Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Фикачики

Автор: helen
Бета:нет
Рейтинг:R
Пейринг:разный
Жанр:Poetry
Отказ:Ни на что не претендую. Даже на авторство)))
Аннотация:«Фикачики» - не пародия. Это строчки, порождённые чтением (и перечитыванием) тех фиков, которые смогли их вызвать к жизни.
Комментарии:Аннотация, кажется, вполне невразумительна. Значит, есть повод глянуть хоть одним глазком в главки. Даже тем, кто не выносит «поэзию» ни под каким видом. Потому что, в сущности, это вовсе и не стихи. Всего лишь рифмовки - но со всем возможным уважением к авторам; буде последние вышеупомянутого уважения заслуживают))!((
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Не закончен
Выложен:2011-03-07 15:35:49 (последнее обновление: 2020.07.10 13:26:17)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. По мотивам «Консерваторов»


Был Гарри выключен из жизни;
- Очнулся? Марш служить… Отчизне!
Кто всё уладил или вызнал?
Из небытья обратно вызвал?
Была ль по Волдеморту тризна?

***
С тех пор немало воды утекло,
Окрашенной кровью воды;
С пустого листа начинать тяжело.
- Наивен? Чист? Жди беды!!

***
- Бездарно очень «шансы» растранжирил!
Кто не имеет – тот не потеряет…
Власть предержащие построят по ранжиру,
Но… кулака без пальцев не бывает.

***
Весь мир ушёл в горячий дёготь.
Законы… акты… уложенья…
Людей… Людей? Нельзя растрогать.
- Своё умерьте воображенье,
И – ограничьте аппетиты,
Вы всё ещё на жизнь сердиты?
Проблемы… разве не закрыты?
Всё прощено – и всё забыто?..

Море свободы – от сих и до сих,
- Что ж вы не ликуете, люди?
Самый завидный британский жених
«Героя» получит на блюде!..

***
- Засуньте в … свои награды.
Мне - ничего - от вас - не надо.

***
Друзьям пришёлся он не ко двору.
Они ведут… нечестную игру??
Ведь Гарри - тот же! Или же… не тот?
(Кто поумнее Рона, всё поймёт!)

Мы – за того, кто гладил поутру
Корявой яблони шершавую кору.

***
Ох, дедуля! Ах, дедуля!
Думал, правнук – вышла дуля!
- Я волшебник непростой:
Хочешь – ляг, а хочешь – стой.

***
Страх ожиданья жуткой катастрофы…
Поспешная и сбивчивая нежность…
Воззваний нерифмованные строфы…
Спокойствие, тепло и безмятежность…

***
- Послушайте, немногие из многих!
Не для того живут Единороги,
Чтоб их впрягали в дьявольские дроги.
(Пусть Призрак не найдёт сюда дороги!)

А раз ВСЁ понял – нечего страшиться!
Он перестанет бегать от… себя.
Обмана в жертве нет. Пора решиться.
Сквозь зубы? С отвращеньем? Нет – любя.

***
Отречься – можно. Но отнять – нельзя.
Вы ждали безобразного припадка?
Малфоя план – бессовестный и гадкий;
- Идти я научился, не скользя,
По тонкому предательскому льду.
Вы видите? Я всё ещё иду.

***
Свеча в ночи догорела дотла,
Но мы дождались рассвета.
Душа расцвела - наконец-то смогла! -
И было правильно это…

Поверить. Вверить. Сделать. Оправдать.
Доставить больше радости, чем горя.
Владеть собой в постели? В разговоре!
Не прятаться в холодном коридоре,
Быть с ним. Не получать – а отдавать.

*****************************
Две строчки в конце:

Ах, радость прощаньем отравлена;
Но – точка на месте поставлена.



Глава 2. По мотивам фика Dolo Delectare

Забавный триллер и фелинщина
В одном флаконе… нет, стакане!
Повадки девки-клофелинщицы
У Блэка? Поглядите сами!

«Не отводя от зелья глаз,
Они дышать почти не смели»;
Вихрь неприязни, злобных фраз,
И кто-то думал о постели?!

Здесь что такое? Театр абсурда!
По крайней мере, так казалось.
А в результате оказалось:
В рассказе есть любовь и мудрость.

Ингредиенты «перепутав» -
Хорош помощничек у Снейпа! –
Блэк пашет снизу четверть суток;
Вам нравится подобный шейпинг?

Кусочки кожицы варана
Плюс плазма крови с нифредилом, -
Такой рецептик бы в рекламу:
«Потенция безмерной силы».

Поймать, распять, порвать любого!
И снова, и опять – чем плохо?
И никакой такой «любови»,
Не выдержал нагрузки? Сдохни.

Метался Снейп, на цепь посажен,
А Блэк что сделал? Отгадали?
Чем продолжительней, тем гаже,
И описать смогу едва ли…

***
Но удивительное дело:
Звериное совокупленье,
Когда крутило и вертело,
Руководило только тело,
К тому же – нижней половиной,
Мужчину трахает мужчина,
Где тошнота и наслажденье,
Нет человека – есть скотина,
Сменилось – всё же не внезапно,
А с привлеченьем «обоснуя»,
Другою стороной азарта –
Предельно чистым откровеньем.
Они устали… не уснули…
Ещё чего-то… захотели,
Комично очень сливы ели.

О Мерлин мой, к чему тут сливы?!
Так… психологии разливы –
Без всякой флаффности сопливой.

***
Ишь, завелась… Потише, ты!
Чуть-чуть упало напряженье;

Нет нравственного разложенья –
Есть сокровенные мечты.
И дрожь читателя колотит,
И Снейп возьмёт. И Блэк проглотит.

Немыслимая откровенность –
Последствие постельных скачек?!
Волшебники ведь тоже плачут.
Не о себе. Не в этом фике.
Беседа. Правда. Хрупкость. Бренность
Сменили яростные крики.

Прочь разговор о суициде –
Подумайте, нашлось же сходство!
Окошко в мир. Понять. Увидеть.
Забыв вражду, и боль, и скотство.

***
Лежать в водичке, хлюпать сливой.
А опекающее зелье?..
Конец немного шаловливый, –
Лови в чужом пиру похмелье!
Злой умысел – для доброй цели?

Назвать проступок «саботажем»
Был вправе Сириус-Бродяга;
А Снейп… Беднягу жалко даже:
Не понял. Не дошёл полшага.

***
Но так ли это? Так ли это?
В любви (не в сексе!) не неволят.
Получит Гарри зелье к лету,
А значит, времени довольно.

Любить чудесно. Любить больно.
А жить – опасно и прекрасно.
Что ж, хэппи-энд и чувств раздолье.
Но цвет у фика – чёрно-красный.

***
Здесь нет следов дурной AU-шки,
И свадьбы голубых супругов.
Два узника – совсем не душки! –
Нашли – надолго ли? – друг друга.

(Достали пошлые хихиксы,
Задрали глупые натяжки;
У Блэка зубы, а не фиксы,
И мантия, а не рубашка).

Да, может всё прескверно кончиться –
Чего и ждать от этой пары?
Но как же нам порою хочется
Поверить в Dolo Delectare.




Глава 3. Перечитывая «Лучше поздно»

Что ж, предсказуемый сюжет,
Хотя написано толково;
На волоске… на вираже…
При деле наш герой уже,
Да вот, в матчасти не подкован.

Ох, утомили. Чего ради
В ста фиках Гарри в аврорате?!
То глуп, то нет, то тих, то крут –
И всё «герою» сходит с рук.

Кто мог бы думать наперёд,
(Ах, этот фик – ответ «Ущербу»*?)
Что он меня перевернёт,
Что обдерёт, как ветер вербу?

И к жизни новой возродит,
Поможет верить – верить в Чудо?
И бесконечно восхитит,
И что о нём писать я буду?

Опасна барабана дробь –
Гоню я пафосность, но тщетно.
Себя сдержать могу? Ах, чтоб!..
Контроль получится ущербным.

Хочу я многое сказать,
Спокойно, чётко, без экстаза.
Не переврать. Не пережать.
Не сделать псевдопересказа.

***
Героев провели сквозь ад –
Не без подробностей, конечно –
Чужой и свой, всё горек яд –
Как жизненно, но бессердечно.

Здесь чувства море, грязи – нет.
Нет, всё же есть – в погибших душах;
(Аврор не носит пистолет,
Аврор присяги не нарушит?
Он… заклинанием задушит).
Хотя порою, ух, противно:
За поднадзорным – в туалет?
Страшны мучения картины…

Поймать. Унизить. Раздавить.
Чередовать: несчастья – бЕды.
Нет самоцели: наградить
Страдальцев пошлым хэппи-эндом.

***
Смущала вводная глава.
Уж слишком мирно, слишком тихо.
А чья дурная голова
Повычислит: почём фунт лиха?

Красивый, правильный подход -
Сказать: «Читатель! Не пугайся!»
Куда ведёт сюжетный ход?
Неужто к вечному «отдайся»?!

Здесь всё логично, а язык…
Не побоюсь – литературен.
Ах, иногда испорчен фик,
Тем, что герои пык да мык,
Тогда любой карикатурен.

***
Исторья, в принципе, проста.
Через страданье к очищенью.
Зато – такая высота,
И чистота – по ощущенью.

Поверить я всему смогла.
А Снейпа исповедь читая,
Я б перед Автором сняла
Всё то, что и не одеваю!

Как можно было ТАК писать?!
(Холодновато без одежды).
В чужую душу прорастать
И в ней выращивать надежду?

Кто контролирует ущерб?
Не кагэбэшники-авроры!
Не раб, ничтожество и червь –
Снейп человек, без разговоров.

Кто выбирал тернистый путь?
Попробуй-ка его покинуть!
Через себя перешагнуть?
Сказать «нет» дьявольской гордыне?

***
Недостаёт, похоже, букв,
Мои облечь словами мысли,
(И не хватает глаз и рук,
Зову пчелу и осьминога,
Да не по штуке – надо много!),
Которые давно изгрызли:

Роман НЕ пишется без… мук?

На острие или по кромке,
На льду коварном, скользком, тонком,
ВСЁ пропустив через себя –
Как уважаю я тебя…

***
Пусть лучше поздно нам дано,
Чем никогда – иль слишком рано.
Любимый фик. И ангст, и драма,
И радость – радости полно!

Пусть не всегда по нраву нам
Платить по старым векселям,
И мир делить на чёрных-белых,
На бесталанных и умелых,
Трусливых, безрассудно смелых…

Но в каждой строчке, столь знакомой,
Как штык – читаю каждый год –
Я вижу заповедь фэндома:
Кто любит – тот не пропадёт.

_________________________________________________________
*Скорее всего, сноску делаю напрасно. Всем, надо полагать, понятно, что имеется в виду фик "Контролируемый ущерб" - в оригинале Damage Сontrol


Глава 4. Об Everything I am

Кого люблю, тому грублю.
Кого люблю, того гублю.
Кого люблю, того куплю.
Кого люблю, того молю.


Нет унынью. Приготовься к бою.
Мысль не поспевает за рукой.
Должен я понять, что я такое,
Разгадать хочу, кто ты такой.

Каламбуры глупые забудем,
И гормоны, портящие кровь;
Люди, люди. Люди, люди, люди,
Из чего рождается любовь?

................................

Раньше я не знала слова «снарри»;
Ах, Профессор… Быть или не быть?
Снейп и Гарри вместе? Лишь в кошмаре!
Боже, персонажей этих спарить…
Как же нужно их перекроить?

Что случилось? Мир перевернулся!
Позабыты Стивен Кинг и Стинг…
Выстоял герой или согнулся?
В первый раз читаю Everything.

Странный озабоченный парнишка,
Делающий глупости порой,
Снейп, себя ведущий как мальчишка,
И событий самых разных рой.

Потому ль так тяжко жарким летом,
Что трудны зимою холода?
Человечность – Автора примета,
Искренность – везде и навсегда.

Тишина, наполненная звоном,
Слабость, улетающая вдаль.
В этом мире, близком и знакомом,
Плавятся характеры, как сталь.

Тридцать восемь глав. Как это мало.
Главы – ночи, вечера и дни…
Я просила, плакала, взывала:
Только б не закончились они.

Нет, не ослабеть ментальной связи,
Не отнять, что впитано душой;
И да не пристанут комья грязи
К той Любви, что названа Большой!

***
P.S. Быть хочешь целью, а не средством?
Тогда не бойся ничего!
Ты наконец простился с детством,
Единственный – для одного.

Пусть недруги вопят в сто глоток,
Свет ополчится на тебя…
Не в сотый раз, не в пятисотый,
А в первый – победи себя.




Глава 5. Две маленькие зарисовки к одному удалённому снарри-фику

Другой Гарри

Осень. Всё обыкновенно:
Бабье лето, паутинки.
И росе спешат на смену,
В них запутавшись, дождинки.
В даль холодную, сырую
Я иду-бреду в тумане;
Кто, скажи мне, наколдует
Цикламены на поляне?
Вот заполыхал кустарник
Страшным пламенем багровым;
Не любовник, не наставник…
Кто же? Подскажите слово!

Почерневшею травою
Стала прерванная дружба…
Я не плачу. Я спокоен.
Я люблю. Но я не нужен.



Снарри

Сладко(?) в героя коже -
Тесно в авторской... шкуре;
От штиля - к ветру и буре,
Сквозь дебри - к цветам на ложе.

И наш любимейший пейринг -
Единственный из возможных;
Лодка найдёт свой берег -
Твёрдый. Тёплый. Надёжный.



Глава 6. Гарридрачка собирательная

Говорит Малфой-мл.

Нечем хвастаться,
Миг до краешка...
Тварь очкастая,
Доиграешься!

Жжёт, давит, колет,-
Терпи, блондин!
На нашу Школу
Всего один!

Мне с гриффиндорцем
Не по пути…
Хватило «порций»?
(Прости, прости!)

