Убить Снейпа

Автор: Леночок
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:
Жанр:General
Отказ:
Аннотация:Дамблдор мёртв. Его убийца в бегах. Министерство, желая продемонстрировать непреклонную решимость наказать преступника, пообещало за голову Снейпа небывало крупную награду
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2007-01-12 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Убить Снейпа


— …Пять тысяч галлеонов… Пять тысяч галлеонов!.. А вместо того, чтобы охотиться за убийцей, я просиживаю здесь штаны!
— Ну, ну, успокойся, Терри, потерпи. До конца рабочего дня всего час. Зато потом: палочку в зубы — и лови своего Снейпа.
— Тебе легко говорить, ты и без этих денег проживёшь!
— Лишние деньги никому не помешают… — зевая, возразил напарник.
Терри с ненавистью оглядел кипы белоснежных бланков и грохнул кулаком по столу:
— А вдруг, пока я здесь кисну, Снейпа уже поймал кто-то другой?!
Его коллега только закатил глаза:
— Не психуй. Авось, не поймают… Погоди, — напарник Терри прислушался. — Кто-то идёт, — ловким движением он быстро привёл в порядок стопки отбеленных пергаментов, выровнял параллельно краю стола бронзовый чернильный прибор в виде вставшего на дыбы фестрала, взял в руку орлиное перо и с предельно сосредоточенным видом склонился над толстенным фолиантом, раскрытым на странице с оглавлением.
— Здравствуйте… — дверь со скрипом отворилась, и в комнату спиной вперёд прошёл огромный мужик, ростом под два метра. За собой он волочил что-то длинное и очень тяжёлое, завёрнутое в несколько мешков.
— Чего ж без палочки? Сквиб, что ли? — сквозь зубы поинтересовался Терри.
— Какой сквиб? Скажете тоже! — продвигаясь по-рачьи вперёд, откликнулся посетитель. — Просто руками надёжнее.
— Я за премией пришёл… — мужик вытащил свою ношу на середину комнаты и впервые обернулся к чиновникам. Лицо его цветом и обилием влаги напоминало хорошо распаренную свёклу.
— Снейп? — равнодушно поинтересовался старший коллега Терри, указывая на свёрток. — Контужен? Убит?
— Убит, родименький, а как же! — самодовольно откликнулся посетитель.
— Это хорошо… — благосклонно кивнул чиновник. — А мешки надо снять, — добавил он строго. — Вдруг вы нам вместо Снейпа своего соседа принесли?
— Скажете тоже: соседа!.. Лицо спрятал, чтобы по дороге не отобрали! За пять тысяч каждый рад чужого покойника умыкнуть!..
Красномордый, изобразив на лице смертельную обиду, принялся торопливо развязывать верёвки и срывать мешки. Терри поднялся из-за стола и, подойдя вплотную, ревниво наблюдал за происходящим.
— Замечательно, — проговорил старший чиновник, когда с мешками было покончено. — А теперь заполним небольшую анкетку.
Он достал из стопочки верхний бланк, мечтательно пососал кончик пера, обмакнул перо в чернила и воззрился на Терри.
— Итак. Рост?
Молодой коллега взмахнул волшебной палочкой и тусклым голосом произнёс:
— Шесть футов два дюйма.
— Цвет волос?
— Чёрный.
— Цвет глаз?
— Мистер Как Вас Там?.. — обратился Терри к красномордому.
— Сэмюэл Скотт, — с готовностью отозвался посетитель.
— Мистер Скотт, откройте ему глаза… Угу, спасибо, можете закрыть… Цвет глаз чёрный… Теперь откройте ему рот…
— Да сколько можно вопросов? Сравнить с колдографией и дело с концом! — не выдержал красномордый.
— Можно столько, сколько нужно, — строго ответил старший чиновник. — Порядок есть порядок. Не нравится — забирайте покойника, идите домой.
— А премия?.. — слабо вякнул посетитель.
— Сперва экспертиза.
Красномордый сник.
— Терри, сходи к аврорам, — (при последнем слове посетитель насторожился). — Если Джонс свободен, попроси его к нам… А вы, — старший чиновник указал красномордому на стул, — присаживайтесь, я запишу ваши личные данные.
Терри скрылся за дверью, а посетитель нервно заёрзал на кончике стула.
— Эээ… А в чём заключается эта… экспертиза? — он заискивающе заглянул в бесстрастные глаза чиновника.
— Стандартная процедура, — ответил тот равнодушно. — Проверка на наличие трансфигурации и заклинаний превращения.
Красномордый поёжился и нервно взглянул на часы:
— Что-то долго они… Понимаете, на встречу опаздываю… Давайте, я завтра загляну?..
— Не волнуйтесь, это не займёт много времени.
— Всё-таки я лучше пойду…
Дверь распахнулась, и в сопровождении Терри в комнату вошёл коренастый совершенно лысый человек средних лет.
— Где? — коротко бросил он, не обращаясь ни к кому определённо.
— Вот, — Терри указал на лежащий на полу труп долговязого брюнета.
Заметив, что красномордый волнуется, молодой чиновник послал ему злорадную улыбку.
— Гмм… — аврор достал палочку и склонился над покойным.
Несколько минут прошли в тишине. Лысый совершал загадочные манипуляции с палочкой, красномордый ёрзал на стуле, Терри сгорал от нетерпения, а его старший коллега сонно разглядывал копыта бронзового фестрала.
— …Элементарно. Крайне грубая работа, — аврор поднялся на ноги, отряхивая колени.
Затем он взмахнул палочкой, труп съёжился, закрутился волчком, и через секунду среди разбросанных мешков лежал лишь какой-то небольшой предмет.
— Что это? — флегматично спросил старший чиновник.
— Вставная челюсть, — Терри, чтобы не пачкаться, поднял странную вещицу с помощью палочки и поднёс к глазам. — Надо же, подписано: «Бобриция Скотт».
— Это… моей мамы… — ещё больше покраснел красномордый.
— Нехорошо, — строго покачал головой коллега Терри. — Старость нужно уважать. — Куда же вы? — его оклик застал посетителя уже в дверях. — Вам придётся пройти с мистером Джонсом. Что поделаешь. Dura lex, sed lex. Закон суров, но это закон.


— …Жуликов развелось, просто ужас! За одну эту неделю уже тридцатый! — весело заметил Терри, когда дверь за мистером Джонсом и его клиентом закрылась. — Ну всё, — он посмотрел на большие круглые часы на стене. — Я побежал! До свидания! У меня предчувствие: сегодня поймаю Снейпа! — крикнул он уже с порога.
— Желаю удачи, — добродушно помахал рукою старший коллега. — А я ещё немного посижу.
Привычным движением поправив стопки пергаментов и чернильный прибор, он углубился в чтение фолианта.
Заголовок гласил: «Непознанная трансфигурация. Как обмануть всех».



