Темновато было. И печально так обсуждают, что еды совсем мало становится. Поселок весь выпотрошили. И как дальше быть, не понятно.

Проснулся от ощущения легкого голода. Оно и понятно, порции становятся совсем скудными, а обеденная похлебка всё более жидкой. Скоро и не такое снится будет!

Пока все спят и, никто не заглядывает через плечо, можно спокойно описать наш незабываемый поход. Оговорюсь сразу, после того, что проклятый Снейп творил со мной во время него, он просто обязан на мне жениться! Мял, тискал, хватал за разное! Катал, как хотел, наваливался всей тушей, дышал в ухо, зажимал рот и грозил кулаком за сопротивление.

Садист, маньяк! Практически, насильник невинных гриффиндорцев!

Лорд перенес нас на окраину большого поселка, но мою инициативу, обшарить все ближайшие дома, пресекли на корню. А потом развернули лицом к далёким тонким шпилям на башнях и ноги мои ослабли.

Когда-то, мы дружной толпой ходили по этой дороге, хвастаясь покупками и увиденным. И никогда она не казалась мне такой бесконечной, как теперь. Эта чертова дорога из Хогсмита в школу!

При появлении любой подозрительной тени, силуэта или звука, Снейп крайне бесцеремонно хватал меня за шиворот, зашвыривал в ближайшую яму и героически сигал следом. Первые два раза прямо мне на голову! Потом уже я понял, что нужно компактно складываться и прикрывать голову руками. Получать острым локтем в живот или тяжелой профессорской головой в лоб оказалось не очень приятно. Когда выяснялось, что опасность ложная или прошла за горизонтом, мы вскакивали и рысили, догоняя неспешно шествующего по дороге Волдеморта.

Лорд двигал к цели прогулочным шагом, крутя головой. Со стороны казалось, что он просто наслаждается моментом и любуется красотами. Если бы не весь его хищный облик, ощетинившийся палочкой. Ну чисто скорпион на выгуле, с ядовитым жалом на перевес!

Очень хотелось спросить, неужели он не может наложить на нас какие-нибудь чары из своего зловещего арсенала, что бы ни ныряли как две лягухи по канавам. Но разумный довод, который я сам себе и высказал, остановил от очередного унижения. Ладно, может вид меня, прячущегося за его широкой мантии, доставляет темному магу удовольствие. Но любимого зельевара он точно пожалел бы!

Вначале показалась, что самая страсть была, когда из-за ближайших кустов в нашу сторону двинула четырехногая, огромная фигура. Дохлых кентавров видеть Мерлин миловал. И впредь не хотелось. Жуткая тварь неторопливо прочапала куда-то по своим делам мимо Лорда, не обратив на него ни малейшего внимания. Выставив из-под Снейпа один глаз, удалось рассмотреть погрызенный круп мертвеца, а потом зельевар запихал меня обратно и больше я ничего не увидел.

А потом мы подошли на расстояние, с которого хорошо был виден черный провал парадного входа. И тут кое-кто струхнул окончательно!

Я и забыл, сколько всякого живого обитало в Запретном лесу. Наверное, всё это добро и ошивалось теперь подле замка. Помятые пауки неподвижно висели на стенах. Полукони дефилировали во всех направлениях, периодически подходя к зданию, прислоняясь к нему и замирая. В сторону озера смотреть было страшно. Не хотелось увидеть бедолагу гигантского кальмара с объеденными щупальцами.

Чуть дальше по сторонам кучковалась всякая нежить, но всматриваться мешала подступающая тошнота.

Не скрываясь, Лорд начал творить неизвестную волшбу, делая размашистые пасы. Так и не произнеся ни слова, после этого повергнулся к нам спиной и направился к ступеням.

— Поттер! — забормотал зельевар, неприятно касаясь при этом моего уха губами. — Сейчас они нас не видят. Но, что бы ты сейчас не увидел, не ори, не беги и не вздумай падать в обморок! Никаких резких движений или звуков! Сейчас мы пойдем с тобой в подземелье, держи себя в руках, — и, отстранившись, чуть слышно добавил, — предупреждаю, зрелище не для нервных юношей!

Это точно! Тут он не соврал!

С первых шагов было ясно, что школа пережила хороший бой!

Закопченные гобелены, огромные выбоины в стенах, выломанные окна. Факультетские клепсидры разнесли в пыль, о них напоминала куча смешавшихся разноцветных камушков. Замершие лестницы, утратившие большинство ступеней, лишили меня призрачной надежды добраться до своей комнаты. Правда, зачем мне это нужно?!

Мимо Большого зала, заметив там шевеление, хотелось проползти по-пластунски. Но глядя, как Снейп, смотря только под ноги, уверенно лавирует между обломков мебели, немного воспрянул духом. Судя по тому, как проф себя ведет, он явно уже бывал в школе после её падения. Если он отсюда выбрался, и мы не пропадем!

Уверенность несколько отступила, глядя на то, как мой сопровождающий обмотал тряпкой подобранный обломок, поджег от магловской зажигалки, а потом вздохнул так, словно нырять собрался. И начал спускаться в подземелья. А уж когда из-за поворота к нам вышагнул мертвец в мантии с слизеринской нашивкой…. Я думал, что аппарирую немедленно, без палочки, к чертовой матери отсюда! Ведь это я не пошел в этом году в школу, надеясь, отправится на поиски заныканных по всей стране лордовских крестражей. А учебный год начался, и школа была полна учеников. Многие, впоследствии, не надеясь на уцелеть в своих жилищах, сбежались под защиту надежных стен замка. И попали в грандиозную ловушку. Против магловских мертвецов можно было высидеть здесь хоть сто лет. Но вот дохлые маги шли на магию, как мухи на.… И Волдеморта у осаждённых не было, а стало быть, и шансов на спасение — тоже.

Странно! В начале нашего несостоявшегося похода мы были уверенны, что темный Лорд прячется в Малфой-меноре. Но встретили мы их порознь и в разное время. Не забыть потрясти по этому поводу Драко.

Но самая жуть ждала нас в классе зельевара. Пламя на самодельном факеле больше гоняло тени по стенам, чем освещало. Но две маленькие фигуры, неподвижно замершие у перекошенного котла на столе, я теперь никогда не забуду. Господи, они до сих пор варят что-то, в своем мертвом мире! Кажется, у одного в руках был черпак, но я не уверен.

Потом мы набивали мешки, опустошая тайные шкафы в комнатах Снейпа. И глядя на его спокойное лицо, закрадывалась мысль, что запой был после посещения школы. И не вид мертвых учеников, замерших в вечном ожидании урока, выбило зельевара из колеи. Что же он увидел, что крыша у него съехала вплоть до замещения личности? Нет, не думать об этом! Никогда!

А драпать мы начали, с грохотом и матом уже на обратном пути. Когда пробирались к выходу, из Большого зала выплыло нечто, с большими очками на остатках носа и оскалив огромные зубы, направилось четко в нашу сторону. Наверное, зубы казались такими из-за отсутствия губ, но это я уже потом так решил. А в том момент, когда Снейп с шипением «У-у, су-у-ука!» воткнул горящую деревяшку прямо в разверзнувшуюся пасть, понял, что пора бежать. Потому что, когда профессор Трелони, звеня всеми своими бусами и браслетами, покатилась по полу, к нам неслось всё, что бродило поблизости!

Откуда-то сверху на нас свалилось что-то черное и вцепилось в волосы. Стыдно признаться, но, кажется, я завизжал. Хорошо, мешки не выронил. И хорошо, что Снейп, не выпуская поклажи, меня облапил! (правда, спина потом долго болела, облапил он меня с размаху!) Иначе, при аппарации, мои размахивающиеся конечности остались бы по всему пути перемещения. Лорд, не выпуская моих волос (наверное, выдрал половину, зараза!), перенес нас ещё раза три. Пока я не свалился с ног во внутреннем дворе монастыря. Где мне тут же наступили на спину. Ещё бы, прибыли мы в самый разгар веселья, когда паника была на пике, а мертвяки уже на стене.

Кстати, об этом.

Кое-кто сдуру дал некое обещание.

Вечером.

После целого дня дежурства на стене, забежал проведать Дракона. Живой, змей, даже улыбается белыми губами. Люциус на выходе долго мял пальцами мое плечо, словно все кости решил прощупать, но ничего не сказал. И так все ясно.

На ужин в тарелке обнаружил нечто мало аппетитное. Вроде как слипшиеся макароны с какими-то консервами. Кулинары из пожирателей аховые. Хотел возмутиться, но не заметил, как всё съел. Нам определённо нужна женщина!

Решил обдумать, как выполнить обещанное и надо ли вообще это делать?!

Ночью.

У стен вампиры! Требуют впустить! Наши прячут маглов. Светлые с кольями бегут к воротам. Только этого нам не хватало!!!


Глава 7. День шестьдесят девятый

Я хочу спать. И есть. И не знаю, чего хочу больше.

Наверное, умереть. Ибо стыдно невообразимо!

Но об этом потом.

Нас с Невиллом к стене не пустили. Зато удалось рассмотреть несущегося к воротам Кингсли. Голый по пояс, в светлых штанах, с серьгой в ухе и потрясающий колом в руке произвел незабываемое впечатление. И кажется, не только на магловских женщин. Необузданным дикарем он подлетел к Волдеморту, разглядывающему ночных посетителей через прорезь в створке.

Вопль в ночи «Вампиры у ворот!» действует лучше всякого будильника! Воображение тут же нарисовало толпу голодных тварей, что оскалив игольчатые клыки, штурмуют наше убежище. А их и было-то всего двое. Два молодых парня, пошатываясь и поддерживая друг друга, осторожно переступили порог, готовые в любой момент дать деру. Видок у них был крайне потрёпанный и изможденный. А при виде предводителя светлой стороны, тот, что повыше, закатил светлые до белизны глазки и начал заваливаться навзничь. Увидь кто в ночи чернокожего дикаря, сверкающего глазами и зубами, потрясающего копьем… Есть от чего свалиться без чувств!

Светлые требовали их немедленной смерти, мол, нечего всякую нежить привечать. Менее радикальные и более жалостливые спрашивали, может, им просто зубы выбить и можно запускать? Тут и у второго ноги подкосились.

А Волдеморт молчал, поигрывая палочкой и пристально рассматривая кровососов.

Если слухи были правдивы, именно вампиры не поддержали военных планов Лорда. Их как-то больше волновали свои меж территориальные интересы и делёж кормовых угодий. И теперь у Лорда был шанс отыграться на этих двух истощенных упырях. Мелкая месть, но всё же.

А потом нас самым бессовестным образом разогнали, не дав досмотреть, чем дело кончилось.

Чёрт, стержень остался только один. Надо попросить следующую группу, пусть принесут.

Ах, да, о самом незабываемом. Больше никогда, даже в запале, ничего не буду обещать!

Столкнувшись с Лордом на узкой крутой лестнице нашей башни, ничего умнее не придумал, как загородить ему дорогу. Стараясь не смотреть в становившиеся все круглее после моих слов багровые очи, пробормотал, что просто обязан. Потому что тогда ночью дал себе слово. А гриффиндорцы слово держат! И поэтому, просто обязан, но не очень-то и хотелось, и рад бы, но просто не честно…

— Поттер, ты здоров? — Мерлин, он, кажется, сейчас будет мой лоб щупать на предмет температуры. — Бледный, как смерть.

Взбледнётся тут, когда я собираюсь совершить такое, после чего останется только залезть на крышу башни, поджать ноги и оставшуюся жизнь притворяться флюгером.

— Я обещал расцеловать вас за спасение наших жизней, милорд! — храбро выпалил я, наклонился и звонко чмокнул прямо в пустоту приоткрытого рта, проскочил по стеночке, оставляя позади статую ошеломлённого произошедшим Волдеморта.

— Поттер, вернись немедленно! — Ага, сейчас! Проще пойти к светлым, покаяться в несуществующих грехах и жениться на всех Уизелах одновременно!

Драко как ни в чём ни бывало сидел на старом месте, покуривая в кулак.

— Они что, опять там? — Ну, это уже ни в какие ворота! Снейп что, после каждого похода будет пить и предаваться любви, как старый немытый хиппи?

— Испугался? — Вот язва белобрысая! И сигаретой ты у меня не отделаешься, змей. И радостных объятий он никак не ожидал, подавился дымом и заперхал. — Снейп покусал? Теперь ты будешь у нас секс-гигант угольного подвала?

— Дурак ты, Малфой! Это я радуюсь, что кое-кто выжил!

— О! Это повод! Разрешаю тебе и далее радоваться моему благополучному…

Больше сказать хорёк ничего не успел, когда я снова сдавил его тонкие рёбра.

— Давай, рассказывай!

— А что рассказывать? Стоял на стене, никого не трогал, любовался пейзажами, ковырял в… К-хм, не важно. Тут внизу шум-гам, волна бешеных рыжих, кто-то кастанул и давай радостно скакать и вопить. Пока их гоняли, мертвяки с задней стороны полезли, со стороны скал. Я только и успел заметить, как что-то мелькнуло за плечом. Потом меня сбили с ног, дикая боль — и всё.

— Невилл сказал, что видел Беллу на стене.

— В это я поверю охотно. Эта своего господина и с того света найдёт! — Драко поморщился, нагибаясь и загребая уголь.

— Малфой, я тут спросить тебя хотел… — Как бы это выразиться тактичнее.

— Давай, не мнись, безбашенным грифам это не идёт.

— Почему вы ушли из мэнора, разве Лорд был не с вами? — бросив ведёрки у двери, поволок Малфоя за рукав в наш закуток, надеясь на продолжение разговора.

— Сначала мы так радовались, что он решил сменить ставку, — уныние в голосе хорька можно было ложкой черпать (опять все мысли о еде, это уже плохо), — отец укрепил защиту мэнора, делая упор на старые семейные артефакты. Пару дней мы приводили поместье в порядок и наслаждались тишиной. Это было счастливое время, Поттер! Целых два дня и две ночи. — Мечтательно закатив глаза и выпустив дым из тонких аристократических ноздрей, Драко вздохнул. — А потом как-то комом покатилось. Каминная сеть накрылась, совы приносили новости одну другой страшнее и невероятнее. Домовики докладывали, что за границей поместья видели инферналов. Мать собирала на всякий случай вещи, но при этом укладывала магией, так что сам понимаешь. Потом их пришлось бросить. Это потом мы догадались, что от дохлых магов не спрятаться, если при этом продолжать колдовать. Но на всякий случай решили пробираться в Хогвартс. Знал бы ты, как я радовался, узрев безносый облик нашего повелителя. А как обстояли твои дела, шрамоголовый?

И я поведал ему, как не собирался возвращаться в школу (о причинах, разумеется, умолчал), рассчитывая после свадьбы Билла и Флёр свалить в неизвестность. Вот только праздник так и не состоялся. Погруженные в приятную суету, Уизли не сразу заметили что-то странное в окружающем их мире. Ранним утром в вихре аппарации посередине скромной гостиной Норы появился неизвестный мужчина сильно средних лет. Непрерывно выкрикивая что-то непонятное, взбежал по ступеням, обхватил одной рукой француженку за плечи, второй рванул цепочку на своей шее, хлопок — и привет. Безутешный жених в одиночестве и трусах на босу ногу остался стоять, разинув рот в дверях своей комнаты. А вечером вместо гостей к нам пришли погрызенные и немножко мёртвые маглы из соседней деревни.

Обсудили самое интересное — появление необычных ночных гостей. Которых, как оказалось, поместили в подземелья, подальше от наших вкусных шей.

Вернувшись в башню узнал ещё новость из разряда приятных. Сияя подбитым глазом, в дальнем углу обживал кровать Томас. Подожду приставать с расспросами.

Поздно ночью.

Лежу под одеялом, с фонариком.

Это надо записать, что бы потомки точно знали — Снейп гад ещё тот!

Воспользовавшись тем, что никого рядом не наблюдалось, подкрался сзади, вцепился в плечи. Прижал к своей груди, не давая вырваться.

— Мне выпала честь наблюдать сегодня на лестнице вашу жалкую попытку изобразить… Как бы это выразиться?! Расцеловывание Повелителя. — Тонкие пальца стальным капканом сдавили локти и скользнули ниже, теперь уже, обманчиво невесомо касаясь запястий. — Как ваш учитель, я просто обязан преподать вам, — голос зельевара упал до шёпота, и по моей спине почему-то побежали мурашки, — урок, Поттер! Негоже мне краснеть каждый раз за своего ученика, если тому вздумается ещё раз кого-то отблагодарить.

Как объяснить бывшему слизеринскому декану, что Гарри Поттер очень смутно догадывается о значении слова «расцеловать»?!

— Я поясню, — сухие прохладные губы щекотно прошлись по моему горящему уху, — и даже покажу! Ведь на примере вы понимаете лучше, не так ли, мис-с-стер Поттер!

В следующую секунду меня развернули, и жгучие поцелуи россыпью пронеслись по моему лицу. Висок, веко, скулу, щёку опалило ядом с жадных губ Снейпа. Так быстро, что я не успел ни охнуть, не отшатнуться.

— И заключительный аккорд! — и мои губы смяли таким жёстким напором, что сердце со страху на миг остановилось.

Клянусь, нога сама согнулась и дёрнулась коленом вперёд. Снейп охнул, разжал свои цепкие ручонки, и я смог рвануть со всех ног на выход. Где вонзился носом в грудь не ожидавшему нападения Волдеморту. Не дожидаясь, когда тот, прищурив не человечьи глазки, налюбуется на мои алеющие щеки, очень нелюбезно оттолкнул Лорда и сбежал.

Теперь вопрос. Смогу ли я до конца жизни просидеть под одеялом, сгорая от стыда?!




Глава 8. День семидесятый

Очень раннее утро.

Будить Долохова, залезая с ногами на постель и тряся его за голые плечи, была не лучшая идея. Только пискнуть успел и ногами дёрнуть, как мою тушку крутанули, переворачивая, выворачивая руки и зажимая ноги. Ко всему прочему, выяснилось, что голые у него были не только плечи.

— Гарри? — Антонин расслабился, выпрямляясь и откидывая с лица спутанные кудри. — Не понял! Ты чего тут?

— Совсем стыд потеряли! — высунул из-под одеяла заспанный глаз Руди.

— Что там? — заинтересовался его брат с дальней постели, приподнимаясь на локте.

— Поттер с Антонином кувыркаются.

— Они только начали или мы все проспали? — подал голос Яксли, садясь на кровати и сонно почесываясь.

Картина маслом. Я в чужой постели, её хозяин на мне верхом, с утреннем стояком наперевес. Мне хана!

— Что вы там разорались с утра пораньше? — забурчали с дальнего угла.

— Слезь с меня. Живо! — от такой жизни и на парселтанг перейти не долго. Видимо, перекосило меня здорово со зла, Антонин тут же поднял примирительно руки и, ловко перекатившись, мгновенно оказался под одеялом. А я — на полу.

— Ай-яй! — осуждающе покачал головой проходящий мимо Уолден. — Не по правилам это, Антонин. Не позорь мальчишку.

— Ну тя к чёрту, праведник! Это случайность, не более! — взъярился отчего-то Долохов. — Я попросил. Он разбудил. Спросонья его чуть не убил. Всё! Если кто к Поттеру с пошлостями пристанет, я лично прикус поправлю! А ты чего? Тебя просили разбудить меня одного, а не весь монастырь! — свесив голову, уже мне. — Ползи отсюда! В следующий раз плесни лучше воды в лицо и сразу убегай!

Век живи, век учись… ждать подвоха.

А перед глазами долго стояло лицо Долохова. Доля секунды, момент атаки. Мёртвые глаза убийцы.

Позднее.

Запишу по-быстрому, пока не забыл. Видел нечто странное. И спросить не у кого, что это было.

Мыл полы в дальнем закутке, стоя на четвереньках.

Стукнула дверь, раздались шаги. Праведный вопль «Вытри ноги, сволочь!» умер на губах. Хотел бы посмотреть на могилку того, кто такое Тёмному Лорду вякнет.

Кстати, наш предводитель в последнее время ведёт себя странно. Облазил всю башню, нашу залу, верхние пустующие комнатки и чердак. Не удивлюсь, если и на покатую крышу залез и шпиль пощупал. Простукивает палочкой, высматривает, измеряет. Что-то затеял, но разве кому-то скажет?

Но сейчас просто прошёл к камину, присел на жёсткий стул и уставился на огонь. Не зная, что делать дальше — притихнуть или продолжать шуршать по камням тряпкой, — я решил выждать. Ну и передохнуть, а то колени уже ноют.

— Мой Лорд! — похоже, сейчас я стану свидетелем того, чего быть не должен. Плотно притворив за собой дверь, Макнейер направился к своему повелителю. Не дойдя пары шагов, склонился в почтительном поклоне, вставая на одно колено.

— Говори! — приказал Волдеморт, не сводя горящих глаз со своего слуги.

— Прошу разрешения для официального ухаживания за мальчиком, мой Лорд! — тут в мои заскорузлые мозги закралось нехорошее подозрение.

— Это опрометчивое решение, ты сам это знаешь! Он полукровка! — Эй, ребята, вы о чем?

— Простите за дерзость, мой повелитель, но сейчас я не считаю это помехой. — Уолден ещё ниже склонил голову, и тёмные, отросшие волосы занавесили его резкие, грубые черты лица.

— Он знает? — Лорд словно заиндевел и голос не отличался теплотой.

— Он пока не знает. Я сообщу ему в положенный срок, если он примет мои дары, проявит благоразумие и явит свою благосклонность.

Мама дорогая! Что происходит? Какого чёрта?!

— Я разрешаю тебе, Уолден Макнейер, начать обряд ухаживания. Как первый, предъявивший свои права на мальчика, ты можешь поставить в известность иных претендентов, если таковые имеются. Но если мальчик откажет, ты отступишь от притязаний!

— Я повинуюсь, мой Лорд!

Лишь после того, как за просителем закрылась дверь, я смог выдохнуть. Как не хватает Гермионы! Кто-то теперь свихнётся, размышляя об услышанном.

— То, что произошло и услышано, здесь и останется. Не так ли, Гарри? — поинтересовались над моей головой. Опершись на постель, я с трудом распрямился, скрипнув коленками. С ещё большим трудом заставил себя поднять взгляд на стоящего рядом Волдеморта.

— Могу я спросить…

— Нет! Тебя это не касается!

И стремительно вышел, оставив меня в больших сомнениях.


Глава 9. День семьдесят первый

Вчера поздно вечером господа пожиратели затеяли совет. Мы с Невиллом разве что не храпели, сидя за столом и грея руки о кружки с чаем. Но при этом я не забывал отслеживать Макнейера и его действия. Странный разговор днём не давал мне покоя. Мальчик? Плюну в того, кто скажет, что я девочка. Полукровка? Об этом знал весь магический мир. Это что получается, меня сосватали бывшему палачу? Благосклонность? Большой розовый член ему в ладони, а не мою благосклонность!

Не стоит забывать и о Снейпе с его поцелуями!

Ах, да, по поводу совета.

Я уже писал, что каждый раз мне хочется украдкой взглянуть на свою левую руку? Точно там метка не стоит? У каждого свое предписанное место. Без шума и суеты сели, молча пучим глазки на восседающего во главе стола Волдеморта. Окинув собравшихся внимательным взглядом, он, словно на уроке, называет человека. А тот дает подробный отчёт по той сфере, которой он заведует. Невилл, Дин и я, сидящие в самом хвосте и ни за что не отвечающие (мальчики на побегушках), тихо дремлем с открытыми глазами. Три гриффиндорца на собрании Пожирателей Смерти.

— Мой Лорд! — подал голос Рудольфус. Дождавшись благосклонного кивка своего повелителя, продолжил: — В последней партии маглов много женщин. Мы могли бы привести пару из них. Пусть отрабатывают свое проживание и нашу защиту.

— Сходи, Руди, сходи! — фыркнул презрительно Антонин, сидящий по правую руку Лорда. — Расскажешь нам потом, какие злые бывают голодные маглы. И как больно получать прикладом в лоб!

— Что ты несёшь? — оба брата вскинулись в готовности отстаивать свои чистокровные позиции.

— Правду в народ! И истину для идиотов!

— Прекратить! — Хорошо быть Тёмным Лордом! И сказал вроде негромко, а тишина наступила просто оглушительная.

Помолчали, настороженно посматривая на руки предводителя, готовые при малейшем движении пальцев нырять под стол.

Низко склонив голову, Невилл улыбнулся в кружку. У Дина вырвался нервный смешок.

— Младший состав хочет высказаться? — Нет, господин зельевар, сэр! Младший состав в полном составе хочет жрать, спать и… Нет, остановимся пока на уже сказанном.

— Бывший Гриффиндор! — буркнул себе под нос Яксли, но услышали все, кому предназначалось.

— Маглов много, и они хорошо вооружены, — судя по выражению лица Невилла, он меня сейчас поддержит, но ночью язык мне укоротит. — А палочкой без последствий может пользоваться только Темный Лорд. Если кто-то из вас поволочёт женщину за косу стирать свои подштанники, вспоминая свои чистокровные замашки и пожирательскую молодость, прикладом дело явно не ограничится. Плюс Кингсли такое не потерпит. Оно вам надо?

— Будешь продолжать сам поласкаться в корыте, Поттер? Так нравится? — О, в кои-то веки Флинт рот раскрыл. Судя по красным пальцам, он сегодня на постирушках был.

— Ты ещё про готовку вспомни, — тут скривились многие. Готовить умели единицы, но навечно к кастрюлям вставать никто не собирался. Рагу из того, что под руку попалась и неизвестно из чего сваренная похлёбка — пир горой.

— Ближе к телу, Поттер! — заерзал Руквуд. Ага, твою горелую кашу мы долго не забудем. Дым валил из всех окон! Светлые с маглами вперемешку, гремя вёдрами, принеслись тушить пожар. А потом мы долго не могли их, ржущих до слёз, вытолкать взашей.

— Нанять! — Простейшее решение не пришло в их тёмные головы. Конечно, проще развязать мини-войну за женщину, чем оторвать от сердца пару кулёчков со съестным.

— Здесь живут несколько чистокровных семей. Может, кого-то из женщин попросить? — наивно поинтересовался Дин. И, глядя на гримасы окружающих, понял, что сморозил нечто неуместное.

— Мы просили, — прошептал Невилл, глядя в стол, — нас послали.

Глупая была затея. Представить Нарциссу Малфой у огромной кастрюли, готовящей на кучу взрослых мужчин, не смог бы даже Снейп во время своего запоя. Правда, именно его и посылали парламентёром, ибо не жалко. Вернувшись, он в красках, не жалея наших ушей, рассказал, кто куда нас послал и чего при этом пожелал. Я бы это записал, но от хохота почти все обороты цветистой речи позабыл.

В общем, надо было меньше рот открывать! Постановили, чтобы мы с Лестрейнджами пересчитали запасы и решили, сколько и чего мы сможем использовать в качестве оплаты. А потом меня выпнут из башни, как самого умного к маглам. Торговаться и нанимать рабсилу.

Так что братья будут сейчас озвучивать, а я записывать. Интересно, они разбираются в крупах. Или я буду писать «Крупа серенькая», «Крупа жёлтенькая»?!

Вечером того же дня.

Где игла с ниткой?!

Зашью, на хуй, себе рот! Навечно! Вот прав был Снейп. Поттер — идиот!!!

Запасов мало, просто крохи!

Из посёлка выгребли всё, Том лично этим делом занимался. Находил в домах кладовки, помощники сгребали, не глядя, Лорд уменьшал поклажу и аппарировал прямо в башню. Остальные участники рейда, нагруженные в основном чем-то по хозяйству и мало-мало едой, официально возвращались самостоятельно. Отсыпали на общий котёл из поклажи на глазах у всех. И не придерёшься.

Я бы сам до такого не додумался. Или потом совесть замучила бы. А у Волдеморта какая совесть? Зато сытые! Почти.

На поклон в магловскую общину ходил не один. Снейп увязался. То ли с тыла прикрывать, то ли не пропустить незабываемое зрелище. Но вел себя он чинно, держался отстранено.

Постучали. Вошли. Захотелось сразу к Волдеморту на ручки и рыдать.

Встретили нас сразу у двери трое. В руках оружие. Снейп расслабленно, с нескрываемым интересом рассматривал ружье в руках близ стоящего мужчины.

Банда головорезов, у них даже женщины вооружены. Сидим в своей башне и не знаем, что у нас под боком творится! Надо будет Лорду нашептать, пусть ухо держит востро!

И представитель у маглов такой… представительный. Высокий, широкоплечий. С яркими светлыми глазами. У Снейпа, кажется, началось повышенное слюнотечение. Я аж вспотел, ну как зельевар сейчас забудет, зачем мы тут и глазки строить начнет?! Это мы в башне — люди привычные, и то не с первых дней запоя.

Поэтому я споренько озвучил свое предложение, красочно описав, что люди мы приличные, во всех отношениях (Снейп за моей спиной звучно чмокнул, и я от страха присел. Надеюсь, он там не воздушные поцелуи раскидывает?).

Магл покивал, вспоминая, видимо, наших горе-поваров, пообещал вечером переговорить с женским населением. Так что завтра поутру будем ждать, вдруг найдётся кто смелый. Или голодный. В случае успеха сам лично буду прятать Волдеморта за занавеску, пока ароматный супчик варится!

Вечер. Скучно. Говорить не о чем.

Волдеморт сидит напротив и тоже что-то строчит в тетрадке. Мемуары, наверное.

Снейп в тёмном углу нашего закутка навесил полки, задёрнул их тряпицей. Теперь сидит на постели с ногами, сортирует добычу из школы, раздражённо что-то шипя сквозь зубы.

Свободные от дежурства на стене режутся в карты на личные заначки. На которые те, у кого заначек нет вообще (намекаю на себя) кидают жадные взгляды. Рядом Дин крутит в руках выделенную в пользование старую щербатую кружку, пытаясь разглядеть в море кипятка каплю заварки.

Сборище с картами заволновалось, в очередной раз что-то проигрывая, и от них, посмеиваясь, в нашу сторону направился Макнейер.

— Чай вкуснее пить с чем-то, а не впустую, — констатировал известный всем факт, кладя яркую пачку перед Дином. — Не откажись принять.

Разрешение. Дары. Принять!

Пазл сложился в голове за мгновенье. И рот я уже открыл, что бы предостеречь Томаса, с нескрываемым интересом разглядывающего вожделенные печенки.

Ай! Не думал, что Волдеморт, сидя напротив и строчащий что-то с умным видом, может со всей дури пнуть мою голень. Но больше ведь не кому! Видать, чтобы до некоторых дураков дошло быстрее, перестал писать и, разминая пальцы, уставился так, что мой язык в трубочку свернулся, а челюсть с лязгом захлопнулась. Колданул, не иначе!

— Спасибо! — вежливо поблагодарила жертва, подтягивая к себе дары. Бывший палач окинул довольным взглядом любопытные лица игроков и, наливая себе чаю, присел с нами.

Интересно, почему Снейп, оторвавшись от своего увлекательного занятия, с такой перекошенной ухмылкой так долго, не моргая, смотрел на меня?


Глава 10. День семьдесят второй

Рано утром, когда ещё почти все нежились в прохладных постельках, в дверь оглушительно забарабанили. Такой паники магический мир ещё не видел! Пожилая магла, осторожно вошедшая в приоткрытую Флинтом дверь (сам он притаился за дверью, с поднятой над головой сковородой), слегка опешила. Полдюжины полуголых всклокоченных мужиков, частично замотанных в одеяло и вооруженные чем попало. Лично я успел только сесть и натянуть футболку, в спешке в ней запутавшись.

— Эх! — озвучила женщина, как-то погрустнев и рассматривая лохматые ноги Макнейера и голые плечи Лестрейнджей. — Мне такое богатство да лет тридцать назад.

— Мерлин, спаси нас! — Яксли подхватил спадающее с задницы одеяло и спешно покинул оборонительные позиции, отступив в свой закуток.

Лу — так её звали, была жемчужиной в нашей навозной куче. Многие из нас готовы были просто сидеть неподалеку и завороженно наблюдать за развивающейся деятельностью.

Женщина придирчиво обследовала печь, коллекцию утвари, предложенные для готовки продукты. Хмыкнула, закатала рукава на полных руках, и на нас обрушился свирепый ураган.

Невилл поскакал за углём. Флинт и Яксли — за водой. Макнейер получил ложкой по руке, Руди — полотенцем по заднице. Мне отдавили в суете ногу.

Разлив по тарелкам ароматное варево, сложила руки на груди, с умилением наблюдая за жадно насыщающимися мужиками. При этом смахивая украдкой набегавшие в уголки больших глаз, слёзы.

Я так торопливо жевал, что прикусил щёку. Рядом урчал Дин, закатывая глаза от наслаждения. Невилл явно раздумывал, не облизать ли тайком тарелку.

— Мадам! — Антонин отодвинул пустую тарелку. Резко поднявшись, подошёл к опешившей магле и, поймав её руку, склонившись, звучно чмокнул в запястье. — Выше всяких похвал!

Женщина густо покраснела, пряча руку за спину и незаметно вытирая её об юбку.

— Приду в обед, — бочком двинула к выходу, прижимая одной рукой к груди пакет с вознаграждением. Неожиданно остановилась за спиной замершего с ложкой у рта Волдеморта, всхлипнула и погладила его по плечу.

— Кушай, болезный! Набирайся сил, а то вот какой бледненький!

До того момента, как за ней закрылась дверь, лица некоторых собравшихся наливались багровым цветом, глаза Лорда медленно сужались, гриффиндор лез под стол.

— Это Поттер её привел! — рявкнул Август, Долохов хрюкнул, стремительно зажимая себе рот и сдерживая рвущийся смех.

— Глупая магла не знает, кто такой Тёмный Лорд! — возмутился Руди, видимо, вспоминая бесцеремонный шлепок полотенцем.

— Зато хорошо готовит, — невозмутимо продолжил трапезу Волдеморт.

— Ведь её наняли готовить, а не трястись от страха в углу, — поддакнул Снейп, промокнув губы бумажной салфеткой.

Пронесло. Гарри Поттер снова уцелел!

Вечером.

Решили, что порядок поддерживать будем сами, а Лу — кашеварить и стирать.

Приходил Кингсли, шептался о чем-то с Лордом.

Предчувствия не обманули, свободному на завтра составу приказали спать! Завтра в рейд выходят смешанные группы, маги вместе с маглами. А что, есть все хотят.

Сунул нос в списки, выяснил, что не повезло. Мало того, что поставили в пару со Снейпом, так ещё подсунули какого-то магла Робина. С другой стороны, лучше так, чем кто-то из светлых, особенно если Том собрался старые фокусы проворачивать.

Спать так спать.

Ах, да! Забыл рассказать, что мы с Невиллом махнулись местами с пожирателями и переехали в угол к Томасу и Флинту.

«Молодняк сбивается в стаю!»

Да хоть бы и так, лишь бы от Тома и Снейпа подальше.


Глава 11. День семьдесят третий

Это был сон! Скажите мне, что это был сон!

Такие похабные сны мне ещё никогда не снились! И больше не надо!

Приснилось, словно что-то коснулось моих губ и язык обожгло.

Я открыл глаза, но, благодаря растопленному камину и множеству свечей, все словно подёрнулось дрожащим маревом с красным отливом. Стало жарко. Нечем дышать.

Тело горело, словно в огне. Откинул одеяло, хотел попросить Невилла, чтобы принес попить. Только Лонгботтому явно было не до меня. Одеяло на полу, широко раскинутые ноги, приспущенные трусы. Запрокинутая голова. Пальцы, осторожно сжимающие стоящий член. Стыдно, но это же сон, можно ведь посмотреть?

А вокруг творилось черте что! Кто-то громко стонал в соседнем закутке.

— Не могу смотреть на твои страдания, мой сладкий темнокожий мальчик, — пробормотали сбоку. О боже! Макнейер развернул Дина на постели, сажая на край, а сам опустился на колени промеж его ног. Остальное я не видел, но догадаться не сложно.

И появление подле моей постели обнаженного Августа с багровым огромным членом наперевес как-то не испугало. Испугало то, что это как-то… обрадовало! Хотелось руки протянуть и обнять за крепкую, надежную такую шею.

Стыдно даже писать, но кроме меня это никто не прочтёт!

А ещё очень обидно было во сне, когда за плечом Руквуда возник Снейп, прошептал что-то ему на ухо, и голый мужчина, криво усмехнувшись, направился к Флинту, борющемуся со своим каменным стояком. И, наверное, успешно помог в этой борьбе.

А я сидел, обиженный, поглаживающий плачущий смазкой член в штанах. Эх, никому мы не нужны! Даже Снейп, гадский, противный Снейп, отогнав того, кто мог меня утешить и облегчить зуд в штанах, окинув меня мрачным взглядом, деревянной походкой двинул прочь.

Очень хотелось проснуться, в тишине и одиночестве. И не слышать чмокающих звуков, не видеть, как напрягаются ноги у Невилла. Или лицезреть, как Август подминает под себя Маркуса, как прогибается вспотевшая поясница.

Но самое весёлое было впереди!

На несгибающихся ногах, словно нехотя, Снейп добрался-таки до поджидающего подле камина Тома. Лорд развернул к себе зельевара и принялся неторопливо расстегивать ему пуговицы на рубашке, глядя при этом неотрывно в глаза. Медленно положил ладони на грудь, ещё медленнее повел их к плечам, сгоняя с тела ткань. Вздёрнув подбородок, Снейп словно кидал вызов своему повелителю. Или его действиям.

Волдеморт так же неспешно сбросил с себя мантию, шагнул ближе и нагнулся, накрывая ртом судорожно сжатые губы зельевара.

Увидь я такое в реальности, точно бы вывернуло наизнанку. Но во сне…

Пара, освещаемая беснующимся в очаге пламенем, омытая звуками безумной оргии, была завораживающе красива. Снейп, с его безвольно расслабленными руками. И Том, пожирающий рот в хищном поцелуе, перебирающий острыми когтями чёрные волосы на затылке у жертвы. И когда Лорд властно надавил партнеру на плечи, тот встал на колени, словно на трон взошёл. И длинный белый лордов член заглотил — будто вина пригубил на приёме в высшем обществе. Словно не его дёргали за волосы, насаживая глубже, подтягивая так, что маленькие яички Тома касались подбородка.

А я все ласкал себя, невозможно возбужденный, ожидая десерта.

Меж тем Снейпа поставили в унизительную позу, задрав на голову так и не снятую до конца рубашку и приспустив брюки. Лица я его больше не видел, но слышал сдавленные стоны. Даже сквозь всеобщую какофонию было понятно, что это не звуки страсти, когда Волдеморт принялся проникать в его тело. А потом вообще началось нечто бредовое. Не прикасаясь к телу любовника, ничем, кроме паха, раскинул руки и, кажется, запел на неизвестном наречие. Толчки были, как удары. Тело Снейпа сотрясалось, голова моталась, подметая волосами пол.

Я всё дрочил и дрочил, не обращая внимания на почерневшее пламя в камине. На усилившиеся крики. На грохот подпрыгивающей койки Флинта. На яростно целующуюся разноцветную парочку, скользящую телами друг о друга. Меня больше занимало там, где член Лорда исчезал промеж худых ягодиц бывшего учителя.

Словно молнией пронзил экстаз на грани боли. Помню, что кричал в голос, не стесняясь, приобщаясь к общему хору, где мой голос затерялся. Помню, что упал на подушку, выжатый досуха, без сил, чтобы дышать. Помню тихий голос Волдеморта в оглушительной тишине.

Проснулся бодрый, как давно не было. Со сладкой ломотой в теле, счастливый до невозможности. Никому никогда сон не расскажу! Это только моё!

Позднее.

Всё, выходим. Тетрадку возьму с собой. А то найдут — позора не оберёшься!


Глава 12. День семьдесят четвёртый

Сижу на втором этаже заброшенного дома, вокруг бродят возможные хозяева.

Снейп сказал, что у нас пять минут. Что успею, запишу.

Робин оказалась совсем молодой девчонкой. Плоскогрудая, жилистая. Очень злая, с большим для её рук автоматом.

До посёлка дошли общей группой, после чего разбрелись в запланированные стороны. Мы трое обошли по кромке небольшой лесок, где проф провёл с Робин задушевную беседе на тему «Так ли сильно вы хотите есть, чтобы заткнуться и не вякать?!». Дева сопела, ковыряла носком старого ботинка влажную землю и всматривалась в жидкий туман над лугом. Наверное, искала там подсказку. Наконец вздохнула и согласно закивала. Давно бы так, у меня уже ноги сыреть начали.

До старой фермы добрались быстро, где бегом, где ползком, где кувырком. Неугомонная Робин при каждом подозрительном шорохе куста порывалась пустить в ход оружие. Пока зельевар, всю дорогу скрежещущий кривыми зубами, не навис над ней смертельной угрозой. И не прошептал присевшей от страха деве, прямо в направленное в его лицо дуло, что он сделает и куда засунет эту металлическую штуку, если она не перестанет дергаться и нервировать его. На что она неожиданно лучезарно улыбнулась, поправила несуществующую грудь и пропела:

— О, месье знает толк в извращениях?! — и, закинув автомат за спину, вытащила из-за пояса длинный, острый штырь.

Так и рысили до фермы, пригнувшись, ушки топориком, глаза навыкате. У Снейпа гвоздодер, у меня огромный нож. Должен сказать, завидки берут, как зельевар орудует железкой. А такую шикарную реакцию в нем, видимо, Лонгботтом воспитал, держа в напряжении, пока у котла стоял. Как Снейп лихо мертвяков крушил! С разворота, в темечко острием только — хрясь! И дальше поскакал.

Неприятное это зрелище, пара дохлых коров, бодро шагающих за вами через поле. Вот от них мы летели, ног не чуя и себя не помня. Храбрый Снейп, герой постапокалипсиса, летел впереди всех, волоча меня за руку. Бородатого мертвяка, мнущегося перед крыльцом мы, кажется, затоптали, но это уже мелочи.

Едой тут и не пахло. Точнее, пахло, но не едой. В одной комнате, вспомнив своё детство золотое, нашёл небольшой тайничок в полу. Чипсы, коробка сахарных колечек, кулек конфет и пару шоколадок. Каюсь, одну заныкал в карман. О, ещё журнальчик с голыми грудастыми тётками. Быстренько пролистнул.

Зря! Перед глазами тут же появился Снейп, с голым задом, на коленях…

Бр-р-р! Примерещится же такое!

Всей найденной ерундой щедро одарили Робин, чему она была почему-то страшно рада.

Всё, Снейп свистит.

Снейп.

И член в его … Твою мать!
* * *
Фонарик скоро сядет. Всё плохо! Всё хуже не бывает!

Вы знаете, что можно мять, гладить, царапать ногтями эту чертову метку на чужой руке, но Волдеморт не выскочит из темноты, как черт из преисподни?! А я теперь это знаю. Несчастную вялую снейпову руку я тискал как голую бабу в голодный год. Только что не грыз зубами, даже кричал в неё. Наверное, после всего этого я просто обязан на ней жениться.

Как мы проморгали этого урода, притаившегося в темноте полуразрушенного сарая? Я виноват! Моя вина! Пёр не глядя, впрочем, как всегда!

Ничего не поняв, отлетел в сторону, крепко приложившись плечом и ухом об стену. Взвизгнула Робин, рванувшись к Снейпу. Который, как-то нелепо раскрыв рот, смотрел на четыре тонких жала вил, вошедших ему в живот. О боже, мне никогда не забыть выражение беспомощности на его обесцвеченном лице.

Я успел поймать его. Хватал воздух пересохшим ртом и не мог отвести глаз от расплывающегося тёмного пятна на сером свитере. Где-то сбоку кто-то бил заточенным железом кого-то страшно хрипящего. А у меня только одна мысль металась в голове. Хочу в безопасное место, где можно будет помочь. Спасти. Вылечить!

Не знаю, как получилось, но Снейп обхватил мою шею в ту секунду, когда нас подхватило в воронку апарации. Может, это он нас скорректировал. И из-за него выкинуло черте где, макнув при этом в ледяную лужу.

Лес. Поляна. Всё не важно! А вот низкорослый домик шагах в ста от нас — уже интереснее. Дверь на месте, окна — тоже. И ни одной дохлой твари поблизости.

Никогда не думал, что тощий проф такой тяжеленный. При этом я боялся схватить его как-то не так и причинить ещё большие страдания. Долго возился с дверью, пиная её ногой и пихая задом, пока Снейп не пробормотал:

— Сбоку, слева… засов на себя…

Крохотная дровяная печь, широкая массивная лежанка, застеленная старыми шкурами, куда я и свалил подозрительно молчаливое тело. Страшные мысли крутились в голове. Если он сейчас тапки откинет, мне придется его угомонить. А чем? Ножик-то потерял!

— Полка над столом… третий, восьмой и десятый, — более четкой инструкции в моей жизни еще не было. Сколько накапать на язык из первого — это понятно из прерывистого шепота. Задрать мокрую, тяжелую ткань на впалом животе — что может быть проще. Попытался рукавом вытереть кровь, чтобы увидеть, куда лить из второго. Хлынуло ещё больше. Господи, неужели в человеке может быть такое море кровищи? Ладно, залил дырки как смог.

— Весь…, — вот и понимай, как знаешь. Куда весь? В рот? На раны? Побрызгать вокруг?

— Снейп, куда его? В рот? Выливать в рот? Чтоб ты сдох, не смей умирать, гад носатый! Упырь подземельный! — не зная, как привести его в сознание хоть на мгновение, истошно завопил. — Профессор Снейп, вы бездарность как учитель, сэр!

— …рот… — высказался проф из небытия.

— Что? Как это понимать? Вымоете мне рот мылом? Я урот? В рот мне? Или вам? — Ну, извини, Снейп, ты сам сказал!

Вроде ровно дышит, кровь не идёт, я щупал. Нашёл дрова и спички, затопил печь.

Лорд не вызывается. Хочу пить, есть и спать. Закрыл дверь засовом. Попробую поспать.


Глава 13. День семьдесят пятый

Снейп спит. Во всяком случае — дышит точно!

Вытянулся в струну, руки на груди. Сижу тут, словно покойника караулю. Жутковато. Со скуки облазил всё, куда смог нос сунуть. Интересно получается!

Даже героический, но глуповатый гриффиндорец догадался, что жилище обустраивал маг. Тайное убежище, рассчитанное на одного. Если бы Снейп не сделал пирсинг вилами, никогда бы Гарри Поттер не переступил этого порога. Не бегал бы снаружи, как последний дурак, с ведром под дождём, судорожно соображая, как набрать падающую воду. Попрыгал под крышей в поисках водостока, наткнулся на аккуратный крытый колодец. Хотел расцеловать ведро, каменную кладку и верёвку, но не стал.

Мокрому холодно и неуютно, даже в натопленном дому. Пить ледяную воду не рискнул. Ещё не хватало простудиться, свалиться рядом с раненым и сдохнуть на пару. Разделся до трусов, долго дрожал подле металлической печи на кривых массивных ножках, глуша голод сигаретой. Спасибо целлофану, в три слоя которого Дин обернул мою последнюю пачку. Хоть что-то сухое.

А может, отрезать кусочек от профа и пожарить над огнем на кочерге? А потом сказать, что так и было? Рот наполнился липкой слюной. Только мысль о том, что зельевар наверняка насквозь ядовит, удержали меня от поиска особо сочных мест на его жилистом теле.

Больше меня интересовал большой металлический ларь в углу, закрытый на не менее большой замок. Сломать дужку кочергой не вышло. Наверняка там что-то интересное, в плане съедобности.

Вскипятив воду в котелке, перебрал подвешенные к потолку в дальнем углу метелки сушеных трав. Опознав безобидные зверобой и перечную мяту, заварил в большой толстостенной кружке. Нахлебался «чаю», мысли от поедания бывшего учителя отступили на задний план.

От нечего делать произвёл повторный обыск.

Радость какая, свечи нашёл!

Вторую ночь, в темноте, на полу я бы не перенёс! Так и спал с одним открытым глазом, уставившись на Снейпа. Если бы он очнулся, мог остаться заикой с нервным тиком! Доказывай потом, чего я тут с ним делал.

Пока не стемнело, принёс ещё воды, похлебал холодного чаю. Вспомнил про шоколадку. Пока искал, изошёл на слюну. Вспомнил про Снейпа и, обливаясь горькими слезами жадности, разделил её пополам. Вспомнил, как проф издевался надо мной в школе. Отмерил ногтем свою обиду на его части и отгрыз её в качестве моральной компенсации.

Спать решил лечь вплотную к постели. Если Снейп оживет… в любом из двух вариантов, наступит на меня. А кочерга-то под рукой!

Уже укладываясь и утрамбовывая под голову рюкзак, подумал, что кровь на свитере у зельевара давно засохла и, наверное, давит на раны, мешая их скорейшему заживлению.

Вы пробовали раздевать тело?! Это чертовски проблематично!

С меня семь потов сошло, прежде чем раздел проклятого Снейпа! Свитер превратился в средневековый панцирь. Пришлось встать кривым боком у изголовья и тянуть его на себя за рукава. Подсвечивая свечой и стараясь не капать воском, осмотрел профессорское пузо, точнее, полное его отсутствие. Ничего не разберешь за тёмными разводами. Потыкал осторожно пальцем в ямку пупка. Кожа вроде холодная, наверное, воспаления нет.

Брюки у Снейпа в районе гнезда превратились в бронетрусы. Пришлось и их стаскивать. Хотел было на ощупь молнию расстегнуть, ибо стыдно! Не каждый день с мужика штаны снимаешь. С другой стороны, пока шаришь, не хотелось бы нащупать что-то другое. А если он ещё и очнётся в этот момент! Слава о Потере, маньяке-некрофиле, будет долго греметь среди выживших. И спать при мне побояться даже славные неустрашимые ребята Пожиратели.

А ещё у Снейпа не оказалось трусов! Неужели яйца на холоде не стынут?

Потом я долго стоял в ногах, разглядывая бывшую грозу хогвартских подземелий.

И чего я так долго боялся и ненавидел? Коленки узловатые. Жесткие волосы в паху слиплись от крови, и белый вялый член сиротливо заблудился в этих суровых дебрях. Острые бедренные кости натянули сухую кожу, волоски на груди водили жиденькие хороводы вокруг кнопок сосков. И на что я там во сне дрочил? Накрыть волосатой доисторической шкурой и забыть!

Волдеморт, родной, забери меня отсюда!

Моя несчастная крыша чуть не отлетела сегодня ночью в дальние леса, махая черепицей.

Шикарное пробуждение! Кто-то дергал меня за нос!

Открыв глаза, я судорожно принялся нашаривать кочергу. Свесившись с постель, на меня в упор смотрел оживший Снейп. И сквозь занавесь волос невозможно было рассмотреть, насколько он ожил. Шиздец, ребята, сейчас от меня клочки полетят!

— У меня к вам три вопроса, мистер Поттер! — хрипло поинтересовались сверху. От сердца отлегло! Говорящие мертвяки мне ещё не встречались. — Какого чёрта вы тут делаете? Почему я голый? — и прищурившись, наклонился ещё ниже. — И как, Поттер? Понравилось?


Глава 14. День семьдесят шестой

Нужно было придушить его подушкой, пока не очнулся! Что, подушек тут нет? Тогда тем, что есть! Мало того, что, едва вернувшись с того света, Снейп затравил меня язвительными насмешками по поводу того, чего не было. Так ещё приказал немедленно накормить, раз уж перед этим не было цветов, роскошного ужина и подарков. На принесённые кружку с «чаем» и огрызок шоколадки взглянул с большим недоумением. Брезгливо понюхал жидкость, закинул в рот сладость и пригубил заваренную мяту.

— Это очень мило, Гарри, но я просил поесть. Понимаете? Ням-ням. Моему несчастному организму, потерявшему много сил, требуется еда!

— И что вы предлагаете?

Он что, издевается? Метнуться в магазин?! Сейчас, дорогой профессор Снейп, только калоши начищу! Ах, извиняюсь, кошелёк в башне под подушкой забыл! Вот горе-то! Как думаешь, отпустят в долг фунт свиных отбивных и пару копчёных селёдок? Или подожди, сейчас до монастыря добегу, наверняка Лу сготовила, что-нибудь вкусного, я в пригоршне принесу!

— А когда меня раздевал, — шёпотом поинтересовался Снейп, с интересом разглядывая орущего меня, — у тебя так же забавно алели щеки? Ты облизывал губы, рассматривая мой член?

Я удрал. Да! На улицу. Сидел на брёвнышке, любуясь на мелкую морось и покуривая в кулак.

Гад! Вот ведь гад! На что там любоваться-то? На жалкий обмылок? Да там на два раза пописать осталось! А вот во сне, когда Том его рачком поставил… Бля, ну вот, у меня писюн начал признаки жизни подавать.

— Лежать, скотина! — прошипел себе на ширинку и пошёл в дом. Холодно обижаться-то.

Вовремя! Мнимый умирающий, сидя голяком на корточках (кстати, забавный вид сзади, тёмная волосатая мошонка до пола промеж желтых пяток), ковырял замок на ларе.

Заглянув через плечо в открывшиеся недра сокровищницы, я едва удержал затрясшиеся ручонки, что бы не потянуться к увиденному. Баночки! Мешочки!! Пачечки!!!

— Вот место, где не шарила ещё любопытная лапка Гарри Поттера! — торжественно объявил Снейп, со стоном садясь на задницу. Обратно на койку пришлось волочь его на себе. Симулянт чёртов! Глазки закатил и затих, якобы в обмороке. Ага, только в обмороке не храпят и не чмокают губами.

Каша получилась что надо! Немного переварилась, но полбанки тушеного мяса это компенсировали.

Жизнь определённо налаживается!

* * *
— Куда вы лезете, мистер Поттер?!

— Ложусь спать, а вы что себе возомнили, профессор Снейп, сэ-э-эр?!

— Здесь лежит раненый, брысь отсюда!

— Раненый может подвинуться, и на маленького гриффиндорца вполне хватит места!

— Я вас боюсь, мистер Поттер! Вы раздели меня, лапали при этом, возможно, было что-то ещё и вы пользовались моей беспомощностью! А теперь лезете на постель, полуголый, с горящими глазами!

— Что?! Вы себя в зеркало видели? Тощие жёлтые мощи, поддёрнутые редкими жёсткими волосами! Кому понравится такое?! Кто позарится?

— Судя по тому, что именно вы карабкаетесь к этим мощам с маниакальной настойчивостью — вывод напрашивается сам собой! Решили подарить мне свою драгоценную девственность?

— Убью!!!

— Лежачих не бьют!

— Вставай и сразись!

— Поттер, вы идиот?! У меня из орудий только копье и то в размягчённом виде! Как я буду в вас им тыкать?!

— Тыкать?! В меня? Чем?

А потом до меня дошло! С воплем «Сука, я тебе щас копьё с корнем выломаю!» прыгнул на Снейпа. Тот успел согнуть колени и упереться в мой лоб ладонью, отталкивая от себя и приговаривая:

— Легче, милый, легче! Мы не договорились, кто будет сверху!

— Иди сюда, гадина, я тебе нос отгрызу, — пытаясь откопать из-под шкуры врага, как-то пропустил момент появления зрителя.

— Что… здесь… происходит?

Скосив глаза, я узрел ужас во плоти! От ярости Тома перекосило, жало палочки целилось прямо в нас, мантия трепетала на ветру!

— Не входить, я голый! — завопил Снейп, обхватывая меня за плечи и валя на себя.

Мама, роди меня обратно!


Глава 15. День семьдесят седьмой

Вчера, когда нас неласково подхватили под ручки и переместили в родную башню, записать полностью всё произошедшее не получилось. Не успел перешагнуть порог, как попал в женские объятья. Лу, всхлипывая, ворошила волосы пухлой ладонью и целовала в затылок, уложив мою голову себе на необъятную грудь. В первые же мгновенья, поняв, что вырваться не удастся, я смирился и притих в неудобной позе, расставив ноги и изогнувшись в пояснице.

— Лу, мальчика давно отняли от груди, — ревниво забурчал сбоку Антонин. Судя по прищуру, явно прицеливающийся для пинка по моему оттопыренному заду.

Сытое брюхо располагает к дрёме. Отмахнувшись от друзей, жаждущих услышать о произошедшем и рассказать последние новости, почиркал немного ручкой в дневнике и уснул. Зато проснулся раньше раннего.

На чем я остановился в прошлый раз? На фееричном появлении Волдеморта.

Так вот! Господин тёмный маг стоял подле койки, потрясая на нас палочкой и вспоминая самые жуткие из богатого арсенала проклятий.

— Мой лорд! Прошу простить своего недостойного слугу, что встречаю вас столь неподобающим образом! — сколько в голосе печали, прям сейчас на моём плече разрыдается. — Но негодный Поттер раздел меня, пока я был смертельно ранен и беспомощен. Спрятал одежду и угрожал расправой, чему вы сами были свидетелем!

— Что?! Неблагодарный! Да ты на моей горбушке с того света обратно приехал, мерзавец! Я лечил тебя, дырки твои промывал!

— Дырки?! — опустил палочку Лорд, поднимая несуществующие брови выше лба.

— Ну да! — Снейп вцепился в мои плечи как клещ, и говорить приходилось, неудобно вывернув шею. Но при этом я не забывал предпринимать попытки встать, как только хватка «умирающего» слабла, вот только меня тут же дергали обратно. — Одна-то ещё ничего, а вторая после случившегося долго кровоточила. Наверное, проникновение было слишком глубоким.

Зельевар подо мной замер:

— Поттер, что ты несешь?!

— Вторая?! — Лорд подтянул ногой табурет и присел, с интересом уставившись на нас. — Северус, ты меня удивил.

— Мой Лорд… — ошарашено протянул Снейп, вытягиваясь лицом и сталкивая меня в сторону.

— Да! А потом я пытался! Вот клянусь, пытался! — сев на пятки, начал разъяснять ситуацию для особо непонятливых. — Я что только с ним не делал! Тёр, гладил, теребил по-всякому! Даже ногтями пошкрябал! — проф пошёл странными красными пятнами, и я по привычке пощупал его лоб на предмет жара. Не, вроде нормально. — И лизнул на всякий случай! — Лорд выронил палочку и выпучил глаза. — Чего?! Я даже кричать в него пытался!

— Кричать? В него? И как ощущения? — поинтересовался Волдеморт, поднимая палочку и глядя почему-то на своего слугу.

— Поттер, как ты мог? Мерлин, мой собственный ученик…

— Гарри?!

— Что Гарри?! Сам знаешь, ничего не получилось, — моему удивлению не было предела. Вот непонятливые! — Если это делает кто-то другой, не срабатывает! Он должен был сам, но был без сознания и не смог!

— Не смог что?! — взревел взбешённый Снейп, вскакивая с постели и заметавшись в поисках одежды. — Самому в него кричать? Бред! Поттер окончательно свихнулся и стал более опасен, чем обычно! Я отказываюсь с ним возвращаться! — засунув только правую ногу в брючину, бухнулся перед Лордом на колени, низко склонив голову, выставив на обозрение россыпь острых позвонков, натянувших кожу. — Умоляю, господин! Давайте оставим его здесь, пока ещё кто-нибудь не пострадал!

— Зачем кричать, нужно было просто потереть, как обычно, — перестав, что-либо понимать, пробормотал я.

— И часто Северус при тебе… к-хм, трёт? — выпрямился темный маг, поджав и без того тонкие губы. Проф вскинулся, окаменев спиной.

— Он — нет! А вот другие бывает, по необходимости. В основном, в момент опасности! — появилось ощущение, что мои собеседники сейчас в обморок свалятся. — Самим-то им не справиться, вот они тебя, Том, на помощь и зовут!

— Северус! — подскочил Волдеморт, роняя табурет и Снейпа, бросаясь ко мне. — Как ты не заметил? Его явно покусали! Он же бредит, у него галлюцинации! — хватая меня за руки, начал поднимать их, заглядывая под мышки. Толчком в грудь уронил на постель, ощупывая ноги и бедра. — Где болит?

— Но явных признаков не было! — одним движением, развернувшись на месте и взметнув недоодетыми штанами, зельевар припал ладонями к моей голове, выщупывая что-то в волосах и трогая уши.

— Штаны долой. Живо! — рявкнул Лорд, нацеливая на меня палочку.

— Вы что, взбесились? Никто меня не кусал! Это вас, похоже, бешеные пикси покусали! — заорал я, вцепившись в пояс джинсов и лягая ногой.

— Успокоительного! — приказал Волдеморт, отскакивая в сторону.

— Гарри, тш-ш! — зашипел проф, нависая надо мной. — Просто скажи, чего ты у меня теребил! Я не обижусь и ничего тебе не сделаю!

— Череп!

— Чем тебе помешал мой череп, что ты его тёр? — ласково поинтересовался Снейп, чуть отодвигаясь в сторону с линии обстрела. Вон, единственный вооружённый среди нас глаз с меня не спускает и готов пулять в любую секунду.

— Да не твой! Точнее, твой, но на метке, на руке у тебя!

А что я сделал-то? Носатый с воплями душить лезет, безносый взашей наружу вытолкал. В сырь, в холод. Шмотки выкинули, кроссовками прямо по спине, рюкзаком по темечку.

Никогда так быстро не одевался! Попрыгал у двери с воплями «За что?». Очень испугался, думал, и, правда, бросят тут, как потом выбираться? Обошёл избушку, будь она трижды проклята! Заметив, что высокое оконце распахнуто, присел под ним, прикуривая сигарету и навострив уши.

— Он с ума нас сведёт!

— Я всегда это говорил, мой Лорд, а вы не верили! Этот Поттер ещё тот фрукт!

— Знал бы ты, Северус, что я себе вообразил!

— Моё воображение отключилось, кажется, на второй его фразе. Иначе мозг выкипел бы через ноздри. Вам надо успокоиться! Я знаю, что сможет вас утешить!

— Удиви меня!

— Вас мало сегодня удивляли?!

— Не напоминай!

— Вот! Смотрите, что у меня для вас есть!

— О! Даже на вид это прекрасно!

Какого чёрта там происходит? Даже встав на чурбачок, при моём-то "великанском" росте, не получилось заглянуть внутрь. А если на цыпочках?

— Держите аккуратнее, мой Лорд!

— Прекрасно, он такой горячий! Восхитительно! — чем-то зашуршали. — Раздвинь половинки, мне одной рукой неудобно! Не могу выпустить эту прелесть из руки.

Да бля! Они делают то, о чём я подумал?! Подпрыгивать не вышло, а если зацепиться и подтянуться?!

— У меня есть немного масла, так будет лучше! — что там Снейп смазывать собрался?! Ну же, ещё чуть-чуть — и я застигну их на месте! Ишь, выгнали меня, обвинив в извращениях, а сами?! Негодяи, чтоб вас там заклинило!

— Ты прав, с маслом просто восхитительно, Северус! Я уже успел забыть, как прекрасны маленькие радости!

— Рад угодить вам, мой повелитель!

Ну же, ну! Ещё немного и я уви-и-ижу… двух гадов, попивающих что-то из кружек. Лорд, жеманно оттопырив мизинчик, при этом откусывал от большой печеньки, густо намазанной настоящим маслом. А проф вытаскивал из разваленной надвое пачки следующую.

Грохот от моего падения эхом разлетелся по округи.

— Что это?

— Надеюсь, это Поттер свернул свою шею, мой Лорд!

*

Поздно вечером.

Застал в коридоре безобразную сцену.

С видом голодного вурдалака, Джин хватала Снейпа за руки и требовала срочной близости. Большой любовью тут и не пахло, просто кто-то подъел запасы. Проф с брезгливой гримасой каменным валуном замер посередине коридора, глядя свысока на беснующуюся фурию.

— Вы ошиблись адресом, мисс Уизли. Запасами у нас теперь заведует ваш бывший жених, Гарри Поттер, — развернулся на каблуках и улетел прочь. Джиневра, мучительно о чем-то размышляла, покусывая губы. Ну, спасибо, дорогой профессор! За что вы меня так ненавидите?!


Глава 16. День семьдесят восьмой

Жизнь определённо налаживается.

Что и как Волдеморт сделал, не знаю. Но в башне теперь можно колдовать по мелочи. Налить стакан воды, разжечь огонь, подманить нужную вещь. Мелочь, да! Но мы вздохнули с облегчением, это так упрощает жизнь! Главное — не проболтаться союзникам, а то у нас Лорда отнимут.

Вчера, перед сном, я очень долго думал. Что с нами сталось, если бы рядом не было Лорда. Безносого, лысого, врага всего человечества. В широких джинсах с множеством кармашек, в теплой клетчатой рубашке с закатанными рукавами. Повелитель мёртвых. Благодетель живых.

Мы были полны отчаяния, словно потерявшиеся малые дети. И когда встретили его в окружении пожирателей, многие из нас готовы были броситься Волдеморту на шею. Так уверенно он держался среди окружающего бедлама и, в отличие от нас, явно знал, что делать дальше. И он спасал, охранял, кормил и лечил. Даже тех, кто не умел помалкивать в нужный момент.

Жизнь налаживается.

Сытой и обогретый человек, поспав вволю, почесав тыковку (или яйца, как некоторые), начинают, по возможности, налаживать личную жизнь.

Макнейер не отходил от своей шоколадной мечты ни на шаг. Интересно, в туалет Дин ходил самостоятельно или тоже под надзором?! Интересно, но не настолько, чтобы я решился об этом спросить.

Загадочно улыбаясь, начал пропадать куда-то по вечерам Невилл.

Рано поутру мы начали просыпаться от затейливого мата. Антонин старательно расчесывал упругие кудри и тщательно брился, чистил потрепанную одёжку и первым подскакивал к Лу. Припадал с почтительным поцелуем к ручке, ревниво кося на возможных конкурентов свирепым взглядом. Дама смущалась, по-девчачьи хихикала и отгоняла разгорячённого кавалера полотенцем от себя и кастрюлек.

Даже как-то обидно стало. На меня ноль внимания, фунт презрения. Не то что бы я двумя руками за однополые отношения, но на безрыбье и рыба раком. То же, знаете ли, хочется, что бы тебя подкармливали, смотрели влюблёнными глазами…

Раскис! Это всё от безделья!

*

Не проси у мироздания того, что переварить не сможешь!

Хотел внимания?! Ешь, не обляпайся!

Не успел выйти за пределы башни, чьи-то цепкие ручонки нежно, до хруста в костях, впились в мой локоть и бесцеремонно поволокли за угол.

— Мы так давно не виделись, Гар-р-ри! — наваливаясь на меня грудью, жарко запела в ухо Джинн. Ну как давно?! Недавно виделись, ага! Точнее, мы с Драко имели честь созерцать тебя в сцепке со Снейпом. — Ты скучал по мне, милый? Я скучала! Правда! Но мама… Ты же знаешь её!

— Джинни, пожалуйста! — отцепить её от себя оказалось не так-то просто.

— Для тебя всё что захочешь! Гарри, ты же помнишь, что я люблю тебя детства! Ты мой герой! — глядя на выпяченные для поцелуя губы, размышлял, сосала ли она ими член профа. И если я её сейчас поцелую, не получится ли, что и в моём рту он тоже побывал?

— Давай чуть позже, Джинн! Поверь, я очень тороплюсь… Мне некогда! — позорно признаться, но я сбежал.

Чтобы через пару минут с разгону влететь в гостеприимно распахнутые объятья Рона Уизли.

— Гарри! Друг! — рёбра жалобно хрустнули под огромными ручищами. — Сто лет тебя не видел! — очень правдоподобно, Рон, было бы, только морду так кривить не надо!

— Вместе на стене дежурили, Ронни, как же ты меня не рассмотрел?!

А Уизли много! Неужели они меня за каждым углом караулить будут?! Пора прекращать ходить одному!

*

Ненавижу Снейпа! Не-на-ви-жу!

Мало мне подставы с голодными рыжими.

— Пусть Поттер протоколирует совещание. Все привыкли видеть его с тетрадкой в укромных местах, когда он переводит бумагу и свечи на мемуары.

Волдеморт кивнул, соглашаясь с зельеваром. Удрать я не успел. В меня ткнули палочкой, и теперь моя рука строчит с такой скоростью, что глаза не поспевают.

Привели меня в гуще толпы, усадили за стол, подвинули свечу. Ещё бы по головке погладили и чаю налили. Позвольте представиться, Гарри Поттер, внештатный писарь при дворе его темнейшества.

Народу набилось — не продохнуть. Монастырское сообщество в полном составе, только часовые на стенах остались.

Маглы держатся обособленно, демонстративно бряцают оружием.

Кингсли, сияя зубами и серьгой, по-хозяйски расположился за первым столом, лицом к собранию. Рядом присел представитель не магов, светлоглазый, до сих пор не знаю, как его зовут. Ну, тот, что Снейпу вроде понравился. С краю, накинув на голову капюшон, скромно притулился наш представитель. В руке, спрятанной в глубине широкого рукава, наверняка зажата палочка. Насторожен и опасен. Если что-то пойдёт не так, мы народ пачками выносить будем!

— Прошу тишины! — рявкнул Бруствер, ударяя огромным кулаком по столу.

— Тихо, черти! — а магл — то голосистый, гляди, Кингсли умудрился переорать.

Фигура в мантии, не поднимая головы, мелькнула кончиками пальцев, и пожиратели молча сели, изобразив на лицах повышенное внимание и заинтересованность.

На повестке были вопросы по реорганизации нашего поселения.

Кингсли предложил объединять усилия, больше работать и чаще делится.

Маглы требовали больше считаться с ними.

Встав, Волдеморт медленно снял капюшон и насладился минутой полной тишины, гордо вскинув голову и раздувая ноздри.

— Мои предложения просты. Первое. Мы подготовили отдельные комнаты для моих семейных последователей. Если появятся желающие, мы примем всех.

— Наращиваешь армию? — усмехнулся чернокожий предводитель светлой стороны.

— Второе! — не обращая ни на кого внимания, тихим голосом продолжил Лорд, вынуждая внимательно к себе прислушиваться. — Мы предлагаем отселить маглов за пределы монастыря!

Что тут началось! Признаться честно, я струхнул! Думал, нас сейчас из монастыря вперёд ногами вынесут! И вещи взять не дадут. И больше Долохов никогда не увидит Лу. И… И хрен с ним! Мы без них проживём! А они без нас?!

Маглы, как по команде, взяли нас на прицел.

— Прикладом в темя сегодня не будет, — буркнул Уолден, разворачиваясь так, чтобы Дин оказался за его спиной.

— Похоже на то, сразу пулю промеж бровей словим! — насупился Долохов, собираясь для прыжка.

— Вот как? Решили избавиться от балласта? — сурово сдвинул светлые брови вождь маглов.

— Хороший пожиратель — мёртвый пожиратель! — подала голос вещательница правды, Молли Уизли. — Кингсли, как ты мог? Пора взять всё в свои руки! Будь мужчиной, в конце концов!

— Наверное, это было последним, что от тебя услышал твой муж! Перед тем, как его досуха высосали дохлые маги? — не видел, кто это сказал, но явно женщина. — Где бы ты была сейчас, если бы не Тёмный Повелитель?!

Переорать Молли не под силу всему хору пожирательских жён! Гвалт грозил перерасти в очередную потасовку.

— Гнать их!

— Мочи Пожирателей!

— Уроды, устроились за нашими спинами! — А это уже наглость! Маглов на стенах днем с огнём не найти!

— Пусть катятся сами, мы тут всё обустроили, а они наших женщин в обслугу нанимают!

И хорошо платим за это, если по чести!

— Они вампиров приволокли в наше жилище! — мать моя ведьма! А про них-то я напрочь забыл!! Бедняжки, наверняка их Снейп уже на ингредиенты пустил!

— Что?! Вампиров? — женская половина маглов заметалась с ошалелым видом по залу (где они тут метаться умудрились?), то ли в поисках кровососов, то ли в поисках убежища от них.

— Тишина! — Всех аж к полу придавило! Надеюсь, часовых со стены не сдуло?! — Возможно, вы выслушаете меня, прежде чем устраивать оргию с плясками?!

А в ответ молчание, только я без остановки скриплю по бумаге, даже неудобно как-то!

— Хорошо! — Лорд величественно присел на скамью, демонстративно поигрывая палочкой.

— Вам же нельзя колдовать! — магл без смущения разглядывал необычного соседа.

— Мне всё можно! — самодовольство из тёмного мага так и било (в основном, по нашим головам).

— Класс! Заверните два! — кажется, у нас сейчас Лорда умыкнут! Ты гляди, как глазки жадно засверкали! — Но чем мы вам так помешали?

— Отнюдь, мне до вас и дела нет! Но разве не должен каждый в нашем маленьком мирке приносить посильную пользу? Мои люди дежурят на стенах, снабжают вас едой!

— Но мы и сами…

— Что вы добыли самостоятельно в последние дни? Ближайшие поселки вычистили до последнего зернышка. Ещё немного, и у нас начнется голод. И только поэтому я предлагаю переселить вас на ферму неподалеку. Я обеспечу вас защитой, и мертвецы будут обходить ваше убежище. Также мы найдём скот, птицу и семена.

— То есть мы будем работать на вас? — прищурились недобро серые гляделки.

— Это вы сможете обсудить с моим советником по связям с маглами. Люциус, мой друг, ты готов занять свое место?

Малфой старший, встав, почтительно поклонился. Кажется, сегодня нам ждать массовых переселений!

Дальше было неинтересно. Волдеморт попросил пригорюнившегося отчего-то Кингсли утихомирить рыжее семейство. Во избежание, так сказать. Ибо терпение волдемортовское на исходе, и если Бруствер жаждет миниполномасштабной войны…

А я побежал ловить Долохова, чтобы выспросить всё про кровососов.

*

Ничего не узнал. Антонин обещал завтра. Ладно!

Чёрт, надо к Лорду на поклон идти! Заклятье действует не только на писанину, а на всё, что держишь в руке. И на ложку тоже! Всю рожу заляпал, потому, как не успевал рот открывать!

Что за невезение?!


Глава 17. День семьдесят девятый

Вы любите банные дни?

Мыться, в смысле, любите?

А если в узком каменном мешке, заполненном раскалённой жаровней, огромной бочкой с горячей водой и десятком голых мужиков?! Плюс один кусок мыла на всех, мятый жестяной ковшик и две лохматые мочалки. Дышать от пара нечем, мыльная пена прицельно летит в твой глаз! Правда, как дела выровнялись, каждый обзавелся своим помывочным набором. Уже счастье, что не надо своей очереди на мыло ждать до глубокой темноты.

Вот вы знаете, что Драко, намылив голову, делает ирокез или рожки? А когда натирает пятки — что-то поёт в пол голоса. Невилл страшно стесняется, моется сидя, прикрывая всё, что возможно. А от Долохова все стараются держаться подальше. Его безграничное миролюбие в этот момент может если не убить, то покалечить точно! Мало того, что он порывается «потереть спинку» неосторожно обосновавшимся рядом, так что кожа елозит по спине вместе с мочалкой от лопаток до копчика. Так ещё грозился «при оказии наломать веничков и отхлестать ими от души». Видимо, душа в распаренном волосатом теле после помывки требовала применения каких-то экзотических пыток к ближним своим. Радовало, что подходящих кустов ему никак не удавалось найти в своих вылазках за стену.