Ты в равнодушье,
Малфой, сыграй,
(Пусть рвутся души
Из ада в рай!)

Скорей бы лето…
(Остановись!)
Блондин с брюнетом.
(И сверху вниз!)

Сижу в тоске я
На берегу…
(Когда посмею,
Я всё смогу!)

Не буду тряпкой
Я половой!
- Достали прятки,
Дракон Малфой?

Не понимает…
Не верю я!
Чем напрягает
Любовь моя?

Была забота…
Где внешний лоск?
Ты, Гарри Поттер,
Мне выел мозг.

Я с ним ругаюсь,
Всё как всегда;
И увлекаюсь…
Нет! Ерунда!

Меж бёдер жженье,
И пульс частит…
Мне утешенья
Не обрести…

Душой и телом -
Ты враг, ты враг.
Хоть что-то сделай,
Один дай знак!

А слой так тонок,
И ждать нет сил…
Я ж не ребёнок,
Чтоб «попросить»…

***
Террор террором,
А пастораль?
Рехнуться впору.
О, флореаль!..

Он - не игрушка.
(Не ври, Малфой!)
Я хил, как мушка,
Тупой, слепой…

Никак… авансы?
Я ждать устал.
Достали «танцы»,
Пустеет зал.

***
Что - поимели?
Коленом - в зад?
Из - подземелий?
Я - очень рад.

Объедков разных
Найти могу.
И геям "страстным" -
Мерси боку.

***
Чернеет небо…
Скрипит кровать.
С кем был ты, не был -
Мне наплевать.

Я, видно, слабый.
Не слабый я!!
Приятней с жабой.
(Любовь моя!)

Совсем не слабый,
Я просто псих.
Зелёный, бабий(?)
Цвет глаз твоих.

Живу без ласки.
(Да что там мать!)
Устал я маску
Свою таскать…

Кто "гад природный",
Недо-царёк?!
Ярлык удобный:
"Малфой-хорёк".

Мне… надоело…
Хочу… домой…
Душой и телом
Ты будешь мой.

Чего? Тщеславье?
Оно при чём?!
(По разнотравью -
Лететь конём!)

Пускай - со Снейпом,
Да хоть - с отцом;
Со мной сумей-ка
В конце концов!

***
Пылает гневно
В крови заря…
Зачем ешь землю?
Зря, Поттер, зря.

Над замком встала
Заря в крови…
Мне было мало.
А ты - живи…

***
Сперва несмело:
- Let be. Let be.
В ушах звенело:
Враги, враги!!



Глава 7. Касательно «Контролируемого ущерба»

Девчонки выросли, давно забыты «классики»,
Идут в фэндом, и там находят классику,
Конечно, в очень узком понимании.
Медовый вклад свой принести на пасеку
Имеет право каждая пчела…
Намного ль взятка хуже подаянья?
Повыше рангом, суммой и… вниманьем.
До радости печаль не доросла.

И то, что было просто плохо,
Открыло новую эпоху.

***
Какой ущерб? Нагольный вред!
А лучше бы сказать, что – голый.
Кому по вкусу этот бред?
За кем ступаю я след в след?
Ведь дело происходит в Школе!!
Набрать булавок и иголок,
Натыкав, пробежать по полу…

Кошмар. И стыд. И боль. И жуть.
Жизнь без просвета. Мир обмана.
Мне гадко не было ничуть,
А было тяжело и странно:

В каких, скажите мне, мозгах,
Могло такое зародиться?
Здесь мысли – гной, а чувства – прах,
Насильем воздух весь пропах,
Кругом лишь морды, а не лица.

Садизмом дУши извести,
Над побеждёнными глумиться.
Бардак кровавый развести,
И любоваться, и гордиться.

Сколь предсказуем Волдеморт!
Здесь он красавчик чёрнокудрый.
- А вам не тошно, Тёмный Лорд,
С альтернативой: тени-шкуры?

Неимоверно мрачный фик,
И огорчительно унылый…
Как вдруг, из мерзости возник
Туманный абрис Светлой Силы.

Банальность зла не изумит:
Читай про «Хагрида» без дрожи!
Ах, Дамблдор… Вот паразит.
Его «инструкция» поможет?
Речь не о том. Но всё же, всё же,-
Хоть гром на месте разразит,
«Приказ» исполнить Снейп не сможет.

Да как же так, из слуг слуга,
Базальт снаружи, в центре магма?
Иные видишь берега,
Край грёз заплёванного мага?

Кем будет выявлен предел?
Кого ласкаешь и мордуешь?
Ущерб?! Кто больше претерпел?
Кого насиловал – целуешь…

Нет «зарождения» любви.
Она пришла, и это – правда.
Не растопчи, не разорви,
Не испогань, не раздави…
Молчи. Терпи. Не жди награды.

«Не знаю, что со мной случилось!»
Пора бы знать. Пора бы знать!
Всё чудом вдруг переменилось…
Не магия учетверилась,
А он пришёл в твою кровать.
Но просто спать. Но только спать.

Не знаешь, что с тобой случилось?
Кому и знать, как не тебе!
Всё перед Гордостью склонилось
Мальчишки, «павшего» в… борьбе.

Не убежать в самоубийство,
Доставив счастие врагам.
Избит, затрахан и описан,
Таким ещё он ближе нам.

Алтарь и фаллоимитатор,
Кровь, сперма, плети для рабов, -
Любовь сильнее всех оков,
И посрамлён манипулятор!

Стёрт мир, уродливый, порочный.
Победа радость принесла?
Мы ей подарим два крыла…
Всех воскресила и спасла?
Нечестно. Плохо. И непрочно.

«Казнь» палочки одной волшебной,-
О господи, как ты жесток…
Нет! Нет! Конец, конец(?) ущербу:
Летит другая – в водосток!




Глава 8. Неромантичный снарри-mpreg

Особо проникнутых прошу не читать )))

- Зажгу я камин и закрою окно...
Омлет домовик не дожарил!
На данном этапе мне важно одно:
Беременность Поттера… Гарри.

По десять раз в сутки. Не ел и не спал,
Всё делал и делал ребёнка.
Прямую кишку я ему разорвал,-
Визжал в первый раз, как девчонка.

Я славно трудился – распёрло его;
Мечтается мне: будет тройня.
Боится рожать. Наплевать. Ничего.
Похожи ли роды на бойню?..

Да что-то всё чаще нервирует мысль:
А мой ли там плод вызревает?
Клянётся-божится, исходит на визг,
Что лишь для меня… раздвигает.

Какие там "ласки"? Куда как "красив"!
Всё ноет и ноет над ухом...
Я добрый сегодня. Подушку неси.
Да зад подставляй, а не брюхо.

***
Аквариум. Дать рыбкам купоросу.
Объект готовлю – срочно! - к опоросу.




Глава 9. Вторая гарридрачка. Взгляд с другой стороны

Кусты колючи,
Блестит вода;
Счастливый случай -
Я у пруда.

Мне обеспечен
Ночной кошмар.
Я с детства мечен,-
О чём базар?

Ещё, пожалуй,
Удар под дых.
Довольно жалоб…
Среди живых.

Всё нарезает
Кальмар круги,
Я замерзаю,
Мне помоги.

Хоть видит око,
Да зуб неймёт.
Мне одиноко,
Да кто ж поймёт?

В мою пустыню
Не хлынет дождь.
В своей гостиной
Меня не ждёшь.

Я тоже в башне
Тебя не жду;
А взгляд вчерашний -
Как кол в заду.

Желанья сила
Сбивает с ног,
И месяц сивый
Ломает рог.

Скрутило туго,
Дышать невмочь.
Такого б «друга»
На всю бы ночь.

***
Деревьев кроны,
Запретный лес.
Глухие стоны,
Огонь небес.

Повадка лисья -
Вперёд-назад.
Сорвало листья,
Вокруг летят.

Порочным взглядом
Ты свёл с ума.
(Возиться надо
С куском дерьма!)

Дымится кожа,
Болит рука.
Он где-то... тоже,
Наверняка!

Остекленели
Мои глаза...
Проснусь в постели,
Лицо в слезах.

***
Совсем не больно,
Почти массаж;
Урчит довольно
Дракончик наш.

У двери гроба
Станцую брейк…
Быстрей попробуй!
(Проклятый Снейп!)

Мне душу в узел
Он завязал.
Ну да, я струсил.
Разрыв, развал…

Снейп сердце вынул,
Малфой - вернул.
Учитель... кинул,
«Дружок» прогнул.

Жизнь полосата:
Паденье-взлёт;
- Урод носатый!
- Вы - идиот!

Мне быть коварным
Так нелегко.
Во всем полярны,-
Ох! Мы с Драко.

Когда ты рядом,
Я сам не свой.
Виляю задом -
Твоим, Малфой.

Душа есть в теле,
А крик - в ночи.
И в самом деле:
- Сейчас. Молчи.

Себя не жалко,
Раз я с тобой.
Я - не «давалка»,
Усвой, Малфой.

***
Настало утро.
Меня - ногой?!
Ты не был будто
Во мне - со мной!

Хвост поджимая,
Я убегу.
Всё понимая,
Простить… смогу?..

***
Вновь по линейке
Ходить - терпеть.
И как мне Снейпу
В глаза смотреть?

Легилиментор...
Назло - взглянуть!!
Ты мне не ментор.
(Дрожу чуть-чуть).

Нашёл другого.
Да нет же, нет!
Взял за основу
Сон, морок, бред…



Глава 10. Гадкий тройничок с участием перерождающегося Гарри

Про остальных действующих лиц догадайтесь сами.

Я бедный Гарри,
Давлюсь слюной.
Две сразу твари,
В одном кошмаре,
Две сразу твари,
Ох, тут, со мной.

Соски крутили,
Кончали в рот;
Вдвоём схватили;
- А где же Лорд?

Меняю лозы
На виноград...
Ну что за позы,
Сплошной разврат.

Ну, так нечестно!
Ага, достал…
С чего бы «тесно»?
Кто тут устал?

Они не слышат,
А ведь я… пел!
Истомой дышит
Сплетенье тел.

Стонаю звучно,-
Готов уже;
А если круче,
На вираже?

Глотаю сперму,
Внутри болит…
А что так нервно?
Я - не Лили!

Ишь, придержали
Своих коней;
Мошонку сжали -
Не дали мне...

Один ввинтился,
Второй над ним,
Я не… забылся,
Я стал… Другим.

Снейп понимает:
Где кровь - там грязь.
Кто получает
Над ними власть?!

Ах, редко-метко…
Фи, третий сорт!
Молитесь, детки,
Здесь… Волдеморт.

- Вы «не хотели»?
Я так и знал…
Простить? Сдурели?

А… кем я стал?!


Глава 11. Маленькая ночная снейджериада, или (Фет)ачик

Зелье, страстное желанье,
Снейп, кровать и я…
Счастье быстрого сниманья
Нижнего белья…

Блеск ночной, ночные тени,
Радость без конца.
Подчиненье, растворенье,
В унисон – сердца.

Стоны, угорь, тесный гротик,
Розочка… не та?!
Гермиона, секс – наркотик!
Жаркие уста…

Утром – в пятнах тело девы,
Синяков багрец…
Ах, профессор, что вы? Где вы?
Ух, подлец, подлец!!




Глава 12. Читая «Мы справимся»

Клянусь: дурного я не замышляю,
И, если можно, вслух поразмышляю.

Довольно незатейливый зачин.
Само собою, он не без причин.
Ах, нахожусь в цейтноте я великом:
Как выразить, что «заболела» фиком?

Читатель требовать от автора привык,
Чтоб не считать «творение» дешёвым:
Читабельность, приемлемый язык,
Сюжет, характеры, загадки и интриги,
Психологизм как важный стержень книги,
Побольше действия, и однозначно – кинки,
(Нам нравились «Весёлые картинки»,
Но ведь взросления никто не отменял!)
Желателен, конечно, идеал…
Один читатель вспомнил - вот нахал! -
Что превращает малое в большое
Написанное сердцем и душою!
Иначе – вмиг забудешь, хоть читал.

Вас призываю с этим согласиться.
Пусть говорят, что курица не птица,
И что каркас – совсем не арматура,
Но вывод странный делают подчас:
Не отводя своих счастливых глаз,
Кричат, что фики – не литература!

Вопящих стОит вывести из тьмы.
Рекомендую им к прочтенью «Мы».

Постой – и оглянись кругом.
Нет, это, братцы, о другом…
«Мы справимся» - чудеснейший пример.
Ведь этот снейджер – словно Гулливер
Среди вполне достойных… лилипутов,
В кругу таких же славных… великанов.
Мне б не хотелось никого запутать;
Короче, это – образец романа.

Я не завралась. Что-то в Лету канет,
А что-то станет мерою из мер,
И привлекать сердца не перестанет.

***
Тебя влекут неведомые тайны?
Ты жаждешь необычных приключений?
Ты уважаешь чтенье с увлеченьем?
Ты знаешь отрицанье, кроме «keine»?

Здесь столько приготовлено сюрпризов,
Такие нити вплетены в узоры!
Стратеги переплюнут Дамблдора,
А тактики – не чья-то антреприза.

Предвижу и сомненья, цену риска:
- helen - из голубого патруля!
Фикачик пишет, прямо скажем, слэшер,
И может статься, «он» лукавит, брешет, -
За счёт чужой душонку веселя.
И, вдохновившись не своей надеждой,
Неискренне нахваливает снейджер.

О нет, друзья. Я так не пала низко.

Что ж, дело ваше – верить ли, не верить.
Нельзя большое мерой малой мерить…
«Мы» к сердцу принимаю очень близко!
Я б не смогла, к примеру, столь же пылко
Писать стихи в защиту… Харви Милка.

***
Подробностей излишних не бывает,
Когда они по делу и при деле;
Зачем герой так странно поступает?..
А что от Гермионы здесь хотели?..

