Домашняя кухня

Оригинальное название:Home Cooking
Автор: tigbit, пер.: Kirrsten
Бета:bitterherb
Рейтинг:G
Пейринг:Сэм, Дин
Жанр:AU, General, Humor
Отказ:все не мое
Фандом:Сверхъестественное
Аннотация:Пола Дин до смерти любит готовить, а так же кормить внуков
Комментарии:Примечание 1: написано позаявке: «А представь себе Полу Дин в роли бабушки Дина и Сэма»
Примечание 2:Пола Дин – известная ведущая кулинарного шоу, автор нескольких кулинарных книг
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2012-01-22 09:24:16 (последнее обновление: 2012.01.14 08:16:47)
  просмотреть/оставить комментарии
Южное солнце жарило через открытое окно прямо на руки. Рокот двигателя Сэм чувствовал каждой частью тела, а зад швыряло по сиденью туда-сюда. В придачу к этим напастям голос охрип от пререканий, желудок подводило от голода – завтрак они пропустили, и постоянно хотелось выть от перегрева.

Да и нервишки шалили.

– Но зачем останавливаться? – Сэм сбился со счета, сколько раз он повторил тот же самый вопрос. И с каждым разом паники прибавлялось – пункт назначения неумолимо приближался. Официально они уже въехали в Саванну, так что осталось чуть. – Дин? У меня предчувствие, мы не должны останавливаться.

– Чушь! – предвкушение хорошего обеда резко повысило сопротивляемость Дина к стенаниям. – Делаем привал.

Сэм надулся, но от ожидания неизбежных истязаний слишком обессилел, чтобы выместить обиду как-то действеннее. Он откинулся на сиденье и попытался внушить себе, что местность пока незнакомая, и они на безопасном расстоянии от бабушкиного дома.

Что противоречило истине.

Сэм любил семью. Семью Сэм чтил. И пусть список родичей был невелик, Сэм обязательно и непременно отправлял поздравления на Рождество, День рождения и День древонасаждения любому хоть с намеком на каплю фамильной крови. Он помнил вторые имена, любимые цвета, кофе или чай, и до Джессики думал, что когда-нибудь и сам обзаведется семьей. Ему нравилось встречаться и делить кров с людьми, которые считали его родней.

Вот только… бабушка Дин…

Она была исключением из всех его правил «возлюби семью». Живот скрутило при воспоминании о прошлых визитах к бабуле, например, на Новый год, когда та отдыхала во Флориде. Тогда пришлось поедать приготовленные ею пироги с крабами и ватрушки, и пирожки жареные во фритюре, и пирожки обычные, потому что она, не переставая, гладила его по плечу и приговаривала: «Еще кусочек, деточка?» или «Ещё немного тебе не повредит». Артерии Сэма диким голосом молили пощады при одной мысли о надвигающейся обжираловке.

Хуже бабули Дин, могли быть только бабуля и Дин.

Никогда у нее не бывало за столом более благодарного сотрапезника, и не бывало случая, чтобы Дину не понравилось хоть что-то жареное в диком количестве масла. Они друг друга стоили. Бабушка умилялась от души, когда Дин просил третью добавку, а Дин чуть ли не таял, когда бабушка ерошила ему волосы.

День Сэм с горем пополам выдерживал. Он стоически выносил сэндвичи с лазаньей и пончики на ужин, и прочее жирное и вредное выносил, но хватало его ровно на сутки. А после он под недовольным прищуром вынужден был отодвигать тарелку и отправляться в ближайший магазин в поисках какой-нибудь зелени.

Само собой разумеется, бабушка Пола Дин особой нежности к овощам не питала.

***


Дин, перескочив через ступеньки, уже нетерпеливо стучал в дверь.
– О, Боже ты мой! Чуешь запах?

Сэм не чуял. Категорически.
– Нет.

– Враки, – постанывая, Дин вдохнул доносившиеся ароматы. – Пирог! Как пить дать, пирог. Вишневый, кажись. – И снова повел носом. – Или яблочный. Думаешь, она сахарком сверху посыпала? Обожаю с посыпкой сахаром.

– Даже не сомневался, – пробормотал беспокойно переминающийся с ноги на ногу Сэм, и у него в груди что-то екнуло, когда унизанная украшениями рука откинула занавеску. После чего раздался пронзительный вопль и дверь бешено распахнулась, являя миру невысокую и весьма упитанную даму с седым перманентом и одетую в тесные брюки.