На этот раз нас ожидал сюрприз. Его темнейшество уже принял ванну в сопровождении гремящего стеклом во всех карманах зельевара. Я думаю, они тут трахались, в душной темноте, на горячей каменной лавке. Невилл же утверждает, что в связи с неправильно проведённым ритуалом кожа Лорда зависла в стадии между человеческой и, возможно, змеиной. И теперь за ней нужен тщательный уход, а то… Дальше я уже не слушал. Перед моим внутренним взором Волдеморт уже жарил вовсю распластавшегося на лавке профа, настёгивая при этом колючим кустом его поджимающиеся ягодицы и выкрикивая почему-то голосом Долохова «Эх! Хорошо!».

Хорошо после Лорда мыться! Не надо приносить, как другим, свечи и тщательно оберегать их, бегая без конца, переставлять их с места на место. Россыпь маленьких, но ярких огоньков позволяет разглядеть, где свободное место и не нашаривать вслепую воду. А то тут такое нашарить можно…

А, ну вот! Второй сюрприз сидел на мокрой лавке и яростно оттирал въевшуюся в тело грязь. Точнее, два сюрприза. Оба голые и испугавшиеся при нашем появлении.

— Гарри! Не надо так смотреть, это просто неприлично, — зашептал в моё ухо Невилл. И правда, никто не обратил внимания на незнакомцев, кроме вылупившегося меня.

— Кто это? Что-то раньше их не видел! — облившись водой и зажав покрепче кусок мыла, принялся тереть голову.

— Вампиры, что пришли десять дней назад, забыл?!

Я было собирался опять на них уставиться во все глаза.

— Здравствуй, Невилл, — а вот и они сами, смотри-не хочу.

— Как самочувствие? — Интересно, я смогу, когда-нибудь вести себя так, словно нагота — это ярко выраженное достоинство?! Тот, что выше и шире в плечах, с интересом посмотрев на мой шрамированный лоб, присел рядом на корточки. При этом широко расставив колени. Вашу мать, за что?! И без того распаренный Лонгботтом начал стремительно заливаться ярко-розовым цветом. — Мы хотели бы ещё раз поблагодарить тебя, — и тонкие аристократические пальцы нежно огладили невиллское колено.

— Боже! Надеюсь, вы не будете это делать прямо сейчас! — невольно вырвалось у меня. Чёрт, если начну закидывать ногу на ногу, даже тугодум Невилл догадается.

— Нет, но во время следующего кормления… — многозначительно улыбнулся кровосос и откинул с лица длинную густую чёлку. — Очень невоспитанно с моей стороны! Я Марк. А это мой друг Эрик, — и указал куда-то за моё плечо. Развернувшись, чуть не воткнулся носом в ярко светлый любопытный глаз.

Я заорал. Эрик отшатнулся. Вздрогнув от толчка, Драко ткнул мылом себе в глаз и, взвыв, протянул руку, нашаривая воду. Проходивший мимо Флинт почувствовал себя несколько неуютно, когда намыленные малфоевские пальцы вонзились ему промеж плюшек. И, конечно же, выронил ковш с водой на голову ничего не подозревающего Рудольфуса. А сам, стоя пяткой на выроненном хорьком мыле, отчаянно взвизгнув, поехал в сторону бочки, высоко задрав при этом вторую ногу.

Никогда в жизни я не бегал так быстро по холодным монастырским коридорам. Мокрый, прикрытый только мочалкой…

Может меня прокляли невезучестью?!

*

Мысль о странной невезучести не дает покоя и не выходит из головы.

А к кому пойти с этим вопросом?! Правильно, к тому, кто, в отличие от нас, смертных, всё ещё может колдовать.

Кстати, его темнейшество от нас сбежало. Да! Оказалось (Долохов раскололся, но это страшная тайна!), что оборудовал себе апартаменты под самой крышей и переехал туда. Вместе с вампирами.

Верхушка пищевой цепочки. Очень чётко обозначенная.

Пока помогал перетаскивать нехитрый малфоевский скарб, внимательно осмотрел маленькую площадку без малейшего признака продолжения лестницы. И что? И как?!

*

Это прикол такой, да?

Спускался вниз после третьего захода на разглядывание гладкого каменного потолка. И столкнулся с поднимающимся Эриком. Словно оступившись, вампир пошатнулся, повисая всей тяжестью на моих плечах.

— Попроси! — неожиданно выдохнул прохладой мне в самое ухо.

— Прошу! — сказал послушно. А как не скажешь, ну как ухо отгрызет, нежить проклятая!

— Хочешь войти, поклонись и позови «Мой Лорд!», — пропел томно, пробежался пальцами по плечам и растворился без следа. Галопом проскакал назад, но никого на площадке уже не было.

Попробовать или не стоит? Смешно будет, если кто выйдет, а Гарри Поттер, низко кланяясь пустоте, приговаривает «Мой Лорд! Мой Лорд!».


Глава 18. День восемьдесят четвёртый

Пропустил несколько дней. Потому что был от дневника далеко.

И потому что был невероятным дураком! Непроходимым идиотом! Самым тупым гриффиндорцем со дня открытия школы!

Это надо было додуматься дождаться ночи и уползти на поиски тайного прохода в логово Волдеморта. У меня на тот момент была более чем веская причина прийти к тому, кто мог безнаказанно колдовать. Почему ночью? Честно — не хотелось, чтобы кто-то видел, как бывший Избранный кланяется пустоте и унизительно зовёт бывшего врага.

Так что никто не видел, как в потолке открылся проём, распадаясь на секции и выстраиваясь в ступеньки. И как я настырно карабкался в тёмный зев по узеньким каменным полоскам, тоже никто не видел.

А камин там просто огромный. Работала бы кружаная сеть, можно было бы концертный рояль боком проволочь. Комната круглая, пустоватая. Много книжных шкафов, только на полках пока ничего нет. И кровать огромная. Кроватище, ага! С балдахинищем! Во тут, наверное, оргии творят! Некромант, пара вампиров и Снейп!

А сейчас никого. И чего тогда пустили? Ой, а как выбраться теперь?!

— Есть тут кто живой? — Откуда-то хихикнули. На Волдеморта не похоже, значит, мальчики шалят. — Я по делу, к его темнейшеству! Нету?! Так я позднее зайду. Провожать не надо, только дверь откройте!

— Куда так торопишься, Га-р-р-ри?! — вот такие томности в голосе напоминают мне сразу троих. Беллу с её сюсюканьем, хорька с его подколами в лучшие годы и Тома перед атакой. Хотя последний больше шипел. — Здесь так одиноко.

— Ребята, идите к чёрту! — сожрать не должны, Лорд за самовольство по головкам не погладит. А вдруг у них приказ держать незваных гостей до прихода хозяина? Тогда вопрос, когда безносый нагуляется?

— Как грубо, Гарри! Посидел бы с нами у камина, угостился чаем. — Зацепив за спинку стул, я начал отступать к окну. Идея была глупой, но ничего лучше, чем начать орать в окно, мне не пришло в голову.

Но до спасительного узкого окна добраться в тот вечер была не судьба. Меня снесло с места, проволокло в обнимку со стулом по полу и небрежно швырнуло на постель. В резную спинку мои похолодевшие пальцы со страху так впились, что несколько секунд нежити пришлось потратить на их разжимание. Невзирая на мои плевки и отчаянное лягание ногой (второй я обвил ножку стула), два сосредоточенных упыря, сопя и порыкивая, отняли-таки последний оплот добродетели.

— Давай, пока никого нет! — жарко зашептала где-то над моей шеей клыкастая дрянь. — Немножко, по глоточку.

— Суки кривозубые! Муфлоны облезлые!

— Марк!

— М-м?

— Почему мы муфлоны?

— А я почем знаю?!

— Я из вас сам всю кровь выжру! Тупыми зубами глотки вам рвать буду, уроды!

— А чего он обзывается?!

— Ноги держи!

— Давай из паха отсосем, там никто следов искать не будет!

— А-а-а! Жру-у-ут! Насилуют!!!

— Марк, а почему он думает…

— Что здесь происходит?! — яркий свет резанул по глазам. — Поттер?! Ну, разумеется! Кого ещё я могу вытаскивать из собственной постели?! Вам Снейпа мало, решили на нежить перейти?!

— Милорд, помилуйте, мы всего лишь…

— Ло-о-орд, спаси, меня в паху сосать хотят!

— Молчать! Вы — на стену, живо! Поттер, брысь с постели!

Кровососов как ветром сдуло. Меня невнимательно выслушали. Попеняли, что даже надуманные проблемы негоже решать в чужих кроватях. И если Гарри Поттеру так уж приспичило проверить качество простыней у своего Лорда…

Это так унизительно, когда тебя за ухо, как нашкодившего кота, волокут вон. Хорошо, что прямо из проёма не отправил до дома волшебным пенделем.

А на узкой винтовой лестнице ещё со Снейпом столкнулись. Проф так и пятился задом, был бы в мантии — свернул бы себе шею. Так и закопали бы его, с не закрывшимся ртом и бровками домиком. А так ничего, подождал, согнувшись в почтительном поклоне, когда повелитель меня мимо проволочёт. И сзади пристроился. Так и допрыгали до моей койки.

— Раздевайся! — зашипел Лорд, толкая меня на тоненький матрасик.

— Чего ещё? — совсем злодеи офонарели?! Снейп тут же встал с другой стороны, не давая шанса улизнуть.

— Снимай одежду, пакостник мелкий! — хоть бы проснулся кто. Как заколдованные принцы, храпят воронками кверху!

— Мой Лорд, может, не стоит столь радикально? — хоть проф заступается.

— Молчи, Северус! Не успел я выйти за порог своей комнаты, как там уже Поттер ползает. Негодник кувыркался в моей постели в обнимку с двумя вампирами.

— Поттер?! — о, а я думал, что брови профа достигли лобного предела. — Я был о вас лучшего мнения!

— Они у меня сосать собирались!

— Какое бесстыдство! Кажется, вы хотите посветить нас в свои эротические похождения?! — перешел на свист Лорд, а профа аж затрясло. Не иначе, как от зависти.

— Идите вы в жопу со своим бесстыдством! — точно заколдованы все, орать бесполезно. Флинт на соседней койке только хрюкнул и перевернулся на другой бок. — Я по делу зашёл, а они на меня верхом залезли!

— Северус? Ты уверен, что не хочешь отказаться?

— Р-р-р!

— На твоем месте я привязал бы его к себе короткой веревочкой! А перед этим выдрал как следует. И в угол, на горох, на колени! Чтобы отбило желание шкодить!

— Р-р-р! — кажется, Снейп собрался прямо вот сейчас, в углу на горохе меня драть! Страсть какая, и чего только тёмные маги тёмной ночью не придумают!

И только после их ухода (с моими вещами в обнимку, в надежде, что в одних трусах я не побегу искать приключений) вспомнил. Что это значило — «Вам Снейпа мало»?!


Глава 19. День восемьдесят четвёртый (часть вторая)

Утром меня подняли нежно и ласково. Швырнули в морду джинсы, чуть пуговицей зуб не вышибло. Хорошо, хоть кроссовки не метнули, могло быть больно!

Снейп не выпускал меня из поля зрения, за завтраком смотрел так, словно я прыгну в миску и погребу ложкой прочь. На дежурство не пустил. Велел собираться.

Как капитально попал, я тогда ещё не понял.

Даже когда, страшно смущаясь, в коридоре подошла Робин, обняла неловко и при этом сунула в руки самую бесполезную в мире вещь. Пистолет и запасную обойму.

— Ме-ерлин! — застонал Снейп, с ужасом разглядывая железо в моих ладонях. — Поттер, утешьте меня, скажите, что вы знаете, что с этим делать!

— Палец на крючок, дыркой от себя и жать! — лицо профа стало совсем несчастным. Не буду говорить ему, что смутно знаю про фигульку под названием «снять с предохранителя».

Народу собралось немало. Долохов, братья Лестрейнджи, Макнейер. Пара вампиров. Снейп. Волдеморт (а куда ж без него?!) и я. Вот с какого фига я — непонятно.

Против ожидания, Лорд не стал обнимать всю эту кучу. Колданул на нас так, что кончики пальцев закололо, и пропал. Проф, по-хозяйски взяв меня под мышку, стартанул следом.

Влетев ногой в ледяную воду, страшно матерился Долохов. Ну да, пока Повелитель не появится, никто не высушит мокрого по колено Антонина. Кровососы, одетые несколько не по погоде, в лёгкие рубашки, к тому же расстегнутые на груди, дискомфорта явно не испытывали. Вырвавшись на волю, игриво подмигивали мне, жадно вдыхали сырой холодный воздух и белозубо скалились.

В ту секунду, когда увидел огромный мрачный замок на берегу озера, я испытал массу эмоций и исполнил массу действий. Как то: дрогнул коленями, щёлкнул зубами, едва не прикусив язык, и сжал жопу в надежде не обосраться от радости.

Слава богам, это был не Хогвартс. Но идти туда всё равно страшно не хотелось.

Огней не было ни в окнах, ни на стенах. И ни одного мертвяка в округе. А вот подъемный мост поднят. И ни одного пролома в высоченной стене.

— Пошли! — буркнул Антонин и повёл всех ближе ко рву. Только Снейп остался на месте, да меня за локоть попридержал.

— У вас, Поттер, будет особое задание! — поджал губы, развернул к себе лицом. Поправил ворот у водолазки, пригладил мне волосы. Окинул придирчивым взглядом. — Послушай, Гарри! Что бы не случилось, кого бы ты не увидел, будь рядом. Включи голову. И не бегай от меня! Пообещай!

— Баш на баш, проф!

— Что?!

— Ты мне правдивый ответ, я — обещание не бегать с визгом по кустам!

— Не обещаю, но можешь спрашивать. А будешь по кустам от меня бегать, нажалуюсь Тёмному Лорду, он тебе второе ухо оттопырит!

— Профессор, скажи честно! Шоколадка. Все эти обхаживания. Поцелуй этот глупый. Ты тоже просил у Тома разрешения на ухаживание?!

— Тебе не кажется, что место и время, выбранное для выяснения такого вопроса, несколько…

— Снейп! — а сам за спиной пальцы скрестил. Как мне хотелось, что бы всё это было неправдой. Скажи «Нет», скажи!

— Да!

— Твою мать!

— Но это не дает тебе права дерзить мне, Поттер!

— А то, что я тебе по яйцам щелкнул, закончило процесс ухаживания?!

— Нет!

— Блядь!

— Поттер!!

— А если я при всех тебе нос сломаю?

— А ты допрыгнешь?!

— Да или нет?!

— Не ори! Если есть другой кандидат, он должен просить разрешения у Тёмного Лорда. Если разрешение получено, он ставит меня в известность. Тот, кто побеждает на дуэли, продолжает ритуал ухаживания.

— Не понял?! А меня спросить, оно мне надо?

— Ты полукровка и не имеешь влиятельной родни в магическом мире! Тебя не будут спрашивать!

Сказать, что в этот момент я был зол, не сказать ничего! Но задушить Снейпа и тихо прикопать в кустах мне помешали.

Сначала мы это услышали. Разудалую песню, разносящуюся по округе с гулким эхом. Ревя дизелем, кашляя черным выхлопом и громыхая какофонией из динамиков, установленных на крыше кабины, к нам ползло бронированное чудовище.

Сидящих в кабине не давали возможности рассмотреть толстые прутья решетки. На усиленном бампере с десяток черепов разных мастей. Над наглухо закрытым кузовом медленно вращалась полусфера башни, ощетинившаяся коротким толстым дулом.

— Кавалерия прибыла, — скривился Снейп. — Ты даешь слово?

— Мне не нравится, то, что ты сказал. Но я даю слово, что буду стоять рядом и держаться за твой подол!

— Только не сморкайся в него, — хмыкнул проф.

Подъехав вплотную ко рву, бронированная машина свернула вбок, пропуская вперед … Вашу мать, да это же самый настоящий танк!!!

Когда-то, в прошлой жизни, я любил смотреть фильмы про эпические битвы! Правда, это случалось всего пару раз. Но это было круто, красиво и страшно переживательно!

А то, что случилось у замка, было просто страшно. Из танка жахнуло так, что заложило оба уха, а от поднятого моста только доски полетели. На стенах появились тёмные фигуры, и тут же надсадно закашляло оружие в башне. Из пролома сыпанули обитатели замка, неестественно быстрые и расплывчатые, легко перепрыгивающие через широкий ров с водой.

У машины, стоящей боком, с обеих сторон распахнулись люки, и по нападавшим ударили с десяток стволов. Визг, вой, пальба и песня эта дурацкая. Над замком появилась тень, и я знал, что это значит. В бой вступил Волдеморт. Внутренний двор замка и тёмные окна окатило жаркой струей огня, заставляя защитников сигать со стены в воду, подставляясь под пули.

Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем Снейп встал с земли (когда мы с ним залечь успели?!) и поволок меня за руку к машинам. Где-то сбоку пожиратели отлавливали разбежавшихся защитников. Но меня интересовала лишь маленькая фигурка, выскользнувшая из кабины машины. Ухмыльнувшись и сплюнув окурок, раскинула приглашающе руки. Короче, ко мне со всех ног бежала Гермиона Грейнджер.


Глава 20. День восемьдесят четвертый (часть третья)

Даже не понял, как это произошло. Но кавалер имени меня, он же профессор Снейп, оказался впереди, а я больно вонзился носом в его спину.

— Мне обещали! — злобно зашипела где-то впереди Грейнджер. — Мы выполнили свою сторону договора! Дайте мне Гарри!

— Вам подать его целым куском? Мелко порезанным? Хорошо прожаренным? — и вкрадчиво так: — Может, с кровью?

Знаете, что меня дико злит? То, что ты стоишь как истукан, а за тебя решают. Как, что и с кем. Сколько ты будешь общаться, на какое расстояние можешь подойти. А дышать мне самостоятельно можно или только по сигналу?!

Короче, я чего-то скуксился, развернулся к ним спиной и неторопливо побрёл к присевшему неподалёку Долохову. Тот молча подвинулся на холодном камне и с неодобрением покосился, когда я прикурил сигарету.

— Северус опять права качает? — кивнул Антонин на разошедшихся спорщиков, так и не заметивших моего исчезновения. — Не обижайся, это он из-за приказа милорда лютует. Девчонка видишь как надрывается, наверное, наедине тебя потискать хочет. Но у Снейпа строгий приказ глаз с тебя не спускать.

— Ага, заметно! Я сейчас могу до Луны слетать и вернуться, а они и не заметят.

Мимо братья Лестрейнджи проволокли человека, злобно шипящего и дрыгающего ногами.

— Антонин, ты же мне практически друг?!

— Ты что, Гарри? Я твой самый дружественный друг их всего нашего благородного, — Руди наподдал с ноги сопротивляющемуся пленнику, ухватил удобнее за вывернутую руку и поволок дальше, — общества.

— Тогда объясни, что тут происходит!

А происходила забавнейшая вещь! Меня, конечно же, никто не поставил в известность о том, что наш предводитель связался с вампирами. Марк и Эрик не просто так на огонёк забрели. Предложили встретиться с главой своего клана. А сами пожили у нас в качестве заложников. И неплохо, надо сказать. Закусили Невиллом, меня чуть не слопали, сволочи. Не знаю, чем Том польстился, но согласился участвовать в нападении на вампирских конкурентов. Интересно, если бы те догадались до нас добежать первыми, мы бы сейчас крушили замок хозяина Эрика?! А вот Гермиона верхом на танке, да под разудалый рок-н-ролл…

Это что-то из разряда запредельного для моих маленьких мозгов.

— Гарри! — Господи, про тебя-то я забыл! Меня бесцеремонно вздёрнули на ноги и облапили. — Кошмар, что творится! Чтобы тебя обнять, я прошла семь кругов ада. Причём последние три — за ручку со Снейпом! Чего он так в тебя вцепился? В школе не доел — теперь обгладывает, благо остановить его некому? — треща без остановки, Гермиона волокла меня прочь от посторонних ушей. — Божечки, я так рада, что тебя нашла! И что ты живой остался во всей этой кутерьме! А кто ещё уцелел? Кого видел? Где ты был? Я ведь сразу в Нору бросилась, а там уже никого!

— Гермиона, я тебя умоляю! Помедленнее! Стой! Да стой же ты! — Гермиона, наконец, замолчала и остановилась. Нехотя повернулась ко мне и притихла, низко склонив голову. — Может, нормально поздороваемся? — и замер, растопырив, как дурак, руки.

Знаю, что маленький и тощий. Что волосы торчат во все стороны, словно головой об землю елозили. А без очков хорошо видны тени под глазами. Но всё же в этот миг я был уверен, что выгляжу гораздо лучше Герми. Вид такой, словно её мутит. Серо-желтая кожа, сухая и тонкая на вид. Мутные, потерявшие блеск и задор глаза. Серые губы. Блеклые волосы, безжизненными жидкими косицами покоятся на уныло поникших плечах.

— Что с тобой? Тебе плохо? Сейчас, погоди, я у Снейпа стрельну что-нибудь…

— Неприлично говорить такое даме, Гарри! Когда же ты научишься приличным манерам! — Ого! Не успели встретиться — схлопотал выговор! Сразу захотелось отчитаться, что домашку я уже сделал. И стыдно стало отчего-то.

— Прости, не хотел тебя обидеть!

— Забудь. Всё нормально, правда! — повиснув на моей, как оказалось, не такой уж и крепкой шее, быстро зашептала в самое ухо: — Неужели ты остался совсем один?

— Как один? Нас в монастыре много! — зашептал я в ответ, кося глазом на Снейпа, делающего вид, что не наматывает круги вокруг нас.

— А Уизли?

— Почти в полном составе!

— Тогда какого чёрта ты крутишься с пожирателями? — да она мне сейчас ухо отгрызет в порыве праведного гнева. — Ты в плену и тобой шантажируют орденцев?! Тебя пытали, мучили? Гарри, бедненький, я что-нибудь придумаю!

— Успокойся, Гермиона, всё не так!

— Как не так?! Не бойся, ты можешь сказать мне всё!

— Чего всё? Чего ты там себе вообразила? У меня всё хорошо!

— Конечно, хорошо! Ты жив, здоров, это здорово и превосходно! — она погладила меня по голове, словно буйного идиота. И тон соответствующий. — Не переживай, я тебя даже взглядом не выдам! У-у, вон, Снейп, глаз с тебя и не сводит, надзиратель проклятый.

— Не, он вроде как за мной ухаживает! — Гермиона отшатнулась. Конечно, неприятно в этом сознаваться, но надо сразу внести ясность. Теперь-то уж мне есть с кем посоветоваться. А чтобы новость не была столь ужасной, я постарался жизнерадостно улыбнуться.

— Ухаживает он за тобой, ага, — пристально всматриваясь в мои глаза, пробормотала она. — Да я бы ему за кошкой ухаживать не доверила! Судя по впавшим щекам, он тебя кормит три раза. В понедельник, среду и субботу. — И снова мне на шею — прыг! И жарко так в ухо: — Не переживай, я тебя нашла, я теперь рядом! Мы снова выкрутимся! Обещаю!

Мне захотелось взвыть! Я что, на парселтанге с окружающими разговариваю?! Они меня слышат, но явно не понимают! Или понимают, на совсем противоположное от сказанного!

От возмущённых истеричных воплей, уже булькающих в горле, меня отвлекла небольшая кучка появившихся из пролома людей. Истощённые до невозможности, грязные, оборванные. Ужасное зрелище. Долохов, осторожно прижимая к груди, нёс на руках маленькое тельце. Глядя, как безвольно покачиваются в такт его шагам прозрачные пальчики, я растерялся.

Но спросить, кто это, было уже не у кого. Деловито отодвинув меня в сторону, Герми неслась к Волдеморту, шагающему в хвосте процессии. Боясь пропустить что-то интересное, пошёл следом.

Дальше началось нечто совсем для меня непонятное.

— Они все так выглядят? — вцепившись в бездумно бредущую женщину неопределенного возраста, оттянула ей веко, ощупала шею.

— Хотите осмотреть всех, мисс? — Волдеморт, брезгливо скривившись, попытался обойти её, но не тут-то было.

— Это практически трупы! — не понимаю, а к Тому почему претензии?

— Других там не было, взяли, что было!

— Тогда мы возьмём больше! — по взмаху её руки к нам неторопливо двинулась вооруженные люди, до этого спокойно стоявшие подле машин.

— Жадность — это грех, мисс Грейнджер! — вынырнул сбоку Снейп. Во даёт, только что рядом крутился! А уже на передовой, с палочкой наперевес.

— Мы договаривались делить пополам, — кинула Герми, — но тут нечего делить! Мы рассчитывали на другое!

— Зайдите в другой магазин, может быть, там выбор больше! — усмехнулся зельевар. Лорд, судя по прищуру, подумывал уже о том, куда будет трупы складывать.

— Хорошо, — неожиданно сбавила обороты подруга. — Мы отдадим вам всех!

— Аттракцион невиданной щедрости? — протянул Руди, заинтересованно её рассматривая и демонстративно покачивая здоровенный деревянный кол. — С чего бы?

— Позднее мы заберём их.

— Кого ты заберёшь, куда?

Хватит с меня! Пусть немедленно объяснят, чего тут делят!

— Видишь ли, Гарри! — Ой, а вот улыбаться так в мою сторону не надо! Посторонние люди могут неправильно понять! Волдеморт предпринял попытку пробраться ко мне ближе и взмахнул рукой, словно пытаясь приобнять меня за плечи. Но мы и не от таких уходили. — Старая подруга не сказала тебе всей правды. Её хозяин просил нас о помощи, устранить конкурента. А добытое предложил разделить пополам. В том числе и пленников. Вот только мисс обуяла жадность. Она хочет либо большее число голов. Либо свою половину, но вылеченную и откормленную за наш счёт.

— Хозяин?! Зачем ему… Вампир! Ты добываешь ему пропитание?!

— У нашего котёночка прорезаются глазки! — хмыкнул Макнейер.

— Вы берёте свою половину и уходите, — сказал, как отрезал, Лорд. — Или хотите оспорить? Мы готовы.

Несколько секунд Гермиона исподлобья рассматривала пожирателей, покачиваясь с пятки на носок. Потом сдулась, поникнув плечами: — Грузите что есть!

— Прощайтесь! — бросил Снейп, проходя мимо.

— Слушай! У тебя сигареты есть? А шоколад? Давай я тебе сейчас полные карманы напихаю! — Смена настроения меня немало ошарашила.

— Подожди ты с какими-то сигаретами! Ты и правда этих людей на корм какому-то вампиру потащишь? — Это не моя Гермиона! Я не знаю эту женщину! А может… оборотное никто не отменял.

— Да брось! — небрежно отмахнулась она, направляясь к машине, в которую началась погрузка добычи. — Так у них есть шанс выжить! Людей мало, остатки надо холить, лелеять и в жопу целовать! А это дурачьё, — небрежный взмах в сторону разорённого убежища, — жили как в последний день. Своих бы уморили, за других взялись. — Открыв дверь, забралась внутрь. — Да где же это? Тут лежало!

— Поттер! — я хотел обернуться на окрик и пояснить Снейпу, что хочу только разжиться дефицитом. Но сразу за плечом обнаружился какой-то мужик, который схватил меня поперёк тела и рванул вглубь машины.

— Давай! — звонкий вопль Герми, грохот захлопывающихся дверей, страшный треск. И я отъехал в гулкую темноту.


Глава 21. День восемьдесят четвертый (часть четвертая)

Первым было слово. И слово было…

— Твою мать, Поттер, немедленно отзовись!

И была тьма. И тянулись ко мне длинные, белые пальцы, украшение острыми когтями, нашаривая в пустоте.

— Ну же, Поттер! Очнись и внимательно осмотрись! Северус, не лезь! Что значит «он, наверное, в сознании»? В его голове обычно гулко от пустоты?! Ты лазил, ты знаешь? Чёрте что! Поттер?! Очнись! — из темноты блеснули красным блеском злые глаза. — Гарри?! — томный шепот в исполнении Волдеморта звучит страшнее любой угрозы! Проверено Гарри Поттером. — Я помню твой неуклюжий поцелуй. Знай! Когда найду тебя — обязательно верну его тебе.

— Не-е-ет!!! — извернувшись, я почему-то оказался в крепких объятьях. У Грейнджер. Этого только не хватало!

— Слава богу, пришёл в себя! — обрадовалась похитительница гриффиндорцев, прижимая мою голову к своей груди. — Николс очень неудачно затащил тебя внутрь, крепко приложив головой.

— Кстати, об этом! — пытаясь вырваться, чуть не остался без ушей. — Зачем ты это сделала?!

— Вот и мне это интересно знать! — внутри было темно, но подсевшего ближе Эрика удалось рассмотреть. Всё вокруг и мы сами мелко подрагивали, снаружи ревело и взрыкивало. Едем. Вопрос — куда?! — Соображаешь, во что ты вляпалась сама и втянула всех нас?

— Неужели ты думаешь, что я смогла бы оставить Гарри у врага?! — возмутилась Гермиона, подтягивая добычу в виде меня поближе. — Другие не должны пострадать! Ведь они не виноваты, что Гарри пропал!

— А о нас ты подумала? — некрасиво вытянув шею, ощерил зубы кровосос. Не понял, а клыки где? — Хозяин с нас за такие вольности шкуру спустит!

— Какого чёрта?! Отпустите меня немедленно! — спасаемый отчаянно задрыгал ногами и завопил во всю мощь легких! Это я про себя вообще-то.

— Дайте ему по башке! Пусть заткнётся!— рявкнули из гулкой темноты.

— Не надо! — жалобно заныла-застонала заклятая подруга, прикрывая мою многострадальную головушку своими тонкими ручонками. — Он будет молчать!

— Не буду! — упрямство наше всё. За что и прилетело прямо в темя…

— О, Северус! Поттер на связь вышел.

— Наверняка, как всегда, разинул рот шире плеч, получил в лоб и опять в обмороке.

Они теперь у меня в мозгах хором ползать будут, что ли? Вот беда-то!

— Где ты? Можешь сказать?

— Похоже, мы ещё едем. Темно и трясёт.

— Перед тем, как ещё раз схлопотать за свой длинный язык, будь добр — осмотрись! — подарил одну шоколадку и теперь думает, что на законных основаниях может растирать меня тонким слоем у плинтуса?!

— Грейджер рядом? — а вот Лорд как всегда деловит.

— Да.

— Она не сказала, зачем похитила тебя?

— Спасала из вражеского стана. А как вы вместе у меня…

— Не о том думаешь! Мне нужно знать, где ты! Твое точное месторасположение! Слышишь?! Лучше будет, если попробуешь сбежать до прибытия в конечный пункт. Если они везут добычу своему хозяину, нам будет очень сложно забрать тебя обратно.

Ты такой смешной, Том. Удрать из бронированной машины, битком набитой вампирами и вооруженными мужиками с пудовыми кулаками. Легко сказать — ты сделать это попробуй! А потом? В неизвестной местности, с пустыми руками. Останется только залезть на дерево или куда повыше, поджать ноги и махать застиранными трусами, приманивая тёмных Лордов.

— Не смей называть меня Томом! Даже в собственной голове! — Говорил мне директор: учись окклюменции. Сейчас не грозил бы Том через сотни миль у меня перед носом костлявым кулаком!

— Не сметь угрожать мне в собственной голове! — Ой, орать не стоило. Как-то всё закачалось и зарябило! — Какого дьявола вы смотрели, как меня увозят и ничего не сделали?!

— Какая невероятная наглость! — Снейпа только не хватало. — Они, к вашему сведению, закинув некоего глупого мальчика, который, кстати, поклялся лично мне стоять рядом и не совершать глупости, аппарировали в обнимку с машинами. Клянусь, когда я до вас доберусь, вы, Поттер, долго не сможете сидеть на том месте, к которому у вас обычно прилипают приключения!

— Иди ты к чёрту! — гордо сообщил я им обоим. — И ты тоже — к чёрту! — а это уже неизвестной ноге, что пихала меня под рёбра.

— Кто-нибудь скажет мне, что это валяется на нашем дворе и ругается?! — громко спросили где-то наверху.

— А что ты на меня-то уставился? — возмутился поблизости Эрик. — Не я это приволок! Все вопросы вот к ней!

— Я всё объясню, милорд Марик! Это мой школьный друг, я встретила его у Тёмного Лорда….

— Очень щедро с твоей стороны, девочка, привести к нам своего друга в качестве еды! Хозяин, несомненно, оценит твою щедрость!

— Но, милорд, я думала…

— Нет-нет, не волнуйся, я передам, что это от тебя, — меня споренько и небрежно подхватив за руки, поволокли по земле. Спасибо, что приподняли, а то всю морду ободрал бы себе. Ещё раз порадовался, что перед несбывшимся походом за крестражами сделал коррекцию зрения. А то сейчас старенькие очки волочились бы следом, зацепившись за одно ухо. А потом свалились бы и на них обязательно наступили…

— Простите, но… Милорд Марик, вы неправильно поняли! — перепуганной зайкой заскакала сбоку спасительница, чтоб её в аду черти драли! Вот Снейп за мной придёт, натянет тебя за лордовскую палочку.

Попытался разлепить глаза, но все плыло и двоилось так, что захотелось наблевать на пол гостеприимным похитителям. Может, они подумают, что я больной и заразный, выкинут за порог, от греха подальше?!

Цепляясь ногами за высокие пороги и матеря неуклюжих носильщиков, торжественно въехал на пузе в большое, гулкое помещение. Где меня бережно уронили лицом в холодные камни.

— Мой господин! — спеси у милорда в голосе поубавилось. Он что, боится? — Ваше приказание выполнено! Люди доставлены, но они находятся в крайне плачевном состоянии. И не скоро смогут приступить к своим прямым обязанностям. А это молодой и крепкий маг. Примите его в качестве подношения, хозяин.

Долгое молчание напрягало. Милорд, стоя на коленях рядом со мной, настороженно сопел. Подношение пыталось встать на трясущиеся колени и окончательно не опозориться, обрыгавшись.

— Ступай, дитя! — всего два слова. Но сколько силы и власти в голосе. Мощь существа, которому меня принесли в подарок, не поддавалась моему разумению. Мне хана! Папа Том, дядя Северус — спасите меня срочно!

Господа вампиры стремительно ломанулись на выход. А я остался лежать в тишине и холодке. Навострил уши. Ни голоса. Ни шагов. Словно про меня забыли, разойдясь по своим делам.

И тут же лёгкое прикосновение к плечу.

— А-а! Не ешь меня, упырь, я ядовитый! Я внучатый племянник Волдеморта, он тебе за меня жопу порвёт! Меня тошнит! У меня понос! — не помню, что ещё я нес, перевернувшись на спину и двумя руками пытаясь прикрыться от острых клыков.

Ответа не последовало. Приоткрыв один глаз, с удивлением воззрился на сидящую подле меня на корточках фигуру.

— Вот как первый раз увидел, сразу понял, что от тебя будут неприятности, — грустно покачал головой Марк и скривился, продемонстрировав игольчатый клык.


Глава 22. День восемьдесят четвертый (часть пятая)

Отклонюсь от темы.

Даже как-то странно. Пока Гарри Поттер весь в приключениях (вот ведь, липнут ко мне, как репей), остальные устраивают личную жизнь.

Рука писать устала, пошел проветриться. Наткнулся на парочку, обжимающуюся на площадке. Точнее, увидел изогнутую спину мужчины. Но не с собственной же тенью он ворковал?! И, судя по движению головы, пытался кого-то поцеловать.

— Что случилось, мальчик? Не рад меня видеть? — распрямилась широкая спина. Это же Макнейер своего Дина тискает. Надо тихо отползать обратно в зал, пока кое-кто не применил свои профессиональные навыки на моей шее.

Мой однокурсник, бочком, по стеночке попытался улизнуть. Но распалённый разлукой жених тут же блокировал его, расставив ладони по обеим сторонам головы Томаса. Я бы сполз вниз и удрал, но кое-кто явно не думал об этом. Стоял, повесив голову, и нервно мял слишком длинные рукава свитера.

— Дин, я простой человек и тонких намёков не понимаю. Если что не нравится, скажи мне это! — Томас по-прежнему мялся на месте, молчал и хмурился. — Тебе плохо со мной? Скучно? Я был груб? Причинил боль? Недостаточно внимателен? Посмотри на меня! — я подсознательно ждал, что палач разозлится. Но Уолден говорил всё тише и мягче. Осторожно приподнял двумя пальцами подбородок своей темнокожей страсти и, изогнувшись, постарался заглянуть в глаза.

— Я не знаю, как сказать…

— Смелее, мой хороший! Говори, что у тебя на душе, мне нужно понять, почему ты такой не живой!

— Это неправильно! Это стыдно! — Это что такое стыдное у них происходит?! Моё ухо самостоятельно поползло по стене, пытаясь высунуться из-за угла.

— Не понимаю, — вы видели растерянного до невозможности пожирателя?! А я видел. Сбоку. Краем глаза.

— Двое мужчин. Это неправильно!

— Мы пара! Все это знают. Кто-то осуждает тебя за это? Смеётся над этим? Упрекает?

— Нет.

— Ты против однополых отношений? Что же сразу не сказал?!

— Не то чтобы против… — ага, понятно! Если кто-то с кем-то, это ничего, нормально! Вроде как Флинт с Руди, или Антонин, к примеру, с Невиллом. Или я со Снейпом (а эта крамольная мысль откуда в моей голове?!). А как до дела дошло, храбрый гриффиндорец Дин просто струсил.

— Всё будет хорошо, поверь мне! Поговорю с Тёмным Лордом, он выделит нам отдельную комнату. Хочешь, он благословит нас официально и мы вступим в брак? Я найду для тебя самое красивое кольцо! А захочешь наследника, мы найдем здоровую девушку, и она выносит для нас ребёнка.

— Нет! Нет!!! — вырвавшись, Дин пронёсся мимо меня, едва не споткнувшись о мои ноги.

Палач выглядел… Да плохо он выглядел. Раздавленным каким-то. Покачавшись минуту с пятки на носок, шмыгнул носом (он что там, плачет, что ли?) и, развернувшись, столкнулся с Волдемортом.

— Уолден, ты пугаешь мальчика своим напором и поспешностью. — Проходя мимо, похлопал по поникшему плечу. — Сбавь обороты, иначе он сбежит от тебя!

Удрать я не успел, а прикинуться кучкой мусора не получилось. Остановившись рядом, добрый дядюшка Тёмный Лорд неободрительно поцокал языком.

— Не сиди на холодном полу! — протянул руку, помогая подняться.

Кто-то бродит по монастырю под видом Волдеморта! Оборотку ещё никто не отменял. Интересно, а что можно бросить в зелье, если волос у Лорда нет от слова совсем?! Кровь? Ногти?! Всё, не хочу об этом думать!

*

Вернёмся к прошлому!

Кровосос, сидящий на корточках, загораживал мне весь обзор. Но и без этого было понятно, что страшное существо уже покинуло эти покои. И, по всей видимости, предоставил заботам Марка. Что тот и принялся рьяно исполнять.

— Давай, Гарри, собираем ножки вместе, ручки в кучку, глазки у нас и так уже вместе сползлись. Подъём, хватит валяться! Сейчас мы пойдем потихоньку до кроватки и ляжем.

— А можно, я лягу в неё один?

— Конечно, как скажешь! Голова сильно болит?

— Не очень. Кружится сильно. И тошнит.

— Сколько раз по голове получил?

— Из тех что помню — два точно!

— Не переживай, сейчас зелье найдём, полотенчик холодный на лоб. И будешь как новенький!

Но не успели мы перешагнуть порог зала (я полз с закрытыми глазами, повиснув на плече у носильщика), как попали в засаду.

— Гарри! — убейте её кто-нибудь срочно, пока она из меня душу не вытрясла. — Гарри, что с тобой? Тебе плохо? — Нет, мне замечательно! — Что с ним?

— А я предупреждал, что своими благими порывами ты копаешь ему могилу! — Господин кровосос изволят гневаться.

— Почему он такой бледный? Что с ним сделали?

— Гермиона, не притворяйся большей дурой, чем ты есть на самом деле! — Да не трясите же вы меня, черти! — Ты привела его к вечно голодному древнему вампиру! Как ты думаешь, его там мороженым с ложечки кормили?

— Гарри, скажи что-нибудь!

— Бу-э-э-э…

— Ответ тебе понятен? Выпусти из рук Гарри, возьми тряпку и убери здесь!

А дальше был рай во плоти!

Меня умыли теплой водой, напоили лекарством, уложили в мягкой постельке. А ещё гладили по многострадальной головушке, жалели и утешали.

Погружаясь в сладкий сон, покачиваясь на волнах дрёмы, я наслаждался ленивой негой. Побег? Ладно, подумаем об этом завтра. Вампиры? Но меня никто на зуб не пробовал. Ещё бы Грейнджер от меня подальше держали, а то спасать будет, пока я до дыр не изотрусь.

Как открылась дверь, я даже не услышал, скорее почувствовал. Как слабое дуновение ветра. Тень метнулась к постели, а у меня даже сил заорать нет.

— Не бойся Гарри, я спасу тебя! — Герми, за что? Что я сделал тебе плохого?!

— Не прикасайся к собственности милорда! — Не понял, Марк что, под кроватью прятался?!

— Ошибаетесь, господин вампир! — Хелло, папа Волди! Вот это зелье, такие глюки показывает, что дух захватывает. — Это моя собственность и я могу это доказать.

Мне стало весело и кажется, я в голос радостно рассмеялся.


Глава 23. День восемьдесят четвертый (часть шестая)

(Мы делили апельсин, много наших полегло).

— Что вы с ним сделали? Он выглядит глупее, чем обычно! — Кто бы в этом сомневался?! Чтобы пришествие Волдеморта да без Снейпа?!

— Как вы сюда попали? — вид у Марка был до невозможности растерянный.

— Не отдавай им Гарри, это его враги! Они насильно держали его в плену! — заверещала Гермиона. — Охрана! Зовите милорда!

— Заткнись! — синхронно выкрикнули Марк с Лордом, не сводя друг с друга глаз и не двигаясь с места.

Я взбил подушку и уютно устроился, ожидая незабываемое шоу. Однако Снейп был другого мнения. Заметив мои копошения, цепко ухватил мою руку и поволок к себе.

— Поттер, мы сейчас же идём домой!

— Какое вы имеете право так его хватать? — возмущённая Миона схватила меня за свободную руку, уперлась коленом в постель и попыталась перетянуть к себе.

— Я его суженый! — судя по выражению лица профа, к этому его принудили все черти ада, подпихивая к такому решению раскалёнными скородками под зад.

— Хи-хи-хи! — Простите, не сдержался. Очень щекотно ездить спиной по гладкой простыне.

— Суженый?! Мозгами, по всей видимости, — прошипела заклятая подруга, с грохотом упираясь ботинком в кровать и откидываясь назад всем телом. — Вот, даже Гарри смешно!

— Северус, не повредите мою собственность! Поттер уже по швам трещит! — Не, всё же Волдеморт паршивый актёр! Кто так ненатурально возмущается?!

— Слышала, ведьма?! Руки прочь от нашего Поттера. Заведи себе своего и елозьте его по койке сколько влезет! — и дёрнул так, что мы все трое оказались на полу. Костлявый кулачок Мионы тут же нашёл свою цель посередине лица зельевара.

— Гарри, беги! — Если ты слезешь с моей спины, я, так и быть, попробую.

— Поттер, ни с места! — Да тут я, тут. Промеж двух идиотов, пытающихся задушить друг друга. Снейп перевернул всю кучу и, оказавшись сверху, активно ерзая на моём животе, дотянулся до кос Мионы. Судя по хрипам в самое ухо, кое-кого пытались ими удавить.

— Первый раз вижу, что при спасении спасаемый был затоптан толпой спасателей! — восхитился вампир.

— Работаем по высшему классу! — не выдержал Волдеморт и, выдернув мою помятую тушку из копошащейся на полу кучи, посадил обратно на кровать. — Северус, тебе нужна помощь?

— Благо… да… рю, я сам! — прорычал Снейп, тяжело поднимаясь с колен и не сводя с Повелителя преданного взгляда, наподдал ногой. На полу что-то хрюкнуло и притихло.

— А теперь — ты! — но Волдеморт не успел развернуться к оставшемуся в одиночестве вампиру. Шагнув к магам, Марк поднял указательный палец, словно погрозить собрался, сказал проникновенным голосом только одно слово:

— Спать! — и согнув палец, словно щелкнул выключателем…

*

В котёл попал явно не тот ингредиент, что написан в рецепте. Вместо благородного фиолетового отлива зелье подёрнулось странной плёнкой и запузырилось, выплёвывая в потолок вонючие дымные струйки.

— Я снимаю с вас тысячу баллов, Поттер! — прямо перед столом колыхался огромный дементор с мордой дорогого, любимого профессора. Правда, сходство угадывалось с трудом, но этот нос, торчащий из-под капюшона, я не перепутаю ни с чем. — А ещё вы немедленно выпьете своё адское варево, чтобы впредь неповадно было переводить подучётные школьные принадлежности.

— Ты что, Северус, мандрагоровой настойки с утра хлебнул? — вдруг, откуда ни возьмись, сбоку нарисовался Волдеморт. Одёрнув рукава мантии ядовито-розового цвета (у меня аж в глазах зарезало), осторожно приобнял меня, прикасаясь только кончиками пальцев. — Ну ладно зелье, это ещё куда ни шло. Помрёт — не страшно, воскресим. Но баллы? Сними что-нибудь другое!

— И сниму! — загудел радостно проф, взмахивая рваниной в виде мантии, наплывая на опешившего меня. — Я такой! Я могу! Приди к своему жениху, невеста моя, молодая и невинная!

— Я те щас приду, твоего бога душу мать етить через колено! — Это я такое выдал?! Пора прекращать общаться с пьяным Долоховым. — Задирай подол, жених мой разлюбезный! Невестушка молодая тебя сейчас пользовать в старую попку будет! — и злой до невозможности, с котлом наперевес двинулся выполнять практически супружеский долг.

*

— … не советую!

— В твоих советах не нуждаюсь!

Тихий смешок.

Проклятье на парселтанге.

— Так забавно спорить с едой! — шелест бумаги.

— Я тебе не сэндвич!

— Конечно, нет! Скорее, вино. Старое. Кислое. Приправленное змеиным ядом!

— Впервые за мою практику труп спорит с некромантом.

Снова смешок.

— Смотри внимательно, бумаги не отдам, запоминай! Пригодится. В Ланкашир не суйтесь, сдохнете — никакая магия не спасёт.

— Что там?

— Брошеная атомная станция. Ну да, тебе это мало о чём говорит. Просто поверь. Сомневаюсь, что при массовой панике люди всё это опасное дело отключили и по правилам законсервировали. Может, и не рванёт, а радиацию подцепите, разложитесь заживо за несколько дней. И лекарства нет ни у вас, ни у маглов.

Что это за совет старейшин? С трудом разлепив глаза, уставился на лежащего немыслимо близко Снейпа. Дёрнулся было отодвинуться, да только тело так закостенело, что фокус не удался. Проф, похоже, был в таком же положении. Как, видать, на постель бросили, так и замер скрюченный. Но глаз свой чёрный таращит и моргает изредка. Не, ну с такого ракурса он малость симпатичнее, чем в бредовом сне. Женишок, мать его, самозваный. Видать, от большой любви ко мне у Лорда разрешение выпросил. Ага, вот прям в школе слюни на мой прекрасный образ пускал. Так пускал, что они от злобного ора во все стороны летели. И ухаживает как красиво, все обзавидовались. Проходу не дает. То цветами завалит, то вкусностями. Ночью одеялку поправляет. Подождите, сволочи темномагические, я ещё разберусь, где тут подвох!

Проф медленно, словно деревянный, поднял руку и за каким-то лешим ткнул пальцем прямо в мой суперзнаменитый шрам. Погладил, словно стереть попытался. Проморгался и спешно отшатнулся.

— Какого чёрта происходит? Поттер?!

А что Поттер? Почему чуть что — сразу Поттер?


Глава 24. День восемьдесят четвертый (часть последняя)

Хочу остаться у вампиров!

Живём тут уже третий день. Здорово у них! Техники полный двор, всё исправно, всё на ходу. Кормят хорошо.

Тот здоровый лоб, что дал мне по голове, лично пришёл и извинился, словно отрапортовал. Щёлкнул пятками, кивнул и по-строевому вышел. Надо теперь осторожничать да оглядываться. А то ещё раз прикладом в темя получу.

— А почему у вампиров всё так четко организовано, а мы как дикая орда? А все кровососы могут так колдовать без палочки, как Марк? А главного ты видел? Как он выглядит? — Почему Лорд медленнее ходить не может? Очень неудобно скакать сбоку, задирая голову. Хоть за мантию хватайся, чтобы не отстать. — Долго мы у них ещё будем? Может, я останусь у них как посол доброй воли?

— Хочешь быть послом? — Волдеморт остановился так внезапно, что я по инерции проскакал мимо.

— Да!

— Тогда я тебя официально посылаю!

— Не понял!

— Поттер, ПОСОЛ от меня прочь!!! — и реактивно смылся из поля зрения.

*

Открыть дверь с ноги в покои Снейпа не вышло, только палец отбил. Не ожидавший такой наглости временный хозяин комнат выскочил из ванной, спешно заматываясь в халат. Хм, в короткий такой халат. Ну, прямо-таки халатик. И я, как дурак, уставился на темные, мокрые волоски на мосластых лодыжках.

— Какого чёрта вы творите, Поттер? Что вам понадобилось в моих комнатах? — интересно, он что, пытается на поясе удавиться? Туго затягивает, но не там!

— Тапки одень!

— Что?!

— Ноги застудишь! — Ишь, как пальцы поджимает, холодно, поди, на голых камнях стоять.

— Сумасшедший дом! — вздохнул Снейп и послушно принялся искать тапки.

— Я вообще-то по делу! — набрав воздуха в грудь, почти крикнул: — Требую, чтобы ты прекратил свои ухаживания в мою сторону!

— Что? — кажется, женишок слегка опешил.

— Что слышал!

— У вас, мистер Поттер, есть кто-то другой на примете? — Скажите, пожалуйста, это что, ревность? Бровями заиграл, губы поджал!

— Какая разница? — Он что, деревянный на всю голову?

— Разговор окончен! — и промаршировал в одном тапке к двери, собираясь меня выдворить.

— Чёрта с два! — спешно обосновавшись в кресле, вцепился в подлокотники (если ему так надо, пусть волочет меня вместе с ним за дверь!) и упрямо выставил подбородок (надеюсь, это выглядело очень мужественно).

— Вы так утомительны в своём глупом упрямстве! — поморщившись, проф очень неохотно присел в кресло напротив.

— Ага! Наверное! Но я предупреждаю, что против всей этой ерунды с ухаживаниями! Мне это не нравится! Мне это ни к чему! Не хочу!

Не глядя на меня, Снейп сосредоточился на нашаривание ногой второго тапка. Гадские шлепанцы! Я уже ненавидел их всеми фибрами души! Хотелось схватить их и лупить собеседника по голове и плечам!

— Снейп, но ты же несерьёзно? Зачем я тебе сдался? В школе на меня орал, подозревал во всех грехах, в котле бы утопил, будь твоя воля. С начала конца жил, как хотел, пил всё, что горит, трахал всё, что шевелится. И тут ни с того, ни с сего — БАХ! Подарил шоколадку, а я, как последний идиот, взял. Кто же знал, что это не акт милосердия, а ступень идиотского ритуала?! И всё? После этого слюнявый поцелуй! И я теперь в невестах? А дальше что? Переедем в отдельную комнату и усыновим Невилла?

— Слюнявый? — взвился Снейп. Это единственное, что он услышал?

— Не подходи ко мне! Буду хамить, швырять в тебя всё что поблизости и лупить по яйцам, пока твой ненаглядный Повелитель не даст тебе команду к отступлению! Нет! Лучше схожу к нему и потребую, чтобы он немедленно прекратил этот фарс!

— Что тебя не устраивает? — Вот глотка лужёная! Теперь смогу его переорать только с помощью Соноруса. — Что ты от меня хочешь? Бродить по коридорам с мечтательным видом, держась за ручки? Тискаться в тёмных углах? Романтический ужин при свечах посередине нашего общежития? Тисканья под одеялом, пока все спят? Я не в твоём вкусе? Ах, ну, прости, нет у меня большой груди и влажной дырки! Придется довольствоваться тем, что есть!

— Да не хочу я тобой довольствоваться! Сам решу, с кем за ручку тискаться в тёмном коридоре под одеялом!

— Попробуй! Так натискаю, мало не покажется! И тебе, и кавалеру!

— Напугал! Ещё сбегай, Лорду нажалуйся!

Жаль, разговора не вышло. Ладно, будем действовать иначе!

*

— Марк, что тебе стоит?

— Нет!

— Не сожрёт же он меня! Дай с ним поговорить!

— Гарри, отстань! Он ни сходит до разговора с простыми смертными!

— Я не простой, я маг!

— Нет!

— Я Избранный!

— Гарри, иди, избирайся в другом месте!

Так, и здесь не прокатило!

*

— Поди-ка сюда, друг мой Гермиона!

— Э-э… Знаешь, Гарри, мне строго-настрого приказано к тебе близко…

— Можешь стоять поодаль, но не настолько, чтобы мне приходилось орать на весь замок!

— Хорошо, но только быстро!

— Два вопроса. Что ты знаешь о ритуалах ухаживания? И второй. У тебя есть шоколадка?

*

— Вы несколько не вовремя! — вот и славно, что все мы здесь так мило собрались.

— Не изволите ли чаю, дорогой предводитель?— Главное, поднос не уронить и самому не навернуться!

— Спасибо, вы очень любезны! — Волдеморт нетерпеливо повернулся обратно к столу, на котором веером разложены милые его сердцу бумажки. Марк ощерился, словно в понимании. А Снейп уставился с прищуром, ожидая очередной пакости. Правильно ожидает, к слову сказать!

— Не соблаговолите принять шоколадку, — кажется, вышло несколько угрожающе, — к чаю, дорогой мой Лорд? — зря я, что ли, столько времени на метле чёртов мячик с крылышками ловил? Изловчиться и всунуть в руку презент? Да запросто!

— Я сейчас вас правильно понял, Поттер? — Это нечестно! Вот у него вышло действительно угрожающе. Но разжать руку и выбросить злосчастный батончик с орешками не позволю! — Я Лорд Волдеморт и не позволю…

— А я последний маг из старого, древнего рода Поттеров, Избранный и отмеченный тобой как равный, прошу разрешения начать ритуал ухаживания за тобой, полукровкой и незаконнорожденным, не имеющим никого в родстве в магическом мире, Лорд Волдеморт! А насчет поцелуя… Извини, но мы уже целовались. На лестнице,помнишь?! — Всё, выдавил. Теперь, главное, чтобы сразу не прибили…


Глава 25. День восемьдесят пятый

— Вот уж не думал, что так ненавижу детей! — проскрипел зубами Драко и швырнул окурок в мертвяка, пасущегося под стеной и любующегося на покачивающийся в недоступной высоте ботинок хорька.

— Дети — цветы нашей жизни! — прорычал Долохов, судя по перекошенной морде, мечтающий кого-нибудь жестоко умертвить.

Пытка продолжалась уже минут двадцать.

— Можно я прыгну за стену? — взвыла белобрысая моль, дёргая себя за мочки ушей, наверное, мечтая оглохнуть.

— Узнаю, кто принёс это маленькому демону — собственноручно придушу!

Не смотрите на меня! В рейды не ходил, с магловскими детьми не общался. И дудку эту треклятую никому не дарил!

Его, видимо, выдворили во двор, потому что надоел всем по самое не балуй! А то, что часовые на стене скоро хором повесятся в знак протеста — это так, мелочи жизни.

Черноволосый мальчонка лет пяти радостно скакал по двору, раздувая щёки и оглашая окрестности монотонными, резкими трелями. Господи милосердный, когда же он выдохнется?!

— Пойду, схожу! — решительно кивнул головой Антонин и не менее решительно припустил к внутренней лестнице.

— Куда это ты? — возмутился Малфой. Наверное, не столько дезертирством соратника по дежурству, сколько тем, что не додумался первым удрать ненадолго по срочным делам.

— Пить хочу! Да! Точно! В горле чего-то пересохло! Солнце так и печёт, — сквозь низкие тучи свинцового цвета лично я солнца в упор не видел. — Так и припекает! — запахнув плотнее тяжёлую куртку на меху, Долохов нагло слинял со стены.

— Чтоб ты со ступенек сверзился, гад! На которые жаркое солнце напекло наледь! — вызверился хорёк. Должен вам сказать, что в этот момент Дракуся выглядел очень комично. Красный кончик острого носа, кривые губы, блеклые бровки уголками, волосёнки дыбом. Главное, не заржать. — Брысь к мамке, демон! — так, ребятёнку досталось. На соседней стене, кажется, вздохнули с облегчением, когда тот с рёвом порысил вглубь монастыря. — И ты брысь, падаль, а то колом в темя схватишь! — жалко, у мертвяка, видать, не было поблизости мамки. Так что он остался стоять под стеной, задрав голову, беззвучно открывая щербатое гнилое хлебало. Остался только я. Долго ждать не пришлось.

— И ты, Поттер…

— Тоже брысь? — зря так радостно спросил.

— Стоять! Вчера, вместо мирного вечера в кругу семьи, мне пришлось наблюдать, как декан напивается вместе с отцом. И рефреном к попойке была фраза «Поттер — скотина неблагодарная!».

— Тоже мне, новость дня.

— Совсем дурак, да? Чего выкаблучиваешься?

— Умный самый, да? Легко Поттера поучать, как жить правильно? А если бы к тебе мужик посватался? — Интересно, если ещё и в нос замерзший дать, до него быстрее дойдёт?

— Не посватался, а начал ухаживания.

— Какая разница?

— Дуб гриффиндорский, большая в этом разница. И смотря какой мужик. Если кто-то с низов в данной ситуации — то это чушь и недостойно внимания. А если профессор Снейп или, к примеру, мой отец — это честь! Поттер, закрой рот и перестань так глаза выпучивать, мне не по себе! Поттер?!

Слегка потрёпанный невзгодами, с недельной щетиной, выставив вперёд правую руку, встал перед моим внутренним взором Люциус. Как тогда, в недрах Министерства, ожидая, что я отдам пророчество. Только в руке шоколадка, а взгляд обещает все пытки мира одновременно. Страсть какая!

— Поттер, ты охренел? Немедленно перестань мечтать о моём отце! А то маме нажалуюсь! — Драко аж перекосило всего. — Мечтай лучше уж обо мне, я хоть свободен!

— Вообще-то я как то больше по девочкам!

— После того как объявил о своих намерениях Тёмному Лорду, не советую такое больше вслух произносить. А то он воспримет на свой счёт.

— Ты и про это знаешь?! — Снейп — трепло! А я труп.

— Что ты! Это страшная тайна! Конечно, все в курсе. И уже скинулись на твои поминки.

Подумать о своей страшной участи не дал добрый старый Долохов. Появившись на стене с кружкой чего-то дымящегося, хлебнул, опершись на камень, посмотрел вниз.

— Сучье племя! — швырнул посуду вниз, спешно оголяя руку и впиваясь скрюченными пальцами в метку. — Не спать! Кто колдовал? Убью!

— Дохлые маги! — пронзительно завопил Драко, на соседней стене завопили в ответ. Похоже, на нас лезли со всех сторон. Гулко и тревожно ударил колокол на башне. Если прут маги, можно больше не заботиться о тишине.

— В сторону! — проревел Руди, взмахивая самодельной алебардой и подрезая ближайшую высунувшуюся голову вдоль гнилого рта. — Лорда нет в замке!

— Нам пиздец, господа! — радостно заорал Антонин, обрушивая огромный нож на синие руки, цепляющиеся за камни.

— Позвольте не согласится с вами! — о, и чёрный подземельный мышь прилетел. В потёртых джинсах, с неизменной железкой в руках. Куда это Том без верного оруженосца свинтил? — Поттер, не спи!

А что Поттер? Массы тела тушки Поттера не хватает даже на то, чтобы, упершись острогой в глаз мертвеца, спихнуть его за стену. Кормить надо Поттера, холить и лелеять как жениха нашего горячо любимого вождя.

— Чем помочь? — светлоглазый магл, взлетев по лестнице, тут же влился в бой, сминая гнилую плоть огромным молотком.

— Под ногами не путайся! — вот что значит отточенные навыки. Палач уже за второй десяток принялся, а я тут с одним валандаюсь. Надо будет к нему в ученики пойти!

— А где ваш всемогущий? — его орудие внезапно увязло в очередном черепе, мертвяк взмахнул руками и вывалился наружу. — Сука, молоток верни! — и, не удовлетворившись плевком вслед похитителю, сдернул ружье с плеча и открыл по карабкающимся на стену тварям беглый огонь. — Сегодня оживленно, как никогда!

— А что, без всемогущего портки намокли? — Долохов так пихнул меня плечом, что мой мертвяк со свистом улетел на землю, едва не прихватив меня вместе с острогой. — Гарри, мать твою, не тыкай их железом, как бабу хуем! Снейп, научи его потом, как правильно тыкать!

— Не заткнёшься — буду учить на твоей жопе! — выдернув из очередного тела гвоздодёр, проф лихим пинком отправил гниль в полёт. — Откуда они прут?

Где-то за нашими спинами истошно завопили, снаружи ответили глухим воем, и наши монолитные ворота подозрительно захрустели, выгибаясь.

— Флинт, живо уводи молодняк внутрь! Забаррикадируйтесь с магловскими женщинами и детьми!

Раздувая ноздри и дёргая головой, Маркус подхватил Драко и поволок прочь.

— Что? Не пойду! Отсиживаться?!

— Поттер, вы идиот! — Проф, в порванном на груди джемпере и с мазками я не хочу знать чего на лице, свирепо затряс меня за плечи. — Вы — их последняя надежда! — на соседней стене начался беспорядочный ружейный треск. — Колдуйте, стреляйте, грызите зубами, но спасите детей! Закройте их с Долгопупсом в подземелье и ждите возвращения Лорда!

— Нет!

— Не дури, мальчик! Иди и живи! — притянув к себе рывком, впился в губы злым поцелуем.

— И в жизни, и в смерти! — заорал в ухо Антонин. — Совсем обалдели, нашли место! Вы ещё трахнитесь на прощание!

— Присмотри за Дином! — крикнул мне в спину Макнейер, и тяжёлая дверь захлопнулась, отсекая меня от кипевшего на стене боя.

*

Я, Флинт, Малфои в не полном составе, Тонкс, Дин. Два десятка магловских женщин. Пяток воинственно настроенных чьих-то тетушек с палочками наизготовку (их так и не смогли запихать в подземелье). Мы сидим в общем магловском зале. Последний оплот.

Невилл при эвакуации устроил детям какую-то игру и все, вытерев носы и заплаканные глаза, улыбаясь, пошли за ним.

Здание несколько раз здорово тряхнуло. Снаружи страшно ревело и не менее страшно орали. Теперь тихо. Только что-то скребётся в дверь.

Мы ждём.


Глава 26. День восемьдесят пятый (вечер)

Если вас выпнуть в темноту, полную голодных монстров, что вы будете делать? Тихонечко скрестись обратно, тряся коленками и лязгая зубами?

Гарри Поттер не таков! У него, конечно, тоже трясутся коленки. Но скрестись туда, откуда с таким трудом вырвался? Глупо по меньшей мере!

Женщины принялись обустраивать хныкающую малышню, полагаясь на нашу разумность. Разумные ровесники в виде Невилла, Драко и Флинта разделили оставшихся защитников на пары и выставили дежурства.

Как мне не хотелось, на первый час не попал. Зато попал на второй. Да ещё с кем! Ведь ни Малфой, ни старый добрый Лонгботтом на мои увещевания не попадутся, это факт. А вот Дин Томас — наш клиент. Нет, он не постукивал нервно ногой, не крутил без толку палочку в руках. Не курил жадно у камина. И даже не грыз ногти. Всё это делал я, в попытке выстроить хоть жалкое подобие плана в своей голове. Но я знал, что за дверью остался тот, кто, по меньшей мере, ему не безразличен.

Правда, вначале я хотел пойти на крайние меры. Если Волдеморт связывался со мной, когда я был без сознания, значит, и я могу это сделать! Логично? Вполне! Но не может же Гарри Поттер упасть в обморок по желанию, как трепетная дева?! А подойти, к примеру, к Флинту, и попросить вырубить меня… Ага, доказывай потом, что тебе не было настолько страшно, что предпочел пролежать всё опасное время без сознания.

Малфой заинтересовался бы этим предложением, но силёнок у него маловато.

А Дин просто верит, что я могу что-то сделать. Кто нас может спасти (и тех, кто снаружи)? Правильно, Тёмный Лорд. А кто его ближайший друг и протеже? Правильно, Снейп. Он наверняка знает, что, где и как. А то, что проф легиллемент и кое-кто собирается предложить полазить в своей голове, — так про это можно просто промолчать!

Уж как там выкручивался он потом, из-за того, что его напарник выскользнул без спроса за дверь, не знаю. Да и самому что делать, тоже слабо представляю.

Колдовать нельзя. А попробуйте без колдовства найти нужного человека в огромном монастыре. Все время, пока тут жил, думал, что монахи могли бы и расстараться построить что-то более величественное и более благоустроенное.

А теперь ползу по стеночке и сожалею, что такую неудобную дуру отгрохали. Коридоры узкие, сто закоулков, тридцать три тупика. Где искать? На стенах? А чего им там сейчас делать? Но глянуть не мешало бы.

Ничего себе! А вы уверены, что к нам в гости Герми на танке не заезжала? Вы уверены? Точно?! Я вот — нет!

Половинка от половины двойной входной двери скромно весит на одной петле. Широкие ступени усеяны телами, вольготно раскинувшимися в разных позах. Шевеления вроде нет. Покрепче сжав острый обломок доски, потыкал крайнего, готовясь чуть что сразу драпать. Тишина. Чёрных волос по плечи и знакомого джемпера вроде не видать. Ну, вот и славно. А дальше что? Очень захотелось заорать в голос. Даже воздуха в грудь набрал.

— Не вздумай орать! — зашипели сбоку. Бля, да так и сдохнуть от страха недолго! — Поттер, ползи сюда! — так, из-за колодца высунулась на миг чья-то морда.

Малфой старший! Родненький, живой! Чуть обниматься не полез на радостях.

— Тс-с! — шикнул Люциус, всматриваясь куда-то. Ну, и я осмотрелся! Мама дорогая! Да здесь разнесено всё, что смогли. Камни в щербинах и подпалинах. Беседку снесли полностью, только яма на её месте дымит. На хозяйственных постройках кусками крыша отсутствует. Все это припорошено стеклами, разлетевшимся выстиранным бельём и неподвижными телами. А нет, вон, у бывших ворот парочка топчется. Пытаются огромную тушу, лежащую на бывших воротах, вывернутых с корнем, обойти.

— Это что?

— Где? — заозирался Люциус. Всклокоченный, с ободранным носом, вооружённый гвоздодёром, он выглядел сейчас более чем… Так, стоп! Железяка тут, а Снейп тогда где?

— Хер с ним, с не пойми чем! Снейп где? — ох, только не скажи мне сейчас, что вынул это из ослабевших рук умирающего почти друга и пошёл за него мстить!

— Завалило в конюшне!

— Насмерть?!

— Тьфу на тебя, Поттер! Стена обвалилась, когда этот идиот магл швырнул свою гранату. Разбирать завал некогда, пусть себе посидят пока.

Славно! Следующий по графику осмотра достопримечательностей — завал в конюшне.

— Постоишь на карауле, мне со Снейпом переговорить надо!

— Какой ты непостоянный, Гарри! — бормотал хорьковский папа, ползя за мной на четвереньках через двор. — То к Лорду яйца подкатываешь, то к Северусу на свидание ползёшь. А я куда ползу? На стрёме стоять! Вот, помню, на пятом курсе, когда в парниках…

Где под камнями сидит Снейп, мы услышали сразу. Сильно потертая загробной жизнью мадам, стоя на коленях, пыталась расцарапать камни, из-под которых доносились задушенные стоны. Так увлеклась, что не заметила, как её приложили импровизированным колом в затылок. Я, между прочем, приложил!

— Северус, ты там как? — склонившись к камням, зашептал Малфой.

— Вытащи меня немедленно, Люциус! Слышишь? Немедленно!!! Пшёл вон, отвали, скотина озабоченная!

— Не понял!? — распрямился Люц, отвлекаясь от увлекательнейшего откатывания камней. — Тебя по голове приложило? Ты бредишь?

— Было дело, — запыхтели снизу, — я тут с маглом, под поилкой лежу. Этот дурак нашарил в моём кармане пузырьки, думал, это лекарство. И открыл один зубами. Слезь с меня! Это ж надо как повезло! Нет чтобы кроветворного хлебнул. А ещё лучше — яду!

— Зная тебя, не удивляюсь полному комплекту в карманах. Но зачем возбуждающее в такое время? — нашёл время удивляться, работай шустрее. Слушайте, а и правда, на фига ему такое зелье? Он кого поить этим собрался? Блудливая тварь, а ещё в женихи набивался. Ну, погоди, сейчас выкопаем, и я тебя обратно собственноручно зарою!

— Захлопни свой рот и шевели чистокровными ручками! Этот ненормальный, пользуясь тем, что тут не развернуться, пытается с меня штаны стянуть!

Люциус сделал большие глаза и белобрысые бровки уголками. Я погрозил кулаком и постарался устрашающе пошевелить своими облезками в виде бровей.

— Х-хм, потерпи немного! — выдавил из себя Люц, стараясь активно помогать мне и одновременно бдительно бдеть по сторонам.

— Я потерплю, я сейчас так потерплю! Вылезу отсюда и так потерплю кого-то! Убери руки! Ты один? Кто ещё уцелел? Поттер жив?

— Чего твоему Поттеру доспееться! Ему ещё за Лорда замуж выходить!

— Не напоминай! — в дыре показалась рука, помогающая выкатывать камни. — Как услышал, чуть от радости не обделался! Да я лично Поттеру фату понесу, пусть Тёмный Лорд сам с ним валандается! Сам всё придумал, сам пускай и пыхтит, — дорогой наш, ненаглядный проф по змеиному выполз из своей норы. — Заваливай, живо, пока он не выбрался! А то будет сейчас с каменным хером наперевес по двору бегать, умертвий пугать! Брысь на место! — и, упершись ладонью в появившуюся следом светлую макушку, принялся заталкивать её обратно.

— Любовь моя, Северус, а как же я? Позволь обнять тебя, милый мой! — заныли из дыры.

— Люциус, дай ему в темя! Он своим ором всех покойничков сюда приманит. — Сев на пятки, Снейп откинул грязные волосы со лба. Вздохнул с облегчением. Повернулся. И уставился на меня.

— Жив?

— Жив, бодр и полон желания! — ответил маггл томным голосом.

— Я очень этому рад, мой хороший! — просипел Снейп в ответ, не отводя от меня мрачного взгляда. — Но я так переживаю за тебя! Кругом опасно, так что, ради меня, посиди тут тихонько. А потом я приду за тобой, и мы будем жить долго и счастливо.

Люц вздохнул с облегчением и споренько принялся закапывать лаз.

— Нам нужно срочно уединиться! — а что я такого сказал? Выпучились оба, как на третье пришествие Волдеморта. — И чтобы нас не беспокоили какое-то время.

— Зачем? — насторожился Снейп, а у Люца уши стали в два раза больше.

— Очень нужно, чтобы ты заглянул вглубь меня, — и многозначительно задёргал бровями.

— Пойду. Наших поищу. Инферналов погоняю. В общем… — судя по старту, через час мертвяков перебьют, стены восстановят, и новые ворота из дуба выстругают.

Молча взяв за руку, крадучись, Снейп поволок меня куда-то вглубь монастыря. Толкнулся в первую попавшуюся келью, поводил носом. Осторожно прикрыл дверь.

— Конечно, я рад, что ты решился, Гарри. — А чего такой тон странный? Словно с буйнопомешенным разговаривает. — Но, кажется, что выбрано несколько неподходящее время.

— Время-то самое подходящее. Ты единственный, кто сможет это сделать!

— О, всё понятно! Гормоны, помноженные на стресс. Вот, правда, в себе не уверен. Боюсь опростоволоситься.

— Снейп, прекрати кокетливо дрыгать ногой! Давай по-быстрому!

— Не так я себе это представлял. Ну да ладно. Раздевайся! — и принялся стаскивать джемпер, путаясь в рукавах.

— Зачем это ещё? В прошлые разы мы делали это одетыми.

— Что? Когда успел? С кем?! — чёрные глазюки стали узкими и злыми.

— Такой фигнёй я только с тобой занимался, ты что, забыл? — хорошо его, видать, камнем-то задело! А что, возраст уже сказывается. Мне-то в последнее время сколько раз прилетало? И ничего. А тут… Вот беда.

— Фигнёй? Наглец! Я не халтурщик, все и всегда оставались довольны! Но когда? Во время ритуала с Драко вы сказали, что девственны. Значит… Поттер, когда это было, у вампиров? Они навели на вас морок?

— Снейп, ау, это было в школе! Ты вламывался в меня так, что я потом долго валялся на полу, и синяки с коленей не сходили неделями. А ты только и орал «Вставайте, мистер Поттер! Встаньте в правильную позицию, мистер Поттер! Смотрите мне в глаза! Расслабьте…»

Глаза Снейпа стали размером с супницу. Вся деятельность мозга отпечаталась в морщинах на лбу, которые поскакали по нему, как помехи в телевизоре.

— Стоп! Ещё секунда, и я заподозрю сам себя в педофилии. Зная тебя, подозреваю, что говоришь о чем-то, что я вижу с твоих слов несколько иначе. Поттер, в двух словах! Чем мы с тобой в школе занимались?

— Окклюменцией, чтоб её черти драли! — кажется, проф сейчас в обморок упадёт.

— У меня сейчас удар случится. Вас готовили к уничтожению Тёмных Лордов. Меня-то за что? — Снейп свалился на кровать, сложил руки на груди и притих.

— Хватит труп изображать! Надо, чтобы ты срочно через меня связался с Волдемортом. На зов он не пришел? Значит, что-то случилось. Надо спасать его темнейшество, пока нас тут всех не поели.