Где правят персонажи, а не автор,
Последний пусть побудет хроникёром.
Рассказ бурлит нарзаном, не ликёром,
Ведь можно быть Гомером, а не Кафкой.

Огромное спасибо за Малфоев!
За Драко, и, особенно, за Люца.
Кто б смог нафантазировать такое?!
К ним хочется не раз ещё вернуться.

Профессор Снейп. Наш Северус. Ах, он
Предел мечтаний верных снейполюбок.
В нём мертвенный кошмар и сладкий сон,
Беззвучный смех и еле слышный стон…
Опять он – всех спасёт, себя погубит?!

Вражда и дружба, небеса в крови,
Терпенье, рабство, слабость, колебанья.
Обиды, ревность, недопониманье, -
Они лишь испытанья для любви…

А разве в духе сильных, смелых стиле ли
Сидеть покорно в собственной «Бастилии»?

Где Пожиратели – идейные бандиты,
Читатели, конечно, эрудиты…
Шипенье змей, прелестный мальчик-раб…
Кто духом твёрд, а кто и мозгом слаб…

***
Ох, пяткой в грудь я бью себя напрасно:
Никто моих оценок не просил.
Но расскажите: как хватило сил
ВСЁ написать – и написать прекрасно?

....................................

Мечтаю страстно: этому роману
Прямой путь на широкие экраны.
Пусть кризис, приближение инфляции;
Мы будем биться – за экранизацию!!







Глава 13. Сомнительный фикачик, за который, как подозревает аффтар, его могут побить; очень вероятно, не только руками)))

Слова спешат на языке столпиться:
Впиявиться? Вбуровиться? Ввинтиться?
Они друг в друга смотрятся. Восторги!!
И свет померк, и ножки поднял гордый.
Читателю пора кончать поститься:
Врасти и вплавиться, взаимораствориться.
Но вот когда займётся он… исподним –
Начнёт искать не кинки, а мораль, -
(Мне, консерватору, морали очень жаль!),
Увидит неприглядненький исходник.
Печальна правда. Как ни украшай
Извраты и гримасы девиаций,
Не каждый купится, и, сев, распялив рот,
Заверещит: «Читаю! Рад стараться!!
А дальше? Дальше! Что произойдёт?!
Ах, это гениально! Стопяцотт!!!
Пусть автор весь Олимп собой займёт!»

***
От тех длиннот, что вязнули в мозгах,
Ах, автор! Раньше вам бы догадаться!
Был переход к приёму парцелляций,
Где точки делят фразы - в двух словах.
Зато какой… какой оргазм в умах…
Бестрепетной нечистою рукою
Готовится клубничное жаркое.
Кого-нибудь стошнит; что за беда?
Не всем по вкусу странная еда,
Так в арсенале есть приличный кофе.
Всегда полезно чуть почистить профиль.

***
Пришёл октябрь – не так далёк апрель.
Дождями подразмылась «акварель».
Как вредно кушать в рождество индейку!
Но есть такая славная идейка…
И, по ночам, смочив слюной подушку,
Нам сочиняют новую «игрушку»,
В которой увенчает всё – постель;
А полюшко целинное распашет
Снейп? Волдеморт? Пусть Гарри Поттер скажет!




Глава 14. Вижу «Краем глаза»

Нас ублажают здесь. Мы… короли?
Грибами кормят, жёсткими, как ногти.
Незрячи мы. А вы… ослепли ли?
Жизнь в темноте. Совсем не до веселья.
Есть чувство сопричастности и локтя,
Какие б тучи низко ни висели.
Друг друга восемь месяцев терпели,
И, наконец, себя понять смогли,
А это значит – полностью прозрели.

По Брайлю чтенье вслух. Болит рука.
Цена победы слишком велика.
«Я перенёсся на крылах любви…
Без магии жизнь магов нелегка.
…Ей не преграда каменные стены».
Не искушай, и душу не трави;
Любое чувство – уж поверь мне! – бренно.

***
Правила есть правила.
Рядом? Не зови…
Что тебя заставило
Сложить мелодию любви?

***
Нет, глаза не «звёздные»,
Волосы – не смоль.
Слепы, но не ползаем,
Презираем боль…

Пикировка сменится
Откровеньем вдруг.
По-другому ценится
Враг, наставник, друг.

Кто не помнит, вспомните,
Как был мир широк.
Двое в одной комнате,
Каждый – одинок.

Длинногривый Люциус
В зелени шелкОв;
Чьими изумрудцами
Манят дураков?..

В комнате так холодно…
Слушай тишину.
Береги честь смолоду.
Убирайся. Ну!

Злобная язвительность,
И любовь к стихам.
«Жизнь не отвратительна!» –
Он внушает нам.

Яркие созвездья
В полной темноте.
И Шекспир, как песня,
Да слова – не те.

Что, мальчишка Поттер,
Размечтался вслух?
Жизнь его – в работе,
А костёр потух...

Глупый, глупый Гарри,
Распахни глаза!
Чтобы тьме и хмари
«Радуга!» – сказать.

Не чини, ломая,
Не дави, сбегу…
Ты не понимаешь?
Как сказать могу?

Сброшены ботинки,
Да не бросить взгляд.
Прошлого картинки
К месту пригвоздят.

Тяжело ночами,
Но не легче днём.
Чем ты опечален?
Тем, что мы вдвоём?

Ты – моя проблема.
Плавал и тонул.
Простодушный Ремус
Лишнее сболтнул…

***
Мы не умираем.
Видим и – живём.
– Краем глаза, краем…
Сердцем – целиком.



Глава 15. Рифмовки о ЛМ, где, разумеется, не обошлось без снейполюца

Начну с простого: Л. Малфой – не лорд.
В каноне Лорд один, и тот с изъянцем.
(А как назвать прикажешь самозванца?
Чей титул заграбастал Волдеморт?)

Фамильный замок? Гнёздышко разбоя.
Вам что, обидно стало за Малфоя?
Тогда вот так: гнездилище разврата!
Играй его совсем другой актёр –
Едва ли довелось иметь фанаток.
(За дерзость – в Азкабан. Нет, на костёр!!)

А вот скажите: в чём его заслуги?
Да будьте откровеннее, подруги.
И, примирившись с горечью утраты,
Мне обменяйте коврики на… маты.

Забудьте про любовное томленье…
Ошибка ведь похуже преступленья.
С Уизли-старшим глупенькая драка,
Сынок проблемный – хорьковидный Драко,
Подсунутый девчонке артефакт,
Позорнейший «хук слева» и – от Добби!!
А кто, пардон, «пророчество» угробил?
Аристократы действуют не так.
Кто Поттера с друзьями упустил,
И драму в мелодраму превратил?!

Зато блондин! И, вроде, натуральный.
Вид гордый… (Я сказала бы, нахальный,
Да к возрасту почтенье вбили мне:
Я родилась, наверно, на Луне).
Готов играть на лопнувшей струне,
Всплывать наверх* при штормовой волне,
И… заниматься самым разным вздором,
Чтоб сковырнуть беднягу Дамблдора.

***
Оброс Малфой слоями, как песчинка,
И, гляньте-ка, жемчужина готова!
Волшебник. Лорд. Красавчик. Ух, мужчинка!
- О нём писать? Могу! Опять и снова!

......................................

Мне тут разок попалось: Люц и Джинни.
Поверить в эту пару трудновато.
Поможет лишь глоточек добрый джина,
И яркий луч весеннего заката.
Читаю, из бутылки вызвав джинна,
И млею, как удав на стекловате.

Вот снейполюц - совсем особый случай,
Хотя иных нисколько не заводит.
Есть мнение: партнёр для Снейпа лучший,
Чем Гарри… до которого… доходит!
(Сравни шестёрку и туза в колоде).

Намешано всего, конечно, в фиках:
Вампиры, вейлы, да обмен телами.
А их герои – рядом. Рядом с нами.
От самых нежный и до самых диких.

Играя на контрасте чёрный – белый,
Заманчиво сводить таких различных,
Да так, чтоб у холодных и практичных
Мозги бурлили, а душа кипела…

Сюжет таков: спивающийся Люций
Со «смертью» Снейпа жизни цель утратил.
Хоть в повести нет войн и революций,
Есть многое другое, что… захватит.

Кто Поттером ничуть не очарован –
Таких полно, готова дать вам слово!
«Гончар» уж слишком был... огончарован),
Тому по нраву будет эта повесть
Мальчишка – недалёкое хамло.
Он, собственно, тут в паре эпизодов,
Хотя поверить в это тяжело.
(Не раскрывай интригу, имей совесть!)
За Севочку в огонь, за Люца в воду?..

Наш Лютик, переживший Ватерло(о),
Смотрел на мир сквозь тусклое стекло.
И оказалось: при жене и сыне,
Совсем другой он грезил благостыней;
Без Снейпа мир – не боле, чем пустыня.

Зверёныш обоснуй тут пробегал?
Я полагаю, даже след оставил.
Сюжет не буксовал, не провисал,
И не был фик похож на бой без правил.

Шаг в прошлое – нехилый поворот…
Всегда ли всё прошедшее священно?
Здесь дамбигад намечен, несомненно,
А Гарри, повторяю, идиот…

Концы с концами сходятся вполне,
И не на всём след оставляет время.
Зря Люций думал: истина в вине.
Она в любви, и, может быть, в смиренье.

***
Какой я фик пыталась описать?
Ах, уточнять намеренно не буду.
Секреты приучаюсь сохранять,
Не содержимым быть, а лишь сосудом.

_____________________________________________________________
*Ну, если листья могут «падать вниз», как поётся в одной некогда популярной песне, почему нельзя всплывать наверх?)))






Глава 16. Раздумья о «Трансцендентальной грусти»

СС/ММ

Dear Stroll, это - Вам, накануне Личного Нового Года)))

***
Лезть на рожон – нехитрое занятье.
На школяров посыплются проклятья?
(Ну, сколько можно… устаю спасать я…)

От безответственности кровь играет в венах?
Тогда пишите глупости на стенах.

Урок усвой – и примени на деле.
Никто не видит: нервы на пределе?!
Какой, однако, выдумали слоган!
Чем заслужил... Ах, право, я растроган.

***
Ночь, почерней. Заря… заря, зардей!
С песчинками нельзя равнять людей.
Что? Зубками кусаться не с руки?
Пусть челюсти вопьются в позвонки.
Я не поклонник идиотских версий,-
Зачем винить в ошибках Универсум?

***
Бунт на уроках, сходки в общем зале.
За правду пить вы, значит, отказались?
Слова, что соскочили с языка…
Да, будет вам закусочка горька.
А на шантаж подымется… рука?
Когда воспоминанья давят душу…
Но кто сказал, что я Минервы струшу?

Играете в борьбу? Не проиграйте!
И чем угодно стены вы марайте.
Не цените, что многое дано…
А, собственно, мне это – всё равно.

В душе я добр… но очень глубоко.
Но Снейпом быть, поверьте, нелегко.

***
Не знаю я – на радость иль на горе,
Не жалую «красивых» категорий.
А всё-таки придётся разобраться,
Чтоб не так грустно было убираться.

Кто там силён лишь тем, что одинок?
Ишь, с Поттера пример берёт, щенок!

«Добро» сидит, увы, в глубокой жопе-с,
И Млечный Путь… ммм… перхоть… Head & Shoulders.
(С последней вещью стоит быть знакомым –
Вот мой совет волшебнику любому).

О, Млечный Путь. Загадки мирозданья.
От созерцанья – прямо к порицанью.
Труды и дни. Труды и дни. Труды и дни.
А как забавно кончились они!..

***
Минервы… кошки прожигают взглядом.
Да было б отчего сочиться ядом.
Учителям – на первом месте - дети:
И не поймёте, на каком вы свете.

Злодеев «бал» похож на праздник детский.
Я это видел… близко, по соседству.
Лорд хочет воплотить решенье в… кровь.
Без подготовки(?) – натиск флибустьерский.
Хотя наскок совсем недурен дерзкий,
Ученики… они крутые перцы.
Грядущий летописец! Не злословь!

Ещё раз: безответственность рулит.
Удобно, ни за что не отвечая,
Пока звезда с звездою говорит,
Раздумывать: так виски или чаю?

***
Кошка любит молоко,
А старушка виски.
До говна мне далеко,
Или всё же близко?

***
Иллюзии. Ловушки. Камуфляж.
А чувства? Гм. Запрятать их подальше.
Песчинка. Космос. Реквием. Мираж.
Минерва! Ведь и в вас довольно фальши.

***
Прощайте, Тёмный Лорд и Дамблдор!
Скелет – портретом, а портрет – секретом?
В ушах звучит токатта ре-минор.
А может, это добрая примета?

В приметы я не верю, а в себя?
Помощник мой невольный, бедный Люций.
Исчезнуть. Раствориться. Не вернуться.
Пожить… хотя бы прошлое любя.

***
Не стоит жизнь хорошего глотка?
Стаканы(!) я припас для коньяка.

Вернусь. А собственно, зачем? Куда вернусь?
Была, была трансцендентальной грусть.

«Свободу Снейпу!» Бывшему агенту
Поможем сделать радость трансцендентной?



Глава 17. Любителям экзотического пейринга и…

…третьестепенных персонажей)))

МН/ФФ

Не стОит – из порожнего в пустое;
Но исповеди – дело непростое!
Надеюсь, ты доверия достоин:
Я джентльмена в птице узнаю,
И душу тебе выверну… свою.

(Смелее, Миссис Норрис. Не дрожи,
Доходчиво проблему изложи!)

Горькая моя судьба, и горше нет!
Меня в норе крысиной породили!!
Заколдовали? Облика лишили?!
Я всё ещё надеюсь на ответ.
Ручаюсь, не найдётся тот генетик,
Который бы нам тайну объяснил.
Меня «отец»-пасюк чуть не убил,
Лишь сходство с кошкой в деточке заметил.

