Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Лошадка

Автор: Korana Arrkat
Бета:Tau Mirta, Galla-viuga
Рейтинг:NC-17
Пейринг:Рубиус Хагрид/Люциус Малфой
Жанр:Humor
Отказ:Все права принадлежат Джоан Роулинг
Вызов:Winter Temporary Fandom Combat 2013
Аннотация:Сомнительное достоинство анимагии
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2013-04-01 00:01:12 (последнее обновление: 2013.04.01 12:53:46)
  просмотреть/оставить комментарии
Некоторые факты своей жизни Люциус Малфой намеревался скрывать до последнего. Истинные размеры своего состояния. Точное число любовниц. Детское пристрастие к крохотным кислым яблочкам. А еще то, что глава рода Малфоев, светский лев, суровый отец и преданный Пожиратель смерти (тоже информация не для общего пользования) является анимагом.

Незарегистрированным, разумеется.

А все потому, что Люциус отчаянно ненавидел свою анимагическую форму и предпочел бы лишиться половины содержимого сейфов, чем признаться, что он превращается в лошадь.

Было бы легче, становись он статным скакуном арабских кровей или великолепным жеребцом-андалузцем с роскошной гривой и выразительными глазами. Люциус даже был согласен на могучего першерона, хоть и не особенно любил этих массивных тяжеловозов.

Вместо этого он превращался в неказистую низенькую лошадку. Толстые бока, покрытые торчащей в разные стороны шерстью, короткие ноги, жесткая грива, хвост щеткой, грязно-серый окрас, неожиданно черные бабки. И апофеоз вселенской несправедливости – ярко-рыжее пятно на крупе, рядом с хвостом.
Это пятно Люциус ненавидел больше всего.

Впрочем, из анимагического облика он все же сумел извлечь некоторую выгоду. За год до поступления Драко в Хогвартс Люциус взял за правило регулярно наведываться в Запретный лес. Зная любовь Хагрида к тварям, всего-то надо было набраться терпения и приучить лесника к тому, что иногда к его хижине выходит странноватая лошадка. А при должной сноровке и внимательности можно было узнавать немало полезного.

Когда Хагрид начал преподавать Уход за магическими существами, шпионская деятельность стала приносить даже больше плодов – о чем только не болтают ученики во время уроков! Имеющий уши, да услышит, а уж вылавливать из мусора драгоценные сведения Люциус всегда умел.

А твердокаменные кексы, идеально подходящие для лошадиных зубов, не имели никакого отношения к привычке Люциуса регулярно наведываться к леснику.

Вот и в тот вечер Малфой трусил к знакомой хижине, подозрительно принюхиваясь: вдруг ему повезло и Золотое Трио распивает чай в компании Хагрида?

– А-а, вона ты где.

И не успел Люциус издать приветственное ржание (ненавистное, но необходимое), как Хагрид широко шагнул к нему – и повалил его на бок, придавив к земле ручищей. Люциус забился, пытаясь в панике сообразить, как его раскрыли.

– Ну-ну, хороший, – умиротворяюще, как он это понимал, прогудел Хагрид и попытался второй ладонью ободряюще похлопать Люциуса по боку. Тот заботы не оценил и задергался еще отчаянее.

– Экий ты пугливый, – огорчился Хагрид, но не отпустил. – Не боись, больно не будет.

И залез свободной рукой между задних ног Люциуса, накрывая лошадиное достоинство всей пятерней.

– Ты ж жеребец, – довольно пояснил Хагрид, аккуратно обхватил его член и начал неторопливо двигать ладонью туда-сюда. Люциус истерически заржал и попытался ударить копытом, но не вышло, вывернуться из уверенной хватки – тем более.

– А раз жеребец, – продолжил Хагрид, – то, стал-быть, с тебя семя можно взять. Да ты погодь, что я, животину обижу, что ль?

Хагрид с легкостью удерживал умиравшего от унижения Люциуса, методично добиваясь, чтобы лошадиный член полностью встал.

– Профессор Снейп попросил меня, значитца, добыть ему конской спермы. Свежей. Хагрид, сказал он мне, этим аптекам ни на грош веры нету, а ты ж с животными умеешь ладить. Во, как по маслу.

Хагрид осторожно придавил Люциуса коленом и освободившейся рукой вытащил маленькую склянку из безразмерного кармана.

– Кажись, чистая, – задумчиво громыхнул он, продолжая дрочить член жеребца.

«Снейп! Убью гада!»

– Ну дык вот. Профессор Снейп – он такой умный же ж. Дык я и решил ему наилучшей спермы найти.
А у трехцветок-то она завсегда лучше.

«Своими руками придушу, экспериментатор мордредов! Выкрашу в рыжий!»

– Так что ты вовремя, малый… О.

По телу Люциуса прокатилась знакомая судорога, он хрипло заржал и кончил.

– Ну вот, – удовлетворенно заключил Хагрид, поднимая склянку с мутным белесым содержимым. – Все. Ща кексов тебе вынесу.

И он, кряхтя, поднялся.

Почуяв свободу, Люциус рывком вскочил на все четыре ноги и стрелой метнулся в лес. К Мордерду такое шпионство!

И к пропаже честно выставленных у кромки леса кексов Люциус, разумеется, никакого отношения не имел.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"