Глава 2. Убить Снейпа –2


— …Beata solitudo.
— Чего, чего?
— Я говорю: благословенное одиночество. Уже два дня никто не досаждает.
— Ааа… — Терри печально кивнул; взгляд его упал на заваленный пергаментами стол, и молодой чиновник погрустнел ещё больше. — Если бы и эти глупые бумажки куда-нибудь исчезли…
— Natura abhorret vacuum. Природа не терпит пустоты, — указав пальцем вверх, менторским тоном изрёк старший коллега.
Некоторое время в комнате царило молчание: напарник Терри изучал свой неизменный фолиант, а сам Терри следил за большой чёрной мухой, ползущей по портрету министра, и гадал, разбудит она его, если заползёт в рот, или не разбудит. Сейчас муха ползла по щеке, а приоткрытый рот посапывающего министра был от неё менее чем в дюйме. Казалось, встреча неминуема, но чёртова муха вдруг передумала и, расправив крылышки, зажужжала в сторону окна.
— Мух развели. Бардак, — страдальческим голосом выдавил Терри и уронил голову на кучу бумаг.
— Ну, ну, — покровительственно успокоил его старший коллега. — Ни к чему предаваться меланхолии. Расскажи-ка лучше, как у тебя продвигаются дела со Снейпом?
— В том-то и дело! Никак! — глухо простонал страдалец, посыпая себе голову незаполненными бланками.
— А что так? — поинтересовался напарник, наслюнявленным пальцем перелистывая очередную страницу.
Терри заскрипел зубами, вскочил из-за стола, обежал его по кругу, затем подлетел к окну, распахнул форточку, передумал, захлопнул форточку, вернулся к столу и, обессиленный, упал на стул.
Старший коллега сочувственно возвёл глаза к потолку и снова перелистнул страницу.
— Кругом реклама! — негодующе вскричал Терри. — Всюду листовки, плакаты! Газеты только и верещат: пять тысяч, пять тысяч! — он с трудом перевёл дух. — Ну какой нормальный человек после этого станет ходить по улице и говорить всем: я — Снейп, я — Снейп?! Да никто!
Напарник не перебивал. Терри отдышался и продолжил, уже не так громко:
— Я бы вообще никому, кроме министерских, не говорил про вознаграждение. Тогда бы убийца ничего не заподозрил, и изловить его было бы легче лёгкого.
— Ты так думаешь? — с сомнением протянул старший чиновник.
— Ну конечно! А как иначе? — удивился Терри. — Может, Снейп сейчас на Северном Полюсе прячется. А я как дурак его уже второй месяц на Дрян-аллее выслеживаю. И так денег нет, а вчера пришлось для конспирации потратить целых три сикля и пять кнатов, иначе бы поганая старуха ни за что не отстала!
— Что купил хоть? — поинтересовался напарник, перелистывая следующую страницу.
Терри скривился:
— Фунт дохлых пиявок и яичники морской свинки.
Коллега на секунду отвлёкся от книги и беззвучно зашевелил губами, будто что-то подсчитывая.
— Если хочешь, возьму для своей бабушки. Но больше двух сиклей, извини, не дам.
— А? Что? — сперва не понял Терри. — А, бери, конечно! Мне они всё равно не нужны...
— Вот спасибо, — поблагодарил напарник. — Представляю, как старушка обрадуется… Если хочешь, я заполню за тебя реестр трансфигурированных вещественных доказательств, а ты пока сбегаешь за обедом…
Терри заметно оживился. Поковырявшись на своём столе, он вывалил перед коллегой кипу пергаментов и стремительно исчез за дверью.
Стоило ему выйти, в дверь постучали.
— Да-да, — пробормотал чиновник, не отрываясь от бумаг.
«…И как Терри не понимает всей прелести нашей работы? Никуда не надо бежать, сиди себе, поскрипывай пером…»
— …Можно?
— Проходите.
«…поскрипывай себе пером… никуда торопиться не надо… И ведь интересно! Совсем не скучно! Это Терри по молодости ещё не понимает, да и склад темперамента, надо признать, у него неподходящий. Nam vitiis nemo sine nascitur. Никто не рождается без недостатков…»
— Я Снейпа принёс. Показать?
— Что? — чиновник поднял лицо от бумаг и увидел невысокого серенького человечка с невзрачными, незапоминающимися чертами. — Покажете, но попозже, когда вернётся мой напарник, а пока подождите, — он указал посетителю на стул и вновь зашелестел пергаментами.
«И чего только люди не используют для трансфигурации! Мнимый Снейп становился то кадкой с фикусом, то порванным барабаном, то грязным подгузником, то томиком стихов, то старой грелкой, то дохлой полевой мышью. А разве нелюбопытно проследить статистику? Чаще всего трансфигурируют какой-нибудь ненужный мусор, но встречаются и чудаки, превращающие в покойника редкие книги, золотые кольца, семейные реликвии… А один даже превратил в Снейпа собственную тёщу. Хотел, по его словам, одним выстрелом убить двух зайцев...»
— …Бифштекс с картошкой, кофе и булочка, — радостно отчитался Терри, ставя перед напарником поднос.
— Спасибо, — натянуто улыбнулся коллега, поспешно спасая свои бумажки и выстраивая их в аккуратные стопки.
— Что, новый Снейп? — спросил Терри, — кивая на посетителя.
— Да, говорит, что Снейп, — подтвердил коллега. — Кстати, — добавил он, обращаясь к незнакомцу, — можете уже показывать
Он ловко отделил ножом аккуратный ломтик бифштекса и, поддев на вилку, поднёс ко рту:
— Где же ваш покойник? Я его что-то не вижу.
— Прошу прощения, — невзрачный взмахнул палочкой, и на пол легло длинное тело в чёрной мантии до пят. — Я его просто уменьшил, так удобней нести.
— Ну что ж, — понимающе кивнул старший чиновник, дожёвывая кусочек мяса. — Замечательное решение. А теперь заполним небольшую анкетку…

На бесконечные вопросы невзрачный визитёр реагировал совершенно спокойно. Впрочем, для чиновников это не было неожиданностью: большинство охотников за пятью тысячами вели себя примерно так же. Необычным было поведение мистера Джонса. Он колдовал над покойником не одну и не две минуты, а битых два часа. Затем развёл руками и растерянно признался, что не может понять, в чём подвох.
— Нет никакого подвоха, — спокойно произнёс невзрачный посетитель, назвавшийся Дэвидом Брауном. — Это настоящий Северус Снейп.
Бедняга Терри побледнел как мороженое. Он и так последние два часа ни на шаг не отходил от аврора, тревожно заглядывая ему через плечо, и вообще волновался не меньше, чем кот у раковины с сырой рыбой,
— А вы что скажете, Джонс? — поинтересовался старший чиновник, как и невзрачный, остававшийся полностью спокойным. — Это действительно Снейп?
Аврор ещё раз недоумённо взглянул на труп, потёр потную лысину и пожал плечами:
— Мертвец вроде бы настоящий. Никаких следов трансфигурации или других заклинаний. Многосущное зелье тоже исключается — смерть наступила несколько часов назад, а действие зелья длится всего час.
— Даже если принявший зелье внезапно умер?
— И в этом случае тоже.
— Так, — старший чиновник пососал кончик пера. — А отчего наступила смерть?
— Результат смертельного проклятия.
— Мда… — протянул старший чиновник. — Похоже, господа, на этот раз перед нами настоящий герой, сумевший обезвредить опаснейшего преступника, — он вышел из-за стола и потянул невзрачному руку. — Поздравляю, мистер Браун.
— Поздравляю, — присоединился аврор.
Терри, сглотнув, тоже протянул мистеру Брауну дрожащую руку и, с трудом выдавив поздравление, поплёлся за свой стол.
— Вас не затруднит подождать, пока я заполню необходимые бумаги? — поинтересовался старший чиновник у мистера Брауна, когда аврор, забрав с собою труп, вышел из кабинета. — Полагаю, ожидание не будет томительным: через час, когда всё согласуют, сам министр поздравит вас от лица магического сообщества и, что немаловажно, вручит обещанную награду. Salus populi suprema lex est. Благо народа пусть будет высшим законом! — он многозначительно поднял вверх указательный палец.
Терри издал страдальческий вздох.