— Наклонись, — умирающим голосом пробормотал Снейп. И я, как последний губошлеп, так и сделал. Меня тут же схватили, повалили, навалились и злобно зашептали прямо в приоткрытый для возмущенного вопля, рот: — Ты самая невообразимая пакость в моей жизни! Иногда так тебя ненавижу, что готов задушить собственными руками. Под лозунгом твоего имени меня заставляли делать такое, от чего все нутро и душа переворачивалась. Я сгнил снаружи и умер внутри. Но! — вцепившись с мои волосы, запрокинул голову так, что позвонки хрустнули. — Не отдаю другим то, что уже привык считать своим, — и со всей дури укусил меня за горло.


Глава 27. День восемьдесят пятый (ночь)

Верните мне Снейпа! Злобного школьного упыря, который пролетал по коридорам в эффектно трепещущей мантии. Противного и очень понятного. Он меня ненавидит. Я его — в два раза больше!

А это? Что это за недоразумение?

Я ему в глаз — а он, восторженно сопя, лезет целоваться.

Я ему в челюсть — а он начинает такие пошлости бормотать, что у девственного монастырского ложа ножки подкосились. Или это я предпринял такие активные попытки к побегу?

Сначала он ныл, что я ему почти зуб выбил и кто его теперь беззубого любить будет. Ага, сильно его с зубами любили. И изменник я негодный, и не говорил он ничего Люциусу. Может и говорил, но это с обиды. Потом вообще сказал, что надо рану продезинфицировать. Грохнул с особой жестокостью парочку несчастных трупаков и полетел к своим закромам. В итоге я не уследил. Эта патлатая сволочь выжрала полбутылки какой-то гадости прежде, чем я до него добежал.

Но зато потом без лишнего пафоса сказал, что в голову ко мне не полезет. Это, дескать, магия высшего уровня. И на неё сбегутся те, кто не пришлёпал сюда с первой волной. Да и не зачем. Снейп и без того знает, где застряло Его всемогущество.

После моего предложения мчаться его спасать замотал головой:

— Верни бутылку! Для таких подвигов я ещё слишком трезв!

— Чёрта с два! — горло обожгло от щедрого глотка.

— Полегче! — застучал по моему хребту проф. — Это тебе не содовая! Твой план — полная чушь! До места назначения нам не добраться! Я тебе не Лорд, перенести смогу, но дальше нас просто сомнут. Даже если взять всех наших — толку чуть. Просто поляжем там все.

— Да где там-то?!

— Гоблинский банк в центре Лондона. Гринготтс. Знаешь такой?

— Знаю! Дай ещё глотнуть!

*

Вот с таким лицом либо на подвиги ходить, либо посередине класса стоять, за учениками смотреть. Класс накрылся. Остались только подвиги. Чем проф и занимался. Пока бывшие пожиратели вперемешку с фениксовцами и магглами зачищали двор и сам монастырь, Снейп, сверкая глазами сквозь завесь волос и дыша перегаром, творил чудные дела. Выдёргивал из пробегающей мимо кучки людей то одного, то другого. Шептал что-то на ухо, делал страшные глаза, отпускал жертву, ловил следующего. Мне приказал сидеть на видном месте и не шевелиться! Даже Руди сбоку приставил. А потом Робин прискакала, брякая железом. Она что, весь арсенал на себе носит? Блекло улыбаясь, присела рядом и протянула чашку с кипятком и два сухарика. Благодетельница моя! Вот на ком жениться надо! Что страшненькая, так это даже хорошо — никто не позарится!

Подумал вначале второй сухарик Рудольфу отдать, но выяснилось, что я его уже сгрыз.

— Все уцелели?

— Не знаю. Для того, что бы посчитать потери, надо всех собрать. — Девица запахнула куртку и спрятала нос в воротник. Чисто птичка. Маленькая, нахохлившаяся.

— А ты чего тут?

— Носатый спросил, метко ли стреляю. Сказал, что с вами пойду.

— И всё?

— Хочешь узнать больше? У этого злыдня? Ну-ну.

Но когда к нашей группке подошёл Билл Уизли, я чуть кружку не выронил. Окинул нас всех нехорошим взглядом и встал, повернувшись к нам спиной.

И вот теперь мы всей весёлой кучей трясёмся в кузове грузовика. Точнее, скачем на жопах вразнобой. Долохов пытался держаться за борт, чуть зубы себе не выбил. Правда, когда выехали на прямую дорогу к посёлку, адская пытка прекратилась. Мы даже выдохнули с облегчением, но ненадолго. Наша воительница тут же вынырнула дулом наружу и хищно заводила им из стороны в сторону.

— Слава богам, — язвительно скривив губы, пробормотал Руди ей в спину, — теперь мы в безопасности!

— Будешь дерзить, дядя, прорежу зубы! — прошипела прекрасная Брунгильда, презрительно сплёвывая на одинокого мертвяка, выползшего на шум к дороге.

— Что? Презренная маггла! Выкину за борт! — О, ну всё, полезло пожирательско-чистокровное дерьмо!

— Давно по ноздрям не получал, старичок? — напугали девицу голым задом, ага! Развернувшись к возможному противнику лицом, упёрлась спиной и встретила бросок пожирателя кованым ботинком.

Моё поползновение вклиниться в катающиеся тела остановил Антонин.

— Не лезь! Пусть душу отведут! Ух! — сочувственно поморщился, увидев, как Лестрейндж получает коленом в бок. — Это тебе не палочкой махать, Руди! Теперь вы на равных! Горяча девица! Поттер! — Чего, предложишь ставки делать? Не тряси меня так, во мне ничего не звякнет и вкусное из меня не посыплется! — Представляешь, что она в постели вытворять будет? Это тебе не томная барышня из высшего общества. — В это время барышня с рычанием кусала матерящегося Рудольфа со скоростью стаи бешеных собак. Но от впечатляющего зрелища отвлёк грохот в крышу кабины. Снейп явно подавал нам знаки. Точно! Высунул руку из кабины и тыкал куда-то.

— Твою мать! — Лучше и не скажешь, друг мой Антонин! — Атака справа!

— Есть! — Как она успела с жертвы слезть? Уже подхватила прыгающее по кузову ружьё и пыталась прицелиться.

По пустоши в нашу сторону странными зигзагами неслись два размытых пятна.

— Не тряси! — заколотила ладонью по кабине Робин. — Не могу прицелиться!

— Не вздумай! — погрозили ей в ответ кулаком из кабины. — Это кавалерия на подмогу скачет!

— Можно зайти? — сияя белозубой улыбкой, Эрик подпрыгнул, цепко схватился за какой-то крюк и через мгновенье уже усаживался, расталкивая меня и Антонина.

— Спецподразделение упырей и вурдалаков прибыло в ваше распоряжение, — не менее радостно скалился Марк, запрыгивая в кузов. — Привет, вкусняшка! Подстрелить нас решила?

— Кого ещё ждать? — маггла храбрилась, но собравшаяся компания напугала бы и меня полгода назад. — Оборотней?

— Чего его ждать? — легкомысленно взмахнул рукой Долохов. — Он в кабине сидит.

— Ага! Я знала! — радостно заорала Робин, шлепая в запале по коленке сидящего рядом Лестрейнджа. — Этот носатый! Факт! Он ведь, да, Гарри?!

Хохотали все, даже кровососы. Бедный Снейп! Мы в школе как его не называли за глаза. Но в оборотничестве как-то не догадались заподозрить. Да и Билл не оборотень. Шрамы на его лице Сивый оставил на вечную память, но и только. А тяга к непрожаренному мясу… Да я сейчас сам с удовольствием бифштекс с кровью… да с лучком… и картошечкой... М-м!

Крохотные два сухарика уже давно растворились в недрах моего организма. И мы едем в Лондон. Такое безумие! Там трупаков должно быть… да даже страшно представить, сколько их там! А магический квартал? Да там одни только лавки должны так фонить магией, что дохлые маги со всех окрестностей собрались.

Ладно. Пусть об этом кто-нибудь другой думает. А я спать!


Глава 28. День восемьдесят шестой

Боже! Как давно я здесь не был?! Сто лет. Нет, двести!

Милая, шумная Косая алея. Десятки людей вокруг. Дети галдят у ярких витрин. О, новая модель метлы! Но не её мне сейчас хочется больше всего!

— Мне рожок. Самый большой. Фруктовый. А сверху шоколада. И орешков.

— А деньги у тебя есть, Гарри? — прищурился мистер Фортескью.

Деньги. Точно. Нужно было зайти в банк и посетить своё хранилище.

Мир словно разделился надвое. Позади меня шумел магический мир, целый и невредимый. А передо мной все перекосилось как в кривом зеркале. Разбитое. Закопчённое. Мёртвое.

Банк лишился пары колонн, ступени пошли странной волной, а вход зиял провалом. И трупы. Много. Вповалку и совершенно неподвижные. И как же теперь быть?

— Га-а-арри-и-и… — вот это дыхнуло на меня. Чуть с ног не сбило.

— Волдеморт, ты, что ли?!

— Аха-ах…

— Ты давай, завязывай там тапки склеивать! Мы уже идём к тебе! Слышишь? Мы рядом!

— Не-е…

— Что? Быстро! Где тебя искать? Уровень какой? Может номер хранилища? Куда идти?

— ..вздума-а-ай…

— Да мы чуть не передохли сегодня всей толпой! На нас такая лавина шла, что дозорных просто со стены смело! А вместо ворот огромная туша виверны валяется и благоухает на всю округу.

— Про-о-очь!

— Что, гонит? — мистер Фортескью ободряюще похлопал меня по плечу. Посмотрел в недоумении на рожок с мороженым в другой руке и брезгливо откинул прочь. И усмехнулся, блеснув клыками.

— Марк? Э-э-э…

— Многозначительно и крайне выразительно! — весело расхохотался кровосос, подмигивая всем своим чужим обликом. — Главное, ты не просыпайся пока. И говори с ним, у вас должен быть непрерывный контакт! Пойду, пошарю! — и неуклюже заскакал по ступенькам.

— Контакт? И о чем мне распинаться перед … Кх-м! Волдеморт, ты ещё тут?

— Ах-э-э…

— Ты подавился там, что ли? Гоблины поперёк горла встали? Кстати, пока ты там развлекаешься, на нас и правда дохляки перли волной! Снейпа в конюшне засыпало, с маглом в обнимку. А магл профа обшарил, нашёл пузырёк с возбуждающим и хотел Снейпа полечить. Но сам нахлебался. В общем, пока мы с Люциусом их откапывали, эти веселились так, что камни ходуном ходили! Женишок! И сказал, что страшно рад, что я к тебе шары подкатывал. И что в зубах за мной фату понесёт!

— Бкха-а…

— Скорее, бу-э! Мы копаем, Люциус прошлогодний маникюр не щадит, а Снейп нам озвучивает, как этот светлоглазый мужик с него штаны стягивает! А потом вылез, как ни в чем не бывало, глазками на меня мырг-мырг и быстренько магла обратно прикопал! Сволочь! Мерзавец! А всё ты! Разрешил ухаживание за мной! Разве это ухаживание? Вот Макнейр ухаживает — любо-дорого посмотреть. На Дина не надышится! А Снейп? Вешается на всех, кто мимо проходит. На кой он мне сдался?

— Хр-р-р…

— Ты чего, заснул, что ли? Я тебе душу в кои-то веки изливаю, а ты храпишь самым бессовестным образом! Так что давай, отменяй всю эту чушь, а то я в отместку при всех руки и сердца у тебя попрошу!

— Зааважу! — Ты глянь, как взбодрился!

— Врёшь, в тот раз не прибил! Помнишь, как мебель по комнате летала и в щепы разбивалась о стены? Марк орал как резаный! Вазочка моя, пятнадцатый век! О, нет, столик Людовика какого-то там! Снейп на карачках вокруг меня ползает и хохочет. У тебя мантия дыбом, палочкой машешь, летающие стулья расстреливаешь!

— Убью!!!

— А ответ ты мне так и не дал! Так что жди! Раз, два, три, четыре, пять, с шоколадкой я иду тебя искать!

— Поттер!

— Чего ещё?

— Ну вы и спать. Глаза бесстыжие откройте! И немедленно слезьте с Марка!

Надо же! С трудом разлепив один глаз, уставился на безмятежно посапывающего вампира. И правда, я, оказывается, очень удобно устроился на его груди и уснул.

Сидящий рядом Снейп, стрельнув по сторонам глазами, быстро наклонился.

— Вы его лапали!

— Во сне!

— Как родного!

— Я за свои действия во сне не отвечаю!

— И чмокали губами!

— Знаешь, а ещё я во сне иногда пускаю газы!

— И ёрзали по нему!

— Это во сне! А ты наяву под завалом тискался! Забыл уже? И как фату нести за мной собирался, тоже забыл?

— Это к делу не относится! Не время выяснять отношения! — можно подумать, я это начал! — Позже всё обсудим! — Да пошёл ты, ещё угрожать мне вздумал? Вообще не собираюсь ничего обсуждать. В данный момент меня интересует другой вопрос. Разве мёртвые спят?

Марк во сне улыбнулся, нашарил Долохова, подтянул к себе и притих.

*

М-да. Впечатляет. Настолько, что очень хочется развернуться и свалить. И хрен-то с ним, с Лордом нашим! Судя по молчанию, эта мысль посетила не только меня. Кроме упырей. Они всё так же расцветали лучезарными улыбками во все стороны.

— Добрались. Северный Вулидж. Здесь и без мертвецов было весело. — Взъерошив волосы, Долохов напряженно всматривался в пустынную местность. — Дальше что?

— Всё просто, как божий день! — беззаботно пожал плечами Эрик. — Мы сто раз ходили. Через район, до тоннеля. Там полмили под Темзой, на другой берег. А уж там рукой подать до магического квартала.

— Вот спасибо, объяснили дурню старому! — облегчено вздохнул Антонин, вытирая несуществующий пот со лба. — Забыли только про маленькую проблемку. Мертвецы!

— Отнюдь! — кровососы синхронно вытащили из-за пазух здоровые, плоские фляги. — Надо только немного потерпеть!

И вот мы уже пару часов тянемся гуськом по узким улочкам в сторону туннеля. Глаза горят, сердца с перебоями стучат. И дырки в попках у всех с булавочную головку. Наверное, уже, навсегда. И обляпанные с головы до ног несусветной мерзостью. Кровью вампирской. Марк очень щедрыми мазками размазал её по мне. Густая, вязкая, черная жижа. Фу! Бу-э! Тьфу! А запах просто убойный! Был бы насморк — прошёл бы в мгновение!

Тихо, пусто, страшно! Мы когда из Норы драпали, к городам даже близко не подходили. По окраинам посёлков шарились, но не больше. А тут…

Зияющие провалы окон, выломанные двери. От некоторых домов остались только закопчённые стены.

Зато мертвяки на нас внимания не обращали. Правда, было их всего ничего. Кто мимо ковыляет. Кто у стеночки с задумчиво-дохлым видом стоит.

— У меня уже нервы сдают! — Господи, что ж так пугать-то? Не у тебя одного нервы на пределе! А Снейп ещё сбоку хрипит. — Почему курить хочется именно тогда, когда нельзя?

— Думаешь, мертвяки тут же сбегутся сигаретку стрельнуть? — весело рассмеялся Эрик.

— Осиновый кол тебе в печень! Захлопнись! Чего разорался?! — Долохов погрозил издали топориком.

— А кстати, почему их так мало? Насчитал два десятка. Вон с той старушкой в переднике и ножом в пузе начну третий.

— Кому что, а Поттер мертвяков считает. — Бя-бя-бя. Бу-бу-бу. — На уроке ворон считал, теперь ворон нет, перешёл на покойничков. — Какая же ты зануда, проф! — Но это хорошо! Хоть что-то стабильно в этом мире!

— Всё только для тебя, дорогой Северус! Чем тебя ещё порадовать?

А чего это вы все притихли и на меня глаза выпучили? Лучше вон, на бабку пяльтесь, она как-то странно к нам пристроилась и сзади тапками шлёпает.

— Гарри! — твою мать, прямо по хребту. Ну ты Руди урод! — Поздравляю вас с Северусом с переходом на новый уровень отношений!

— Чего?! — Прости, бабуля, за то, что я заорал, ты услышала, и Эрик тебя в темя упокоил!

— Дары. Благоразумие. И вот теперь — благосклонность. — И с очень серьёзным видом принялся жать Снейпу руку.

Рваные тапки Волдеморта… Вот я попал!


Глава 29. День восемьдесят шестой (продолжение)

Когда-то мы обходили стороной посёлки и маленькие города. Потом, ведомые сильнейшими тёмными магами, тихо сопя в две дырочки, чистили ближайшие селения. Но в городах не были. Ни разу. А тут — Лондон. Нет, вы не понимаете! Лондон!!!

Представляете, сколько тут было народу? А сколько теперь мертвяков? Вот только где они все? Ходят несколько туда-сюда с деловым видом, ползут куда-то по своим мертвячьим делам. Один вообще какой-то странный. Ползёт поодаль, выворачивая ноги. Один раз я обернулся назад, а чудной мертвяк в яркой клетчатой рубашке дёрнулся, словно не зная куда бежать. Потом повернулся к стене и принялся сосредоточенно сколупывать старый плакат.

Не знаешь, за кем следить. Эрик тоже ведёт себя, мягко говоря, загадочно. Прилип, как репей, к Робин. Ходит вокруг неё, как лис вокруг курятника. И морда такая же — предвкушающая.

— Мисс, вам тяжело? Позвольте, я буду покорно тащить за вами все эти железяки! Давайте руку, мисс! Я помогу перебраться вам через забор. Вы такая худенькая и бледная, мисс. У вас нет заболевания крови? Куда же вы, мисс? — у несчастного вампира вытянулось лицо при виде Робин, решительно зашагавшей вперёд. Обогнав Руди, притормозила рядом с Биллом. И, выразив презрение к мнению окружающих гордо вскинутой головой, вцепилась рыжему в руку. Мнения Уизли никто не спрашивал. И попытка вырваться была погашена на корню.

— Я его боюсь! — громко, во всеуслышание прошептала единственная среди нас дама. Глядя на расстроенного кровососа, я наконец-то понял выражения, как то: повесил нос, опустил руки, пал духом. Младший вампир продемонстрировал всё и сразу.

— Плохо сдохнуть девственником, а потом обратиться, так и не попробовав плотской любви, — дохнул прохладой Марк в моё ухо. — А теперь девушки, невзирая на его симпатичную мордашку и таинственную бледность, шарахаются от бедняги, стоит ему лишь улыбнуться.

— И чего теперь ему надо? Мёртвому от живой? — помимо тёплой крови, разумеется.

— Конечно же, любви, глупыш! — ещё раз так хмыкнет снисходительно, и несчастный случай с колом я ему гарантирую.

Все хотят любви. Даже холодный, бледный Эрик. И Макнейер. И, наверное, даже неадекватный Снейп. Только Гарри Поттер хочет вкусно есть, сладко спать. И никаких мертвяков на горизонте.

А этот в приметной рубахе так и чешет за нами. Ткнуть его в темя, что ли?

— Привал! — наконец-то! — Сидите тут тихо! Я скоро вернусь. — Скользнул серой тенью по высокой стене и пропал.

— Куда это он? — недовольный Эрик пристроился рядом, отслеживая издалека Робин. — Эй, отвлекись от прекрасной дамы на минутку. Куда умчался твой дружок?

— Что? А, Марк-то?! Объяснять дольше, чем он будет ходить. Кое-что для осуществления нашего дальнейшего похода. Завернул ненадолго к знакомым.

— Тут живут люди? — вампир замялся, словно подыскивая правильный ответ. Но тут мне приспичило, и дознание пришлось отложить на потом. Поскольку среди нас присутствовала какая-никакая, а всё же дама, пришлось рысить за угол, на ходу нашаривая замёрзшими пальцами язычок молнии.

— Ты бы далеко не отходил. Опасно! — зашептали мне в самое ухо.

— Вот ты и следи, что бы меня за жопу не укусили, пока я… — Так, стоп! А кто это за мной припёрся? Голос хриплый и совершенно незнакомый. Развернувшись, я чуть не оторвал себе от ужаса член, узрев перед собой мертвяка в знакомой клетчатой рубахе.

— А-а-а! — меня сейчас сожрут к херам собачьим, а в голове только одна мысль. Прибегут спасать, а я уже буду позорно валяться с полуспущенными штанами, судорожно сжимая писюн в руке. Крайне героически.

— А-а-а! — заорал мертвяк, отшатываясь в сторону и прикрываясь локтем. И через секунду уже летел вдоль стены с рычащим Эриком на груди. Но расправы не последовало. Замерев с занесённой для удара рукой, вампир наклонился ниже и принюхался.

— Твою мать! Эд, какого дьявола? — ловко соскочив с клетчатого, кровосос брезгливо отряхнул колени.

— Ты сам велел присматривать! — возмутился лежащий, неуклюже пытаясь подняться.

— Ну, разумеется! — Тебя тут только не хватало! И нечего рассматривать меня с таким прищуром! А ширинку я застегнул? Чёрт! — Размножаемся потихоньку за углом, Поттер?!

— Чего вы тут орете на весь район? — А чего Долохов один прискакал? Давайте всех позовём!

— А я могу отлить без свидетелей?

— И без приключений? Нонсенс! — Высказался, гад носатый? И тут же потерял ко мне интерес, разворачиваясь к клетчатому: — Живой мертвец? Любопытно. Давно заражен?

— Шесть недель назад, — наконец-то проявив толику милосердия, вампир потянул клетчатого за воротник, помогая подняться.

— Некроз тканей? — подойдя ближе, Снейп крайне бесцеремонно потыкал пальцем Эду в плечо.

— Стандартный вариант.

— Он чувствует боль? — и вытащил из чехла нож, явно прицеливаясь.

— Вы охренели? — отшатнулся к стене странный тип, выставляя перед собой белые ладони. — Он, между прочим, все слышит и запрещает себя тыркать ножом!

— Частичное сохранение личности?

— Это зависит от времени между укусом и обработкой.

— Я сейчас обижусь! — скуксился Эд. — И уйду от вас. Злые вы!

— Чего вы тут разорались? — свесился со стены Марк, злой, как чёрт. — Нельзя пять минут молча посидеть? Держите, — и на наши головы чуть не свалился ярко красный длинный баллон.

— Это что? — оттащите Снейпа, он сейчас будет ножом загадочный предмет ковырять.

— Это для дела. Осторожнее, криворукие, вентиль не повредите. Второй уже не дадут. Всё, собирайте народ! Пора уходить. А то вон, к нам уже гости с соседнего кладбища!

— Ы-ы-ы! — очень противно заныл недомертвец, пытаясь упасть в обморок. — Мертвяки-и-и.

— Тебе-то чего бояться? — младший вампир зацепил его за шиворот и поволок за собой.

— Они страшные!

— На себя в зеркало давно смотрел?

Отступали мы организованно. В узком проходе меж домами Снейп, пытаясь развернуться, придавил Долохова и оттоптал ноги не вовремя подвернувшемуся мне. Клетчатого уронили, прошлись в спешке по спине и дальше волокли за руки, мордой по камням. Робин, матерясь сквозь зубы и уворачиваясь от жаждущего помочь Эрика, заехала Руди прикладом в живот.

Такими темпами мы сами себя скоро перебьём. А мертвяки будут сидеть подать, подбадривая нас или швыряясь попкорном.

— Пришли! — прошептал Билл, указывая на открытую настежь дверь неприметного коттеджа.

Странно. Дом в порядке. Словно хозяева не покидали его в спешке. Пятен крови нет, всё на своих местах. Только дверь гостеприимно открыта. И зачем нам сюда? На гоблинский банк это совсем не похоже.

— Никого, — вампиры успели проверить помещения и, забаррикадировав вход, со всеми удобствами принялись располагаться в гостиной. — Два часа вам хватит, чтобы отдохнуть?

— Вполне! — Антонин радостно потёр руки и принялся хлопать дверками шкафчиков на кухне в поисках съестного. Потеснив кровососов на диване, Робин со стоном вытянула ноги и тут же задремала.

— Нам нужно поговорить! — схватив Снейпа за рукав, настойчиво потащил за собой по узкой лестнице наверх.

*

В маленькой, темной комнате проф пролетел мимо меня и с размаху плюхнулся задом на широкую постель.

— Кровать!

— Какого чёрта тут происходит?

— Сыровата немного, но это мелочи!

— Зачем мы сюда пришли? До банка ещё идти и идти!

— Пуховые подушки! Боже! И настоящая перина!

— Почему этот парень такой странный? Он что, действительно мёртвый?

— Поттер, чего ты ко мне привязался? Не видишь, я в печали!

— Какая печаль?! Снейп, ты охренел?

— Охренеешь тут! Шикарная постель, два часа времени и абсолютно никого рядом.

— Что значит никого? А я?

Завалившийся на спину Снейп заинтересованно поднял голову.

— Хм! Я вообще-то говорил о сексе. Но если вы вносите свою кандидатуру на рассмотрение…

— Я сейчас внесу, ага, свой ботинок в твои зубы!

— Какой ты скучный, Поттер! Это потому, что до сих пор бегаешь в девственниках, — вздохнул проф и снова опрокинулся навзничь. — Чего ты там бубнил?

— Сволочь ты! — я так устал, что сил ругаться уже не было. Приземлился Снейпу под бок, попрыгал задом. Класс! Уже забыл, когда на мягком спал. — Этот Эд и правда мертвец?

— Самый натуральный. Тёмная магия во плоти. Спасибо упырям.

— А Гермиона? Снейп, она бледная, с тусклыми глазами, и руки у неё ледяные. Она, что? Тоже?

Проф перекатился на бок, подпёр ладонью щёку и уставился на меня чёрными провалами глаз. Даже жутко стало.

— Если вы с ней в дальнейшем встретитесь, хочу, чтобы ты в первую очередь помнил: это просто маленькая, глупенькая девчонка, оставшаяся в трудную минуту одна. То, что ей пришлось пережить, больно и страшно. Захочет — сама всё расскажет. Вампиры нашли её, раненую и заражённую. Своеобразно спасли. И в этом нет её вины.

Герми. Бедная Герми. Молодая симпатичная девушка во время конца света. Скиталась? Голодала? Пряталась? Может, я и наивен, но не настолько, что бы в голову не пришли более страшные мысли.

— В правильном направлении думаешь, Поттер.

— Её могли…

— Об этом не смей даже заикаться! Ни ей, ни кому-либо! Ты хотел ещё что-то спросить?

— Зачем Билл привёл нас именно в этот дом? — Не уснуть бы. Мягкость под спиной и темнота в комнате к этому крайне располагали.

— В подвале этого дома есть тайный проход к банку. Кому, как не Биллиусу Уизли об этом было знать. Это у нас последний перекур перед решающим марш-броском. Поспи часик. Тебе ещё Тёмного Лорда спасать.

*

Проснулся неожиданно, как от толчка. И правда — Долохов молча пихал меня в бок. Потом хмыкнул понимающе и вышел.

Еле отлепился от Снейпа. Тот спал на спине, запрокинув голову и слегка прихрапывая. И, обхватив меня обеими руками, крепко прижимал к себе. Тихо. Тепло.

Но пора вставать, искать пропажу.


Глава 30. День восемьдесят седьмой


Помню, как-то смотрел фильм. Люди шли по узкому тёмному туннелю, освещая дорогу факелами. Всё было ясно как божьим днём. И шли они быстро.

Врут. Бессовестно врут! Факелы страшно чадят. И ни фига не освещают. Только тени гоняют по сырым стенам и ещё больше жути нагоняют.

Тихо. Пусто. Бредём, уже не знаю сколько. По ощущениям — вечность. Ноги заплетаются. Привалов делать не дают. Билл сказал, что если сядем, уже никогда больше не встанем.

С другой стороны, чем ныть — лучше вспомнить, что на подходах к главному входу мертвяков должно быть — не протолкаться! Здесь их хоть не видно. Кроме одного. Того, что вампиры для чего-то волокут за собой. Вернее, толкали перед собой. Прямо по моим многострадальным пяткам. Я задолбался ноги поджимать. И вперёд не прорвешься, Снейп с баллоном под мышкой весь проход занял.

— Куда вы меня тянете, черти? — Вот зануда! Когда только заткнётся? — Такого уговора не было. «Присмотри, Эд, чтобы нас в пути не беспокоили!» И что в благодарность? Запихали в крысиный лаз. Под жопу пинают. Совести нет. Хотя какая совесть у кровососов?

— Поговори ещё! — шикнули за его спиной. — Трупнина ходячая. По смерти соскучился? Это можно быстро организовать!

— Можно не орать? — зашипел проф, изворачиваясь. — Я весь на нервах, так что не злите меня! А то метну баллон за спину, на кого бог пошлет!

— С дуба рухнул? — взвился уже я. — По мне попасть хочешь?

— Цыц вы там! — замахал на нас факелом Руди.

— Цыц сам! Размахался! В жопу себе воткни! — ощерил гнилые зубы мертвяк за моей спиной.

— Убью!

— Опоздал! Я уже сдох!

— Да вашу ж мать! — зарычал где-то вдалеке невидимый мне Долохов.

— Пришли, — слабым эхом донесся до нас вздох Уизли.

*

Очень пригодился снейповский гвоздодер. Люк приржавел намертво. Поэтому некоторое время я наблюдал за развлекательным шоу под названием «Криворукие, дайте-ка я!». Наверное, над легендарным мечом короля Артура так же сопели желающие похвастаться силушкой. Не зная, что Мерлин применил заклятье вечного приклеивания.

Вампиры упирались плечами, Долохов ковырял что-то невидимое ножом, Руди поддевал его снизу.

— На себя, — вот, знаете, бывает такое. Чтобы шум, гул, гвалт и спор. И вдруг — ежесекундная тишина. Вот в этот момент Робин и буркнула. Антонин уставился на неё, не моргая. Хмыкнул. Вбил лезвие ножа в щель и надавил. Оглушительно скрипнув, люк поддался, открываясь.

— А как ты догадалась? — Мне не стыдно спросить. Так как смирно сидел на жопе, не расталкивал всех плечам и не тыкал пальцем, доказывая, что только я знаю, что и как.

— Догадалась — и всё! — спокойно пожала плечами девица.

— А ты чего клювом щелкаешь? — обиделся Руди, поворачиваясь к Уизли. — Будто в банке не ты, а магла работала.

— Я не ходил этим ходом на работу каждый день, — безразлично ответил Билл, посматривая одним глазом в образовавшуюся щель. — Пошли. Только медленно и тихо!

И не подозревал, что боюсь высоты. На метле летал под облаками с дементорами наперегонки. На Астрономической башне сидел, ножками покачивая. А тут — просто жуть! Узкая каменная полоска по стене, с которой ноги так и норовят нырнуть в пустоту. Впереди сопит проф, не зная, куда пристроить загадочный баллон, чтобы он не перевешивал носильщика. Позади на стене распласталась магла, цепляясь пальцами за неровности камней. А когда Руди уронил факел, стало ещё страшней. Все остановились и как заворожённые провожали уменьшающийся огонёк взглядом.

— Поттер! — скомандовал Снейп, опасно вися носом в пропасти, разглядывая тёмную бездну под ногами. — Отодвиньтесь от края и не смотрите вниз.

— Боишься, что навернусь? Конечно, где ты ещё такого дурачка для издевательств найдёшь?

— Я боюсь, что Тёмный Лорд мне яйца с корнем вырвет, если что с вами произойдёт. А мне они дороги, я, знаете ли, к ним с детства привык.

— Ладно! Только из уважения к твоим седым яйцам, проф! — и с облегчением прижался к стене.

Ползли по каменным выступам. Карабкались по переплетающимся шатким путям для вагонетки. Настороженно прислушивались к подозрительным шорохам. Вздрагивали от странного шуршания где-то глубоко внизу.

Когда нашли рабочую тележку, обрадовались, словно конец света отменили. Подпихивая друг друга под тощие зады (Эрик печально взирал на погрузку своей мечты, не рискуя сунуться ближе), загрузились. Посидели в тишине, переглядываясь.

— Без магии гоблинов транспорт работать не будет, — блеклым голосом прокомментировал ситуацию Уизли и уткнулся в колени.

— Совсем люди обнаглели! — возмутился Марк и полез наружу. — Чего расселся? — пихнул младшего упыря, мечтательно улыбающегося хмурящейся Робин. — Вылезай. Толкать будем.

Домчались с ветерком. И с жутким грохотом. На стыках тележка подпрыгивала, грозя сорваться с рельс и улететь в неизвестность. Но ничего. Даже никого не потеряли по дороге.

— Я знаю, где мы! — оглядевшись, Рудольф заметно оживился. Мне все горохом ссыпались на широкую площадку, разминая затекшие конечности. — Хотите сказать, что Тёмный Лорд где-то поблизости?

— Ближе, чем ты думаешь! — мрачно хмыкнул проф. — Мистер Уизли, что скажете?

Глядя на выражение лица Билла как-то вот сразу верилось что Сивый его всё же покусал.

— По-вашему, я возродившийся Мерлин? Ощупать руками? Окинуть мудрым взглядом? Помниться, не так давно вы сломали мою палочку! — ой, кажется, у него зубы стали длиннее! За кого прятаться? За вампиров или бубнящего мертвяка?

— Не вопи! На, орудуй! — фыркнул Долохов и сунул в его скрюченные пальцы палочку.

— Поттер! — Опять? Что ещё? — Стойте на месте! — Не понял?! А я что, резво скачу по гоблинским подземельям? — Никуда не суйтесь! — А куда тут соваться? — И примите, наконец, активное участие происходящем! — Проф, сосредоточься! Ты сам уже не знаешь, чего от меня хочешь! — Запомните! Это, — тут он осторожно потряс своим загадочным баллоном, — очень важная штука! Лорд пошел за… очень ценной для него вещью и застрял в хранилище. Даже такой сильный волшебник не сможет продержаться в наглухо запечатанном гоблинской магией пространстве! Поэтому, первое, что мы должны закинуть внутрь, этот баллон. Будем надеяться, что Лорд догадается открыть вентиль, что бы дышать кислородом. Держите! — и фактически уронил в мои подставленные руки железяку. Чертовски тяжёлую железяку! Меня тут же повело назад и чтобы не грохнуться, пришлось сделать несколько шагов назад.

— Ловите Поттера! — Ого, Снейп умеет визжать?! А морды у всех такие забавные! Что…?!

Меня словно подцепили крюком за позвоночник и, с силой рвануло назад. Вокруг потемнело. А потом на грудь, словно плита упала. Или воздух испарился из окружающего пространства. Голова закружилась. Треклятый баллон выпал из ослабевших рук. Но грохота из-за гула в ушах уже не расслышал.

А потом ноги подломились, и я с размаху хлопнулся на что-то очень жёсткое и холодное.

Внизу удалось урвать глоток затхлого воздуха. Так-то лучше!

А что подо мной?

В полной темноте, трясущимися от страха руками ощупал неподвижную голую грудь, впалый живот и… Э-э-э… Нет, это мы щупать не станем. И так понятно, что Гарри Поттер лапает голого Волдеморта!


Глава 31. День восемьдесят седьмой (кажется, раннее утро!)

Я видел, на что способны мёртвые маги.

А если это Волдеморт? Если он уже сдох? Насколько нужно помножить размер угрозы? На миллион?

Поводил ладонью над тем местом, где, по моим подсчётам, должно было быть лицо. Но ничего не почувствовал. Ни дуновения.

Был другой вариант. Но как-то очень не хотелось ложиться ухом на плоскую, жёсткую и, ко всему прочему, голую грудь Волдеморта! Но лучше убедиться, жив он или нет. Бля, я сейчас на нем разлягусь, а он мне в макушку зубами вцепится! Как там в старом фильме мертвяки орали? Мо-о-озг!!! Хотя какой у меня мозг? Вон, у Снейпа спроси. Он уже семь лет орёт, что Поттер безмозглый! А значит, бояться мне нечего!

Дышит! Факт!!! Ура-а-а! Живой, дьявол темномагический!!!

Но когда он положил свою холодную длань на мой вспотевший лоб, я чуть ляжки не обоссал! И явно не от восторга.

— По-отте-ер, — мечтательно протянул Том, обводя костлявым пальцем мой многострадальный шрам. — Тихий, неподвижный. А помнишь, какой ты был? Маленький живчик на метёлке. — Не понял. А сейчас я какой? Хотя да, метёлки нет. Тут он прав. — Вредная, противная мерзопакость, которая умудрилась ещё до своего рождения испоганить мне жизнь. Гонялся за тобой, как за синекурой. Столько было возможностей! А я всё выжидал чего-то. И дождался. В моей душе цвела цикута и порхали ядовитые ядогузки, когда ваша группа вышла к нам. Ты был такой… такой… Смутная тень бывшего Поттера, — продолжал разглагольствовать тихим голосом Том, невесомо поглаживая меня по голове. — Стоял, безвольно опустив руки. Убивай не хочу. Но заинтересовало, что стоял в стороне ото всех. Щёки ввалившиеся, глаза запавшие. Чумазый и лохматый. А когда сел один и уныло принялся грызть сухарик…

Помню. В тот момент было плевать — Волдеморт сидит неподалёку, Мерлин или неизвестный дядька. А вот то, что он неторопливо уминал что-то из предложенной кем-то из соратников жестяной банки, интересовало как никогда. Долохов первый не выдержал. Тяжело встал и медленно пошёл в мою сторону. А я так же безвольно сидел на месте, перекатывая сухим языком колкие крошки за щекой. Мелькнула мысль, что сейчас меня ударом ноги в бок отправят валяться на землю. За то, что так нагло пялюсь на его могущество. Ничуть ни бывало. Подняли за шиворот. Подтащили к костру. И сунули в замёрзшие пальцы разогретую на огне банку мясных консервов.

— А теперь ты пришёл ко мне в смертный час. Я знал, что именно ты проведёшь меня за пределы. Ты плачешь? О, это так мило! Ты самый лучший враг в моей жизни! — и прижал меня со всей дури к своей груди в тот момент, когда я собирался высморкаться в край его мантии. Полежал так. Помолчал. Потом как-то поспешно ощупал моё лицо, плечи и зачем-то прижал пальцы к шее. — Поттер?! — и, вцепившись в мои уши, дёрнул в сторону, отдирая от себя. Так, романтический момент закончен!

— Сдурел? Отпусти! Если у тебя нет носа, не обязательно, что у меня не должно быть ушей! — от небольшого усилия у нас обоих перехватило дыхание, и мы повалились на пол бок о бок.

Двигаться было тяжело, словно мой вес увеличился стократ. Дышать нечем. Видимо, Том высосал весь воздух, пока сидел тут взаперти. Воздух…

Я идиот! У меня же был в руках бесценный в данной ситуации баллон с кислородом! Снейп знал! Знал! Как всегда! Чёрт, куда укатилась эта мерзкая железяка?

— Куда пополз, мерзавец? — зашипел Том, вяло пытаясь ухватить меня и скребя когтями по камням.

— В соседнее хранилище, приглашён на вечеринку! А тебя не звали, можешь не дёргаться! — ага, вот он. Теперь надо открутить вентиль.

— Поттер, ты чего там кряхтишь? Не смей гадить по углам в том месте, где я собираюсь умирать!

Помог бы лучше. Даже то, что я залез верхом на холодный бок баллона, открутить проклятый кран никак не получалось. Хорошо, что темно и ничего не видно. Волдеморт точно скончался бы. От смеха!

— Слышь, Том, ползи сюда!

— Не с-с-смей звать меня Томом!

А теперь представьте, что сидите в темноте, а к вам ползёт белый, как могильный червь, и злой, как голодная мантикора, Лорд Волдеморт. Багровые глазищи светятся, как два фонаря, а мелкие, острые (а, возможно, и ядовитые) зубы ощерены во предвкушающем оскале.

— А-а-а! Сне-е-ейп, скотина, спаси меня! — Оказывается, я тоже умею визжать! — Жру-у-ут!

— Умри молча, как мужчина, мелкая гадость!

— Я не могу как мужчина! Я не мужчина! — на, мутант безносый, грызи пока мой башмак! Проф, если Лорд отгрызет мне ноги прежде, чем ты дверь откроешь, я на культях к тебе в страшных снах приползать буду! Отталкиваясь яйцами! Если они уцелеют!

— Это точно! — хрипел голозадый, царапая когтями пол в устрашающей близости, а вентиль ни с места. — Сейчас я из тебя девочку делать буду! Где моя палочка?! — Мне показалось или это действительно очень двусмысленно прозвучало?

— Да что б ты сдох, упырь красноглазый! Мне едва не отгрызли голову, перетряхнули кишки по бездорожью, на меня орали, пихали, практически женили, мертвяками травили, в пропасть чуть не уронили, кровососы на бешеной вагонетке катали. А ты ползёшь ко мне во тьме с трясущимися руками и желанием яйца с корнем выдрать! И это благодарность? — Всё, воздух кончился! Сердце билось уже где-то в горле. Судя по звукам в ушах, пьяные пожиратели с не менее нетрезвыми гоблинами катались на всех имеющихся в подземелье вагонетках. — Всё! Я умираю! Крути сам, — острые когти впились в моё колено. — Да не яйца мои. Вентиль крути…

*

— …не смей! — кажется, банк рушится. И камни методично падают мне на хрустящие рёбра. — Открой глаза! Поттер! Дьявол! Тебе нельзя умирать, слышишь?!

Если бы Том не давил за каким-то хером на мою грудь, я свободно вздохнул бы и послал его подальше. Спасатель из тёмного мага никакой.

— Дыши! — Отпусти, и я обещаю, что буду дышать! — Дыши! Я приказываю! — Хана, он меня сейчас уморит из благих побуждений. — Сейчас! — здрасте, и нос зажал.

Всё случилось одновременно. Дверь беззвучно распахнулась, впуская бегущих к нам со всех ног людей. А свет факелов ярко осветил тонкие пальцы Лорда, зажимающие мне нос. Мои сучащие в молчаливом возмущении ноги. Ошарашенно вытаращенные глаза Снейпа. Надутые щеки Волдеморта. И его тонкие губы. Накрывшие мой слипшийся насмерть со страху рот.


Глава 32. День восемьдесят девятый

Дорогой мой дневник!

Вообще-то не мой. И не дорогой. Паршивая тетрадка с измочаленными краями.

Прости, Поттер, но раз уж ты забросил свои мемуары, я, Драко Малфой, приложу к этому руку. Не думаю, что это сложно. Раз уж ты с этим справлялся, и я смогу.

Кстати, а почему потомок древнего чистокровного рода не догадался начать вести свой дневник? История начала конца и последующего конца света был бы более полным и достоверным.

Начну с того, что хозяин данного дневника, никому и никогда неизвестный Избранный сын света, шрамоголовый придурок и бывший друг нищебродов, самым подлым образом тихо свалил!

Слышишь, Поттер?! Скотина ты бессердечная! Томас рыдал, как дитя. Невилл сгрыз все ногти и заусенцы от переживания. Я чуть расстройство кишок не заработал на нервной почве. Не за тебя, балбеса. За себя любимого! Из-за твоего героизма Снейп нам всем поотрывал бы все выступающие части тела! Себя не жалко, о нас бы подумал!

Потом, правда, пришел отец. Снял самых нервных с потолка. Рассказал, что видел тебя живого и невредимого, лихо подпрыгивающего в магловской тарантайке по ухабам в компании таких же героических идиотов. Вам бы только подвиги совершать! А кто работать будет? Несчастный Драко?!

Да у меня пупок развязался, пока мы вонючую, разваливающуюся на куски тушу виверны за задние лапы волокли! Да у меня в жопе геморрой размером с кокос вылез, пока мы на бревнах поднимали рухнувшие ворота! Как ничтожный магл. Всё своими ручками! Ненавижу невозможность пользоваться магией!

Урон больше материальный. Эти воинственные маглы разнесли всё, до чего смогли дотянуться. Колодец засыпало. Запас воды оказался минимальный. Глотка пересохла от этой новости сразу и надолго. Колдовать, чтобы наполнить ведро водой, никто не рискует. Даже отец, при всех его познаниях в тёмной магии.

Пару маглов разорвали ещё на стенах. Их предводителя, живого и невредимого, но с небольшой и подозрительной амнезией, выкопали из-под завала в конюшнях.

Почти родственник Люпин свалился со стены во внутренний двор и переломал ноги. Но уповает на двойственность натуры и скорое выздоровление.

Никого из Уизелов не видел. Крысы, забились в какую-нибудь нору и притихли. А может, сожрали рыжих и толстых? Надеюсь, что мертвяки, отравившись, долго мучились.

Придурковатая кузина Тонкс оказалась беременной. Благополучно уцелев во время атаки на стене, чуть не сбросила детеныша, когда волокла на своем хребте неудачника Люпина в убежище и отгоняла от него мертвяков. Многочисленные престарелые тетушки наконец-то оказались при деле, бегая вокруг дурёхи. А отец потряс оборотня за грудки и пообещал переломать ему ещё и руки, если дитя родится ублюдком. Интересно, каким будет мой племянник? Волосатым и кусачим?

Зачищать от пришлых нас не допустили. С наступлением сумерек загнали в подземелье. Вяло пожевали, что пришлось. Спали вповалку, вперемешку и в полглаза.

Следующий день прошёл как в бреду. Я что-то непрерывно таскал, копал, носил. Домовики меньше вкалывали.

А глубокой ночью смельчаки, засевшие на стене, оповестили о приближении транспорта.

Я бежал к воротам и молил дедку Мерлина, всех предков и сам не знаю кого о том, чтобы это были наши спасатели. И желательно с тем, за кем, собственно, они и отправились.

Лорд Волдеморт первым шагнул в пролом. Молча окинул взглядом двор. Повернулся к моему отцу. Тот, не отводя взгляда, медленно опустился на колени.

— Мой Лорд! — врать не буду, тут меня немного переклинило. Перед глазами встали старые времена. Отец в опале. Мою руку жжёт метка. Где-то хохочет безумная тётка. В воздухе предчувствие смерти. Но в этот момент на плечо отца опустилась длань повелителя.

— Встань, Люциус. Позже. Всё позже. — И прошёл мимо.

Следом прошествовал (иначе и не скажешь) декан. Молча. Ни на кого не глядя. Заиндевевший какой-то. Руди. Билл Уизли?! А этот что с вами делал?

Следом протиснулся боком Антонин, волоча за собой следом Поттера.

Что у вас произошло? Ты на себя похож не был. К слову, ты и так-то чёрт знает на что похож. Но в этот раз превзошёл сам себя.

Потом нарисовались упыри. Эти были как всегда бодры, улыбчивы, и очень хотелось проверить прочность их шкур острым колом.

А потом в проём полез…

— Мертвяк! — заорали встречающие.

— Где?! — завопил новенький, испуганно вращая выпученными мутными гляделками и рванул вперёд, путаясь в собственных ногах.

— Не надо! — загородил странного парня в клетчатой рубахе, Марк. — Он не дохлый! Правда! Видите, он говорит!

— Да ещё так, что не заткнуть! — кивнула молоденькая магла, пролезая в пролом.

А теперь наш славный герой Поттер валяется на кровати, мордой к стене. Ни с кем не разговаривает. Не ест (бедная старая Лу скакала подле него с тарелкой и увещеваниями). Не спит (проверил лично двести раз). Не плачет (проверил много раз, получил подушкой по носу, был уведён Невиллом, но признак хороший). Иногда вздыхает.

Думал вызнать что у отца. Но тот только плечами пожал. Но подсказал, где искать ответы. И посоветовал не вмешиваться.

Нашел декана. Пьяного в хлам. И когда только успел? Хотя, долго ли умеючи?!

Выставить за дверь не смог из-за состояния нестояния. Но долго обзывался по всякому, плюнул в мою сторону. Долакал остатки вонючего пойла и попытался запустить в меня пустой бутылкой! Хорошо, что промахнулся. Хорошее воспитание и чувство уважения к декану моего дома не позволили мне придушить Снейпа. А ещё мне просто необходимо знать, какого хрена тут происходит.

Поттер, как ты умудряешься так много писать? Сила привычки? У меня уже пальцы свело!

И куда ты дел предыдущие два дневника? Где их прячешь? Интересно было бы перелистать.

Ладно. Это ты валяешься. Лорда спас, тебе можно. А мне, бедненькому, пора на работу. Мерлин, до чего я дожил? И пожалеть-то меня некому.

*

Малфой! Ты мерзкий хорек! В глаз я тебе уже зарядил за приставания. А надо было ещё и пальцы переломать. Чтобы по чужим вещам не лазил! А потом пожалел бы тебя, моль белобрысую! Ой, как пожалел, если бы догнал!

Все лезут, хотят чего-то, командуют, руководят, толкают на что-то, целуют, душат, тормошат.

Всё, меня разозлили.


Глава 33. День девяностый


Пользуясь тем, что в башне мало-мальски можно колдовать, наложил на дневник заклятье не прочтения. Палец от пореза до сих пор болит. Теперь, кто бы ни сунулся в дневник, ничего в нём не увидит. И тем более — не напишет!

Вчера думал, что разозлился настолько, что просто как выйду за порог, от одного моего взгляда люди будут дохнуть и сами в штабеля складываться. Ага, ничуть не бывало.

И вообще. Лу всё равно, Волдеморта я спас, гигантского кальмара или весь мир. Уголь для плиты сам не придёт. Поэтому мятое ведёрко сунули мне в руки, чмокнули в макушку и выпнули из башни.

По дороге в подвал я был так погружен в свои мрачные размышления о мести, что ни на что не обращал внимания. А зря.

— Поттер! — окликнул знакомый голос, как только я свернул за угол. И тут же по чугунной, но от этого не менее многострадальной моей голове прилетело чем-то гулким. — Это тебе за мой фингал, сука! — заорал радостно хорёк, замахиваясь для контрольного удара. Спасло только то, что у мятого, припорошенного угольной пылью орудия убийства оторвалась ручка, ведёрко выскользнуло из руки мстителя и улетело куда-то ему за спину. Дракошка немного обиделся. Но быстро сориентировался и молниеносно зарядил мне в челюсть.

То ли хук у белобрысого был хорошо отработан, то ли я такой задохлик. Но головёнка мотнулась, ножки подкосились, и я позорно осыпался на пол. Уже там вспомнил, что во мне проснулся зверь. Возможно, конь. Наверное, именно поэтому я просто лягнул хорька в голень, валя на пол. И шустро поскакал на четвереньках ловить уползающего врага.

— Ребята, вы совсем обалдели? — озадачился над нами Невилл. — Гарри, прекрати ощипывать Драко! — его руки скользнули по моим бокам, но не успели сомкнуться на груди, как тут же исчезли. Шлепок тела о стену и тихий стон заставили меня оставить голову вопящего Драко в покое и обернуться.

— Продолжай, — ухмыльнулся Фред, делая шаг к нам, — мешать он не будет.

Лонгботтом отлепился лицом от стены, сполз на пол и, зажав нос, запрокинул голову.

— Ну же, — возбужденно прошептал Джордж, поправляя что-то в паху. — Врежь ему! Изваляй мордой в угольной пыли!

— Ползите в свою нору, твари! — заерзал подо мной Драко. Господи, про него-то я уже и забыл. А он выворачивал шею, чтобы рассмотреть происходящее, и отчаянно пытался из-под меня выкарабкаться. — Пусти, Поттер, я им за Невилла врежу.

— Не напрягайся, — посоветовал новый персонаж в виде Флинта, не размахиваясь, отвешивая Фреду по уху. И тут же, получив трюфель по печени от второго брата, коротко гыкнув, ответил ударом ноги под ребра. Я ещё только поднимался, прицеливаясь, кому отвесить, как с диким воем, видимо, изображая самолет, Томас пошел на таран. Драко снизу дёрнул за ногу Джорджа, валя того на пол, и Дин, сменив траекторию, тут же спикировал падающему близнецу на спину.

— Убью, — рычал всегда улыбающийся мальчик, колотя кулаками по чему ни попадя.

— Какого хрена? — тяжелая артиллерия в виде запыхавшегося Рона подняла свои пудовые кулаки и опустила сразу на шею Флинта и тоненький хребет хорька. Бычья шея Маркуса даже не дрогнула (он сам продолжал считать ребра кому-то из Уизли), а вот легкий Малфой, элегантно взмахивая руками, улетел к Невиллу на колени. Рон зашарил налитыми кровью глазами. — Ты?! — капец, цель найдена. Против него у меня шансов ниже нуля. — Хы, — высказался старый друг, делая шаг ко мне, закатил глаза и осел кучей у моих ног. Открывая вид на спокойную до невозможного Робин, поднявшую приклад и замершую в ожидании движения.

— И-и-и! — нас всех оглушило ультразвуком. Дорогая моя бывшая невеста, растопырив когти неслась поучаствовать в побоище. Кто кому врезал первый из наших изящных леди, рассмотреть я не успел. Рон очнулся, и мы радостно кинулись выбивать друг из друга пыль.

Впрочем, веселью нашему помешали. Толком рассмотреть помешал рыжий, орущий что-то страшно обидное и старающийся разбить мне не только рот, но и всё вокруг него. Видел только, как Долохов пинками пытался разворошить кучу сражающихся. Шипящий змей Снейп заламывал мне руки, пытаясь оттащить в сторону. А Люциус тащил прочь за шиворот помятого сынка. Последнее, что я увидел, пока они не скрылись за поворотом, — это Драко, демонстрирующий мне средний палец. В ответ я вырвался на секунду и ответил с двух рук. Хорек радостно ощерился окровавленным ртом, подмигнул подбитым глазом и отъехал на разборки с папой.

Снейп молча волок меня прочь от побоища. Судя по воплям, туда уже прискакала Молли. Ну вот, самое интересное я пропустил. Но, может, успею вернуться?

В ответ на мои трепыхания проф затолкал нас обоих в какую-то каморку и захлопнул дверь.

Мы всё делали молча, только сопели сосредоточенно. Я — пытаясь вырваться. Снейп — ломая мне руки и прижимая всем телом к стене. Азарт боя ещё кипел в крови, и хотелось вернуться и навешать тем, кто наверняка сейчас только сползся к месту побоища. И профу навешал бы, не будь он так силён и увёртлив. Пару раз попытался снизу наподдать лбом по его клюву, но Снейп вовремя уклонялся. Чтобы совсем меня обездвижить и не попасть под удар, коварный зельевар протиснул костлявое колено мне между ног и прижался бедром.

И тут мы оба замерли и притихли. Я вдруг понял, что у меня каменный стояк. А Снейп, наверное, потому, что это почувствовал. Постояли. Поглазели друг на друга. Я попытался медленно отползти в сторону. А что ещё делать, когда видишь, как глазищи противника становятся такие… сумасшедшие, что ли. Вот только проф вдруг легонько прижался и вроде как потёрся, с интересом высматривая мою реакцию. А потом вообще стал наклоняться, и кое-кто с ужасом понял, что его сейчас будут целовать. А этот кое-кто сам не знает, чего хочет. Наверное, добежать до укромного уголка и быстренько передёрнуть. Ничего умнее не придумал, как клацнуть зубами перед нависшим кривым клювом профа.

Пытаясь вспомнить подробно, что было дальше, кажется больше напридумывал.

Снейпу тоже определённо не соперник, и это открытие опечалило, пока я делал кульбит в воздухе, летя спиной вниз. Рывок — и привет вам, холодные камни. Проф в шайке пожирателей был зельеваром? Точно? Не уверен! Замашки профессионального насильника. Не запугивал, не угрожал. Сверкая бешено глазищами, перехватил одной рукой обе мои ладони и жестко прижал к моей же груди, прижимая тем самым к полу. И сел как-то хитро на ноги, что ими даже сучить невозможно. А свободной рукой принялся спешно и ловко расстегивать мне джинсы. И всё это молча.

— Тронешь меня — лучше убей сразу! — Злобно зашипел в лицо насильнику, не отводя глаз от горящих чёрных углей в глубине колыхающейся завеси волос. — Никогда этого не забуду и не прощу! Где бы ты ни был, найду и глотку перережу.

Как-то не очень-то Снейп испугался, весь занятый делом. Запустил горячую лапу в мои трусы, нашаривая и вытаскивая на свет божий.… Твою мать, от таких переживаний мог бы и сдуться! Я тут весь на нервах, а этот адский отросток перекачал в себя всю кровь из организма и поглядывает из кулака Снейпа на мир одним плачущим глазом.

Хорошо-о-о.

Самому себе врать не буду. Странно, держал как врага. Оглаживал как любовника. Деликатно. Даже ласково. При этом не сводя с меня глаз. Жутко.

А потом… Потом он отпустил мои руки, быстро их перехватывая и прижимая к полу. Сам живо спустился вниз и принялся ртом ловить мой подрагивающий член.

От страха я аж взвизгнул, почувствовав зубы. Хана! Капец! Отгрызет! Бля!

А он помусолил головку, прихватывая губами и резко насадился по самое горло, быстро глотая.

Тут я просто взвыл! Это было слишком! Слишком быстро и слишком здорово! Кажется я требовал что-то, то ли больше, то ли сильнее. Выгибался, чтобы запечатлеть сею картину на подкорке мозга, натыкался на тяжёлый, неподвижный взгляд и стыдливо закрывал глаза. Но под закрытыми веками четко видел тонкие губы, быстро скользящие вверх-вниз.

Думаете, всё?! Как бы не так!

Снейп отпустил руки, вцепился в мои бедра и молниеносно перевернулся, оказавшись подо мной.

Такого разврата я никогда даже представить себе не мог. Не то чтобы поучаствовать. Проф стянул с моего зада штаны и вцепившись в голые ягодицы жесткими пальцами практически заставил иметь себя в рот, задавая нажимом темп. Растопырившись и отклячившись, я хрипел над ним, дёргаясь и содрогаясь. А уж когда почувствовал прикосновение за яйцами… Подстёгиваемый влажным чмоканьем, кончил до обидного быстро. Зато затолкал хер профу, кажется, в самое дальше некуда. Надеюсь, хоть яйца остались снаружи. А Снейп только глотал, успокаивающе поглаживая мои трясущиеся ноги.

Наверное, надо было сказать что-то. Поблагодарить? Глупо. Надеюсь, он не ждёт ответной услуги? Открыл глаза и посмотрел вниз. Проф выпустил сдувшийся наконец-то член изо рта, и он, маленький и мягкий, сиротливо лежал на щеке у Снейпа, пока тот, задрав голову, рассматривал меня. По-прежнему молча. По-прежнему тихо поглаживая мои бедра и задницу.

Стало неловко. Больше никто не держал. И ничего не требовал. Наверное, я могу уже уйти? Чёрт.

Перекатившись на бок, торопливо поправил одежду. Поднялись. Снейп, не глядя на меня, отряхивался. Помявшись, я пожал плечами и побрёл на выход.

За дверью, скрестив руки на груди, подпирал стену Волдеморт. Бля, и давно он здесь? Но на меня и этот смотреть не желал. Сверлил глазами что-то за моей спиной.

Мне померещилось, или, резко обернувшись, я и правда видел, как Снейп отрицательно мотнул головой? А то, что Лорд как-то странно дёрнул головой и спешно ушёл, так и не сказав ни слова — это что было?!

Теперь я несколько в недоумении. Что это было?! И стоит ли мстить за то, что было просто офигительно?!


Глава 34. День девяносто второй


Вчера не мог ничего писать. Потому что трясущиеся пальцы не могли удержать ручку. Просыпался в кошмарах и трясся как овечий хвост.

Благодарению господа, рядом всегда оказывался Снейп. Чем-то отпаивал, гладил как дитя неразумное по плечам и голове. Пару раз я просыпался, содрогаясь всем существом. И тут же нашаривал рядом горячее тело, прижимался к нему и вновь затихал.

Утром, когда вокруг полно людей, светло, а нос щекочет запах ароматной похлёбки, всё не так уж и страшно. Можно встать с постели, на которой, кстати, проснулся в одиночестве (проф приснился, что ли?) и позавтракать горяченьким. А потом достать заветную тетрадь и изложить подробно свои вчерашние похождения.

Очень рано поутру я увидел кенгуру. Шутка. Прискакал Волдеморт, одетый по-походному, и дал пять минут на сборы. По-походному — это мантия на голое тело, и всё! Что и всё, я убедился на собственном опыте в проклятом трижды хранилище имени Беллы. А вот как он по таким заморозкам босиком шлепает, для нас всех загадка. Холодно же! И как пятки не мёрзнут?

Представил себя в таком виде и плотнее закутался в куртку.

Кстати, Снейп порывался пойти с нами. Вряд ли он знал, куда повелителя понесло с раннего утреца. Скорее, заподозрил что-то неладное. Но Лорд отказал верному приспешнику в очень категоричной форме. Тот вроде как надулся. Провожал нас за стену, держась чуть поодаль, пожёвывая нервно губы.

Не успев шагнуть за ворота, Лорд вцепился мне в плечо, и нас перенесло. Никогда к этому не привыкну. Пару секунд после переноса я беззащитен, как новорождённый котёнок. Голова словно все ещё летит в пространстве, а пятки уже стоят на земле. Бр-р! Колдуют с каменного века, а усовершенствовать трансгрессию никак не могут. Мазохисты, не иначе.

— Поттер! — подал голос Лорд, загораживая мне обзор и этим уже пугая. — Есть срочное дело, и мне нужна твоя помощь.

— У меня нехорошие предчувствия! Дело твоё, а хребет будет трещать у меня?

— Не усугубляй, не всё так плохо!

— Ага, всё ещё хуже.

— Мы на окраине Хогсмита и сейчас пойдем…

— Э, нет уж! Лично я сейчас пойду домой!

— Пешком?

— Месяца за два дойду! Это лучше, чем ходить в школу!

— Гарри, прекрати истерику!

— Я только начал!

— Не кури, мне это не нравится!

— Пошёл к чёрту! Мне много чего не нравится, только это мало кого интересует!

— Мы зайдем в Хогвартс…

— Только под наркозом! Немедленно верни меня туда, где взял! Я в Хогвартс больше ни ногой! Хватило прошлого раза!

— Мне это очень нужно!

— А мне-то нет?!

Волдеморт явно начал терять терпение, но тащить волоком для него явно был не вариант. А уговорить меня не получалось.

— Гарри, — ага, понятно. Надо объяснить ситуацию, ничего толком не говоря. Ну-ну, давай! — Твоё дело — только протянуть руку и вежливо попросить…

— Пожа-а-алуйста, — а руку за фиг протянул? Подаяние прошу?

— Неплохо, но не у меня, — вот чёрт! — Послушай, Гарри! — подобрав полы мантии, сел на придорожный камень, открывая обзор на страшный, тёмный силуэт замка. — У меня нет желания толкать длинные речи, но исключительно для тебя… Времени всё меньше, проблем всё больше. Маглов нужно срочно отселить на подготовленную ферму, на которую мы сгоняли оставшийся живой скот и птицу. Ремонтировали здания и заготавливали дрова и минимальные запасы на зиму. Маги должны жить отдельно, и точка. Нужно срочно искать оставшихся магов. А я, как единственный маг, имеющий возможность колдовать в любое время и место, распыляюсь по мелочам. Я устал. Мои силы на исходе. Мне нужно забрать пару вещей из школы, и, думаю, ты можешь мне помочь.

— Совесть моя ещё не проснулась. Что именно ты хочешь забрать? Артефакты?

— Кое-что лично моё.

— Господи, да скажи же уже, зачем идём! — вот будет кругами два дня ходить.

— У директора Дамблдора было кольцо, принадлежащее моей семье.

Опа! Крестражи в кучку собираем? И для чего? Решил подстраховаться? Или возродить свои осколки? Промолчим. Глупый Гарри Поттер понятия не имеет, что это такое. Он сказал про два предмета? А в банк он зачем ходил? Не обратил внимания, чего он прихватил оттуда вместе со своей мантией. Но что-то наверняка взял. Это уже три. Дневник… Он в курсе, что я его зверски затыркал змеиным клыком? А если знает, может, поэтому и волочёт меня в школу?

— Поттер? — Ой, кажется, он давно меня уже зовёт. — Ты что, уснул с открытыми глазами?

— Пошли. — По дороге обдумаю. Что оно мне даёт? Теперь? Уже ничего. Не собираюсь же я уничтожать Волдеморта и все ещё куски?! Это как-то не актуально. А так… А что, как вариант вполне… Если этот у нас кончится, другой вылупится! Да его на несколько поколений хватит!

— Иди сюда! Так будет быстрее! — Эй, хватит меня хватать! Хоп — и мы уже у входа. Всё те же рожи на том же месте. Пауков вроде поменьше. Пока любовался на неподвижно замерший паноптикум, по моей маковке постучали палочкой. — Дай руку. Смотри под ноги.

Да помню, какой разгром внутри. Чёрт, вот вцепился! Не дёргай, иду я, иду!

Волдеморт не даст сожрать. Но кто прикроет мою и без того нестабильную психику? Глядя на медленно приближающегося мертвяка, чувствовал, как волосы на загривке встают дыбом. Захария. Твою-то мать! Это же Захария Смит! Пуффендуй, капитан команды по квиддичу. Даже с объеденным лицом, без одного глаза… Точно он!

Страх какой! Сколько народу искало спасения там, где привыкли его получать? Сколько семей полегло, не успев понять, что школа — это ловушка? Кто ещё бродит по замку?

— Не смотри! — меня подтолкнули к остановившейся навечно лестнице. И что, как белки через пролёты скакать будем? — Держись! — обхватил меня сзади рукой за грудь и взлетел в чёрный лестничный проём. Господи, хорошо, что полёт продолжался пару секунд, я понять ничего не успел. А то летел бы как птица — орал и гадил!

Здесь разрушений меньше. И мертвяков не видать. Так, стоп, я знаю это место.

— Зачем бы в Директорской башне? Здесь второй предмет? — горгулии нет, только каменные крошки на полу. Вход на винтовую лестницу — словно провал в преисподнюю.

— Нет, здесь кольцо, — и не забывает подпихивать меня в спину.

— Кольцо похоронили вместе с директором, которого Снейп убил по твоему приказу.

— Я этого ему не приказывал. Ну, что глаза выпучил? Приказывал, но не ему. Всё, потом будем выяснять, кто, кого и за что! Иди и получи кольцо! Протяни руку, будь убедителен. Давай!

— А сам что?

— Пробовал! Он не отдает!

— Кто он-то? — тут ступени кончились, и я шагнул в полумрак помещения.

— Мой мальчик! — этот шепот подкосил мои ноги, и я шлепнулся на колени. Твою мать! Бля! Мамочка! Белеет борода. Тускло поблескивают стёклышки в очках.

Из-за стола с сухим треском медленно поднимался мёртвый директор.


Глава 35. День девяносто второй (продолжение)

Я приходил в этот кабинет по-разному. В смятении. В ожидании. С предчувствием. С трепетом.

Но никогда я не выползал из этого кабинета на карачках. Пятясь задом. Икая от страха. Не отводя плывущего взгляда от хозяина кабинета.

— Куда? Куда?! — чем это он тыкает мне в задницу?! Палочкой? Ну да, смотрите все! Смертельный номер! По лбу Авадой Гарри Поттер уже получал! Ничего не вышло. Рискнём зайти с другой стороны. Через жопу ещё точно никого не ававдили.

— Пшёл с дороги, Лорд! — шипел я, пригибаясь к полу и отчаянно лягая ногой. — Такого уговора не было — скормить меня мертвяку!

— Он тебя не тронет! Ползи обратно! — испугавшись, что я своим напором сломаю ему палочку, Лорд схватился за косяки и запихивал обратно, упираясь в мой тыл ногой.

— Ни. За. Что! — поднажал я.

— Ты же храбрый гриффиндорец! Пойди и принеси кольцо!

— За своей прелестью ползи сам, змей! Пусти! Пусти, урод, гад, мерзавец!

— Он не отдаст кольцо врагу, как же ты не… пой… мёшь! — и так наподдал, что кое-кто прокатился на коленях до самых ступеней. — Молодец! — суфлёр хренов, из-за угла и я смог бы шипеть. — Медленно встань. Не делай резких движений. Подойди и попроси кольцо!

Директор всё так же безмолвно стоял за своим столом, положив руки на столешницу и слегка покачиваясь.

Какого хрена?! Он же был мёртвый, когда произошло начало конца. В смысле, совсем мёртвый. Лежал себе тихонечко, сложив ручки на груди, надеясь на победу сил света в моём лице. Откуда ж он мог знать, что у маглов что-то рванёт, разнося мир вдребезги?!

— Не показывай ему страха! — очень, твою мать, своевременно. Мог бы предупредить заранее. Гарри, там будет такой трындец, сходи, отлей! И по большому сходи, на всякий случай! Негоже совершать подвиги в обосранных штанах!

— За это будешь должен! Пообещай исполнить.

— Обещаю! Шагай, давай!

Медленно встать. Это мы могём! Торопиться-то некуда.

Теперь сделать первый шаг на деревянных ногах. Заставить себя шагнуть. Заставить. Ну вот, не так уж и плохо.

А может Дамблдор как Эд, живой мертвец? Поэтому и говорить может? А чего тогда сейчас молчит? Вон, Эда не заткнуть.

— Профессор Дамблдор?! — чёрт, что ж он так дёргается? И пальцы заскребли по сукну. У-у-у, бля, вот это когти! Сейчас мне по горлышку — чирк, и поминай, как звали. — Это я, Гарри Поттер. Вы помните меня?

— Мой мальчик! — Мутно-голубые глаза на сухом лице, тронутом тленом, не отрываясь, следили за моим приближением. Не бояться. Как?! А вдруг он сейчас перепрыгнет через стол и вцепится ломаными ногтями мне в лицо? Лорд успеет среагировать? Он вообще там? Но обернуться — страшно.

— Мне нужно кольцо Мраксов. Отдайте его Гарри Поттеру! — а теперь осторожно протянуть одеревеневшую руку. Протянул. Подождал. Ни фига. — Помните — пещеру? А лодку? Мертвецов в подземном озере? А чашу? Помните чашу с зельем? Мы вернулись на метлах, и вам было плохо. А потом вас убил профессор Снейп, — вот об этом, наверное, зря! А, не, руку ко мне тянет. Чёрную и ссохшуюся. На которой мутно блестит заветное колечко. — Спасибо! — и за него тихонько дёрг-дёрг. — Не снимается, — скривив губы в бок, зашипел соучастнику, трусливо прячущемуся где-то в темноте. — За сустав цепляет и всё!

— Мой мальчик!

— Дёргай сильнее!

— Что бы он на меня свалился? — мне померещилось, или директор вторую руку пытается поднять?! Ну же, давай! Снимайся!

— Дёргай и беги!

— Что? — только попытался обернуться к Лорду, как мертвец резко наклонился вперед, вцепляясь второй рукой мне в куртку.

— Мой ма-а-а…

— А-а-а! За что-о-о?! — когда перед твоим носом любимый, но дохлый директор щёлкает огромными зубами, мозг начинает работать со скоростью света. К чёрту деликатность! На выход я летел, выпучив глаза и потрясая отломанным директорским пальцем. — Бежи-и-им! — сбив Волдеморта с ног, промчался за поворот и едва не свалился в пролом. Понятно. Не бежим — летим. Но не вниз, а вверх и в бок.

Ничего не успел понять, не то что рассмотреть, как меня очень нежно уронили на пол.

— Смотри! — ткнул трофеем в сторону Лорда. И тут же заорал, отшвыривая его в сторону. Ещё бы, ссохшийся пальчик-то оказывается, всё это время шевелился в моей ладони, как костяной червяк.

— Держи его! — растопырив пальцы, Лорд нырнул на пол, ловя шуструю костяшку.

— Уже держал, больше не хочу. Так что, давай уж сам, без меня! — и демонстративно отвернулся. И дабы не отвлекаться на очень интересные звуки за спиной, принялся рассматривать картину на стене. Хм. А ведь я её знаю! Это Варнава Вздрюченный, который, наконец-то, замер навеки, и тролли больше его не лупят чем ни попадя.

— Зачем мы здесь? — но Лорду явно уже не до меня. Сдвинув несуществующие брови, он заходил уже на второй круг по полутёмному коридору. Так он же собирается Выручай-комнату открыть! А чему удивляться? Если он школьником облазил весь замок и даже Тайную комнату открыл, разбудив и подчинив себе василиска!

Странно, но в мёртвом замке комната продолжает работать, гостеприимно распахивая дверь для нуждающихся.

— Жди здесь! — приказал Волдеморт и исчез в темноте. Пять минут я честно ждал, сидя на полу напротив открытой двери и покуривая в кулак. А потом вдруг вспомнил. Малфой в луже крови, Снейп на коленях подле него. Учебник принца-полукровки. Интересно, как перекосит профа, если рассказать, что своими достижениями в зельеварении кое-кто обязан исключительно пометкам к старой книге?! Его книге.

Так, уверен, что здесь нет мертвяков. Лорд куда-то сгинул. Тишина. И полная темнота. Разве это нас напугает? Да никогда! Пока есть газ в зажигалке.

Так, вроде сюда. Потом налево. Нет. За чучелом тролля я побежал тогда направо. Короткий проход до шкафа. Тогда он был разбит. О, если бы знать, что чёртов Малфой починит его и приведёт в школу пожирателей смерти! Сжёг бы его к чёртовой матери!

Лучше об этом не думать. Вот и буфет. Да, точно, и поверхность у него вся в пузырях! И бюст, что я установил для приметы, здесь. В парике и пыльной диадеме. Я уже собирался открыть его, взять книжку и тихонько улизнуть, будто тут и не был. Вот только из-за поворота, освещая себе путь тусклым Люмосом, вывернул Волдеморт. Узрев меня в полутьме, с протянутой рукой к буфету, оторопело замер. Но, рассмотрев, куда именно я тянусь, неожиданно хищно ощерился.

— Не с-с-смей, Поттер! Не с-смей её трогать!


Глава 36. День девяносто второй (окончание)

Что это с ним? Книги испугался? Знания, вложенные Снейпом в обычный учебник, убийственные. Но не настолько, чтобы ударом книги по затылку можно было завалить Лорда. И потом, откуда ему про неё знать?

— Сдурел? — Почему я не умею так молниеносно выхватывать палочку? И что делать, если Волдеморта сейчас переклинит и он шарахнет Авадой? Четыре месяца без практики, в голове одни глупости, вроде Акцио или Люмус.

— Нас-с-сад!

— Да я только возьму…

— Сш-ш-ш-ас-с-с!

— … ты и не заметишь!

— За дурачка держишь Тёмного Лорда? Ты знал про озеро и чашу! Ты был там? Ты видел то, что лежало на её дне?

— Медальон?

Ай! Щепы от разбитых заклятьем стульев пролетели слишком близко! Хоть беги обратно к директору. Рядом с ним безопаснее.

— Где он? Что вы с ним сделали?

— Мы?!

— Один ты ни за что не добрался бы до подземного озера. И никогда не узнал бы о его существовании. Здесь другая голова думала. Дамблдор?! — чего он ко мне крадётся? А палочкой помахивает так, что вспомнилось кладбище в день его возрождения. — Говори! Он выпил зелье из чаши? И это было в тот день, когда Драко привёл пожирателей в замок? Поэтому его удалось убить? Где медальон?