Она издала очередной пронзительный вопль и ринулась прямо к Дину.
– Мой ангелочек! – Дин моментально обмяк в её крепких объятиях, а его улыбка расцвела еще ярче.

– Здравствуй, ба, – прозвучало высоковато по причине сдавленных легких, но восторг был налицо. – Запах потрясный.

– О! – бабушка Дин выпятила губы, и слезы гордости блеснули в ее глазах. – Я так рада тебе, детка. Как всегда, настоящий красавчик с манерами святого. – Она перестала обнимать Дина и ладонями сжала ему щеки. – Какое счастье вновь увидеть любимого внука!

Сэм кашлянул.

Бабушка Дин немедленно оторвалась от Дина и повернулась к нему. Ни одна живая душа на свете не заподозрила бы её в притворстве. В дополнение ко всем кулинарным талантам, Пола Дин была превосходной актрисой.

– Сэмюэль! – возопила она, разводя руки. Сквозь объятия Пола посматривала на дорогу, словно ожидая увидеть кого-то еще. – Как хорошо, что и ты здесь. А она где?

– Ээээ… кто?

Бабушка ткнула его в грудь накладным ногтем:
– Джессика, милый. Вы так здорово подходили друг другу, и у меня для неё как раз грушевый пирог – только из духовки, стынет. Ей понравится.

У Сэма отвисла челюсть. Он не мог подобрать слов и надеялся, что бабушка осознает ошибку и немедленно извинится. Или, по крайней мере, спишет бестактность на дурную шутку. Ожидаемой реакции не последовало, улыбка же из довольной превратилась в раздраженную, и Сэм промямлил:
– Она, ммм… умерла. Шесть лет назад.



Бабушка хлопнула себя по губам и нахмурилась, что, наверное, при желании можно было принять за сожаление.
– Вот ужас, – она всплеснула руками. – Ладно! Рыданиями тут не помочь. – Забыв о досадной промашке, бабушка схватила Дина за рукав и потащила в дом, и Дин понесся за ней как на крыльях.

Сэм вздохнул.

***

Проблема заключалась в том, что за жрачкой на столе бабуля наблюдала по-ястребиному.

От её взора не укрывалась ни одна мелочь: ни сколько кусков пирога слопал Дин («Прекрасный аппетит, мой мальчик!»), ни то, как в Сэме поднимается волна возмущения против добавки пасты. Она немедленно перестала намазывать маслом четвертую булочку, когда Сэм поджал губы при виде полной тарелки, которую протягивал ему Дин. Бабушка тем временем приканчивала свою порцию, заглатывая смесь фарша, сыра и сметаны. Нет, Сэм, конечно, тоже неплохо справился, но продолжать? Его рука зависла между ложкой и пустой тарелкой. Может, получится свалить часть в карманы? Сыр, скорее всего, испортит хлопок… Или лучше…

– Что-то не так, детка?

Чтоб ей. Сэм уставился на неё поверх пребывающего в блаженном неведении Дина. Сидящая во главе стола бабушка уставилась на него в ответ, приподняв брови и фальшиво улыбаясь.

– Нет, все нормально, – стул вдруг стал жутко неудобным.

– Хм, – Пола не без изящества промокнула рот салфеткой. Она кинула любящий взгляд на Дина, который, причмокивая, уписывал пирог, и снова уставилась на Сэма. – Почему бы тебе не скушать ещё порцию, милый?

Это был не вопрос.

Сэм окаменел. Нет, он, конечно, мог бы одолеть добавку, но при мысли о том, что придется проглотить хоть ещё одну пригоршню сыра, хотелось сразу заклеить рот.
– Я сыт.
Надо же, не сорвался. Его выдержка обычно мобилизуется в подобных ситуациях.

Бабушка Дин отложила салфетку и задрала подбородок.
– Ты же целый день провел в дороге. И съел всего одну тарелку. Ты просто не мог наесться.

Отвага. Нужно проявить отвагу.
– Я возьму … – Сэм окинул взглядом ломившийся от булочек, пирогов, кукурузных лепешек и молочных коктейлей, сбацанных на скорою руку по просьбе Дина, стол, – воды.