Час тянулся неимоверно долго. Всё это время Терри косился на невзрачного; Браун сидел, не меняя позы, на жёстком стуле для посетителей; а старший чиновник, видимо, устав скрипеть пером, вертел в пальцах волшебную палочку.
Наконец открылась дверь, и вошедший курьер сообщил, что мистера Брауна ожидают в приёмной министра.
Терри издал очередной стон.
— Палочку, будьте добры, здесь оставьте, — приветливо улыбаясь, задержал поднявшегося мистера Брауна старший чиновник. — Ничего не попишешь: порядок есть порядок.
Тот повиновался и вышел вслед за курьером.
Чиновники остались одни. Жужжала застрявшая меж оконных рам муха, громко тикали настенные часы.
— …А как бы ты поступил, окажись у тебя несколько тысяч галлеонов? — нарушил долгое молчание старший коллега.
— Теперь-то какая разница? — горько вздохнул Терри. — Ну, женился бы на Лиз… Дом купил… С родителями поделился бы, сестре помог... Чего уж! Видно, век мне суждено за гроши задницу просиживать! — он хлопнул ладонью по столу, окончательно перемешав и без того разбросанные бумажки.
— А я бы внукам мир показал. Европу, Америку, Австралию… А может, с этой войной совсем переезжать придётся: выберу страну потише… Деньги ведь лишние не бывают, — чиновник задумчиво покачал головой. — Я же за всей этой суетой забыл сказать: у меня скоро третий внук появится. Надо будет снохе подарок сделать хороший…
— Купите чудо-кастрюлю, — откликнулся Терри. — Во вчерашнем «Пророке» была реклама. Сама готовит девяносто девять разных блюд. Стоит только весело, целых две сотни золотом.
— Ну, а почему нет? — напарник задумчиво провёл рукою по волосам. — Nil mortalibus ardui est. Нет ничего недоступного для смертных, — он замолчал и прислушался. — Кто-то идёт.
Через секунду дверь распахнулась, и в комнату вошёл давешний незаметный посетитель. Теперь черты лица его стали ещё незаметнее, так как их полностью затмевал блеск ордена Мерлина второй степени, сияющий на груди мистера Брауна.
Старший чиновник приветливо улыбнулся, подождал, пока дверь за мистером Брауном закроется, и, продолжая лучезарно улыбаться, указал на стул:
— Прошу вас, присаживайтесь, мистер… — чиновник понизил голос. — мистер Снейп.
Невзрачный вздрогнул, но быстро совладал с собой:
— Ну у вас и шутки, — он усмехнулся. — Могу я получить обратно свою палочку?
Всё так же улыбаясь, чиновник направил свою палочку на посетителя и бросил, не оборачиваясь, напарнику:
— Терри, не своди с него глаз. Если дёрнется, сразу Ступефаем.
Посетитель побледнел. Неподвижный как соляной столб, он стоял возле стола старшего чиновника, растерянно переводя взгляд с одной нацеленной на него палочки на другую.
— Прошу вас, присаживайтесь, — настойчиво повторил чиновник.
Терри, направляя палочку прямо в орден Мерлина, осторожно приблизился. Рот при этом у него был приоткрыт, глаза растерянно моргали, и вообще выглядел он крайне ошеломлённым.
Тот, кто выдавал себя за Брауна, медленно опустился на стул.
— Вот и хорошо, — улыбнулся чиновник. — Поверьте, мистер Снейп…
Невзрачный принялся было бурно возражать, но он жестом остановил его.
— …Поверьте, я вовсе не желаю с вами ссориться. Сами подумайте: ведь я мог рассказать о своих подозрениях мистеру Джонсу, и тогда ваша участь была бы печальна. Очень печальна.
— Мне нечего бояться. Ваш аврор признал, что всё в порядке, — со злобой глядя на собеседника, хрипло ответил обладатель ордена.
— Это оттого, что мистер Джонс исследовал труп… но не исследовал вас. А я исследовал, — не повышая голоса, объяснил чиновник. — Видите ли, в последнее время я увлёкся некоторыми аспектами трансфигурации… Очень полезная наука… Так вот. Кое что в ваших ответах меня насторожило и, пока вы ждали приглашения министра, я достал палочку и с помощью нехитрых приёмов убедился, что вы не тот, за кого себя выдаёте.
— Возможно, — уголок рта невзрачного дёрнулся. — Но, то что я изменил внешность, вовсе не означает, что я и есть разыскиваемый преступник. Вам не приходило в голову, что это просто мера предосторожности от мести сообщников Снейпа?
Чиновник не смутился:
— Приходило. До тех пор, пока я не применил специальное заклинание. Нашёл его здесь, — он похлопал по переплёту. — Очень неплохая книга… Так вот. Это заклинание показывает истинную суть вещей. Мой коллега Терренс, — он махнул рукой в сторону Терри. — видит сейчас средней полноты человека, белого, чуть ниже среднего роста, с блёкло-русыми короткими волосами, серыми глазами, правильной формы носом, без особых примет… Дальше, думаю, можно не перечислять… А вот я вижу совсем другое: высокого, очень худого, я бы даже сказал истощённого мужчину с чёрными волосами ниже плеч, чёрными глазами, желтоватой кожей…
— Достаточно! — вскинул руку посетитель. — Чего вам от меня нужно?
— Ну, ну, не кипятитесь так, — жестом свободной от палочки руки старший чиновник осадил назад Терри, приблизившегося почти вплотную к Снейпу. — Кстати, возможно у вас печень не в порядке. Этот желтоватый оттенок… Я бы на вашем месте обратился к врачу…
— Мне сбегать за Джонсом? — нетерпеливо перебил Терри.
Его коллега удивлённо приподнял брови:
— За Джонсом-то зачем? Что мы с тобой, палачи разве? Мне покойный Дамблдор ни кум, ни сват…
Побелевшие пальцы посетителя, сцепленные в замок, немного расслабились.
—…Предлагаю отпустить нашего гостя восвояси, только… — тут чиновник вновь лучезарно улыбнулся, — …только сперва мистер Северус Снейп с нами немного поделится.
Терри только захлопнул рот.
— Сколько? Сколько вы хотите? — тихо выдавил посетитель.
— Три тысячи галлеонов…
Снейп облегчённо вздохнул и потянул руку к тяжёлому мешку с золотом.
— …для меня, — продолжил чиновник. — И две тысячи для моего друга Терренса.
Посетитель скривился как от внезапной колики, но поставил весь мешок на чиновничий стол.
— Теперь я могу идти? — насмешливо поинтересовался он.
— Только один вопрос, — остановил его чиновник. — Что вы выдали за свой труп, и почему даже такой опытный аврор как Джонс ничего не заподозрил?
Снейп высокомерно скривился.
— Моё собственное изобретение. Усовершенствованное многосущное зелье. К обычному зелью добавляется фиксаж, используемый магглами в фотоиндустрии и ещё несколько секретных компонентов. В результате получается постоянный эффект.
— То есть на всю жизнь? — уточнил Терри.
— И после смерти тоже, — ухмыльнулся Снейп.
— И кто же принял это ваше изобретение? Какой-нибудь бедный маггл?
— Нет. Всего лишь рыжий таракан. Так я могу идти?
В обычно бесстрастном лице старшего чиновника отразилась тяжёлая внутренняя борьба. Снейп уже успел дойти до дверей, когда тот его окликнул.
— Постойте!
— Ну? — Снейп нетерпеливо обернулся.
Судя по напряжённой позе, он готов был броситься бежать в любую секунду.
— Ладно уж. Пусть всё будет честно. Возьмите себе тысячу галлеонов… Но только быстро! Уверен, следующие двадцать лет я ежедневно буду корить себя за это! Причём начну прямо сейчас! — чиновник схватился за лоб. — Терри, не волнуйся так, — успокоил он остолбеневшего напарника. — Это из моей доли…
— Вы хорошо пересчитываете? — обратился расщедрившийся к склонившемуся над мешком Снейпу.
Тот кивнул.
— Знаете, я погорячился. Берите пятьсот и ступайте. И побыстрее! А палочку вашу я вам выкину из окна.
Снейп не заставил себя уговаривать. Отсчитав пятьсот монет, он наполнил карманы и поспешил прочь. Но у двери внезапно обернулся:
— Скажите, — он посмотрел в круглое лицо пожилого чиновника, — а что именно заставило вас меня заподозрить?
Глаза чиновника весело блеснули.
— Фамилия. Вы назвались Брауном. Очень распространённая в Англии фамилия. Но дело в том, что и сам я — Браун. И к тому же любопытен и интересуюсь различной статистикой. Так вот. Я узнавал про своих однофамильцев и прекрасно помню, что среди английских магов нет ни одного Дэвида Брауна. Ни одного, — он улыбнулся и помахал на прощание рукой. — Всего хорошего, мистер Снейп. Надеюсь, вы не станете держать на меня зла?
Человек в дверях помедлил. Мерлин на его груди безмятежно улыбался.
— Нет. Не стану… Если Министерству снова понадобится чей-то труп, смело можете рассчитывать на меня.
— Весьма ненадёжный способ дохода, — с сомнением протянул чиновник. — А вот что бы вы ответили на такое предложение: я патентую ваше изобретение на своё имя, а деньги делим поровну. И Терренса можно в долю взять, — он подмигнул младшему коллеге. — Что скажете?
Северус Снейп усмехнулся.
— Я подумаю.