— Да что ты ко мне привязался? Иди, спроси у директора, куда он его дел! Никто ничего мне не объяснял. Ни в тот день, ни ранее. Взяли за шиворот, перенесли чёрт-те куда, велели споить зелье до капли. Споил. И что? Зачем? Положил Дамблдор в карман находку со дна чаши и в обнимку со мной приполз обратно в школу. Где и погиб!

— А теперь ты пришёл за ней? — подойдя вплотную, Лорд принялся угрожающе тыркать в меня палочкой, словно примеряясь, куда её воткнуть.

— Учебник-то тебе чем жить помешал? — моя палочка на десяток сантиметров короче, но злости во мне не меньше. И тыркать в его мантию тоже могу.

— Учебник? Что за учебник? — завис Волдеморт, морща лоб.

Не спуская с его темнейшества глаз, бочком добрался до буфета, на ощупь открыл его и нашарил книгу.

— Вот то, зачем я пришёл сюда. Учебник зельеварения, принадлежащий в детстве Снейпу. С его пометками на полях. На, посмотри сам! — с крайним недоверием на лице, Лорд принял злополучную книжку как ядовитую змею. Постучал по ней палочкой. Открыл. Полистал. Закрыл. Всё или тебе ещё чего примерещится?! — Я могу идти?

— Я не закончил свои поиски. Подожди меня снаружи. — Ну-ну, крестражик припрятал здесь или что-то личное?

Снова сижу у стены. Сигарет всё меньше. Смотрю на монолитную стену без малейшего намёка на проход.

Давайте рассуждать логично, если сможем. Дневник я прибил клыком василиска. Минус один. Кольцо теперь у него. И что-то из банка гоблинов. Не просто так он в хранилище Беллы полез. Теперь что-то из выручай-комнаты. Это уже три. Медальон. Это четыре. Липовый крестраж, брошенный мной в доме крёстного. Завернутый в мантию-невидимку. На дне сундука. Вещи в Нору я тогда не успел перевезти. И вернуться в дом Блеков не смог.

Итого пять. А мы говорили с директором про возможные семь. И где теперь искать остальные два? А зачем они мне? А зачем они ему?

Дверь беззвучно начала проявляться.

— Наконец-то, думал, что ты заблудился! — кряхтя, я медленно поднялся, потирая затёкшие ноги. И замер. Из открытого рта выпал тлеющий окурок.

— Поттер? Скажи, что это у тебя была не последняя сигарета!

*

Жизнь меня к такому не готовила!

Конечно, я знал, что комната может существовать в нескольких ипостасях одновременно. Но думал, что раз там есть кто-то, другой вариант не сработает. Может, сбой какой? Или из-за Волдеморта?

Но когда в полутьму коридора из открывшегося проёма начали выползать люди, я перепугался вусмерть! Много! Очень много!

Меня тискали, тормошили, целовали, хлопали по плечу. Отняли сигареты.

Кого-то я знал, кого-то видел впервые.

Теодор Нотт с отцом, Кребб и Гойл с шкафообразными папашами за плечами. Симус! Вот его я обнял так сильно, что у обоих хрустнули кости. Бывшие выпускники. Несостоявшиеся первокурсники. Маги.

Боже, значит, они были здесь и когда мы со Снейпом в обнимку уносили ноги?

— Как же вы выжили? Мы были здесь не так давно, но, увидев разруху внизу, подумали, что все, кто тут был, погибли.

— Нормально! Здесь можно жить, если вниз не соваться и реже из комнаты выходить, — Финниган всё трогал меня недоверчиво за руку, убеждаясь, что она тёплая. — Месяц держали вход, потом окончательно в выручай-комнате укрылись. Где-то глубоко в подземельях укрылись домовики, с их помощью мы ещё не начали есть друг друга. Хотя, — он покосился на пожирательские семейства и зашептал: — поползновения уже были. А ты чего тут один, где остальные? — и, вытянув шею, посмотрел в конец коридора, будто ожидая увидеть ещё кого-то.

— Я тут не совсем один. Вот только, понимаешь…

— Не один? Вы же выведите нас отсюда, да? Хотя бы своих, Гарри? А эти, — мотнул головой на понятно кого, — пусть тут дальше сидят!

— Простите, — прямо передо мной, одёргивая помятую юбку, встала Панси. Потупившись, пожевала губу. Будто не знаю, что она хочет спросить.

— Привет, Паркинсон! — не видел лица Симуса, когда обнял девчонку, но могу представить, как оно вытянулось. Эх, Симус, Симус! Не дошёл ты ещё до точки, когда рад видеть лицо старого знакомого. Живого и невредимого! — Драко и его семья в полном порядке! Уверен, он будет страшно рад тебя видеть!

— Поттер, ты чего? — обиделся Финниган. — Ты ещё с Гойлом поцелуйся!

— Ладно, не ревнуй, вот увидишь Дина, тоже на радостях всех перецелуешь!

— Слава богу! А кто ещё?

— Невилл, почти все Уизли. Да много кто, — про Волдеморта говорить или… Бля! Волдеморт! Он же не может выйти из комнаты, пока дверь открыта!

— Закройте дверь! — мой вопль не хило перепугал местных поселенцев. Часть из них молча ломанулась организованной толпой внутрь, остальные отработано прикрывали их отход. — Да нет же! Опасности нет! Просто в комнате ещё кое-кто остался и ему не выйти, пока дверь открыта.

Не разглядел, кто именно гаркнул на успевших заскочить внутрь и плотно закрыл дверь.

Ну, всё, что сейчас будет! А как народ предупредить? «Внимание, господа, вас сейчас посетит Волдеморт!» Да здесь полно его врагов, и если они, не задавая вопросов, начнут по нему пулять заклятьями, стоптанными туфлями и дырявыми носками — то я их пойму!

Дверь распахнулась так, что чуть не зашибла какого-то парня.

— По-о-о-отер-р-р! — ну вот, опять я виноват! — Какого лысого…

На себя посмотри, поймешь, какого.

— Мой Лорд! — нашли время на коленки падать!

— Авада… — да щас!

— Не сметь убивать Волдеморта!!! — кажется, я голос сорвал и ногу вывихнул. И порвал мантию Лорду, когда споткнулся об отклячившегося чистокровного и повис на затрещавшей ткани. Или она затрещала, когда я поймал широкой спиной проклятье, а потом уже на ней повис? — Не плачь, я тебе новую куплю!

И с чувством выполненного перед человечеством долга, вырубился на хрен.




Глава 37. День девяносто третий

Сегодня был плохой день!

Не успело отпустить то, чем меня щедро наградили вдоль хребта в школе, добавка не заставила себя долго ждать. А винить в произошедшем, кроме себя, некого.

Рано утром, пока все спали, мою светлую по причине пустоты голову, посетила мысль. И я её думал, в тишине и прохладной темноте. Целых пять минут. А потом встал, тихо оделся, взял один из длинных кольев за дверью. И попёр его по винтовой лестнице наверх, стараясь не греметь.

Зачем потащил с собой дрын? Очень не хотелось вновь кланяться, а постучать в потолок больше нечем. Надеюсь, что ранним утром никто не выползет на площадку. «Метку себе сделать, что ли?» — размышлял я, пытаясь дотянуться острым концом палки до потолка и при этом не уронить её себе на голову. А что? Потёр её, как волшебную лампу и — тадам! Лысый и злой как чёрт джин к вашим услугам.

Вроде туда стучу. Или дыхнут, ничего не слышат. Или это так не работает.

— Давай, твою мать, открывай! — пыхтел я, подпрыгивая на месте. «Дын, дын», — глухо стучал кол в камни.

— Что, не открывает? — участливо спросили за спиной.

— Нет! Бля! — Дын. Дын.

— Каков мерзавец!

— Угу! — Дын. Дын.

— А может, его дома нет?

— А может, иди ты, — утерев со лба пот трудовой, развернулся, готовый покусать зрителя, — на… хер… К-хм.

— К-хм. Не спится, Поттер? — я молчал, пытаясь спрятать за спину палку-тыкалку. — Заходи, раз так приспичило в четыре утра. — Волдеморт просто щёлкнул пальцами и к его ногам спустились ступени.

Разговор оказался не плодотворным и очень коротким.

— Но ты же обещал!

— Дословно. «Ты будешь мне должен. Пообещай исполнить!» И в тот момент как-то не подумал, что ты попросишь меня запретить Северусу за тобой ухаживать.

— Мне оно не надо! Когда приспичит, я сам буду ухаживать за тем, кого посчитаю нужным. Это не ухаживания! Он трахает, что подвернётся под руку, на меня орёт или фыркает язвительно. Он мужик, в конце концов!

Лорд побарабанил пальцами по подлокотнику, поднялся, постоял у камина, зачем-то взвешивая витую кочергу в руке. Пошевелил угли. Снова сел в кресло, но железяку из рук не выпустил, и это настораживало.

— Гарри. Я очень устал и ещё не ложился спать. А утром у меня много важных дел. Так что давай мы поговорим спокойно, без истерик. Как два взрослых человека. Я не могу ему запретить. Если что-то в ваших отношениях тебя не устраивает…

— Каких, на хер, отношениях?!

— … просто попробуй поговорить с ним, — как-то он нехорошо железкой амплитуду описал, чтобы узор на ручке рассмотреть. Меня аж в кресло вдавило, когда она мимо просвистела. Это намёк? Ладно, сложим чинно ручки и изобразим на лице понимание. — Вы тискаетесь, как малолетки по углам. И после этого ты утверждаешь, что у вас ничего не происходит?

— Как. Это. Прекратить?

— Он должен сам отказаться от своих намерений. Или у него появится достойный конкурент.

Ладно, поищем конкурента, с которым можно будет впоследствии договориться полюбовно.

— Не понимаю, что тебя не устраивает в Северусе? Он заботиться о тебе. Не ори! Да, он не романтик…

— Да у Макнейера в топоре романтизма больше, чем в Снейпе!

— Тебя декан и директор не учили хорошим манерам? Что старших не перебивают? Он не унижает, ухаживая как за дамой, ставя тебя на одну ступень с собой. Хочешь, чтобы он дарил цветы и при встрече прикладывался к твоей ручке? — такой вариант я не рассматривал.

— Я его не люблю!

— А это тут причем?

Мы помолчали, пытаясь рассказать друг другу всё взглядами.

— Ладно. Тогда такой вариант. Я просил. Ты обещал. Обучи меня тёмной магии.

Волдеморт выпучил багровые очи и выронил кочергу себе на ногу.

— У-у! Твою мать! Ё..., сучье племя, бля… рот! Что б вас всех, грязнокровых тварей, … и … и перевернуло! — разинув рот, я полез за сигаретами, забыв, что тут курить не стоит. — Увидел Дамблдора и решил вспомнить старый план?

— Чё? — ой, сигарету с фильтра прикурил. Да после таких словесных изысков как бы ни начать курить через ухо.

— Угробить меня решил и занять место? — Волдеморт вскочил так стремительно, что я со страху с ногами забрался в кресло. Обойдя моё кресло и встав за спинкой, Лорд низко наклонился, остриями когтей вцепившись мне в плечи. — В ученики решил податься к тёмному магу? — зловещий шепот в ухо — это нам знакомо. Не хватает ещё злодейского смеха. Только Том умел так делать — распахнуть рот от уха до уха, выпучить глаза и оглушительно хохотать, наводя жуть. — Будем вместе сдирать кожу с младенцев и принимать ванны в крови девственников?

— В Невилле на ванну крови не хватит. Разве что пятки помочить. А из младенцев у нас только Драко. Но боюсь, что его папа будет категорически против.

Сухие, костлявые пальцы прошагали по моей руке, мягко обхватили тлеющую сигарету и осторожно отняли её у меня. Эй, наглость какая! Табак затрещал от глубокой затяжки и мимо меня выдохнули сизые клубы дыма.

— Никогда не понимал увлечения табачными палочками. Вкус во рту мерзкий и удовольствия никакого, — окурок, совершив кульбит, исчез в тлеющих углях камина. — Ты хорошо подумал? Хочешь учиться тёмной магии у меня?

— Здесь какой-то подвох? — вспоминай, Поттер, пока не поздно, чем это для тебя чревато!

— Это ты предложил, не я. — Вот, лучше сядь на место. А то стоишь за спиной. Может, колдуешь. А может, рожи мне корчишь. — Дай руку. Повторяй за мной. Я, Гарри Джеймс Поттер, вверяю силу мою, дух мой и тело моё лорду Волдеморду, дабы тот взял меня в покорные ученики, и обучил всему, что сможет мне дать. А в качестве первого подношения я отказываюсь от своих слов и отзываю предложение о намерениях ухаживать за лордом Волдемортом.

Да, я дурак. Да, я повторил всё слово в слово.

А потом он выпустил мою руку, убрал палочку, ощерился глумливо и, наклонившись, поинтересовался:

— А что ты знаешь о старых условиях ученичества?

— Иди ты к чёрту, Лорд! Это было кучу лет назад! Сейчас на таких условиях никто в ученики не идёт! — да ладно! Это же просто шутка? Да?! — Только не скажи, что ты согласился, позарившись на мою задницу! Чего ты хихикаешь? Да такое уже пару столетий не практикуют!

— Много тебе расскажут в школьной программе про истинную жизнь магов, как же! — Откинувшись, Лорд закрыл глаза. — Всё остальное потом. Иди уже спать, Поттер!

Если это не шутка, я попал!

А интересно, сам Волдеморт каким образом добывал свои знания?!


Глава 38. День девяносто третий (продолжение)

— А? Что?! Поттер, ты сдурел окончательно? Куда ты меня тащишь? — хорёк сонно щурился, пытаясь рассмотреть меня то правым глазом, то левым глазом. Оба сразу у него, видимо, не просыпались. При свете факела, помятый, в одной футболке, с голыми ногами Драко смотрелся очень забавно.

— Две минуты — и ты снова идешь спать.

— Так.

— Сходи к Волдеморту.

— Так.

— Попроси его…

— Так, — хорёк поставил левую пятку на правую ступню, обнял себя руками и кажется, уснул.

— … начать ритуал ухаживания за мной.

— Тк. Хр-р-р.

— И не забудь вызвать Снейпа на дуэль, как достойный соперник за обладание мной.

— Угу. Что?! — Хорёк как-то молниеносно проснулся, выпучивая глаза и прикусывая себе язык. — Ы-ы! Сдурел? Подо что ты хочешь меня подписать, недоумок?

— Да что такого?

— Что? Что?! — ручонки у Драко хлипкие, как он сам, зато злости — на троих. — За твои прелести схлестнуться с деканом? И погибнуть во цвете лет? Да он меня мелкими крошками раскидает по двору! Нет. Нет! Дай сигарету!

— Нету. Последнюю Волдеморт выкурил.

— Сумасшедший дом. Даже Тёмного Лорда довёл.

— Малфой!

— Я тебя не видел! Ты мне этого не говорил! Это просто дурной сон! Всё! — и, развернувшись на пятках, чеканным шагом ушлёпал в свою комнату.

*

— Гарри, тебя ищет Кингсли, — пролетел мимо меня Томас, весь в срочных делах.

Ладно. Сегодня день серьёзных разговоров? Мне от него ничего не надо. Значит, ему надо что-то от меня. Послушаем.

По территории светлых крался как по минному полю. Гарри Поттера здесь не любят. Столкнулся с близнецами. Пёрли на меня как два бульдозера, еле просочился между ними.

— Войди, кто бы ты ни был, — пригласили меня внутрь, едва я стукнул в дверь. — Гарри! Ждал тебя, проходи.

В комнате совсем не жарко, а Кингсли по пояс голый. На столике коптит яркая стеклянная лампа. Таинственно поблёскивала лысина и колечко в ухе.

— Гарри, почему ты не приходишь ко мне? Я долго ждал, когда ты, наконец, наиграешься и вернёшься к нам. Или у тебя есть тайный план, и ты ждёшь, когда подвернётся подходящий момент к его исполнению? Тогда поторопись! — То, что Волдеморт уже ногу себе кочергой покалечил, сойдёт за исполнение тайного плана? — Завтра маглы снимаются с места и уходят на ферму. Больше между нами не будет буфера. Ты понимаешь, к чему это ведёт? Волдеморт нашёл тайный схрон, где прятались его приспешники, и освобождает для них место, — вот бы ты удивился, если узнал, что не он, а я нашел их первым. Наверное, долго проникновенно спрашивал меня, почему я нахожу не тех людей. — Тебе нужно уходить вместе с нами. Но перед этим сделать, что должен, — и посмотрел на меня так, что мороз продрал по коже.

— Мне нужно больше времени, — а что я ему ещё скажу? Буду долго и путано объяснять, что мне немного не по пути с ними?

— Поэтому ты связался со Снейпом и отвечаешь на его ухаживания? Как далеко ты способен зайти, Гарри, для решения этой проблемы? — вот что ты думаешь обо мне, старый аврор?! Что ради убийства Волдеморта

нужно к нему максимально приблизиться и усыпить бдительность? А для этого нужно раздвинуть булки перед Снейпом? Что бы ты сказал, если знал, что мы с Лордом катались по полу хранилища в гоблинском банке (а ещё он при этом был голый и верхом на мне)?! Осталось только потупиться и скромно покраснеть.

Кингсли что-то ещё толкал нравоучительное и очень умное. А в моей голове крутились другие мысли.

Вот я, правда, убил бы Волдеморта. Не зная, что он может вылупиться из какого-то неприметного предмета и начать всё с начала. А потом? Да на нём, родимом, вся жизнь наша держится. Следующая волна мертвяков (и когда же они кончатся?) сметут нас с лица земли. Интересно. Светлые живут под крылом Волдеморта и его приспешников, ненавидя их всеми фибрами своих душ. Уйдут они (куда?) и будут жить обособленно (как долго?). Уизли всё время пытаются доказать, что колдовать безопасно. И утверждают, что все последующие появления мертвецов — простое совпадение. Или козни коварного Лорда. Вопрос. Как долго они протянут? И что скажут… А, ну конечно. Как только к ним притопают гости с соседнего кладбища, сразу скажут, что это Пожиратели их навели на лагерь светлых.

— Что же, терпения тебе, Гарри, — его светлейшество соизволило оторвать зад от постели и щедро препроводить меня до двери, добродушно похлопывая по плечу. — Я так не смог бы. Зная, что один подслушал пророчество и выдал тебя и твоих родителей, а второй убил их.

Как я вышел во двор, не помню.

Как дошел до башни, не знаю.

В общий зал шагнул как в тумане.

Народ в предвкушении плотного завтрака, рассаживался по местам. Плывущим взглядом нашарил чёрные волосы и крючковатый клюв.

— Снейп, — и, не дождавшись даже поворота головы в свою сторону, взмахом палочки перевернул стол. Кровавая пелена злобы, застилавшая глаза, тем ни менее не мешала отменно колдовать. На задворках сознания я даже как-то вяло удивился этому.

— Всем… Во-о-оН! — Волдеморт сказал, пожиратель — сделал. Все весёлой толпой понеслись на выход, стараясь не создавать пробки в дверях. Которую потом закупорил своим аристократическим телом, Малфой-старший. Но лично мне было не до этого. У камина, вскинув голову и развернув плечи, ощетинившись жалом палочки, стояла моя цель.

— Ты предал, — не размениваясь на мелочи, я ударил Сектумсемпрой, мечтая разрубить врага надвое. Не вышло. Он просто блокировал проклятье лёгким движением палочки и снова замер в ожидании.

— Ты выдал, — обычное в хозяйстве заклинание отпаривания в драке никто не ожидает. Отбить его он не смог бы. И не стал. Просто скользнул в сторону и вновь замер в ожидании.

— Ты убил! — да что такое со мной? Я сейчас буду мстить за Альбуса? А потом за каждого, кто погиб в первой войне и втором противостоянии? Вот только тело моё лучше знало, чего ему хочется. А хотелось ему лишь одного. Убивать!

Кипела на стенах каша. Ножи выбивали искры в камнях. Снейп и бровью не вёл, равнодушно отбиваясь. Только когда огненный дракон попытался отгрызть ему голову, контратаковал. Да так, что башню тряхнуло до основания.

Я бил во всю силу. И наслаждался этим. Словно не я. Словно…

— Остановите меня, — это что, я выдохнул?!

— Есть! — воскликнули радостно сзади. Что-то толкнуло в спину. И из меня словно позвоночник выдрали. Больно было адски. Боевая машина Гарри Поттер растекся киселём на полу. — Северус, посмотри, как он, — Волдеморт, рассматривая что-то в своей ладони, перешагнул через меня, направляясь к камину. — Интересно.

— Живой? — проф присел перед моим лицом на корточки, с любопытством склонив голову на бок. — Неплохой арсенал, но над техникой надо поработать. — Поразмыслив, убрал палочку в рукав. — Не шевелись, сейчас.

Всего лишь вода? А зелий не будет? Чего-то мне не очень…

— Забавная штучка, — наклонившись над плечом, Лорд раскрыл у Снейпа перед лицом ладонь.

— Давно я таких не видел, — хмыкнул проф, водя над чем-то мне не видимым пальцем, но, не решаясь прикоснуться.

— Хорошо, что у нашего Гарри не всё как у нормальных волшебников, — веселился Волдеморт, отплывая в туман в обнимку со Снейпом.

— Мне сходить?

— Не стоит. Я сам разберусь.

— Поспи, Гарри! — на липкий от пота лоб легла прохладная ладонь, останавливая качание комнаты. Ну, раз вы так настаиваете…

День был коротким. Но плохим.

Факт!


Глава 39. День девяносто третий (ночь)

Надоело! Вот право слово! Надоело!!!

То я в обмороке. То в нокауте. То в отключке. То сплю без сил, спасибо магическому истощению.

Зла не хватает! Чёртов Кингсли! Лысый демон преисподней!

Снейп ничего не объяснял. Даже не обиделся на произошедшее. Только подержал меня за руку, считая пульс, и снисходительно похлопал по плечу.

Волдеморта не видал. Видать, сильно занят. Светлых пакует в мешки для мусора.

Хотя, я же не на развалинах проснулся. Значит, всё не так и плохо!

Слабость — это очень плохо. С койки сползти не вышло, ноги трясутся. И поймать никого не получилось. Деловые все, до невозможности. Или им приказали…

Поесть принёс Невилл. Старый, добрый Невилл. Чёртов кремень. Сухарь. И когда он таким стал? Держал тарелку и улыбался еле заметно.

— Никого не задел? — тихо спросил я, мучая кашу ложкой.

— Так, по мелочи. Флинт ноги обварил, Рабастан кастрюлей по лбу получил.

— Как неудобно вышло.

— Скорее, неожиданно, — хмыкнул Лонгботтом, подавая чай и наклоняясь ниже. — Вначале подумал, что это у Волдеморта крыша съехала. Смотрю — ан нет. Стоит себе у стены, глаза щурит. В одной руке палочка, во второй — ложка. Поесть ты, Гарри, никому не дал. Не переживай, Снейп сказал, что ты был под заклятьем. Хорошо ещё, что с порога не запустил в зал Адского пламени или чего похуже. Похоже, в тот момент тебя интересовал только Снейп.

Вот и мне интересно. Почему именно он?!

*

Как, оказалось, интересно было не только мне.

— Гарри, — шептали мне в ухо и осторожно гладили по плечу. — Га-а-арри-и, проснись! — Вот это да! Такой ядрёный выхлоп может быть только у одного человека. — Ну же, Гарри!

— Снейп, ты охренел? Брысь из моей постели!

— Привыка-ай, Гарри! Скоро она будет общей! ИК!

— Фу! Ты пьян!

— Мне так приятно, ИК! Что ты выбрал именно меня!

— Офигеть, твою мать! Не икай на меня, глаза разъедает!

— Позвал меня с порога! И атаковал! Глаза горят! Палочка дыбом!

— Руки убери! Я орать буду!

— Давай! Ори! Я поставил Полог неслышимости!

— Тебе утром будет за это стыдно! — ему будет плохо, тошно, отвратительно. Но точно не стыдно! — Нет! Нет, постой! Я хочу кое о чем попросить тебя!

— Тебе понравился прошлый раз? Могу показать другой вариант!

— Куда пополз? Нет, я совсем не о том! Немедленно выползи из-под одеяла!

— Да ты затейник!

— Ты можешь быть серьёзен?

— Я серьёзен как никогда! Вот, потрогай!

— Р-р! Всю жизнь мечтал потрогать твою шишку посередине комнаты, полной спящих людей!

— Правда?! Сейчас, я достану, так будет удобнее!

— Стоп! Замри! Я хочу…

— А я-то как хочу!

— … что бы ты прекратил свои ухаживания!

— И сразу перешел к действию! Ты прав! ИК!

— Я хочу, что бы ты оставил меня в покое! Никаких жениханий! Останемся друзьями.

— Ты просто бредишь! У тебя жар! Но я спасу тебя!

— Иди на хер, спасатель!

— Такой вариант мы рассмотрим чуть позже!

— Я болен! Мне сейчас нельзя! Ты даже зелий не дал, жмот проклятый!

— Я вкачаю чудотворных жидкостей в тебя сколько смогу! Позволь мне… толику малую…

— Тебя Волдеморт подбил на эту чушь? С его подачи ты ко мне шары подкатывать начал? Отвали! Думаешь, я не замечаю всех этих ваших переглядываний? Он приказал, ты исполняешь? Зачем? Что притих? Я прав? Я прав?! И отсосал у меня тоже по его приказу? И трахаться будем по его свистку? Ненавижу вас, гадов! Нашли забаву! Пошёл вон отсюда! Снейп! Снейп?

— Хр-р-р! — вот тварь носатая! Уткнулся ноздрями мне в плечо и спит! На пол его скинуть, что ли? Ага, не тут-то было. Вцепился в меня, как в родного!

*

Знаете, это просто ой! Я всю жизнь просыпался один в своей постели! Было пару раз в школе, когда меня приходили утешать в больничном крыле. И то — я спал, а меня просто держали за руку. Здесь, в монастыре, после очередного личного катаклизма, просыпался ночью и чувствовал, что рядом Снейп. И то не спит. Так, дремлет.

А тут… А здесь!

Он не тёрся об меня. Не лез в штаны. Он просто обхватил поперёк груди. Прижался всем телом сзади. И уткнувшись носом между моим плечом и подушкой, изредка тихо вздыхал во сне. И я долго лежал, боясь пошевелиться, ощущая беззащитным тылом каменный стояк профессора Снейпа.



Глава 40. День девяносто четвёртый

Пишу поздно вечером. Очень поздно. Народ ругается, что я скриплю по бумаге и пытаю их огоньком свечи.

Это понятно. Все зверски устали. День был очень насыщенный.

И я был прав. Утром Снейпу стыдно не было.

— Приве-е-ет, — прохрипели мне в ухо. — Боже, как же мне хреново!

— Ты помнишь, о чём мы говорили ночью?

— Я не помню, как меня зовут. Да и тебя вижу в первый раз.

— Шс-с-с!

— Мы трахались?

— Нет!

— Надеюсь, что вижу тебя не только в первый раз, но и в последний. Ты унылый девственник, — закрыв глаза, Снейп упал на спину, не забывая пихать меня в спину локтём. — Сгинь, Поттер! Я хочу умереть! И не забудь принести холодной водички!

— Я просил оставить меня в покое!

— И я оставил?

— Ты уснул.

— Старею, — печально вздохнул проф.

— Прошу тебя по-хорошему.

— Я был так плох?

— Ты был вообще никакой!

— Печально!

— Я тебя убью!

— Вот тогда и поговорим!

Тьфу, да и только!

*

А потом некогда было выяснять несуществующие отношения.

С радостным воплем «Чем дальше от магов, тем спокойнее!», маглы паковали узлы. Ну ладно! Не все были радостны. Наверное, только те, кто считает, что жить с магами под боком — это ещё опаснее, чем с зомби. Тут я с ними согласен.

Будь нас меньше, маглы давно попытались бы с нами разобраться — факт. Мало того, что мы фоним магией, притягивая мертвяков. Так ещё и цапаемся непрерывно, что грозит рано или поздно перерасти в полномасштабную войну. То вампиры заглянут на огонёк. То живого мертвеца притащим.

Самые отчаявшиеся прогулялись на предложенную ферму. Постучали кулаком по бревенчатым стенам. Пощупали тощих кур. С интересом заглянули в кладовые. Пересчитали уцелевший и найденный в разных уголках острова скот. Ударили с Волдемортом по рукам и заключили уговор на десятину.

И теперь они уходят. Все. Даже Лу. На Долохова страшно смотреть.

Разномастная компания с унылыми лицами сидела чуть поодаль, наблюдая за суетой. Вампир Эрик, мертвяк Эд и наша суровая Робин. Думаю, маг Поттер лишним не будет.

— Можно?

— Приземляйся, — подвинулся кровосос.

— А где Марк?

— На ферме.

— Чего он там забыл? — Драко, похожий на маленькое, злобное вьючное животное проскакал мимо, грозя кулаком. Отвали, хорёк! У меня справка от Тёмного Лорда по болезни. Сам таскай тюки!

— Не только ваши люди отправляются на ферму, — печально завздыхала нежить. — На свежем воздухе они будут поправляться быстрее. Наверное. Только личных доноров разрешили оставить. И то, если они сами согласятся.

— А ты почему не собираешься? — Повернулся я к девице, сидящей рядом с Эриком. Как есть грозовая туча!

— Остаюсь! — и давай пальцами хрустеть. Ладно, если что — просто за вампира спрячусь. У него регенерация хорошая.

— Не понял? Зачем? — заинтересовался Эд, наклоняясь и с интересом выкачивая белёсые глазенки. Ой, ну и запах у него изо рта!

— Вот и я спрашиваю, зачем?! — неожиданно заорала девица, и мертвяк шустро спрятался за моё плечо, я за Эрика, а он втянул голову в плечи и чуть не полез ко мне на колени. — Почему я?! — Малфой с очередным тюком под мышкой, почему-то счёл за благо обогнуть нас по широкой дуге. — «Робин, ты взрослая девочка и понимаешь, что кого-то нужно оставить для связи!», — прогудела она низким и очень противным голосом. — Какая, на хрен связь? Я что, — пихнув вампира в грудь, полезла ко мне через него, раздувая ноздри и хищно щурясь, — остаюсь в заложниках? Если у меня никого не осталось, что же, мной запросто можно пожертвовать во имя благих целей?

— А чего ты на меня-то орёшь? — Эрик немыслимо откинулся назад и завис, поджав ручки к груди, не мешая магле пытаться схватить меня. — Я сказал тебе такое?

— Нет, просто ты ближе всех, кому она может дать в глаз, — противно хихикнул Эд, соскакивая с насиженного места. — Пока вы не вспомнили, что во всем виноваты зомби и один из них сейчас среди вас, давайте помиримся и все его поколотим, ведь он однохренственно ничего не чувствует… Короче, пошёл я людям добро причинять! А то если белобрысый сейчас на горбушке рояль потащит, меня совсем совесть замучает!

— Рояль? — представил Драко, отчаянно волокущего за ножку гигантский чёрный инструмент. — Кстати, никто не видел Кингсли? В соседнем крыле, здоровый лысый негр, с колечком в ухе?

Нет? Ладно! Забыл я тут как-то про срочное дело.

Бывшая невеста, сидящая на корточках у двери на вражескую территорию — не лучший вариант. Джинни с интересом наблюдала за суетой, не обращая внимания на моё приближение. Или старательно его игнорируя.

— Привет, — как можно миролюбивее пропел я издали. В ответ промолчали. Хорошо, хоть сразу не послали. — Могу я поговорить с Кингсли?

— Можешь, — покладисто кивнула головой Джинни.

— И где?

— А где найдёшь, там и поговоришь!

Ясно, тут ничего не добьёшься. А кого ещё спрашивать?

Проф скромно валялся на моей кровати, морщась на доносящийся со двора гул.

— Что за шум? Вторая серия конца света?

— Маглы переезжают! Снейп, ты Кингсли со вчерашнего дня не видел?

— Ах, да, маглы. Чёрт, надо вставать, — и перевернулся на живот, накрывая голову подушкой.

— Не увиливай! Куда Лорд Бруствера дел?

— Ой, Поттер! Какой Лорд? Какой Бруствер? Дай воды.

— Снейп!

— Ты был таким милым ночью. Потому, что молчал! И у меня не трещала от тебя голова! Я не знаю. Я не видел Повелителя после того, как он снял присадку с твоего плеча и ушёл. И что он делал — не знаю. Потому что Тёмный Лорд бывшему учителю зельеварения не отчитывается в своих поступках!

— Кингсли уговаривал меня закончить начатое директором Дамблдором. А потом уйти с ними. Потом похлопал по плечу, провожая. И я, вернувшись, зачем-то напал на тебя. Кингсли хотел, что бы я тебя убил? И что это ему дало бы?

— Ему? Ничего. А вот тебе, — он говорил тихо, пристально глядя в глаза. — Может, Кингсли думал, что эта вещица подстегнёт тебя в твоём самом сильном тайном желании? Отомстить Волдеморту? Откуда бы бывшему аврору заподозрить, что сильнее всего ты желаешь моей смерти? И тогда, да, Гарри? Ты станешь свободен!

Не знаю, зачем я это сделал. Вцепился в плечи Снейпу, вжимая его в постель. Тот покорно откинулся, щуря глаза.

— Буду свободен! Слышишь! — зашептал я, наклоняясь над ним.

— Не хочешь? — здрасте вам, приехали. Невесомо огладил мои руки от кистей до плеч, заблестел масляно глазами. А вот рот приглашающе зря приоткрыл!

— С таким жутким перегаром? Да я лучше пойду, помогу маглам вещи таскать!

— А без перегара, значит, ты не против? — усмехнулся Снейп, перекатываясь на бок и устраиваясь со всеми удобствами. — Буду иметь в виду!


Глава 41. День девяносто четвёртый (продолжение)

Сначала не понял, как происходит переезд. Вот Драко волочёт в паре с Флинтом огромный чемодан. Ага. Подтаскивают до начерченного круга у стены. Заталкивают внутрь, спешно отскакивают. Негромкий хлопок — и огромный баул исчез. Похоже, я знаю, как попасть на ферму!

— Давай, помогу! — подхватив уголок узла, пристроился в маленький вьючный караван.

— Наконец-то! Совесть замучила?! Даже мертвяк таскал, пока гора вещей на него, придурка, не рухнула! — хорошо, что у Драко сил ругаться нет.

— Как так?

— Присмотрел симпатичный узелок в самом низу, дернул, вот его и придавило!

— А-ха-ха! — чёрт, представил и выронил поклажу.

— Ха-ха, как же! Только пятки дрыгаются, да мат стоит до потолка. К концу погрузки откопаем.

— А почему только Эд как представитель маглов, да и то дохлый?

— Ты хоть одного магла видишь рядом? — остановился Малфой, перехватывая ношу. — Какой дурак сложил тряпье в шёлковую простынь? Нести же невозможно, из рук выскальзывает! Зачем шёлковая простынь маглам на конец света?

— Трахаться? — у хорька глаза из орбит чуть не вывалились. — Чего? Скользить по такой хорошо!

— Ты там со своим Снейпом совсем…? Один секс на уме!

— Он не мой и мы не «совсем»!

— Дурак ты, Поттер, хоть и грязнокровый! Бельевые вши в шёлке не заводятся, потому что он скользкий! — Вши? — у меня сразу же зачесалось во всех местах разом! — А трахаться неудобно, всю спину сотрешь! — не понял, а почему ты был на спине? На шёлковой простыне?! — Да и холодные они. Ладно, давай, закидываем! В круг не заходи!

— Ага, — сказал я, крепче хватаясь за тряпку.

— Раз. Два. Три! Поттер! Ку…

Хлоп!

— Молодой хозяин прибыл! — торжественно объявил скрипучий голос, пока я в обнимку с адским узлом летел кубарем.

— Кричер? Быть того не может?! Живой? — но пока я вставал с земли, старого домовика и след простыл. Вместе с узлом, кстати.

— Гарри, какими судьбами в наших краях?

— Давно ли они ваши? Большую кормушку себе строишь, Марк? — и, отряхнув колени, повернулся к вампиру, улыбаясь во весь рот. Но бросив на него только беглый взгляд, улыбкой увял. Ой, и на горизонте — никого!

— Зря пришёл, Га-а-арри-и-и! — да что за мода пошла в последнее время, моё имя на распев тянуть с подлым видом вдоль всей рожи, злобно щурясь и зубы скаля? — Ты слишком много знал!

— А-а-а! — под рукой ничего, только палочка в рукаве. Вот только колдовать не рискну. Перехватил, как нож, кончиком к себе, — Затырчу насмерть, упырюга!

— При переносе мозг тюком сплющило, волшебник? Ай, идиот, ты что творишь?! — Марк спрятал клыки и ловко уходил от ударов, вот только глаза его выдали. Да он откровенно глумится!

— Поттер, что ты здесь делаешь? — холодно поинтересовались за спиной. — Хотя, что ты делаешь, я и так вижу.

— Лорд…

— Больше почтения своему учителю, мальчик! Лорд Волдеморт и с поклоном! — а пыль не отряхнуть с подола вашей мантии? Боги, да он серьёзен, как никогда! — Я жду.

— Лорд, ты чего? — шутки шутками, но он же должен понимать, что кланяться я… — Ауч! Больно же! — знаем мы эти фокусы. Ещё на кладбище, при возрождении проходили! Лорд у нас большой почитатель всякого этикета и ритуалов. На шею словно штангу положили. Хочешь не хочешь, а склонишь голову.

— Теперь говори, зачем пришёл? — милостиво разрешила его безносость, пряча палочку в рукав.

— Хотел в знак старой дружбы цветочки на могилку возложить. Не подскажешь, где Кингсли Бруствера прикопал, темнейшество? Сэр? Мой Лорд? — и принялся низко кланяться, скрипя спиной.

— Одного раза было бы достаточно, — зашептал Марк, изгибаясь аки змей, вроде стоя поодаль, но в то, же время, всем видом показывая, что он это мне.

— Это я сразу, оптом, чтобы до конца дня хватило! Сэр, сэр, мой Лорд, Лорд Волдеморт! — Фух, чуть пуп не развязался. Что?! Лорд, скрестив руки на груди, замер, не рискуя подходить. И, судя по выражению лица, прикидывал, передаётся ли безумие по воздуху.

— Так! У меня срочное дело. М-м, вон там, — и показав правой рукой налево, а левой — направо, Марк шустро растворился в пространстве.

— Поттер, я не постесняюсь применить к тебе физическое наказание!

— За что?

— За непослушание! Кто тебя сюда звал?

— Никто, я сам. А разве кто-то запрещал?

— Тогда за хамство!

— Чего я сказал-то? Я что, матом на весь двор орал? Или вёл себя неучтиво? Или… Так. Всё. Я уже утух!

— Поттер! — не надо вот так стремительно ко мне подлетать! Ещё свежи воспоминания, что если к тебе на всех парах мчит в развевающейся мантии некий безносый колдун, потрясая палочкой, дальше будет больно! — Быстро! Что тебе тут надо?

— Второе. Не дыши мне в лоб! А первое уже было озвучено. Где Кингсли?

— Старый молодой хозяин прибыл, — оповестил писклявый голосок, и Малфой, взмахнув плохо упакованным тюком, зацепился ногой за ровное место. И уронил меня, осыпая нас обоих какими-то бабскими панталонами.

— Ё... в рот! Кошмар! Меня уронили! Чего смотришь, поднимай меня! — высказался он босым пальцам перед своим лицом. Подумал секунду. Натянул трусы на лоб и притих.

— Вот он орёт на весь двор. Матом и непочтительно! — злорадствовал я, отряхиваясь от крайне не эротического белья и поднимаясь. — Что ему будет?

— Мистер Малфой? — Драко шустро подскочил, заливаясь стыдливым румянцем и преданно глядя в глаза Повелителю. — Что вы здесь забыли?

— Поттера, мой Лорд, — отчеканил хорёк и, кажется, щёлкнул пятками. — Он упал в круг, я беспокоился.

— Оба наказаны! Ступайте в большой дом. Долохов найдет вам работу. — И, шагнув ко мне, нагнулся к самому уху. — Берегись, Поттер! Сразу после твоего феерического выступления в общем зале выяснилось, что Кингсли уже час как нет в замке. Ни его вещей. Ни его помощника, Джона Долиша.

И пошуршал мантией прочь. А ты стой, как истукан, размышляя, а не пора ли сделать себе модную татуировку на руку?

— У-у! Поттер! Всё из-за тебя! Чего замер, глаза в кучу, губа отвисла?! Можешь прикидываться хоть дурачком деревенским, хоть городским сумасшедшим! А наказание никто не отменял! Пошли.

И мы пошли.


Глава 42. День девяносто четвёртый (продолжение трудовых будней)

Ушли, правда, недалеко.

— Поттер, вернись! — как-то очень быстро Лорд передумал. А что я могу? Только пожать плечами и оставить кислого Драко одного. — Магглы обойдутся без нас. Идём. У нас срочное дело.

Давай, ещё пальцами щёлкни! Поттер! К ноге! Фас! Анфас! Апорт! О борт! Мордой о стену! Кувырок через пупок! Лежать! Не шуршать! Пятки вместе, булки — врозь! Пердеть по команде! Сморкаться по свистку!

Наверное, во мне голову поднял глупый, но гордый гриффиндорец. И каждая свободолюбивая мысль отпечаталась на лбу. Потому как добрый дядька Волдеморт, старый приятель маленьких шрамированных мальчиков, погрозил предупреждающе пальцем.

— Поттер! Приучайся к дисциплине! Иначе придётся вбивать её тебе через задние ворота! — да что ж вы все на мою задницу покушаетесь?! — У нас действительно дело! Северус нашел выжившего. И он не с нашей стороны.

Другое дело! Тут даже я понимаю, что к орденцу или простому обывателю на спасение Лорда лучше не отправлять. Если бы вы были напуганы, растеряны, в полном одиночестве и тут к вам во всей красе явился Тёмный Лорд, сияя лысой головой и трепеща мантией? Который ещё совсем недавно нагонял жути на всю Британию. Не побежали бы вы в этот момент с визгом к зомби как к более безопасным созданиям?!

Поэтому и только поэтому я пошёл к Лорду, не забывая при этом демонстрировать покорность. Как то: цепляться ногой за ногу, тяжело вздыхать и поникать головой до хруста в позвонках. Но, кажется, ему было на это совсем плевать.

А Снейп, оказывается, с похмелья может быть деятельным шустриком. Час назад я оставил его сладко посапывающего на постели. А гляди-ка, уже где-то кого-то заприметил!

За плечо — хвать! Мир вокруг — взрынь! За пупок — дзынь! На колени — шлёп. Вы прослушали страдания Гарри Поттера при аппарации.

— Где он, Северус? — как где? Я здесь!

— Он внутри! — а, это не про меня. — Поттер, извольте встать! — о, а это уже про меня. — Предложить вам нюхательную соль? — Сам втягивай её своими большими лохматыми ноздрями! — Нет? Тогда прекратите симулировать обморок!

— Северус, ты не справедлив к мальчику! — да-да-да!!!

— Как твой перегар нюхать наедине, так у Поттера железные нервы и стальные яйца. А как при Лорде поплохело, так…

Маги замолчали и переглянулись. Волдеморт нахмурился, Снейп пожал плечами.

— Давайте не будем отвлекаться, — Лорд развернулся в сторону уже знакомого мне маленького лесного домика. — Он заметил тебя?

— Думаю, что да. Я никак не ожидал, что кто-то может перейти периметр, и только подойдя ближе, почувствовал чужака. Он меня не видел, но наверняка почувствовал.

— Гарри! — предчувствия редко меня обманывают. Сейчас будет вторая серия из серии «Смело войди и попроси!». Очень надеюсь, что там не директор внутри. — Войди, — ну, что я говорил?! — И просто поговори с ним!

— А знаете, что, други мои?! Да пошли вы на хер! Я вам не мальчик по побегушкам!

— На побегушках!

— Да однохерственно! Снейп, ты задолбал учителя включать!

— Поттер! Ты любишь совершать нелепые подвиги. Что стоит совершить ещё один? А я тебе потом…

— Что?! Купишь мне леденец на палочке? Нет уж, я вырос и не ведусь, особенно за руку с взрослым дядькой и за угол.

— Кто-то тебя обидел? Северус, найти и наказать!

— Слушаюсь, мой Лорд. А если он уже мёртв?

— Выкопать, оживить, убить и закопать! Доволен?! Давай, двигай!

И только хотел спросить, не собирается ли наш храбрый предводитель запихивать меня в домик ногой под зад (опыт-то уже наработан!), как нас отвлекли.

— Заходи уже, Поттер, что на пороге мнёшься, как неродной?! — пробурчал недовольно маленький ушастый лис у моих ног. — Змеемордого и его ручного змея советую оставить за порогом. — Взмахнув пушистым хвостом, светящаяся зверюшка истаяла в воздухе. А я остался стоять на месте, разинув рот. Патронус незнакомый. Но голос… Этот голос я ни с кем не перепутаю!

Уже никем не подгоняемый, кроме своего любопытства, я помчался к хижине. Где уже гостеприимно приоткрылась дверь.

— Ну, не боись, Гарри, заходи! Тут все свои, — хмыкнул Аластор «Грозный глаз» Грюм, шумно отхлёбывая из жестяной кружки.

— Господи мой боже! Ты… вы… живой!

— Стоять! — о, милый моему сердцу рявк! Кажется, я прослезился! Конечно, как можно забыть?! Бдительность прежде всего! — Чему я учил тебя в школе?

— Честно говоря, ничему. Вы просидели в сундуке весь учебный год.

— В каком отделении?

— В седьмом, последнем, которое открылся.

— Сложно о чём-то спрашивать тебя, Гарри. Ведь мы практически не пересекались лично, — это верно. Я о лже-Грюме знаю больше, чем о настоящем. — И не обижайся, мальчик, — да ладно, чего уж тут.

Меня небрежно уронили на стул, споренько примотали к нему и принялись махать на меня палочкой. Пока проходил проверку на гаррипоттерость, чтобы не заскучать, внимательно рассматривал Грюма. Как он выжил? Бегать он явно уже лет двадцать не умеет. Посох явно не просто палка. И вообще! Только из-за одного глаза за ним должны бегать дохлые поклонники со всей округи!

— Поздравляю! Ты действительно Гарри Поттер! Не под заклятьем и не опоен зельем. Чаю? — судя по взломанному коробу, из запасов Снейпа. Надеюсь, он удавится от жадности. Но предложенный кипяток все же стоит проверить. — Молодец, — дёрнул Грозный глаз, уголком рта, изображая добрую улыбку и, подвинул мне пару конфет. Если сейчас он скажет что-то вроде «прими в дар», приложу его табуреткой и убегу к Волдеморту! — А теперь, будь так добр, расскажи, каким образом ты оказался в компании тёмных магов? Снейп ещё куда не шло. Альбус приказал ему за тобой присматривать после своей смерти. Но безносая, бесполая тварь?! — хе-хе, не такой уж он и бесполый!

— Мы все в одной упряжке теперь. Я, Невилл, Малфои, Люпин и беременная от него Тонкс. Мы просто выживаем, как можем. Уизли ждут, когда я убью Волдеморта и тем самым остановлю конец света. Снейп начал за мной ухаживать с благословления Лорда, и я в ужасе от этого! Вместе с нами живут магглы, и мы не колдуем из опасения привлечь дохлых магов. Волдеморт не пытается меня убить. Почему я не могу заткнуться? В чае же ничего не было!

— Заклятье болтливости, — холодно заметил Волдеморт с порога, поигрывая палочкой. — Хватит колдовать, аврор, периметр уже трещать начал. Мы же не ждём мёртвых гостей, что могут помешать нашей занимательной беседе?

— Заходи, лич, посплетничаем, — кивнул Грюм, подвигая кончиком палочки третью кружку.


Глава 43. День девяносто пятый

Вчера мы очень долго общались с вынырнувшим из небытия Грюмом. Волдеморта он отчего-то не стал проверять на тёмнолордость. А Снейпа на порог не пустил, захлопнув перед его носом дверь. И стал неторопливо поедать его запасы, попивая его кофе из его чашки.

Слушая Грюма, кружку пришлось отставить. Иначе я рискнул захлебнуться.

Авроры держались до последнего. Но, поняв, что мертвяки — это одно, а вот дохлые маги — совсем другое, принялись спешно эвакуировать кого могли.

Знаете, мне кажется, что чистокровные выжили либо по чистой случайности, либо Тёмный Лорд вовремя оказался поблизости. Привыкшие с пелёнок полагаться только на магию, палочку и артефакты, они фактически были обречены. Не так-то просто взять и перестать колдовать. Поэтому Аластар принял судьбоносное решение и отнял у всех палочки.

Магглорождённым проще. Нас ещё в школе приучали, что во время каникул дома, при магглах, надо усилием воли сжать булки и терпеть! И чайник на плиту ручками поставить, и за нужной вещью сходить ножками.

На полторы секунды стало жалко хорька. Изнеженное жизнью существо. Домовики, палочка, папочка. И тут — бац! В ночь, в дождь, в холод. Захотелось припасть к плечу Волдеморта, рыдая и сморкаясь в его мантию.

Кстати, дорогой наш предводитель сидел на табурете как его деревянное продолжение. И сверлил багровыми очами говорившего, то ли пытаясь поймать на лжи, то ли просто напугать.

Непугливый Грюм, вращая глазом с такой скоростью, что меня начало укачивать, скромно, но быстро уничтожал пачку печенья, продолжая рассказ. Министерские разбежались по домам. Авроры пытались убедить лавочников, баррикадирующихся в Лютном переулке и Косой алее, уходить из города. Хуже всего обстояло дело в Мунго. Наивные лекари, не обладая нужными знаниями, пытались лечить первых укушенных. В честь чего практически все лежачие пациенты погибли в первые же часы.

— Поттер, ты на гвозде сидишь? — не меняя позы, поинтересовался Лорд.

— Нет.

— Если приспичило, не жди разрешения выйти, ты не в классе.

— С чего ты взял, что мне приспичило? — возмутился я.

— Потому что ёрзаешь и отвлекаешь! — зашипел Лорд.

— Да я спросить хотел! Как с таким глазом в черепе вас до сих пор не сожрали? Он же магический! Маги давно свои артефакты растеряли! Во избежание, так сказать!

— Это темномагический артефакт, Поттер! — снизошёл до объяснений Волдеморт.

— Точнее, некротический! — заорали за дверью. — Не соизволите ли пустить меня внутрь! У меня уже яйца обледенели на ветру!

— Снейп! — меланхолично прокомментировал Лорд, помешивая остывший кофе.

— И пусть! — отозвался Грюм.

— Злопамятен, — дал свою профессиональную оценку Тёмный Лорд.

— Отравит? — уточнил Грозный Глаз.

— Несомненно! — кивнул предводитель монастырских сил, отодвигая чашку.

Снейп был немедленно запущен внутрь, усажен у печки и напоен горячим кофе.

Дальше было неинтересно. Каждый старался рассказать поменьше, а узнать побольше. И я немного задремал.

А сегодня, с утра раннего, меня бесцеремонно пихнули в бок и шёпотом велели собираться.

— А завтрак? — так же шёпотом возмутился я.

— Не заработал ещё! — прошипел Волдеморт, не переставая пихать меня палочкой в бок. — Живо! Я жду у себя!

Вот ещё! Так я и побежал мимо кастрюли. Плохо, что человеку бог дал только две руки. Очень неудобно одной натягивать джинсы, а второй, стараясь не греметь ложкой о стенки кастрюльки, выгребать остатки вчерашней каши.

— Кто там чавкает в ночи? — поднялась над подушкой чья-то голова.

— Боггарт! — прошамкал я с набитым ртом, подавился и закашлялся.

— Боги! Мой боггарт — Поттер, жадно пожирающий втихую старую кашу, — буркнул проснувшийся, переворачиваясь на другой бок.

На улице темно, даже не начало рассветать. Хорошо, что на стенах пара зачарованных факелов, а то пришлось бы ползти на ощупь, нашаривая каждую ступеньку ногой. Вход в императорские покои приглашающе открыт, словно лаз в преисподнюю.

А тепло тут! Двое уже ждут меня. Один по-хозяйски расположившись в кресле у камина. Второй мнётся у входа. Снейп, как всегда, на посту?

Слишком тонкий. Слишком длинные волосы. Слишком… рыжий?! Билл?!

— Готов? — не надо так стремительно вставать, да ещё с такой перекошенной рожей! Я-то человек привычный, а вот Уизли чуть на руки мне не запрыгнул! — Мистер Уизли! Я не могу лично доставить вас в пункт назначения. И по чести, не знаю, что вас там ждёт. Так же вы должны понимать, что как бы ни сложились обстоятельства, мы ничем помочь вам не сможем.

— Я понял. Если меня сожрут, вашей вины в этом не будет, лорд Волдеморт, — странно, таким живеньким я его давно не видел. Ровно с тех пор, как у него из-под венца невесту папа домой за косу не уволок.

— Что происходит? — Ой, чую, недоброе тут затевается.

— Гарри, — щас обниматься полезет, факт! — Я отправляюсь на поиск Флер!

— Скорее, собственной гибели на континенте, — вот, теперь мир встал на ноги. А то как же без Снейпа?! Зельевар, гремя стеклотарой в небольшом кожаном мешочке, влетел в комнату Лорда, словно ему хвост прищемили. — Осторожней, мешок зачарован, и зелья фонить не будут. Туда же спрячь палочку. Мать предупредил?

— Оставил записку.

— Понятно. Надеюсь, она не прибежит к нам требовать тебя обратно? — плохая перспектива! Если Молли встанет на уши, мы из башни вообще выходить перестанем. Только в окно, по верёвке и сразу за стену.

— Про вас ни слова!

— Тогда, прощайте, Билл! — и Снейп искренне пожал ему руку. — Мне жаль, что вы нас покидаете! Но это ваш выбор! Удачи!

— Прощай, Гарри! — чего-то в носу защипало, неужели насморк? — Я найду её! — зашептал Билл, сжимая меня в крепких объятьях.

— Иначе и быть не может! — похлопал я его по спине.

— Давайте, мистер Уизли, пока я держу контур! — скомандовал Волдеморт, творя пасы палочкой.

— Прощайте, — Билл рванул цепочку на своей груди, пространство звонко лопнуло, и недооборотня словно всосало в образовавшуюся дыру.

— Какие у него шансы? — спросил скорее для очистки совести.

— Никаких, — помрачнел зельевар, падая в свободное кресло. — Не забывай, в ней кровь магического существа.

— Значит? — мне стало нехорошо.

— Он ушёл умирать, Гарри, и это его выбор.

— Сейчас тебе надо думать не об этом! — отвлёк меня Лорд от печальных мыслей, властно привлекая в себе. Рвануло под ребра, утаскивая прочь из тёплого полумрака лордовых покоев. Пятки ударились в мёрзлую землю, а ноздри обожгло влажным холодом.

— Где мы? — когда же я привыкну к этим перемещениям? Кругом вода, факт! Я слышу плеск. А под руками что? Камни?

— Смотри, Гарри! — патетически вскинул руку Волдеморт, указывая на виднеющиеся чуть поодаль крыши зданий и одинокую башню. — Это остров Повелья, именуемый местными Кровавым островом. Остров неотпетых мертвецов. Пристанище тысяч неуспокоенных душ. Одна из сильнейших некротических точек в мире. Проклятое место.

— Устроим барбекю из младенцев и пикник на могильнике? — хмыкнул я храбро, вставая с колен.

— Идём, мой ученик! — протянул мне руку Лорд. — Хочу посмотреть, на что ты способен! И учти, — склонившись, ощерился предвкушающе, — за каждый промах я потребую, а ты подчинишься.

Хочу домой! Хочу к Снейпу!

Схватив меня под мышки, Волдеморт медленно заскользил над водой в сторону острова.


Глава 44. День девяносто пятый (продолжение)


Автор предупреждает заранее, что о всяких магических ритуалах имеет слабое представление. Так что извиняйте.



Поставили меня на землю неожиданно аккуратно, а не уронили, как обычно.

— Думаю, здесь нас никто не побеспокоит, — произнёс Волдеморт так тихо, что мне невольно пришлось подойти ближе. — Смотри, Гарри! Эта земля пропитана болью, страхом и смертью. Тысячи и тысячи человеческих тел, сожжённых на кострах, удобрили эту почву. Я, величайший тёмный маг, покусился на единственного младенца в своей жизни, рассчитывая потом жить долго и счастливо, — развернувшись ко мне, медленно, любуясь, провёл острым ногтем по моему лбу. — Не вышло, — прошептал чуть слышно. — Здесь бросали в огонь сотни живых младенцев. Во имя всеобщего блага. Так люди боролись с чумой, свозя на этот остров семьи заражённых. И не важно, что заболел только отец, мать или бабка. Уничтожали под корень всех, кто мог заразиться. И это было нормально, Гарри. Не знаю, как прожили чистильщики свои жизни, но сомневаюсь, что все они мучились, как я. — И чего он ждёт? Что я попрошу прощения?

— Так для чего мы здесь? — давайте сменим тему, пока меня совесть не замучила.

— Хочу преподать тебе урок, Гарри! — холодно и даже как-то равнодушно посмотрел куда-то мимо меня, постукивая палочкой по ладони. — Практика доходит до гриффиндорцев быстрее теории.

— Бросишь меня тут, доказывая, что мне без тебя не выжить? — надо было доесть всё, что было в кастрюле! И сигарет взять больше.

— Поиграем? — Это что за новости? — Любишь прятки? — При перемещении голову застудил, что ли? — Считай, что я хочу оценить твои способности. Три попытки. Если я нахожу тебя три раза за час, я потребую подчинения. Полного! И ты беспрекословно выполнишь.

— А если меня сожрут раньше, чем ты закончишь вспоминать детство?

— Поверь, здесь нет никого, кроме нас.

— Ничего не понимаю!

— Понимания не требуется, — терпеливо разъяснял Лорд, подойдя чересчур близко. — Десять минут. — Помолчал, склонив голову и любуясь на восход. — Время пошло. Беги, Поттер! Беги!

И я побежал. Послушно, как собачка по свистку. Метнулся в распахнутую настежь дверь ближайшего здания, проскочил его насквозь и выпрыгнул в пустой оконный проём.

Башня или лесок? Башня. Стараясь не шуметь, я нёсся как ведьмак от святой инквизиции. Вдоль стены, осторожно заглянул за угол. Нет, с этого ракурса он меня не видит. А если Лорд просто бросит заклятье поиска, вся моя беготня напрасна. Значит, пора предпринять контрмеры.

Драгоценные минуты текли, а я продолжал растерянно ощупывать себя любимого. Как же так?! Палочка была во внутреннем кармане куртки, я всегда беру её, когда иду с Волдемортом, зная, что он блокирует магический фон артефакта. Нету. Вот нет её — и всё тут.

Вот гад, а я-то невесть что возомнил себе, когда его безносость тёрлась около меня. А он просто тихо спёр мою палочку. Захотелось просто заорать в голос о том, что кое-кто, кого я уже давно не боюсь называть, безнравственная сволота и так не честно!

Ладно, потом поору, когда он меня найдёт. Значит, особо прятаться нет смысла. Я просто поднялся до первой площадки и сел на груду камней у окна. Спасибо, что сигареты не отнял. Прикурил и, не прячась, выпустил дым из окна. Прямо сказочная принцесса в башне в ожидании прекрасного принца. Не знаю, как насчёт принца, а где-то внизу ползает реальный змей. По морде, так точно змей. И по замашкам — тоже. Просил как человека: научи тёмной магии. А он что? «Давай, Поттер, поиграем! Прячься, я вожу!» А если найдёт — точнее, когда, — ткнёт палочкой в грудь, крикнет «вОда!» и побежит прятаться? Представил, как он кокетливо улепётывает от меня, придерживая одной рукой подол мантии и рыхля мёрзлую землю когтями. Подавился дымом.

— Раз, два, — никак через Сонурус орёт на весь остров, — три, четыре, пять, я иду.., — чего притих, — тебя… — прошипели над ухом и я, взвыв, кубарем покатился вниз. Размытая тень с белым пятном вместо лица мелькнула передо мной, хватая за шиворот и с размаху швыряя в стену. — … ис-с-скать! — острые когти вцепились в кожу за ушами, елозя моим затылком о старые камни. — Подчинение, Гарри! — Ох, страшен же ты, Том! Не надо наклоняться! Ты что удумал?!

Это был самый страшный поцелуй в моей жизни!

Когда его тонкие, ледяные губы коснулись моего рта, думал, что меня испепелит на месте. Навалившись всем телом, Волдеморт жевал моё лицо зубами, лизал шершавым языком и всасывал губы с такой силой, что я был не уверен за их сохранность. Он меня сожрать пытается, что ли?!

Так же внезапно прекратив атаку, Лорд отступил на шаг и молча, с отстранённым любопытством уставился на меня. В ответ я так же молча демонстративно утёрся рукавом.

— Ты спёр мою палочку!

— Как грубо, — усмехнулся Волдеморт. — Думал, ты меня приятно удивишь. А ты просто сидел и ждал меня.

— Не вижу смысла в бессмысленных телодвижениях. Я буду зайцем скакать по местности, где ты знаешь каждый камень. Или ещё проще. Одно слово, одно движение палочки — и ты будешь точно знать, где именно меня искать.

— Клянусь, — с преувеличенной серьёзностью Лорд поднял руку, — что я не применял заклинание поиска. Всё ещё проще. Но это я расскажу после того, как поймаю тебя второй раз. Пять минут!

Спасибо! Ничего, что сюда я дольше карабкался?!

— Зачем тебе это? Тешишь самолюбие? Не на ком зло сорвать?

— Четыре минуты.

— Сучий хвост! Бля! Сволочь! Ненавижу тебя! Гад безносый! Змеиная харя! — всё это я очень громко и смело высказал у себя в голове, пока летел вниз, перескакивая через две ступеньки разом.

Поймать. Не найти, поймать! Ха, лови, босоногий, престарелый мальчик!

Я летел как пуля. Как Добби, которого Люц пинком отправил по поручению. Как… Как… В общем, бежал со всех ног.

— Я вижу тебя, Гар-р-ри! — а я тебя хорошо слышу. Даже слышу, как мантия трепещет на ветру, словно крылья. Значит, он просто пикирует с башни. Я тут же нырнул в густой кустарник и пополз одновременно во всех направлениях. Хорошо, что здесь полно деревьев с не облетевшими кронами и вечнозелёные кустарники. Значит, сверху Лорд меня не увидит. А без колдовства ещё попыхтеть надо, чтобы меня найти.

— Я знаю, что ты там! Сам выйдешь? — ага, уже ползу на твой чарующий голос, сирена ты моя лысенькая!

— Ну же, Гарри! Неужели, ты не хочешь знать, как я так легко нахожу тебя всякий раз? Иди сюда, и я всё покажу! — Покажет он. Снимет мантию и такое покажет! Может, он и Снейпа так натаскивал? Светлого воина Дамблдор так и не сумел сваять. Хоть и методы были мягче, с конфетами и душевными речами.

Тёмный тоже не получается. Я просто не понимаю, чего Лорд сейчас добивается?

— Акцио куртка Гарри Поттера! — какого хрена? Хорошо, что она была расстегнута. Чуть руки в плечах не вывихнул! Фигак — и тепленькая курточка уползла от хозяина. — Акцио…

— Ты что творишь? — заорал я, с ужасом ожидая расставания с родимым барахлом.

— … свитер Гарри Поттера! — куда ты, мой старенький, мягенький, с оленями на груди, сука, свитерочек?! Эдак мы до трусов дойдём!

— Акцио…

— На! — сдёрнув с ноги тяжёлый ботинок, метнул поверх кустов, ориентируясь на голос. — Подавись, зараза! Пятки замерзли? На второй!

— Акцио, — переместился голос в сторону, — рубашка Гарри Поттера!

На память о ней у меня на коленях осталась горсть пуговиц. В пылу делёжки имущества не сразу заметил, что стало как-то холодно. Очень! У меня соски дыбом стали, в носках свело пальцы. А яички на всякий случай поджались. Кто его знает, что ещё Волдеморт подманить попробует?!

Пора линять. Не шуршать не получится, так что будем изображать стадо бизонов. Палочку крепкую только выломаю, и можете встречать.

— Вот и ты, Гарри! — ехидно возрадовался Волдеморт моей макушке, появившейся из кустов.

— Хех! — порадовался и я встрече, не разгибаясь, нанося удар выломанным суком по босым лодыжкам перед своим носом.

— Твою мать! — заорал Волдеморт, роняя мне на голову мой же ботинок и отпрыгивая в сторону.

— А-а-а! — с низкого старта, проскакав пару метров на четвереньках, споткнулся о корягу, больно ударился пальцем и кувырком покатился в какую-то ложбину.

— Не так быстро! — чего ты меня за грудки пытаешься хватать? На мне ничего, кроме родной кожи выше пояса не осталось! — Поймал!

— Наигрался? Хоть свитер отдай, холодно!

— Подчинение! — навис и дышит в самое лицо. Ну на, лобзай меня в уста синие! Хотел было для храбрости глаза закрыть, только Волдеморт начал в мантии что-то выискивать. Достал пузырёк, чпокнул пробкой, выпуская на волю серебристое облачко. — Открой рот! — Давай, трави! Одна единственная капля обожгла язык и выдавила из глаз слёзы. — Как я уже сказал тебе ранее, мы единственные живые на острове, принадлежащем тысячам неупокоенных душ. Разумеется, кое-кто не придал этому не малейшего значения. А меж тем, именно они выдавали тебя все это время! Открой глаза!

Аккуратно закупорив и спрятав пузырёк со странным зельем, Волдеморт отступил назад и многозначительно повёл вокруг себя рукой.

Вначале мне подумалось, что это зрение шутит со мной из-за выступивших слёз. Но и протерев их, я продолжал видеть вокруг себя прозрачные силуэты людей. Много. Очень много! Они просто толпились вокруг нас, замерев неподвижно.

— Теперь попробуй отойти от меня дальше! — приказал Лорд.

И как только я начал удаляться от него, сразу захотелось вернуться обратно. У всех этих странных призраков широко открылись рты в беззвучном крике. А правые руки протянулись ко мне. И куда бы я не двигался, их указательные пальцы, не отрываясь, указывали на меня.

— Что это? Почему они так делают? — стоило подойти ближе к Лорду, как загробные предатели захлопнули рты и бессильно поникли руками.

— Потому что я приказал! Где бы ты не спрятался от меня, они всегда тебя разыщут для меня.

— На этом острове?

— В любом месте. Где угодно. Нет такой точки на земле, где не сыщется неупокоенная душа. Здесь их концентрация достаточно велика, чтобы ты смог увидеть. Продолжим?

— Зачем? Ты показал, что я в твоей власти.

— Недостаточно! Для ритуала нужно три раза, — не обращая на меня дольше внимания, он достал другой пузырёк, открыл, небрежно откинув пробку. Рассёк заклинанием свой палец и принялся сцеживать в него по капле кровь.

— Не, — зря я так мотнул головой. Весь мир куда-то поплыл. — Не побегу.

— Раз! — Волдеморт поднял на меня взгляд и, принялся осторожно встряхивать сосуд. — Два!

Ногам стало тепло. И иду словно по мягкому. Остановился и удивленно уставился вниз. Земли не было. Я шел по большому старому костревищу, проваливаясь по щиколотку в золу и пепел.

— Три! — донеслось из-за спины и меня толкнули промеж лопаток, валя лицом в чёрные ошмётки. Лбу и щекам стало жарко. Приподняв голову, я потрогал пальцем тлеющие угли, на которые упал.

— Смотри на меня! — приказали мне, переворачивая на спину. Держать глаза открытыми становилось всё сложнее, но я старался, хоть и не понимал, зачем. — Открой рот! — это мы уже проходили. Надеюсь, от этой ерунды глюки будут веселее.

Волдеморт распрямился надо мной во весь свой не малый рост и принялся на распев завывать какие-то заклинания. Расстёгивая при этом свою мантию. О, стриптиз будет.

О, не будет. Неестественно белый и тонкий, голый по пояс, Лорд казался смешным в своей странной длинной юбке до земли. Только губы отказывались растягиваться в улыбку, одеревенев и склеившись.

Теперь я знаю. Он не человек. Вовсе нет. У человека не могут так выгибаться руки и ходить ходуном ребра! И так тошно выть человек определённо не может. Он воет, а я снизу пытаюсь понять, не мерещится ли мне пара разрезов по бокам до самого… Не мерещится!

Когда он присел рядом, широко расставляя колени, ноги заголились по самое-самое! Шикарный прикид! И не расскажешь никому.

А он меж тем растирал мое неподвижное тело горячим пеплом, черпая его вокруг себя. Раскладывал тлеющие угли на моей груди, капал своей кровью на мой шрам. И пел монотонно что-то, из чего я не понимал ни слова. И я уж было задремал, как он сел мне на бедра и принялся тянуть за язычок молнии.


Глава 45. День девяносто пятый (конец ритуала)

— Пей! — властно приказал колдун, тыча в мои губы склянкой. — Глотай! Всё. До капли!

Где-то в глубине своего тела я бесновался, призывая ручки-тряпочки подняться и оттолкнуть мучителя. Орал, плевался, вспомнил весь мат и ругательства, что слышал в своей жизни. А на самом деле сопел, покорно глотал зелье с лордовской кровью вперемешку.

Непокорное тело горело, словно его прожаривали. Но не снаружи, а изнутри. Меня словно через мясорубку пропускали, давили, мяли, рвали на кусочки. Померещилось даже, что под ставшей очень чувствительной кожей что-то медленно ползает.

Лорд меж тем бесцеремонно сдирал с меня одежду. Очень споро, надо сказать. Он принялся тянуть за края брючин, не додумавшись перед этим растягнуть до конца молнию. Проволок почти метр, чуть не ободрав мне спину.

— Так, теперь самое сложное, — пробормотал Волдеморт, вновь усаживаясь мне на бедра. — Давай, Поттер, приди в себя! Ну же! — и как шлёпнет ладонью мне по мордасям! — Зелье использовать нельзя, все должно быть добровольно!

— Добровольно я могу тебе щас прикус поправить! — заворочался я после третьей оглушительной оплеухи. — Слезай, маньяк, приехали!

— Последний рывок, и ты свободен! — тощий, как глист, но такой сильный! А кто не сильнее Гарри Поттера, поднимите руки?! Во, один я такой задохлик. Даже обидно! Прижал меня, вдавливая в пепел, и навис, как укор судьбы. — Думаешь, мне просто? Тебе много не надо, молодой организм, гормоны, — так, не понял?! На что он меня сейчас уговаривает? Я даже вырываться перестал. — А мне глубоко за семьдесят! Дюжину лет без тела! Неудачно прошедшее возрождение! А теперешние треволнения? Никакого графика, сплю, когда получится, ем, что придётся! Печень шалит, изжога замучила!

— Пока я не разрыдался от столь проникновенной речи — чего ты от меня хочешь?

— Поттер, я хочу, что бы ты расслабился и получил удовольствие!

— Получил… — на несколько секунд я просто завис, обдумывая, то ли мне сейчас предложил Волдеморт, про что подумал мой извращенный мозг?! Судя по всему, про то я и подумал! — А-а-а-а! — выгибаясь, насколько позволял позвоночник, я запрыгал спиной по золе. — Мало мне Снейпа, ты туда же!

— Нужно закончить ритуал!

— Вот в одну морду его и заканчивай!

— Ты хотел учиться тёмной магии!

— Класс! Это у нас такой урок? Ты на мне верхом сидишь…

— О, забыл! — Волдеморт слегка приподнялся и перевернул свою странную юбку разрезом вперед.

— …голым задом!!! Твою мать, слезай, извращенец! О! Ы-ы-ы! Вырвите мне глаза! Прикрой свой вислый хер!

— Во-о-от! — радостно воскликнул мой мучитель. — Ты уловил суть проблемы! Он не должен быть вислым! А ты не тот типаж, на который у меня встал бы с пол оборота! Так что…

— А-а-а!

— … перестань верезжать на весь остров и приложи немного старания и понимания!

— И чему же можно научиться таким образом?! Заклятью расслабления анальной дырки и смазки? О да, это очень тёмная магия! Лорд, будь человеком! Отпусти меня!

— Время уходит, Гарри! Я помогу тебе видеть, чувствовать и управлять силой, что тебе и не снилась! Поверь, секс будут без проникновения!

Я устал. Я просто выдохся. Ещё полчаса возни и мне будет плевать. Проникайте, кто хотите, только не трясите!

— Нет! Не закрывай глаза! Так. Смотри на меня. Ты должен смотреть на меня!

Я вспомнил свои шалости со Снейпом. Не так уж и плохо было. Но то проф. А тут, глядя на змеиную морду, можно смело признаться в том, что сейчас тут будет акт зоофилии!

Только Белла могла желать такого монстра! Но ей-то простительно, она была сумасшедшей! Хотя такими темпами и моей голове недолго осталось с крышей дружить. Отлетит чердак в дальний лес, взмахивая черепицей.

Когда я жадно рассматривал член Волдеморта, то появляющийся, то полностью исчезающий в заднице профа (и вообще, тогда я был уверен, что это сон похабного содержания!), и не мечтал о том, что сей бледный орган, будет вяло скользить по моему бедру. Меж тем Лорд потыкал твёрдыми ногтями в мои соски, изображая ласку. Прочертил ими же по моим ребрам, отчего я заерзал и невольно хихикнул.

— Ты не ржать должен, а возбуждаться! — возмутился соблазнитель, озадаченно рассматривая мой дрыхнувший без задних ног член. Не вздумал бы только по нему когтями чертить. Тогда от него, бедненького, одни лоскутики останутся!

— Я щекотки боюсь! — ну-ну, давай, возбуждай меня! Старайся! Мне уже интересно, чем дело кончится!

— Может, ты примешь участие? Хоть постонешь?!

— Ага, с чего бы? — и тут он неожиданно очень больно ущипнул меня за бок. — Ай! Ты что? Ой! Больно! Уй-ё! Ой! Ай!

— А если так? — и острые ногти пронеслись по моим ребрам.

— Нет! Не-не-не, а-ха-ха-ха! Пе… переста-а-ань! Хи-хи-хи! Уи-и-и! — визжал я, извиваясь всем телом и отчаянно отбиваясь от изверга. — Ах! А-а-а!

— Да-а! — наяривал Лорд, ерзая бедрами. — Какой ты горячий мальчик! Гибкий! Сколько страсти! Давай, да-а, двигайся!

— Ой, отс… ха-ха-ха… тань! Ой, я шас сдо-о-охну-у!

— Теперь займемся тобой! — торжественно оповестил Волдеморт, оглаживая свой стояк. Не давая отдышаться, поднял мою руку, наклонился и принялся… Твою мать! Ласкать её губами.

От такого перехода я притих, как испуганный мышь под веником.

Тонкие, как нитки, губы, осторожно касались моей кожи, медленно поднимаясь поцелуями к запястью. Он ласкал мою руку, держа её как величайшую ценность, неожиданно данную ему судьбой. Замирал, прижимаясь щекой, выгибал по-змеиному шею, обнюхивал и снова прикладывался губами.