Но слаб мужчина… умолила мать
Подкидыша-котёнка не сжирать.

И я росла чужой среди своих,
Каких обид я только не терпела!
(Об этом напишу отдельный стих,
Пером гусиным, лапкою несмелой).
Невзгоды укрепляли дух и тело.

Ещё загвоздка: краток крысий век!
А я пять раз превысила… кошачий.
Наверняка под шкуркой – человек!
А жизнь… а жизнь… а жизнь моя – собачья!

В подполье у волшебников живя,
Я самым разным штукам научилась.
Но…человеком стать не получилось,
Хоть прыгала – буквально! – на бровях.

Ну хорошо, ну ладно – на вибрисах.
Так брови называются у кисы?

***
Прошло семь лет. Попала в Хогвартс я,
Привыкшая к помойкам, свалкам, норкам.
И показалась Филчева коморка
Покоем, образцовым для жилья.

Существовала как простая кошка,
Так долго проходила в мелких сошках;
Ну что ж, не удалось войти во власть,-
Не для неё я, значит, родилась…

Зато вошла я, кажется, во вкус:
Быть человеком больше не стремлюсь.
Такого навидалась в этой Школе,
Что отвратило от людей – до колик.

Но, антр ну, с природой не поспоришь!
Как затерзали «дамские дела»…
(Себя нелепым воздержаньем моришь?
Твоя «мамаша» сотню родила!)

***
Ах, петушок! Как ты красив и ярок!
Лети ко мне - и получи подарок!
Мне не нужны подвальные коты,
И люди не нужны, и крысы даже!
Пусть верные слова любовь подскажет,
О Фоукс, Фоукс, Фоукс – только ты!!

Не бойся, сокол, я тебя не съем,
С тобой готова поделиться всем.
Чего в волшебном мире не бывает?
Олени плачут, лошади летают;
Так чем странна моя любовь к тебе?
Характер закаляется в борьбе,
А поведенье нам диктует чувство.
Мне без тебя тоскливо, жутко, пусто.

Так действуй! Предадимся мы греху,
А за плоды любви он нам простится.
Да, я не кошка, но и ты не птица,
Вот и узнаем, сладкий: ху из ху.
Я понимаю… это неприлично:
Мечтаю от тебя снести яичко,
А повезёт – десяток-полтора.
Готова поработать я наседкой,-
Мне пожелай ни пуха, ни пера,
И чудные у нас родятся детки:
Котята с крыльями? Цыплята на меху?

- Послушай, душенька. Будь кошкой или крысой,
Любовь сильна – взлетит до горных высей,
Меня растрогал очень твой рассказ.
Но, к сожаленью, это не для нас.

Я с содроганьем говорю о том,
Что всем читателям уже давно известно:
Узнай же, полосатая невеста,
Я не живая птица, я – фантом!
Отлично сделанный под феникса патронус.
Поэтому к тебе я не притронусь!!

Да, я несчастен, как и мой хозяин.
Мне жаль его, он болен, слаб, измаян…

А я, пылая, думаю о том,
Что не согреть, из пепла возрождаясь,
Тех, кто промёрз, над ближним издеваясь,
И чьи сердца давно покрыты льдом.

Ах, нам с тобой, увы, не по пути.
А мне пора. Сгораю я. Прости!..






Глава 18. Что плохо началось, то скверно закончится, или Новый Диоген. Часть 1

ГП/ДУ; СС/ГП; mpreg

Особо проникнутых прошу не читать. Фикачик во многих отношениях неприятный.

…а почему я чувствую вину?
Я разве не люблю свою жену?!
Ну, не вполне жену… ещё невесту;
Но свадьба будет! Скоро, быстро, presto!

По-итальянски вдруг заговорил…
Да тут заговоришь и по-эльфийски!
И вытошнит таким, чего не жрал…
На бедном Роне злобу я сорвал,
И здесь не виновато огневиски.

О я несчастный. Что я натворил!
Будь проклят похотливый гамадрил!
Не выдержу такого поношенья…
Я потерпел позорное крушенье.

***
Ночь перед свадьбой. Ожиданья сладки.
Влюблённые её проводят врозь,
Хотя на ласки молодые падки,
Чтоб раньше времени не распускали... рУки,
Хоть двести раз до этого «срослось».
Ночь перед свадьбой. Предвкушенья мУки.
Люблю я Джинни, как собака… палку.
Болтаю вздор. Себя мне очень жалко.

Дурацкие обычаи отбросив,
Как в прошлую отчаянную осень,
Целую тихо в нежный бугорок –
Он выглядит немного воспалённым.

Зря угостился на ночь я солёным, -
Какой-то странный у партнёрши вкус.
Придётся на пол сплюнуть этот мусс.
Я напрягаюсь. Тянет между ног.
А с призраком я этого б не смог!!

...У привиденья вместо «бугорка»
Дубинка, что корява и крепка.

Любимая! Да-да, уже в пути!
Нет, сдулся, и уже не «подрасти».

Да как же! Всё в порядке у меня!
До изумленья Джинни обожаю!
Я без неё не проживу и дня…
Мешает пузо… Я вас раздражаю?

Всегда был тощим – сущая доска.
Какая навалилась вдруг тоска…
За глупость я себя не уважаю…
Я молод для пивного живота –
(А всё-таки причина тут не та!!)

Проверена красавица на спелость,-
Так вышло. До венца не дотерпелось.
И у неё все на меня права…
Болит, болит дурная голова.

Но почему же так трясутся руки,
Когда я вижу собственные брюки?!
Напоминают Снейповы штаны?
О чём ещё напоминать должны?
За мною нету никакой вины!!!

Ведь сроду мы друг друга не касались!
Ну, то, что он толкнул меня – не в счёт.
Я получил и славу, и почёт,
Уже я притомился, пьедесталясь,
А жизнь то леденеет, то течёт.

Я видел труп, мне этого довольно.
И даже пожалел его невольно,
«Воспоминанья» бегло проглядев:
Так вот каким был "распаскудный" Сев!
Меня раскаянье не грызло и не ело,
Всё вскоре позабылось и не грело.

***
Мы годовщину празднуем победы.
Да кто же знал, что УПСы понаедут?!
На месте битвы ставят обелиск,
Размером как покойный василиск -
Поэтому всех в Хогвартс пригласили.
Как водится, мы славно закусили,
И повторили; тосты возгласили…

А ночью вышел я на бережок,
Признаться, чуть приняв на посошок.

Шумел камыш, ну, и деревья гнулись,
И волновался в озере кальмар…
А я, как Одиссей, вернее Улисс ,
Решил помедитировать, как встарь.

....................................

...Я здесь бродил, переругавшись с другом,
Болотистым, в кустов щетине, лугом…

Похоже, начинает в сон клонить…
И мысли чёткой я утратил нить.

Что было? Ожидание утра...
Свирепая кусала мошкара,
И что-то сверху сильно надавило,
Потом – нехило в заднице саднило,
И поцелуй… мне кажется, в язык,
И зыбкое сиянье, света блик,
Такой знакомый неприятный профиль...
Как немец бы воскликнул: «О, дер тойфель!»,
Орлиный нос, и вздёрнутая бровь,
Невесть откуда взявшаяся кровь;
Я перемазан весь… белком яичным?
А может, это нашалили птички?

В проплешине светящихся кустов
Мелькнула тень уродливая в чёрном.
А я готов. К чему, к чему готов?
Всё это сон. Тяжелый. Иллюзорный.

Однако же… Последствия кошмара.
Похоже, что для Джинни я не пара!

Мир состоит из гор, равнин и впадин,
А я не примадонна на эстраде.
Не может быть… из мёртвых не воскрес он!
Но с привиденьем было… интересно,
И я в кошмаре кончил раза три.

Я ненормален, что ни говори.

А по утрам тошнить с чего-то стало,
Как будто неприятностей мне мало,
И давит что-то иногда внутри…

Физиологии таинственная область…
Я с детства тощим был – сушёной воблой.
Теперь полнею очень странным местом:
До свадьбы согрешившая невеста?!

.................................

***
Да взять бы призрак Снейпа за грудки!
Он не врубился: Гарри – не педрила!!
Про mpreg мне Гермиона говорила,
Да я не верил… глупая горилла!
А гада в Азкабан. Нет, в Соловки!!

Цветок НорЫ! Невинная Джинерва!
Я знаю, только Флитвик с ней не спал,
Но не всегда же Поттеру быть первым,
И я её возвёл на пьедестал…

***
И вот толпа гостей, родные лица…
Здесь каждый рад в мошонку мне вцепиться,
Положено всем пить и веселиться,
Нам с Джинни - размножаться и плодиться.
Наследник раньше у кого родится?!

Погасла разом тысяча свечей.
Я слышу голос. Угадайте, чей?

to be continued


Глава 19. ЧПН ТСЗ, или Новый Диоген. Часть 2

...Хозяева и гости напряглись…
Тем временем и свечи вновь зажглись.

- Вам Поттера в мужья?! И не надейтесь!
Да хоть в лепёшку толстую разбейтесь, -
Мне не в новинку женщин оскорблять,
Особенно, не девушек, а… ладно.
Скажите лучше: не было накладно
С такой помпой «действо» обставлять?
Родителям пришлось в долги влезать?
А, может быть, жених из благородства,
На время позабыв своё юродство,
«Красиво» взял расходы на себя?
Помилуйте, о свадьбе все трубят,
Да только вот… её сейчас не будет.

(Кругом гудят опешившие люди).

- И прекратите дурочку валять…
Не возражать! А слушать и вникать.
Итак, прошу ответить побыстрее:
Во что вы цените «сокровище» своё?

(Воротничок впивается мне в шею,
И нижнее намокло всё бельё!)

- Мы даром ничего не отдаём.
Вот разве что… подгнившую невинность.
Молчите, Поттер! Это вам же в минус.

Ну, я попал, как мантикора во щи.
А Джинни… не решается дышать.
- Придётся объясняться мне попроще:
КТО тут намеревается рожать?!

Зарделась Джинни, словно маков цвет.
А у меня… шевелится? О нет!!

- Да, мисс Уизли, я-то вам не враг.
Зачем в мужьях беременный дурак?
Что гаже брака… брака по расчёту?
Хорошую вещь браком не зовут!
Семейные традиции? И тут?..
Вы молоды – нужны ли вам заботы?

Словил ваш женишок себе «жильца».
Причиной – я, свободный ветер в поле.
(Тут в обморок упала тётя Молли.

О, Гарри оскопил бы подлеца,
И стёр ему ухмылочку с лица!
Какой там призрак! Это Снейп из плоти;
В кустах всё было боле, чем в работе,
Когда он заходил с того конца!)

- Я сам себе теперь дымящий миноносец,
И синий горизонт, и в бурях есть покой.
Меня, пардон, иной разок заносит…
Ну, согрешили. И прощенья просим.
Такой обмен магический… двойной.
И повторять напрасно не желаю,
Что Поттера к себе я забираю.

(Снейп мелочен: то, что моё – моё!
«Ещё какое выстрелит ружьё?» –
Гадает наш читатель в нетерпенье.
Мир увлечений: Гарри в исступленье).

- Тошнит? Ах, рвёт? Немедленно во двор.
Потом продолжим торг… тьфу, разговор.

- Поспешность подростковую не судим.
Мир повинуется властителям и судьям.
Властителем мне стать не удалось,
А в судьи подаваться нет желанья.
(Хоть душу отпусти на покаянье!
Любовь и нежность. Ненависть и злость).

- Сто галлеонов – красная цена.
А мне ещё расписочка нужна.

Что происходит? Гадкий, гнусный торг!
Снейп возомнил, он дьявол или бог?!
Пора закончить дрянненький «романс»,
Заколдовать… Его? Себя? Нет, вас!!

***
- Кому потребна с яйцами жена?
С «ней» горя нахлебаешься сполна.

И эхо отражается от стен,
А мысли разлетелись в прах и тлен;
И, кажется, кусается блоха…
Я плохо роль исполнил жениха!

- Молчите, идиот. Ни жеста!

А Джинни голосила: «Веста! Веста!»
Не ту богиню вспомнила она…
Сейчас я засмеюсь неудержимо:
Весталка, блин, затраханная Джинни!!

Я по сравненью с ней - монах.
В слегка заляпанных штанах.

- Вы, Поттер, что зеваете? В кровать!
- Нет, Северус! Пойдёмте танцевать!
- Рехнулись, что ли? В вашем положенье!
По имени меня не смейте звать!..

Ругается! Какое… наслажденье!
Сегодня будем вместе… вместе спать!!

***
Полны вниманья даже стены,
Не повторится день святой:
Я из Уизлевского плена, -
Бедняжку Джинни, ох, коленом! –
Спасён… молоденький такой!!

Немножечко про Диогена.
А это кто вообще такой?
Философ дни, и даже ночки,
Встречал один, и – сидя в бочке.
А мы проводим дни в кровати,
И даром времени не тратим.
Хотя живот мешал порою,
Зато - нас было… почти трое!!

Никто из нас пока не знает:
А парень через ЧТО рожает?
Возможно, даже через ухо:
Оно не выросло, как брюхо,
Зато пошло в длину, в длину.
Уже на ослика тяну,
Но улыбаюсь до ушей,
Хоть шесть завязочек пришей.

***
…Вчера была сова от Рона.
Да не вполне сова - ворона;
Несла проклятия от друга,
Ругательств ворох, ну и… счёт,
Должок сбежавшего «супруга».
Жизнь доставляет... горячо.
Мне хорошо с моим партнёром.
В низине жили, едем в горы…

Пускай сто раз я в «чёрном списке»,
Профукал славу, нет жены;
РожУ – и выпью огневиски.
За всё за то, чем мы сильны!!

А тень безбашенного грека,
Искал который человека
При свете дня и с фонарём?
Простим, забудем и наср*м.