Глава 3. Убить Снейпа — 3


— …А как будет по латыни «всё хреново»?
— Фи, Терри! Великие римляне не опускались до столь приземлённых фраз… А почему ты спросил?
— Потому что всё и в самом деле хреново! Смотри сам. Свадьба мне встала в копеечку — это раз, Лиз меня с покупкой дома изнасиловала: маленький, видите ли, её не устраивает! Это два. А ещё тесть на свадьбе занял сто галлеонов… А я дурак, пьяный был, весёлый, да и неудобно как-то отказывать будущему папе… В общем, это три. А с патента этого негодяйского Снейпа всего-то и накапало, что три галлеона — бумаги дороже оформляли! Это уже четыре!
— Словом, ты без денег? — круглолицый чиновник подпёр щёку рукой и задумчиво воззрился на младшего коллегу.
— Слабо сказано! — Терри ударил себя в грудь. — Я в долгах как в шелках! И всё Лиз и её дурацкий папаша!
— Мда… — протянул напарник. — Non est culpa vini, sed culpa bibentis. — вынув из чернильного набора в виде вздыбленного фестрала орлиное перо, он принялся любовно заполнять метровой длины пергамент. — Виновато не вино, а виноват пьющий. Кстати, любезный, а ты закончил форму №5667а?
— И ничего я не пьющий! — возмутился Терри. Последний вопрос коллеги он попустил мимо ушей. — А выпить немного на собственной свадьбе — святое дело!
— Да я, собственно, не об этом… — старший чиновник аккуратно почесал кончиком пера у себя за ухом. — Тратить надо было экономнее.
Терри громко фыркнул и отвернулся.
Помолчав, старший чиновник миролюбиво добавил:
— Non si male nunc, et olim sic erit. Если ныне нам плохо, то не всегда так будет и впредь.


А в это время в другом английском городе, на двести километров севернее…
Косые струи дождя, не ведая жалости, секли худую приземистую фигуру в и без того мокром насквозь коричневом пальто. Надвинутая на глаза чёрная шляпа могла разве что привлечь к своему обладателю внимание похожих — такая она была старая и нелепая — и уж никак не могла защитить от стихии. Впрочем, других прохожих на тротуаре не было, все они, их чада и домочадцы прятались от дождя в своих тёплых уютных гнёздышках. Может, и не были те на самом деле такими уж уютными, а просто казалось так чахлому коричневому прохожему, съёжившемуся под дождём в своём жалком, потемневшем от воды пальто. Может быть. Но всё равно он бы с радостью променял свою мокрую долю на участь любого из маггловских бедняков, прячущегося за одним из жёлтых квадратов окон. Променял бы, если бы не Долг. Если бы не Цель. Если бы не Слово.


Утро началось как обычно. В четверть девятого дверь кабинета с траурным скрипом отворилась, в проёме показалась сперва зевающая голова, а затем и сам Терри.
Коллега бодро улыбнулся ему и выразительно покосился на круглые настенные часы:
— Вообще-то рабочий день начинается с восьми.
— Ну ты же всё равно приходишь на пятнадцать минут раньше? Значит, мировая гармония соблюдена.
— Логично, — круглолицый чиновник кивнул и быстро застрочил пером по пергаменту. — Кстати, помнишь я говорил тебе о грядущих переменах?
— Эээ…
— У тебя на столе свежий номер «Пророка». Я обвёл нужный абзац. Прочти.
Терри дополз до своего места и тяжело плюхнулся на стул.
— Абзац?.. Этот, что ли? «Черноволосый притворщик…»?
— Этот, этот, — подтвердил круглолицый, ни на секунду не прекращая писать.
Терри прокашлялся.
— «Черноволосый притворщик, надеявшийся получить пять тысяч поцелуев, а получивший всего десятую часть, жду вас снова, где и раньше. На этот раз вы можете рассчитывать на большую долю».
Молодой чиновник растерянно умолк.
Старший коллега поднял голову от пергамента:
— Ну? И что скажешь?
— Как что? Бред какой-то, что ещё… Помещают же такие тупые объявления! Дура влюблённая написала…
— Это я написал, — перебил напарник.
Терри округлил глаза:
— А как же твоя жена?
Старший чиновник коротко рассмеялся:
— А причём здесь моя жена? Разве не ясно, что послание адресовано мужчине?
— Ясно, но… — Терри испуганно взглянул на напарника. — Я не знал, что ты… того… — он смущённо опустил глаза и покраснел.
— Глупости, — спокойно возразил круглолицый. — Я не «того». А объявление адресовано нашему бывшему посетителю, благодаря которому ты осчастливил Лиз и облагодетельствовал тестя.
— Этому негодяю, Снейпу, что ли?
— Тссс… — старший чиновник приложил палец к губам. — De mortius aut bene aut nihil. О мёртвых либо хорошо, либо ничего. Лучше ничего.
— А про поцелуи зачем? А! — Терри вдруг радостно заулыбался. —Чтобы никто не догадался!
— Совершенно верно.
— А если и С… если и объект не догадается?
Напарник с видом фаталиста пожал плечами.
— Тогда попробуем что-нибудь ещё.


Дождь стал тише, но не прекратился, так и моросил: мелкий, серый, досадный, как заложенный нос. Мокрые рельсы, тёмные и блестящие, тянулись вдоль дороги, как две стальные бесконечные змеи. Серый щебень вдоль насыпи, серая в трещинах штукатурка на стенах домов, серое холодное небо — самое подходящее местечко для гнусного убийцы с душой чёрной, как желчь василиска.
Мужчина в коричневом пальто тряхнул головой, кивая собственным мыслям. Собравшаяся на полях шляпы вода хлынула ему за шиворот, но он только в очередной раз поёжился и крепче сжал в кармане пальто волшебную палочку.