Он целовал мою ладонь. И каждый палец. О боже! А потом выяснилась прямая связь между средним пальцем, тем, что он положил себе на язык и медленно всосал в горячий рот, и моим членом! На каждое заглатывание, касание зубами и щекотание подушечки пальца языком, отдавало в паху приятной тяжестью. Смотрел, не моргая, тяжёлым взглядом, и это только быстрее качало кровь к моему члену.

А дальше… Может, не писать?! Может, стоит забыть?

Кажется, у меня горит лицо, и я порвал ручкой страницу.

А потом он изогнулся, склоняясь надо мной с таким явным намерением, что даже я догадался. Но никто не узнает! Никто не видит. Никто не догадается, как жадно припал к моему рту Тёмный Лорд. Как цеплялся я за его голову обеими руками, притягивая к себе и выгибаясь, чтобы коснуться всем телом. Как я оглаживал волдемортовы колени, пугливо скользя ладонями по бёдрам и стараясь не коснуться главного!

Зато Лорд не стеснялся. Прервав поцелуй, отодвинулся, сверкнув глазами, поднял свою палочку. На секунду я испугался, что меня в очередной раз обманули и вот сейчас-то и произойдет пресловутое проникновение. Но он только рассёк кожу на своей и моей ладони. Властно переплел наши пальцы вокруг наших членов.

— Давай, Гарри! — шепнул прямо в мой приоткрытый рот и толкнулся бедрами.

И я, как распоследняя похотливая тварь, стонал, дергал задом, хватался за всё, что под руку попадалось! Помню всё! Как Лорд изгибался надо мной, опуская голову и рассматривая наши члены, скользкие от крови, появляющиеся из общего кулака набухшими головками и вновь пропадающие в нём. Всматривающийся в меня плывущим взглядом и с протяжным стоном закрывающий глаза и закидывающий голову. Не знаю, что он представлял себе в этот момент. А я воображал, что Волдеморт сидит на моем члене и яростно подмахивает, насаживаясь на него-о-о… А-а-а, хорошо-о-о! Да! Вот так! Двигай задом, прыгай на мне, глубже!

Кончая, я царапал Лорда за задницу, а он кусал моё плечо, рыча в самое ухо.

Это потом пришло осознание, что Волдеморт, кстати, очень тяжёлый! Но не успел я его с себя спихнуть, как Лорд распрямился. От произошедшего ни в одном глазу, даже не запыхался.

— Последний штрих! — в моём пупке, как в ритуальной чаше смешал нашу сперму и кровь, подцепил на палец непривлекательную смесь и поднёс к моему лицу. — Замри! И не вздумай сблевать! — И принялся мазать этим мои губы. Не успел возмутиться, как он вновь макнул палец и обвел теперь свой рот. И тут же нагнулся, соединяясь со мной в поцелуе. Кровь, слюна и сперма смешалась на моем языке.

— Через боль. Через кровь. Через тьму. Прими мой дар! — вскинувшись всем мелом, взвился, словно змея в прыжке. В той руке, что минуту назад ласкала меня, тускло блеснуло… — Свою смерть! — … лезвие клинка, что вошёл в мою грудь. В сердце тупо кольнуло. И я умер.


Глава 46. Наверное, день девяносто пятый. Точнее, ночь. Не уверен. (очень коротенькая!)

Я шёл во тьме.

Один.

Голый и босой.

По узкому коридору, и света в конце тоннеля для меня не было.

Обидно. Думал, меня за гранью встретит семья, как обещало лживое зеркало в школе. Ничуть не бывало.

Но что-то вело меня. Что-то звало. Практически манило идти туда, куда я шёл.

Так я и брёл, натыкаясь на невидимые глазу, но вполне реальные, судя по ноющему мизинцу, вещи. Пока не упёрся в дверь. Которую, не задумываясь особо, и открыл.

Более чем странная компания, сидящая за длинным столом, встретила меня с недоумением и гробовым молчанием.

Так мы и рассматривали друг друга. Я, голый и замерший, в дверях. И они - странные, как струящиеся силуэты в полумраке.

- А вот и Гарри почтил нас своим присутствием! – оповестил присутствующих огромный крылатый змей, переглянувшись с кем-то длинным и тонким, с головой замотанным в тряпки.

- Какой-то он странный, - хмыкнула зыбкая тень с белёсыми глазами.

- Гарри, тебе не холодно? – заботливо поинтересовалась невероятно красивая дева, с кожею бледной и взором туманным.

- Вроде нет, - я прислушался к ощущениям. – Точно нет. А должно быть?

- Но ты же голый! – смущённо потупилась дева, прикрываясь ладонью.

- И что, оно тебе жить мешает?

Шторы, что ли, содрать и обмотаться?

- Он не странный, - величественным жестом, невозможно длинными костлявыми пальцами вторая тень, но уже с крыльями, подцепила высокий бокал. – Он ещё не восстановил зрение и воспринимает окружающее несколько иначе. После первой смерти так бывает.

- О, первая смерть! – прикрыл глаза змей, сворачиваясь тугими кольцами в кресле. – Это было крайне волнительно!

- А меня до сих пор тошнит от этих воспоминаний! – мрачно буркнул замотанный и уставился на меня чёрными провалами на месте глаз. – На, выпей! – оказывается, вовсе не тряпками он обмотан. Это прозрачные рваные крылья, словно в кокон, завернули тощие мощи.

- А пожевать не дадут? – нахально поинтересовался я, усаживаясь в глубокое кресло и закидывая ногу на ногу. Дева залилась румянцем и отвернулась, а тени осклабились, вытягивая шеи. Прикрываться кубком было бы глупо, и так все видели то, что я обычно не демонстрирую. Отхлебнул из него безбоязненно. Ну, не отравят же меня мёртвого?

Первый же глоток ожёг гортань огнём. Окружающее пространство завертелось волчком, заливаясь светом тысячи солнц и выжигая глаза. Меня вывернуло кожей внутрь, и кости ощутили холод и жар одновременно.

- Поттер! Поттер, открой глаза! Ну же! Чёрт, его сейчас вырвет! – кто-то настойчиво тряс меня за плечи.

- Только не на мои ковры! – возмутились сбоку.

- Смотри на меня! – властно велел знакомый голос, и я послушно вытаращил глаза. И вспомнил всё, что было на острове до и после этих слов. Тут же захотелось крепко зажмуриться и не смотреть на стоящего рядом со мной Волдеморта. А также на Снейпа, обоих вампиров и -о боже! - затесавшуюся в эту компанию Гермиону! А я тут гордо яйцами тряс, возрождённый. Вот чёрт!

Стыдобища!

- Перестаньте, Поттер, чего мы тут не видели! – холодно усмехнулся Лорд, возвращаясь на место.

- А мы не видели, - шепнул Марк, и Эрик согласно закивал головой. Гермиона молча поднялась и тихо выскользнула из залы.

- Так я не сдох? Ты же меня ножиком пырнул, я помню! – гады, мало того что убили, так ещё и штаны забрали! Не знаю, что меня злит больше!

- Убил, а как же! Натурально, насмерть! – невозмутимо прихлёбывал из высокого бокала на тонкой ножке Лорд. – Прямо в самое сердце такой – тык! Ты такой – ах! Ножкой дрыг! С копыт брык! Страшное дело! Кровь фонтаном! Ветер вш-ш-ш! Тени у-у-у! Я сам чуть со страху не сдох! Схватил в охапку и сюда! Ведь так дело было, Северус?!

- Да-да! – с каменной рожей подхватил Снейп. – Поттер мёртвый, вы весь в слезах! Что делать - не знаю, прямо руки опустились. Я весь радост… э-э-э… в печали за лопатой побежал, в смысле, за зельями. Хряпнул триста коньяку, только чтобы нервы успокоить, а то, не дай бог, вы, Поттер, оживёт… э-э-э… не оживёте. Как же мы без вас-то, горюшко какое!

- Щас в скатерть сморкаться начнёт! – восхищенно прошептал Эрик, не отрывая глаз от говорившего и горстями запихивающий что-то в рот с ближайшего блюда.

- Детский сад в день открытых дверей ближайшей психушки! – почесал я замерзающие яйца. – Наколдуйте штаны, маги, попа стынет! И дайте пожрать! Вчерашняя каша во мне давно рассосалась!



Глава 47. Дни с девяносто шестого по сотый

Писать катастрофически некогда.

Тёмным магом, оказалось, быть совсем не изюм в шоколаде.

Лорд гоняет меня, не давая роздыху. Словно экзамен на носу, а мы по срокам не успеваем.

Сегодня поднял ни свет ни заря. И как я не хныкал, как не тянул жалостливо ручки к хихикающим вампирам и бессердечному Снейпу, меня безжалостно волокли на тренировку. Даже веский довод, что я только вчера умер, не возымел действия.

- К сожалению, на данный момент мы не можем приступить к изучению ритуальных убийств, - расстроено бормотал Волдеморт, блуждая в подземелье замка.

- По моральным соображениям?

- По соображениям, что живых осталось мало, а ты пока научишься правильно все делать, народу завалишь море. Поэтому будем пока учиться видеть и чувствовать.

- Что именно? – Зачем спрашивать? Явно ничего хорошего меня не ждёт.

- Мёртвую плоть, - возвестил Волдеморт, вталкивая меня в большую, плохо освещённую комнату.

- Ы-ы-ы! – обрадовался потасканный мертвец, скрючил пальцы и радостно заковылял, спеша присоединиться к нашему обществу.

- Твою мать! – прижался я к захлопнувшейся двери, судорожно размышляя, куда бы вскарабкаться, поджав ноги.

- Смелее, мальчик! Я помогу! – ты поможешь, я знаю! Ужас какой, зачем же меня к покойнику за руку подтаскивать?! А дохлый придурок тут же потянулся обнять меня. Зубами. За мясистые части тела!

- Закрой глаза.

- Ты что, сдурел? Что значит закрой глаза? Вчера резал-резал, недорезал. А теперь любимого ручного покойничка покормить хочешь?! Я категорически возражаю!

Ай! Звонкая плюха прилетела на мой затылок. У нашего худенького Лорда неестественно тяжёлая рука. Аж в голове зазвенело.

- Кто из нас двоих знает как правильно делать? Ладно, тогда раскрой глаза пошире! Он до тебя не доберётся! – и правда! Нежить звенела тонкой, но, хотелось бы верить, крепкой цепью в районе пояса. Ага, морда! Тогда я тебя не боюсь!

Закрыл глаз, но только один. Второй рефлекторно выпучивался и, не моргая, смотрел в сторону возможной опасности.

- Оба глаза! – ладно, только не шипи! Ну, закрыл! Дальше-то что? – Почувствуй себя, свою силу. Почувствуй его. Он словно слабый сгусток тёмного дыма. Теперь, очень осторожно, скрути из своей силы в районе солнечного сплетения тонкий жгутик. Протяни к мертвецу. Медленно тяни из себя, не разорви. Так, а теперь присоедини к мертвяку.

- Бу-э-э! – меня словно в выгребную яму макнули с головой.

- Эванеско! Плохо! Ещё раз! Дыши носом. Глубокий вдох. Задержи. Выдох. Медленно, не торопись. Тяни. Присасывайся!

- Бу-э-э!

- Боги! Откуда из тебя только лезет? Ночью с кухни не вылезал? Эванеско! Ещё раз!

Мы продолжали до бесконечности, пока я не свернулся на холодном полу калачиком и не заныл.
До вечера меня оставили валяться в постели, а потом вновь поволокли в подвалы. Заставили снять обувь, якобы чтобы чувствовать силу замка и подпитываться ею. Но кроме жгучего холода на пятках ощутить ничего не получалось.

*

Этот день был не лучше.

Рано утром меня вытащили из-за стола. Чаю хлебнуть получилось. А вот булочку, тёплую и мягкую, вынули прямо из рук. Вернее, попытались, но сведённые судорогой жадности пальцы разжать не вышло. Давленный мякиш, одуряющее пахнущий корицей, запихал в рот и торопливо проглотил.

Наитемнейший со мной не пошёл, сославшись на срочные дела. Перепоручил его носатейству, то есть Снейпу.

Ботинки снимать наотрез отказался, демонстративно хлюпая носом и давя на жалость. На что зельевар заклятьем просто перевернул меня вверх ногами и неторопливо стянул обувку! Садист, каких поискать!

И сделал он это, к слову, за стенами замка. Потом повернулся и махнул кому-то рукой.

- Выпускай! – и взмыл, тухлый хрящ на тонкой кости, над моей головой.

- Кого выпускай? Вы чего удумали, звери? – заметался я вдоль стены в поисках лазейки. Палочки нет, ножа нет. Даже каменюки подходящей под ногами - и той нет!

- Поттер, будьте мужчиной! – свесился со стены Снейп. – Подчините себе монстра! На крайний случай - просто убейте его!

- Чем? Прицельно в него плюнуть?

- Поттер! – позвал мерзавец, и как только я поднял глаза, подмигнул. – Это твои проблемы! Надо было вчера лучше учиться! – и куда-то пропал, оставив меня одного.

- К-хм. Привет! – скромно высказались за моей спиной.

- Отвали, не до тебя! – отмахнулся я, пытаясь вскарабкаться по гладкой стене.

- Давай, подсажу, что ли, - вздохнул доброхот и вцепился в мою ногу.

Повернувшись к собрату по несчастью, зажмурил ноздри от сладковатой вони.

- А-а-а! Пшёл вон, мертвяк!

- А-а-а! Где мертвяк?! – закрутил головой Эд, прижимаясь спиной к стене и бестолково молотя перед собой руками. Глаза свои белёсые при этом он крепко зажмурил. – Не подходи, маразота, живым не дамся!

- Чего разорался? Единственная нежить здесь - это ты сам! – интересно, чего он тут забыл?

- Да? – недоверчиво приоткрыл один глаз шебутной покойничек. – Ну, ты меня напугал, парень!

- Никак в толк не возьму. Ты же вроде сам не живой. И мертвяки не видят - думают, что свой. А до сих пор орёшь и пугаешься!

- Вот когда тебя погрызут - потом расскажешь мне, стоит ли их бояться даже в посмертии! – погрозил негнущимся пальцем Эд. Нахмурился, рассматривая палец, попытался разогнуть и стыдливо спрятал за спину.

- А чего ты тут?

- Носатый сказал «Иди, там дело есть!». Иду, смотрю - ты по стене лезешь! Думал, тебе помочь надо!

- Носатый, говоришь? – ох, я кому-то прикус поправлю!

- Ага! Ладно, раз ты не собираешься больше изображать человека-паука, я просто посижу рядом. – Отошёл шагов на сто и сел на заиндевелый камень. Хорошо ему, холода не чувствует, а у меня уже пальцы на ногах посинели. Снять с него ботинки, что ли?!

- Ладно! Если честно, помощь мне не помешает! Можешь просто немного посидеть на месте?

- До конца апокалипсиса я совершенно свободен! А на кой оно тебе? – Эд выглядел настороженным. Вообще-то, он настолько тлетворно выглядел, что и не поймёшь ничего по его перекошенной морде. Но, судя по бегающим глазкам, он насторожен.

- Буду учиться тебя чувствовать! – и пытаться тобой рулить!

- Смешно, - отчего-то обиделся мертвяк. – Я и так благоухаю на всю округу! У тебя нюх пропал?!

- Сиди! Молчи! А то носатому наябедничаю! – а перед этим дам тебе по гнилой тыкве! Если найду чем!

Сосредотачивался я очень честно. И очень долго. Сильно мешал сосредоточиться на мертвяке сам мертвяк. Чем-то шуршал. Что-то мычал.

Так! Вытянуть из пупка силовой проводок и подключится. Куда воткнуть? Где в этой гнилушки розетка для подключения некромага?

- Трым-пым-пым-пыры-пым!

- Заткнись! Сиди молча! Ты меня отвлекаешь! – чёрт, уродский пупной жгутик оторвался и развеялся перчёной дымкой. Вызвав у меня неудержимый чих.

- Размечтался! Думаешь, зомбаки будут атаковать молча и на цыпочках, дабы не нарушить твою концентрацию?! – забулькал Эд, поднимаясь. – Короче, я пошёл в атаку, а ты попробуй мной рулить.

Поймал меня Снейп на втором круге по пересечённой местности, когда я обогнал преследующего меня живого мертвеца.

*

- Иди за мной!

- Ты забыл сказать: «Ты веришь мне?». Или как вариант надо добавить «если хочешь жить».

Сегодня эстафету издевательств надо мной подхватил Марк. Прямо во время завтрака схватил меня за руку и, хохоча, поволок за собой. Наученный горьким опытом, пробегая мимо стола, схватил горсть ванильных сухариков и сунул за пазуху.

Как знал! Опять загнали в подземелья! Ладно, буду от покойников сухарями отбиваться!

- Сегодня у тебя новый урок, - остановившись посередине коридора, ведущего неизвестно куда, вампир всучил мне здоровенный фонарик. – Договорись с замком. Он укажет тебе дорогу.

- Охренели?! – высказать претензии не успел. Марк дунул на факел и затушил его словно спичку. Можно не шарить в темноте. И не крутиться на месте, пытаясь высветить бессовестного упыря. Готов поспорить на половину сухариков, что он уже продолжает завтрак в голубой гостиной, посмеиваясь над моей беспомощностью.

Первым было желание сесть на жопу и спокойно ждать, когда им надоест глумиться. Но сидеть на холодных камнях в темноте?! А если тут кто-то бродит? С Волдеморта станется запустить в каменные лабиринты с десяток ходячих мертвяков. Или, может, тут вампиры аппетит нагуливают! Значит – что? Правильно!

Пройдя пару десятков коридоров, шесть тупиков, сто три поворота и слопав сухарь, понял, что заплутал окончательно и бесповоротно.

Вы пробовали договариваться с каменными стенами? А я вот пробовал. Просил, молил, ругался. Пнул пару раз. Погладил. Осталось только облобызать. Но грязь и склизкая плесень поставили на этом плане крест.

Поэтому просто положил включенный фонарик на пол, уперся ладонями в камни и закрыл глаза. Не буду пересказывать всё, что я перепробовал. Мне нужна была голубая гостиная. Эта чёртова комната, откуда меня вывели за руку и привели сюда. Глупо было просить указать кратчайший путь в неё. Может, тут включилось моё воображение. Но под закрытыми веками, от моих рук протянулась указующая тонкая нить. Ага! Прямо вверх! Не знаю, может, кто и умеет прямо сквозь перекрытия, но это точно не я!

А вот представить стол, уставленный блюдами с вкусняшками и чашками, запах свежесваренного кофе – это я запросто. Линия сползла с потолка и вытянулась на уровне глаз вдоль бесконечной стены.

Блуждания в холодный казематах пробудили такой аппетит, что линия стала толщиной в палец. Сосредоточившись на аромате разломанной пополам булочке, белом ноздреватом мякише с вкраплениями темных изюмных пятен, я бежал по переходам, не отрывая руки от влажных камней. Очень надеясь при этом, что путеводная нить не приведёт меня на продовольственный склад. На ступенях узкой винтовой лестницы потерял фонарик. Но бежать обратно за громыхающей вниз железякой не рискнул.

В зеркале коридора второго этажа отразилось нечто жуткое, лохматое и грязное. Красавчик! Но поразить своим эффектным появлением никого не получилось. Марк скучал в глубине кресла, покачивая ногой, закинутой на подлокотник.

- Обед ты пропустил, но как только отмоешься и переоденешься, начнём ужинать!

Вот так вот! Никакого тебе оркестра с фанфарами. Качания на руках и радостных воплей «он вернулся, какое счастье!». Допросов с вопросами «Ну как оно было, Гарри?!».

- А если бы я не вернулся оттуда?

- Не говори глупостей! Подождал бы ещё до завтрашнего утра и пошёл бы тебя вызволять.

Так и знал! Надо было сидеть на месте! И не сухари хватать, а диванную подушку. Чтобы главную часть тела не застудить!

*

Вчера писать был не в состоянии. Еле дополз до постели.

Сегодня не лучше, но хоть карандаш держать в состоянии.

Эх, тяжела наша доля, переквалификантов в тёмные маги!

Уже через час от начала экзекуции я взвыл. Громко! Прячась за креслом.

Заперли меня в огромном зале, уставленном всякой рухлядью. Похлопали по плечу, пожелали удачи. Всучили палочку в руку. И плотно прикрыли дверь.

- Приступим?! – деловито поинтересовался Снейп, подтягивая рукава и вскидывая палочку. Меня тут же сдуло с линии обстрела. – Поттер, куда ты пополз?

Да щас, так я тебе и сказал! Может, у меня срочное дело! Личное! Удрать от Снейпа, чтобы у него не было возможности вонзить мне палочку в зад! Хм, как-то это двусмысленно прозвучало.

- Поттер! Мы должны провести с вами учебный бой! Немедленно ползите обратно!

Ты забыл похлопать по ноге и посвистеть! Вместо этого господин зельевар обрушил пирамиду из стульев мне на спину.

- Что за ребячество? – присев на корточки, он заглянул в глубины завала. – Ты неплохо атаковал меня в общем зале. Азартно. С выдумкой. И совершенно бестолково. Не хочешь повторить?

- Мечтаю! – хмыкнул я и с размаху опустил ему на спину стул. Хе! Точнее сказать – попытался. Чёртов зельевар как-то хитро, юлой развернулся на пятках, уходя от удара. И снизу пульнул заклятьем прямо мне в грудь. На его волне я и улетел метров на пять затылком вперёд.

Это только в кино герои, улетая от несильного удара куском рельсы в челюсть, отряхивают перхоть с бровей и смело бросаются в контратаку. Или это я недостаточно герой?! Очнулся я от неимоверной вони, проникшей мне в ноздри. И без малейшего желания идти в бой.

- Перестаем симулировать обморок, мистер Поттер, и поднимаемся! – как скажете, дорогой мой женишок. Только держите меня крепче, а то что-то у меня от радости нашей встречи коленки подгибаются. – Не так уж сильно ты приложился! Открой глаза! Ну вот! Глазки у нас в порядке. Зелёные, с большими зрачками и в кучу.

- Не хочу больше тёмным магом быть! Хочу обратно, в светлые! Там безопаснее было! – заныл было я, но Снейп был неумолим.

- В позицию, Поттер!

- Мне на пузо лечь или ты предпочитаешь нос к носу?!

- В боевую позицию! – Снейп, который пытается не заржать - то ещё зрелище.

- Это когда одновременно трахают и морду бьют?! Ну, нет! Я на такое не подписывался!

- Трахать мозг ты умеешь в совершенстве, это я ещё в школе заметил! – отвесил мой мучитель сомнительный комплимент и тут же атаковал вновь. Избиение младенца продолжилось. И так до самого вечера.

На следующий день, когда я подсчитывал синяки и шишки во время завтрака, он подошёл ко мне. И галантно предложил руку.

- Не желаете ли продолжить нашу увлекательную беседу, мой милый мальчик?

- У меня такое ощущение, что в рукаве у тебя припрятано лакомство, которым ты заманишь меня в тёмный угол, где меня ждут неприятности.

- Фи, Поттер! Вы мне за это ещё ответите!

И я ответил! Да ещё как! Мной швыряли в стены, сшибали мебель, вытирали пол. Подвешивали кверху ногами. Поливали водой и медленно поджаривали. Кололи. Жалили. Перекрашивали волосы (не стоило орать «мне фиолетово!»).

Но при всём этом я радовался! Смотрел затёкшим глазом на Снейпа в одном ботинке, с разбитым носом и в дымящимся джемпере, и радовался. Пусть случайно, по касательной, но я попал!
Остальное за меня сделал рухнувший секретер. А вот как он ботинок просрал? Может, кидался в меня? Не помню.

Сказали, что теоретически я готов для полевых испытаний. Не знаю, что это значит, но явно ничего хорошего!

Завтра возвращаемся в родные пенаты.

Чёрт бы их побрал.



Глава 48. День сто первый

Вчера можно было справлять юбилей! Сто дней с момента… А кстати, с момента чего? Воскрешения первого мертвяка? Первого укуса первого мертвяка? Первой бациллы? И откуда она взялась вообще? И откуда мы знаем, что именно сто дней назад был час икс?

Ладно. Все это просто рассуждения в пустоту.

А сегодня мы вернулись.

Не сказать, что без маглов стало тише. Пока меня гоняли по мёртвому острову, убивали и возрождали, ту мешанину магов, что проживали под крылышком мёртвого директора разрушенной школы, переместили в наш монастырь. Невилл, Драко и Томас, похлопав меня по плечам, утащили в тёмный уголок поделиться новостями на эту тему.

Новоприбывшие тут же разделились на светлых и тёмных. Как там встретили внезапно просветлевших — наши не в курсе. А вот тёмные устроили цирк на выезде с клоунадой! Тут же принялись строиться по ранжиру, мериться высотой генеалогических деревьев, кусов и пней, вспоминать чистокровных предков и былые заслуги перед Волдемортом. Места в башне на всех не хватало, но многим очень хотелось быть ближе к своему любимому предводителю. Пользуясь тем, что сам он отсутствует, попытались Невилла и Томаса выкинуть в соседнее крыло. Долохов и Малфои неожиданно встали на их защиту. Паркинсон-старший прочёл по памяти свою родословную. Люциус свернул из чистокровных пальцев очень аристократическую фигу и сунул интригану под нос. Гойл-старший очень некультурно обложил всех присутствующих матом. На что Долохов выстроил такую словесную конструкцию, что все тут же согласились с его доводами. А может поспособствовал хороший удар в гойловский мясистый нос?! Кто его знает.

— Так что все отъехали в среднее крыло, где раньше жили маглы. Только двух парней поселили в нашем общем зале. Да доделали две комнаты наверху башни. В одну заселили девчонок. С семейными парами им жить надежнее, — закончив рассказ, Драко привалился к изголовью кровати, на которой мы все и сидели.

— Не наваливайся, она и так на соплях и трёх гвоздях держится, — беззлобно возмутился Невилл, переживая за свою рассохшуюся койку. — Так что не забывай нас, Гарри! Захаживай почаще!

— Не понял?! Куда заходить?! На твою постель? — дело не чисто!

— Ты при Снейпе только так не скажи! — осклабился хорёк, а Томас фыркнул.

— А причем тут Снейп?!

— А Снейп у нас при всём! — Дракошка веселился вовсю. — Две койки, на которые сюда поселили новеньких — ваши! Они освободились! А вы теперь живёте во второй подготовленной комнате в башне. Не знал? Ну ты даёшь!

— Может, зря мы рассказали? — засомневался Невилл. — Вдруг это был сюрприз для Гарри?! А мы всё испортили?

Парни призадумались и как-то сдулись.

— Не переживайте! — бодро улыбнулся я. — Предупреждён — значит вооружён! Не грохнусь от радости в обморок, и всего делов-то! А вещи мои где?

— Так Долохов всё собрал и унёс. Наверняка в комнату. Пойдём, я покажу, — Драко поднялся и решительно отправился к двери, уверенный, что я пойду следом. И я пошёл. А что ещё делать?! — Ты же расскажешь мне, где пропадал всё это время? — ага, с выражением и в лицах! — Маленькая просьба, Поттер! Мы вот тут, сразу за стеной! Так что не ори громко по ночам, ладно?! — и, подло хихикнув, умчался вниз.

Что ж, это теперь моё новое жилище. И было бы глупо стучать в свою собственную комнату.

Одна кровать! Вашу мать! Он что, серьёзно?! Я, Снейп и одна кровать?!

Пока я набирал в грудь воздуха, чтобы огласить окрестности пронзительными воплями, дверь открылась и что-то пихнуло меня в спину.

— Боги! Что ты встал на пороге? Или ждёшь, что я перенесу тебя через него на руках? — злобно буркнул Снейп, которого и видно-то не было из-за большой коробки в руках.

— Залезть на руки? Чтобы ты приложил головой об косяк, уронил спиной на пол и, споткнувшись, пару раз ещё на меня наступил? Вот уж нет!

— Хорошая последовательность! И как это она мне в голову не пришла? — расстроился зельевар, топчась в поисках свободного места для своей ноши. — Закрой дверь! Нам лишние уши не к чему!

— Не мог у вампиров поставить меня в известность, что мы теперь практически семья? А то я стоял, как дурак, с разинутым ртом, пока посторонние люди рассказывали о моём новом семейном положении.

И кстати! Пока я проходил курс молодого тёмного бойца, Снейп даром время не терял. Заставил своими вещами все свободное пространство и без того небольшой комнаты. А где моё?! Вещички-то мои где?

— Тебя забыли оповестить, что мои ухаживания, одобренные самим тёмным лордом и снискавшие твою благосклонность, идут к своему логическому завершению?! — удивился Снейп, пристраивая коробку на гору таких же. Счастливо вздохнул и присел на кровать. — Матрас! Самый настоящий! Ортопедический! Оцени! — и широко раскинув руки, завалился на спину. — Тащил на своём горбу. Потом сушил.

— Рад за тебя! — место он себе застолбил. Вон как в одеяло вцепился. Конкуренции не потерпит. А где же будет спать несчастный Поттер? На холодном подоконнике?

— Гарри? За меня? Радоваться надо за нас! — перевернувшись на бок, Снейп по-хозяйски осмотрел меня, все ещё топчущегося на пороге.

— Знаешь, — осторожно присев на краешек, я попрыгал. А ничего, в меру мягко. — Очень надеюсь, что вскоре, как стану тёмным магом, останусь в гордом одиночестве. Или, как вариант, счастливо овдовею!

— Вот так категорично? Тебе понравилось в прошлый раз! В следующий, уверен, будет не хуже. Теперь у меня будет возможность доказать это без свидетелей и без боязни быть в любой момент застигнутым!

— Эх, Снейп! — пихнув бывшего учителя в бок, освободил себе место для падения. Завалился, прислушиваясь к ощущениям. — Меня без меня женили — это понятно. Хоть и не совсем! А ты-то зачем в эту аферу влез? Том приказал?

— Поттер! — сменив тон, зельевар стремительно сел и как-то весь подобрался.

— Из меня лепят некроманта, — как можно прохладнее, без эмоций, выдал я. — И я им стану. И не дай бог мне понравится то, что ты так настойчиво навязываешь! — улыбнулся как можно жизнерадостнее. — Буду трахать тебя до седых яиц, а может, и из посмертия верну. Чтобы скучно не было!

Выражение лица Снейпа, сидящего ко мне боком, рассмотреть не получалось. Он просто сидел, расправив плечи и неподвижно глядя в стену. Наверняка просчитывал в голове многоходовые варианты своей жизни. Я уж было размечтался, что сейчас он резко встанет, скажет что-то хлёсткое. Может быть, даже двинет мне по мордасам. И уйдёт.

Опять не угадал.

— Меня вполне устраивает такая перспектива! — упав рядом со мной, он сладко потянулся. Отсюда он явно не уйдёт, факт! Тут его матрас, родной и уже так горячо любимый. Да и Волдеморт с него с живого не слезет, если Снейп пойдёт на попятную. — Новый тёмный лорд. И не чей-то, а мой собственный! — А когда он улыбнулся аки голодная гиена долгожданному обеду, я понял — пора драпать. Не успел! Чёртов зельевар мгновенно оказался сидящим на мне верхом и цепко держащим меня за горло. — Но до того момента, когда ты станешь всемогущим вседержителем судеб человеческих, я буду крепко держать тебя за яйца! Чтобы ты не вляпался в неприятности. Не отвлекался на ненужные и подозрительные отношения. Не распылял силы на пустяки. Я буду ласкать твоё тело, сосать твой член и греть твою постель. И ни слова о том, чем именно я руководствуюсь в своих поступках! Прими как должное и смирись! — и принялся, мерзавец этакий, нашаривать молнию на моих штанах.

Спасло нас от массового беспредела бесцеремонное вторжение Малфоя-старшего.

— Северус! Вот чёрт! — развернувшись и старательно делая вид, что не смотрит на нас, Люциус старательно таращил глаза в зеркало на двери. — Надеюсь, штаны ты снять не успел?

— А то ты не рассмотрел, — холодно заметил Снейп, нехотя отпуская моё горло и поднимаясь.

— Бери свой походный набор и поднимайся наверх. Наши Долохова приволокли.

— Где они его нашли? — деловито поинтересовался зельевар, аккуратно подхватывая небольшую сумку. Внутри что-то звякнуло.

— Он возвращался сюда.


* * *
Вжикать молнией при Малфое я постеснялся. Пока дождался, когда они выйдут. Пока поднялся и подтянул штаны. В общем, когда я выскочил на площадку, ход в покои Лорда уже закрывался.

— Нас не приглашали, — обиженно вздёрнул острый носишко хорёк, притулившийся у стены.

— Не велики персоны, — хмыкнул я, присаживаясь рядом на корточки. — Сигареты есть?

— Запасы иссякли?

— Я уже сто лет за стену в рейды не ходил.

— А мой папа прочитал лекцию о вреде курения чистокровных магов, вычистил все заначки и махнул, не глядя, на пару шерстяных пледов. — Небрежно вытащив откуда-то из-под воротника мятую сигарету и прикуривая, победно ухмыльнулся. — Во всяком случае, он думал, что все!

— Давай, разведка, докладывай! — отнимая окурок и затягиваясь так, что голова закружилась, как второй на очереди в тёмные лорды, приказал я.

— Сигарету дай! Все новости расскажи! А мне что?

— Могу предложить по шее!

— Фи!

— Зато много и бесплатно!

— Ну, если только бесплатно! — хохотнул хорёк, присаживаясь рядом. — Наши потрошили дальний городок и совершенно случайно наткнулись на бредущего Долохова. Отец сказал, что он цел, но очень плох. Совсем измотан. И шёл он обратно в монастырь.

— А чёрного демона Кингсли с ним не было? — насторожился я.

— Про это спросишь у своего дорогого Северуса! — хлопнув по моему плечу, кряхтя как старый дед, он поднялся. — Спроси у Антонина график своего дежурства на стене. Бывай!

Эх, Драко, сомневаюсь я, что придётся нам с тобой в ближайшее время на стене встретить.

Ладно! Пока Снейп был занят страшно таинственными и секретными делами, я спешно отжимал у его коробок личное пространство для себя.


* * *
Он пришёл во тьме ночной. Холодный. Злобный. И носатый.

— Поттер! Ты здесь не один живёшь! Развалился! Двигай жопу!

— А-а-афигел? Бля! Куда? Ледяные ноги! Я только согрелся! Уйду, на хер, к Люциусу под шерстяной плед!

— Мой хер не хуже! На нём тоже тепло! Даже без пледа! Ты почему камин не зажёг, идиот? Тут пар изо рта идёт! Не лязгай зубами!

— Да пошёл ты!

— И тебе спокойной ночи!


Глава 49. День сто второй


— Гарри! О, Гарри! — я дрожащими от жадности руками ощупывал гладкие девичьи плечи. Дама, сидящая на моём члене, томно застонала, выгибаясь и откидывая с лица длинные волосы. Белые волосы. И уставилась на меня злыми серыми глазами, оглаживая свой небритый подбородок.

— А-а-а! — завопил я испуганно и задёргался, пытаясь скинуть с себя Люциуса. Роскошная копна волос от тряски сползла на спину, обнажая лысый череп. Нос моего любовника с неприятным звуком втянулся в лицо, а глаза — покраснели. Ещё не лучше! Волдеморта мне тут только не хватало!

— Проснись! — шипел Лорд, разъярённо тыкая в меня палочкой и осыпая зелёными искрами. — Это кошмар!

— Не хочу! — выл я перепугано, размахивая руками. — Не хочу трахаться с Люциусом и его щетиной! И Лорда не хочу!

— Офигеть! Люмус! — на меня уставились два бездонно-чёрных глаза. — Тебя даже во сне одного оставлять нельзя! Уже с Люцем кувыркаешься! Но вот тёмный Лорд?! Такого я от него не ожидал!

— О боже, Снейп! Это всего лишь ты! — и с радостным вздохом уткнулся в редкие волосы на его груди. Над моей головой настороженно притихли.

— Нокс! — наконец-то выдохнул Снейп, гася свет. — Надо будет сварить про запас успокоительного.

— Мне?

— Тебе-то зачем? Тебе психика позволяет трахаться даже с женатым Малфоем! Нет, это для меня! Спи!


* * *
— Вставай! Эй, пора просыпаться! Приводи себя в порядок, завтракать и заниматься!

— О, нет! Боже, нет!

— Спокойно, Поттер! Что за истерика на ровном месте?

— У-у-у!

— Немедленно прекрати изображать оборотня!

— Ы-ы-ы! — трясущимися руками я протянул ему свою расчёску.

— И? — поднял бровь зельевар, отступая на шаг. Может, чтобы рассмотреть меня лучше. Или он подумал, что я окончательно съехал крышей и буду сейчас перепиливать ему горло старенькой расчёской.

— Из меня волосы лезут! Я что, лысею? Посмотри, проплешины уже видны? Я превращаюсь в Волдеморта? А потом у меня нос отвалится, да?

Сурово сдвинув брови, Снейп зачем-то тискал себя за грудь с левой стороны. Сделав пару глубоких вздохов, попятился к выходу.

— Не переживай! Я буду гладить по ночам по лысой головке и подарю тебе тёплый вязаный колпак! Чтобы последние мозги не застудились! — в родне у него точно вампиров не было? Дверь даже не шелохнулась, а Снейп уже рассосался в пространстве.


* * *
Завтрак в общем зале! Я уже стал забывать, что это за прелесть.

Здесь тоже многое поменялось. Жилой угол сделали двухъярусным и огородили. И стол стал в три раза длиннее. И кашеварят теперь на всю пожирательскую орду их жены.

Кстати, по поводу стола. Раньше я сидел с парнями на самом краю, стараясь поменьше отсвечивать. Туда же я и направился было по привычке. Вот только Снейп, жёстко взяв меня за локоть, потащил за собой в другую сторону. И сел сразу же после четы Малфоев, причём я оказался ближе к Лорду, чем он. Остальные внимательно проследили за этим, сделали какие-то там выводы и криво мне заулыбались.

Хе! Гарри Поттер вам теперь не об мантию нос вытереть!

Гордился я собой целый час. Пока не пошёл к Антонину разузнать — а вдруг моя жизнь хоть в чём-то войдёт в колею. И кому-то светит дежурство на стене. Мне этого так не хватало в последнее время. Поболтать не о чем с напарниками, поплевать в мертвяков со стены.

— Задержись, Гарри! — промокнул тонкие губы бумажной салфеткой Волдеморт, неторопливо поднимаясь из-за стола. — У нас с тобой есть дело.

Опять какие-то уроки или поучения. Обернулся за объяснениями к Снейпу. Но тот только почтительно склонил голову и, даже не глянув в мою сторону, куда-то усвистел.

— Прошу за мной! — боже, какой Версаль! Следуя за Лордом по каменным ступеням в его логово, страшно хотелось отколоть что-нибудь глупое. Наступить ему на подол мантии, например. Или скорчить рожу. Не знаю, что на меня нашло! Наверное, психика не выдерживает навалившегося. Хоть я и стараюсь от всего отстраняться и не воспринимать всерьёз. — Палочка с собой? Тогда — в путь!

Мир сузился до игольного ушка, через которое нас выплюнуло на пустынную дорогу.

— Ну что за чёрт, а?! Это ты у нас не мерзнешь в одной мантии! — Волдеморт потянулся в застежке, повел плечами и, нехорошо усмехнувшись, остался… — Нет, ну это уже ни в какие ворота! Что?! Опять! — … в своей кожаной юбке с блядскими разрезами по бокам! — Не подходи! Снова меня резать будешь?

— Куртка будет сковывать движения. И создавать иллюзию защиты, — осматривая окрестности, Лорд предвкушающе улыбнулся. — По правилам, я должен был загнать тебя к мертвецам голым, с одним ножом. Но думаю, что Северус будет недоволен, если нежить отгрызет твои… некие нежные части тела! Возьми! — в мою ладонь лёг тяжёлый зазубренный нож. — Не поможет магия — воспользуйся этим!

— Не прирезать бы себя в пылу боя! — а ничего, что нож тяжелее меня?! Волдеморт словно персонаж компьютерной игры: весь крутой, с огромным тесаком в одной руке и палочкой — в другой. Тощий, белый и жутковатый.

— Вон тот — твой! — спасибо, а можно пропустить свою очередь?! С трудом ковыляющий по дороге мертвяк заметно оживился и припустил в нашу сторону, хромая на обе ноги. — Что ты применишь?

— Инсендио?!

— Гнилая плоть плохо горит. Он сожрёт тебя быстрее, чем истлеет его кожа.

— Конфринго?!

— Возможно. Если он один. Иначе тебя засыплет с головой благоухающими, горящими ошметками.

— Инкарцио!

— И зачем ты его связал?

— Мне нужно время подумать!

— Думай быстрее! Вон ещё двое спешат к нам!

— Агрументи! Гладиус! Диффиндо!

— Не плохо! Но очень долго!

— Секо Максима!

— Пополам? В следующий раз руби с головы до паха. На одной руке он не будет ползать за тобой так шустро!

— Фу, гадость какая! Кыш от меня!

— Смотри! Ещё один гость спешит навстречу!

— Том! Это маг!

— Им движет не зараза. Его гонит магическое ядро, желающее найти источник для подпитки. Ты применил магию, вот он и спешит к тебе со всех ног!

— Чёрт! И что мне делать? Том, он очень быстрый!

— Значит или свежий, или был при жизни магом с уровнем выше среднего!

— Том, можно я постою за тобой, пока ты его крошишь в капусту?!

— Смелее, мой мальчик! Ощути его!

— Он летит со скоростью хогвартского экспресса! Щас я ощучу… ощутю… Бля, да это полный пиз**ц, я в рот еб*л такое обучение! Да ну на х*й, а-а-а!

— Поттер, вернись немедленно!

Обернувшись на бегу, я увидел как Лорд, не сходя с места, одним повелительным движением руки остановил шустрого мертвяка. Затем молниеносный бросок вперёд. Взметнулись тяжёлые полы юбки, обнажая на мгновенье тонкие, сильные ноги. Гибкий, как змей, Волдеморт легко, будто танцуя, взмахнул рукой, и голова нежити покатилась по мёрзлой земле. Небрежно стряхнув с ножа гнилую плоть, эффектно развернулся ко мне.

— Держись ближе, Поттер! — он указал на что-то за моей спиной. — Урок не окончен!


* * *
— Держи его крепче, Северус!

— Что с ним? Он ранен?

— М-м-м!

— Всего лишь измотан! Остальное — мелочи. Подвернул ногу. Сломал пару пальцев на левой руке. Синяки и шишки не пересчитывал.

— М-м-м!

— О, да! А ещё он прикусил язык!

— М-м!

— Счастливчик ты, Северус! Сегодня тебя ждёт тихий вечер!

— Благодарю, мой Лорд! Идём, несчастье моё!

— М!

— Ужин в комнате! Но перед этим тебя нужно отмыть! Что это у тебя на ухе повисло? Мозги?

— Ы-Ы!

Потом меня волокли в протопленную мойку. Раздевали, мыли, лечили. Натирали чем-то приятно пахнущим, разогревая мышцы. Вправляли пальцы.

А я мог только благодарно мычать, засыпая с тазом в обнимку.


Глава 50. День сто третий

С раннего утра, когда проснулся облапанный с ног до головы Снейпом, понял, что день не задался! Они на слизеринском потоке все из породы змей, что ли?! Прижал меня к своей груди, закинул ногу и для верности поставил чертовски твердый подбородок мне на затылок.

— Ещё слишком рано! — сонно пробормотали над головой, едва я предпринял осторожные попытки освободиться. — Куда тебя понесло?

— Отлить я могу сходить самостоятельно? Или и тут от меня требуется особое умение темного волшебника? А может, подробный отчет? Или сходишь со мной и подержишь?

— Могу подержать здесь! — мурлыкнули в моё ухо и горячая ладонь неторопливо заскользила с груди к резинке трусов.

— Снейп! Не жми на живот! Я реально сейчас обоссусь!

— Правда? — насторожились сзади и тут же принялись активно выпихивать коленом с кровати. — Не смею задерживать!

Вот что я очень не люблю в нашем великолепном и роскошном каменном жилище, так это длинный путь в сортир! Выходить надо заранее и не скакать на обтесанным временем ступенях, чтобы не расплескаться. Зато обратно летишь пулей, спеша отогреть замерзшую задницу.

Вот по дороге обратно меня и перехватили. На ступеньках, ведущих к зияющему ходу в лордову берлогу стоял сам хозяин.

— Гарри! Иди за мной!

В джинсах и сером джемпере?! Значит, подвигов на сегодня не предвидится.

Молча Волдеморт подвел меня к узкой постели у окна. Неподвижно сидящий на жестком стуле у изголовья Марк, при моём появлении лишь слегка кивнул головой. Не сказав ни слова, поднялся и, отступив в темноту, просто растворился в ней.

— Подойди! — сделал знак рукой Волдеморт. Шагнув ближе, я всмотрелся. Очень бледный, с запавшими щеками. Я видел его пару раз до конца света. Но — да. Это он. — Перед тобой Джон Долиш, пропавший из монастыря на пару с Кингсли. Его совершенно случайно обнаружили Рудольфус и Антонин на краю пустого городка. Он брел, не помня себя.

— И зачем ты мне всё это говоришь?

— Он так плох, что я не рискнул копаться в его воспоминаниях. Северус поддерживает жизнь в этом изможденном теле, но не более того. Мы уже подумывали, не обратиться ли к помощи вампиров. Но несколько минут назад он заговорил.

— И что он сказал?

— Твое имя!

Только из-за серьёзности момента я прикусил себе язык. Стоял молча и ждал.

— Попробуй поговорить с ним. Подержи за руку. Я — рядом!

Ага, это на тот случай, если умирающий вцепиться мне в горло?! Ладно. Подвинув ближе стул, присел на самый краешек и осторожно взялся за палец холодной руки.

— Эм-м! Кх! Долиш, ты звал меня? Я Гарри Поттер!

— М-м! — вяло зашевелился больной. Волдеморт тут же переместился в изголовье.

— Ты что-то хотел сказать мне? — в ответ тишина. Даже мычать перестал. Но ресницы затрепетали, словно он проснулся. — Где ты был? Где Кингсли? Почему вы ушли? Где ты был?

Костлявые пальцы судорожно сжали мою руку, а под приоткрытыми веками замелькали белки глаз. Лорд тут же нагнулся, протянул руку и коснулся кончиками пальцев виска Долиша.

— Не молчи! — шепнул Волдеморт, закрывая глаза и всем своим змеиным видом демонстрируя, что он страшно сосредоточен!

— За что Кингсли решил избавиться от меня? Куда вы ушли? Не молчи, скажи! Ты возвращался обратно? Почему? Что случилось?

— Марк! — приказал лорд, спешно отскакивая от постели. Больной заметался, хрипя и выворачиваясь наизнанку. Вампир тут же закрыл мне весь обзор, склоняясь над Долишем, чем-то позвякивая и что-то шепча. — Идем! У нас мало времени! — одно движение узкой ладони и, трепеща мантией, лорд стремительно промчался мимо меня в открывшийся лаз. Ого, уже в боевом облачении? Дело плохо. — Поднимай молодежь на стену. До моего возвращения дежурите во всеоружии в полном составе! — остановившись на мгновение, бросил через плечо. — Присмотри за ними, Марк!

— Хорошо! — кивнул вампир пустоте. — Эрик?!

— Я здесь! — прошелестело в ответ и из того же места вышагнул второй вампир. У них там проход, что ли?

— Зови наших.

— Что случилось? — Никто не ответил. Точно дело плохо!! Надо звать НАШИХ!


* * *
— Поттер, срочно колись! Что происходит?! — судя по выражению лица, Драко готов был применить ко мне самые страшные пытки, что только знал. Щекотать пятки. Скрести ногтями по стеклу. И что-то ещё запредельное, что мой мозг не смог даже представить.

— Отвали! Я знаю не больше твоего!

— Просто должен же я знать, чего ожидать?! Или откуда! Все сорвались с места. Даже папА, словно молоденький, сдув с палочки пыль, полетел в бой!

— Угомонись, красавчик! — фыркнул Эрик, дернув плечиком. Наш дозорный. Сидит на стене, дрыгая ножками. Зато зрит вдаль добротно! И слышит лучше. И чует. Пока он с нами, можно расслабиться. — Вы тут только для вида! И для собственного успокоения! Никто никому ничего не сказал. Даже мне! — поднял он свой худенький бледный пальчик, подчеркивая важность своих слов. — Но я не обиделся! Сижу и бдю!

— Ожидание неизвестности — невыносимо! — пробормотал Невилл, приваливаясь к камням и пристально всматриваясь в скалы. — Уж лучше бы оно уже началось!

— Что именно? — живо поинтересовался Флинт, поигрывая острогой. Он явно засиделся на холодных камнях и был готов навешать любому, кто подвернется. Так, для согреву.

— Да что угодно! Уже вечер. Мы тут весь день сидим, — буркнул Невилл.

— А пошли светлым, на соседнюю стену морды бить! — оскалил крупные зубы Флинт.

— С фига ли? — оторопел от такого оборота дела Томас.

— А что ещё делать? — удивился Маркус. — Я прибежал на стену, весь взбудораженный и готовый к драке. Постоял. Поскучал. Подремал. Побегал туда-сюда, звеня замерзшими бубенцами. Надоело! Вон там стоит Оливер Вуд, с которым мы не договорили во время последней игры в квиддич!

— Думаешь, он отогреет твои бубенцы?! — удивился Эрик, оборачиваясь так стремительно, что чуть не свалился со стены. — Оу!

— Да пошел ты! — надулся Флинт.

— И да! — неожиданно подал голос Драко. Вскинул гордо голову, потер аристократический красный нос теплой перчаткой. — Я — красавчик!

— Замерзли у некоторых не только бубенцы, — пробормотал Невилл. Это точно.


* * *
Снейп пришел глубокой ночью. Разбудил меня, грохнув дверью об косяк.

— Что случилось?

— Какого черта ты спишь одетый? — с полотенцем на голове Снейп смотрелся бы забавно, если бы злость и раздражение, исходящие от него волнами по комнате.

— На случай тревоги. Вампиры остались на стенах. Они не спят и видят лучше. Поэтому они нас почти всех погнали спать. А что ты?

— Я? Мылся! — зельевар демонстративно потряс влажным полотенцем.

— А перед этим?

— Активно пачкался!

— Я серьезно.

— А я разве нет?! Поттер! Раздевайся и лезь под одеяло! — судя по хищному взгляду, мне нужно срочно надеть ботинки и валить дежурить на стену! Раскидывая вещи, Снейп кружил по комнате, не сводя с меня глаз. — У нас ещё брачной ночи не было! Думаю, пора наверстать упущенное!

— Эй! Без предложения руки и сердца?

— А другие мои органы тебе не нужны?

— Я к этому не готов!

— Да что ты?! Ты принял мои ухаживания!

— Будто меня кто-то спрашивал!

— Ты не был против!

— Да я орал об этом на каждом углу!

— Я целовал тебя, и ты отвечал мне! — скинув ботинки, Снейп принялся за джинсы.

— Это насилие!

— Не бойся, — оставшись в полурасстегнутой рубашке, поставил голое колено на постель. — Твой драгоценный зад останется невредимым! Мы просто поможем друг другу расслабиться после тяжелого дня! Снимай штаны!

— Как романтично!

— Цветы, если хочешь, я принесу завтра! Поцелуй меня! — потребовал Снейп, ловя меня за ногу и подтягивая к себе. В отсвете огня из камина он выглядел… Ладно, никто ж это не прочтет, а высказать просто необходимо! Крепкий, жилистый. Слишком уверенный и серьезно настроенный. Особенно об этом утверждал возбужденный член, выглядывающий из-под полы рубашки.

Короче, потрясая членом, ко мне по кровати полз Снейп. С одной стороны, я был категорически против! С другой.... С другой — я знал, что сейчас мне будет хорошо! Поэтому торопливо принялся расстегивать молнию на штанах.

Глухо заворчав, как большая собака, зельевар принялся активно помогать, вцепившись в низ брючин и вытряхивая меня из штанов. Небрежно откинув их в сторону, заскользил ладонями от лодыжек к бедрам.

— Предлагаю без церемоний и по ускоренной программе! — прошептал возбужденный мужчина, спешно целуя мои губы. — Поцелуешь меня?

— А я что делаю? — касаясь его рта губами.

— Не сюда, дурачок, — тихо рассмеялся Снейп, и я похолодел. Даже возбуждение, накатившее волной, стало отпускать. — Просто попробуем. Не понравится, действуй рукой! — и более не отвлекаясь на пустые разговоры, накрыл ртом мой член.

И мне стало так хорошо, что я не возражал, когда он через пару минут начал смещаться, не переставая сосать. Перекинув через мою голову ногу, изогнулся, нацеливаясь блестящей темной головкой прямо в лицо. Я впервые так близко увидел перед собой чужой член. Жутковатое зрелище. Особенно — здоровенные темные мохнатые яйца! Так что я просто закрыл глаза и нашарил его рукой. Такой же жилистый, как и его хозяин. Который нетерпеливо замычал и дрогнул ногами.

Качаясь на усиливающихся волнах неги, одной рукой наяривал по стволу, второй перекатывая в горсти мошонку. Сосредотачиваясь больше на сильных губах, что жестким кольцом перекатывались по моему члену. Горячие ладони массировали мои ноги, бедра, разгоняя кровь и усиливая возбуждение. Но когда чужие пальцы принялись ощупывать что-то за яйцами, я и понять не успел, как дернулся и начал кончать.

— Завидую, — сглотнув, хмыкнул Снейп, вновь переворачиваясь и устраиваясь на моей груди, вцепившись одной рукой в изголовье. — Но я так быстро не могу. Помоги мне! — и принялся яростно дрочить прямо мне в лицо. Тяжело дыша и не спуская глаз с моих губ, водил головкой члена в опасной близости от них. — Ну же, поцелуй меня! Господи, ну хоть лизни! — и под эти жалобные стоны я как дурак, послушно высунул кончик языка. Но, слава богам, не успел прикоснуться. И убрать его не успел, как меня окатило теплой липкой струей через все лицо. Испуганно закрыв глаза, я слушал, как Снейп рычит надо мной, прижимая дергающийся живой брандспойт к моему подбородку и изливая последние капли на мои щеки.

Вздохнув пару раз, он тут же принялся с меня слезать.

— Нет, лежи! Черт! Куда я его.... А, вот! Сейчас все вытру! Глаза не открывай! — влажное полотенце осторожно стирало с меня то, о чем я не мог думать без позывов рвоты. — Ничего! Все хорошо!

— Ты на меня кончил!

— Ты бы сам кончил, увидь такое! Припухлые губы, алеющие щеки. И дрожащий от страха кончик розового языка! — бросив на пол испачканное полотенце, принялся укутывать нас обоих одеялом. — Давай спать! А то, чувствую, от таких разговоров у нас намечается вторая серия!

Прижавшись спиной к моей спине, похлопал по моему бедру и притих.

Обалдеть! Это до чего же мы рискуем докатиться?! И в рот попало! Надо в следующий раз приготовить, чем заесть! Что? И сам испуганно вскинулся. Какой такой следующий раз?!


Глава 51. День сто четвертый

— Я здесь, мой господин! — сладко пропел такой знакомый голос. Эрик, вампир недобитый, весь немыслимо развратный, больше похожий на молоденького мальчика, чем на древнего упыря, кокетливо обнажил плечико. Повернувшись ко мне спиной, скинул коротенький халатик и, изогнувшись, потискал свои ягодицы. — Я готов!

Мама дорогая! Я что, сплю? Вот они, последствия кувырканий со Снейпом!

— Повернись! — а голосочек-то у меня чего такой шипящий? Вампир тут же встал ко мне передом, ни мало не смущаясь и закидывая руки за голову. Меня почему-то больше всего заинтересовал его маленький член, спокойно дрыхнувший на кругленьких гладких яичках. Чегой-то я так задышал-то? Меня, что, возбуждает именно то, что мой партнёр меня не хочет?!

Я встал, торопливо выпутываясь из халата. Ого, какой у меня член! Членище!

— Иди к зеркалу! — приказал я. И Эрик тут же послушно подошел к нему, уперся руками в резное дерево и призывно оттопырился. Маленькая темная дырочка маняще блестела промеж гладких ягодиц. Не мудрствуя лукаво, одной рукой направил свой член куда надо, надавливая второй на плечо вампира, насаживая его на себя. Вздохнул, купаясь в приятных, ранее не испытанных ощущениях и поднял глаза.

— А-а-а! Почему я Волдеморт! — заорал я, глядя на голое змеячье тело, пристраивающееся к зазывно улыбающемуся упырьку.

— Расставь ноги! — приказал тот, на кого я смотрел в зеркале. Правда, сам он смотрел на безвольно раскачивающееся хозяйство Эрика и, не скрываясь, наслаждался.

— Как это отключить? О, нет! Я не хочу смотреть на это! — но не смотреть получалось только тогда, когда лорд прикрывал глаза. А ещё он ТАК стонал!! Со мной он такие звуки не издавал! И Снейп! Обидно!

— Поттер! Ты охренел? — твою мать, ну же, я сейчас кончу! Только почему вампир так возмущенно уворачивается и орет голосом Снейпа?! Ткнувшись во что-то твердое и судорожно сжавшееся, вцепился обеими руками в кого-то уползающего и кончил. — Бля, ну вот, вся жопа в сперме!

И тут я окончательно проснулся. В своей комнате. Глядя на спину Снейпа, бурчащего что-то злобное. У него, кажется, даже спина была какая-то злобная! Стараясь не касаться задом постели, он сполз боком и принялся шарить по полу. Потом поднялся и, сверля меня яростным взглядом, принялся вытирать свой тыл.

— Что это было? Боже! И как теперь с тобой спать? — я потупил взор и пополз под одеяло. — Ну, уж нет! Рассказывай!

Отбрехался кое-как. Приснилось, мол, я в процессе, а тут попа снейпова. Рефлекс! Не виноват, раскаиваюсь, больше не буду. Судя по лицу пострадавшего, он судорожно соображал, а нет ли у него поблизости лейкопластыря, дабы залепить уязвимое место крест-накрест.


* * *
Проснувшись окончательно, как благословение судьбы воспринял ранний подъем Снейпа. Не знаю, как нужно вести себя с человеком, с которым нет ничего общего, но с которым ты фактически занимаешься сексом. И неплохим, надо заметить! Снейп напорист, опытен и в то же время — деликатен!

Если посмотреть на ситуацию издали и прищурив один глаз, он своеобразно заботлив. Не по своей воле, разумеется. И человечен. Когда заливается огненной водой.

А что у нас дальше по программе? Он будет отгонять от меня всех возможных ухажеров. Маглам я не интересен. Но вот в темных родах может начаться нездоровое шевеление, если там просекут, что сам лорд меня обучает.

А потом? Это чревато возможностью ощутить в один не прекрасный момент чужой член в своей прямой кишке. Это будет, наверное, неприятно и как-то унизительно, но не смертельно. Сомневаюсь, что лопну от жопы до пупка. А может, к этому моменту я уже возмужаю и смогу сам оседлать Снейпа?! Вариант! Если только во мне проснутся невероятные таланты, что маловероятно.

На завтраке моё настроение значительно улучшилось. Пользуясь отсутствием Волдеморта, Долохов в красках, в лицах, громко и с матом рассказывал о вчерашнем прошествии. Молодежь хохотала. Дамы стыдливо краснели.

— Ха-ха-ха, вашу мать! Это вам смешно! Сидели целый день на стене и все ваши потери — отморожение задницы! А я лично просто охренел, когда увидел всю эту серо-гнилостную массу, которая перла на нас! Сучьи дети!

— Кх! — очень громко и не натурально кашлянул Малфой-старший.

— Мы трое, я, Люциус и Северус взяли на себя правый фланг! Секли их в крошку, жгли и рвали к ебе…

— КХ!

— Но когда Снейп кинул свой чертов пузырёк в гущу толпы и в нас полетели кишки вперемешку с гов…

— КХ!!

— Люциус, ты задолбал кашлять в самые интересные моменты! Попей водички!

— Выбирал бы ты выражения! — кисло улыбнулся Люц.

— Повторить твои? Те, что ты выдал, когда мы вернулись? Пошли мыться, раздеваемся и тут, он вынимает из кармана серый сморщенный ху…

Дикий гогот оглушил меня. Снейп молчаливо восседал рядом, морщась от громких звуков и подкладывая в мою тарелку тушеные бобы с мясом.

— Спасибо! — скромно потупившись, поблагодарил я и взялся за ложку. Зельевар дернул бровью, но тут же взял себя в руки. А заодно и чайник.

— Чаю, милый?

— Охотно, дорогой!

— Сахар, зайчик?

— Два кусочка, котик!

— Поцелуй на десерт, рыбка? — обманчивое спокойствие смазывало свирепейший блеск в прищуренных глазах. Сейчас он мне при всех начнут горло десертной ложкой перепиливать!

— Меня сейчас стошнит! — спас положение Драко, выглядывая из-за моего плеча. — Пожалейте меня, не надо целоваться!

— Ты испортил такой романтический момент! — заявил я обиженно, скомкал салфетку и, швырнув её на тарелку с противными бобами, галопом ускакал прочь. А что? Я такое в кино видел. Там это было эффектно!

На площадке привычно согнул спину в поклоне (когда ж он звонок приделает?). О, славно, лаз открылся. Ускорение придал зычный вопль «Поттер, вернись!». Взлетев в логово Волдеморта, щелкнул пятками и тряхнул буйной головушкой в поклоне. Ай, что-то щелкнуло! Больше так делать не буду!

— Мой Лорд! Я готов к занятиям! — и поднял глаза… на Эрика, с ногами забравшегося в кресло у камина. Под моим ошалелым взглядом он скромно прикрыл голые коленки полами легенького халата.

— Я не звал тебя, Гарри! — сам хозяин потягивал что-то светлое из высокого узкого стакана, удобно расположившись в соседнем кресле. И глядя на его одеяние в виде халата, подумалось, что нифига мне не приснились потрахушки! Я их просмотрел, подключившись на халяву к бесплатной трансляции! И больше не хочется!

— Могу я… мне бы наедине пошептаться! — многозначительно подергав бровями, кинул взгляд на заинтересовано растопырившего уши вампира.

-Эрик, оставь нас! — холодно попросил лорд, не сводя с меня тяжелого взгляда. Неужели и я так скажу когда-нибудь Снейпу? Ага, лет так эдак через сто! Не обижаясь, Эрик легко поднялся и, улыбнувшись на прощание, истаял в тени. — Говори.

— Я расскажу кое-что про нас с тобой, чего ты не знаешь! А ты взамен расскажешь, что увидел в голове Долиша.

— Несоразмерная сделка, — откинувшись на спинку кресла, прикрыл глаза, делая вид, что меня тут нет. Вот только когти на левой руке вцепились на секунду в подлокотник.

— Это в твоих личных интересах, поверь.

— Нет!

— Я видел сегодня под утро во всех подробностях, как ты имел маленького вампира!

— Логичный вывод из того, что ты успел увидеть. Домыслы!

— Ты драл его, прислонив к этому зеркалу, и наслаждался видом его бесполезного хозяйства! — завещаю тебе дорогой Снейп вести этот дневник и блюсти целибат, в честь памяти обо мне!

Ничего не ответив, Волдеморт неспешно допил напиток, поднялся и неторопливо направился ко мне. Вот она какая, смерть Гарри Поттера! Босая, лысая и в шелковом халате.

— Ты будешь молчать об этом! — зашипели мне в лицо.

— Связь отключи, второй серии мне не надо! — чтобы шипеть в ответ, пришлось задрать голову.

— Будешь дерзить, отключу голову совсем!

— Это честность, а не дерзость! Что было в голове Долиша? И где он теперь?

— Закопан на заднем дворе! А что было, — багровые глаза во весь горизонт, иначе не скажешь, — я покажу! — и наложил свою ладонь на мой лоб. Последнее что я помню, истошный крик. Мой крик.


* * *
— Не шевелись! — опоздал! Я уже попытался поднять голову. Дикая боль лучше тысячи слов. Я послушно замер. — Пей! — это из старых запасов или Снейп успел наварить новых зелий?

— Что было? — а с голосом у меня что?

— Молчи, — кое-кто, судя по голосу, был нестерпимо зол. — Ты орал так, что я услышал тебя в нашей комнате. На кой дьявол ты поперся к темному лорду и вывел его из себя?

— Узнать.

— Узнал? Как только я тебя живого вытащил? Тебя ментально изнасиловали, дурень! Ещё немного и мозги вытекли бы через ноздри! Воды хочешь?

— Снейп! — приоткрыв один глаз, в мутном мареве вычленил что-то черное и на ощупь поволок к себе. — Кингсли добрался до Хогвартса.

— И хрен с ним!

— Он ведёт Дамблдора и остальных к нам.


Глава 52. День сто пятый

Самое главное, главное самое, что удалось отжать у этих жлобов карандаш. А то сижу тут как дурак, с тетрадкой, а писать — нечем. Где «здесь»?! Тогда всё по порядку.

Ночью выяснилось, что Снейп, адский зельевар, уже в курсе, что в нашу сторону очень медленно, но неотвратимо движется некрофильское войско. И по ходу движения ещё и увеличивается в размерах. И главное — так спокойно мне об этом сказал! Словно оповестил, что утро на дворе и пора, многоуважаемый мистер Поттер попу поднимать и изволить откушать плюшек с кофием! Скотина хладнокровная! Да у меня волосы во всех местах дыбом встали, как представил себе, сколько их будет, когда они до нас дотопают!

Хорошо, что холода наступают! Даже маглы заметили, что в заморозки мертвяки сильно замедляют ход. И истреблять их становится менее опасным делом.

С другой стороны, у магов всё как не у людей! Даже если они дохлые. Морозы на них если и влияют, то никто этого не заметил. И разваливаются они медленнее.

Интересно, они всей кучей к нам в гости приползут? Или двумя волнами? Если первые придут маги в составе половины магического сообщества — второй волне тут уже будет не фиг делать. Нас всех пожрут!

Но сейчас я не дома. В гостях! Вынужденных! ЧТОБ ВАС ЗОМБИ СОЖРАЛИ, МЕДЛЕННО, С ЧУВСТВОМ И РАССТАНОВКОЙ, НАЧИНАЯ С ЛЕВОЙ ПЯТКИ, УРОДЫ!

А всё почему? А потому что Волдеморту на жопе ровно не сидится!

Вначале они о чем-то спорили со Снейпом в нашей комнате (я подслушал). Лорд настаивал, что ритуал нужно провести вскорости, Снейп вяло сопротивлялся, приводя невразумительные доводы. Лорд напирал, что время с каждым днём все меньше и не стоит ждать до последнего. И что он постарается свести травматизм к минимуму. Боже, что он ещё такое удумал со Снейпом сотворить?

Додумать не дали. Я едва успел сделать вид, что только что подошел к двери, как меня схватили за руку и поволокли наверх. Хорошо, что сбоку подскочил Снейп и как верная жена (муж?) сунул в руки теплую куртку, пока Волдеморт с перекошенной мордой тянул меня за собой по ступеням.

Выкинуло нас на окраине неизвестно чего.

— Последняя просьба приговорённого? — склонился Лорд в шутливом поклоне.

— Охренел?

— Никакого почтения к своему учителю!

— Пока никого нет, позвольте сказать! Пошел ты в жопу, профессор мистер лорд Волдеморт, сэр! Надеюсь почтения достаточно?

— Твоё пожелание обязательно сбудется, в ближайшем времени! Если ты тут тапки не откинешь!

— СТОЯТЬ! — я уже понял, что этот гад сейчас свалит отсюда, неизвестно откуда. Поэтому ловко вцепился в его джемпер. — Ты что творишь?

— Проверка на выживание, Поттер! — прошипел Лорд, торопливо пытаясь разжать мои пальцы. — Зачистка города! Иди и убивай!

— Совсем сдурел на старости? — зашипел я в ответ, плотнее прижимаясь и пытаясь зацепится за него ногой. — Из меня чистильщик, как из Макнейера — балерина! Так и скажи, что я тебе надоел, и ты решил от меня избавиться! А совесть не заест? И Снейпа не жалко?

— Ничего не знаю! Это входит в ускоренный курс обучения!

— Чем я убивать буду?

— Придумай!

— ЛОРД!

— ПОТТЕР!

Старость и опытность победила жалко поскуливающую молодость и, оттолкнув её, то есть меня от себя подальше, уронила на землю.

— Я понял! Ты что-то удумал! Ритуал! Я слышал! — судя по тому, как Волдеморт не по-доброму сощурился, я на верном пути. — Меня подальше. А сам Снейпа раком и трахаться?! Запрещаю!

— Дурак ты, Поттер! — неожиданно ухмыльнулся лорд и сгинул без следа.

— Я тебе все космы повыдергаю! — неуверенно пригрозил я тому месту, где только что стоял темный маг.

В кармане пачка сигарет и зажигалка. Горсть леденцов и сухариков в кулечке. Во внутреннем кармане нож в чехле и свернутая тетрадка с карандашом. В потайном на рукаве — палочка. Ах, ты, носатик мой, позаботился! Лучше бы сам сюда перенёс и защитил своего маленького… худенького… хнык… меня!

Однако, надо о себе позаботиться!

Не буду описывать подробно, как обшаривал дома, выбирая свободный. Увы, во многих мне что-то не нравилось. Остановил свой благосклонный взгляд на окнах второго этажа. Окна целы. Не горелый. И даже дверь на месте. Прокрался внутрь, застывая подолгу на месте и прислушиваясь. Высчитал пальцем приблизительное расположение окон. Попытался использовать то, что лорд во мне так усиленно развить пытался. Хотя, больше полагался на слух и нюх. Вроде чисто. Как и в соседних квартирах. Ковырнул плохенький замок ножом и скользнул внутрь. С колотящимся сердцем и поднятым для удара ножом обошел маленькую квартирку, заглянув во все двери. И только после этого задвинул дверь массивной обувной тумбой, стараясь не скрипеть.

И засел у окна, ожидая своего любимого гадского лорда. Осталось только косы спустить из окна, что бы он вскарабкался по ним. Хотя.… Это же Снейп у нас Принц. Принц-полукровка. А это как? Половина принца?

Так бы и истратил остатки старого карандаша на глупые размышления, но на улице появились новые действующие лица. Я аж карандаш выронил.

Это было неожиданнее, чем танк у замка вампиров. Вначале я услышал хриплый голос. Он словно глас божий зазвучал неизвестно откуда. Наивный я даже подумал, что это Волдеморт мечется по городку и ищет потеряшку. Не тут-то было! Из-за поворота вывернул грузовичок и медленно двинул посередине улицы.

— Если вы слышите нас, не выходите на улицу! Вывесите в окно простыню или подавайте нам знаки! Но не выходите наружу, чтобы не подвергаться нападению. Мы гарантируем вам безопасность! Если вы нас слышите….

Не знаю, как на счет уцелевших, а вот мертвяки заинтересованно потянулись к машинке со всех сторон. Их тут же лихо отстреливали из луков, метко и бесшумно. Ой! Если бы не навыки ловца (как же давно это было?!), в моей голове сейчас была бы не хилая дыра! Наверное, я среагировал на странное движение в доме напротив. И это была вовсе не стрела! Стекло, вряд ли бы разлетелось вдребезги от заточенной деревяшки. Значит — снайпер. Я что, похож на дохлика? Ну на фиг, эта вечеринка явно не для меня!

Отпрянул от опасного окна и, не поднимая головы, пополз на четвереньках из комнаты. Если меня засекли — скоро жди гостей. Они, может, и разбираться не будут, живой я или как. Ну, спасибо тебе, Волдеморт, удружил! Он, что, и взаправду вообразил себе, что я огнём и мечом… кхм, палочкой и перочинным ножом пройду по этому городку, аки воин апокалипсиса?!Тут и без меня народу хватает! Залезу на самое высокое дерево, подожму ноги и пусть два часа потом уламывает меня с него слезть! До дерева не добрался. Ещё в коридоре уткнулся носом в тупые, обитые железом носки тяжелых ботинок, видные из-под полы пыльной мантии. Не успел я обрадоваться или испугаться нежданной встречи с магом, на мой многострадальный затылок прилетело нечто тяжелое, вдавившее моё лицо в грязные доски пола.


* * *
— Скажи слово! — низкий, хорошо поставленный голос из темноты. Ой, и болезненный тычок под ребра — оттуда же.

— Пошел ты на хер, придурок! В жопу себе ткни! — наверное, это не очень дипломатично, зато от всей души! Вот подожди, Лорд вернется, всех вас на палочку натянет!

— Такой маленький и такой злобный мальчик! — осуждающий второй голос.

— Где ты в последнее время видел добрых людей?

— Судя по тому, что ты ударил испуганного ребёнка по голове, тебя в добрые я так же не могу зачислить.

— Что есть доброта в наше время?

— Достопочтимые сэры! Может быть, вы развяжете меня и отпустите, а потом будете предаваться философии?

Затянувшееся молчание напрягало. Может они уже прицеливаются, как сподручнее отпились у меня кусочки помясистее? Повязку на глазах дернули и в полутьме передо мной предстали....

— А-а-а! — твою мать, мне только дементоров не хватало!

— Стоять! — стоящий сбоку подхватил меня за плечо, не давая завалиться на спину вместе со стулом.

Жуткий силуэт, стоявший впереди, откинул капюшон, являя миру впалые щеки и ослепительно голубые глаза. Мужчина неопределённого возраста улыбался так мирно, что слезу вышибало. Но руки развязывать никто не спешил, и плакать от умиления расхотелось.

— Хороший нож, — второй человек так и стоял сбоку. Чтобы его рассмотреть мне пришлось вывернуть шею. Невзрачное лицо, недовольно поджатые губы. — Где взял? — а если я скажу, что муж дал в дорогу? Пырить всяких подозрительных личностей!

— Там! — а что, разве я соврал?!

— На вампиров охотиться вышел? — усмехнулся дознаватель, крутя в руках мою волшебную палочку. — Слабоват колышек, — и принялся, придурок, гнуть её, проверяя на прочность.

— Хер свой так погни, идиот! А ну, лапы прочь от моего барахла! — задергался я в путах, видя как он прячет МОЮ палочку за пазухой.

— Какой грубый мальчик! — ахнул старший, всплеснув руками.

— Неужели ты один здесь бродил? — больше не глядя на меня, перетряс потрепанную тетрадь, показавшуюся ему пустой. Осторожно понюхал, а затем попробовал на зуб сухарик. — Нужно искать остальных!

— Думаешь?

— Уверен! Странный мальчик. Чистый, ухоженный. Без вещей. Наверняка разведчик.

— Слишком легко его взяли.

— Это-то и настораживает! Вели братьям осмотреть окрестности. Ничего не хочешь рассказать нам, мальчик? Пока по-хорошему?! — и склонившись, зашептал недоброе. — Сейчас так мало развлечений. А ты такой чистенький, маленький. Подумай, что сказать в следующий раз, чтобы уберечься от десятка оголодавших мужиков!