***
..............................

Ну да, наш сын рождён не в браке –
Снейп за свободную любовь.
/Всё это – аффтарские враки!/
Изогнут месяц, словно бровь.

Я на экваторе, наверно?
Брехня, что кончилось всё скверно!
Беру волшебный ежедневник:
Мне надо в Мунго в понедельник.
МОЙ Снейп за мною прилетит:
Молочница – не простатит!...






Глава 20. Кулинарно-полевой фикачик

Votum separatum

Поклонник славы и свободы!
Явь предпочтительней, чем сон,
Вода приятнее без соды,
Салат полезней макарон.

Не зря читателя взбесила –
Пора, мой друг, давно пора! –
Апологетика насилья,
Где боль и ужас – не игра.

...........................

Травищу вредную скосили,
А вот цветочки – не подряд.
«В насилье прячется бессилье» -
Так мудрецы нам говорят?..



Глава 21. Купальная мелодрама, в которой ничего не было бы понятно, если бы не указанный пейринг

СС/ГГ

Посвящается тем, кто злоупотребляет… всяким

Старая ванная душей и кранов,
Кто бы отмыл твои жуткие пятна?
Мойся, не бойся! Водичка приятна.
Брось в воды Стикса безрогих баранов!

Вам всё ещё ничего не понятно?

Треск таракана.
Душевная рана.

Что ж, в недомолвках не видится толку.
Разве душа запоет, словно птица?
Ранили сердце стальные иголки…
Ты в пузыри хочешь, милый, зарыться,
В пену, которую взбила девица, -
Для чистоты, для добра и для света…

Я во плоти не кажусь вам скелетом?

Стих без поэта.
Ты в Воду одета.

Ржавая ванна вся в чёрных подтёках.
Не спотыкайтесь на скользких намёках!
Вымыть. Стереть. Да, мокрица - не крыса.
Душ без воды, вирши тоже без смысла.
Ядом, любимый, своим ты напОен...
Верная реплика! Сонного мОем!

Вновь под тобой я не чувствую кресла.

Жми меня! Тесно.
С помытым - чудесно!




Глава 22. Монокачик райтерши, он же Фиколог аффтарши

Посв. не всем – но избранным))

Я родила двоих детей,
И третий… вроде на подходе;
Так что? Конец моей свободе?
Неправда! У меня есть Снейп!!

Читать чужое? Что за гадость!
Давно о нём пишу сама.
Мне слёзы авторские в радость:
Полёт страстей, игра ума…

Когда писать уже невмочь,
До синяков щипаю дочь,
И вдохновенья прибывает!
Конечно, это не внушает,
И злость совсем не украшает,
Но… иногда не помешает.

***
Так тяжело бывает летом:
Ведь уезжает моя бета!
Детишки, ползая в саду,
Все перемажутся в какашках.
А я, на маленьких бумажках,
Пишу… да нет, не ерунду!!
Хотя дела мои хреновы, -
Вчера сынок описал ноут,
И не фурычит комп теперь.
Я не взбесилась – я не зверь…
К тому же, я люблю сыночку
Свои рассказы вслух читать.
Не понимает он ни строчки,
Ему в июле будет пять.
Но как без слушателей, б**?

***
Мне фэнтэзи – как экстазИ.
Ну что вы, я не наркоманка!
Неправда, что живём в грязи, -
Уборку делает здесь мамка.

И что с того, что инвалид?
Ей всё равно заняться нечем.
А у меня… сюжет горит!
У Снейпа с Поттером секс-встреча!!

Пускай внизу гремят трамваи,
В окошки заплывает смог…
Я мужа «Севом» называю,
А он, убоище, не смог!!
Тогда марш на диван! Не барин!
Иначе Снейп не сможет с Гарри!!
Влияет вымысел на жизнь…

Малышка плачет! Ну, держись…

***
Я впечатлительной бываю,
Над фиком слёзы проливаю,
Без отвращенья, без опаски,
Бросаясь головой вниз в сказку.
Конечно, сказка сказке рознь,
Я не поклонник извращений,
Но раза три и мне пришлось
Молить Севулю о прощенье.

.............................

Детишек в попочки целую,
И над кроватками воркую…
А вдруг идиллию такую
Разрушит…скажем, Волдеморт?!

И часто мне бывает страшно
В моей высотке, то есть в башне.
Тогда съедаю маракуйю,
И с ребятнёй мы делим торт.

***
Меня ругать вы не спешите,
А лучше отзыв напишите.
На сердце руку положите:
Я не похожа ли на вас?
Для райтера вполне нормально:
Бываю в мире виртуальном,
Но ведь живу – здесь и сейчас?

Ах, Северус! Свари мне… квас!

Возьму немножечко мартини,
Смешаю с водкой, как Джеймс Бонд.
Зачем я не одна в квартире!
А вот с закускою – афронт.
Мечтаю о ТЕБЕ… о НАС.

Сухарики? Вот это класс!..




Глава 23. Фиколог райтерши, он же Монокачик аффтарши

Посв. не всем - но кое-кому))

Подкована, раскована,
Я здорово пишу!
Пусть жизнью замордована –
«Сочувствий» не прошу!

Чихать на кризис возраста –
Мне только двадцать семь;
Нетронут, непознана,
И девственна совсем.

Растрачу девство вечное
Я в доброй сотне глав,
И, лёгкая, беспечная,
Лечу вперёд стремглав.

Частенько ссорюсь с матерью:
Живу, мол, я не так!
Да зря заряды тратили
Она и брат-дурак:

«Другие, глянь, семейные,
Детишек полон рот;
А эта всё со Снейпами
И с Гарями живёт…»

Душою королева я,
А с внешностью - куда?!
От праведного гнева я
Пишу быстрей, да-да!

Не знаю я «механики» -
А Интернет зачем?!
Там и кнуты, и пряники,
И даже… БэДэСэМ??

Фиалковые заводи
И чёрные глаза…
Нет, я не мелко плаваю –
Сумела доказать!!

Кто рожею не больно-то,
Тот кушаком возьмёт.
Усталая, довольная…
Но Поттер – идиот!

Все переели снарриков,
Да сневилл не пошёл;
Комарики, фонарики…
Писать не буду в стол!

Одно и то же, в общем-то,
Строчу который год…
Нашла себе я общество,
И в обществе – почёт.

Пишу романы дамские?!
Я не читала их!!
Свои заявы хамские
Себе засуньте в… стих.

Капризная, упрямая,
Я соткана из роз;
Хочу быть самой-самою,
И не скрываю грёз.

Струятся слёзы радости
На новый ноутбук.
Пусть критик пишет гадости –
Уймись, любезный друг.

Пусть злопыхатель мерзостный
В седьмой раз хает фик,
А я рукою дерзостной
Таблетку – под язык.

Чешу я брюшки леммингам,
И ушки – хомякам:
Любимым нашим пейрингом
Наполню свой… бокал.

Была когда-то робкою,
И скромною была…
Да эти чувства фф топку я
Свалила – и сожгла.

Мне покорить читателя –
Как пальцы об асфальт.
Не узнаю приятеля...
Ты, что ли, Грин-де-Вальд?!

***
Нет к прошлому возврата,
И всё прекрасно, но…
Сегодня свадьба брата,
И это… не… смешно.







Глава 24. Фикачики-огрызки, или Ехало-болело))

Блейз Забини: загадка
Взглянем справа, встанем слева, –
Из Адама вышла Ева?!
Я какого пола, братцы?
С этим надо разобраться!


СТ: профессиональные излишества
– Прорицатель – осьминог?!
Упилась … Без задних ног…


РОСМЭН
Полоумная Полумна
Не спешит дорожкой лунной;
Флуктуаций перевода
Изумительна свобода!


ММГ: кис-кис-мяу…
Молочка или сосиску?
«Кошка» правильней, чем «киска».
Кошке – мышка, киске – ой!
Рейтинг, вроде, небольшой…


Петли Дамби
Почему носки не дарят?
Не уверены, что... спарят!


РХ: практическая монстрология
Где дракон, где драконесса?
Не поймёте ни бельмеса!
Мой совет хорош и прост:
Глянь животному под хвост.


Долгостройфик
Сорок глав хвалили Дадли, -
Много чести этой… падле!
А вообще, такой он гад ли?
- Это мы узнаем вряд ли…


РУ: без экивоков
Утомляет Гарри Поттер!
Шёл бы к дяде, ехал б к тёте!
Откровенничаешь, Рончик?
Поскорей бы, что ли, кончил.


ЛМ: фикодамоукладчик
Волос долгий, ум короткий?
Не печалься, скользкий друг!
Ты без всяких "приворотных"
В штабели кладёшь подруг.


ГГ: заброс – выброс
От ворот дан поворот.
Барахлит хроноворот?
Мародёрова страна
Вот уже и не видна…


На десертик
Бедолага, скинь корсет;
Здесь дуэль, а не балет.





Глава 25. Надоевший бертильонаж, или Всё для вас

базилик! Tu l’as voulu, Georges Dandin!)))

Валю в одну корзинку…
Нет - нежненько кладу! –
Все сквики и все кинки;
Играю, не краду!!!

Вам будни украшаю,
Поэтому – спешу.
И только я решаю,
Когда и что пишу.

Стилистика хромает…
А ты филолог, чо?!
Дурак не понимает,
Что Автор всё учёл!

Мой прошлогодний опус
У всех был на устах…
Трава?! Иди ты в попу,
Всё глубже, глубже… Ах!

Сюжет я разнображу,
Такое слово ЕСТЬ!
Гламурю и винтажу,
И… фаллоимитажу,
А по делам – и честь.

Какие яйца? Гланды!!
Хоть в профиль, хоть анфас.
Я надоела?! Ладно.
Уйду? Ога, сийчаззз!






Глава 26. Сказки Серого Барда: Производственная

Немагическое AU. Во всяком случае, похоже)))

Фрезеровщик Гарри Поттер
Изобрёл автозажим;
Парень иногда работал,
Хоть и нарушал режим.
Он мозгами не богат –
Руки у него горят.

Ставит Гарри всем в пример
Дамби - главный инженер.
- Производственный процесс
Мы ускорим… до небес!!

И Правление решило:
Гарри наградить машиной,
(Дэу! Дэу! Форд не дам!)
И путёвкой на Гуам.

Кому радость, кому злость;
Волдеморту – в горле кость.
Он главбух, и рассчитал:
Незачем беречь металл!
Чтоб копился капитал,
И бюджеты раздувались,
Образуя профицит,
Гаррино изобретенье -
Без сомненья, без сомненья!-
Надо спрятать «под сукно»,
Пусть забудется оно.
Геморрой! Холецистит…

Заменяет трёх рабочих?
А зачем их заменять?!
Волдик бегает, как кочет:
Надо ступор закопать!

Ведь когда народу много,
Здесь заглотишь, там сорвёшь;
- Перешёл он мне дорогу!
Щёлкну Поттера, как вошь!

Этот чёртов инноватор
Пустит дело под откос.

У бухгалтера, ребята,
От отчётов, от утраты,
От «коррекции» зарплаты
Даже провалился нос.

Да, в чужой карман заглянешь –
Спать не будешь по ночам.
А с зажимом продинамишь –
Перед главным отвечай!

Волд зовёт на помощь Севу,
Это – теневой юрист.
За аванс без… подогреву
Сева смотрит сверху вниз.

- Это горе, брат, не горе,-
Говорит он наконец.–
Как вернётся Поттер с моря,
Тут зажиму и трындец!

- Он уже запатентован!
В прессе – сорок пять статей!!

- Ну, бухгалтер! Хрен моржовый!
Подключай тогда детей.

Мне тебя ещё учить!..
Легче Дамби… замочить.
Как ты понял, я шучу,
Шестерёнками верчу.

И тринадцать дней подряд
Возмущался детский сад:

«Зазнаваться – ой как скверно, -
Дружно пел ребячий хор. –
Гарри Поттер – не пример нам,
Гарри – глупый фантазёр!»

В это время наш герой
Возвращается домой.

Он с Гуама – в Амстердам,
А потом и в Бирмингем…
Что же? Воз и ныне там!
Зажимают ВСЁ в руке!

Гарри Поттер – ни в какую,
Просто сладу нету с ним:
- Зажимать нельзя вручную!
Мы внедрим автозажим!!

- За амбиции, зазнайство,
За скандал, за плана сбой,
За развал всего хозяйства,
Надо отвечать, ковбой!

Три часа мы говорили,
Что, куда и как внедрили.

Что же Поттер? Этот живчик
Был совсем не идиот.
Он признался: дрянь зажимчик!
Ни фига он не зажмёт!

Гарри кается публично:
Мол, конфуз произошёл…

С предложением отличным
К Волдеморту он пришёл.

В чём там фишка? Не скажу:
Я в Правлении сижу.

И растаял наш бухгалтер,
Стёкся лужицей чернил…
Дамблдор? Стоял на вахте,
Ну и… палочки чинил.

***
Основная мысль побаски?
Гарри Поттер – наше всё!
«Производственная сказка».
Наслаждайтесь! Ваш Осёл.









Глава 27. "Либералы". Недамский нероман

(сценарий-монолог Мальчика, который)

Слились бы реки все в один поток
Да смыли б след ужаснейших событий.
Не магию утратил я – свободу!..
Вернуть её, и – палочку мою!
Привычка, Мерлин, свыше нам дана:
Я пленником, по сути, быть привык.
Сначала в отвратительном чулане,
Что тесным, тёмным, гадким был донельзя,
Затем - поверить трудно! – в школе Хогвартс;
Ну ладно б – пленник правил, расписанья –
Так о себе заявит каждый школьник,
Но пленник дружбы, узник долга - так?!
Заложник миссий, ставленник пророчеств,
Ведь было их побольше, чем одно!