— Здравствуйте.
— Вы что, надпись на дверях не видите? Сказано же английским языком: обеденный перерыв!
— Погоди, погоди, Терренс, — поднял руку старший чиновник. — Copia ciborum subtilitas animi impeditur. Избыток пищи мешает тонкости ума… А вы собственно, любезная, по какому делу? — обратился он к вошедшей.
Барышня лет тридцати, некрасивая и костлявая, гневно зыркнув на Терри, стремительно пересекла кабинет и, усевшись на стул для посетителей против стола круглолицего чиновника, закинула ногу за ногу.
— Это вы дали объявление? — пошарив в карманах чёрной мантии, она сунула под нос чиновнику смятую газету.
Голос у барышни был хриплый, похожий на мужской, не иначе как простуженный.
Круглолицый быстро пробежал глазами по строчкам и приветливо улыбнулся:
— Я.
— Ну и? — барышня нервно оглянулась на дверь. — Зачем вы меня позвали?
— Мерлин! — взвыл из-за своего стола Терри. — Так это же… Вы за поцелуями?
Барышня прищурилась и смерила молодого чиновника ледяным взглядом, от которого тот сразу же стал ниже ростом.
— Целоваться будем после, — она ощерила острые неровные зубы. — …Если захочешь.
Терри, возмущённо хлопая глазами, обернулся за поддержкой к напарнику, но тот лишь покачал головой:
— Mali principii — malus finis, — и, не дожидаясь вопроса младшего коллеги, перевёл. — Дурное начало — дурной конец.
Барышня фыркнула, Терри обиженно отвернулся.
— Не будем ссориться, господа. Мисс… — чиновник оценивающе оглядел прямую как палка фигуру посетительницы. — …Позвольте называть вас мисс Мери.
Та скривилась и хмыкнула.
Чиновник продолжал:
— …Так вот, все мы трое: мисс Мери, Терренс и ваш покорный слуга нуждаемся в деньгах.
Он оглядел собравшихся:
— Я прав?
Терри, темпераментно тряхнув головой, что-то неразборчиво буркнул. Барышня промолчала, но в её маленьких невзрачных глазках сверкнул огонёк заинтересованности.
— …Поэтому я и пригласил… мисс Мери, — чиновник учтиво склонил голову перед некрасивой барышней, но в глазах его играли весёлые искорки. — Суть моей идеи проста как всё гениальное. Близится Хеллоуин. Наш высокоуважаемый министр намеревается устроить по этому случаю бал.
— Пир во время чумы! — вставил Терри.
Барышня быстро зыркнула на него; о чём она думала, угадать было невозможно.
Круглолицый, словно не заметив выпада, продолжал:
— Не просто бал. А бал-маскарад, — он поднял указательный палец вверх и многозначительно оглядел аудиторию.
— …Потребуются костюмы… — он сделал паузу, — …но не только.
Круглолицый вышел из-за стола и неторопливо прошёлся по комнате. Взгляды остальных нетерпеливо следовали за ним.
— …Только представьте, каково: появиться на Хеллоуине в облике самого известного преступника!
— Того-Кого-Нельзя-Называть?! — в ужасе выдохнул Терри.
Старший чиновник замахал руками:
— Что ты! Типун тебе на язык! Скажешь же такое: «преступник»! Балбес ты, Терри, всё-таки… Может, это наш будущий министр, если не император… — круглолицый заметно скис. — …Так вот, о чём это я?..
— Вы остановились на том, что соизволили произвести меня в самые известные преступники, — сквозь зубы процедила некрасивая барышня.
— Совершенно верно! — круглое лицо чиновника засияло радостной улыбкой. — Как приятно быть понятым с первого раза, — он подмигнул Терри. — Так вот, господа, это прекрасный бизнес, вы не находите? Мы продаём многосущное зелье с прядью волос некоего знакомого нашей мисс Мери… Одну, две, сто бутылочек…
— Вы не боитесь, что я облысею? — рявкнула некрасивая барышня.
— Римляне говорили: «Calvitium non est vitium, sed prudentiae judicium», — мягко улыбнулся чиновник. — Лысина не порок, а свидетельство мудрости.
Терри неприлично заржал.
Барышня фыркнула.
— А вы хоть сами-то пробовали многосущное зелье? — она скривила бровь и презрительно посмотрела на старшего чиновника, младшего она вообще предпочитала не замечать.
— Сказать по правде, нет.
Барышня снова громко фыркнула:
— Так я и думал!.. Чтобы вы знали: это жуткая гадость, отвратительная на вид, вкус и запах, вызывающая у непривычных людей рвотные спазмы. Думаете, кто-то это купит?
Чиновник добродушно улыбнулся.
— Но ведь у нас в команде есть опытный зельевар, — не давая барышне опомниться, он продолжал. — Добавите каких-нибудь отдушек, ароматизаторов, красителей. Вы в этом, верно, лучше меня разбираетесь. Да, и нельзя ли продлить срок действия до двух-трёх часов? Всё-таки бал не один час будет длиться…
Некрасивая барышня только лязгнула зубами.
— …Зато деньги поделим честно. Мне треть — за идею, вам треть — за работу, а треть — Терри, он займётся закупкой необходимых ингредиентов, рекламой и реализацией.
— А с чего вы решили, что вкус зелья удастся исправить? А на какие шиши я буду покупать ингредиенты? — хором выкрикнули некрасивая барышня и Терри.
Чиновник примирительно улыбнулся:
— А это уже детали. Главное, что мы достигли принципиального согласия.


На верхней полке отыскались мешочек сухарей и банка томатной пасты. Томатная паста начала уже плесневеть, и верхний слой пришлось выкинуть. Человечек обмакнул в неё сухарь и сунул в рот. Паста горчила, да и сухарь оказался прогорклым. Набрал из крана стакан горячей воды, запить и хоть капельку согреться. Спичек нет, а магию не использовал, чтобы не привлечь внимания. Третьи сутки в засаде подходили к концу, а Снейп так и не появился. Либо квартира им заброшена, либо подвели информаторы…
Мужчина поёжился: мокрое пальто он так и не рискнул снять, ведь в любой момент мог нагрянуть хозяин квартиры, а чужая одежда его бы непременно насторожила. Да что там пальто! Он за эти три дня и не поспал ни разу, если не считать те полчаса, которые он продремал, стоя за дверью кладовки… Как он тогда ругал себя! Ведь в эти тридцать минут мог приходить Снейп. Хотя вряд ли… Сколько можно тешить себя пустой надеждой?
Пустой ли? Нет! Пусть в лишениях и скитаниях пройдёт ещё месяц, год, два, но преступник должен быть наказан! Лучший, добрейший, благороднейший из людей пал от руки худшего из мерзавцев! О, Мерлин! Есть ли в этом гнусном мире хоть капля справедливости?
Человек в коричневом пальто вытер рукавом с бледного худого лица слёзы и крепче сжал в кулаке волшебную палочку.


— …Сотню разовых бутылочек взял Зонко, ещё полторы сотни близнецы Уизли и ещё сотню я рассовал по знакомым и лавкам, торгующим всякими причиндалами к празднику.
При фамилии Уизли некрасивая барышня скривилась как от уксуса.
— …Неплохо, неплохо, — одобрительно кивнул Терри круглолицый чиновник.
— …Три галлеона бутылочка, — продолжал молодой чиновник. — Уизли, сволочи, продают их по четыре, но куда деваться?! У меня же нет собственного магазина!
— Не страшно, — успокоил его старший коллега. — Итак, триста пятьдесят по три это тысяча пятьдесят. А теперь подсчитаем себестоимость…
— Всё подсчитано давно, — гордый Терри протянул круглолицему исписанный пергамент. — В итоге получаем чистого дохода по триста с лишним галлеонов на брата.
— Ну что ж… За неделю работы это очень и очень даже...
— Не припомню, что бы вы себя как-то утруждали, — некрасивая мисс Мери криво усмехнулась.
— Идея, дорогие мои! Идея должна быть вознаграждена! Sic passim. Так везде.
— Везде так везде, — Терри, судя по виду, не имел ничего против.
Некрасивая барышня, может, и имела что-то против, но оставила это при себе, лишь сильнее поджала узкие губы.
— А теперь самое приятное! — провозгласил Терри. — Живые денежки! — с видом фокусника он просунул руку во внутренний карман мантии и вытащил оттуда пузатый кошелек. — По триста двенадцать галлеонов, пять сиклей и три кната на нос, — заметив, что некрасивая барышня сморщила свой шнобель, протянул ей пергамент. — Можете проверить, — обиженно предложил он.
Та внимательно просмотрела документ на несколько раз, затем тщательно пересчитала свои монеты и двинулась к выходу.
— Постойте, — окликнул Терри, — А вам самому разве не надо? — он достал из кармана маленькую зелёную бутылочку. — Я как раз три штуки для нас оставил, на бал пойти.
Барышня скрипуче расхохоталась:
— Если мне вдруг и захочется появиться перед министром в собственном облике, обойдусь без зелий!
— Ошибаетесь, дорогая, — улыбнулся круглолицый. — Лысина, конечно, признак мудрости, но она слишком сильно будет выделять вас на фоне ваших волосатых собратий.
Некрасивая барышня гневно сверкнула глазами, но, перед тем как стрелой вылететь за дверь, предложенный бутылёк всё же взяла.