Руки развязали. Налили кружку воды. К которой я даже не притронулся. Во избежание. И оставили одного. Секунд на двадцать. Потом пришел здоровенный бугай в рясе, взглянул недоброжелательно исподлобья, демонстративно хрустнул пальцами и приземлился на принесенный с собой табурет у двери.


* * *
Обошел всю комнату. С тоской посмотрел на узкое высокое оконце. Пошкрябал ногтем крепкую стену. Неужели монастырь? Монахи, которые охотятся на мертвяков, отстреливая их из луков. Эффективно и бесшумно. Надо Лорду нашептать. Пусть наших натаскает.

Кстати, по поводу! А где наш дорогой лорд Волдеморт? Часов пять точно прошло. Он собирается меня забирать? А как он меня найдёт? Но нашел же как-то у вампиров!

Через час я уже скучал по своей комнатке, снейповскому матрасу, самому Снейпу… Короче, я пух от скуки, не зная чем себя занять. Попробовал разговорить стража. Но это было равносильно произношению проникновенной речи в безлунную ночь на кладбище. От обиды сел на стул и закрыв глаза, принялся выполнять домашнее задание. Нашаривать вокруг себя мертвую энергетику.

Но, то ли я фигово шарил, то ли братья туго знали свое дело, но ничего интересного не подвернулось.

— Поттер! — я радостно вскинулся, распахивая глаза и практически протягивая руки к спасителю. — Где ты шляешься? — такой родной и такой злобный голос всего лишь звучал в моей голове.

— Куда закинул, там и сижу! — обиделся я. Мысленно.

— Ты за двадцать миль от того места, где я тебя оставил! — продолжал злобствовать Волдеморт.

— Я не виноват! Меня украли! Озабоченные монахи! И ещё они отняли мою палочку! — торопился нажаловаться, пока Лорд не отключил связь.

— Боги, Поттер, где ты их нашел?

— Это их патруль меня нашел, когда они городок зачищали. Дали по жбану и привет! А теперь сижу под стражей.

— Много их?

— Видел только троих. И осторожнее. Они вооружены и лихо стреляют из луков. Аллё? Волдеморт?! Эй! Не смей меня тут бросать! — прислушался к гулкой тишине в своей голове. Чего я ждал? Ту-ту-ту, абонент находится вне зоны….

Потом дверь чуть приоткрылась. Но это снова не за мной. Кто-то из глубины низко надвинутого капюшона пошептался с моим стражем и тот предупреждающе зыркнув на меня, торопливо вышел.

Заскочил на минутку старший. Одарил меня карандашом.

— Не скучай, порисуй! — ах, ты, старый… старый… даже не знаю, как тебя назвать! Думаешь, буду послания строчить?! Или записывать всё что разузнал?

И я очень старательно, высунув язык от усердия, разрисовал вырванный лист половыми членами, в рясах и по-всякому. Аккуратно сложил и засунул в задний карман штанов.

— Мы никого не нашли! — сурово сдвинул брови старший, не забывая при этом улыбаться. А знаете, если приделать ему мысленно длинную белую бороду.… А у Дамблдора не было ещё братьев?! Не о том думаю! Было бы фигово, если бы они кого-то нашли. Докажи потом, что я их знать не знаю!

— Я говорил, что один! — обиженно пробурчал, старательно надувая губы.

— Что ты спрятал в карман? — тайное письмо, с полным описанием вашей базы и поименным перечислением каждого. — Будь любезен, — и протянул руку. Не буду. Тебе надо — сам возьмешь!

В самый захватывающий момент, когда чужая рука пытаясь добраться до клочка бумажки жамкала мою ягодицу, я кусал вторую руку, а старший пытался оттянуть меня за волосы, на глаза попалось нечто интересное. Я тут же разжал зубы и радостно улыбнулся.

— Я же говорил, этот идиот тут же будет строчить своим послание! — воскликнул младший монах, пытаясь развернуть бумажку, старательно притертую на сгибах. — Вот! — сунул в неё нос, всмотрелся и жутко перекосился.

— Кхм! — возмутился старший, краем глаза глянувший на мои художества.

А я счастливо улыбался, задрав голову. Под самым потолком, в самом что ни на есть голом виде, на корточках сидел Марк. Вывернув шею так, что почти касался затылком спины, белозубо сверкал длиннющими иглами клыков, разглядывая нашу возню.

— А мне покажете? — поинтересовался вампир, медленно сползая по стене и с любопытством вытягивая шею.

Не ожидал от монахов такой прыти! Думал, они при виде голого человека на стене падут ниц и примутся молитвами изгонять дьявола. Ничуть не было! Старший тут же выставил меня перед собой живым щитом. А младший, словно профессиональный фокусник, только дернул кистями и тут же принялся палить из двух стволов.

Страшное дело, должен вам сказать! Памятуя наставления Робин, при первом же выстреле заткнул уши и широко раскрыл рот. Но это мало помогло. Через сто слоев ваты долетало «пум-пум-пум!», «убей его!». А ещё меня дергали за плечи и явно чего-то хотели, вытаскивая из комнаты. Марк, злобно скалясь, метался по крохотной комнате так быстро, что расплывался в большое белое пятно. Каменная крошка летела во все стороны. А потом младший откинул бесполезное оружие в стороны, замер на долю секунды, словно приглашающе, раскинув руки. И вампир прыгнул ему на грудь.

Схватки не было. Марк тут же поднялся, перешагнул через неподвижного врага и протянул мне руку. Даже сказал что-то. Я послушно приблизился, показательно засовывая палец в свое ухо и разводя руками. Засмеявшись, вампир наклонился и дунул мне в ухо.

— Теперь слышишь?

— О, так лучше! А где…?! — пропажа обнаружилась прямо подле моих пяток. Он, что, умер от страха? Или это обморок? — Лихие монахи!

— Сомневаюсь! — ничего более не объясняя, Марк присел на корточки и откинул полу рясы сначала у одного лежащего, потом у второго. — Этот, — указал он на мертвеца (живым невозможно остаться, посмотрев на свою спину), — военный. Камуфляж и полная экипировка под рясой. Не плохая задумка, рядиться под святош!

— Почему?

— Люди церковникам доверяют больше чем военным. Потому что не ждут явных подлянок. Это сейчас не важно! — поднявшись, скользнул к двери и прислушался. — Я отвлеку. Выбирайся!

Твою маму, чуть не забыл. Обшарив карманы, вытащил свою палочку. Ножа,выданного Снейпом не было, поэтому пришлось позаимствовать нож мертвеца. Кривой, в два раза больше чем мой, он удобно лёг в руку. Теперь я готов.

Огнём и мечом? Что ж…


Глава 53. День сто пятый (вечер)

Гриффиндор я или на булку намазано?!

Намазано! Нечто вонюченькое такое и малоприятное! Особенно было страшно, когда крался по коридору в поисках лестницы, а из-за поворота вылетел Эрик. Я чуть проход за собой свежей кирпичной кладкой не заложил! Во сне, на члене Лорда он мне больше понравился. А тут подскочил, псих психом! Зубы торчат, зрачки больше глаз, рот в кровище. Вцепился в моё горло и с размаху швырнул на пол. Свалился сверху и ну меня обнюхивать.

— Ты вкусный! И запах такой знакомый! Ты пахнешь, словно… Поттер?!

— Здрасте! — я старательно отводил глаза, а вампир сел на пятки и стыдливо прикрыл ладошкой каменный стояк, которым секунду назад напугал меня больше чем клыками.

— Это… крови перепил…, давно на диете…, прилило…. Неловко как вышло! — ему осталось только мило порозоветь от смущения и я бы поверил. — Я, знаешь ли, перевозбужден!

— Даже не буду спрашивать, что именно ты делал с врагами!

— В смысле?

— В смысле — не понятно, ел ты их или....

— А? — Эрик опустил взгляд. — О! Не, для этого я мало съел!

Посмотрели друг на друга. Помялись.

— Ты выведешь меня отсюда? — задал я сокровенный вопрос.

— Я, по-твоему, что, супермен какой-то? Проложу для тебя проход впалой, голой грудью? Сам ищу куда спрятаться! Кстати, откуда ты выполз?!

— Туда лучше не возвращаться! Там, по меньшей мере, один труп. И не очень хочется быть рядом с ним, когда он встанет!

— Кто из нас темный маг, повелитель бродячих мертвяков?

— К великому сожалению, никто! Я ученик, у которого не очень-то получается.

— Главное — это практика! — с умным видом заявил голозадый вампир и поволок меня туда, откуда я с таким трудом выбрался.

Доброго синеглазого деда уже не было. Наверное, уполз благополучно. Второй смирно сидел на жопе, созерцая мутными глазками стену за своей спиной. Эрик приложил палец к клыкам и закивал на покойника, призывая меня к действиям.

Сосредотачиваться, прикрыв глаза, не хотелось. А нашаривать связующие нити, глядя на затылок поддергивающейся головы — не получалось.

— Если кинется — грохни его! — одними губами просигналил вампиру и закрыл глаза.

У свежаков, оказывается, всё устроено немного иначе. Нити совсем тонкие, хрупкие. Не имея возможности успокоиться и сконцентрироваться, я путал их, рвал и в ярости отбрасывая в сторону, отчаянно пытался связать со своими.

А когда передо мной завозились, не мудрствуя лукаво, просто стянул все свои нити в толстый жгут и злобно воткнул в призрачную дымку перед собой, обозначающую поднявшееся тело.

— Подчинись! Я твой хозяин! — больше уверенности в голосе, Гарри! Не важно, что покойничку всё равно кого глодать. Хозяин? Хрен с ним, пусть будет хозяин. Лишь бы поближе подошел. — Стоять! Сука, перегнуть тебя через колено и драть в жопу ржавым дрыном без наркоза! — кажется, я начал повышать голос от собственного бессилия. — Разотру по полу ровным тухлым слоем, сожгу и прах развею. Смирна-а-а! Стоять! Бояться! Дрожать отчетливой дрожью перед повелителем!

— Это ничего, что я немножко обоссался? — скромно поинтересовались сбоку.

— Чего?

— Ты так орал! Не знал, что темные маги нежить на голос берут!

— Много ты про темных магов знаешь! У меня своя метода!

— О! Тебе виднее! Что дальше будем делать?

— Поверни ему бошку на место!

— А если она окончательно отвалится? Буду ею из-за угла недругов пугать?

— Крути, давай, только в нужную сторону. А то, и правда, отвалится. Слышь, умертвий! Смирна! — кажется, он и правда был военный. Ишь как пятками щелкнул! Вяло и в разные стороны. — Охраняй меня!

— Развлекаетесь? — а вот и Марк.

— Ы-ы-ы! — Это мой зомби бросился выполнять приказ. Выпучив от усердия глаза и растопырив руки.

— Но-но-но! Даже если я голый, без ужина и цветов — не согласен! — Смеясь, увернулся Марк. — Гарри, уйми своего свирепого телохранителя!

— Фу! Ко мне! Рядом! Сидеть!

— Офигеть! — захохотал Эрик. — Цирк на колесах. Дрессированные зомби!

— И голые акробаты! Прикрыли бы вы свой стыд и срам!

— Срам, чур, у меня! — Поднял руку Марк. — А стыд — у тебя.

— Чей-то у меня стыд? — маленький вампир обиженно сравнил достоинства и скуксился.

— Ребята, я вам не мешаю?

— Ой, совсем забыл! — хлопнул себя ладонью по лбу Марк, приоткрыл дверь и воровато осмотревшись, выскользнул наружу. Не прошло и нескольких секунд, как он протиснулся обратно, волоча за шиворот уже знакомого мне старикана. Замотанный в то ли штору, то ли скатерть, он гневно сверкал глазами и жевал кусок ткани, что затыкала ему рот.

— Я обыскал что успел! Чувствую запах, но не понимаю — где? А этот старый крендель наверняка знает, но не хочет говорить, — Марк ослепительно улыбнулся, сияя клыками. — Но, думаю, что два вампира, колдун и зомби смогут его разговорить! Гарри, ты готов? — и рванул за кляп, едва не лишив человека зубов.

— ПАМАГИТЕ-Е-Е!

— Да хоть лопни от натуги! — злобно ухмыльнулся страшный почти темный маг, в смысле, я. — Тебя теперь никто не услышит!

— Выбирай, чего бы тебе хотелось такого изысканного напоследок? — сладко пропел Марк. — У нас тут есть вампир, желающий поразвлечься! — Эрик услужливо подскочил на четвереньках, угрожая острыми иглами клыков и розовеньким, похотливо дрожащим членом. — Свирепый колдун, готовый содрать с тебя шкурку целиком, — махнув палочкой, спрятанной в рукаве, подтащил ближе стул и расселся с видом царственной особы. Наверное. Хотелось бы так думать. — А есть восставший и его гастрономические изыски известны даже тебе!

— Рядом! Сидеть! — если зомби сорвется, надеюсь, вампиры успеют прибить его окончательно.

— Нечистые! — простонал старец и закрыл глаза, всем мученическим видом демонстрируя, что готов бороться за свою душу до конца.

— Есть немного, — вяло ответил Эрик, уныло разглядывая свои пятки.

— А что мы хотим-то? — зашептал я. — Просто запугать его до смерти?!

— Не всё так просто, Гарри! Я эти двуличные рожи давно ищу! Ползают по местности, собирают народ, как урожай на поле. И прячутся. Мы думали, может помочь им, раз люди занялись хорошим делом. А потом я узнаю, что на конкурента кто-то вышел и начал торговать. Товар — первый сорт, за который они всё что захотят.

— Товар? Какой такой товар? — сложно участвовать в разговоре на равных, не понимая темы разговора.

— А как ты думаешь, что сейчас в нашем мире ценится, как никогда?! — вопрос с подвохом. Смотря кем. Маглы душу заложили бы за оружие и боеприпасы. Рон — за грузовик с консервами. Я?! Вообще без понятия. — Люди, Гарри! А особенно — дети! Маленькие, сладенькие детки.

— Штучный товар! — со знанием дела закивал Эрик, украдкой облизываясь.

— Где. Они. Спрятаны? — как-то по особенному спросил вампир и, мне захотелось вывернуть карманы и отдать все, что есть.

— Эх, Снейпа с зельем не хватает! Что они с детьми обычно купленными делали?

На этот раз на Круцио сил и фантазии у меня хватило с избытком.


* * *
Мы ушли так легко, что я даже обиделся. Думал, мы будем пробиваться с боями. Меня непременно ранят, кроваво, но не опасно. Волдеморт будет рыдать после моего героического возвращения и каяться, что бросил меня одного. А Снейп…. О, он будет массировать мои усталые ноги, постепенно поднимаясь легкими поглаживаниями выше, пока…. К-хм, об этом будем думать позднее.

Не тут-то было! Мне приказали науськать созданного мертвяка искать живых и напасть. А самого меня небрежно взвалил на плечо маленький и хрупкий Эрик (деда загрузил на себя Марк) и мы просто выпрыгнули в подходящее по ширине окно. А дальше скакали кверху попами на несущихся с сумасшедшей скоростью упырях, уходя в закат.

Дальше тряслись куда-то на бронетехнике, где старика тыкали носом в какую-то карту. А вокруг меня ворковала Гермиона, предлагая одновременно воду, галеты, сигареты и прижимая мою многострадальную голову к своей щуплой груди.

Повеяло холодом и я думал, что пора начинать вспоминать что-то хорошее и гонять дементоров. Но хорошее в голову не приходило и я даже с сомнением посмотрел на грудь Герми. Может, если её пощупать…. Хотя, для щупанья там как-то немного отросло. И всё же я рискнул, проникновенно посмотрев в глаза и очень неуверенно положив руку на жесткую кожу куртки.

— Гарри?! — прошептала девушка, влажнея глазами.

— Поттер?! — взревели у меня за спиной голосом Снейпа.

— Черт! — спешно отдергивая руку, повернулся к перекошенному от ярости магу. — Да я только Патронус хотел вызвать, а хороших воспоминаний не наскрёб. Вот я и это… того….

— Поттер в беде! — повернулся к Волдеморту зельевар, свистя пережатым от бешеной злобы, горлом. — Поттер в смертельной опасности. А Поттер тут набирается приятных ощущений, которых у него мало! Мало? — рывком поднял меня за плечо и подтянул к себе. Вцепился мне в челюсть пальцами так, что за ушами опасно хрустнуло. Наклонился ниже и присосался ко мне при всех своим самым злобным, самым ядовитым поцелуем.

Дементор! И Патронус тут бесполезен! Мне осталось только схватиться за его плечи, чтобы не упасть. И нет, ноги мои не подкосились от любовной страсти. Но голову Снейп мне запрокинул так, что если бы поцелуй внезапно кончился и он разжал руки, я бы просто грохнулся. И пока я пытался вытолкнуть чужой язык из своего рта, Снейп отпрянул, тяжело дыша. Долго смотрел мне в глаза, не моргая и успокаиваясь. А потом развернулся к безмолвному Волдеморту. — Я даю согласие на ритуал, мой Лорд.


Глава 54. День сто пятый (Очень плохая ночь в жизни Гарри Поттера!) Часть первая

Опять не угадал!

Думал, сейчас развернём орудия и грянем из всех стволов. Тактик и стратег из меня никакой. То, что искомые дети могут оказаться под обстрелом, мне не сразу в голову пришло. И то с чужой подачи.

Волдеморт установил купол невидимости. Люди рассеялись, занимая позиции, показывая друг другу что-то непонятное на пальцах. Если бы мне так потыкали в глаза, потом сжали кулак и что-то ещё, я бы сел на жопу, воспринимая это как «сиди, не дергайся, а то в лоб получишь!». А эти ничего, опытные. Головами покивали и расползлись.

Снейп со мной не разговаривает. Только смотрит иногда, когда думает, что я не вижу. Морщится. Жует губу. Обиделся. Ревнует, наверное. Чёртов собственник.

Вампиры, те, что ещё были в штанах, быстро и беззастенчиво разоблачились и куда-то молниеносно унеслись. И Гермиона даже глазом не моргнула, собирая раскиданные вещи. А когда я мелькнул перед ней своей обнаженным великолепием (боже, до сих пор вспомнить стыдно!), заалела румянцем и скромно удалилась. Молча собрала штаны и куртки, аккуратно сложила в сторонке. На меня тоже не смотрит. Зато на Снейпа кидает виноватые взгляды.

Остался только Марк, сидящий в проёме распахнутого бокового люка и беззаботно болтающий ногами. Подсел к нему, единственному, кто на меня вроде не обижается.

— Поругались? — шепнул вампир и дернул подбородком в сторону слоняющегося неподалёку зельевара.

— Ерунда.

— Снейп не тот человек, при котором, подержавшись за впалую девичью грудь, можно смело сказать «Ерунда», — с видом мудреца изрёк Марк. — Если бы моя пара так сделала, прибил бы обоих. Тут же. На месте преступления.

— Волдеморт отмашки не давал. А мой «пара» действует только по свистку вышестоящего.

— Глядя на него, не скажешь, что им можно так запросто управлять.

Я мог только пожать в ответ плечами.

— Не понимаю.

— Чего именно, Гарри?!

— Ты вампир.

— Америку открыл, — рассмеялся Марк.

— Люди называли таких, как ты, «живые мертвецы».

— Было.

— Но ты самый человечный из всех, кого я знаю.

Человечный упырь человечно оскалился огромными клыками.

— Всё не так, как кажется, милый Гарри, — вздохнул вампир и рассеянным жестом взъерошил волосы на моей голове. — Я прожил столько лет на этом свете, что могу позволить себе быть человечным. Но спасаю людей из очень корыстных побуждений. Для вампира это еда. Это жизнь. Раньше вас было так много, что можно было позволить себе капризничать. На завтрак блондинка с первой отрицательной. На ужин — мальчик с третьей положительной. Теперь любая тушка живого человека — на вес даже не золота. Жизни вампира.

— Значит, я был прав. Ферма маглов — твоя идея. И не кур там будут разводить. А самих людей.

Вампир, широко улыбаясь, склонил голову на бок, словно прислушиваясь.

Помолчали. Я закурил.

— Что дальше делать будешь?

Рассеянно пожав плечом, Марк уставился куда-то вдаль.

— Жить. Возрождать мир.

— Глобально. Мне бы в живых остаться. А тут ещё Снейп. Я его, конечно, всерьёз не воспринимаю. И все эти бредовые разговоры про ухаживания. И ноль этих самых ухаживаний.

— Извини, я сейчас немного не понял, — хмыкнул вампир. — Что тебя больше расстраивает? То, что все знают о вашей связи со Снейпом? Или то, что дело не движется с мертвой точки?

Я задумался. Ненадолго.

— Третье. Меня забыли спросить. Чувствую себя принцессой, которую выволокли из высокой башни за косу для организации династического брака.

Марк закрыл глаза, видимо представляя такую картину. Коротко хохотнул и уставился на меня.

— Знаешь, если смотреть в таком ключе…. Тебе повезло!

— Офигенное везение!

— Представь такую ситуацию, — склонился ко мне Марк и едва слышно зашептал. — Лорд держит тебя при себе или взаперти. И ты даже не предполагаешь, что он вышел на союзников, с которыми желательно укрепить отношения. В один далеко не прекрасный день тебя моют, одевают, пудрят носик и торжественно выводят. И дарят лысому, страшному, кривопузому извращенцу, который благодарит всех за подарок, блестит глазками и щупает тебя за зад.

— Фу!

— «Фу» будет потом, когда он разложит подарок и поимеет его всеми известными человечеству способами. Все в жизни познаётся в сравнении, Гарри!

Я, не моргая, уставился на Снейпа. Боже, да он просто крёстная фея! Злобная, носатая, сидит, курит в кулак и старается незаметно на меня зыркать.

— Ладно! Пойду, начну переговоры с теми, кто ещё жив, — легко поднявшись на ноги, Марк гибко, беззвучно потянулся. Я не успел ресницами хлопнуть, вампир словно растаял.

Свято место…. В смысле, почти на этом же месте возник Волдеморт.

— Нам пора, Гарри! — И сказал-то как! Проникновенно! Что уже не внушает доверия.

Тут же подскочил Снейп, с взглядом, преисполненным несгибаемой решительности. Ничего не сказал, просто встал рядом.

— Уверен?! — чего-то они оба такие недовольные. Но Волдеморт на порядок недовольнее. Зельевар кивнул. Меня взяли под руки (вцепились так, словно это я должен их аппартировать) — и мы понеслись навстречу приключениям.


* * *
Дорогой дневник.

Мне очень плохо. Физически. И внутри что-то защемило и не отпускает.

Меня поимели. Как женщину.

И я плакал.

И мне стыдно.

И очень хочется лечь и умереть.


Глава 55. День сто пятый (ночь) Часть вторая

Приключения обещали быть неприятными. Это я сразу просёк.

Прибыли в замок к вампирам. Волдеморт, освоившийся здесь, как у себя дома, тут же куда-то заторопился. Но не забыл бросить через плечо Снейпу:

— Подготовь его!

— К чему? — вопрос-то я задать право имею, а вот ответ на него получить — вряд ли. С перекошенным от напряжения лицом Снейп схватил меня за локоть и поволок в противоположную сторону. О, ванна? Мыть меня будем. Для ритуала? А разве не сам Снейп давал на него согласие? Я лично никаких согласий не давал. А требуется ли оно тёмным магам, особенно после того, как я сам попросился в ученики?

И глядя, как зельевар наполняет ванну водой, окунает в неё руку, морщась и подкручивая краники, понял всё!

Осознание происходящего накрыло с головой. Глядя в ссутулившуюся спину бывшего учителя, только и смог выдавить из себя: — Нет!

Думал, он меня ударит. Развернулся, сжимая кулаки так, что костяшки побелели. Губы поджаты до невидимости.

Подышал, раздувая ноздри. Разжал кулаки, стряхивая воду с пальцев.

— Раньше надо было думать.

— Нет, — прошептал я, не двигаясь с места. Шутка про отношения ученика и учителя оказалась совсем не шуткой. — Нет.

— Раньше надо было думать, — брызнул слюной Снейп в крике. — До того, как попросился в ученики! И после того, как узнал, что в нашу сторону идет армия мертвяков, под предводительством твоего любимого директора Дамблдора. Иди, пожалуйся ему на несправедливость жизни! Всегда кто-то прикрывал тебя, умирал за тебя, жертвовал собой. А теперь некому, Гарри! Никого не осталось. Только ты, наедине со своими проблемами, которые ты, идиот, зачастую, сам себе создаешь. Думал, что подружился с Тёмным Лордом? Стал ему лучшим другом и товарищем?! Спешу тебя разочаровать, Гарри. У него на тебя несколько иные планы. Раздевайся!

— Ритуальное омовение, — истерично захихикал жертвенный агнец в виде меня, яростно сдирая с себя одежду. — Кто поимеет меня? Ты? Он? Может, оба? Не стесняйтесь, господа тёмные маги, я весь к вашим услугам!

— Не хочешь правды? — зашипел Снейп, запихивая меня в горячую воду и хватаясь за мыло и губку. — Зайдем с другой стороны. Ты же у нас герой, Гарри! Всю твою жизнь тебя исподволь готовили к борьбе со злом. Каждый твой шаг, каждое сказанное тебе слово, каждый начисленный за героизм в школе балл. Всё направляло в нужную сторону. Ты должен был сразиться со злом во благо человечества. Что изменилось? Цель убийства для всеобщего блага просто сменила имя. И методы твоего воспитания, как героя.

— Всё знаешь из собственного опыта? — сфыркнул с носа пену, когда Снейп уперся с силой в затылок, натирая спину и плечи, почти макая меня лицом в воду. — Тоже в герои обучался? Кем? Светлым директором Дамблдором? Сорвалось? Не согласился за сладости? Ой! — взбешенный зельевар так рванул за мои волосы, что чуть не обнулил всю шевелюру. Стоя за моей спиной, запрокинул мою голову, всматриваясь в глаза. Давай, сверни мне шею, и закончим на этом на сегодня. — Значит, не ты. Не побрезгуешь после Лорда меня пользовать, пара моя? В печали и в радости, значит? И что меня сейчас ждет? Полная печаль?

— Я подготовлю тебя, чтобы не было полной печали, — таким тоном с меня раньше спрашивали домашнее задание, заранее зная, что я его запорол. — Ничего не бойся. Не смущайся. Это… — тут он замялся и отвел глаза, — надо перетерпеть. Один раз.

— Один раз? — дернувшись, освободил волосы и уткнулся носом в коленки. Помощи от Снейпа не будет.

— После этого он больше не прикоснётся к тебе.

Так и подмывало спросить, как в фильме: «Обещаешь?». После таких слов обязательно не сбывалось то, что обещали и, героя мучила совесть. Снейпа будет совесть мучить?! Сомневаюсь.

— После этого ко мне НИКТО не прикоснётся! — хотелось бы, чтобы и «до», но не получится, факт! Собственное бессилие злило и опустошало. — Считай, что я проникся. Что дальше?

— Домывайся, у нас немного времени, — небрежно отерев ладони о штаны, Снейп вытащил две сигареты, прикурил обе и воткнул одну мне в губы. Последняя сигарета приговорённого?

Вода не успела остыть, а меня уже вытащили и растирали жёстким полотенцем.

Одеться не дал, оставив стоять обнажённым на холодном каменном полу.

— Иди… — шумно сглотнул, давясь словами. — Иди ко мне.

Пошёл. Не бегать же мне от него и Волдеморта по замку, сверкая голым задом. Очень хотелось прикрыться спереди. Смешно, ей богу, чего там Снейп не видел?!

— Встань вот так, ко мне спиной, — зельевар выхватил палочку. — Наклонись, правое колено поставь на кушетку.

Представил, какой вид у меня будет и что увидит он. Замотал головой.

— Ты что, будешь придавать моей жопе эстетический вид? Брить? Не дамся!

— Гарри, Лорд церемониться не будет. Тебе нужно, чтобы к унижению добавилась боль? Я попытаюсь тебя размять.

— ЧТО-О-О?!

— Твою…! Не усложняй! Буду разминать твой анус, чтобы член твоего любовника не порвал тебя!

— Не дамся!

— Могу обездвижить! Перестать ломаться! Ничего страшного не произойдет! Ну же, это всего лишь я! Помнишь, мы спали обнявшись. Я ласкал твой член ртом. Мы целовались. Посмотри на меня! — да он нервничает больше, чем я. Эта мысль отчего-то успокаивала. И я просто встал, как мне было сказано. — Не пугайся, — куда уж больше, — я применю заклинание. — По кишке словно ледяной ветер пронёсся. Не смертельно, но очень неприятно. — Вот так! Даже при рождении ты не был настолько чист и стерилен. Вот так! Теперь смажу палец и…

— Бога ради! Не надо комментировать всё происходящее!

— Ну, как знаешь, — кажется, он с облегчением выдохнул позади меня. Вот я бы не смог лезть кому-то в задницу пальцем и при этом всё описывать вслух. А Снейп учитель, хоть и в прошлом. Ему не привыкать всякую фигню объяснять.

Что-то несмело потыкалось мне в перепугано сжавшийся зад. Прицеливается?!

— Расслабься! — легко сказать. Не могу же я крикнуть «Жопа, вольно!» и получать от этого удовольствие?! — Ладно. Попробуй начать тужиться.

— Но тогда я могу…

— Не можешь, нечем. Просто тужься!

Вот, опять начал хихикать. Это нервное. Я чокнусь, начну петь и пританцовывать, и у Волдеморта на меня не встанет.

— Что?

— Ощущение, словно я рожаю. Давай, Поттер, тужься, показалась голо-о-о-О!

— Спокойно, это всего лишь палец!

— Вынь-вынь-вынь срочно! Я сейчас обосрусь!

— Сказал же — нечем! Внутри тебя пусто до желудка!

— Значит, высру желудок! Ой!

— Второй палец!

— Не думал, что у тебя такие жирные, толстые пальцы! А когда будет кайф?

— Это зависит от многого! — ощущения, словно мне в зад здоровенный штопор вкручивают. — От твоей чувственности, от умений партнёра.

— Как у Волдеморта с умениями?

— Вставай.

— В дыру внутренности не вывалятся при ходьбе?

— Зажми руками, на всякий случай.

— Не смешно.

— Знаю. Идём.

— А одеться?

— А смысл?

Мы вошли в маленькую, тёмную комнату. Недостаточно тёмную, ибо Волдеморта я разглядел. А ещё разглядел нехилую такую кроватку, на которой и должно свершиться святотатство над моей жопкой.

Лорд отошел от стены, одновременно сбрасывая с плеч мантию. Интересно, что-то принял или весь в предвкушении? Во, как стоит! Это будет поболее двух или трех пальцев Снейпа. Оно в меня не влезет. Я лопну и разойдусь по швам.

Предполагая скорый капец своей нижней части, встал столбом.

— Не стесняйся, Гарри! Иди сюда, — присел на ложе предстоящей любви и похлопал по тонкому покрывалу.

— Не могу.

— Почему?

— Ноги не идут, — ответил я честно, стараясь не шмыгать носом.

— Северус, неси его сюда, — скомандовал поджидающий любовник, сам лениво не двигаясь с места.

— Обхвати за шею, — прошептали в ухо, и мои ноги взмыли в воздух. — Не так я этого хотел. Не для кого-то я нёс бы тебя в постель. Только для себя. И только по твоему желанию, — на грани слышимости выдыхали мне даже не в ухо, в самую душу. — Не бойся. Я рядом, — и возложил меня на постель, отступая тут же в сторону.

Но ужас происходящего я осознал, только когда Лорд выдал:

— Ты должен выказать мне свое уважение и покорность, — а на то, как я вытянулся и поспешно закрыл глаза, тихо рассмеялся. — Не так! Твой выход, Гарри! Ты будешь ласкать и ублажать меня. А я за это подарю тебе толику своей силы и могущества. Можешь начинать! — и сам откинулся на подушки, закидывая руки за голову и с интересом поглядывая на мои выпученные глаза.


Глава 56. День сто пятый (ночь) Третья часть

- Что может быть более возбуждающим, чем растерянный обнаженный девственник в твоей постели? – многоопытный наш вождь кривил насмешливо губы, а я прикидывал, успею ли изгрызть его, пока Снейп за ноги не оттащит. Убивать нельзя. Куча крестражей припрятана где-то в тайниках. А вот в каком психическом раздрае вылупится новый Темный Лорд, ещё тот вопрос. Чёрт, о чем я думаю в такой момент! - Гарри, поцелуй меня!

Так! Вдох через нос, пауза, выдыхать медленно через рот.

- Что я буду иметь с этой процедуры?

- Ночь любви с величайшим волшебником так ещё никто не обзывал.

- Какая честь, буду первым.

- Всё испортил, - вздохнул Лорд, садясь и скрещивая ноги. – Разве Северус не объяснил происходящее?

- В очень сжатом виде.

- ...?

- Сказал, что я идиот.

- Поттер, как же с тобой сложно. Тебе и надо-то всего лишь мне уступить.

- Я лег на спину и крепко зажмурился. Чего тебе ещё от меня надо?!

- Если я расскажу, это не сработает. Скажи, ты веришь в то, что я никогда ничего не делаю просто так? – дорогой, я не так давно тебя знаю, чтобы быть в этом уверенным на сто процентов. Весь мир знает, на что ты способен. Но что именно тебя на это толкает, не знают даже тараканы в твоей голове! – Я буду говорить, что нужно делать, хоть это и против правил. Ты будешь покладисто говорить «Да, сэр!» и выполнять. Можешь плакать, это незазорно. Материться, сопротивляться и драться в самые страшные моменты тоже можешь, но не стоит. Приятно не будет. Просто перешагни через это и забудь.

- А Снейп? Он будет наблюдать? Будет стоять и набираться опыта?

- Где? – очень фальшиво удивился Лорд. Конечно же, я тут же закрутил головой. Жиденько раскиданы свечи. Стены измараны надписями и символами. А вот Снейпа нет. Не под кровать же он заполз?! Слегка сдвинувшись с места, стрельнул глазами вниз. Символы и на полу, но торчащих ног из-под постели не видать. – Га-а-рри! Нам пора заняться делом. На чем мы остановились?

Если б он хотя бы, ну не знаю, обнял меня или что. А то завалился на спину и лыбиться предвкушающее. Пришлось пристраиваться сбоку и тянуться губами. Чувствуя себя некрофилом. Целовать вялые губы, которые и не собирались отвечать, было «Фу!» и бр-р-р!

- Твой поцелуй на лестнице был больше наполнен чувствами.

- Тогда я был благодарен!

- Ты не представляешь, чем я одарю тебя! Многие за такое благодарили бы меня до конца дней своих, - интимным шепотом оповестил Лорд. – Так что будь ласков со мной!

Я старался. Правда!

Лизал мочки его крохотных ушей (Лорд брезгливо заерзал). Осыпал невесомыми поцелуями гладкую кожу на шее и плечах (тут он сонно вздохнул и попытался незаметно почесать коленку). Теребонькал крохотные сосочки (которые должны были налиться кровью и набухнуть, но вместо этого расплылись обслюнявленными кляксами). Руками продолжил елозить не ниже ребер, не зная, что делать дальше. Лорд знал. Положил мне ладони на плечи и надавил, пытаясь сместить вниз.

Нет. Не хочу! Не буду!!

Вцепился в простынь скрюченными пальцами и упёрся коленями.

- Я начал скучать, - холодно сообщили мне в затылок. – Мне применить силу?

- Пошел ты!

- Покорность!

- Пошли вы все! Ничего не хочу! Мне это не надо! Всё! К чёрту! Где мои штаны?!

Я вскочил, сжимая кулаки и озираясь, чем бы обмотать бедра. Хотя, если дело дойдет до драки, можно и без штанов побегать.

Ответом мне был смех. Холодный, бездушный смех. Волдеморт только что в ладоши не хлопал, леденея глазами.

- Иного не ожидал, - закивал он головой. – Унижение? Засчитано. Закончим начатое? Иди ко мне! – последнюю фразу мне прошептали на парселтанге.

Символы на полу и стене засветились алым, будто их сбрызнули свежей кровью. Вот так сюрприз! Только теперь рассмотрел, что кровать стоит по центру пентаграммы, на лучах коей покоились презабавнейшие вещицы. Чашу помню по посещению гоблинского банка. Некий медальон. Диадема, где я такую видел?! Кольцо тоже знакомо, Лорд с пальца своего снял.
Интересно, а Волдеморт знает, что это я его дневничок насмерть клыком затыркал? Должен, по идее, Люц наверняка настучал.

Стало совсем не по себе. Он, что, возрождаться надумал? А потом? На конкурсной основе или « в живых останется только один»? Но директор Дамблдор утверждал, что осколки души могут соединиться в хозяине по причине его осознания содеянного и глубокого раскаяния, которое, к слову, может его тут, же на месте, и убить. И ни слова в инструкции не было насчёт «Трахни Поттера – возроди крестраж!».

- Они здесь зачем? – пора рвать когти. Вне зависимости от ответа. Директор освободил школу, можно там прятаться. Иначе сейчас будут осколки лордовской души в меня вкладывать. И будет у лысого дьявола равный соратник.

- «Они»? – недобро прищурился и по-змеиному потёк в мою сторону.

- Дневничка не хватает для коллекции.

- Альбус - болтун.

- Но в молодости ты был симпатичнее.

- Посмотрю на тебя через пятьдесят лет.

- Зубы не заговаривай! Ты что удумал?

- И давно ты знаешь? С первого курса? Тогда всё упрощается в разы!

- Всё, я пошел!

- Стоять! Точнее – лежать!

- Извини! Чего-то я не в настроение! Голова болит!

- В нашу сторону идет не армия неупокоенных. Впереди неё ковыляет твой любимый благодетель. Он мертв, а вот его магическое ядро – нет. Этой силе даже я не смогу противостоять, - он уставился на меня так, словно ждал, когда до остальной очевидности я дойду сам.

- А обломки твои для чего? В меня вселять?! – ой, как нехорошо Лорд глазками сверкнул.

- Так ты не в курсе? Альбус не сказал тебе самое главное? – казалось, ещё секунда - и он рассмеётся.

- Что?

- Ай да интриган! Самое интересное оставил на десерт, да вот воспользоваться не успел! Интересно, а своему псу-шпиону успел нашептать? Вот так так!

- Да что происходит?

Извернувшись на покрывале, темный маг лег на бок подле моих голых коленей и, конечно же, накрыл одно ладонью.

- Хочешь, расскажу тебе страшную тайну?

- Нет!

- Которая касается исключительно тебя!

- Нет!

- И ты сразу поймешь многое, что ставило тебя в тупик и озадачивало. Расскажу, почему ты был таким необыкновенным всё это время, из-за чего столько страдал. Расскажу о тайне, которую много лет, до самой смерти, хранил наш добрый гений – Альбус. Расскажу, почему ты должен был бы умереть сразу после меня. А возможно, и передо мной. Расскажу, почему не убил сразу и не прибил до сих пор!

- А взамен?

- Знаешь, эта ночь меня измотала, хотя должно быть всё наоборот! – перевернувшись на спину, очень человечным жестом Волдеморт потер лицо обеими ладонями. – Просто ляг на спину, остальное я сделаю сам!

- А…?

- После ритуала! Или, думаешь, я такой идиот? Да ты тут же убежишь и, всё сорвется.

- А если я откажусь?

- Староват я для насильника, - устало пробормотал Лорд, вставая на колени.

- Я не гей! – буркнул я, опрокидываясь на спину.

- Это не имеет к нашему делу никакого отношения, - вздохнул мой будущий трахаль, переползая поближе и разводя мои колени в стороны. – И вообще, ты это Снейпу расскажи, после всего, что у вас уже было. Нет, нет! Глаза не зажмуривать. Смотри на меня!

Какой же он всё-таки страшный! Тонкое, гибкое тело, с гладкой кожей и такими длинными ногами. Но венчает все это великолепие жуткая лысая голова. Рыбий рот. Глаза – два фонаря. И я должен на это смотреть?!

Думал, что Лорд тут же начнёт бубнить заклинание на мертвом и никому не известном языке. А он сел на пятки и принялся сосредоточенно оглаживать свой давно легший спать член.

- Долго ещё ждать? В задницу дует!

- Так не терпится? – заворчал Лорд. – Мы тут целый час выясняем отношения. А мне, на минуточку, не двадцать лет.

- Старый чёрт!

Хмыкнув, старый и страшный «чёрт», критично осмотрев дело рук своих, навис надо мной, принимая мою левую ногу на локоть.

- Будет больно.

Спасибо, что преду-у-у-У-У! Ай, мля! Ох, Ё!

- А-а-ай! – кажется, в районе жопы раздался подозрительный треск. – Лопну, я сейчас разорвусь до лопаток!

- Не ёрзай! – зарычал Лорд, наваливаясь и задышал шумно. – Расслабься, ты мне член передавил!

- Да что б он у тебя вообще отвалился! – непроизвольные слёзы брызнули из глаз. – Как можно этим заниматься? Это же несусветно!

И тут меня очень больно ущипнули за сосок! Пронзило через все тело в обе стороны, и пока я орал, мотая головой и отгоняя хоровод искр перед глазами, коварная тварь дернула задом.

- Всё! ВСЁ! – пытался переорать меня Волдеморт, замерев и отчаянно шипя сквозь зубы. Словно горячую сковороду засунули, пекло до самых лопаток. Лорд так же не выглядел счастливым.

- Всё?! Тогда слезай!

Как бы не так! Их темнейшество терпеливо отер мои слезы, наводя резкость зрения.

- Смотри мне в глаза, - приказало безносое чудовище и принялось раскачиваться на мне. Дернул ногу, сгибая её ещё больше и прижимая к моей груди.

Боль не пропала, только приутихла. Приятно не стало. Багровые глаза неотрывно смотрели на меня. Мерещилось, что в комнате стало совсем светло. Иначе, как я смог в мелких деталях рассмотреть нависшее надо мной лицо?

Меня имеют как женщину.

Кровать начала тихо поскрипывать.

Лорд убыстрялся, толчки становились сильнее. Кажется, что-то начало пришлёпывать меня по заду.

Разложили, как шлюху.

Скрип.

Купился на рассказы о тайне. Сдалась она мне во сто лет. И без неё жил.

Скрип-скрип.

В меня засунули член и трахают. Просто и незамысловато. Чувствую, как он движется во мне.

Скрип-скрип. Скрип-скрип.

А Снейп тоже на такое рассчитывает? Ничего интересного.

Замерев на мгновение, Волдеморт как-то изогнулся, закидывая себе на плечи сначала одну мою ногу, а потом и вторую. Спина тут же заныла, протестуя. Лорд уперся в постель ладонями подле моей головы. Если бы у него был нос, я бы сказал, что почти коснулся им моего. Сорванное дыхание обдало мои пересохшие губы. Багровые глаза с расширенными зрачками закрыли собой весь мир.

Звуки пропали. Потом я перестал чувствовать свое тело.

Мысль о том, что меня опять обманули и просто попользовали, а точнее, обида, некоторое время держала на поверхности.

Но потом и она пропала.

Были только глаза. За которыми что-то было. И я всматривался, стараясь понять. Для этого нужно было только перешагнуть багровый занавес. Я всё пойму. Всё узнаю. И я не задумываясь сделал шаг.

Огненный шар боли взорвался в моей голове, вихрем проносясь по телу. Сжигая все мысли. Все чувства. Всего меня. Кто-то страшно кричал где-то вдалеке, захлёбываясь и уходя на визг. Знакомый голос. Хоть бы он заткнулся.

Благословенная темнота накрыла меня ледяным холодом.

Я снова умер?

Вот и славно.

***

Очнулся я как-то сразу, словно проснулся.

Приоткрыл один глаз. Ага! Лежу на боку, подушка под ухом. Волдеморта нет.

Тайна, Гарри! Хочешь тайну? Ты, Гарри, последний лох! Я трахнул твою жопу и ты согласился на это сам. На спину упал, ножки раздвинул. Надеюсь, что лежал бревном, а не подмахивал, постанывая и облизываясь. Гадостно-то как.

Со стороны всё такое смотрелось как-то интереснее. А участвовать оказалось…. Пока не могу вспомнить подходящее слово.

Апатия.

Осторожно потрогал себя сзади. Чисто. Сухо. Всё вроде на месте. А думал, там будет огромная дыра, развороченная, словно туда гранату засунули.

Об этом знают только трое. В зеркало смотреться – это ничего. А вот какими глазами смотреть теперь на Снейпа и Волдеморта? Они же знают.

И что оно мне дало? Теперь буду предметы глазами двигать или колдовать без палочки? Ха.

- Ты в порядке? – боже, за что? Чертов зельевар заботливо склонился, отводя пряди волос с моего лица.

- Меня трахнули. Я на небесах от счастья и неземного блаженства.

- Гарри….

- Уйди, - стыдно, но слезы сдержать не вышло.

- Поплачь. Это не стыдно, - Снейп хотел было сесть рядом, но не решился и топтался рядом.

- Да уйди же ты! – заорал я. Точнее, попытался. Горло засипело и стрельнуло болью.

- Потом убьёшь меня, ладно?! – решительно лег рядом, обхватывая меня за плечи.

А потом я ревел. Как девчонка. Мне теперь можно.
Редактировать часть



Глава 57. День сто шестой (вечер)

- Как он?

- Неплохо. Немного поплакал.

- Физически?

- Травм нет.

- Я был осторожен.

- Благодарю, мой Лорд.

- Судя по твоему лицу, ты неистово жаждешь моей смерти.

- Мой Лорд...

- Желательно, медленной и мучительной. Жалеешь, что не был первым? Или есть ещё причины твоего недовольства?

Тишина.

- Ты размяк, Северус. Распустился. О твоём пьянстве и сексуальных подвигах ходят легенды уже не только среди пожирателей. Гибель большей части человечества не повод забывать о своих обязанностях. Особенно передо мной!

- Простите, мой Лорд.

- Если ты сейчас пустишь горючую одинокую слезу и скажешь, что больше так не будешь, я прибью тебя на месте.

- Это прямой приказ не плакать, не оправдываться и делать так дальше, но без рассказов о моей героически-легендарной жизни?!

- Мне уже жалко Поттера. Как он будет с тобой?

- Возможно, если я не буду насиловать его в ритуальных целях, что-то и срастётся?!

- Может, выйдем во двор и, к радости вампиров, выясним на кулачках?

- Подождем до монастыря, позабавим своих?

Голоса наконец-то удалились, оставив меня покачиваться в полудрёме. А может, это мне приснилось?


***

Подняли, разбудили, накормили. Сказали, что пора возвращаться домой.

Мне всё равно и без разницы.

На великого нашего безносого вождя стараюсь не смотреть, близко не подходить. Неприятно.

Отчего-то злюсь на Снейпа. Но как-то вяло. Без желания поправить прикус. Наверное, оттого, что злюсь больше на себя. До сих пор не могу понять, зачем я на это согласился. Усилить магические силы? А как теперь это проверить? Наверное, нужно было сопротивляться до последнего. Было бы больнее, да. Но не так тошно от самого себя.

Переместились сразу в лордово логово. Лаз в полу закрыт. О, нет, ребятки, сейчас мне не до разговоров.

- Присядь, - распорядился Волдеморт, устраиваясь в кресле у камина. Снейп прилип к стене, скрестил руки на груди и притворился декоративным чучелом рыцаря. – Злишься?

Скинув растоптанные кроссовки, устроился в кресле с ногами, прикрывшись острыми коленками. На вопрос неопределённо пожал плечами. А что, я ему исповедоваться должен? Всё нормально, шеф, можете меня пользовать дальше. Крыша пока на месте, сползать из-за такой мелочи не собирается.

- Возможно, когда-нибудь в непредсказуемом будущем тебе придётся самому инициировать ученика. Вспомни этот момент и будь к нему милостив, - сам Волдеморт был холоден и отстранён. Но на мои похлопывания по карманам и прикуривание ничего не сказал, хоть и поморщился. – Не думай, я тебя не обманул. Будь готов к внезапным переменам настроения и магическим выбросам. Старайся держать себя в руках. Контролируй себя.

- Ясно!

- Ни черта вам, Поттер, не ясно! – процедил Снейп. – Вы существо нервное и эмоциональное. Скоро наше несчастное пристанище будет по небу летать, башенками взмахивать.

- А ты на что? – бросил через плечо Лорд.

- Слышали, Поттер? – кажется, сейчас Снейп в нас плюнет, во как скривился. – Я ваша персональная мишень!

- Ты обещал рассказать, - очень тонко намекнул, нащупывая палочку в рукаве.

- Ты мой седьмой крестраж, Гарри!

Дамблдор меня к такому не готовил.

- Дневник, медальон Слизерина, чаша… - начал было задумчиво перечислять, но Лорд тут же перехватил инициативу.

- …Пенелопы Пуффендуй, диадема Кандиды Когтевран, кольцо Марволо Мракса с гербом Певереллов, моя змея и ты. Дневник ты, мелкий гадёныш, истыркал с особой жестокостью. А ведь это была моя самая лучшая версия. Змею убили случайно.

- И чего мне теперь ждать? После того как ты меня осеменил? Твоя мини версия у меня через задницу вылупится?

- Ах, Гарри! – всплеснул руками Волдеморт, щуря глазки и умилительно скаля мелкие острые зубы. – Разговаривая с тобой, я предаюсь воспоминаниям о своей бурной молодости, когда нельзя было повсеместно пользоваться палочкой и волшебством.

- Это ты к чему? – насторожился я.

- Очень хочется снять с тебя очки, которых у тебя уже нет, и подровнять твои зубы, - зашипел Лорд, подаваясь вперед. – Ты настолько невыносим, что я готов увешать Северусу грудь всеми орденами и медалями, что попадались на глаза за последние три месяца. Общаться с тобой, не имея возможности свернуть тебе шею! Северус, я прощаю твою дерзость. Теперь понятно, что это просто нестабильность психики после общения с Дамблдором и Поттером все эти годы.

Снейп у стены еле слышно хмыкнул, но промолчал.

- Не будь таким глупцом! Если за почти два десятка лет осколок души не смог подчинить себе твое тело и разум – значит, не сможет и в дальнейшем. Он спит.

- Ты его разбудил. Он будет меня иметь в мозг под твоим чутким руководством.

- Было бы чего… кхм. Северус, как ему объяснить доступно?!

- Вы сидите в его голове, а не я. Вот сами и….

- Мне бы в своей голове от вас не спятить! Поттер! Заткнись! Вы соединитесь с моим осколком и ты, как доминирующая личность, его в себе растворишь. Я в тебя душу вложил, недоносок неблагодарный! Цыц! Кыш отсюда! У меня от тебя сейчас голова лопнет!

***

Не было меня дома всего ничего, а новостей на меня вывалили целую кучу!

Томас так испереживался за своего палача во время очередной вылазки, что побил его при возвращении, поплакал на его широкой груди. И дал согласие на… в общем, на всё он согласился.

К Невиллу внезапно проявила свои жгучие чувства Джиневра. Поймала как-то в темном уголке и напомнила, что у них была любовь на века и они даже встречались какое-то время. И, как честный человек, он просто обязан на ней жениться! Рон, случившийся неподалеку, покивал головой и согласился дать свое благословение за определённую награду.

Правда, там же внезапно случился наш самый лучший радар на неприятности. Ну, как лучший?! Лучший я. Так что отдадим Драко второе почётное место.

В общем, драка за руку-ногу-сердце Невилла была знатная. На визг и писк невесты, а также отборный мат дружка жениха сбежалось все свободное население. Драко сломали нос, Невиллу – руку в двух местах.

Эх, а меня не было. Жалость какая!

В честь того, что некоторым господам у меня не получилось бы при всём горячем желании прикусы подровнять, драка с бывшим другом пришлась бы как нельзя кстати.

- Так что, пока ты прохлаждался невесть где, мы развлекались по полной! – ехидно ощерился было Хорёк, но тут же сморщился и привычно заныл. – Снейпа нет, а Долохов – коновал и садист. Нос выпрямил, спасибо! А вот боль осталась. И фингал на глазу не рассасывается. Хорошо, что вы вернулись, - думаете, он мне радуется? Да сейчас. Он сигаретам моим радуется. И Снейпу. Посидит тут для приличия и побежит на жалость бывшему декану давить.

С Дина взять нечего. Выражение на морде лица совершенно отсутствующее. Глаза мечтательные, губы – зацелованные. Сезон брачного гона среди магов в разгаре. Невзирая на надвигающуюся зиму.

Пятым с нами сидел общительный мертвяк Эд. Как мне уже до этого по секрету нашептал Драко, наши его не жаловали. Да, разумный. Да, полезный (Эд хорошо чувствовал приближение как магических мертвецов, так и экземпляров попроще). Но всё равно, как не крути, ходячий покойник. На нём не написано, какие мысли бродят в подтухшей голове. А вдруг укусит?! Поэтому он старался держаться тех, кто при его приближении не хватался за кол. Читай – пожирателей.

- Помнишь, светлые как-то заговаривали, что не прочь сняться с места? – повернулся я к Хорьку. А то я не видел, как он за отворот свитера две штуки припрятал. Опять Люц лютует. С другой стороны, папА прав. Рано или поздно запасы иссякнут. Тогда будем волшебные мётла на курево строгать. Короче, пусть отрабатывает рассказами.

- Что, недожених, боишься, что и про тебя вспомнят?! – осторожно хихикнул Хорёк краешком рта. – Не боИсь, у тебя есть почти муж в виде Снейпа, а с ним побоится связываться даже Уизлетта.

- А по делу?

- У них там шатания и разброд. Кинг был последним человеком, имевшим непререкаемый авторитет. Одни хотят остаться. Укреплённое место найти не так просто, как думают вторые. А третьи с удовольствием примкнули бы к маглам. Вот только они им на фиг не сдались. Маги, как выяснилось, ничего толком не умеют без палочек. Жалко, Артур Уизли не дошел до монастыря. Ох, как он бы пригодился! Кстати, что с ним сделалось? – а ведь они Малфоям какие-никакие родственники.

- Во ты спросил. Не видел я своими глазами. Пошёл еду искать, вроде мертвяки на него напали. Начал отбиваться, применил магию, - я вздохнул. Не знаю, как кому, а мне его очень не хватает.

- И пришли дохлые маги, - понятливо закивал Невилл. Помолчал. Тоже вздохнул.

- Один. Артур начал уводить его от нас. Больше мы его не видели, - я опять тяжко вздохнул.

- Задолбали! – очень культурно, как всегда, высказался развесивший уши мертвячок Эд. – Если начать вспоминать всех пропавших или погибших, можно провздыхать тут всю ночь. А может, и утро.

- Ты бессердечная скотина, Эд, - вяло ругнулся Драко. И очень удивился, когда тот вынул из его рук тлеющую сигарету и глубоко затянулся. – Ты даже так умеешь?

- Я до хрена чего умею, магик! – глубокомысленно хмыкнул живой труп. – Если бы вампирюги поторопились, я выглядел бы несколько свежее. Но надо мной колданули, когда болезнь вошла в последнюю стадию. Тормознули, так сказать, на пороге пределов. И да, я вовсе не бесчувственный труп! Мы с девушкой приехали туристами на ваш долбанный остров. Тут её и схомячили гребанные аборигены, на третий день тура. А я убежал, - распухшие, плохо гнущиеся пальцы с силой растерли тлеющий окурок. Судя по всему, боли Эд не чувствовал. – Было так страшно. Я месяц прятался, не рискуя примкнуть к кому бы то ни было.

Мы притихли, не рискуя спрашивать, что было дальше. И так ясно, ничего хорошего.

Ситуацию спасла Джинни.

- Гарри! – этот голос я распознаю и глухой, на смертном одре.

- Накаркал?! – взвыл я, толкая Драко в плечо. – Прикрывайте, я отползаю.

- Милый, постой! Нам нужно поговорить! – дьявол, девочка, кто научил тебя так быстро бегать? Уже не скрываясь, я с низкого старта рванул к спасительной двери.

– Любимый, куда же ты? – Хех! Врезался с размаху в кого-то сразу за дверью, да так, что весь дух вышибло.

- Вы шустрый малый, Поттер, - цепкие пальцы так сжали моё плечо, что я присел от боли. – Мы только вернулись. Уже "любимый"?!

- Гарри! – кованные железом каблуки уже стучали по ступеням за моей спиной. Эх, был бы женщиной, упал бы в обморок и решил все проблемы.

- Чего вы ко мне все привязались? Ты тут ещё со своей ревностью! Кстати, это ты её трахал, так что… - договорить я не успел, дверь с размаху впечаталась в стену.

В этот же момент Снейп вцепился в мою голову и не успел я пискнуть «Нет!», развернувшись спиной к входу, согнулся, молча прижимаясь ко мне щекой. Рефлекторно вскинув руки, я вцепился в его волосы, пытаясь оттянуть от себя подальше, отчаянно при этом сопя.

- Гарри? – растерянно позвала Джинни.

- Милочка, - разгибаясь, но, не поворачиваясь, проскрипел Снейп своим самым неприятным голосом. В глаза при этом мне он старался не смотреть. – Что вы хотели от моего мужа?!

- Поганый извращенец!

Зельевар, скрипнув зубами, стремительно развернулся. Я, по старой памяти, даже отшатнулся, ожидая удара подолом мантии по ногам. Звук смачной оплеухи, короткий мявк.

- Раньше вы так не считали, бесстыдно отдаваясь мне за еду, мисс «Обслужу по старой памяти со скидкой!»

Досматривать бой без правил Снейпа с разъяренной Джиневрой не стал. Сбежал в общий зал. Успел на ужин. Получил двадцать объятий и сто шлепков по спине.

Мне были рады. Приятно.

***

Засыпал плохо, долго крутился в холодной постели. Даже согревающие чары не помогали. Наверное, со страхом ждал Снейпа.

А может, Джинни всё-таки прибила его, и я могу считаться соломенным вдовцом?

На этой радостной мысли я и уснул.


Глава 58. День сто седьмой

Утром, пытаясь плотнее замотаться в одеяло, обнаружил, что не могу сдвинуть его с места.

Ещё бы. Поверх него дрых очевидный победитель боёв без правил, Северус Снейп собственной персоной. Даже не сомневался, что Джинни против него не потянет.

Надо же! И перегаром не пахнет?! Что, даже не отметил победу?

А нос почти посинел.

Спит одетый, поверх одеяла, а согревающие чары под утро развеялись.

Украдкой, словно вор, я тихо развернулся к нему лицом, стараясь не скрипеть.

Ещё никогда мы не были так близко. Ну, вы понимаете. Чтобы без воплей, взаимного разбрызгивания слюней и угрожающих гримас. Вот так, молча, в полутьме и тишине.

А ведь он совсем не старый. Усталый, с впалыми щеками. Тонкие губы даже во сне упрямо поджаты. М-да, далеко не красавец. Ну так и я не Адонис.

Боже, что за мысли с утра пораньше?!

Прикрыл его одеялом. Никто же не видел, так что….

Выйдя из комнаты, тихо притворил дверь. А то живем как в гриффиндорском общежитии. Справа Дин отправлял бывшего палача на дежурство. Шарф поправлял, что-то совал в карман, бормотал тихо, косился на меня в щель приоткрытой двери и опускал глаза. Представление прекратил сам провожаемый. Захлопнул дверь. А потом через минуту кто-то тихо застонал. Черт, живут же люди!

Слева ничего не было видно, зато зашибись как слышно. Папа Люц воспитывал Хорька. То ли сигареты опять нашёл, то ли жениться заставлял и внуков срочно стругать, не разобрал.

Вылетел Дракошка злой и с таким горящим взором, что я перепугался! А ну как он решительно настроен на «стругать внуков», а тут я, как дурак, на дороге стою. Может, его так разобрало, что уже все равно, с кем струганием заниматься?!

- Чего рот растопырил, шрамоголовый?

- С возвращением!

- Что?

- Тебе мантии не хватает и школьного туалета в качестве декорации. Что бы я только не отдал за возвращение туда!

- Так понравилось полосовать меня тёмными проклятьями? – усмехнулся Драко. А после предложенной сигаретки даже подобрел и соизволил похлопать меня по плечу. – Так вы с деканом уже подтвердили брак?

- Ты сейчас сказал что-то такое страшное, что я не расслышал!

- Поттер, ну ты совсем дикий! Уж такие вещи должен знать! – Хорь явно получал удовольствие. – Прозрачные рубашки, благословение Лорда палочкой по лбу. Ну, и пока вы там трали-вали, шпили-вили, пара авторитетных свидетелей, со свечами в руках, стоят по краям постели и строго блюдут исполнение вашего….

- Скажи, что это всё враки! А то после твоей свадьбы я буду стоять как самый авторитетный свидетель. И, клянусь, засну в процессе наблюдения и уроню горящую свечу прямо на твои белобрысые яйца!

- С первого курса подозревал, что ты ко мне неровно дышишь! – расхохотался коварный и лживый Хорек, улепётывая от меня по лестнице.

Вот гад, а ведь я почти поверил! И даже успел покрыться холодными мурашками, представив… не важно. А потом мы вышли на стену, где нам тут же залепило морды, так что пришлось ползти на ощупь.

- Вот черт поймёшь, на кого наткнёмся! – заорал было Драко и тут же закашлял. А не надо было так широко рот разевать, не набилось бы столько снега в глотку! Хотя он прав! Бродить тут, растопырив пальцы, не лучшая идея. Кто знает, кому этими пальцами в рот попадёшь?!

А когда меня дёрнули за ногу, чуть не заорал со страху.

- Сядь, - рявкнули снизу. Ага, вот они где все! Хитренькие какие! Присели под стеной, сверху снежком припорошило – и не видно их совсем. Долохов в своей смешной шапке, с ушами, завязанными под подбородком, командовал засадой. – Все ноги оттоптал! А, это ты, Поттер! Чего припёрся? Тебя Лорд сегодня ждёт у себя. На повторение практики!

Что-то в памяти возникли некие наши с Лордом практики. Настроение сразу испортилось.

Зря только заматывался в столько одёжек. Пока карабкался обратно по лестнице наверх – вспотел. Холодным липким потом. Не то что находиться в одной комнате - даже издали видеть нашего предводителя не хотелось. Прятаться не получится и пяти минут, безносый найдет хоть в заднице у чёрта. Так что я храбро поднялся по каменным ступеням.

Два самых страшных и сильных монстра современности изволили чаи гонять. С мягкой белой булкой и баночкой джема. Взглянув на меня поверх чашки, Волдеморт печально вздохнул.

- Всему хорошему рано или поздно приходит….

- Поттер! – воскликнул Марк, салютуя облизанной ложечкой.

- Я не то хотел сказать, - засомневался Лорд, бесшумно отпивая чай, - но в целом….

Дать бы с ноги по столу! Чтобы варенье и ложки с чашками разлетелись липким фейерверком по комнате. Распотрошить подушки и перьями сверху присыпать. Ноги унести вряд ли успею, разве что пару раз хихикнуть.

- Гарри?! – у меня, что, всё на лице крупными буквами написано?! – Ты готов?

Размазывать повидло по лысине великого предводителя? Всегда готов! Терять уже нечего! И убивали меня, и трахали, и замуж отдавали. Чем меня ещё напугать?!

- У меня для тебя задание. Попрощайся с Северусом, - вот это номер.

- Порадовать его, что не вернусь? – как задание – так Поттер, а как варенье трескать, так Лорд с вампиром? Что за дискриминация?

Вампир подавился чаем и отчаянно пытался незаметно откашляться.

- Если ты решил от него сбежать, поставь его заранее в известность, что я тут совершенно ни при чём! - фыркнул Лорд, наливая мне в кружку кипятку и придвигая баночку с джемом.

Интересно, как это должно выглядеть? Дорогой Северус, ты спи, не отвлекайся! Я только тихо соберу вещи и незаметно слиняю неизвестно куда и зачем.

- Тут такое дело, Гарри, - вздохнул Волдеморт, откидываясь в кресле и переплетая тонкие белые пальцы в замок перед собой, - пойти с тобой я на этот раз не смогу. Марк обещал доставить тебя на место встречи.

- Хоть раз в жизни! – по необъяснимым причинам меня опять начало злить все вокруг, а особенно ходящий кругами вокруг сути Волдеморт. – Прямо скажи, чего тебе от меня надо?!

- Это оно?! – заинтересованно вытянул шею вампир.

- Оно самое, - кивнул Лорд. – Гарри, держи себя в руках!

Подумаешь, пуфики полетели…. Полетели пуфики? Это что, я?!

- Мне очень хочется передумать, - осторожно положив ложечку, нахмурился Марк.

- Будем продолжать дальше торговаться?

- Нет смысла, я всегда держу слово. Даже когда совершенно этого не хочу! – гордо вскинул подбородок вампир, поднимаясь. – Гарри, у тебя пятнадцать минут.

Да что я вам, мальчик молоденький, по лестницам взад – назад бегать? Ну, да, молоденький, но бегать уже надоело.

Тот, с кем я должен был попрощаться, сидел на корточках у камина, засыпая уголь и раскладывая щепки. Глядя на ссутулившуюся спину, удивился, какие глупые мысли лезут в голову. Уголь кончается, запас оказался не бесконечным. В стену камина вбит крюк, надо бы хоть каким чайничком обзавестись. Малфои даже занавесками и кофейником обзавелись, а у нас ничего нет. Хотя, нет. Есть кое-что.

- Снейп, я ухожу!

- Что? Твою… - а чего так подскакивать-то? Вот, головой ударился о выступ. Теперь у него будет шишка и головная боль. А кто виноват?

- Лорд приказал, - пожал я плечами, отступая на всякий случай.

- Приказал уйти… от меня?

- Почему сразу от тебя? На задание с Марком куда-то пойдем.

- По-о-оттер!

- Он велел с тобой попрощаться.

- Это что-то новенькое.

- Сам удивляюсь.

Помолчали. Снейп подпихивал кочергой щепы, я ковырялся в рюкзаке.

- Давно хотел тебе отдать, но случай не подворачивался. Или забывал. Держи, - и протянул бывшему учителю потрёпанный учебник. Постоял, как дурак, с протянутой рукой. Но Снейп не торопился хватать книжку, восторженно прижимать её к груди и заливать слезами ностальгии. Смотрел, будто я ему змею за хвост протягиваю. – Спрятал тогда, когда Драко… Ну, ты помнишь. А когда ходили с Лордом в школу, смотрю – лежит.

Осторожно положил на край постели. А выходя, украдкой обернулся. Снейп по-прежнему гипнотизировал книжку. Лишь бы в камин не кинул. Хотя это же собственность Принца-полукровки. Пусть делает, что захочет.

***

- Да вы издеваетесь!

- Гарри!

- Это…! Да я…! Гады вы все!

- Гарри!

- И вы, мистер Грюм, тоже!

- Гарри!

- Хогвартс? Опять? Что, правда? Без меня!

- Прекрати немедленно!

- Чтобы тебе на осиновых кольях спать, Марк!

- Безносый не мог объяснить мальчишке суть дела?

- А что вы на меня все смотрите? Мне сказали доставить, я доставил.

- Верните меня обратно! Немедленно!

- Прекратить истерику! Ты пойдёшь в замок, и точка!

- Тогда несите меня на руках, вашу мать! – и я просто лёг на промёрзшую землю, припорошённую инеем.

- Сейчас отсюда почти все мертвяки ушли, так что в школе безопаснее, чем в округе вашего монастыря, - Грюм махнул рукой, и с десяток крепких молчаливых мужчин, пригибаясь, побежали в сторону замка. – Мы будем зачищать снаружи. Потом пойдём внутрь. Работы много.

- А мы тут зачем?

- Плёвое дело, Гарри! – зашептал Марк, склоняясь над моим телом. – Лорд приказал принести клыки мертвого змея. Сказал, что ты знаешь, где искать.

- ЧТО-О-О?!

Гулкое эхо от тоскливого вопля заставило пару поношенных мертвяков встрепенуться в глубине Запретного леса.



Глава 59. День сто седьмой (продолжение)

Почти никого не встретили на своем пути. Авроры лихо расправлялись с последними мертвыми обитателями. Я все это время просидел в холле, перекатывая в горсти содержание разбитых клепсидр. Мелкие разноцветные камушки. Как много они значили для нас в свое время. Лучше я побуду здесь. Не могу смотреть. Они уже мертвы, но я их знал. Говорил с ними, видел их. Может, не знал по имени, но в лицо узнаю и теперь.
— Так в каком кабинете искать дохлую змею? — вампир был весел и лучился любытством. Конечно, в этом месте он впервые. Для него всё в новинку. — На какой этаж карабкаемся?!
— Спускаемся.
— О, у вас и в подземельях классы? Здорово! Раздобуду факелы, — я проводил его злым взглядом. Боже, у него даже спина выражает веселье.
— Ты в порядке? — на обычном протезе, с повязкой на глазу Грюм уже не выглядел так впечатляюще, как в былые времена.
— А что?!
— Ох, и взгляд у тебя, Поттер. Поворачиваться спиной не хочется. Вдруг прыгнешь и ухо отгрызешь! У меня и так мало своего осталось, — и этому смешно.
— Мистер Грюм, зачем вы здесь?
— Понравилось преподавать, хочу продолжить, — ухмылка кривыми, иссеченными губами под огрызком носа — да только одно это зрелище должно отпугивать врагов. — Правда, из глубин сундука это плохо удавалось. Кингсли увел мертвых обитателей школы за собой. И при хорошем раскладе они сюда не вернутся. Так что же пропадать такому хорошему месту?
— Рассчитываете, что Волдеморт расчистит для вас территорию?! А сами?
— Были бы во мне такие силы, никакая безносая лысая нежить не была бы мне нужна, — криво усмехнулся Грюм, зорко стреляя единственным глазом по сторонам. — Это место силы. Сюда всегда стекались толпы жаждущих получить помощь. Тысячу лет. И наше время не исключение.
— Думаете, сюда до сих пор пытаются добраться уцелевшие волшебники?
— Возможно.
— А Кингсли?
— У него своя война.
— Он увел отсюда мертвецов? — одноглазый аврор на пенсии, не отвлекаясь от нашей беседы, одновременно кивнул мне и махнул рукой кому-то. — Но как?
— А что ты знаешь про него? Помимо того, что он славный малый, верный воин Дамблдора, лысый и с роскошной золотой серьгой в ухе? Кто он, откуда родом, какая магия бытует в его краях? Вот то-то и оно! Ты ещё проклянешь его, когда увидишь перед замком волну смерти, что закроет всю землю до дальних небес. Тут никакого Волдеморта не хватит, поверь мне.
— Гарри, ты идешь? — до безобразия радостный кровосос, потрясая двумя импровизированными факелами, торопился в нашу сторону.
— Что бы ты ни задумал, удачи! — гулко хлопнув меня по плечу, Грюм шустро заковылял к появившейся из-за угла группе бойцов.
— Ты сказал, что нам вниз! — возмутился вампир, карабкаясь по разрушенной лестнице. Хотя он-то лихо перепрыгивал проломы и провалы разведённых и застывших на века лестниц. Это я сопел, соскальзывал, матерился и страдал.
— Нам на четвертый эта-а-аж, твою мать, держи меня! — с Волдемортом было проще. Порх, и мы уже там, где надо. Почему я не умею летать? Это первое, чему должны были научить меня темные маги.
— Цепляйся! Ногу сюда! — повиснув вверх ногами, Марк подтаскивал меня на следующий лестничный пролет, шипя сквозь клыки. — На кой дьявол нужно лезть наверх, если мы хотим попасть вниз?
— Магия, мать её! — добравшись до коридора к туалету, позволил себе короткий привал. Не знаю, были ли здесь бывшие авроры. Плевать. Хочу курить. На трясущихся от напряжения ногах сигать в бездонную дыру — не лучшая идея.
— Лорд Волдеморт мог бы уточнить маршрут, — нахмурился Марк.
— Я его знаю, этого достаточно.
— Нечестная игра, — отгоняя от своего лица дым, вампир всмотрелся в темноту коридора. — Я думал, это просто скелет в анатомическом кабинете. Кажется, все не так просто, а, Гарри?
— Когда у нас было просто? Охохонюшки! — кряхтя, как старый маг, я встал, скрипнув суставами, и обреченно побрёл к цели.
— Это туалет, — констатировал Марк.
— Более того, друг мой, это женский туалет, — хмыкнул я с видом экскурсовода. — Миртл, ты здесь? Эй, Миртл?! Это я, Гарри Поттер!
Не знаю, что хотел выдать вампир, стоящий в дверях с такой насмешливой ухмылкой, да и не узнаю никогда. В ближайшем унитазе булькнуло, и клянусь, вопросительно. С опаской приблизившись (а хрен его знает, что там теперь булькает), склонился над обшарпанным толчком.
— Миртл, Миртл, на связи Гарри Поттер, приём!
— Ты точно живой? — прошептали из унитаза. — Не будешь меня ловить, чтобы выпить досуха?
— Глупенькая, мертвые на разговаривают. Ну же, вылезай!
Привидение осторожно выглянуло, готовое при малейшей опасности нырнуть обратно.
— Клянись самой страшной клятвой!
— Да что б мне Дамблдора в бороду поцеловать!
— Гарри! — завизжало очкастое недоразумение и попыталось повиснуть на моей шее.
Очень неприятные ощущения, знаете ли.
— Мы не одни? — она тут же заскромничала, отлетая в сторону.
— Марк! — вампир щелкнул пятками и кивнул так, что у меня в шее закололо.
— Хватит глупостями заниматься! Ты в замке одна? Как выжила?
— Ты меня знаешь, — гордо вздернула подбородком Миртл. — Чуть что, раз — и я через трубу в озеро. Остальные не глупее. Сидят тихо на чердаке. После того, как директор поймал и выпил Пивза, — призрак всхлипнул, готовясь поднять рев.
— Тихо! Они всё ещё рядом! — и плач как отрезало.
— Картинам досталось больше. Те, кто мог уйти на другие места — сбежали. Остальные переселились в старые полотна в Выручай комнате. А вот некоторым в подземелье и кабинете директора… — она опять всхлипнула, но тут же опасливо прикрыла рот прозрачной ладошкой.
— Сейчас замок зачищают авроры. Помогите им. Подскажите, где прячутся оставшиеся мертвецы! — воодушевленное скорым освобождением приведение пискнуло и нырнуло в унитаз. Едва успел захлопнуть дверь кабинки, окатила бы стоялой водой с ног до головы.
— Предлагаю поторопиться! Мертвяк неподалёку, — не знаю, как вампир его учуял, а вот у меня затылок закололо меленькими тупыми иголочками. Так же было на подходе к школе, только сильнее, аж в глазах мутнеть начинало. Я, что, стал чувствовать, как Волдеморт и обещал?! Неожиданно.
Ладно, потом поразмыслим, на досуге.
Пошептался со змейкой на умывальнике. Старая знакомая среагировала на просьбу, и я вздохнул с облегчением. А то кто его знает, может, магия могла разрядиться после того, как дохлые маги тянули её отовсюду, откуда могли. Марк присвистнул, вытягивая шею и всматриваясь в темноту. В какой-то момент мне показалось, что ему очень хочется туда плюнуть, но вампир смог сдержать свой детский порыв.
— Ладно, — на втором курсе было как-то проще заставить себя прыгнуть в темную дыру. Теперь же я стоял на краю и жаждал хорошего пинка. Ну, или хотя бы толчка в спину.
— Я первый, — вот и славно! Я с облегчением выдохнул, глядя, как Марк скидывает обувь, перевешивается и, как таракан, вниз головой, ползет в темноту.
Ждать пришлось недолго. Из провала вынырнула чумазая голова и, сплюнув паутину, выругалась.
— Там дальше проход закрыт.
— Это я и без тебя знаю. Ползи вниз и лови меня!
— И как я узнаю?
— По приближающимся со свистом матюкам! Лезь, говорю!
Эх, где наша не пропадала? Везде! ПРЫГ!
— А-а-а!
Тресь!
— Ай!
Ну вот, врезался на полном ходу в вампира, который и вправду приготовился меня ловить. Вот только я снес его на полном ходу, и метра два он проехал верхом на мне.
К моим змеиным нашептываниям Марк заинтересованно прислушивался, но близко не подходил. В открывшийся проход проскользнул первым и тут же принялся восторженно завывать.
— Какой прекрасный образчик своего вида! Какая мощь! Как же так? Кто смог его убить?!
— Я, ещё в детстве! Мечом Годрика! — гордо расправил плечи. И совсем не ожидал последующей речи.
— Да ты просто живодер, Гарри! Разве так можно? Ей тысяча лет, а ты её мечом!
— Чего привязался? Змей, вообще-то, меня сожрать пытался!
— Поговорил бы с ней! Ты же шипеть умеешь! — вампир пританцовывал у скелета змеи, художественно заламывая руки.
— Иди ты лесом, Гринпис обескровленный! Скажи спасибо Волдеморту! Это он змеюку на меня науськал! А я что, должен был думать о численности василисков в мире, стоять спокойно и ждать, когда меня схарчат? Так я могу вырывать зубы или ты будешь стоять рядом и ныть, что ей больно?!
А потом я долго стоял и молча смотрел на огромный клыкастый череп. Вот тут лежала Джинни, рядом валялась проклятая тетрадь. А тут стояла молодая версия Лорда. Симпатичный, кстати, гад, был. И чего ему не жилось спокойно? С такой-то внешностью окрутил бы молоденькую богатую вдовушку из чистокровных, пакостил бы понемножку окружающим. В общем, жил бы, как все!
А тут я размахивал древним ножом, как зубочисткой. Мелкий был, но шустрый! Ведь попал же! А вот из-за этого клыка я пережил несколько неприятных минут. Даже с жизнью попрощался. Или из-за вот этого? Какая разница, хорошо, что он оба в меня не вогнал.
Тогда, сто лет назад, нас вытащил феникс Дамблдора. Теперь меня вывозил на закорках вампир. Не знаю, чем он цеплялся на стены, но искры высекал знатные!
Устало добрёл до площадки аппортации и перенёс нас обоих сразу в апартаменты Волдеморта. Под его внимательным взглядом вывалил на стол клыки и, не говоря ни слова, отправился в свою комнату.
Слава богу, Снейпа поблизости не наблюдалось. Вот и славно. Мне очень хотелось побыть в одиночестве. Подумать. Вспомнить. Пережить.