,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Так вот какой сюрприз Судьба судила:
Пал Волдеморт ценой плененья Гарри.
Очнуться довелось на дне колодца,
В котором нет воды, а только грязь,
Куда луч солнца падает раз в день,
И то, когда стоит оно в зените.
Герой магический не ходит под себя, -
Вы так уверены? А есть альтернатива?
Спускается ведёрко на верёвке,
Чтоб окончательно меня не унижать.

Не знаю, кто мне это подсуропил,
И не стремлюсь узнать – ведь будет больно.

***
Наверное, в широком вольном мире
Несчастный Гарри Поттер позабыт,
А может, стал невнятною легендой.
Иной раз кажется, что много лет прошло,
Порой – что день идёт один и тот же,
Без края, измененья и конца…

,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

Не удалось меня свести с ума,
Гордиться я могу рассудком здравым.
О славный день! Великий, светлый день.
Я извлечён из гнусной катакомбы!!
Теперь меня, пожалуйста, в курс дела
Вы, властью наделённые, введите.
Я скромный парень, знаю своё место,
Недаром просидел так долго в яме.
Но, плюс к тому, Магический Герой –
А значит, хоть на правду претендую.

Порадуйтесь! С кончиной Волдеморта
Настала долгожданная свобода.
Кто что захочет – то и сотворит,
И не малейших нет ему препятствий.
Правительство, однако же, осталось,
И заправляет старший в нём Малфой,
Что я назвал бы странным парадоксом,
Когда б исторью магглов не учил,
Пусть и недолго, в неволшебной школе.

Оживший Снейп – змея, видать, беззуба,
Иль яд, что в зельеваре, был сильнее,
Пролез из подземелий на вершину,
Хоть полномочных должностей лишён.
Он, к удивленью, также оказался
Наследником большого состоянья,
А значит, и завидным женихом.

Поелику у власти либералы,
Все и во всём терпимость проявляют.
С кем хочешь, спи, с кем хочешь, просыпайся,
И узаконен наконец-то mpreg…

А если ты, чудак, людей боишься,
И брезгуешь безгласными скотами,
К твоим услугам рощи иль сады;
Там сможешь выбрать дерево по вкусу,
И способом любым ему в любви,
Так, как тебе угодно, объясняться:
Себя засыпать с головой цветами,
По яблокам опавшим поелозить…
Никто смеяться над тобой не станет,
Наоборот – вздохнут и умилятся.

А вот ещё – подарен мне гамак,
Да не простой, естественно - волшебный.
Когда нет сил от бешенства гормонов,
Я в голом виде в гамаке качаюсь,
И с ним веду беседу об оргазмах.
По счастью, в гамаке так много дырок,
Что уж в одну-то точно попаду
При всей своей неопытности дикой.

***
Никто не гонит выполнять свой долг,
Не учит перед сильным прогибаться,
Не побуждает к бунту молодёжь.
Кругом свобода, полная свобода.
Ты можешь быть с кем хочешь, повторяю,
А можешь быть и с теми, кто НЕ хочет.
Как это можно? Здесь же принужденье!
На самом деле всё предельно просто.
Один свою использует свободу,
А у другого – выбор ограничен.

Но если ты своей свободы квоту
Сам не заметив, исчерпал до дна,
То берегись: тебя потащат к Снейпу,
...Уж он из либералов либерал!

//////////////////////////////

И бренные бунтарские останки
Корабль под голубыми парусами
На Остров Мёртвых скорбно увезёт.

Поэтому, всё взвесив, сообразил я:
Не стоит мне форсировать событья.
Да, сознаюсь, что грезил я о Снейпе,
Когда толкался в дырки гамака,
Но первый шаг я делать не намерен.
Наш Северус, однако, слишком занят.
Теперь берёт на дню три раза ванну
И восемь раз подштанники меняет –
Об этом всем доподлинно известно.

Мой Чёрный Змий! Но я пока что с… грушей.
По крайней мере, это безопасно.
Набил, конечно, пару-тройку шишек,
От сотрясенья сыпались плоды,
И крыл я матом добрых либералов.
Но бунта от меня вы не дождётесь.
Я поумнел и понял, что бунтарство
Несовместимо с подлинной свободой.

!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Ах, наконец. Заполз ко мне в гамак!!
И, под кровавой раною рассвета
Беседуем об… этом мерзком фике,
В который нас засунул глупый аффтар.








Глава 28. Снадли

Брайтон рождественский – это недурно!
Хуже другое – я врезался в урну…

………………………………………………

Если бы мама и папа видали
Как охренительно мне наподдали!..
Впрочем, в саду видел маму и папу;
Хуже другое: я выронил капу…

Я – Дадли Дурсль. Я – боксёр-неудачник,
И на досуге листаю задачник;
Я на работе машу кулаками,
А потому, не дружу я с мозгами.

Ставки помножить я всё же сумею:
Разве я зря подставлял свою шею?!
Шею-то ладно: она не из тонких.
Три раза рвались в ушах перепонки.

Тощий Джим Слим по башке барабанил;
Правда, его и я тоже поранил…
Но – голова моё слабое место,
В ней постоянно играют оркестры.

...До заграничных турне не охотник:
Тысячу выбросишь – выиграешь сотню;
Сам на себя я не ставлю ни пенни:
Через контору идут поступленья.

Сам по себе, я один, я вне стаи.
Годы идут, и брюшко отрастает…
Сам разберусь! И никто мне не нужен!
Бит был не раз, да и нынче я сдюжу.

После болезни – о ней чуть попозже,
Стал дохляком я, ни рожи, ни кожи.
«Две добродетели – труд и терпенье».
Вышито бисером чьё изреченье?

С выздоровленьем я принял решенье:
Маму и папу свезли в дом призренья.
В очень пристойненький пансионатик.
Деньги накоплены – надо их тратить.

(Дадли проникнут "сыновней любовью"?
Здорово он изменился в основе!)

А на душе часто горечь и смута:
Жизнь поменялась внезапно и круто.
Память сгорела покрышек резиной…
Как это там говорят? Амнезия?

Вроде мы жили в одном городишке,
Вроде испорченным был я мальчишкой,
Вроде бы рос, словно в масле катался...
Но отчего мир привычный распался?

(Как формулировать он научился!
Значит, задачки не только о числах?)

Мы оказались в глухой деревеньке.
Скверный домишко. Крыльцо в три ступеньки.
Мама и папа уныло молчали…
Словно мы беженцы, не англичане!

От непривычных раздумий и действий,
И от болот, что «цвели» по соседству,
Был результат предсказуемым очень,
Хлоп – воспаленье в мозгу оболочек!

…Тратили предки "последние" фунты,
Мне приносили и творог, и фрукты.
Постные лица, и тучи народа, -
Я провалялся в больнице полгода.

Дома полгода провёл я в постели.
Папа крутился… какие-то дрели…
Мама носилась как резвая квочка,
На ноги ставя родного сыночка.

Плохо одно – болтовнёй доставала,
Словно и так неприятностей мало.
По монологам её выходило:
Сила волшебная нам навредила!

***
Годы прошли. Десять лет – это много.
И Дабл Ди кормят руки и ноги!
Мышцы под жиром растить тяжело –
Скинул за лето я сорок кило.

Я кто угодно, но парень упорный.
Сделал турник я над дверью в уборной.
Как хорошо, утром солнечным, чистым,
Сто раз отжаться, потом облегчиться.

Но доктора мне всю плешь продолбали:
- Вы б организм свой не напрягали!
Из-за последствий тяжёлой болезни
Спорт на воде и прогулки полезней!

Спорт водяной! Это плаванье, что ли?
Легче топорику плыть полукролем!

От менингита сперва облысел я…
Но алопеция – это не дело!
Термин запомнил, красивый, научный,
И оттого – вырос волос дремучий!

Он закрутился, как шерсть на баране.
(Дадли, глядишь, и красавчиком станет!)

В боксе положено стричься под нолик?
Несовременно. И я вам не кролик!
Кролика бреют – причём против шёрстки,
Мех называют и «котик», и «норка»…

***
Эх, я отвлёкся. Предпразничный Брайтон.
Выбрал гостиницу… Ну и сарай тут.

Да ничего. Победитель не плачет.
Выиграю матч – это многое значит.

И настроенье не слишком плохое.
Тут не провинция – Брайтон и Хоув!
Слышал не раз, голубых здесь столица.
Это заводит. Но мне не годится.

Я натурал. Бабы мне интересны.
Но я пока обхожусь без "невесты".
Жёны и дети – такой геморрой!
Хроник семейных плохой я герой.

Я одинок – и один развлекаюсь.
Вне тренировок я вдрызг напиваюсь.

Чудится мне, с третьей принятой рюмки,
Что я подростком почти что захрюкал!
И, где на копчике сходятся кости,
Тру машинально я призрачный хвостик.

А вот когда дохожу до десятой,
Видится смутно вражИна проклятый!
Кто-то, кому я «обязан» болезнью,
Кто-то вихрастый, в очках… бесполезно!

Кто же со мною так в прошлом был связан?
Вспомнить бы всё – и покончить с заразой!

После двадцатой уже не мечтаю,
И в забытьё, как в нокаут, впадаю.

***
Город нарядный. Витрины и ёлки.
Кажется, здесь я останусь надолго.
Матч предрождественский в Хоули-Холле.
Не по себе мне. Предчувствие, что ли?

.................................

Раз! Повисаю мешком на канатах.
Губы разбиты. Мне больно, ребята!
Я догадался – противник опасен.
Видимо, снова сопатку расквасят…

Зрителей лица, как яркие пятна.
Кто это смотрит? Урод неопрятный:
Длинный носище, и сальные патлы.
Рядом, небось, и стоять неприятно.

В ад попаду от удара? В рай вряд ли!
Навзничь свалился поверженный Дадли.
Кровью заляпан он, смешанной с потом.
Голос судьи: «Победил Парри Готтер!»

...............................

Я от массажа бы не отказался;
Раз проиграл – ясно где оказался…

Улиц красивых шальное мерцанье.
«Бей по очкам!» Это чьё восклицанье?
Вон на углу ярко-красный фонарик.
Что там дают? Всякой твари по паре?

И, в неприятном таком настроенье,
Дадли ввалился – ну да! – в заведенье.

Это не то, что вы думали, други!
Здесь не «любовь» предлагают «подруги».
Также нельзя запупулить тут банчик,
Это, увы, цирковой балаганчик.

Тот тощий тип, что у ринга замечен,
Сцену готовит – одну каждый вечер:

Лес идиллический, травка, грибочки…
Хилый подросток споткнулся о кочку.
Кочка – не кочка. Бревно? Нет, змея!
Ох, как огромна… Блестит чешуя…

Мальчик с змеёй исполняют ламбаду;
Как обнимает он этого(?) гада…

Нет, извини! Кто кого обнимает?
Глядь – анаконда уж кольца сжимает!

Скоро удав пацанёнка проглотит!
Тот заорал: «Я герой! Гарри Поттер!!

И прикажу я тебе – парселтангом! –
Чтоб на хвосте станцевала ты танго!
Волдю послушалась – Снейпа схарчила,
Но почему ты спаслась от НевИлла?!»

- Все далеко, только смерть твоя близко!
Я – не Нагайна, я - дочь василиска!!!

Вдруг – посмотри! – на метле подлетает
Тот, от кого так противно воняет.

Парня – за ухо, змеюгу – под хвост…
И, не сгибаясь, стоит в полный рост.

(Это убожество, не представленье!
Только на Дадли сошло озаренье).

Я зачарованно пялюсь на сцену.
Это прекрасно. И даже бесценно.
Вспомнил я сразу, кем был Гарри Поттер.
Так его, так! Задавить обормота!

Недозмеёныш, что Дурсли пригрели,
Нашей семье выел душу и тело!!
Из-за него всё пошло вкривь и вкось;
Так его, так! Откусить ему нос!

***
Травка в кровище, да куча тряпья.
Сонно раздутая смотрит змея…

– Вы здесь хозяин? Поставлю вам выпить!
Ах, не хотите? (Ух, нос как у выпи!)
Что же, тогда принимайте восторги!
Гарри ведь сожран от корки до корки?!

Как? Так сказать можно только про книгу?
По фигу мне; да, я понял, спасибо.
Можно, у вас завсегдатаем буду?
Чтобы смотреть на убийство… на чудо!

Где я живу? Почему вы спросили?
Господи боже… да это насилье!
Должен признаться – я поттеров брат.
Нет, не родной. Ох, вот это захват!

Чёрт! Напугал мужичонка до дрожи!
Рукопожатье. А было похоже…

- Значит, я завтра приду сюда в девять.
Всех с Рождеством. А меня? Не потеем!..






Глава 29. Межфакультетский ликбез

ОМП/ГП. Почти детсадовская пошлятина на основе известного анекдота)

Сидит дятел на дубу
И стучит себя по лбу.
Как же это может быть?
Надо, аффтар, меньше пить!


– Это рот. В него едят.
Это зад. На нём сидят.

– Нет, приятель. Ты не крут.
Это рот – в него берут!

Дора-дора-помидора,
Порожденье Гриффиндора!
На кусте растёт малина…
Я – наследник Слизерина!

– Это хобот или кончик,
На конце его – бутончик.
Гриффиндорца уболтать –
Самому придурком стать!

Руку запущу под майку:
– Ты не львёнок, ты мой зайка!
Раз – сосочек, два – сосок,
Сладострастия росток!

Точка доступа, дыра!
Я от вожделенья пьяный.
То, что было «мускус пряный»,
Да не станет «камфорА»!

– Это не совсем мешочек…
Яйца здесь лежат, дружочек.
Не куриные, мои!
Соловьи, блин, соловьи…
У тебя такие тоже…
Муравьиные, похоже.

Поскорей урок бы кончить!
Кожица… Ну да, чехольчик.
Плотью крайнею зовётся,
Потяни – не оторвётся!