В трактире «Кошкин хвост» было многолюдно: большая компания молодых людей отмечала чей-то день рождения, играла музыка, хлопали пробки, звенели стаканы, с веселым бряком стукались об стол тяжёлые кружки. Сновали туда-сюда фигуристые официантки с подносами.
Никому не было дела до маленького темноволосого человечка в старом коричневом пальто, одиноко сидящего в углу за самым дальним столиком. Перед посетителем стояла внушительная горка пустых тарелок. Сейчас он потягивал из огромной кружки тёмное пиво и щурился на свет. Жгучее танго, исполняемое небольшим оркестром, состоящим из гитары и аккордеона, мешалось в его голове со звуками другой музыки, ужасно знакомой, вот только почему-то забытой…
Неожиданно печальная физиономия незнакомца растянулась в улыбке. Покачиваясь, он поднялся на ноги и, одной рукой опираясь на край стола, а другой на пивную кружку, срывающимся, тонким, почти мальчишеским голосом запел:
«Хогвартс, Хогвартс, наш любимый Хогвартс,
Научи нас хоть чему-нибудь…»


«Лиз будет в зелёном шарфике, а Браун в мантии с кровавыми подтёками… Лиз в шарфике, Браун с подтёками…»
В зале для приёмов было тесно, пёстро и очень шумно, и никто, даже при большом желании, не мог разобрать бормотания Терри. А он уговорился встретиться с женой и своим старшим другом прямо здесь, на балу. И вот надо же! Кто бы мог подумать, что соберётся такая огромная толпа! Как их искать?
Носатый сальноволосый субъект в чёрной мантии до пят растерянно почесал затылок. Одна из огромных светящихся тыкв, реющих под потолком, вдруг начала резко пикировать на него. Терри охнул и закрыл голову руками, но тыква в последний момент остановилась, глухо расхохоталась и полетела пугать других гостей.
Вдруг грянула музыка и ряженые расступились, освобождая середину зала танцующим. Перед Терри одна за другой под звуки вальса проносились пары: вампиры и дементоры, уродливые старухи и скелеты, смертефалды и зомби, но больше всего в этой пёстрой кружащейся кутерьме было Снейпов. Большинство в чёрных строгих мантиях, как и Терри, но были и другие: в красных, зелёных, фиолетовых, в горошек, в полосочку, с рисунками кошек и надписью: «хочу дементора»… Но, увы, как ни старался Терри, никак не мог различить в толпе Снейпа в зелёном шарфике и Снейпа с кровавыми подтёками на мантии.

— Просыпайтесь! Вставайте! — плотная грудастая девица крепко встряхнула за плечи субтильного посетителя, умудрившегося уснуть прямо за столиком. — Трактир закрывается! Давайте, давайте. Поспали и будет. Нам тоже небось поспать хочется.
Человечек сонно заморгал мутными глазами и улыбнулся.
Девица вздохнула и, подняв его за ворот пальто, поставила на ноги.
— Газета ваша? — она подняла с пола номер «Пророка» и протянула ему.
Посетитель лишь моргал, улыбался и пытался нетвёрдой рукой нащупать кружку.
— Мерлин, носит же тут всяких пьянчужек!
Девица свернула газету и засунула посетителю в карман пальто.
— Иди уж, горе! Или тебя тащить придётся? Смотри, позову Злого Джонни, сам рад не будешь. Позвать? — девица сделала страшное лицо.
Человечек в пальто снова улыбнулся и замотал головой.
— Ну то-то! — девица довольно хмыкнула, выпустила ворот пальто и взялась за швабру.
Посетитель, лишённый поддержки, покачнулся, но на ногах устоял. Несколько неровных шагов, и он уже у дверей.
Свежий воздух ударил в лицо тугой холодной волной. Человек в пальто встряхнулся, словно вылезшая из реки собака, и прояснившимися взором оглядел окрестный пейзаж. Через улицу, под фонарём, стояла одинокая скамейка. Туда он и направился. Спать уже совсем не хотелось. Руки привычно юркнули в карманы пальто. Сухого пальто! Хорошо-то как! Только вот в правом кармане что-то мешает…
Человечек вытащил находку и удивлённо пискнул: газет он не читал уже месяца четыре… Устроившись под фонарём, в самом освещённом месте, он неторопливо, стараясь растянуть нежданное удовольствие, зашуршал страницами.
Внезапно лоб человека в пальто прорезала глубокая морщина. Пальцы, вцепившиеся в край газетного листа, побелели от напряжения и дрожали, взгляд впился в огромный заголовок: «Грандиозный бал в Министерстве. Этот Хеллоуин вы не забудете никогда».


— Терри! Вот ты где! Я тебя ищу везде! Пойдём скорее!
Терри обернулся: за рукав мантии его держал один из Снейпов, голос определённо напоминал мистера Брауна, а мантия была, как и положено, с красными разводами, изображающими кровь.
— А где Лиз? Я вас уже давно всюду ищу…
— Лиз дома, слава Мерлину, — торопливо перебил мистер Браун, таща Терри за рукав к выходу. — Нужно срочно отсюда уходить. Я пришёл только из-за тебя.
Терри растерянно огляделся.
Оркестр наяривал вальс, пёстрой каруселью проносились мимо кружащиеся пары, звенел смех, под потолком хулиганили светящиеся тыквы, а в соседнем, банкетном зале, как подсказывала Терри фантазия, источал ароматы уставленный яствами огромный стол, и официанты в костюмах домовых эльфов наводили последние штрихи.
— Глупости! Я здесь останусь. Уж обеда-то точно дождусь!
Мистер Браун помрачнел и склонился к уху Терри, упёршись в него длинным крючковатым носом:
— Надо уходить. Оставаться нельзя. Опасно. Возможно, здесь произойдет государственный переворот...
Терри хмыкнул, тряхнув чёрными патлами.
— Здесь сорок авроров, замаскированных под Снейпов. Уж я-то знаю, сам с Джонсом торговался…
— Неважно!
Снейп-Браун умоляюще глядел на Снейпа-Терри, но тот лишь, улыбаясь, качал головой, то и дело искоса поглядывая на высокие двери банкетного зала: не открылись ли?
Вальс закончился, оркестр взял секундную передышку, конферансье объявил белый танец, и тут же последовали первые такты нового вальса. К Терри подплыла миловидная девушка в костюме скелета:
— Танцуете?
Терри расплылся в блаженной улыбке:
— Разуме…
Но Снейп-Браун его перебил:
— Нет, барышня, извините, мой друг не танцует.
Девушка обиженно подняла бровки, но тут же затерялась за спинами вальсирующих пар, словно в листопаде лёгкий лист.
Терри печально шмыгнул носом.
— Читай! — Снейп в мантии с кровавыми подтёками сунул Терри под нос какую-то серую бумажку.
— Не хочу! — Терри с оскорблённым видом задрал кверху крючковатый шнобель.
— Читай, говорю!
Бумажка оказалась вырезанным из газеты объявлением. Терри ещё разок вздохнул, не для себя, а чтобы Браун почувствовал вопиющесть своего поступка, и принялся читать.
«Моя круглолицая затейница. Срочно отмени свои планы на вечер и сиди дома. Это очень важно. Твой черноволосый притворщик».
Терри наморщил лоб:
— Это от…
— От мисс Мери, — зашептал Браун ему в ухо. — А мисс Мери тесно общается с Сам-Знаешь-Кем. Пойдём быстрее!
— А Лиз? — вдруг испугался молодой чиновник. — Где моя Лиззи?
— Дома, дома, — замахал руками Браун. — Её я успел предупредить.
— Слава Мерлину! — выдохнул Терри, позволяя напарнику тащить себя в сторону дверей.