Глава 60. День сто седьмой (ночь)

Проснулся, словно выплыл из темной воды.
Вокруг тихо, только потрескивают угли в камине. Тепло. Пахнет чем-то съестным.
И кто-то осторожно тянет с меня штаны, дергая за брючины.
Секунда, и палочка почти вонзается в беззащитное горло. Острый кадык дернулся, сглатывая. Но штаны мои из рук Снейп так и не выпустил.
— Ты спал в одежде, и я решил тебя раздеть. Но раз ты проснулся…. Может, ты проголодался? Есть хлеб с фермы и пара вареных яиц. А ещё я раздобыл чайник, и мы можем заварить чай.
Все это он пробормотал шепотом, не отводя от меня глаз.
— Не стоит. Какой-то учебник, — прошептал я. — Просто под руку попался.
— Плевать на все учебники мира, — на грани слышимости ответил Снейп и заскользил по моим голым коленкам. — Поттер…
— Поттера поимел твой ненаглядный Лорд. А ты сам за ручку отвел к нему в кроватку, — обиды не было. Только злость.
— Все во благо, даже такими способами.
— Старо предание!
— Если бы не все это светопреставление, Темный Лорд начал бы активно подминать под себя магический мир, и после твоего совершеннолетия директор и не на такое пошел бы, — криво усмехнулся Северус. — Считаешь, в том моя вина? Хочешь отомстить? Ударить? Может, изнасилуешь? Тебе теперь все по силам!
— Ляжешь под преемника Темного Лорда?
— Если это цена свободы остальных — да!
Вы посмотрите на этого героя. Принялся медленно расстегивать пуговки на рубашке. И все сглатывал, так шумно. Кадык так и ходит ходуном!
— Хочу тебя! Я так давно хочу тебя! Все время рядом, только руку протяни, — шептал Снейп, и этот шепот драл мою кожу, как наждак, — но ты все время ускользал, как вода сквозь пальцы.
— У нас был секс, забыл?
— Ты просто позволил мне. А сам был напуган и инертен! Хочешь, я покажу, как это бывает на самом деле?
В этот раз глаза я закрыл. Извините, в прошлый раз насмотрелся.
Кто мне скажет, это нормально? Я сравнивал их.
Прохладные ладони Лорда и горячие, шершавые Снейпа. Нет, первые я плохо помнил. А вторые несмело гладили мои колени, и почему-то казалось, что это он здесь девственник, боящийся своего скорого грехопадения. Ах, да, здесь сейчас нет девственников.
Но я все равно дико стеснялся, когда Снейп принялся стаскивать с меня трусы. И когда его губы легко коснулись внутренней поверхности бедра — вздрогнул.
— Посмотри на меня, — о, нет, только не это! — Я не настолько страшен! Но если не хочешь…
И пупок мне ещё никогда не лизали. Медленно, очень осторожно завернул свитер и чего-то притих. Пришлось глаза открыть.
— Что ты делаешь? — уставился, словно у меня на пузе цветы распустились.
— Пересчитываю ребра. Ты такой худой, — наклонился и принялся проверять подсчет языком.
— Так и знал, что ты любишь пухлых! — я обиженно хмыкнул, помогая снять футболку и свитер.
— Не представляешь, как мне тяжело после начала конца, — с очень серьезной миной сел на мои ноги, кивая и сдергивая с плеч рубашку. — Даже у Невилла пропали пухлые щечки. В наше время полезно иметь запас под рукой.
— Зачем? — прошептал я, со смешанным чувством наблюдая за его пальцами, расстегивающим пояс.
— Слопать в голодный день! — прошептали мне на ухо страшную тайну.
— Спасибо, что предупредил, ни за что не потолстею! — он так внимательно смотрел на мои губы, будто готовился к трапезе. — Мы болтаем какую-то чушь!
— Зато ты перестал каменеть, — я помню, что он здорово целуется. С нашего последнего опыта ухудшений не наметилось. Его губы были все так же настойчивы и жадны. — Коснись меня! Не отдаляйся! Будь со мной! Знаешь, каково это, смотреть на тебя спящего и замирать, когда во сне ты прижимался ко мне?! А ладонь твоя, положенная на мой живот... Я дышать боялся!
— Как же ты дрочил на меня, спящего, не дыша?
— Главное было не разбудить того, чей рукой я это делал, — выдохнул Снейп в мои губы и тут же поспешил поймать мои руки.
Мы возились и хохотали. А потом я сам потянулся за поцелуем.
Мне нравилось оглаживать его бока и спину. Смотреть, как он запрокидывает голову и тянется всем телом за моими руками, выгибаясь. Когда-то я наслаждался, грязно, исподтишка, наблюдая за ним и Лордом. Теперь я мог трогать его сам и наслаждаться, видя его реакцию.
Только со мной он так неистов. Только в моём присутствии он выдает такие сладкие звуки. Только ко мне он так тянется.
Не знаю, что будет завтра. Что будет через час. Но сейчас я хочу видеть, как он кончает!
И поэтому, только из тяги к новым знаниям, я раскинул колени.
— Скажи мне, — не знаю, чего он хочет.
— Трахни меня!
— Не то!
— Хочу тебя!
— Мимо!
— Я больше не могу вспомнить подходящих случаю слов!
— «Люби меня»! Не хочу тебя трахнуть, хочу любить! И надеюсь на взаимность! — чередуя слова с резкими выдыханиями и жалящими поцелуями в лицо, Снейп нетерпеливо откинул волосы назад. — Что ты хочешь? КАК ты хочешь?
У меня уже стояло так, что я хотел хоть на потолке вверх ногами, лишь бы быстрее!
— Долгого первого раза не обещаю, — он стиснул зубы и зашипел, напрягаясь, — мне бы сейчас не кончить. Вот позору-то будет. Начнем с мелочей!
Я бы от таких мелочей не отказался каждый день. Раз по пять! Снейп разгонял через член такой жар по телу, что я боялся за тугоплавкость своих костей. Ещё… ещё немного, всего пару движений языка… и сейчас… с-с-сорвалось! Даже застонал разочарованно и попытался ухватить Снейпа за волосы.
— Не так быстро!
Что, всё рассказывать? Подробности писать не буду, боюсь обкончать тетрадь.
Он поставил меня на четвереньки, заставив положить голову на сложенные руки. Очень неудобно, надо сказать. Поначалу. Потом мои подвывания заглушала подушка, когда он…. А я задирал зад выше и выворачивал колени, подставляясь под его язык. Не знал, что, если с силой нажать языком за яйцами, можно сожрать полнаволочки.
А потом он начал пристраиваться, водя скользкой головкой по растопыренному мне. Но вместо страстных постанываний из-за спины послышалось бормотание.
— Ты что там, колдуешь?
— Перечисляю состав зелья, — и виновато добавил, — боюсь зайти на полшишечки и тут же кончить.
Стало отчего-то смешно, и я хихикнул, расслабившись. И в этот момент мне засадили.
— Ой!
— Тихо, тихо! — влажные руки оглаживали мои вспотевшие бока, а губы колко целовали лопатки. — Я с трудом держусь. Мой! Ты мой! Только мой! — и сделал первый толчок.
Не знаю, как сказать словами, что я чувствовал. Наверное, я хотел выждать, не сосредотачиваясь на члене внутри себя, а потом, слушая звуки, приласкать себя. Не вышел фокус. Член Снейпа встретился с моей простатой, и все мое тело радостно отпраздновало встречу огненной волной.
Я вулкан. Хрипящий, скользящий грудью по старой простыне, выворачивающий шею, ищущий губами чужие стоны. Моё тело кипело, наливаясь лавой, и радостно бежало к точке взрыва. А Снейп каждым толчком подталкивал меня к грани.
Взрыв сверхновой разметал мое тело на молекулы. А душа, вопя что-то несуразное, отлетела во тьму. И летела бесконечно долго, пока тело, уткнувшееся носом в измочаленную подушку, не затребовало воздуха.
Здравствуйте. Вот это дрожащее желе на постели — Гарри Поттер. А навалившийся на него, хрипло дышащий суповой набор - не иначе как Северус Снейп.
— Я пропустил момент, когда ты кончил, — расстроено выдал я, пытаясь выкарабкаться наружу на расползающихся руках.
— После того, как вошел в тебя, я вообще все пропустил, — засипел Снейп, падая на бок.
— Так будет каждый раз?
— Надеюсь, что нет!
— …?!
— Так и сдохнуть недолго!
— Вначале ты был более романтичен! — последние силы потрачены на отползание с мокрого места.
— Это когда сосал или лизал? — меня обхватили за плечи и прижали к горячему боку.
Наверное, я что-то ответил. Или решил, что отдохну и потом возмутюсь… возмущусь…
— Нам так мало осталось, — дыхание ворошило волосы на макушке. — Но мы проведём время весело, обещаю.


Глава 61. День сто восьмой (утро)

Дорогой дневник.
К кому, как ни к тебе, идти мне в горести и радости? Кто выслушает и не скажет, что всё это чушь?
Большая польза от тебя. Напишешь, обдумаешь, и становится легче. Или описываешь проблему, а решение само приходит в голову.
То, что случилось сегодня, меня пугает.
Спал. Никого не трогал. Ну, разве что Снейпа пихал коленом под зад, но это не считается. Снилась ерунда всякая. Крутилось что-то темное, холодное, как ноябрьская поземка. Колючим и красным металась боль, переплетаясь с серым страхом. Но все укрыло черное покрывало стылого спокойствия. И стало так знакомо, будто я где-то это видел.
Оно брело по переходам, натыкаясь на стены и недовольно урча. Шло по одному ему известному пути. И этот путь меня пугал.
Из сна я вынырнул, словно из темной воды.
Тихо потрескивают угли в камине, уютно разбрасывая красные тени по стенам.
На соседней подушке сладко сопит тот, из-за кого у меня тянет ниже спины.
Надо же. Я дал Снейпу. Было неплохо, и, наверное, наши отношения перейдут на новый уровень.
Интересно, я теперь тоже должен буду отправлять его на дежурство, подкладывая вкусное в карман и поправляя шарфик?
Представил это на секунду, и самому стало смешно.
«Убери от меня руки, Поттер! Ты что, затеял меня удавить? Не затягивай так туго! И что ты суешь мне такое мятое и невкусное в карман?!»
Дверь скрипнула, словно её кто-то осторожно толкнул.
Эй, а постучать? Я тут, между прочем, без трусов и не один!
— Кто там? — наверное, нужно было не шептать, а орать в голос, пихая при этом Снейпа локтем в бок. Но за дверью никого не было.
Сквозняк? Да ладно! Тут такие массивные двери, что их с занятыми руками не всегда плечом пихнешь.
И чувство такое…. Ну, знаете, словно тревожно отчего-то.
— Снейп, проснись! Что-то не так! — на мой тревожный шепот любовничек приоткрыл один сонный глаз. Но спросить ничего не успел.
Возле кровати, на полу, что-то явственно завозилось. Я тут же откатился ближе к Снейпу, выставляя перед собой палочку.
Появление под краем кровати рыжей макушки повергло меня в шок.
Это что же, кто-то из Уизли решил подержать для нас со Снейпом свечку?!
Или задумали какую-то пакость?
Почему Уизли? А больше никто в голову отчего-то не пришел.
Но когда ночной гость приподнял свою любопытную голову и уставился на меня мутным глазом, стало ещё страшнее. Я видел его в клане Уизли. Не помню, как зовут... Но все это неважно, когда перед тобой мертвый маг. Значит, палочку долой.
— Поттер, замри! — зачем же так неожиданно шипеть мне сзади в ухо?! Я чуть постель не обмочил!
Но каков я молодец! Зрительный контакт с мертвяком не разорвал. Только пихнул Снейпа пяткой и зашептал в ответ:
— Он пришел к нам снизу! Вызывай Лорда и… — мой шепот перекрыл отчаянный визг откуда-то снизу. Отреагировали все. Снейп соскочил с изножья, держась подальше от восставшего. Последний дернулся было за зельеваром.
В долю секунды перед глазами мелькнуло страшное видение — как рыжая тварь терзает отчаянно отбивающегося Снейпа.
В следующую долю секунды ледяная злоба наполнила меня до краев.
Не сказав ни слова, я мысленно сжал хрупкую нежизнь обеими руками, выдавливая её из свежего трупа. Она билась в моих ладонях, будто крохотный темный огонек. Стоило лишь сжать пальцы, чтобы раздавить его окончательно.
— С-с-смотри на с-с-своего хаз-с-сяина, нежить! Вс-стань! Нет! — это уже Снейпу, добравшемуся до гвоздодера. — Это тварь мне нужна! Иди к Лорду, скорее!
Оставшись один - тот, кто уже мертв, не в счет - я поднял свою новую игрушку и повел её к выходу.
— Найди других восставших и убей их! Живых не трогать! Иначе... — его нежизнь до сих пор в моей руке.
Враки в кино показывают. Про то, что восставшие, те, что посвежее, медлительны. О, нет! В нашей жизни свеженькие более гибкие, шустрые и опасные. За своим я еле поспевал, оскальзывая голыми пятками на стертых каменных ступенях.
— Рыжего не трогать, я им управляю! — только и успел вякнуть, когда на площадке «мой» мертвяк врезался в другого и принялся с истошным воем раздирать врага на малоаппетитные куски.
В этой свалке я ни черта не понял.
Откуда вылезла такая куча мертвецов?! Слава всем богам, среди перекошенных, застывших лиц ни одного нашего.
Я почти подмял под себя огонёк нежизни ещё одного, точнее, одной рыжей, когда сбоку выскочил Антонин и с размаху погасил его ударом в висок восставшей.
— Ты чего тут, — загадочный вопрос, — в таком виде?
Опустил взгляд. Вашу маму, я же голый! Да какая разница?
— Люциус, снизу идут ещё двое, — а, нет, есть разница, когда поблизости свесилась с перил растрепанная Нарцисса.
— Драко! — схватился я за пробегающего мимо, как за спасительную соломинку. — Дай трусы, срочно!
— Охренел? — у хорька аж кол из рук выпал. — Мне их прям тут начать снимать?
— Я держу нити троих мертвяков, и они за нас бьются, — честно говоря, это просто грызня адских псов, а не битва. — Не могу их выпустить из поля зрения!
— Щас! — у меня уже от перенапряжения руки тряслись. Углядеть в мешанине тел «своих» было невозможно, и я просто закрыл глаза. Да, так намного лучше. "Вижу" их четко и держать проще, дергая за «поводок». И тут мне прямо по голой ляжке крайне бесцеремонно похлопали холодной лапкой.
— Давай, подними копыто, голожопый гриф! И если кому расскажешь, что я тебе штаны натягивал, скормлю зомбям мелкими кусками!
— Что вы себе позволяете, мистер Малфой? — о, кавалерия подоспела.
— Проверяю сухость памперсов вашего мужа, мистер Снейп. А вы что подумали, когда мое лицо было так близко к ягодицам Поттера?!
— Заткнитесь оба! Где Лорд?
— На подходе!
Ладно. Одного упокоить, двоих, более покладистых, направить вниз. Теперь можно и штаны самостоятельно дрожащими пальцами застегнуть.
— Дайте воды, глотка пересохла, — воззвал я к добрым людям, шлепаясь на задницу.
Звуки побоища покатились мимо меня, вниз по лестнице.
— Неплохо, — Снейп с такой силой ткнул мне кружку в зубы, что чуть их не выбил. — На твоем счету четверо. Голова кружится? Вытяни руки. Ага!
— Что происходит? — где-то вдали хором взвыли на разные голоса, а потом грохнуло. — Надо идти!
— Сиди уж, герой! От тебя толку сейчас нет. Драко, присмотри за ним, — подхватил гвоздодер и молодым козл… эм, зельеваром поскакал на подмогу.
— Ты заметил, что прут в основном трупы рыжего цвета? — возбужденно зашипел хорек, подхватывая меня под руку и торопливо волоча в сторону лестницы. — Давай же, шевелись, корм для умертвий! Мы все веселье пропустим!
Да я бы рад его пропустить раз и навсегда! Спотыкаясь о тела, мы неслись вниз.
— Снейп велел за мной присматривать!
— А я что делаю?
— Куда прёте? — зарычал мне в глаз поднимающийся навстречу Макнейер, волочащий за собой Томаса. — Бойцы — маломерки! Брысь по комнатам, без вас не развернуться!
— Где Лорд? — заорал я ему в ухо, с трудом разминувшись на узкой винтовой лестнице. Вдали снова громыхнуло и связь с «моими» умертвиями оборвалась.
— Добивает остатки! Драко, иди назад, Люц тебе все уши оборвет!
— Хрен с ними, с ушами! Такого завидного жениха и без ушей с руками оторвут! — бормотал Дракошка, теряя на ходу шлепанцы.
Пролетая на всех парах мимо нашего старого общего зала, сунул на секунду любопытный нос в открытые двери. Флинт и кто-то ещё с кольями на изготовку, и больше никого. Значит нам ниже.
С лестницы мы соскочили вовремя, потому что навстречу нам неслась толпа. По стеночке, стараясь не попасть под ноги вопящим женщинам и детям, мы с Драко просочились во внешний коридор.
— Дальше куда?
— Херовый ты стратег, хорь!
— А в ухо?
— Туда, откуда все бегут!
— Логично!
В бывшем зале, где ранее обитали маглы — пусто. В смысле, народу никого, а вот бардак первостатейный! Все вверх дном, даже кровати опрокинуты, одна до сих пор дымит.
— Не сюда! — Драко потыкал колом неподвижное тело на полу.
— Значит, светлое крыло.
— Гений мысли, — хмыкнул Малфой, неторопливо отправляясь на выход. — Интересно, их всех слопали, или Молли с выводком, как всегда, уцелела?
— Я на свежий воздух, а ты как хочешь, — заявил и вышел на крыльцо.
Плевать на все. Живых. Мертвых. Я хочу глоток холодного воздуха!
Жадно дышал и не мог надышаться! Зато в голове прояснилось.
Впереди кто-то копошился. Кто-то мертвый!
— Подойди ко мне! — сквозь слабость попытался нашарить нити двоих стоящих передо мной в темноте.
— Охренел, Поттер?! Магия подчинения крайне неприятная штука! Отвали со своими щупальцами, я и так еле на ногах стою! — Эд запахнул куртку, отходя от Марка. — Два ребра как с куста, кусок печенки и два пальца на левой руке! Я тут умираю, фигурально выражаясь, вдруг выходит полуголый Поттер и, простирая длань, требует, чтобы я полз к нему на карачках! Офигеть! Совести у тебя…
— Да помолчи ты! — вампир поморщился, обходя живого мертвеца. — Гарри, с тобой все нормально?
— А что?
— Кроме того, что ты стоишь голыми ногами в снегу — ничего.
Удивившись, я опустил голову и пошевелил пальцами, вороша тонкий слой снега на ступени. Холода я не чувствовал. И это напугало меня больше всего произошедшего ранее!


Глава 62. День сто восьмой (продолжение)

Меня трясли за плечо и возмущённо выражались матом. Потом замолчали, взяли на руки и, стараясь не трясти на поворотах, потащили в комнату.
— Поттер! Поттер, ты мне не нравишься!
— Да ты тоже, в общем-то, не красавец!
— Я не о том!
— Раскатал губу дурак. Думал, переспали и отношения наши изменяться. Ага, как же.
— Ты очень плох!
— А что ты хотел в первый раз? Или это был ноль целых пять десятых? А как быть с оральным с тобой до этого? Я запутался.
— Ты бредишь! У тебя ледяные ноги и синие ногти. Я разотру.
— Три выше. Ещё выше. Ещё!
— Может, растереть языком?
— Да!
— Прикажешь мне?
— Что?!
— Ничего. Этому я научу тебя позднее.
***
Вас вытаскивали хоть раз из постели, разомлевшего после классного отсоса, на собрание к Темному Лорду? Вам повезло. А мне — нет.
Я, Снейп, Долохов и их темнейшество.
Совет старейших? Смешно.
Совет мудрейших? А я тут на фига?
Совет сильнейших? Да ладно!
— Сегодня произошло становление Гарри как темного мага. Он не только почувствовал нападение, но и, подчинив восставших, вступил в бой, — сидящий в кресле Волдеморт протянул руку, словно желая коснуться моего лица. Широкий рукав мантии скатился вниз, оголяя молочную кожу руки почти до плеча. Глядя на это, я смутился и отшатнулся. — Мы выказываем ему свое почтение!
И тут они все встали и чинно склонили головы. А я сидел, как дурак, вжимаясь в кресло и не зная, что делать.
— Мы просим его быть благосклонным к нам и в трудный час явить свою милость.
И снова чинный поклон.
— Мы приветствуем его на темной стороне и просим госпожу Смерть взять его под тень крыла своего.
Снейп с самым мрачным и торжественным выражением физиономии разлил какую-то бурду по высоким бокалам. Каждый взял ближайший и молча уставились на меня.
— Спирт? — попытался взглянуть на содержимое одним глазом. Никто даже не соизволил ответить, а Снейп выжидающе изогнул бровь. — Ла-а-адно.
Будем надеяться, что наше чокнутое сообщество не решило хором отравиться на фоне мировых проблем!
Пахнет ничего так, сладеньким. А на вкус? Ой, фу!
— До дна, Гарри! — попридержал мою руку Снейп, когда я попытался опустить бокал. — Не бойся! Я рядом!
Долохов подмигнул, отсалютовал бокалом и залил в себя содержимое залпом. Дальше можно не смотреть. Схема отработанна до мелочей. Сейчас резко выдохнет и занюхает рукавом.
После третьего глотка язык и нёбо опалило немыслимым холодом. Жидкий лед скатился в глотку и принялся морозить нутро.
— Снейп?! Оно так и должно быть? Мне… мне что-то…
— Присядь! — крепкий костяной крючок, венчавший сгиб изорванного крыла, заботливо подхватил меня под руку.
Что?! Опять?! Только не глюки про крылатых змеев!
Почему не пушногрудые девы, резвящиеся в райских кущах?
Черт. Наверное, потому, что я трахуюсь с мужиками.
Ладно! Тогда требую прекрасных юношей младых! Не очень младых, но определенно моложе Волдеморта! И с носами! И пожрать побольше! Только Снейпу не говорите.
— Опять меня уконтропупили, гады?
— Северус, переведи! — потребовала зыбкая тень, щелкая длинными костяными пальцами.
Так, это Волдеморт, я его помню. И Снейп все тот же. Замотался в ошметки крыльев и пялится неизвестно куда темными провалами глаз. А вот Долохова я ещё не видел.
— Ох, ты ж, блядская бабушка! — и лучше бы не видел!
— Попрошу не выражаться краденными ругательствами! — гулко, как из пустой бочки, высказалось нечто без шеи и с ослепительно белыми глазами.
— Эй! — я заерзал в кресле, крутя головой. — А где зеркало? Интересно, у меня есть крылья?
— Не дорос, — фыркнул Лорд и расправил свои, с хрустом потягиваясь.
— Я что, как длинный бескрылый червяк? Фу, гадость! Не хочу смотреть.
— Хватит глупостей! Пора перейти к главному. Гарри, все сказанное или услышанное в этой комнате — под запретом. Ничего не писать в свой дневник!
В общем, дело такое. Писать нельзя. Секретное совещание. И происходило оно как бы, не совсем в этом мире. Все, молчу, а то и правда - проклянут!
***
— А теперь расскажите мне, что произошло сегодня ночью.
Нахлебавшись второй порции зелья и вернувшись в логово Волдеморта, я решительно потребовал подробностей.
Маги замолчали. Долохов крутил в руке пустой бокал. Снейп сидел неподвижно, но даже я догадался, что он тискает в кармане полупустую пачку сигарет. Я уперся взглядом Лорду в переносицу.
— В соседнем крыле слишком много людей из группы риска. Как оказалось, — откинувшись в кресле, Волдеморт устало потер виски. — Одна из престарелых ведьм была так стара, что большую часть времени спала или лежала из-за слабости. Никто сразу и не заметил, что она скончалась во сне. А потом она воскресла.
Всё. Дальше можно не продолжать. Я сам догадаюсь.
— Сколько?
— Они подсчитывают, но не меньше пятнадцати.
— Наши?!
— Трое из нижнего зала. Ещё одного ищем.
— Я видел мертвеца Эдда во дворе.
— Для живого трупа он оказался молодцом! — подал голос Антонин. — Отвлек их на себя, пока в нижнем зале баррикадировали двери. Порвали его знатно, но Марк сказал, что Эд будет выглядеть как новенький.
— Новенький труп?!
— И все-то ты Поттер….
— Думаю, Гарри достаточно узнал и сделал за сегодняшнюю ночь, — да просто тебе покурить страшно хочется, — я уложу его, — да-да-да, подоткни одеяло и спой колыбельную, — потом присоединюсь к зачистке, — хотя рот у тебя совсем не усыпляющий! Зря я вспомнил. Зря на него посмотрел! Ну вот. Теперь ещё и покраснел. И Долохов вместе с Лордом уставились с интересом на мои пунцовые щеки.
***
— Скажи.
— Что ты хочешь услышать, маленький темный лорд?
— Не называй меня так!
— А если меня это возбуждает?
— Насколько я помню, тебя много что возбуждает. Голая Джиневра, пачка сигарет, мясное рагу.
— Если не доступно то, что желанно, сгодится даже твоя бывшая невеста.
— Ой, не свисти! Прям спал и желал!
— Ты что-то хотел спросить.
— На кого я похож? Тогда, когда… там…
— Красноречив, как всегда.
— И?!
Снейп наклонился и взаправду принялся подтыкать одеяло. Потом прилег на краешек, устроился на боку.
— Ты был просто великолепен!
— Когда именно? — кажется, я нарываюсь на комплименты. А почему бы и нет?!
— Ночью ты был великолепен в своей горячности. Твой жар опалил мою душу. Мое тело. Я был в те мгновения с тобой молод и страстен. И жажду повторить эти мгновения, ибо они были прекрасны! Утром ты заслонил меня своей спиной и это тоже было приятно и лестно. А потом ты предстал перед нами во всем своем темном величии. Этот смертельный холод, что исходил от тебя! Он тоже обжигал, но иначе. А теперь скажи мне, Поттер! — зашептал Снейп в самое ухо. — Как можно быть спокойным, зная, что всё это совмещается в том, кого я могу трахнуть в любой момент, на любой горизонтальной поверхности и не только на ней?!
— Романтик, твою мать! Извращенец! Эгоист!
— И тебе доброго утра!
Нашел перед кем уши растопыривать! Эх!


Глава 63. День сто восьмой (ночь)

Поспать получилось всего ничего.
По-честному, я прохрапел весь день.
График сна с такой жизнью полетел к черту. Ну и ладно!
Разбудили меня нежно.
— Гарри! ГАРРИ! Хватит валяться! Скорее, у нас нет времени! — и ощущение, словно он по кровати ногами прыгает.
Накормили вкусным завтра… сколько времени? Вечер? Как, уже ночь? Тогда — ужином. Фуа-гра толстым слоем, какао с зефиринкой и ещё много вкусных штук, названия которых я благополучно забыл.
— Тут каша, немного подгорела, но это мелочи! Зато горячая! Набивай желудок, силы сегодня тебе потребуются.
Одели меня в одежды шелковые. Не, на улице почти зима! Джемпер мне кашемировый (у Драко есть, тонкий и теплый) и трусы с начесом!
— Боже, это надо было так вещи раскидать! Не удивлюсь, если обнаружу твои штаны, развевающиеся за окном! Один носок вижу, но прикасаться не рискну! Где второй? Судя по окаменению первого, второй должен прилипнуть к стене!
— Я ем!
— Носок? Поттер, ты обалдел? Выплюнь!
— Я ем кашу, а ты говоришь о таких гадостях!
— Вот-вот! Ты ешь, а я ищу твои гадости!
— Что за спешка?
— Я сказал это первым делом, как перешагнул порог!
— Ничего, что я-то как раз в этот момент спал?!
— Армия мертвецов в дне пути от фермы.
— А ферма от нас в пяти днях пешим шагом.
***
— Мы с места не двинемся! — упершись кулаками в бока, орал синеглазый магл, в этот момент больше похожий на обиженного демона, у которого ускользнула душа грешника. — Нас всех сожрут, а вас потом совесть замучает!
О, да! Глядя на лицо Волдеморта, сразу понятно, совесть его уже начала мучить. Или это несварение?!
— Разве мы с вами не закончили? — страшно фальшиво удивился Люц.
— Нет! — с вызовом вздернул подбородок синеглазый. До сих пор толком не знаю, как его зовут. Наши за глаза кличут «Фермером». — У нас много людей, но в основном это женщины и дети. Оружия мало. А теперь вы хотите отозвать всех колдунов?
— Волшебников! — сквозь зубы поправил Руди.
— Да по мне — единый хрен! Хоть шаманы с бубном! Факт в том, что их у нас и не будет!
Вот она, жизнь! То мы им на фиг не нужны, толку от нас нет. То полная печаль и трагедия, ибо уходим мы в закат с гордо поднятыми головами на убой во славу оставшегося человечества!
— Мы предложили вам временно перевести детей и женщин в монастырь.
— Послушайте, — магл устало помял ладонями лицо, — не подумайте, что я пекусь только о материальном. Но мы с таким трудом обустроились. Жилье, скотина. Последнюю будет особенно жалко!
— Люц понимает тебя, как никто, — немыслимо громко зашептал Долохов, наклоняясь в сторону магла, но не поворачивая к нему головы. — У него племенные павлины были. Белые. Я все пожарить одного… кхм. Не важно. Не уберёг Люциус крылатое стадо, сожрала их нежить.
Волдеморт ничего не сказал. Только посмотрел в их сторону, и Антонин, подавив хмык, отступил на шаг.
— Мы выступаем через два часа. Вам, — Волдеморт кивнул маглу, — быть готовыми к обороне и возможной эвакуации!
Синеглазый поник, но головой кивнул.
— Вы, — темнейший обернулся к вампирам.
— Мы готовы, — чинно склонил голову Марк. Эрик, сидя на подлокотнике его кресла, болтал ногой и сочно хрустел огромным яблоком, совершенно не проникаясь важностью момента.
— Остальные? — повернулся Лорд к Снейпу. Тот покуривал украдкой в камин и о чем-то размышлял. Это было видно по суровой складке на его лбу.
— Остальные на подходе, мой Лорд!
Кто-то что-то ещё докладывал. Кто-то о чем-то отчитывался.
А я не сводил глаз со своего любовника.
Это так странно. Это я про то, что мы же давно знали, что всё к этому шло. Но оно всё шло и шло. Мы жили. Плакали и смеялись. Бодались. Мирились. Любились. Учились.
И вот оно уже даже не завтра. Сегодня. Почти прямо сейчас.
Я оглядел наше собрание.
Кто будет первым?! Кто останется, чтобы оплакать павших?
Снейп. Мой любовник. Северус. Мой Северус.
А вдруг и он…?!
Нет-нет, не думать об этом! Никто не застрахован. Мы ж не Волдеморты с кучей крестражей в кармане.
А он? Он переживает за меня? Брови сдвинул. Задумавшись, затянулся так, что обжог окурком пальцы. Я-то с Волдемортом на самой передовой. На лихом гиппогрифе, так сказать.
А я только жить начал. Половой жизнью, так сказать. Раздвигать ноги. Трахаться.
А если это последняя ночь?! Мы тут ля-ля разводим, вместо того, чтобы делом заниматься!
И мне так засвербело, как никогда! Наверное, за все недотраханные ночи!
Я чуть не принялся расстегиваться прямо там.
Наверное, флюиды пошли по комнате. Или я громко засопел. Но Снейп вдруг уставился на меня, не моргая и щуря глаза.
Хочу!
У Снейпа затрепетали тонкие крылья носа.
Хочу!
Его щеки начал заливать некрасивый румянец. Пятнами.
Я хочу тебя, слышишь?
Зельевар одернул спереди джемпер и переступил с ноги на ногу.
Не отводя взгляда, я облизал пересохшие губы и закинул ногу на ногу.
Эрик вдруг опустил яблоко и шумно втянул воздух. Опа, кажется нас засекли! Пора прекращать игры.
— Думаю, на этот час мы все обсудили. На сборы два часа. Проведите это время с пользой, — и смотрит такой прямо на меня! А что сразу я?! Вон Снейп, полетел к двери, всех посшибал! Надеюсь, он летит в правильном направлении?! Не хватало ещё гоняться за ним со стояком на перевес!
***
Мы начали целоваться ещё на пороге, даже не успев закрыть дверь.
Кто-то засвистел, кто-то высказал что-то пошловатое. Неважно! Я хватался за плечи и локти, прижимаясь пахом и ёрзая в нетерпении. Снейп хватал меня то за волосы, то за зад, рыча и пиная дверь ногой.
— Только мне такого видеть не хватало, — взвыл Драко, бросаясь к двери и спешно её закрывая. — Все готовятся к битве, один я… Всё, я ушел спешно жениться!
Дальнейшее меня не волновало.
Волновало, но не то, что было за дверью. Более интересно было, как быстро я смогу выскочить из штанов! Потому что шустрый зельевар уже полз по постели на спине, заманчиво расставляя колени и подрагивая членом.
И ещё его волосы беспорядочно растрепались, а дуги ребер натянули кожу и волнительно ходили ходуном.
— Хочешь меня, Поттер? — Снейп уперся локтями и пятками в постель. Запрокинул голову, выставив острый кадык. Кто сможет устоять, увидев такое? Точно не я! Прямо таки выскочил из трусов и торопливо пополз, жадно сглатывая и потрясая хером. — Хочешь! Я знаю! От тебя такой жар пошел, чуть трусы не спалил мне!
Его низкий, прерывистый голос щекотал где-то под кожей и заставлял желать невозможного. Я хватал за мосластые коленки, стараясь подтянуть добычу к себе, а он тихо смеялся, и кое-кто боялся кончить тут же, не сходя с места. Отвлечься! Чем? Сделать невозможное!
Невозможное покачивалось прямо перед носом, блестя смазкой на темно-розовой головке. И я, не мудрствуя лукаво, просто накрыл её ртом.
Честно?! Даже не понял, как оно на вкус. Снейп издал такой протяжный стон, что продрало вдоль всего хребта, и я, изогнувшись, с воем, обкончал себе колени и живот.
— Я испугался! — доверительно пробормотали, вороша волосы на моем затылке. Было немного стыдно за свой торопливый организм. Но, заинтересовавшись, голову я все-таки поднял, по-прежнему лежа между раскинутых снейповых ног. — Думал, кончая, ты откусишь мне член! И последнее, что я увижу в плане секса — это твою содрогающуюся в сладострастных спазмах спину!
— Я кончил.
— Знаешь, а я заметил! — и снова смешок. Не обидный. Самому захотелось улыбнуться. — Зато теперь всё будет, как надо! Иди сюда, я тебя пожалею!
И он жалел. Так ласково. Так нежно. Касаясь моей кожи больше дыханием, чем губами. Это было так щемяще, так непохоже на Снейпа, что у меня почему-то выдавило слезу.
— Я настолько плох, что хочется плакать?
— Просто подумал….
— Не надо думать. Поцелуй меня!
И мы целовались. До треска в губах, до судороги на языке. Мини-Поттер медленно, но уверенно поднимался, желая продолжения.
— Хочешь меня? — да что ж он заладил? Не терпится меня на член загнать? Или…. Не веря своему счастью, внимательно посмотрел Снейпу в глаза. Тот скривил губы в улыбке и приглашающе дернул бровью. Для совсем непонятливых развел ноги ещё шире. — Хочешь?
— Хочу! Да! ДА!
— Только не торопись! На, смажь! — и протянул мне маленькую баночку.
Не дурак! Точно знаю, что надо намазывать. Но делать это под пристальным взглядом….
— Дай обратно! — он что, передумал? Мои руки торопливо крутили крышечку. — Не в ту сторону. Дай.
Хорошо, что я стоял на коленях, не было видно, как они вибрируют. Меня ласкали взглядом, иногда, подтянувшись ближе — губами. А я уже был весь такой смазанный по самые яйца и готовый к подвигам.
Мной рулили. Меня направляли.
Он сам опрокинулся на спину, как только я положил руку на грудь. Сам взял себя под колени и открылся. Мне осталось только направить себя рукой и поднажать.
Это было... Это…
Да что я объяснять буду? Вы что, никогда не трахались?!
Меня обняли ногами и руками. Что-то шептали и гладили по напряженным рукам и бедрам. А я?! Я имел его! Колотился вспотевшими яйцами, с хлюпаньем и шлепаньем. Хрипел горлом, капал потом с висков и носа.
Думал, всё будет иначе.
Думал, я запомню выражение его лица. И стоны. И всё!
А на самом деле я просто плыл в дрожащем мареве, плавясь в раскаляющем преддверии оргазма.
— Скажи мое имя!
— Северус! СЕВЕРУ-У-УС!
Меня сдавило в стратегическом месте. Яйца взорвались, выстрелив спермой через член, а искрами из глаз. Глотка выдала что-то невразумительное. Мозг отключится от счастья, а душа воспарила.
Короче, я кончил Снейпу прямо в зад, пискнул, дрыгнул ногой от счастья и, упав, слушал, как заполошно бьется чужое сердце.


Глава 64. День неизвестен (1 часть)

Я не знаю, который сейчас день.
Не знаю, кто выжил, а кого время оплакивать.
Знаю, что у меня есть пара восковых свечей. Снаружи снегопад, а в печи тлеют угли.
А на постели, закутанный по самый подбородок, лежит Снейп. Тихий. С непривычно зализанными влажными волосами. С заострившимся носом.
Я просто жду того момента, когда он встанет. А он встанет. Так или иначе.
***
Мы лежали, утомлённые и расслабленные. Снейп тискал мои пальцы в своей ладони и влажно дышал в мой пересохший рот.
— Ты веришь, что я страшно хочу наговорить море глупостей? — хрипло поинтересовался мой любовник.
— Нет.
— Зря! Даже язык чешется, сколько на нём топчется нежных слов! — не веря самому себе, хмыкнул Снейп, сгребая меня в охапку и перетаскивая себе на грудь. — Техники никакой. Плюс море эгоизма и явное неумение позаботиться о партнёре. — Тут я совсем скис. Мог бы и не чморить меня в такой момент. — Но сколько неподдельной страсти! Сколько огня в глазах! Эти жалобные хрипы! Эти неловкие пальцы на моих бедрах! Было божественно! На такое лишение девственности нужно было продавать билеты! Мы бы с тобой озолотились!
— Мы бы с тобой разорились, — расхохотался я, утыкаясь ему в грудь. — У меня не встал бы при свидетелях!
— Плохо ты меня знаешь, — самодовольно заворчал зельевар, поглаживая мою спину. — Хочешь, у тебя будет стоять всю битву?
— Подольешь зелья и я, сняв штаны, распугаю всю вражескую армию?
— Не-е-ет! — перевернувшись, подмял мою расслабленную тушку и принялся через слово прикусывать мочку. — Открытое. Окно. Я. Грудью. На. Подоконнике. День. Двор. Люди. Могут. В. Любой...
Больше сказать я ему ничего не дал. Просто извернулся и поцеловал так яростно, как только смог.
***
Не успел я выйти из комнаты, как был почти сбит с ног пролетающим мимо на всех парах разозлённым Драконом.
— Спокойно! Не стоит втаптывать Избранного в пол накануне решающей схватки! — воскликнул Снейп, ловя меня за плечо.
— Ну хоть ты скажи ему! — заорал Малфой, сжимая кулаки и влажно блестя глазами.
— Кому и что именно?!
— Отцу! Меня оставляют дома! Вместе с матерью, детьми и пожилыми тетушками Уизелов.
— Гарри, после того, как утешишь несчастного и глупого потомка древнего чистокровного рода, зайди к Лорду. Он ждёт тебя, — незаметно для Хорька погладил меня ниже спины и заспешил вниз по лестнице.
— Давай, жалуйся. Только быстро, а то меня ждут.
— Почему всё тебе, Поттер?! — взвыл Драко не хуже, чем в свои лучшие школьные годы. — И метлу на первом курсе?! И баллы за всевозможные шкоды?! И Снейп тебе?! И на бой в первых рядах? А я должен бегать по стене, не зная, что там происходит, грызть ногти и считать себя, возможно, последним приличным выжившим мужчиной?
— Драко! Ты такой дурак! — растопырив руки, я полез обниматься. — Обожаю тебя! — несчастный Хорёк вытянулся лицом и притих, не зная, чего от меня ещё ожидать. — Ты последний оплот, Дракоша! Если нас всех там положат, только ты способен защитить и организовать. На кого мы их сможем оставить, как не тебя?
— Гарри Поттер чесал языком чушь. Чушь попискивала и слабо дрыгала ногами! — прошептал Малфой-младший, осторожно обнимая мои плечи. — Ты поганый льстец! Продолжай восхвалять, мне нравится!
Мы сжимали друг друга, стараясь не сказать то, что вертелось на языке. Но Драко не выдержал.
— Не забудь вернуться, шрамоголовый! А иначе мне будет скучно.
***
Я поднимался по каменным ступеням, словно на возвышение с гильотиной. Помню, как приходил сюда первый раз. Совсем недавно. Буквально на днях. Знал бы — не совался. Обходил бы стороной. Не, просто не поднимал бы голову. Жил сейчас в общей комнате, дежурил на стене, ходил в рейды. И не было бы у меня Снейпа. Ну, как бы он был, но где-то поодаль, трахаясь со всякими там Джинни или ещё кем.
А если меня ухлопают? Будет блюсти целибат? Всплакнёт по глупому, наивному гриффиндорцу? Вы можете представить себе плачущего Снейпа? Вот и я нет!
А тут все так же мрачно. Но книг на полках стало на пару сотен больше. Надо будет стрельнуть у Лорда что-нибудь почитать на ночь. Боже, о чем я сейчас думаю?!
— Присядь, Гарри! — а вот и наш славный, дорогой нашим сердцам Повелитель. Я и не заметил хозяина логова в глубине кресла, у потухшего камина. Сидит такой весь бледный, лысый и пригорюнившийся. В глубокий вырез черного джемпера белеет плоская узкая грудь. Яростный багрянец в глазах потух, оставив только угли. Во, как поэтично могу! — Страшно?
— Страшно! Аж до визга! — я честен и правдив до невозможного. Чего стесняться-то? Все свои.
— Значит, будем поднимать твой боевой дух.
Пришлось прикусить язык. А то ляпнул бы, что Снейп мне уже поднял. Ага. Боевой дух. Так поднял, что лучше об этом не думать. А то так и буду ходить с ним наперевес. С духом-то, боевым.
— Мы прибыли! — оповестил из темноты за креслом голос Эрика. — Уй! Опять промахнулся! — запрыгал вампир из портала на одной ноге. — Мой мизинчик! Осторожнее! Сворачивайте при выходе сразу направо!
И за кресло встал вышагнувший из темноты… Артур Уизли?!
— Тихо, Гарри! Он живой! — повис на моей руке вампир.
Стояли, смотрели молча друг на друга.
Похудел, оброс бородой. Но глаза, и правда, ясные, блестящие. Точно, живой!
— Мистер Уизли!
— Гарри!
Мы бросились друг к другу, растопырив руки и едва не опрокинув Волдеморта вместе с креслом.
— Живой!
— Да как же…
— Я так волновался!
— Мы вас искали! Вы видели своих?!
— Откуда? Меня только пару дней назад вампирские прихвостни нашли. И то, чисто случайно. Тот, кого… кхм. Вот он, — палец нацелился в матовую лысину Волдеморта, — обещал, что я увижусь с семьей. Как они? Все здесь?
Я не стал спрашивать, что Лорд попросил взамен. Но то, что это не безвозмездно — к старой ведьме ворожить не ходи!
— Да присядьте уже! — поморщился Лорд. — Вы мне все ноги в порыве страсти оттоптали!
— Рассказывай! — сказали мы друг другу хором и рассмеялись.
— Ты первый, Гарри!
— А что я? Вы уводили мертвых магов, а мы постыдно драпали. Потом вернулись, искали. Но мимо шла большая стая мертвяков, ну, мы и…Думал, вас сожрали. Даже поминки справили. Боги, стыдно-то как!
— Ерунда!
— Потом нас нашёл Волдеморт. Бродили вместе с ним. А потом сюда забрели. Тут и живём потихоньку.
— Не обижает он тебя? — склонившись, прошептал Артур. Обижатель Поттеров за его плечом скуксился и принялся рассматривать ногти.
Всё путем! Волдеморт меня обучал темной магии, убил, целовал, щекотал, подрочил и даже немного трахнул. Так, самую малость.
— Что вы! Нас так мало осталось, что даже я ценюсь как боевая магическая единица. Вы-то как выживали?
— Те умершие маги гнали меня пару суток. Так что, вернуться на то место, где мы расстались, смог не сразу. Конечно же, никого там не увидел. Живого. Долго бродил один, пока не прибился к людям. С ними и кочевал. Подумать не мог, что Пожирателей и Гарри Поттера нужно искать в магловском заброшенном монастыре. А теперь, — повернулся Артур к Лорду, — могу я…
— Идите! Помните, я уговор не нарушу, но и вы, уж будьте любезны! Эрик, проводи! Гарри, нам нужно поговорить.
Люк в полу захлопнулся, отрезая возможный путь бегства.
— Сейчас наших подождем, — вяло бросил Волдеморт и вновь откинулся в кресле. Закрыл глаза и принялся выстукивать ногтем на подлокотнике мотивчик.
— А тебе — страшно?
Во выдал! И кому!
— Не боятся только дураки! — авторитарно заявил Тёмный Лорд, не открывая глаз. Помолчали. — Я видел их. Правда, издали. Знаешь, как бы ни отличалась моя жизнь сейчас от той, что была до встречи с тобой — я люблю её. И хочу жить.
— Только не скажи, что у нас шанс всем полечь.
— Гарри. Ты взрослый мальчик. Мужчина, — на что это мы намекаем? — Давно пора реально смотреть на жизнь. И на смерть.
Нашу странную беседу прервал звук открывающегося хода.
— Я бегу, бегу, — проорал Долохов, грохоча тяжелыми сапогами, стремительно возносясь по ступеням.
— Принёс? — поинтересовался Лорд, лениво открывая один глаз.
— Еле нашёл! — стряхнув с кудрей снежинки, Антонин небрежно вытащил из кармана нечто легкое и серебристое.
— Тогда приступим, — легко поднявшись, Волдеморт выхватил из его руки мантию-невидимку и направился ко мне. — Северус, — и этот здесь? — Чашу, медальон, перстень, палочку, нож. Гарри, закатай рукав!


Глава 65. День неизвестен (2 часть)

Не буду рассказывать, как меня поили из кубка коктейлем «Кровища трёх волшебников». Было невкусно.
Потом на мою шею торжественно навесили медальон на массивной цепи. На палец нацепили перстень. Правда, удалось им это не сразу. Я отчаянно упирался, плевался и дрыгал ногами. Долохов держал, Снейп разжимал кулак, а Лорд навинчивал колечко на пальчик. Что-то мне это напомнило разговор про вынужденный брак, и я с воплями бился в чужих руках. Да к тому же колечко-то знакомое! С мертвого пальчика!
Отдышались. Снейп поправлял воротник, бешено блестя глазами. Долохов всё трогал царапину на своём лбу. Лорд жадно пил воду прямо из хрустального графина, дергая кадыком. Я дергал себя за палец украдкой, но подарок не снимался.
А потом мне преподнесли палочку. Тоже знакомую. Витую. Из склепа.
И небрежно повесили мантию на локоть. Встали передо мной. Полюбовались на дело рук своих.
— Думаю, он вполне готов, — выдал Лорд, а остальные с сомнением покивали.
А потом меня выставили. Подышать.
На холодных ступенях крыльца в гордом одиночестве сидел недопокойник Эд. Морозить задницу не хотелось, поэтому пришлось подогнуть правую ногу и сесть на пятку.
— Сигарету дашь? — вялый нежить протянул руку, продолжая смотреть неподвижным взглядом вглубь двора.
— Ты ещё и куришь?
— Я и пить могу, правда, не пьянею. И вкуса почти не чувствую. И хер вялой тряпочкой повис на веки вечные.
— Это печально.
— Да ладно, я привык. Скорее бы оно все кончилось. Надоело.
— Что?
— Всё! Ногами цеплять, вонять, забывать дышать, — уныние Эдда можно было черпать ложкой. — Понимаешь, её сразу разорвали. На куски. Навалились скопом, в проходе. Только вскрикнуть успела. А я сбежал. И долго бегал. Прятался. Плакал. Боялся. И даже некогда было подумать, что стыдно. Потому что стыдно не было. А теперь бояться нечего, я уже давно и безнадежно мертв. Может быть, погибну сегодня героически. Как думаешь, поставят мне памятник? СтатУя мертвого героя, погибшего вторично и окончательно.
— Не. Не поставят.
— А чего так?
— Видок непрезентабельный.
— Ну и ладно, — щелчком отправив окурок в полет, Эд тяжело поднялся.
— Ты куда? Героически погибать?
— Да щас вам! Гостей встречать. Неужели не слышишь?!
Знакомый рев дизеля. Знакомая разудалая песня!
***
Слава богам, к нашим воротам на танке не подъехать. Такие крутые ступени можно преодолеть только ножками.
Вот они и начали подниматься. Музыка по-прежнему орала, ударяясь о скалы и наслаиваясь, превращаясь в жуткую какофонию. Впереди неслась, легко перепрыгивая через пару ступеней, растрепанная Гермиона. Да она словно на метле летела, навстречу сильному ветру! Или… я думать не хочу, чем они занимались по дороге к нам. Молоденькая ведьмочка и десяток здоровенных парней.
— Гарри-и-и! — неужели ей дали официальное добро тискать Гарри Поттера? Мои ребра сдавили, и, кажется, она даже приподняла меня над землей.
— Гермионка! — она тихо пискнула, повиснув в воздухе, когда я "нанёс ответный удар", демонстрируя, что тоже так могу. — Чего это вы тут?
— Приказ переправить людей к ферме, — стрельнула глазами и зашептала. — Ты мистера Уизли видел?
— Ага! Я обалдел! Надо же! Живой! А мы-то…
— Мы нашли, — гордо выпятила несуществующую грудь. — Чуть не подстрелили, думали — мертвяк. А он запнулся, и такую матерную руладу выдал, что я винторез чуть не выронила.
— Чего выронила?
— Не важно. То, из чего я собиралась его убить. Правда, я и сама чуть не получила обрезком трубы по лбу, когда ближе подошла. Ну, ты понимаешь, — осторожно показала пальцем на свои глаза. — Потом Марка позвали, — хихикнула, — ему тоже не повезло. Мало нежити кругом, ещё и вампир. Еле Артура уговорили нас не колотить.
— Герми? Гермиона?! — меня снесло в сторону рыжим ураганом под названием «Рон, в аху… в шоке!». — Ты живая! Я так рад! Герми!
Ведьмочка, прижатая к мощной груди, молча и не шевелясь, смотрела на меня через широкое плечо. Не хочу присутствовать при их объяснениях. Не хочу видеть, как брезгливо вытянется лицо бывшего друга, когда он поймет или узнает, что Гермионка не совсем жива.
За её спиной стоят и бдят два здоровых лба в камуфляже. Если что, Рона просто раскатают ровным слоем по двору.
Но уйти равнодушно? Когда Гарри Поттер так делал?!
Не буду писать. Не хочу.
Стоял и смотрел, как Рон смотрит в глаза бывшей девушки, наливается малиновым цветом и… по щекам его текут слезы.
Пусть сами разбираются. У меня битва на носу, готовиться надо. Подгузники, что ли, надеть.
***
— Где ты носишься? Я тебя потерял! — Снейп схватил меня за рукав и утащил за угол. — Ты как?
Всмотрелся в моё лицо. Вздохнул и, взъерошив волосы на моём затылке, мягко притянул к себе.
— Не переживай! Скоро всё кончится.
— Фига ты оптимист, — хмыкнул я ему в ключицы, — прям так меня приободрил!
— Я бы хотел плюнуть на всё, затащить тебя в постель, и пусть весь мир летит в пропасть! — зашептал зельевар. — Засядем в башне, замуруем выход и будем сидеть до старости!
— Выливать ночной горшок из окна на головы мертвецов и доедать последние сухари? — мне стало вдруг смешно. — Рома-а-антика! Боюсь, до старости не досидим. Раньше тапки откинем.
— Идем?
Запрокинув голову, я всматривался в блестящие, черные глаза. Вспомнилось, как на первом курсе эти глаза пугали меня. Что я там про них думал? Безжизненные туннели? Неправда! Я вижу свет к конце туннеля. И горит он для меня.
- Идем, - и не раздумывая, вцепился в его руку, переплетая пальцы для надежности.


Глава 66. День неизвестен (3 часть)

Мы стояли на холме, со страхом и ужасом глядя вглубь долины.
Ладно. Это я смотрел, сдерживая лязг зубов.
Их была тьма, и имя им было Легион.
До самого горизонта. Серая шевелящаяся смерть.
И вонь. Удушающая, режущая глаза.
Да мы до их подхода тут задохнёмся!
— Хорошо, что я запахов не чую, а то бы уже кашлял, — пробурчали сбоку. Эд пытался сморщить нос, но это у него плохо выходило.
Рядом, чуть впереди, замер Снейп. Молча окидывал поле деятельности таким презрительным взглядом, будто все это предстояло просто покрошить на ингредиенты. Остальные рассыпались жидкой цепью по вершинам холмов. Боже, как же нас мало! На что мы рассчитываем? Да нас просто сомнут!
— Не так громко, Гарри! — бросил через плечо Лорд.
Во как! Мою панику можно пощупать, не то что ощутить! И толку от меня? Ничему меня не научили! Ничего я не умею! А-А-А! Мы все умрем!
— Спокойнее! Не дай врагу почувствовать свой страх! — высокая фигура в темной мантии слегка обернулась ко мне. И хоть в глубинах низко надвинутого капюшона я не увидел лица, горящие алым глаза рассмотреть успел.
Встретим, что будет, гордо. Без мокрых штанов.
В нашей стороне началась какая-то непонятная движуха. Мы с Эдом вытаращили глаза на появляющиеся из портала огромные машины, ревущие двигателями и рвущие мерзлую землю огромными колесами.
— Кавалерия прибыла, — шепнул стоящий позади Долохов. — А ты думал, мы тут в гордом одиночестве благородство проявлять будем?!
Машины встали между холмами, рыча и пятясь задом к приближающему стаду нежити. Бронированные монстры выехали чуть вперед и замерли. Загрохотали откидывающиеся борта, на снег молча выпрыгивали люди.
— Занять позиции, — рявкнул здоровяк, стоящий на кабине грузовика. — Ополчение, подтянулись! Никакой дисциплины! Живо, живо! Моя мертвая бабушка бегала быстрее вас! Смертнички! Артур! Веди своих первой полосой, окапываетесь и без приказа не стрелять!
Артур? Ополчение?!
— А ты думал, Лорд твой добрый, рыжего дядьку приветил и к детям пустил из великого благородства? — хмыкнул Эд в самое ухо, и мне пришлось задержать дыхание. Ох, и прет от него! — Мужик этот к военным прибился. Вампиры давно за ними наблюдали и пытались на контакт выйти, а тут такой случай. Знакомая морда в чужих рядах.
— Военные, увидев радостное братание Артура с Волдемортом, всплакнули и тут же принялись бить себя в грудь и рваться в бой?
— Не. Всплакнули они, когда им вот это показали, — непочтительно ткнул Эд в приближающуюся волну смерти.
— И откуда ты такой осведомленный?
— Мертвецы всегда знают больше живых, — гордо расправив левое плечо (правое скрипнуло и заклинило), Эд принялся разворачиваться всем телом, чтобы рассмотреть происходящее.
А я смотрел, как из портала появляются все новые кучки людей. Разномастные. Старающиеся держаться ближе к своим. Неуважительно, но исподтишка показывающие пальцами на нашего неподвижного Предводителя, мраморной статуей замершего в лучах восходящего солнца.
Уизли-старший, соскальзывая ногами, упрямо карабкался на наш холм. Я хотел было махнуть ему рукой, но он даже не смотрел в мою сторону.
— Это все? — повернулся к нему Лорд.
— Все, кто смог.
— Ты увел семью?
— Да, — позади него, не выпуская окурка из губ, моя бывшая невеста Джиневра лениво отсалютовала зажатым в руке топориком.
— Хорошо.
Всё. Аудиенция закончена. Простой смертный, потерявший палочку и не имеющий шансов вступить в бой на равных с магами, чуть помедлив, качнулся на пятках и неторопливо принялся спускаться.
— А эти что выстроились, как мишени для снайпера? — вопил вояка на кабине, оборотившись в нашу сторону.
— Угомонись, Уоллес! — шикнули на него с земли. У машины, задрав голову, Марк всячески многозначительно шевелил бровями и подмигивал то одним, то другим глазом. Вояка, глядя на сие представление, немного завис. — Это те самые колдуны, про которых я тебе рассказывал!
— Это и есть та самая последняя линяя обороны? — взревел мужчина раненым зверем. Парочка его подчинённых выскочила из кабины и, глядя на беснующегося восторженно-преданными глазами, настороженно вцепилась в свое оружие. — Карточные шулеры на поле боя? Они что, будут доставать из цилиндров кроликов и забрасывать ими зомби?! Марк, я знал, что ты безумен, но что настолько?!
— Перестань вопить! — поморщился вампир, демонстративно прочистив ухо мизинцем. — Ори на солдат, они привычные, а у меня уже мозг вибрирует!
Одетый совсем не по погоде, он легко взлетел на холм, почтительно поклонился неподвижному Волдеморту и, вздохнув полной грудью, подставил лицо первым лучам солнца.
— Все по плану, господин некромант, — громко, на полполя, шепнул вампир, невесомым движением взбивая белоснежное кружево на груди.
— Я извиняюсь, — откашлялся позади Антонин. — Ты на танцы собрался или на драку?
— Меня приглашали на великую битву! Подумал, может, кто уцелеет, — поправил расшитую перевязь и потрогал витую рукоять кривого меча, — напишут потом мой портрет. А танцы… — мучительно наморщил лоб, осматриваясь, — а с кем тут танцевать-то? С тобой?!
— А что?! — я оглянулся. Долохов перекинул странный черный резной посох с белым костяным навершием из руки в руку и тряхнул тугими кудрями. — Али я тебе не люб?!
— Если бы ты не пил своё страшное горючее пойло, настоянное на портянках, и не закусывал чесноком, — вампир оскалил было клыки, но тут же демонстративно прикрыл нос кружевным платком, — я б с тобой «сплясал». Литра на два!
— А Эрик где? — шептать не получалось, приходилось орать. Двигатели ревут, солдаты стаскивают чехлы, скрипят механизмы. Этот ненормальный вопит:
— Развернуть турели. Готовность! Без команды не стрелять. Капитан Бэрри, проверить готовность ополченцев! Глаз с них не спускать! Объясните этим идиотам, что не стоит во время стрельбы мельтешить перед солдатами, если не хотят словить пулю в затылок!
— Маленький ещё, пусть дома сидит! — интересно, сколько веков надо пробегать в вампирах, чтобы перестать быть маленьким?!
— Не замерз? Зачем шапку снял? — подкравшийся бочком Снейп потрогал мою ледяную руку.
— Чтобы полностью соответствовать! — громогласно доложил я, попытался щелкнуть пятками и едва не уехал с холма на жопе.
— Чему? — удивился зельевар, отряхивая мои штаны и ощутимо охлопывая пострадавший филей.
— Фразе «Дурак и уши у него холодные!», — вклинился Антонин, весело расхохотавшись.
Успокаивающе погладив пальцем не менее замерзшее запястье Северуса, я одновременно помахал рукой Гермионе, сидящей на ящике в кузове стоящей рядом машины. Подруга озорно подмигнула и призывно потрясла пачкой сигарет. Рот тут же наполнился горькой слюной.
— Я метнусь ненадолго вниз? — заискивающе посмотрел в глаза Снейпа и мысленно повилял хвостиком.
— И мне принеси! — всепонимающе шепнул любовник в ухо, не забыв мазнуть губами по моим губам. К Гермионе я прискакал с горящими щеками и пунцовыми ушами.
— Не страшно? — первое, что я тут же спросил, прикуривая.
— Не страшнее смерти! — весело отозвалась девчонка.
— А что страшнее?!
— Многое, — не переставая улыбаться, заклацала оружием у себя на коленях, что-то вынимая, вставляя и передёргивая. — Когда остался совсем один. Когда насилуют, мучают, и нет конца. Когда встречаешься с мертвецом первый раз нос к носу. Когда кусают первый раз.
— Господи боже!
— Уже не актуально! — сплюнув окурок, протянула мятую пачку. — Иди, отнеси. А то вон как твой возлюбленный завистливо смотрит! Иди! — даже не встала, только глаза опустила. Такая вся занятая! Я уже перекинул ногу через борт. — Выживи, Гарри, ладно?!
С другой стороны, сопя и цепляясь одной рукой, на борт лез рыжий, что-то бережно прижимая к груди. Замер, сделал мне страшные глаза и заискивающе заулыбался Гермионе.
— Я горячего принёс.
— Гарри, подойди! — я только сунул добычу в ладонь Снейпа, как меня окликнул Лорд.
— Я тут, наш великий и могучий….
— Накажу! — суров и холоден, но страха нет. Напугал голодного дракона голым рыцарем. — Смотри. Они уже близко, — так близко, что я своими подлеченными глазами могу рассмотреть первые ряды. — Маглы вступят, а мы подпоём. Когда скомандую, сможешь запустить своего патронуса?
— На фига? — во я удивился!
— За надом, — неожиданно съехидничал Волдеморт. — Такого мощного, как только сможешь!
— Попробую.
— Мне не надо, чтобы ты пробовал. Надо, чтобы ты сделал!
Я только головой кивнул. Эх, мне бы попрактиковаться!
— А теперь, — белая рука легла на мое плечо, — закрой глаза. Откройся. Почувствуй!
Очень сложно сконцентрироваться, когда кругом такой гул. Но машины уже встали и заглохли. Люди перестали перебегать с места на место и настороженно притихли, рассматривая в прицелы приближающуюся беду.
— Смотри на них.
Фу! Гадость какая!
Они по любому мерзкие, как на них не смотри. Хоть глазами, хоть как. Огромная безликая туча ползла по земле, отвратительная и смертоносная.
— Ты видишь его?
Его? Единственного живого, что спровоцировал всю эту лавину на нашу голову? Нет, ни единого пятна.
— Нет.
— Вот и я не вижу. Тогда смотри вглубь? Видишь?
— Вижу! — страсть какая! Темно так, что в глазах белеет. И от этого всего тянутся нити во все стороны. — Это…?!
— Наш добрый, светлый маг ведёт всех к счастью даже за грань посмертия. Не подпускай его к себе. Слышишь? — открыв глаза, я с воплем отшатнулся от Лорда. Слишком близко! Но отодвинуться он мне не дал, вцепляясь в плечи и подтягивая к себе. — Нужно будет — беги не задумываясь! Не лезь, чтобы кого-то спасти! Не жертвуй собой! Твоя цель — Альбус Дамблдор! Бей издали! Всей силой!
Над головой что-то с ревом пронеслось, и маги дружно присели.
Вот уж не ожидал! Два черных вертолета, блестя боками, понеслись в сторону мертвого стада.
— Сонорус! — вскинул палочку Лорд, единым движением скидывая мантию на притоптанный снег. — Живые! — его голос гласом божьим пронесся над нашими рядами. Многие вздрогнули, и я порадовался, что никто со страха не подстрелил полуобнаженную белую фигуру, озаренную солнцем. Ну, и меня до кучи. Нечеловеческая сущность раскинула руки, словно благословляя человеческую массу. Босой на снегу, с ярко-алыми глазами, человек-змей оскалил мелкие острые зубы. Краем глаза я увидел, как помощник горластого мистера Уолесса упал на колени, вытащил из-за пазухи крестик на цепочке и, перекрестившись, молитвенно сложил руки. — Это, — указал палочкой перед собой, — идет наша смерть. Ваша. Моя. Наших детей. Всего живого, что не успело убраться с острова. И некуда больше бежать. И никто не придет и не спасет, — кажется, кто-то тоненько завыл. Надеюсь, это не я. М-да, умеет Волдеморт взбодрить. Кто-то осторожно взял меня за локоть и потянул назад. Даже знаю, кто. — Кроме нас самих. Вы последняя надежда тех, кто остался у нас за спиной. Вы последняя надежда этого мира! — без колдовства не обошлось! В груди потеплело, а плечи расправились. Кто-то уже вскинул руку и заорал что-то одобряющее. — Вы голодали, прятались и теряли! — голоса стали громче. — Вот те, кто в этом виноват! Убейте их!
— Да-а! — неожиданно заорал за моей спиной Долохов, воинственно потрясая посохом.
— Каждую мертвую тварь!
— Да-а! — присоединился к ору вампир. Ага, сын света, боец добра, твою мать.
— Вы готовы умереть, зная, что оставшиеся встретят рассвет завтрашнего дня свободными от страха неминуемой смерти?
— ДА-А-А! — заорали мы с Северусом, вставая рядом с Волдемортом. Правда, наш вопль потонул в таких воплях, что я чуть не оглох. Неужели у остальных так же свербит, как у меня, броситься вперед и начать рвать шатунов голыми руками?
— А-А-А-А! — перекричал всех Волдеморт, резко вскидывая руку, и ветвистая молния ушла в сторону подкатывающей к нам первой волны, выкашивая в рядах нежити широкую просеку.


Глава 67. День неизвестен (4 часть)

— Мать вашу! — восторженно возопил кто-то внизу. — И на кой мы тут, когда здесь есть они?

— У каждого оружия имеется ограничение по выстрелам! — откликнулся Волдеморт, скрещивая руки на груди. — На всех меня, увы, не хватит.

Мне показалось, или действительно раздался разочарованный вздох?

— Сэр колдун! — пискнули сбоку, и я чуть не вскарабкался Снейпу на руки. Что, уже пора приносить ритуальное жертвоприношение? — Вот это повесьте на ухо.

Какую-то непонятную магловскую ерунду сунули мне в руку. Северус озадаченно крутил на ладони такую же хрень. Посмотрели друг на друга.

— Э! Парень? Сэр солдат, будьте любезны! — тыкал я кулаком перед собой, пытаясь увидеть, куда убежал тот, кого я даже не рассмотрел.

— Эх, вы! Темнота, — театрально вздохнул Марк, направляясь к нам. — Не раздави. Это хрупкое!

— Двадцать балов с гриффиндора! — тут же гаркнули в самый мозг.

— Летучая мышь подземелий! — ага, теперь Снейп поморщился.

— Не орите! — одернул нас суровый голос Волдеморта.

— Тишина в эфире! — отозвался Долохов, осторожно поправляя фигульку на ухе.

— А если я пукну, это все услышат? — испугался я.

— Нет, — успокоил меня Люциус с соседнего холма.

— Плохо ты знаешь Поттера, — гоготнул неизвестно где Руди.

— Гарри. Лучше молчи! — посоветовал Снейп.

Вот я не понял! А на кой нам эти штучки? И как они будут работать, вися у магов на ушах? Колдунство какое-то, не иначе!

А тем временем вертолеты скоординировали свои действия, отлетели в сторону, слегка снизились и на головы крайним шатунам посыпались….

— Курицы?!

Несчастные птицы, отчаянно махая крыльями, пестрым, сытным конфетти валились с неба, метались под ногами мертвецов, внося сумятицу в ровные ряды.

Сначала крайние, на чьи головы сыпалась вкуснятина, отвлеклись на её ловлю. Затем суетой и истошными криками кур заинтересовались следом идущие. Колонна дрогнула, распадаясь на части, расходящиеся в разные стороны.

Эх, я бы сейчас не отказался от жаренной на угольках птички!

— Поттер! Не спать! Патронус, живо!

Ага! Разделяй и властвуй!

Хорошее воспоминание! Живее! Быстрее! Голый Снейп, кончающий подо мной, подойдет?

— Эспекто Патронус! — надеюсь, верный защитник не возникнет со стояком? Фух! Нет, всё нормально!

— Теперь, что бы ни случилось, сосредоточься только на защитнике! Вливай в него силу! Сияй! Сияй изо всех сил! Остальным — внимание и готовность! — Волдеморт шагнул вперед. Рядом, по левую руку, вонзил в мерзлую землю посох Долохов и, широко расставив ноги, положил руки на навершие. Криво улыбнувшись напоследок, к ним присоединился Снейп, встав справа от нашего полуголого предводителя. Я со своим оленем остался за их спинами. Но, к сожалению, хорошо видел, как в нашу сторону рванули со всех ног самые опасные твари — мертвые маги!

Команду к атаке дал не Лорд. Вояка на кабине. Как его там? Уоллес. Из вскинутой руки в ясное небо взлетела яркая красная звезда. И тут же разверзся ад!

Вертолеты, похожие на юрких, блестящих жуков, принялись поливать колышущуюся на земле массу свинцовым дождем. Пули рвали мертвую плоть, которую, впрочем, это мало волновало.

Все, у кого было из чего стрелять, принялись садить по движущимся мишеням. Очень быстро движущимся! Твою мать, некоторые согнулись так, что могли отталкиваться руками от земли!

Я видел, как встали на колено с десяток человек, и только собирался возмутиться, что не время молиться, как они вскинули на плечи здоровенные трубы. Страшно бабахнуло, и нечто рвануло со свистом, улетая в гущу толпы, где навело страшный шорох, раскидывая десятки тел в разные стороны.

— Поттер! Хватит!

Не знаю, как услышал окрик сквозь страшный грохот, но тут же послушно прервал волшебство, и защитник, переминающийся в двух шагах от меня, истаял в воздухе. Зато теперь можно не отвлекаться, выскочить вперед и вытянуть шею как раз в тот момент, когда Долохов перестал беззвучно шевелить губами. Закатил глаза, явив миру ослепительные белки. Вскинул двумя руками посох, замер на несколько мгновений. И ударил словом:

— Рostremo mortem! (окончательная смерть)

Те, что в первой волне успели добежать до цепи живых, невзирая на выстрелы в упор, просто с размаху упали на землю и замерли, как и положено мертвецам. Следующая партия, споткнувшись о притихших соратников, кубарем покатились по снегу. Их тут же принялись расстреливать в упор. Уоллес, спрыгнув со своего постамента, перевернул пинком ближайшее тело и прицелился.

Боги, эти лохмы я узнал бы из тысячи!

Не обращая внимания на стоящего перед ней человека, оскалив оставшиеся зубы и взрывая ногтями снег, к своему повелителю ползла Беллатриса!

— С возращением, Белл! — едва заметный финт палочкой, и самая преданная из его слуг ткнулась лицом в снег. Ничто не дрогнуло на лице Волдеморта. Отвел глаза. Поднял палочку, нацеливаясь на новую жертву.

Мистер Уоллес нисколько не обиделся, перевел пистолет и пристрелил другого мертвеца.

— Отступить на холмы! — бравый генерал (или не генерал?) отдал зычный приказ и принялся карабкаться на свой пост. — Передать по шеренге! Пехота — на холмы, под прикрытие магов!

Маглы организованно отступали, но мертвецы катились по пятам. Раздались испуганные крики, на соседнем холме образовался затор. По крутому склону карабкались ополченцы, толкаясь и завывая.

— Рудольф! Не спать!

Что уж там предпринимал Руди по приказу того, кто только что прикончил его жену, я не видел. Не убирая палочку, скатился вниз и протянул свободную, левую руку сопящему пожилому маглу.

— Я помогу!

— Благодарю, — он вцепился в меня так, что чуть не скинул вниз. — Староват я для таких геройств! — поднялся с колена и заковылял дальше, волоча за собой длинное ружьё.