То пищи, а то баси.
Гарри Поттер! Пососи.
Чего медлишь, тугодум?!

– Я ведь зайка! Хрум-хрум-хрум!





Глава 30. 19 лет спустя, или Настоящий эпилог

Сидит за завтраком герой,
Он не похож на нас с тобой:
Пижама вся в пуху и крошках, -
Должно быть, он нетрезв немножко.

Напился ночью. Встал недавно.
Светило, многим что не равно.
(Ах, надо говорить «равно»?
Язык изгадился давно…)

Поближе к делу. Гарри Поттер
Хлебает кофе. «Здравствуй, котик!» -
Вплывает Джинни в бигудях,
При животе и двух грудях.

Да, девятнадцать лет – немало:
Совсем матроной Джинни стала.
Подопустилась, оплыла…
Зато детишек родила!
(Не так уж много настрогала).

И наш продвинутый герой
Вдруг стал подумывать порой:
«Возможно, поспешил я с браком.
Любая даст – козлом и раком!»

Циничные мыслишки бродят…
Знать, кризис возраста подходит.
Кого, признаться, не пугают
Те тридцать восемь… попугаев?

Вернее, тридцать восемь лет.
Ведь до стольки не жил поэт!..

Конечно, Гарри не пиита,
И лет поменьше. Стоп. Закрыто.

У Джинни не бараний вес…
– Быстрей! Упустим мы экспресс!

Стук в дверь. «Тут Поттеру посылка!»
Мечта заветная – бутылка?!
Ох, нет, по упаковке судя,
Совсем другое что-то будет…

«На чай дадите?» «Фига в сумку!
Без дела не топчись, болван!»
А Гарри, думая о рюмке,
Сказал посыльному: «Стакан!»

Не слишком это всё красиво…
Так почтальона прогонять…
Но говорится: знанье – сила,
Теперь мы в курсе, чего ждать.

Есть оправданье: срочно надо
Детей спровадить на вокзал.
А тут заминочка. Засада!
Трёт Гарри мутные глаза…

И, любопытства не скрывая,
Обёртку Джинни сорвалА.
«Я погляжу!» – «Ты мне мешаешь!»
«Смотри, посылка протекла!»

Великий Мерлин, это глюки!
Нет, правда, алкоголь – палач.
Но из коробки – явно звуки,
И даже, вроде, чей-то плач!!

Орёт спелёнатый младенец.
У Джинни чуть ли не инфаркт.
Но ворох грязных полотенец
Закрыл поспешно… артефакт.

А полотенца вдруг исчезли,
Рассыпавшись снопами искр;
Зато идёт истошный визг,
Так бездну призывает бездна!

Затравленным двуногим зверем
Наш Поттер завопил в тоске:
– О, я глазам своим не верю!
Но… здесь записочка в кульке!

– Читай, читай посланье, дурень!
Ну, если это твой «дичок»!!!
– Ты ошибаешься, в натуре,
Уж больно страшен грудничок!

Жемчужною притопнув пяткой,
Пригладив длинные вихры:
– Ну кто записку накарябал?!
Не понимаю ни хухры!

Мальчишки в кухню прибежали,
Джеймс, а за ним красавчик Ал.
И так над предками заржали,
Что стол подпрыгнул и упал.

– Вот, блин, вы, родаки, даёте!
Кудах-тах-тах! Кудах-тах-тах!
Ещё один ребёнок-Поттер,
А мама тут не при делах?!

Записку вырвала супруга,
Забыв болящий миокард.
Лишь две строки: «Привет от друга!
Ты-знаешь-кто. Твой Дамби-гад».













Глава 31. Одноклеточные

Джордан Ли (которого достали дреды):
- Торчком стоит роскошный... «ирокез».

Трелони (в подпитии):
- Я дижу в шаде... ласды дасилиска!!!

Сириус - Люпину:
- Своим "блаженством" голым не пульсируй!

Драко - Гермионе:
- Все грязнокровки - это проститутки!

Винки - Добби:
- ТЕБЕ(!) - стирать вонючие носки?!

Близнецы Уизли (в недоумении):
- Бюстгалтер мамин - или всё же чепчик?

Флёр Делакур:
- О, пти гарррсон немношшко окозлился...

Мадам Помфри:
- А магглы лечат "гланды" салварсаном*!

Дамблдор:
- Повытер шерсть на ягодицах... Возраст!



Глава 32. Разговор со снаррихейтером

– «Он был окутан бархатом ресниц»…
Простите, это что? БарбАра Картленд?
Роман для дам… вообще-то, для девиц,
Шестнадцать плюс – читаем из-под парты?

– Эх ты, беззубый мимокрокодил,
Бесполая и злая плоскодонка!
Чего ж ты не всосал – и не вкурил –
Как всё красиво, эстетично, тонко?

– «Пожалуйста, головкой по щекам!!»
«Щетину сбрил? И волоски из носа?»

– Вкус аффтара, конечно, под вопросом,
Зато простор для воображенья нам.

– А новенькое что-нибудь нельзя?
Уже в который раз баян подарен!!

– Снейп в жопе, Гарри Поттер во князьях?

– Нет, и такого мы наелись снарри!

– «Член словно лазер, сперма будто плазма!!»
Цитата не доводит до оргазма?..

– Тьфу! Отчего по тысяче прочтений?!

– Чтоб чувствовать и радость, и мученье…

– Нет, для того по тысяче просмотров,
Чтоб в сотый раз послать героев к чёрту!

– Достало снарри; с севера и с юга,
С востока, да и с запада – рулит!

– Не подводи фаянсового друга,
От мпрег*а даже вечером тошнит.







Глава 33. Чешуйчатая снарри-стори (кроссовер с «Убить Билла-2»)

Анимагическую форму
Я, не желая, принимаю!..
Забыли мне подсыпать корма,
Скоты, мерзавцы, негодяи!

Не мышь летучая, не тигр,
И даже не кобель блохастый.
Когда-нибудь вы были рыбой?!
Поверьте, рыбой быть ужасно.

Толчёных дафний, хлеба крошку, -
От дорогих, от сердцу милых!
Физиология рыбёшки?..
Я описать её не в силах.

О, если б превращаться в щуку!
(Профессор Щук – звучит нелепо),
Я Поттеру кусал бы руку,
И эротично, и свирепо…

Тогда бы я сидел не в банке!
В пруду соседствуя с кальмаром,
Я наблюдал бы спозаранку
Секс Альбуса со спрутом старым.

Нет, я желаю быть муреной,
Пираньей или барракудой,
Тогда из оболочек бренных
Извлёк бы я «познанья» чудо!

А, может, кит? Нет, он не рыба,
Вдобавок, этот глупый Хагрид…
Раз глыбу призывает глыба,
Кита он быстро брату сбагрит.

От электрического ската
Пойдёт заряд в любой отросток!
И от восхода до заката
Всё будет хорошо и просто…

Несправедливо, больно, глупо.
Как будто мало издевались…
Я превращаюсь в рыбку гуппи,
Ту, что кормёжки не дождалась.

***
Потом – не фик, сплошное горе! –
Гонимый чьей-то злою волей,
Я оказался… нет, не в море,
А где, узнаете вы вскоре.

О, флегматичность рыбьей крови!
Клянусь икрой – или молокой –
Есть прелесть в водяной «любови»
И в рыбьем глазе с поволокой!

Теперь меня зовут Эмильо,
Но ненадолго, полагаю.
Убийцы монстра породили,
Погибнет рыбка под ногами…

***
Судьбы захлопнулась калитка.
Как всё непрочно, хлипко, тленно…
Ах, я желал бы быть улиткой,
Чтоб ползать по листу… по члену!





Глава 34. Надоедалка об ударениях, окончаниях и седьмом философском

Перекрыты все пути –
Приступать пора к работе!
Снейп – преподаватель ЗОТИ,
Или, может быть, ЗОТИ?!

Покрути да поверти…
Разве учит он ЗОТИ?
В тыл и далее зайти,
Повезёт – так плюнуть в зелье…
Оскорбленье проглоти,
Бывший Ужас Подземелья!

От провала бы спасти…
Всем даётся ли ЗОТИ?
Лишь десятка два из сотни
Овладеть сумеет ЗОТИ.

Хуже лямблий этот Поттер:
Мол, герой освоил ЗОТИ!!
Если УПСов поколотим,
Будет Волдеморт в болоте.

В ряске? В тине? Под вопросом.
Аффтару – лучи поно**.
Нет! Творцу – лучи рассвета.
Вы имели в виду ЭТО?..

Вопреки всему канону
Станет шлюхой Гермиона.
И не мне вам объяснять,
Чем отличны бл*дь и бл*ть.

Рядом полтергейст летает,
Что ни попадя ломает…
Вот проказник этот Пивз –
Комп не от него завис?!

Не затем мы пишем фики,
Чтобы слушать ваши крики, -
Вас, читатель, утомлять,
Значит, Зло усугублять.





Глава 35. Были бури с непогодой…

И промашки с… переводой)))

Аффтар от похвал размяк…
– Прекратите бред пиарить!!
Подкрути усы, хомяк,
Если хочешь холиварить.

Тощий, злобный, нетерпимый, –
Мерзкий, дуй его горой,
Надоевший, нелюбимый,
Незастенчивый герой.

Из магического мира –
В жуть фикрайтерских затей.
Опрокинули кумира?
Выстоял… Злодеус Злей!!

Повторение не старит,
Автору сам чёрт не брат.
Снова он(!) кропает снарри,
Признавайтесь, кто не рад?!





Глава 36. Маленькая ода большому Пивзу

Что за вопли? Что за визг?
Это – наш любимец Пивз!

Не созданье, не творенье,
Не природное явленье;
Издаёт ужасный звук, -
Может, он системный глюк?
Что-то напорол Билл Гейтс –
Получился полтергейст?

Не из крови, не из плоти,
Непрозрачен, очень плотен;
Не из плоти, не из крови,
А переорёт любого!

Любит петь студентам в ушки
Препохабные частушки:
В ярких красках объяснит,
Кто в глухую ночь не спит.

Хулиганит и пугает,
Грязь на головы ссыпает,
Не боится никого,
Даже Дамба самого.

Есть, однако, и препона:
Гнев Кровавого Барона.
(Это в фанфике? В каноне?
Честно говоря, не помню!)

А ещё не любит Амбридж
Этот отвязной товарищ!
Кто на Школу наезжает,
Того Пивз не обожает.

Это - Карлсон знака «минус».
(Я мозгами скоро двинусь!)
Без пропеллера в спине,
И без тени на стене…

Пивзы в Хогвартсе нужны,
Пивзы боле, чем важны!
Без проделок скучновато,
Пивзы – славные ребята.

Очень мало в мире мест,
Где прижился полтергейст.

В Красной Книге Пивза нету,
Хоть один на всю планету…
Его надо охранять,
А для этого – понять!

- Полтергейты, без сомненья,
Размножаются деленьем!
- Потираньем! Почкованьем!!
Шевелюровыдираньем!!!

Все дискуссии – учёным,
Колдунам недопечёным.

Вот бы светочи науки
Да попались Пивзу в руки!
Он в общении приятен –
Если не боишься… спятить.









Глава 37. Снэванс. Северус на могиле Лили

Не прекратила планета вращенья,
Это жестоко, но мир так устроен.
Снова и снова молю о прощенье,
Зная заведомо, что – недостоин.

Заворожён был зловещею тенью,
Счастье как птица; летит – не даётся!
Всё погубил я своим преступленьем,
Песня любви по-иному поётся…

Я бы любил тебя, нежно и бережно…
Жалки слова, и неловки уловки…
Ты поделом, дорогая, не веришь мне:
Кто, как не я, произнёс: «грязнокровка»?

Розовый куст над могилой качается,
И облака в вышине проплывают.
Если любовь никогда не кончается,
То, может быть, мертвецы оживают?..





Глава 38. Ещё снэванс

Пусть победители пишут историю!..
Зря я причислен к «прискорбным потерям».
Бронзовый бюст? А за что удостоен?
Профиль уродливый хищного зверя...

Смутно мерещится девочка с мальчиком,
Мысль разлетается звёздною пылью;
Встретиться в вечности разве заманчиво?
Да, мы друг друга по-детски любили!

Ад не пугает вселенскою мукой,
Рай не заманит цветами холодными;
Тщетно ищу бестелесную руку,
Чтоб приложиться губами бесплотными.

Всё бы я отдал за взгляд твой единственный,
Но ничего у меня не осталось…
Мальчик в отчаянье голову стискивал,
Слушая девочку… Что с нами сталось?



Глава 39. От альфы до омеги

Жалкий вид и битый мерс,
Сразу ясно, он – омега!
Я пишу омегаврес…
Здесь не будет рифмы «Снегга»!!

Запашок, извечный спутник…
Болт завяжется узлом!
Нечего кричать «распутник»!
Смоляных бровей излом…

Погоди, упрямый перс!
Здесь не нужно обоснуя.
Раз пишу омегаверс,
Значит, ночью не усну я.

Сцепка, смычка – это нечто,
Лучше клея ПВА.
Обвинитель и ответчик,
Ядовитая трава…

Вишес заиграл на арфе!
Вот и выстроен сюжет.
Снейп, конечно, это альфа,
А Дракосик? Он из бет!

Альфа, бета, лямбда, тэта,
Привлекательная пси…
В продолжение банкета
Гарри Снейпа укусил!

Но от альфы до омеги
Не изучена матчасть.
Позабыт чудак Онегин…
Надо же так низко пасть!




Глава 40. Изменщица, или От Струпьяра до Скабиора

СС


Бросает читателя в холод и в жар,
Не может, чудак, успокоиться:
Какой-то зачуханный егерь Струпьяр
Поймал нашу «славную троицу»!

Противное прозвище, надо сказать.
Мерещится нечто больное…
Но кто бы подумал, кто б мог ожидать,
Что в фильме настолько иной он?!