Сырой октябрьский ветер глухо завывал на узких улицах Хогсмида. Было поздно, и окна уже почти нигде не горели. Лишь одинокая тёмная фигурка упрямо брела по пустынной мостовой. Фонарь над крыльцом лавки Зонко, дёргаясь под порывами ветра, гонял взад вперёд, словно безумный, жёлтый конус света. Пахло дождём. Где-то в переулке хлопали ставни.
Нужно собраться с мыслями. А это трудно. Один Мерлин знает, как это трудно — нести на своих плечах ответственность за всех. За каждого лавочника, каждую буфетчицу, за каждого шустрого пострелёнка, впервые взявшего в руки метлу, и каждого младенца, мирно сопящего в люльке за одним из бесчисленных чёрных квадратов окон... Эти люди и не подозревают о том, как беззащитны… не думают, не хотят замечать! Как они могут закрывать глаза? Что это? Их проклятие или благо? Они не думают, и они беззаботны… Счастливцы! А он должен думать за всех. Мерлин, как же это трудно! Совет, Мерлин, как же нужен мудрый совет!..


— …Поздно! — в голосе Брауна прозвучало глухое отчаяние.
Музыка оборвалась, толпа расступилась, словно её целенаправленно оттесняли к стенам, и из неприметной дверцы в дальнем конце зала вышел министр магии. Тут же двери, к которым так стремились Терри и его старший друг, закрылись, и путь к ним преградили два особенно мрачных Снейпа.
Терри по инерции продолжал идти, но ещё один Снейп преградил ему дорогу и тихо, но внятно намекнул, что во время речи министра никто никуда не идёт. Терри испуганно взглянул на старшего коллегу, но тот с усмешкой фаталиста сделал ему знак успокоиться. И, когда аврор отошёл, шепнул Терри на ухо:
— Зато станем свидетелями исторических событий. Если выживем...


…Могила белобородого старца была усыпана цветами. Ещё в Хогсмиде человек в коричневом пальто наколдовал белую розу, и теперь, склонившись на колено, опустил её на белую каменную плиту, раздвинув остальные цветы. Ветер утих; сквозь прорезь в тучах показалась луна. Казалось, надгробие светится изнутри слабым молочным светом.
Внезапно человек припал щекой к могильной плите и громко зарыдал. Чёрная громада Запретного леса тут же ожила, откликнувшись сотнею ночных звуков и голосов.
Вдруг так же внезапно человек замолк, резко встал и быстро зашагал прочь.
Слёзы блестели на его лице, но он улыбался.
Великий Альбус Дамблдор, спасибо тебе, что помог!
Как всё, оказывается, просто!
Министр устраивает бал. Снейп захочет убить министра — это же очевидно как дважды два. Убийца должен быть наказан. Раз это кроме него никто не может сделать, это сделает он. Чтобы остановить Снейпа, нужна волшебная палочка. Охрана их забирает. Следовательно, понадобится две палочки: одну отдать охране, другую пронести с собой.
Какое счастье, что он не продал палочку покойного отца!..



Министр уже минут пять разливался соловьём, а ничего страшного не происходило, и Терри постепенно успокоился. Поторопился Браун, поверил Снейпу, будто забыл, что это за негодяй. А Снейп-то, гадёныш, только и хотел, что людям праздник испортить. Сам небось припёрся! Ещё бы: обед ожидается неслабый; такой пропустишь — всю жизнь будешь жалеть.
Терри повернулся к напарнику, чтобы поделиться с тем своими соображениями, но передумал. Лицо Брауна было жёстким и сосредоточенным. Взгляд, не отрываясь, следил за плотной группой Снейпов, очевидно, авроров, медленно, но неуклонно сжимающих кольцо вокруг министра.
— Что это? — шепнул Терри.
— Упивающиеся, — одними губами произнёс Браун.
Терри почувствовал, как вдоль позвоночника потекла холодная струйка.
— Чего они ждут? — губы его, против воли, мелко дрожали.
— Не знаю, — так же тихо ответил напарник. — Как только начнётся драка, падай на пол.



—…Ну и наряд! — рассмеялся охранник с тыквой вместо головы. — С мёртвого бомжа сняли? Палочку давайте…
Худосочный гость в замызганном коричневом пальто и нелепой старомодной шляпе безмолвно протянул волшебную палочку.
— Зато будете самым оригинальным, — подмигнула тыква. — …Так, десять дюймов, самшит, шерсть единорога. Получите после бала.
Человек в пальто сделал два шага, но тут же замер, остановленный окриком охранника-тыквы:
— Постойте!
Человек в коричневом пальто сжался как пружина и осторожно посмотрел через плечо.
— Вас сейчас не пустят, там министр речь говорит. Подождите пока здесь. Когда будет можно, двери откроются.


Министр улыбнулся резиновой чиновничьей улыбкой:
— Я всё ещё не теряю надежды, что Гарри просто опаздывает…
— Так вот кого они ждут! — выдохнул Браун.
— …Не могу поверить, что паренёк захочет пропустить такой замечательный праздник. Любой другой мальчишка на его месте, получив приглашение на бал, был бы на седьмом небе от счастья… — министр деланно рассмеялся.
— …Думаю, наш «избранный» мается сейчас где-то в каминной пробке, — короткий смешок. — А, пока его нет, позвольте закончить официальную часть и объявить конкурс на лучший карнавальный образ!
Раздался шквал аплодисментов. Снова появился конферансье, оживились притихшие на время выступления министра тыквы, оркестр заиграл бравурную мелодию — начался конкурс. Министр устроился в одном из шикарных кресел, поставленных вдоль стены специально для высшего руководства.
— Уходим, — Браун потянул Терри за рукав. — Двери сейчас откроют.
— А? Что?.. — внимание Терри было отвлечено небольшим скандальным происшествием: конферансье, расточая улыбки и прибаутки, пытался вытащить на помост одного из Снейпов, а тот всячески упирался. Там собралась уже небольшая толпа. Конферансье, похоже, уже и сам был не рад… Но тут Браун дёрнул сильнее, и Терри, не досмотрев представления, поспешил вслед за ним.




Человек в коричневом пальто старался не действовать охраннику на нервы. Он пытался съёжиться, стать как можно более незаметным, и не его вина, что тот постоянно бросал на него косые взгляды.
Наконец, двери распахнулись. Человек в пальто молитвенно прижал к губам белый измятый лепесток, убрал его за пазуху, прошептал: «Да свершится праведная месть!» и, спрятав руку в карман, шагнул в зал.