И тут случилось нечто страшное. Из колышущейся массы, по-прежнему накатывающейся на холмы, вырвался луч проклятья и ударил в спину молодого, перепуганного магла, которому я протягивал руку.

То ли я сам отпрыгнул, то ли меня сзади кто-то дернул, когда безголовое тело мягко осело, заливая остатки снега на склоне кровью.

Колдует? Кто?! Неужели, прикрываясь мертвечиной, к нам подобрался Кингсли?

Сердце ударило набатом раз.

Темные капли застывали на мысках моего ботинка.

Второй.

— ДЫХ-ДЫХ-ДЫХ! — турельная установка мягко качала дулом, изрыгая смерть, разворачиваясь вместе со стрелком.

Третий.

Со страшным, серым лицом Гермиона не отрывалась от прицела. Бледный, как хорошо простиранная простыня Рон остервенело лупил каблуком по скребущим по бортам пальцам, пока мрачный тип Николс выдирал из агрегата легкие, видимо, пустые ящики и вставлял тяжелые.

Четвертый.

Метнулась вперед рваная, расплывчатая тень. Луч солнца отразился в блеске стали, рассекающей мир пополам.

— Оtium! (упокоение)

Одно слово. Но силы в нём хватило, чтобы воздух вздыбился, откатываясь вглубь долины тугой ударной волной, рассыпая мертвые тела в прах.

Марк пошатнулся, оступаясь и заваливаясь на бок. Его тут же подхватили под руки и бережно отволокли за наши спины.

Пятый.

Мне стало холодно.

Очень холодно.

Но не снаружи. А глубоко внутри. Там, где испуганно замерло моё сердце.

И тут я увидел ЭТО вновь. Эту черную, клубящуюся нежизнь, от которой тянулись тонкие, липкие нити ко всем этим мертвым телам, наполняя их псевдожизнь смыслом и силой.

Силен директор. Ну и дураки же мы с Лордом! Нужно было спалить всю школу, вместе с директором. Запустить заклятье Адского пламени и бежать, теряя тапки!

И не видел бы я сейчас, как сплетаются освободившиеся нити в две толстые веревки. Как живые, свились в тугую пружину и так быстро, что я и крикнуть не успел, ударили по вертолётам.

Огненная вспышка озарила всё небо. Люди испуганно вскрикнули, а многие мертвяки с интересом отправились исследовать пылающие обломки и попавших под них сотоварищей.

Крикнуть не успел, да.

А вот разозлиться, вырастить свое длинное и хилое щупальце — да!

И вцепиться в то, что метило по ближайшему вертолёту — тоже да!

Блестящий магловский агрегат будто увидел опасность. Стремительно развернувшись, принялся улепётывать со всех лопастей.

А меня отшвырнуло под ноги Волдеморта с такой силой, что сердце вспомнило свои обязанности и заколотилось о ребра так, что я испугался за их прочность.

— Нам их не сдержать! — в голосе Люциуса не было паники, но и повышенный героизм не наблюдался. Как всегда. С их холма уже давно раздавались лишь единичные выстрелы, да маги, судя по грохоту, развлекались Бамбардой.

— Нас обошли, — Макнейер. Слишком далеко, не разглядеть. — Обтекают, как река. Отбиваемся от тех, кто лезет вверх, но долго нам не продержаться!

— Нас обходят, — Руквуд заперхал, словно подавился.

— Уже обошли, — подал голос Флинт, задыхаясь. — Куда лезешь, с-с-сука! Брысь! На-а! И голову не забудь, урод!

— Маглы сбежали, — откашлялся Август. — Вампира стянули за ноги и утащили. Мой Лорд, простите. Но нам пизд….

— Гарри! — меня бесцеремонно вздернули на ноги. — Опять сидишь на снегу.

Прости, Северус, но возможные сопли в данный момент не самая большая печаль.

— Пей, — прошептал он мне в свободное ухо, откупоривая хрустальный фиал. — Это последний из моих запасов.

— Нет!

За спиной Снейпа визжала Гермиона, дергая изо всех сил за руку Рона Уизли, которого нежить пыталась уволочь с машины, одновременно вгрызаясь в ботинок. Откуда-то сбоку выскочила Джинни, с хеканьем вонзила в голову нападавшего топорик, пихнула ногой падающее тело и на четвереньках поползла от ловящих её рук под машину.

— Пей немедленно! — зашипел Снейп, тыча склянку мне в губы. — Будешь упрямиться — не дам больше никогда!

— Нас слышат ВСЕ! — постучал себя пальцем по уху с магловской штучкой.

— Плевать! Любишь меня — пей!

Как скажешь. Я послушно открыл рот.

Золотистая жидкость, пахнущая всем тем, что я могу больше никогда не увидеть и не попробовать, приятно обожгла язык. Демонстративно сглотнул. И как только зельевар расслабился, отодвигаясь, вцепился ему в волосы, притягивая к себе.

Да, Гарри Поттер махровый жулик. И поцелуй мне был нужен только для того, чтобы передать на языке половину эликсира тому, кто стал мне небезразличен.

Ничего, Снейп, глотай. Удача нужна нам обоим.


Глава 68. День неизвестен (5 часть)

— Мы теряем людей! Какого дьявола мертвые могут колдовать? — разъяренно заорал Уоллес, перезаряжая пистолет.
— Отводите людей! — слова Волдеморта хрустнули на слуху не хуже ледяной корки на луже. — Не стоит пополнять армию врага. Дальше вы будете нам только мешать!
Солдат качнулся с пятки на носок, всматриваясь в лицо Лорда. Уж не знаю, что он там увидел, но только обернулся через плечо и бросил адъютанту:
— Приказ к отступлению! Технику бросить!
— Все, кто может — немедленно отступить! — заорал в своё устройство вояка, пятясь спиной. А кто не может?!
— Поднять щиты! — голос Лорда громовым набатом пронесся над полем. — Держать! — и уже обычным голосом: — Приведите в чувство нашего зубастого друга!
— Сейчас! Сейчас! — заорали за нашими спинами. — Давай же, поднажми!
По склону карабкался маленький вампир, волоча за собой девицу, румяную, полногрудую и с очень глупой улыбкой во все лицо.
— Милорд, кушать подано!
Знаешь, дорогой дневник, пишу тут, пишу. Словно роман в трех частях. А на самом деле всё так быстро было. Просто молниеносно перед глазами проносилось.
Взметнулись щиты перед холмами. Словно гигантские мыльные пузыри, переливались они в солнечных лучах легкими бликами. Армия мертвых бестолково врезалась в них с размаху и замерла. Задние напирали, ломая и сплющивая передних. Маги на холмах матерились, скрипели зубами, но стояли. Вампир, выложившийся при первом же ударе и периодически встававший для того, чтобы ударить и снова упасть, с оскаленными клыками рвал куртку на девице, подбираясь с урчанием к горлу. Сама дева ничего против этого не имела, только по плечам жалостливо кровососа гладила да шептала успокаивающе. Слабак вампир древний, по моему мнению! Вот как голым скакать, народ кошмарить, так это запросто. Если бы наш Лорд так делал, в смысле, кровушкой подзаряжался, народ вокруг него быстро бы кончился.
Даже сквозь невыносимый шум хлопок трансгрессии раздался как выстрел.
— Что, ребятки, сражаемся помаленьку? — рявкнули бодро за нашими спинами. Да что ж они всё сзади подкрадываются? Маги, что держали щиты, даже не дернулись, а вот мы с Лордом обернуться смогли. Опираясь на посох, к нам карабкался Грюм. — Вы бы ещё на гору забрались, черти! А я, как молоденький, должен за вами по кручам бегать?!
— Если ты приперся в гордом одиночестве и твое тайное имя не Мерлин, можешь так же бодро скакать обратно! — зашипел Волдеморт, трепеща своей невообразимой юбкой, заголяющей его ноги по самое нескромное.
— Ты бы ещё догола разделся, лич! — возмутился бывший мракоборец, даже не думая отводить глаза. Особенно искусственный.
— Чтобы у тебя и культя на меня встала?! — хмыкнул Лорд, стремительно разворачиваясь и оголяя бедро.
— Тьфу!
— И ты немного не по адресу! Настоящий лич где-то прячется, управляя своим войском. Где твои люди, глазастый ты наш?!
— На подходе!
Чуть в стороне от нас из портала начали выскакивать алые мантии. Надо же, словно в прошлое ненадолго окунулся.
— Отводи людей за холмы. Не давай мертвецам обойти нас! Маглов уведите на ферму. Пусть готовятся к худшему! Северус, нужно будет убрать машину, она мне мешает, — и они на пару принялись неторопливо спускаться.
— Все при делах, один я как дурак!
— Не пыхти, Поттер! — изящно утер чистые клыки белоснежным платком Марк, даже не глядя, как Эрик, похлопывая по бледным щекам, пытается привести в чувство кормилицу. — У тебя ещё всё впереди. И стремиться к этому я не советую.
Двое авроров при помощи неизвестного мага разложили проход, наподобие того, через который мы вещи таскали. Уоллес, потрясая неизменным пистолетом, матом и пинками загонял особо храбрых в него, остальные, с перекошенными от счастья или страха лицами, ныряли сами.
Некие неприметные личности в серых мантиях чуть в стороне, стоя по бокам от дрожащего, расширяющегося прохода, медленно расходились спинами вперед, держа в руках какие-то предметы. От этого проход натягивался, трепетал как тряпка на ветру и увеличивался. Нечто выплывало оттуда, огромное, каменное и страшно знакомое!
— Вашу маму! Они что, Арку Смерти сюда притащили? — сев прямо на снег, едва сдержал глупый смех. Вот прямо из глубин Лондона, запросто! Из-под руин министерства! С доставкой, так сказать, на дом!
- Эй, Поттер! Приятные воспоминания при виде Арки Смерти? - Люц, ты бы лучше сражался геройски, а не по сторонам смотрел да гадости всякие вспоминал.
- А то! Помню, как ты вначале пророчество профукал, а потом от свояка по носу схлопотал! Хорошие денечки были, да, мистер Малфой?
- Хорошие! - подтвердил наш скользкий, белобрысый, местами даже красивый друг.
— Эй! А мне что делать?!
— Не путаться под ногами и смотреть в оба! — ага, ага, и сто баллов с Гриффиндора по старой памяти! Тем временем Снейп взял на прицел застрявший между холмами грузовик, постоянно оглядываясь на приближающуюся бандуру.
— Вперед или назад? — задал странный вопрос Северус, поежившись, когда каменная станина гигантского артефакта уперлась ему в левую пятку. Краем глаза, кстати, я заметил, как авроры рассыпались по дальним от нас холмам, сгоняя расползающуюся в стороны массу мертвечины.
— Швыряй вперед! — встав за его плечом, Лорд вскинул палочку. — Антонин, Руди! Снять щит перед нами на счет три! Раз! Два! ТРИ!
Все произошло так быстро, что я успел только пару раз моргнуть. А машина уже неслась кузовом вперед, сминая дохлых агрессоров. Не буду описывать, как разлетались во все стороны гнилые запчасти, усиливая и без того невыносимое амбре. Недалеко, правда, отлетела машинка, завязнув в телах. А в появившуюся просеку с воем устремились боковые, вытягивая жадные ручонки к появившейся в поле зрения закуске. Тут-то Волдеморт и нанес удар, одним взмахом палочки превращая передние ряды в ледяные скульптуры. Жуткие и малопривлекательные.
— Быстрее, — подпихнул Снейпа в спину, отскакивая от надвигающейся сзади каменной махины. Арка медленно двинулась на место, где только что стояла машина, и намертво закупорила проход между холмами.
— Черта с два они туда полезут! — засомневался Долохов, стискивая посох обеими руками и кося глазом на артефакт. — Интереса для них там нет!
Неужели он не слышит? Эти голоса, что звали меня тогда сладким шепотом, стали громче и настойчивее! Манили. Обещали что-то. Сам не заметил, как шагнул к ним, да только чья-то цепкая рука удержала на месте.
— Нет, стой! — Марк смотрел мимо меня, прямо на серую завесу.
— Он меня зовет! Слышишь? Мой крестный! — умом я понимал, что это всё бред, но Сириус словно в самое ухо шептал. Только очень тихо. А вот если подойти ближе, конечно, можно будет расслышать!
— Сегодня зовут не нас! — отрезал вампир, второй рукой перехватывая Эрика. Эта мелочь любопытная уже чесала мимо нас, вытянув шею. — А ты куда?
— Я только одним глазком! — возмутился кровососишка, стараясь вывернуться из-под начальской длани.
— Сидеть! — я сам со страху ноги подогнул. Вот он, истинный облик вампира! И куда только красота подевалась? Лицо вытянулось, щеки ввалились, глаза запали! И клычищи торчат, как две сабли. У Эрика ножки подогнулись. Обнял коленки Марка, прижался щекой и заскулил жалобно.
Ну, мне скулить некогда! Более интересно смотреть, как колыхающиеся волны мертвецов, сметя с пути замерзших собратьев, карабкаются по ступеням, торопясь на зов. Сомкнувшийся по бокам щит не позволял уйти им в сторону, вот и шагали они уверенно к Арке, спеша шагнуть за её полог. Отойдя немного в сторону, можно было увидеть, что с той стороны так никто не появился.
— Они идут очень медленно, задние начинают расползаться в стороны! — заорали в самое ухо. Боже, я и забыл, что у меня там магловская штука торчит. — Нам даже с красными мантиями не замкнуть их в кольцо!
— У меня кончилась фантазия! Что будем делать? — Снейп уставился выжидающе на Волдеморта.
Но сказать тот ничего не успел. Одновременно случились две вещи.
Сначала по нам так жахнуло откуда-то из глубин толпы, что народ смело с холмов, а завеса сдерживающих заклятий опасно прогнулась. Зарычав от ярости, Марк чиркнул раскрытой ладонью о собственный клык, распарывая плоть. Подскочив к истончающемуся на глазах щиту, щедро окропил его своей черной кровью, бормоча то ли проклятья, то ли заклятья.
Эрик, хитро подмигнув мне, лихо перескочил практически по головам торопящихся за грань упокойников, взлетел махом на соседний холм.
— Давай, не жалей! После победы от пуза налакаемся! — гикнул он задорно, вскрывая запястье и плеская кровь на вторую половину щита.
Вроде как к нему присоединились ещё вампиры, из уцелевших.
Но я этого уже не видел, отвлекшись на огромную тень, мелькнувшую в небесах.
— ДРАКО-О-ОН!
Какое счастье, что мой истерический вопль потонул в многочисленных криках.
— Я всесилен, но не на столько! — выдавил Волдеморт, на секунду потеряв самообладание и растерянно наблюдая за полетом огромной твари. — Что?! — перевел взгляд с Марка на Грюма, успевшего вскарабкаться обратно. — Это не моих рук дело!
То, что летало над нашими головами, рыча и пугая до ослабления кишечника, было куда больше приснопамятной хвостороги. Намного больше! Но отчего-то возникла уверенность, что кавалерия наконец-то прибыла!
— Усилить щиты! — выдали мы с Северусом хором. Переглянулись, посмотрели вверх. Потом на Волдеморта. А он — на чудовище, зачем-то набирающее высоту.
— Мы с Поттером приняли Феликс Фелицис! — выдавил Снейп, словно постыдную тайну выдал.
— Замкнуть щиты на себя! Всем укрыться! — и тут нас накрыла кара небесная в виде жгучего потока огня. Дракон шел на снижение, поливая нас сверкающей смертью. А, нет, не нас, а шевелящееся серое море.
Мертвая плоть горит плохо? Черта с два! Хорошо она горит! Как сухие дровишки! Но не это меня заинтересовало!
— Там! — заорал я, тыкая пальцем в самое пекло.
— Ушёл! — в ярости зашипел Лорд, скаля мелкие острые зубы. — Антонин! Заканчивайте здесь! — вымотанный до предела маг, держащийся на ногах только за счет своего посоха, послушно склонил голову. — Марк?
— Я вижу след!
— Нам нужно обратно, в монастырь! — увернувшись от загребущей длани Лорда, выдал я. Вот прям чувствую и всё тут.
— Но он ушел в другую сторону! — вампир уже знаками подзывал своего маленького помощника, готовясь трангрессировать, или что там вампиры обычно делают, перемещаясь в пространстве.
— Это был не директор! Его вообще тут не было! — взвыл я, не зная как доказать свою правоту. — Давайте просто метнёмся ненадолго домой, проверим, как там что, и будем делать всё, что вы захотите!
— Северус?! — а и правда, пусть немного, но зелья ему перепало.
— Монастырь!
— Он нас отвлёк! — тут мне стало немного страшно. И я покорно подошел, давая схватить себя за плечо. Под вторую руку встал Снейп.
Последнее, что я увидел — дракона, азартно жгущего долину. И рыжеголового наездника, съежившегося между спинными шипами.


Глава 69. День неизвестен (6 часть)

Отвлекся на бытовые проблемы. Дрова кончились. И вода.
Колодец замерз. Пока расколотил лед, едва не улетел в глубины головой вперед, с топором в обнимку.
Стараюсь поддерживать все время тепло в доме. Сплю на стуле или на куртке, брошенной на полу. И недолго. Всё время караулю Северуса.
Есть не хочу. Но кашу варю второй день. А вдруг он проснётся и захочет есть. Вопрос, кашу ли он захочет есть?
Время от времени осторожно приподнимаю ему веко, чтобы посмотреть на цвет глаза. Черный. Он всё ещё черный. Блестящий невидящий черный глаз.
***
Это была засада! И нас ждали!
Судя по тому, как нас с ходу атаковали с двух сторон, время подготовиться у них было.
Первое проклятье схлопотал Марк. Причем в спину. Извернувшись, накрыл собой Эрика и даже не охнул, когда его спину располосовало в клочья.
С нашей стороны Волдеморт успел выставить щит, а Снейп из-за его спины призвал пару палочек атакующих.
Они стояли полукругом. В первую секунду я подумал, что это люди. Но второе зрение, подаренное кинжалом Лорда, не дало меня обмануть. Мертвые. Мертвее не бывает. И палочки в руках. И морды кривят, как живые.
А за их спинами зияло провалом то место, где ещё поутру стояли крепкие ворота. Сами они валялись частично в глубине двора, вывернутые вместе с кусками стены. Тел не видно, обзор плохой. Но из одного окна явно идет дым.
— Личная армия лича! — пробормотал Снейп, медленно делая шаг в сторону и подманивая меня жестом. — Тут без нас разберутся. Будь готов бежать в монастырь.
Всё же про вампиров правду в кино снимают. Они позёры! Эдаким эффектным жестом вытащить из воздуха пару кривых клинков! Вжи-и-ик! Ослепительные острия рассекли воздух. Ножку в сторону, левое плечо вперед.
Кругом полная жопа, а мне смешно! Особенно глядя на то, как рядом с ним бок о бок встает Эрик, вооруженный длинными изогнутыми ножами.
А смешно быть перестало, когда вампиры молча бросились вперед, с ходу обезглавливая парочку дохлых магов. Те, впрочем, тоже не спали, бросаясь на вампиров, словно дикие звери.
Волдеморт тут же метнулся в сторону, отвлекая внимание на себя, стремительно атакуя заклятьями.
А мы, взявшись за руки и пригибаясь, бросились к пролому в стене. При этом Снейп умудрялся через плечо швырять проклятья в двух мертвецов, решивших нас преследовать. Но на них я уже не отвлекался.
Судя по всему, боя во дворе не было. Только доски от ворот валяются, но остальное на местах.
— Ты видишь их? — уточнять не нужно, вопрос про живых.
Никого я не вижу. Ни живых, ни мёртвых. Стоим тут, как два столба с мишенями на всех местах. А вдруг, пока мы тут испуганно жмемся друг к другу, там уже Драко доедают? Однажды его уже на зубок попробовали.
Позади кипела битва, что-то шипело, шкворчало, ахало и взрывалось, со свистом улетая в небо. Мертвяки выли, вампиры рычали, Волдеморт молчал.
А мы бежали к выщербленным временем и множеством ног ступеням. К гостеприимно приоткрытой створке двери. И к небольшому кровавому пятну на пороге.
Кто здесь пал? Или был ранен? Кто кричал от боли? Я знал его или не признал бы, пройдя мимо? Это неважно. Здесь пролилась живая кровь.
Снейп прижал палец к губам и дернул бровью. Кажется, мне приказали замереть и не гу-гу. А мне так жутко, что ни на какие гу-гу уже не способен.
Осторожно заглянув на секунду за створку, Северус тут же отшатнулся и прижался к косяку.
— Что там? — спросил я без звука, одними губами, а сердце уже в горле колотится.
— Стоит! — шевельнул губами Снейп. — Ты открывай, я — его валю!
Я только отрицательно покачал головой. Привалился к косяку и прикрыл глаза.
— Северус.
— Тс-с-с! Что?
— Мы умрем?
— Обязательно!
Я не распахнул глаза, как пишут в романах. Я их выпучил. И, кажется, даже рот открыл.
— Даже Фламель тапки откинул, когда Альбус у него философский камень отжал. А у нас и его-то нет. Так что шестьсот пятьдесят лет нам не светит, — сумасшедший зельевар блёкло улыбнулся и шаловливо подмигнул.
— Поцелуй меня!
— Я смотрел такое кино! Там все умерли! Так что потерпи, Поттер! Целоваться будем потом!
— Обещаешь?
— Это я тоже смотрел! Тот, кто обещает, обычно не выполняет и погибает. А второй над ним рыдает с воплем «Ты же обещал!». Чего хихикаешь?
— Кругом война. Я стою весь в крестражах. За спиной рюкзак с чашей, на башке средневековый венчик. Под ногами кровь. За дверью мертвяк. Рядом бывший учитель, которого я долго ненавидел, а потом трахнул. Я с ума съехал?
— Дверь открывай, псих! Неупокоенный уже заждался.
Зачем я тут нужен, не понятно. Наверное, для открывания дверей.
Снейп был - как черная молния, облаченная в старый джемпер и порванную куртку. Я б любовался им. Жалко, возможности не было.
Это сейчас, обгрызая карандаш, могу вздыхать, как романтичная барышня.
Сурово сжатые губы. Резкие, скупые движения. Ах, как ему сейчас не хватало мантии! И моего трепета, взлелеянного школьными годами.
Я смотрел на него, решительного, отчаянного, бесстрашного. Открывал двери. Перехватывал петлёй своей силы мертвецов, сжигая на корню их темные желания убить и сожрать. Заставляя покорно ожидать удара, приносящего окончательную смерть. И думал о том, что это мой мужчина. Мой. Только мой. Он греет мою постель. Он ласкает мое тело. И совсем недавно покорно раздвигал подо мной колени. Черт!
Идти в бой со стояком — это нормально?!
Хотя когда это у меня нормально было?
— Вверх или вниз?
— Вот вопрос всех вопросов! Кругом лишь тьма, а промахнуться страшно! Побежим на башню?! А вдруг ОН оставшихся в подвале прижал? — я старался не смотреть на кровь под ногами, но это не меняло того факта, что она там была! И как-то очень нехорошо зажимало в груди. — Северус. Ведь кто-то остался?!
— Даже если загрызли абсолютно всех — стоит поискать Малфоев. Этих никакая зараза не возьмет.
— Да ладно!
— Ну! Факт! Тебя Авада не взяла, а его мертвяк загрызть не смог. Давай, Гарри! Сосредоточься! Время уходит!
— А-Ы-Ы! — высказали сомнение по поводу моих способностей из-за ближайшего угла.
— Ищи холод! Ищи сердцем! — рявкнул мой рыцарь, уносясь в бой.
Я умею искать в темноте ногой тапочек. Я умею нашаривать во сне одеяло и отнимать его у недовольно сопящего Снейпа. Но искать сердцем?!
Закрыть глаза.
В момент такой эпической битвы это крайне нелепо и опасно, но иначе мне не сосредоточится.
Отключить уши сложнее.
Тьма. Искать тьму и холод.
Вот как её искать, если больше всего её у меня в голове, на голове, на шее….
— Эй, ты! Тот, что сидит в моей башке! — для надежности представил, как тыркаю в неподвижный сгусток, притаившийся за знаменитым шрамом. — Давай! Просыпайся! Пора отрабатывать проезд за семнадцать лет!
А в ответ тишина.
— Дава-а-ай! Ну же! Чертов кусок Волдеморта! Очнись, скотина! Эй! Э-э-эй!
Что толку говорить с безмолвной темнотой?
Подождите! Подождите-ка! Он мне Авадой, я его погремушкой. Потом он рассыпался, а возродившись, оказался безносым монстром. Это что же? У меня в голове… волдемортовский НОС?!
— А-А-А! — кто умеет орать со страху в голос горлом и одновременно внутри себя? Та мысленная палка, которой я стучал в собственный потолок, внезапно превратилась в тонкий гибкий жгутик, скользнувший… боже, я надеюсь, что это все же не потерянная лордовская ноздря!
И тут пришла боль! Перед глазами вспыхнуло темное пламя, а в ухо кто-то недовольно зашипел. Голову сдавило чертовой древней железкой, на грудь положили здоровенный кусок льда, а в одном пальце вскипела кровь.
— Гарри? Гарри! Ты что орешь?
Кто это так непочтительно трясет меня за шиворот. И что за смертник смеет хлопать ледяными ладонями по моим щекам?
— Открой глаза! Слышишь? Ты в порядке? Посмотри на меня!
Я открыл.
Снейп вздрогнул, но не отступил ни на шаг.
Мне холодно, Северус. Я словно во сне. Но сказал я совсем не это.
— Нам вниз, С-с-северус-с!
С любовью проведя пальцем по своей (Своей? Своей!) палочке, одернул несуществующую мантию и с кривыми от улыбки губами отправился в сторону найденного источника пронзительного холода.


Глава 70. День неизвестен (7 часть)


Тихо так. Хорошо. Трещат в очаге дрова. Сухое тепло окутывает меня, сидящего на полу у кровати. В попу не дует, там лохматая шкура подложена. На кровати мерно дышит бледный и отчего-то по-прежнему сильно прохладный на ощупь Снейп.

Но это меня радует.

Во-первых — он дышит.

Во-вторых — никаких тебе нервирующих метаний, пугающих хрипов и рвущих душу стонов.

Уж лучше так. Тихо. Мирно. Мы подождем того, что будет, в тишине. Под треск дров, свист чайника и вой вьюги за стеной.

Эх! Последняя сигарета. Ладно. Есть ещё кучка, отложенная для Северуса. Думаю, ему для меня-любимого будет не жалко.


* * *
Вы были в своём теле, как в гостях? Сидишь на неудобном диванчике у дальней стенки, от стола далеко, перед тобой какие-то спины. Ни хрена не видно, ни фига не слышно.

Я весь такой из себя Гарри Поттер, завоеватель зельеваров и укротитель Темных Лордов (только им об этом не говорите) и тут такая лажа! Непонятные недобитки тянут меня в бой с пусть уже бывшим, но все же величайшим магом столетия (опять же, Волдеморту ни гу-гу!).

А вот меня, именно меня, больше интересовали возможные выжившие! Так что пусть наш воинственный предводитель сам палочками мериться идет с облезлой бородой! А я в другую сторону! В другую! А я сказал…!

БУ-БУХ!

— Поттер! Не знаю, что тут происходит, но это пугает меня! — пока я сидел на холодных камнях, отмораживая зад и почесывая лоб, Снейп отирался чуть поодаль, вроде как контролируя ситуацию. А может, просто побаиваясь подходить ближе. Ещё бы! И я бы испугался, если бы он, бормоча и потряхивая головой а-ля ретивый конь, с разбегу влетел лбом в косяк.

Зато тени в ушибленной голове приутихли. Ага! Страшно?! Меня-то Авады не берут, а им как-то не приходилось головами об стены убиваться.

— Вниз?

— Не знаю! — на носу Великая Битва, а я совершенно растерялся. — Может, поищем наших и тихо выведем из монастыря?

— Гарри, — этот шепот не был полон нежности, а закуток, куда он меня затащил, не настраивал на романтичный лад. Но что он хотел сказать ещё, я так и не узнал. Вжав меня всем телом в стену, Снейп вытянул шею, прислушиваясь. Затем зажал мне рот и нос ладонью, сделал такие страшные глаза, что дыхалка и без угрожающих жестов перекрылась. А потом сделал такой странный, мягкий жест рукой, словно опустил что-то перед глазами.

Вовремя.

Мимо прорысили, иначе и не скажешь, пара магов из нейтрального сектора. Покрутились неподалёку от нашего ненадежного убежища, шумно вдыхая холодный воздух.

— Никого живого, господин, — прошелестел угодливый голос.

— Жаль! — знакомый бас! А вот и его владелец, бывший мракоборец Кингсли собственной персоной. Всё такой же бодрый. Всё так же сияет серьга в ухе. Наворотил делов и расхаживает хозяином по нашему дому. Что б ему на снейповский гвоздодер два раза лбом наткнуться. — Живых слишком мало! Поторопите наших помощников, долго возятся с башней. Ты, — на кого он указал было не видно, далеко от нас отошли, — возьми два десятка лучших магов и займитесь теми, кто во дворе. Мастеру нужно время, так что отвлеките Лорда и его прихвостней. А потом аккуратно заманите вниз.

Мимо нас серыми тенями пронеслись мертвые маги.

— Ты! Веди этих вниз. Осторожнее! Они должны быть живыми и целыми! Иначе займешь их место! Остальные! Ищите! Ищите и найдите! Здесь должны быть женщины и дети! Живо! Время уходит!

Значит… пока мы там бились не на жизнь, а на смерть… пока нас рвали на куски и жевали заживо… эти твари тихо пришли в наш дом и принялись обшаривать его на предмет спрятавшихся? Для чего — даже думать не хочу, явно что-то зловещее затеяли. Но кого-то ведь уже нашли?

Героический гриф, живущий в моей душе, тщетно пытался расправить крылья и с воинственным клёкотом убедить срочно броситься на спасение людей! Прошли те времена, когда я сломя голову, кидался в любую авантюру. Лучше мы сейчас выждем и…

— Это ты там прячешься, Гарри? — ласково так спросили. Как нашкодившего малыша, спрятавшегося со стащенной конфетой за дверью. — Тебя я могу почуять на расстоянии двести ярдов. Мастер хорошо натаскал. Давай, не заставляй вытаскивать тебя за руку.

Хотел выбраться один. Но как объяснить оставшуюся завесу на нише? А по-другому Северуса не спрятать. Значит…?!

Мы вышагнули вместе.

— Конечно, и полюбовник твой. А как же без него? — усмехнулся Кинг.

Я с большим удовольствием проклял бы его. Или хотя бы запулил чем-то, отвлекая внимание. Хоть бы и диадемой в голову. А там и Снейп не подкачал бы. Да вот только наш храбрый бывший предводитель светло-рыжей стороны очень предусмотрительно прикрывался женским телом.

— Нарси, какого чёрта? — прошипел Снейп.

Очень бледная и очень растрёпанная Нарцисса Малфой неопределённо пожала плечом, выразительно стрельнув глазами вверх. На большие телодвижения нож у горла не стимулировал.

Во дворе что-то со свистом пронеслось и гулко ухнуло в стену.

— Очень милые у нас тут посиделки, но пора торопиться! — это точно, а то сейчас примчится сюда хозяин замка и всем раздаст плюшек! — Ваши палочки, господа! И без резких движений!

Он привел с собой самых лучших, самых свежих, а значит, самых быстрых. Четверо. Даже не хочу всматриваться в эти перекошенные лица в попытке выискать знакомые черты. Какая разница, знал я их или нет. Это враг. Это смерть.

— Прикрылся женщиной, — фыркнул Северус, пытаясь сместиться вбок, — как благородно!

— Меньше слов! — скомандовал Кингсли, усиливая нажим на лезвие. Снейп чертыхнулся, не отводя глаз от крохотной алой капли на пронзительно белой коже. Молодые, но дохлые активно его поддержали шумным принюхиванием и заметным оживлением. Заколыхались, трупы мерзкие!

— Не смей! — страшно-угрожающим голосом начал Снейп.

— Режь!

Одно моё тихое слово перекрыло возмущение зельевара. Который поперхнулся и уставился на меня как на личного врага.

— Поттер, ты что?!

— Режь! — потребовал я, в нетерпении притопнув ногой. — Ну?! Долго ждать? — Кингсли взглянул на меня поверх белокурой головы с интересом. — Сегодня столько полегло, задавленных волной мертвецов! — больше надрыва в голосе. — Одним больше, одним меньше, — главное — не переиграть. — Давай! Вскрывай ее, и приступим к главному блюду! — подпустить слезу и дрожь в руках. Больше дрожи, чтобы котомка с плеча свалилась. — Режь, маньяк просветлённый! — и громко всхлипнув, метнул рюкзак с чашей в сторону совершающегося злодейства.

На секунду всё словно замерло вокруг меня. Мертвые маги, сорвавшиеся с места, но пока непонятно к кому несущиеся. Кинг, легко сместившийся в сторону от моего импровизированного снаряда и успевший выставить палочку в сторону Снейпа. И даже Эрик, замерший на потолке огромной настороженной мухой с неестественно выгнутой шеей.

И тут же все сорвалось и завертелось в страшном хороводе.

Нарси с каким-то утробным хеканьем врезалась затылком в кое-чей большой черный нос. С опозданием в секунду каблук её сапога приземлился на пальцы ещё не осознавшего всю глубину страданий светлого воина. И тут же коварной змеёй она скользнула вниз, уходя от опасной близости ножа.

Вот Снейп не сходя с места, ловит на изогнутое остриё гвоздодера опасно приблизившегося мертвяка, делает плавный шаг в сторону и дохлый маг с разорванным горлом летит в сторону.

— Взять! — орет Кинг за мгновение до того, как Нарси, упав перед ним в компрометирующей позе на спину с силой распрямляет ногу в область его паха.

Растопырив все имеющиеся в наличии конечности, пикирует вниз маленький вампир. Прямо на загривки сразу двух мертвяков. Роняя мордами вниз и вминая их головы маленькими тонкими пальцами в камни пола.

И только я как последний дур… кхм, герой, стою с протянутой рукой, так и не опустив её после памятного броска. Осталось только выдать что-то эпохальное. Типа «Вперед, ура, во славу Темного Лорда!». Вот на эту руку и наткнулся последний представитель вражьей армии. Мне осталось только сдавить его горло и ласково попросить:

— Умри!

А он взял и послушно сложился ватной кучей у моих ног.

— А теперь ты! — Кинг замер. Замрёшь тут, когда у паха нож, у горла острые когти вампира, а напротив замер в замахе зельевар, целя в глаза.

— Не смей обижать мою мать!

БУМС!

Блестящие глаза бывшего мракоборца потускнели, плавно сошлись в районе переносицы, и он начал молча заваливаться на стоящую перед ним на коленях Нарциссу.

— Можете не благодарить!

Всклокоченный, в разорванной до пупа рубахе, сияя подбитым глазом и левым соском, Малфой младший героически взмахнул лопатой.

— Я поведу вас к славе, славные воины! — эй, это же моя эпохальная речь! Всё у нас не слава темным силам!

— Мой герой! — умилялась мать, убирая нож на голенище сапога и поправляя прическу.

— Минута славы Драко, — хмыкнул Северус в самое моё ухо. — Спорим на желание, что сейчас, якобы в запале речи, он поставит ногу на поверженного Бруствера? А потом попросит слить воспоминание?

Я хихикнул.

Драко тряхнул головой, стукнул черенком в пол и небрежно поставил сапог на спину Кинга.

— Надо будет поторговаться, — выдохнул смешок Снейп, — у нас самый выгодный ракурс.


Глава 71. День неизвестен (8 часть)

— Мадам, вы были великолепны! Позвольте! — влажно блестя глазами, вампир подхватил ручку Нарси и с видом великого искусителя припал губами к её пальцам.

— Ах, мальчик! — вот только веера ей не хватает. Для кокетливого обмахивания и прикрывания всепонимающей улыбки.

— Какой Версаль, — скривился Драко.

— Люц не видит, — хмыкнул Северус, присаживаясь над поверженным Кингом, — он бы этот Версаль вам натянул по самое….

БА-БАХ!

Двери — к черту! На пороге целая толпа. Мы испугаться не успели, вообразив, что это враги. Но нет. Такая лысина и мантия — неповторимы. Плагиатора Лорд лично вампирам скормит.

— Приступить к зачистке замка! Найти живых и вывести. Этот жив? — мне вот было бы неприятно, если бы чьи-то чумазые пальцы ног потыкались в мою щеку.

— Да, мой Лорд! — отрапортовал Драко, борец с мракоборцами, бодро взмахнув лопатой.

— Почему такой расхристанный вид?

— Боролся, сэр!

— Ему бы пару засосов на шею, и сразу видно — боролся, ага! — шепнул одними губами Снейп, старательно отворачиваясь от героя.

Изображение реальности поплыло помехами, словно экран старого телевизора. Мой плывущий взгляд выхватил из толпы одно безносое лицо, и сотня голосов на разные лады взвыли в ушах.

— Я!

— Это мы!

— Это моё, я хозяин!

— Наше! Это наше!

— Этот лишний! Убить его! Убить немедля!

— А ну-ка, цыц всем! — мне пришлось звонко хлопнуть себя по уху.

— Поттер, ты чего это? — спросил кто-то невидимый в тумане помех.

— Настраиваю, — буркнул я.

— Что?

— Когда у телевизора шли помехи, дядя либо стучал ладонью нему, либо крутил антенну. Обычно помогало.

— Могу помочь в наладке! Антенну пусть тебе Северус крутит, а я уж чем могу, — перед глазами появился радостный Драко, заносящий руку для удара.

— Вот ещё! — поймав за руку, Снейп оттолкнул Малфоя в сторону. — Настраивать Поттера любыми способами могу только я! Гарри, что происходит? — передо мной завис крючковатый нос.

— Толпа в моей голове требует захватить замок. Убить Волдеморта, как лишнего. Изгнать представителей светлой стороны без палочек в чистое поле и натравить на них мертвецов. Найти и прибить директора. И не забыть сходить в туалет. А потом возглавить оставшихся Пожирателей и захватить мир!

— Мой Лорд! — ага, подзови его поближе, а то прицел сбился.

— Боже, у меня сейчас голова лопнет!

— Что тут происходит?

— А я предупреждал, что он может не выдержать. Еще немного, и у него мозг через уши вытечет.

— Мне больно!

Казалось, что голова в огне.

— Поттер, вам выдали такие опасные вещи не для того, чтобы испустили дух в самый ответственный момент, задавленный силой осколков!

— Мне больно!

Шепот поглотил весь мир.

— Гарри, посмотри на меня!

— Вашу мать! Или убейте меня, или выньте их! Ну что вам, жалко?

В глазах стало темно.

— Смотри мне в глаза!

— Охренел, да я не то что смотреть, я на ощупь тебя сейчас не найду! Заткните их, я сейчас лопну!

Мечты о смерти — не миф!

— Легилименс!

Блаженна темнота и тишина! Можно я тут и останусь? Хорошо так, прохладненько!

— Гарри!

О, и Северус тут! Вот и хорошо! Будем трахаться и сидеть в темноте.

— Трахаться будем потом! Негодный мальчишка! Не мог сказать, что тебе плохо, и терпел до последнего?

— Сними с меня баллы и перестань орать!

— Зачем?

— Раньше тебя это удовлетворяло, и ты затыкался с многозначительной миной.

— Давай разберемся, что с тобой, и пойдем.

— Не пойду! Мне и тут хорошо!

— А в реальности будешь пускать слюни и гадить в штаны?

— Ну и ладно! Отсюда не заметно!

— А Малфой будет водить экскурсии к твоему героическому телу в исторический момент замены памперсов.

Представил. Проникся.

— Ты должен взять их под контроль. Это всего лишь обломки. Ошметки.

— Это, на секундочку, ошметки сильного мага! Который стал крайне могущественным ещё до того, как от него полетели эти самые ошметки! Самый первый из крестражей я завалил чисто случайно. Клыком василиска, которым он за минуту до этого меня укусил. А с этими что прикажете делать, если убивать нельзя?

Снейп развернул меня к себе спиной, а носом к большой темной двери.

— Покажи им, кто главной в этой голове! — и толчком отправил меня в темный проём.

Так вот ты каким был, Томас! Ничего такой, симпатичный. С носом, бледный, весь из себя приманка для романтических барышень. Волосы темные, слегка вьющиеся.

А этот старше и глаза уже красные. А у этого и волос нет. А у того нос вроде как меньше и ноздри странные.

— Ну что, мутанты? — я демонстративно принялся закатывать рукава. Разномастные Волдеморты насторожились, оскалились и выдвинулись единым фронтом. — Я одного на тринадцать лет развеял! Второго насмерть затыркал! Держитесь, щас вас всех раком поставлю!

Это моя голова! Мои правила!

Меня жизнь адски плющила после того, как чертов Волдеморт решил размножаться противоестественным способом! Натаскивали, как пса, для поисков итогов этого размножения, держа под контролем и дергая время от времени за короткий поводок.

А теперь вся эта куча огрызков-обмылков-осколков будут пытаться тушкой моей завладеть? Не дамся! Не позволю!

Я словно в огне, кажется, что кровь кипит в жилах.

Я и есть огонь! Я есть боль! Я сама Смерть!

— Нужно идти всем вместе!

Злоба и тьма в моей голове охватила весь мир.

— Выставим щиты….

Смутные тени различной яркости и ясности снуют туда-сюда, отвлекая меня от важного.

— Живых там быть уже не может, если всё пойдет так, как я думал….

Мне нужно что-то, чем я смогу перебороть силу мини Волдемортов.

— А если ещё есть живые внизу? Что нам…

Я знаю, но не могу вспомнить. Как вспомнить то, чего ты никогда не знал?

— Пока мы спорим, прольётся кровь и…

Та сила, которую я смогу впитать в себя. Ту, что так рядом! Всегда рядом!

Боже, какой же я дурак! Оно же совсем рядом!

Только слишком много лишнего.

К черту диадему, к черту медальон.

Кольцо на пальце? Нет, чую, это мне нужно!

Палочка в руке. Да, и она останется.

Прочь рюкзак с плеч, там эта дурацкая чаша!

Нет, стоп!

Стало пусто плечам.

Вернуть рюкзак?

Глупость какая!

Я запустил в него руку и с наслаждением пропустил сквозь пальцы легкий шелк ткани.

Она!

Мантия!

— Пусть, я смогу…

— Мне нужны мертвые!

— … и тогда…

— Что ты сказал, Гарри?

— Мне нужны мертвые!

— … окружим…

— Что?

— МНЕ НУЖНЫ ТРУПЫ!

Это кто, я орал? А чего все притихли?

— Поттер, у тебя такой видок… — Драко сделал шажок в сторону выхода. — Я в трупы не гожусь, так что пойду, поищу для тебя на улице, ага?

Зачем ходить, я сам возьму!

А зачем я раздеваться начал?

— Гарри?! — Снейп мялся, пока я скидывал обувь и шерстяные носки, оглядываясь на Лорда, словно не знал, что предпринять. Или это не Снейп? Какие-то крылатые змеи, дрожащие тени с горящими глазами и клыкастые белёсые твари водили вокруг меня хороводы. Трясли костяными руками, взмахивали дырявыми подолами ритуальных мантий. И выли, и ныли, и молили о чем-то, сбивая с правильной дороги.

— ВСЕ ПРОЧЬ!

Это опять я? Нет, это кто-то другой. Впереди. Зовет за собой, стоя в дверном проёме.

Мне душно. Хочу на воздух.

Кажется, я сбежал, шатаясь, по ступеням и упал коленями на снег. Приятно холодило ступни и ладони.

— Северус, чашу! Только не касайся руками, она активна!

Чувствую! Через каменный холод земли чувствую! Далеко. Не дотянуться.

— Драко, Люциус! Руки! — плеснуло магией и запахло кровью. А через мгновение холод железа ткнулся в губы. — Пей! Живо!

Это не кровь. Это сама сила жизни влилась мне в горло, расправляя крылья за моими плечами.

Жизни?

Но я Смерть!

И то, что мне так необходимо, всё ещё слишком далеко! Слишком! В отчаянии я зачем-то принялся царапать землю и подвывать.

— Так! Все прочь со двора, во избежание! Северус, портал!

— В долину?

— Не думаю. Уизли плюс дракон не даст шанса оставшимся в долине мертвецам. Открывай к ферме. Думаю, вторая волна уже дошла до неё, вот Поттер ею и займется. Почему живые во дворе толкутся? Живо всем в башню! И этого заберите!

Меня трясло. Демоны верещали где-то поодаль на разные голоса, и мне хотелось сделать что-то нехорошее, вроде как выдавить себе глаза или перегрызть вены на руках. Но кто-то стоял рядом, держал за плечи и убедительно нашептывал, что скоро всё кончится и будет нам счастье неземное. Что-то о любви, поцелуях, шоколадках и учебниках.

Но всё это было уже совсем не важно.

Потому что прямо передо мной открылся портал. И то, что было за ним, смотрело на меня сотнями слепых глаз. Серые безликие фигуры дрогнули, шагнув в едином порыве.

Что-то темное и страшное зашевелилось с интересом под землей. Разворачиваясь, словно тугая спираль, неторопливо, с осознанием своего превосходства.

— Нет! Не смей! Моё! Тут всё моё!

Злость, как пелена, закрыла стоящие передо мной фигуры серым пологом, сквозь который я запустил дрожащие от жадности нити подчинения.


Глава 72. День неизвестен (9 часть)

Их было слишком много!
Я радовался и боялся одновременно, всем своим осознанием, силой и жадностью стараясь урвать как можно больше!
Даже при всей своей неопытности понимал, что так нельзя! Невозможно удержать одному такой большой кусок. Я распылялся на десятки нитей, таких тонких, что от дуновения сквозняка грозили порваться! Серые тени колыхались, медленно надвигаясь, грозя поглотить меня без остатка.
— Я помогу! — сказал кто-то мне в самое ухо и положил на плечи ладони.
И меня не стало.
Или стало, но не меня.
Я умер и ожил в мгновенье ока.
Я испытал жар и холод одновременно. А ещё точнее, зажарился заживо в момент оледенения плоти до самых костей.
Но боли не было. Как и страха.
Собственно, ничего не было. Гулкая пустота на том месте, где стоял я. Не равнодушная к суете живых и мертвых существ вокруг, не безразличная. Просто…. Просто….
Не знаю я таких слов.
— Директор говорил тебе о Дарах смерти? — назойливо шептал кто-то вглубь пустоты. Вглубь меня. Раньше я отмахнулся бы раздраженно. Но теперь это не раздражало. Не интересовало. Не мешало. — Он не читал тебе сказки, которые знают все дети, выросшие в магическом мире? Когда-то встретили три брата саму Смерть. И за какие-то сомнительные геройства она одарила их подарками. Из-за которых, конечно же, двое из трех погибли очень быстро. Легендарная бузинная палочка, сделанная собственноручно госпожой Смерть, равной которых нет и не будет, — легкое касание к моей кисти. Чужие пальцы огладили палочку, по-прежнему сжатую в моем кулаке. — Воскрешающий камень, — острый ноготь легонько стукнул по черному невзрачному камню в перстне на моем пальце. — Самый сомнительный дар! Первый владелец вызвал мертвую девицу обратно в тварный мир. И под её невыносимые стенания в итоге повесился. И, разумеется, — мои плечи ласково огладили, — великолепная мантия невидимка! Не поддающаяся никаким чарам и распознаваниям. Скажи, Гарри, — в голосе появилась личная заинтересованность, — когда директор отдал её тебе, ты использовал её с умом?! Ходил к девчонкам в раздевалку? Нет? Ну и дурак! Я бы первым делом туда наведался под таким прикрытием.
В пустоте, заменившей меня, шевельнулось нечто, смутно похожее на досаду.
И правда! Такая возможность! В спальни вряд ли удалось бы попасть, но спортивные раздевалки… Надо будет после войны раскрыть Рону глаза на то, какие мы были идиоты.
— Да! Вот так! Возвращайся к нам! Ты расскажешь мне, что было интереснее женских раздевалок в Хогвартсе?! Ходил на свидания? Пакостил учителям и недругам? Следил за кем-то?
Я открыл тайную комнату и убил несчастного змея.
Но Волдеморт обойдется без моих воспоминаний.
И тут с удивлением отметил, что могу удивляться. И даже мысленно показывать Лорду неприличные вещи с обеих рук.
Я снова я. И это приятно.
— Я не всесилен, время замедлило для нас свой ход на секунды. Готовься, новый Повелитель Даров! Они уже близко! Веди их в последнюю битву, мальчик! Веди их вниз!
— Том! — я должен это сказать. — Там живые!
— Тогда у тебя два варианта. Попробуй спасти. Или считай, что живых там не было!
Мир сдвинулся с мертвой точки и события завертелись стремительным хороводом вокруг меня. А Снейп ещё все время утверждал обратное!
Это оказалось совсем просто. Пару раз мне довелось поиграть в приставку. Там я постоянно путался в кнопках, и зверюга или монстр отрывал от виртуального героя куски, окрашивая внутреннюю сторону экрана красными брызгами, пока я искал нужную.
Я даже не дергал их за нити, словно кукловод. Не приказывал им мысленно.
Надо же! Ещё совсем недавно я их боялся. А теперь вся эта шатающаяся, жутковатая, воняющая толпа окружила меня. И было всё равно. Хотя нет, глаза резало.
Они стояли так близко, что я мог дотронуться до плеча ближайшего. Но лапать за надгрызенную кость плечевого сустава неизвестного мужика с мутными глазами желания не возникло.
И пожеванную красотку слева, с выеденной грудью и вытекшим глазом — тем более!
Но все они стояли покорно и неподвижно, ожидая моих приказов.
— Ищите его! — перед глазами четко и явственно встал образ директора. Такой, каким я запомнил его во время страшной встречи в школе. — Найдите моего врага! Найдите его для меня!
Покорные моей воле мертвецы синхронно развернулись и, широко открыв рты в немых криках, указали направление.
— За мной! — не будем разочаровывать директора. — Все вниз!
***
Не часто приходилось ходить по этим ступеням. Последний раз мы бежали по ним, содрогаясь от ужаса и страха, преследуемые по пятам самым страшным врагом в этом мире. А эту дверь закрывали вручную, заваливая всем, чем возможно. А потом, не дыша, прикладывались к старым доскам ушами и вслушивались в звуки приближающейся смерти. Мы думали, что остались последними. Что, возможно, последнего защитника сейчас жрут наверху. А мы, словно мыши под веником, боимся даже заплакать.
А теперь я веду за собой сотню тех, от кого бегал когда-то. И от которых, вероятно, кто-то так и не смог убежать. Скольких они убили?
Разве это имеет теперь значение? Во всяком случае, для меня?
И все же Гриффиндор не истребим.
Об этом я подумал сразу после того, как распахнул массивные, обитые железом двери. Несколько секунд стоял, разведя руки, будто приглашая запустить заклятьем в подставленную грудь.
Но, слава богам, никто не воспользовался ситуацией. И храбрый воин света…. Хотя какого уж теперь света?! В общем, я остался жив.
Еще бы! Им же некогда! Они заняты. И почти не обратили внимания на моё эффектное появление.
Господи, словно дети малые! Начертили мелом на камнях какие-то знаки, расставили по краям кучу мертвецов с НАШИМИ ПОСЛЕДНИМИ СВЕЧАМИ! И балуются!
В плане, собираются приносить в жертву пару коленопреклоненных несчастных.
Я их не знаю.
Зато знаю тех, кто стоит за их спинами.
— Наконец-то! Мы заждались!
Бедолаги! Мне их так жаль! Они только и делали полжизни, что ждали чего-то от Избранного. Внимания, дружбы, брака с единственной дочерью.
Кстати, эта самая дочь, пара сыновей и папаша сейчас выкладываются по полной на поле брани. И неизвестно, уцелели они или нет.
— А что же ты один?
Да я как бы и не один. Просто двери недостаточно открыты, а я так и замер в проёме, загораживая свое воинство. И по запаху не угадаешь. Тут без них попахивает. Ведь вокруг старого, доброго Дамблдора стоит не меньше полсотни верных почитателей. Да, нас больше. Но невооруженным глазом видно, что почти все они дохлые маги.
Десятка два живых стоят в определённом порядке среди начертанных знаков на полу. Матушка Уизли как всегда впереди. Только на этот раз руки не уперты в полные бока. Одной она легко удерживает пленника перед собой, второй мотивируя его неподвижность здоровым кухонным тесаком.
Перед глазами так и встала картинка из прошлого. Невилл, Джинн, Гермиона, Ронни, Луна. Сириус. Ещё живой, яростный, безрассудный.
Похудевший и вытянувшийся Невилл где-то в боях. Как и вразумленный вернувшимся папкой Рон. И лысая, горячая штучка, малышка Джинни. И полумертвая на веки вечные, пожухлая, но несгибаемая Герми. Где Луна, никто до сих пор не знает.
А теперь, как пародия на прошлое, передо мной стоит на коленях Дин. С разбитыми губами и несчастными глазами.
Вот только смотрит он не на меня. А на нечто, лежащее на боку и оплывающее красным пятном на камнях.
— Мой мальчик! — В школе директор казался мне более мертвым. А тут смотри, как шустро шагнул в мою сторону и протянул руку. — Палочку!
— И вам недолго здравствовать, директор! — губы сами растянулись в радостной улыбке. — Ошибаетесь. Я зашел не один.
— Гарри! — раздалось где-то далеко позади. И это «далеко» измерялось сейчас для меня даже не расстоянием. Не часами. А самой жизнью.
Я с силой рванул створки дверей, делая шаг вперед.
***
Мир снова замедлил свое дыхание.
Они шли мимо меня. Серая мертвая масса. Я касался каждого, всего мгновенье. Но в это мимолетное касание я проживал самые страшные последние секунды, минуты или часы их жизни. Я утешал их, обещая покой, к которому они так и не пришли. Тихую радость небытия.
Немного осталось. Последний рывок к забвению. Не будет больше голода и боли. Уставшая плоть ляжет прахом и тленом.
Они верили мне, не имея веры. И шли вперед, втекая волной в подземелье, сминая неподвижно стоящих мертвецов, подчиненных чужой воле.
— Ещё шаг…! — выкрикнула Молли, и по шее Томаса потекла тонкая струя крови.
Я замер. Моё воинство качнулось и послушно остановилось.
— Мою палочку, мальчик! — ты гляди-ка! А пальцы у директора все на месте!
— Зачем? — поскольку ответом мне была лишь тишина, пришлось скорректировать вопрос. — Зачем всё это?
Опять молчание. Только плачет беззвучно Дин.
— Что? Никаких длинных пафосных речей не будет? Странно! В фильмах злодеи долго и нудно объясняют свои поступки. И сейчас я с удовольствием послушал бы, ради чего всё это? Нас осталось три с половиной человека живых. Хотите перебить оставшихся? Ради чего?
— Все проще простого! — А вот этого я никак не ожидал. Кингсли Бруствер собственной персоной вышагнул откуда-то из темноты и белозубо улыбнулся. — Сейчас подойдут наши хорошие друзья Северус и Лорд, чтобы мне не пришлось дважды повторять увлекательную историю становления нового мира.
— Аудитория у ваших ног! Наслаждайтесь! — Волдеморт оскалился в ответной усмешке и взмахом палочки запечатал двери.
И я понял. Отсюда никто не выйдет!


Глава 73. День неизвестен (10 часть)

— Зачем же так-то? — если бы мне задали этот вопрос, я бы только пожал плечами. Так как его совершенно не понял. Но Кингсли белозубо улыбнулся Снейпу, медленно продвигающемуся в мою сторону между неподвижно замерших мертвяков.
— Тебе не понять!
— А ты объясняй лучше! Чтобы и до Поттера дошло! — Охренеть! Вот я потом выскажу Волдеморту! Специально только ради этого и выживу! А пока наш предводитель, матово поблескивая в свете факелов лысой головой, пробирался вдоль другой стены.
— Власть! Такой простой ответ тебя устроит?
— У тебя была власть! — встав за моей спиной, Снейп протянул руку и, цепко ухватив за плечо, потащил на себя. Мне это не понравилось. Но ещё больше это не понравилось почему-то рядом стоящему гниловатому дядьке. Ловко вывернув голову, он ощерил на Снейпа немногочисленные длинные зубы и зашипел. Пришлось цыкнуть на него. На покойничка! На Снейпа цыкать небезопасно.
— Власть? Какая власть? Подаренная тобой жалкая тень! — полные темные губы прямо-таки выплюнули эти слова.
— Мы честно разделили с тобой бремя власти и ответственность за наших людей! — ему бы сейчас под нос (образно говоря, откуда у Лорда нос?!) бутылку со сливочным пивом подсунуть. Наверняка инеем покроется.
— Но как оказалось, ТВОИХ людей было больше! Когда хорошо прятаться во тьме, свет никому не нужен! Я — не нужен, когда есть ты!
— Это ревность! — шепнули мне в самое ухо и опять настойчиво потянули за футболку.
— Какого дьявола тут происходит? — взвыл я, дернувшись вперед.
— Ты всегда был не очень умен, к нашему сожалению, — обвиняющее погрозила мне Молли тесаком, на секунду выпустив Томаса, но он этого так и не заметил. — Мы думали — это очень хорошо, раз ОН приблизил тебя! Научишься чему надо и вернешься к нам. ЕГО в расход, а мы бы зажили!
— Вот так просто? И как бы он меня, по-вашему, «израсходовал»? — Лорда это так заинтересовало, что он остановился.
— Чикнул по тощему горлышку после бурной ночки, — с кривой ухмылкой выдала недотёща и провела острым лезвием в опасной близости от кожи Дина. Но тот закрыл глаза и, кажется, выпал из реальности.
— Я с ним не спал! — возмутился я и уставился на Лорда, таращившего на меня глаза. — Чего выпучился? Скажи, что я с тобой не спал!
— И с ним не спал! — подала голос сухопарая женщина, стоящая за спинами у близнецов. Её я помню. Старая гвардия Дамблдора. Гестия? — И с патлатым зельеваром не спал!
— Я затейник, со мной не уснешь, — каркнул Снейп, оглаживая короткие волосы. Наверное, фразой про патлы навеяло. Занастальгировал.
— ЗАЧЕМ ЭТО ВСЁ?!
— Поттер, что ж ты так орешь? — поморщился Кингсли.
— Чему я должен был научиться у Лорда?
— Колдовать без боязни в этом мире!
Я фыркнул. Потом прыснул в кулак. А потом зашелся в беззастенчивом хохоте!
Всё так просто! Все эти смерти! Тайны! Интриги!
А дело не стоит и скорлупы от яйца!
— А то, что безносый уродец затащил, возможно, мою жалкую задницу к себе в постель, вы восприняли как должное и молча ждали, чем же дело кончится?! Передастся ли его магия мне половым путем? — смех словно обрезали и мои мертвяки взволнованно затоптались на месте. — Живая магия в мертвом мире опасна, так, Кинг? И Лорд единственный, кто мог колдовать не опасаясь. Его люди были сыты, в тепле и полной безопасности. В отличие от тебя! Не говоря уже о тех, кто стоял за тобой! Нет. Постой! Ерунда всё это! Что-то ты мог. В школу вон шастал, с директором спелся. А он уже сам вылез или ты его….
— Мой мальчик!
— Иди к черту! Я думаю! — мертвец, осуждающе качающий головой — то ещё зрелище, должен вам сказать. Но мне сейчас не до этого! — Лорда тихо долой, несогласных — тоже! Кинг заимел бы ручную обезьянку, которая обеспечила бы тебе достойную старость в сытости и покое. Но кандидат оказался чрезмерно глупым и намеков не понимал. Я был вторым или первым вариантом?
— Ты Избранный, Гарри! — торжественно произнес директор и кажется, сделал ещё один шаг вперед.
— Значит, всё-таки первый!
— Это тешит твое самолюбие? — очень громко прошептал Северус.
— А то! Ещё как!
— И недаром! — жизнерадостно улыбнулся вновь Кинг и встал рядом с директором. — Они многому тебя научили! — обвел он палочкой стоящих вокруг и промеж нас мертвецов. — А теперь подумай, что вы сможете вместе с Дамблдором?! Мы соберем всех выживших под наше крыло, дадим им защиту! И защищать нас будут те, от кого мы убегали и прятались. Это будет новый мир! Это будет НАШ мир, Гарри! Мир, в котором мы снова будем волшебниками!
— Что скажешь? — передо мной происходит какая-то… пертурбация, чтобы это не значило, но я её не понимаю, как и значение самого слова. Я только вижу… это… что же это?
— Возвращайся к нам! Мы все будем рады! И Рон будет рад. Ты помнишь Рона, своего друга?!
Я помню, что Рон остался на поле, выжигаемом драконьем пламенем. Рон. Точно! Рон! Друг. Шахматы. Они движутся передо мной, словно фигуры по доске. Разыгрывают партию?! Встают в позицию! Все эти чертежи на полу не просто так! И они занимают свои места!
Всегда проигрывал Рону! Увы, не силён в тактике.
Зато я просто силён.
— Скажу, что у Дина явно затекли колени!
Прямо под ногами у меня была жирная меловая черта. И я с самым миролюбивым выражением на лице и протянутой рукой, шагнул за неё.
В долю секунды все вокруг пришло в движение! Да с такой скоростью, что многое я восстановил по кускам во время долгих бдений у неподвижного тела.
Молли отлетела в сторону с коротким, но пронзительным визгом. И тут же скрылась под телами сорвавшихся с мест мертвецов. Те рвали без разбора всех, кто попадался под руку и под зубы, живых и мертвых. Я успел увидеть, как Снейп швырнул проклятье в сторону Кингсли, и их тут же заслонили от меня чужие спины.
— Томас, шевелись! — мне удалось нашарить в сумасшедшей круговерти теплую вялую руку. Мой бывший одноклассник послушно полз за мной, не вставая с колен. И это немыслимо злило! — Ну же, открой глаза!
— Давай помогу! — и на плечо легла скукоженная ладонь.
Мой вопль услышали, наверное, под крышей нашей башни в покоях Лорда!
— Что б ты сдох, Эд!
— Своевременное пожелание! — хрюкнул живой мертвец, едва не свалившийся от толчка в плечо. — Куда прёшь, дохлятина! Утырок гнилой!
О, Боги! Мы стоим посередине побоища! Буквально в шаге от нас представитель недружественной стороны рвал в куски сразу двух наших покойничков!
— Обидно! — проследил за моим взглядом Эд. — Вы, колдуны, круты даже после смерти! Поползли отсюда, пока он нас не приметил!
— Ползи и этого тащи! — прошипел я, выпрямляясь.
Дохлый маг сиганул так стремительно, что я успел только вскинуть палочку, а Эд за спиной жалобно взвыть. За спиной нападавшего взметнулась рука с палочкой и опустилась аки карающий меч! Злодей, не меняя выражения морды, прямо передо мной развалился ровно пополам и с крайне неаппетитным звуком шмякнулся на пол.
Всматриваясь перед собой, поскользнулся на чем-то темном и густом. Некто, стоя на четвереньках, жадно слизывал эту дрянь с камней. И я бы пнул его в последние три зуба, если не вспомнил, что ноги босые и можно рискнуть сломать пальцы. Кто-то бежал ко мне, растопырив в диком крике окровавленный рот, но пара мертвецов, подчиненных мной, смяли его на подходе. И я не обратил на это большого внимания.
Кто-то орал дурным голосом, пока не забулькал тошно горлом и затих. Шаркали десятки ног. Что-то хрустело, скрипело, трещало самым неприятным образом.
Где-то бились молча Снейп и Волдеморт. Где-то в толпе близнецы отчаянно звали мать.
Не знаю, как надо правильно. Всё, что я иногда творил самостоятельно, было сумасбродно и приводило порой к плачевным последствиям. Сейчас все те, кто рулил моей жизнью, страшно заняты. Было бы совсем смешно, заори я «Что мне дальше делать?» То, что могут выдать темные маги в разгар боя, не для нежных ушей. Тут и мертвец смутится и покраснеет.
Меня очень небрежно пихнули в спину. И я нырнул носом вперед, приземляясь на колени и локти. Удачнейшая поза во время боя.
— Найдите Поттера! — рявкнул Кингсли прямо над моей головой. А я в ответ ухмыльнулся, накидывая капюшон мантии и поджимая пятки.
И закрыл глаза.
Мне было прохладно, спокойно и уютно. Об меня не спотыкались и не перелетали с матюгами через мою спину.
Я чувствовал весь огромный монастырь, словно был им.
Так смешно. Даже хихикнул.
У меня дымилась башня и ныло в подземелье. По мне носились суетливые толпы, то ли друг за другом, то ли наоборот. Я четко слышал, как в правую стену били чем-то здоровенным и тяжелым, вроде колонны, под чутким руководством зычных воплей Долохова. Сквозь узкие проходы внутри стен молча и очень сосредоточенно ползли вниз головами голые вампиры.
Монастырь стонал и проклинал тот день, когда в него вселились колдуны.
— Где Поттер? — о, и Волдеморт озаботился пропажей. Ещё бы. Его, великого мага, теснили к стене. И кто?! Какая-то дохлятина! Верю, что он запросто скосил бы всех окружающих одним движением. Вот только в гуще этого месива потерялся я! — Северус, где этот чертов Поттер?!
А я ползу, знаете ли, к своей цели!
И осталось-то всего ничего, когда какая-то зараза в пылу погони за шипящим проклятья Снейпом наступила на край мантии.
— Мальчик мой! — насмешливо воскликнули над моей головой, и уверенная рука подняла меня на ноги. Правда, очень небрежно. За шиворот.
— Хорошо выглядите, директор! — не покривил я душой.
Стоял, смотрел ему прямо в глаза, задрав голову. В ясные, небесно голубые глаза. Насмешливые. Всепонимающие.
— Альбус, вы же понимаете, что всё это неправильно?! Прах к праху, директор!
— Эта мысль была бы мне интересна год назад, Гарри! — он так вцепился в мои плечи и так интимно заглядывал в глаза, что я невольно уставился на его сухие губы в окружении седых волос. Интересно, если целоваться с такой мочалкой, не попадет ли часть волос в рот? А если трахаться и он сверху, с учетом разницы в росте, не будет ли этот ком пакли елозить по лицу при каждом движении? Плюс длинные волосы. И захочешь чмокнуть, задолбаешься обеими руками заросли раздвигать. Если только хватать за кончик носа, а второй рукой…. — Гарри! Где ты нахватался таких пошлостей?! Хотя, — мимо мелькнул гвоздодер и пропал в гуще свалки, — не сложно догадаться! Сонурус! Всем СТОЯ-А-А-АТЬ! У МЕНЯ ПОТТЕР!
Конечно, не сразу, но все вокруг послушно замерли. Только Снейп хрустнул ещё по паре гнилых черепов и, спрятав железку за спину и высокопарно подняв бровь, надменно оглядел все собрание, уставившееся на него.
— Что дальше? — Лорд подобрал подол двумя пальцами и не глядя перешагнул через раскинувшееся у его ног тело.
— На колени! — лич развернул меня к себе спиной и очень не по-дружески перехватив поперек груди, прижал к себе.
— С чего бы?
— Он умре-е-ет! — очень патетично и прямо мне в ухо.
— И что изменится? — Волдеморт остановился напротив нас и принялся всячески выказывать свое презрение. Развернул плечи, дернул шеей, сузил глаза. Вот змей змеем! — Небо падет на землю? Погаснет солнце? Мертвые восстанут? Ах, простите, директор Дамблдор, они уже восстали и вам ли этого не знать?! Это ваш Избранный! Не мой! Так что…. Можете убивать. Мир от этого не изменится для меня.
— И для тебя он тоже не изменится, Северус?!
Мне тоже стало интересно. Пришлось немного извернуться, чтобы глянуть на то, как Снейп… включил Снейпа, иначе не сказать. Именно на этого человека мне приходилось «любоваться» в течение 6 лет учебы в Хогвартсе. Лишенное эмоций лицо. Холодные черные глаза. Не с этим человеком я спал, клянусь!
— Поймать Северуса на молодую задницу?! — и тут Волдеморт повернулся к Снейпу, улыбнувшись…. Твою мать, как любовнику, когда тайное стало явным и нет больше смысла скрывать. А Снейп, старый носатый ублюдок, посмотрел на Лорда с таким обожанием, теплотой и слабой улыбкой всеобещания на бледных губах, которой не улыбался мне никогда. И не улыбнется! Сейчас меня укокошат, потом перепадет всей светло-мертвой стороне, а потом они пойдут праздновать. В постель! К Лорду на чердак! Два тощих старых черта, с тихим смехом обжимающихся на скользких шелковых простынях. Интимно прижимающиеся мослами и кормящие друг друга вкусностями! Хлебающие холодное вино из хрустальных бокалов, сжимая хрупкие ножки костяными пальцами!
Я тут умирал раз сто. Надо мной издевались, натаскивали то для света, то для тьмы. Трахали то те, то эти, то в голову, то в зад. И всё ради того, чтобы перед окончательной смертью смотреть на ЭТО?!
И так стало холодно внутри. Словно нутро покрылось ледяной коркой. Только слёзы были обжигающе горячими.
Ссутулившись, я просто отвернулся. Чтобы никто не видел, как я плачу.
— Мой мальчик! — сочувствия в голосе ни капли, в живых глазах на мертвом лице неприкрытый интерес.
— Он предал меня! — мы тоже умеем, включим Гарри Поттера! Когда-то нам можно было все на свете. Думаю, если сейчас обнять доброго деда Дамблдора одной рукой, разрыдаться ему в грудь и утереть горючие слёзы бородой, сверху не прилетит кара небесная в виде удара костяным кулаком по маковке.
— О, Гарри! — вторую руку я сжал со всей силы на куртке, сдерживая рыдание. — Расскажи, расскажи, чего ты хочешь!
В груди росло что-то темное и страшное. Страшнее всего того, что было за все последние сутки. И лич чувствовал это, бережно пестуя хрупкие лепестки ужасных ростков, нежно оглаживая меня по спине.
— Хочу, чтобы все умерли! — поведал я сокровенное.
— Скажи что ты мой, Гарри! Одно твое слово, и мне достаточно щелкнуть пальцами, чтобы все, кто здесь есть, кроме нас, тихо осели на пол бездыханными телами! — не надо меня так к себе прижимать и страстно дышать в ухо. А то те, кому предстоит сейчас осесть и сдохнуть, умрут с мыслью о нас и о неприличном. Поэтому пришлось упереться ему в грудь кулаком и попытаться немного отодвинуть.
Подняв голову, всмотрелся в такую знакомую синеву и, разорвав объятья, дотянулся до шеи Дамблдора, ласкающим движением притягивая его к себе. Не отрывая взгляда от сухих пергаментных губ, прошептал:
— Я…
— Скажи «я — твой»!
— Я…
— Ну же!
— Я, — усмехнулся в распахнувшиеся глаза, — исключительно свой собственный!
И налёг всем телом на чертов клык, вгоняя его с жесткую плоть под нижней челюстью.
Дикий вой разорвал тишину. Темная густая кровь капала мне на грудь. Все вокруг пришло в движение. А я все давил одной рукой вниз, второй вверх.
— Все умрут, директор. И начнем мы с вас! — его рот открылся так широко, что я видел клык василиска, пронзивший нёбо. А потом эта тварь щелкнула пальцами. Мерзкая мертвая гадина взяла, да и щелкнула пальцами. Падал, закатывая небесную синеву глаз, и щелкнул.
А я стоял истуканом и смотрел, как Снейп, взмахнув руками, исчезает под телами набросившихся на него….
Ну вот. На страницу слезищей капнул.
И главное быстро всё так произошло. Раз — и на том месте, где он стоял, целая куча копошащихся тел. И этот крик…. Такой пронзительный. Полный боли.
Ладно я раззява. Волдеморт куда смотрел?! Повелитель темных сил, мать его ведьму!
А дальше не интересно.
Рухнула стена и к нам бросились вопящие фигуры, освещенные яркими факелами. С потолка нам на головы падали разъяренные голые вампиры. Наверное, им хотелось жрать. А в такой кутерьме по большей части под руку попадались либо мертвецы, утратившие контроль и атакующие всех подряд. Либо представители нашей стороны, активно носящиеся взад и вперед.
Мертвец, оказавшийся от меня в паре шагов, вдруг замер и плашмя рухнул на пол. А потом второй. Я что-то понял в тот момент? Ничего я не понял. Просто прыгнул сверху на эту кучу тел. И шевеление подо мной тут же прекратились.
А потом я трясся, сжавшись в комок, глядя на то, как Долохов, страшно матерясь, тащит мимо чье-то тело за ноги. Глядя на то, как голая, бело-синяя Гермиона откатывает тела, стоя на коленях. Глядя на неподвижную руку и черный рукав, набухший от крови.
На Волдеморта, торопливо разрывающего испачканные тряпки. На бешеные глаза Драко. На Эрика, печально качающего головой и, встретившись со мной взглядом, стыдливо отводящего глаза.
И тогда я просто захотел оказаться подальше. От всех этих взглядов. Крови. Толпы и суеты. Там, где мы будем одни.
А потом я вновь тащил его на себе. Вновь торопливо раздевал, стараясь не капать слезами на открытые раны. Грудь, плечо, живот, левая нога. Боги, сколько крови.
Шарил по полкам, всхлипывая и матерясь. Запалил такой беспалочковый Люмус, что сам едва не ослеп. Вырывал из пузырьков пробки зубами и заливал в приоткрытый рот кроветворное.
Дальше. Что делать дальше?
Я видел их. Темные сгустки в ранах, торопливо запускающие тоненькие нитки глубже в плоть. И ничего более не оставалось, как встать над неподвижным телом раком, припадая ртом к укусом и жадно всасывая скользкую мерзость. Без девственной помощи. Без песнопений и непонятных заклятий. Просто давился ЭТИМ, запивая кровью Снейпа. Припадал к его бледному, перепачканному телу окровавленными губами. И яростная тьма внутри меня, вскормленная чужими душами и выпестованная самой Смертью, выжигала эти мерзкие ошметки, даруя надежду на жизнь….
***
Очнулся в темноте. Заледеневшей жопой на холодном полу и затекшей щекой на холодной ладони. Чужой ладони. Испугался, что всё…. Оказалось, нет. Снейп дышал. Очень медленно. Вдох. Выдох. Тишина. Сердце испуганно проваливается куда-то вниз. Вдох.
И тогда я зарыдал. Громко. С подвываниями. Соплями. Сотрясанием всем телом. И кажется, даже причитаниями. Хватанием холодной руки и лобзанием прозрачной кожи.
Хорошо, Снейп был вроде как в коме. А то умилился бы такому поклонению. И предложил бы, стофунтово, начать лобзать его в иные места.
Рыдал от души. Пока сил хватило.
А потом пошел искать свечи. Разводить огонь в очаге. Греть воду. Обмывать тело Северуса и обрабатывать его раны.
И ждать. Просто ждать.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"