– Что-то не так с моей пастой? – Ее голос пока звучал непринужденно, но уже проскальзывали стальные нотки, которые даже Дин засек. Он оторвался от пирога и теперь следил за ходом беседы, посматривая то на Сэма, то на Полу.

– Ни в коем случае, – и, конечно же, не успел притормозить и ляпнул глупость. – А вообще-то да.

Повисла гнетущая тишина. Сэм слышал даже щебет птиц за окном, слышал, как Дин скрипит стулом, и чувствовал тяжелый пристальный взгляд бабушки.

– Я просто… – Сэм навалился грудью на стол и состроил свои фирменные щенячьи глазки. – Я знаю, ты хотела как лучше и еда обалденная. – Дин чуть не подавился. Сэм стрельнул в него глазами и продолжил: – Но одни только углеводы…

– Тихо, детка, – очевидно, бабушка посчитала комментарий недостойным внимания. Она подняла вилку, приготовившись вернуться к собственной еде. – Ешь свою пасту.

– Но я не хочу, – уперся Сэм.

– Ну почему ты так не похож на брата, а?

Нет, Сэм был больше не в силах походить на брата. Он был решительно против. Сэм Винчестер отказывался набивать брюхо тоннами углеводов и сахара, которых хватило бы довести и слона до счастливой кулинарной отключки. У него имеются предпочтения в пище и он будет их придерживаться.

Сэм с вызовом отодвинул тарелку.
– Я ни грамма больше не съем, – отрезал он, понимая, как ребячески это прозвучало.

Бабушка даже не потрудилась ответить, игнорируя Сэма в пользу еды и удивительно приятной светской беседы с Дином, который с удовольствием принимал в ней участие. Примерный Сэмов брат наконец достаточно наелся и теперь болтал о погоде в Алабаме, пирате, которого они встретили в Сан-Диего три месяца назад, расспрашивал о её новой поваренной книге. Бабушка держала его за руку, вываливала сплетни о соседях и делилась новейшими рецептами. Она ни разу не соизволила обернуться к Сэму.

Неизвестно, сыграло ли роль количество слопанного мяса и сыра или чувство вины, но Сэму стало немного не по себе. Когда бабушка и Дин принялись убирать посуду, Сэм кашлянул, привлекая внимание.

– Я … – Оба выжидающе повернулись к нему, и лицо Сэма вытянулось без всяких на то причин. – Спасибо за обед.

Бабушка Дин медленно прикрыла глаза, она несомненно наслаждалась его неловкостью. Стряхнув несуществующие крошки с блузки, она покачала головой.
– Всегда пожалуйста, детка. Мне просто больно видеть, как один из моих внуков отказывается от еды. Хорошей, надо сказать, еды. Я готовила ту пасту, думая о тебе, Сэмюэль.

Сэм едва не фыркнул. Он совершенно точно знал, что бабушка остановилась на этом рецепте, потому что Дин так нахваливал его в прошлый приезд. Сэм был пока ещё при памяти. Но теперь, однако, не время для споров.


– Я знаю, ба.

Явно удовлетворенная, бабушка Дин кивнула и вновь обратилась к Дину, потрепав его по щеке.
– Хочешь посмотреть мои книги, ангел?

Дин просиял, уже в предвкушении приятных мгновений за просмотром одной из ее поваренных книг.
– Само собой.

Сэму пришлось отвернуться, чтобы они не увидели выражение его лица. Раз за разом одно и то же: после обеда оба усаживались вместе – Дин, как маленький ребенок, скрестив ноги – и выбирали меню на все время пребывания Сэма и Дина. Сэма чуть не затошнило, когда до него дошло, что у них больше нет никаких планов и они так могут просидеть целую вечность. Вырвать Дина из тисков бабули Дин было даже труднее, чем заставить есть овощи.

Сэм заскрипел зубами.

– Хочешь присоединиться?

– Чего-чего? – вот так-так.

С кулинарными книгами в руках бабушка Дин вскинула голову, и голос её звучал немного неуверенно, но совершенно четко.
– Давай детка, садись рядом. Может быть, мы сумеем найти что-то и по твоему вкусу.

Сэм не мог поверить ушам.
– Что-нибудь… овощное?

Бабушка Дин поджала губы, словно уже пожалев о предложении. Но, к ее чести, от своих слов не отказалась.
– Что-нибудь овощное.

Вот такой расклад Сэма устраивал.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"