Напарники, оба в облике Снейпа, были уже у самых дверей, когда на их пути возник странный бледный тип в облезлом коричневом пальто. Незнакомец дико озирался по сторонам; зыркнув на Брауна, задержал глаза на Терри, слабо вскрикнул и покачнулся.
— Вам плохо? — участливо поинтересовался младший из друзей.
Странный тип не отвечал: его безумный взгляд метался по огромному залу, от одного Снейпа к другому. Внезапно он резко выдернул спрятанную в кармане руку.
— Пригнись! — Браун толкнул Терри на пол, тот успел заметить, что в руке у безумца зажата волшебная палочка.
Полыхнула зелёная вспышка, ещё и ещё. Завизжала женщина. А через секунду уже весь зал кричал на разные лады. Безумец в коричневом пальто выронил палочку и молнией пролетел мимо растерянного охранника. Крики усилились, толпа в панике бросилась к выходу, началась давка.
— Приказываю всем стоять!!!
Терри узнал голос Джонса. В ту же секунду двери, повинуясь чьему-то заклинанию, с треском захлопнулись.
— Всем оставаться на своих местах!
Крики перешли во встревоженное гудение, толпа понемногу начала приходить в себя. Терри, всё это время лежавший на полу, прикрывая голову руками, смог наконец подняться и ощупать ноющие рёбра: парочка человек всё-таки успела потоптаться по спине.
— Ты жив? — он помог подняться Брауну.
— Кажется, да. Жертвы есть? — старший чиновник выглядел весьма помятым: мантия порвана, лицо в ссадинах, под левым глазом большой кровоподтёк.
— Не знаю. Слава Мерлину, для нас самое худшее уже позади.
— Не уве… Ложись!!!
Прогремел взрыв. Снова засверкали разноцветные вспышки. Терри скорчился на полу, прикрыл голову и зажмурился. Женский голос где-то рядом жалобно крикнул: «Откройте двери!», но слова потонули в грохоте и дыме.
— Палочка! Терри, ищи палочку!
Терри открыл глаза: это Браун толкал его в бок.
— Тот тип выронил палочку, — терпеливо объяснил напарник. — Нужно найти её и выпустить людей, иначе все погибнут.
Терри кивнул и, борясь с подступающей тошнотой, приподнял голову и огляделся.
Где-то с полсотни человек сражались, осыпая противников фейерверками из красных лучей. Как они различали, кто есть кто, понять было невозможно: все как один были черноволосы и крючконосы.
Пол огромной залы был усыпан телами. Часть людей была парализована, остальные, как Терри с Брауном, надеялись так избежать проклятия. Двое людей в облике Снейпа лежали на помосте. Судя по безжизненным позам, они были либо парализованы, либо мертвы.
— Ногу подними!
— Чего?
Терри обернулся и от удивления вытаращил глаза: оказывается палочка закатилась ему под ноги, и он всё это время на ней лежал.
— Приготовься, — шепнул на ухо Браун. — Сейчас двери откроются, сразу беги, иначе задавят в давке.
— Ага.
Терри быстро взглянул на дерущихся. Одна сторона явно побеждала другую.
— Давай!
Терри никогда не бежал так быстро, даже когда стал чемпионом по бегу в маггловской начальной школе. Если бы кто-то выпустил ему в спину проклятие, луч бы его просто не догнал. Остановился Терри только у камина в атриуме, вернее, вынужден был остановиться: угрожая палочкой, путь ему преградил аврор.
— У меня приказ: никого не выпускать.
— Но я здесь работаю, меня зовут…
— Неважно. Руки за спину.
Терри послушно свёл руки за спиной, и их тут же оплели невидимые верёвки.
— К стене.
Там уже стояло человек тридцать. Но ни Брауна, ни безумца, затеявшего переполох, среди них не было.
— Быстрее!
Терри подбросило в воздух и швырнуло об стену.


Минут через десять прибыло подкрепление: два десятка авроров, на этот раз нормальных, не похожих на Снейпа, а ещё через несколько минут всех задержанных в атриуме согнали обратно, в зал приёмов. Гости бала стояли все со связанными руками и ожидали решения авроров. В центре зала лежало несколько неподвижных тел, и два тела по-прежнему лежали на помосте.
Увидев среди стоящих Брауна, Терри несколько успокоился. К его другу быстро возвращались привычные черты. Жёлтое худое лицо превращалось в круглое и румяное, крючковатый нос распрямлялся и полнел, волосы укорачивались, в них появлялись серые пряди…
Вскоре Терри почувствовал, что и сам возвращается в прежний облик, да и не только он: эпидемия превращений охватила весь зал: мужчин и женщин, авроров и Упивающихся, задержанных и свободных.
Терри представил выражение лиц авроров, когда после всех превращений один Снейп в зале всё-таки останется…
Неожиданно возле помоста возникла паника. Охи, ахи, крики, вздохи… Терри вытянул шею, но так ничего и не разглядел. Авроры быстро утихомирили любопытных, наколдовали носилки и вынесли из зала два тела, накрытых с ног до головы чёрной материей.


— …Pallida mors aequo pulsat pede pauperum tabernas regumkue turres. Бледная ломится Смерть одною и той же ногою в лачуги бедных и в царей чертоги…
— К чему это ты?
— Да так… Под настроение.
В дверь постучали.
— Не входить! Написано же: обеденный перерыв! — рявкнул Терри.
— …Вот и у меня тоже настроение ни к чёрту, — поддакнул он старшему коллеге, размешивая пером сахар в кофе. — Это ж надо: сутки продержали! Как будто им долго личность установить! Ненавижу эту чиновничью волокиту!
Его напарник только печально усмехнулся и перевёл взгляд вверх, на казённого образца круглую, без излишеств, люстру.
— Богатеньких так сразу отпустили! — не унимался Терри. — Перед Нарциссой Малфой, я слышал, извинялись! Перед нами бы кто извинился!
Браун по-прежнему не отвечал.
— Мерлин! Какой всё-таки ужасный был день! Лиз, бедная, так вся извелась, думала, меня убили! А псих этот! Мамочки, как я испугался, когда он давай Авады раздавать…
— Никто не погиб, — перебил круглолицый коллега.
— Не-а, тут ты не прав! Я сам видел, как уносили два трупа!
Браун покачал головой:
— Это не трупы, я говорил с Джонсом.
Терри, открыв рот, уставился на напарника, но продолжения не последовало. Ещё подождав немного, младший чиновник заговорил сам:
— Похоже, что тот псих в пальто не Упивающийся, а просто безумец. Ты видел, какие у него были глаза?
Коллега кивнул.
— А что это были за тела, скажи, а? — не выдержал Терри.
— Вообще-то эта тайна… — задумчиво произнёс круглолицый. — Но всё равно она появится в завтрашних газетах… Это были Гарри Поттер и Сам-Знаешь-Кто, — он помолчал. — Самое забавное, что оба купили наши бутылочки и были в облике Снейпа, а поэтому друг друга не узнали. И когда товарищ в пальто выпустил по стоявшему на помосте Сам-Знаешь-Кому Аваду, приняв его за Снейпа, Гарри, находившийся рядом, прыгнул и заслонил его собою.
— Так он погиб?! Это же катастрофа! «Пророк» писал, что Гарри избранный, и на него вся надежда!..
— Погоди, не трещи. В том-то и дело, что не погиб. Кажется, у парня иммунитет к Авадам. Просто сознание потерял, и Сам-Знаешь-Кто тоже. Думаю, между ними существует какая-то загадочная связь, так что половина удара пришлась на него.
— Обалдеть! И где Сам-Знаешь-Кто сейчас?
— В Азкабане. Вместе с другими Упивающимися. Они действительно хотели разом убить двух зайцев: уничтожить Поттера и, захватив министра, устроить переворот.
— Но с нашими аврорами им управиться слабо! — Терри, судя по гордому виду, уже и думать забыл обижаться на власти.
Браун покосился на младшего коллегу и, улыбнувшись, покачал головой:
— Одним аврорам там ни за что бы не справиться. Но, по странному стечению обстоятельств, на карнавале оказались маги из Ордена Феникса…
— Не знаю такого… Ладно, неважно. Главное, мы победили! — Терри хлопнул в ладоши, подбросил вверх печенюшку и поймал её ртом.
Браун усмехнулся и покачал головой, но возражать не стал.
— Кстати, знаешь, что я думаю по поводу этого неожиданного вмешательства?
— Что? — Терри поймал очередную печенюшку и с хрустом её разжевал.
— Их предупредил тот же, кто и нас. Больше некому.
— Думаешь? — Терри посерьёзнел. — А что с ним? Его тоже схватили?
— Полагаю, что да… Ты же понимаешь, я не мог напрямик спросить у Джонса, а списков заключённых я ещё не видел…
— Жалко! Как жалко! — перебил Терри. — Хоть и негодяй, а мужик он классный! Нас вот с тобою предупредил, этих позвал, как их… фениксов… И ведь светит ему поцелуй дементора, это как пить дать!
Старший чиновник молча кивнул. Несколько минут прошли в тишине, затем Браун встал из-за стола, быстро пересёк кабинет и распахнул дверь. Коридорчик, где ожидали посетители, был пуст. Постояв так, чиновник резко захлопнул дверь и подошёл к окну.
— …Audentes fortuna juvat.
— А это что значит? — откликнулся Терри.
— Сам посмотри.
Терри живо отодвинул пакет с печеньем и бросился к окну.
По тротуару вдоль здания Министерства удалялась прямая как палка некрасивая барышня в строгой чёрной мантии.
Браун положил руку другу на плечо.
— …Это значит: смелым помогает судьба.




"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"