Едва мелькнёт в кадре – фурор и террор!
Вы, девушки, это просили?
Ах, как грациозно бежит Скабиор,
С иголочки новый секс-символ!

А он не вампир ли? Тревожный вопрос!
Порок и желанье во взгляде;
Зачем, почему в массе длинных волос
Ужасные красные пряди?..

Ещё у самца – потрясающий нюх.
Откуда духи у мисс Грейнджер?
Как выглядит егерь без клетчатых брюк?
Всегда ли есть место надежде?..

А струпья на ранах? Они – чепуха!
Порой зарастают укусы…
Нет, надо отвлечься. Тут шаг до греха,
Что… Снейпу не будет по вкусу.

Зной в сердце, а выше – арктический лёд,
И выбили зубы морзянку…
Летит на Струпьяра, как муха на мёд,
Предавшая Вас снейпоманка.



Глава 41. Сонный снейджер, или Сопли-на-глюкозе

Горько-прян аромат, что исходит от шерсти;
Погоди-ка, о чём я? Хотела сказать, от волос!
Пусть меня жгут в аду терпеливые черти, -
Получу, будь что будет, ответ на вопрос.

Как летучая мышь, в моих грёзах витаешь,
Я ждала и молила, я совсем не спала…
И со свистом по комнате ты рассекаешь,
Возбуждая меня жёсткой кожей крыла.

Мой таинственный принц! В этом виде презренном
Ещё больше люблю и желаю тебя…
В круговертие страсти, дрожа телом бренным,
Ринусь я – и погибну, обретая себя…

Мой возлюбленный маг! Где нефритовый стержень?
В складках мантии чёрной? Под шёлком кальсон?
Я пылаю, горю, а ты томно-небрежен…
Так бери же меня, явь протискивай в сон!

Отражался коралл в нежно-розовых далях,
Опаляло лицо нестерпимым огнём…
Что, красивости жгут? Справедливо едва ли!
…Гермиона заснула. А сопли – сглотнём.



Глава 42. Лимский синдром, или Летучий Шотландец

- Наливайте мне ром!
Предпочтительней бром;
Помню, в армии тоже давали.
Пусть ворчит в небе гром,
Был стокгольмский синдром,
А вот с лимским я справлюсь едва ли.

Корабли, острова…
Чёрт, жена – не вдова!..
Крысы жирные… пьяные рожи;
Повожу я стволом –
Чёртов лимский синдром!
Обожаю тебя, мой заложник!

Да, заложник… Удар!
Но подкралась беда:
От любви ничего не поможет!
Обцелую врагу
Всё, что только смогу,
От ресничек до тоненьких ножек.

Как хочу я тебя!..
Отымею, любя,
На столе, рундуке, и на койке.
Задыхаясь, кричу:
"Помоги палачу!"
Ты сегодня неловкий какой-то.

Кто я был? Зельедел.
На людей зло глядел,
И духовным считался кастратом;
Но судьбы колесо –
Почитайте Руссо! –
Повернулось, и стал я пиратом.

Тёмный маг, чёрный флаг,
Крепкий член и кулак,
Похищаю людей и валюту;
Этот мальчик… Дали!
Приезжай в Сомали,
И его нарисуй – с парашютом.

Вся в укусах спина,
И не только она…
Но, поверьте, так горько жалею.
Я плохой человек -
И летает мой стек,
Раз-и-два! По мошонке, по шее.

Ну, а лимский синдром?
Это, братцы, потом…
Применю-ка яичный оттяжник!
Пробиваюсь в трубу
С кровью даже на лбу,
Но мешает в камзоле бумажник.

,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

Снова плётка взвилась…
Но пресытила власть,
Отпущу я Айана на волю.
Но кругом здесь вода,
И акулы, да-да…
Интересно, он плавает кролем?





Глава 43. Горько-солёная морская ГП-песня, или Нечто о селёдочке

(условное продолжение - а также безусловное окончание - главы 42)

На горизонте парус белый
Вчера сверкнул последний раз.
О, Северус, ты это сделал!!
Как близок мой последний час…

Ах ты, виновница всех бед,
Распределительная шляпа!
Я перепутал факультет -
И вот, не научился драпать!

По мачтам ползали фигуры,
Спеша переставлять грот-рей,
А я, спасаясь от акулы,
Залез в бочонок (без сельдей).

Своей любовью вдохновясь,
И героизмом вооружившись,
Хотел я сделать эту мразь
Цветком отчаянно-душистым!

Пришла расплата за мечту, –
Не говоря уж о стараньях –
Не дремлет похоть на посту,
И рубит головы бараньи!!

Какая свадьба? Какой брак?
Он может делать всё, что хочет!
Я в море выброшен, дурак,
И это после первой ночи!

Меня, как дохлого кота,
За борт швырнули и уплыли.
Мелькнули чёрные борта…
А ведь друг друга мы любили!!

Тону! Бочонок протекает!
Стой, я магический герой!
Акулы мимо проплывают?!
Я не для них! Я только твой!!!

И над водой раздался вой…




Глава 44. Репей, или Редкий пейринг

Нарцисса/Добби
Некоторое смещение во времени, увы)

Ах, в Мэноре чудовищная скука!
Хотя бы обвалился потолок –
И, хорошо бы, прямо в бальном зале,
А в парке передохли все павлины…
С тех пор, как в Хогвартс был отослан Драко,
Такая в нашем замке пустота…

Что – «Люциус»? Его любила я,
И до сих пор он мне небезразличен,
Но слишком друг на друга мы похожи –
Божественного мало в нас огня.
И страсти, что так смолоду бурлили,
С рождением наследника угасли.
Как плохо, что в семье один ребёнок,
Родилась б дочка… просто для комплекта.
Всё грезится мне розовое тельце,
Да пухлые ручонки в перевязках, –
Но это слишком девичьи мечты…

Он, Люциус, себя всех больше любит,
Я полагала, что сама такая –
Как мы увидим, несколько ошиблась –
А значит, чувства сильные к другим
Питать определённо не способен.
Да, он красив, как бог иль полубог,
Последнее, пожалуй что, вернее:
Мой муж живёт едва наполовину,
Другая половина – где-то бродит.
Я знаю, он способен и на грубость,
И даже на предательство способен,
Когда так лягут карты на столе.
Не потому он мне не изменяет,
Что честь и верность для него священны,
А потому, что так ему удобней:
Пресыщенность и нежеланье действий.

Когда среди красивостей привык жить,
Спать на шелках, а есть на серебре,
Как ни сильна природная брезгливость,
Со временем невольно тянет к грязи.

Устав супруга милые черты
Я созерцать в различных ипостасях,
Мечтаю об уродстве для контраста.
Ведь нам контрасты служат утешеньем:
Скажите, чем зима была б без лета,
Лес – без пустыни, кавалер – без дамы?

Пусть говорят, что я ума лишилась –
Но разговоров я не допущу –
Фамильная есть гордость и у Блэков!
Хоть по рожденью я не из Малфоев,
Но крови чистота ничуть не меньше,
Сама себе могу теперь признаться:
Предмет моих вполне невинных мыслей –
Смешной почти зелёный человечек.
Не человечек даже, домовик…
Меня он почему-то привлекает.

Я иногда в фамилии играю:
Выдумываю жизнеописанье
И имя, подходящее «аманту».
Барон Доббаль? Граф Доббарли? Однако,
То и другое пошленько звучит.
Принц Доббстер – это, кажется, получше.
Я заигралась – значит, не в себе я!
Принц из болота?! Похудевший Шрек!
Но кто же властен над своим капризом?
Когда вконец пресытишься сластями,
Тут, плачь не плачь, захочется селёдки, –
Об этом я не раз упоминала…

Забавно, что похож Д. на Горлума,
Читала о таком в какой-то книге,
Быть может, был рассказ апокрифичен,
Но ведь не в этом дело, согласитесь.

По всей подушке – кстати, по моей! –
Муж платиновые волосы раскинул.
Какая масса… очень неопрятно.
А вот зато у эльфа моего
На голове нет даже волосинки,
И это несказанно окрыляет!..

Одно печалит – как ему открыться?
Услышав от хозяйки приказанье,
Идущее вразрез со здравым смыслом –
Как всё воспринимает домовик,
Об этом было сказано довольно –
Себя бедняга Добби покалечит,
Да так, что и костей не соберёшь.

Нет, решено. Страдать я буду молча,
И, может быть, найду ему замену.
В пруду живут зелёные лягушки…
Какая глупость в голову приходит!
Похож ли сэр Доббини на лягушку?
Вот разве цветом… если мысль продолжить,
Так мне любое дерево подходит:
Смотрю на листья – уши вспоминаю,
Гляжу на ветки – вспоминаю ручки…

Стою я слишком долго у окна…
Спина замёрзла, онемели ноги…
Определённо, надо что-то делать!
Полпятого. К сестре звана я в гости…
Не хочется мне ехать, а придётся:
Там лысый Лорд чуть-чуть похож… О, Мерлин!








Глава 45. Драма не без морали

(пьеса-монологи в 3-х действиях)

Действие первое. Вечер. Большая комната в доме четы Поттеров. Меблировка терпимая, но и только. В комнате беспорядок.

Джинни (говорит сама с собой, расхаживая по сцене; сперва более-менее спокойно, к середине монолога с возрастающим жаром, а последние слова просто выкрикивает):

Ах, где найти героя без порока?
И как же быть? Досадная морока!
И мне случалось, позабыв свой долг…
По пальцам не сочтёшь – их целый полк;
Жизнь дЕвичья – занятье непростое!
Ну, это слишком давняя исторья…

А я у Гарри бедного одна…
Уж двадцать лет, как я ему верна.
Как оказалось, он других не хуже,
Но секс ему не слишком часто нужен.
Меж тем как мне - не сплетничай, сорока! -
Ведь с мужем не хочу я быть жестокой:
Я Гарри слишком высоко ценю,
Чтоб требовать по восемь раз на дню.

Меня нисколько не пугают роды –
Сильна, видать, уизлева порода.
Но три ребёнка… это маловато.
Гляжу на луч вечернего заката,
И тщательно высчитываю цикл -
Любовь к потомству завещал Перикл.

Я знаю, размечталась я не в пору:
Какие-то гоненья на авроров,
Проверки министерства. Рад-не-рад,
Но если возглавляешь Аврорат,
То и ночами посидишь в конторе,
С делами разбираясь, кто бы спорил.

Десятый раз ночует Гарри в штабе…
О, Мерлин мой! Вдруг речь идёт о… бабе?!

Он кажется излишне возбуждённым,
А должен быть – заботой угнетённым!
И почему-то вспомнилось – ох! ах! -
Завел себе привычку спать в трусах.

О, Салазар! Как истрепались нервы!
Всё выясню! Недаром я Джинерва!
Ну, если муж якшается с другими…
Верну его назад – иль оба сгинем!!


Действие второе. Ночь. Помещение «главного штаба». Большой мрачный кабинет, оснащённый всем, чем положено, в том числе – длинной скамьей для посетителей (или для допрашиваемых?) В левом углу – гигантский сейф. Напротив него – камин.

Гарри (говорит примерно в той же манере, что и Джинни; к концу монолога с трудом удерживается от слёз):

Святая правда – если сеешь ложь,
То после слёзы, говорят, пожнёшь.
Кого винить? Работу, брак, друзей?
Когда я стал рабом своих страстей?
Так долго лгу… недолго помешаться!
А, может быть, уже пора… решаться?

День без него – и лезу я на стену…
Под маской равнодушия – измена…
Ну, полно. Он спасеньем мне обязан,
А значит, узами невидимыми связан.
Противоядие добыто не случайно…
Оно из кожи сварено Нагайны.
Когда же человек меняет кожу,
Он сам себя не узнаёт, похоже…

Я сильным стал, и пользуюсь я силой,
А Снейп в тюрьме, больной, разбитый, хилый.
И он меня теперь простит едва ли,
Узнав, за что его арестовали…
Когда, укушенный, он на полу забился,
Я на мгновенье в маму превратился,
И, Снейпа увидав её глазами,
Излился вдруг целительным бальзамом.

Пришлось наврать мне о «варёной коже»,
Подозревал, что это не поможет…

Был суд над ним – и долгий, и позорный.
Но «похищенье» было не топорным.
В душе томясь, рыдая и скорбя,
Я Снейпушку припрятал – для себя.

Уж двадцать лет прошло… а мы всё вместе.
Спать с пленником – к моей не служит чести,
А Северус бы сорок раз сбежал,
Когда б его заклятьем не держал…
Я постарался сразу, с пылу с жару,
Чтоб так отшибло память зельевару.

Двойною жизнью жить – такая мука!
И поделом мне горькая наука…
Из-за проверки клятой Аврората
Десятый день любовник в сейф запрятан.

Инспекция дошла до Азкабана –
Там Северуса прятать я не стану.
В подвале авроратской штаб-квартиры…
А разве плохо лавер был затырен?!
Аналог исчезательного шкафа…
И это пахнет более, чем штрафом!
Нет, выгонят метлою, и за дело!
Немало моя жертва претерпела.

Я воображал, что жизнь так хороша!
Но раскололась надвое душа…
Снейп постарел… и узким стал, тугим.
Пора кончать. С собой? Да нет же – с ним!

Уж Джинни начала подозревать…
Давно не грел семейную кровать…

На узника заклятье тратить жалко.
Его убью я, как собаку, палкой!
Страдали оба долго мы, – довольно!
Теперь порвались струны. Сердцу больно.

Двадцатилетняя окончена игра.
Пора–пора–пора–пора–пора…

Внезапно делается совершенно темно. Скрежет с трудом распахнувшейся двери сейфа. Слышны удары, крики, тяжёлое дыхание, и, напоследок – протяжный, леденящий душу стон.

Зелёная вспышка люмоса. Светлеет. Гарри зажигает камин, почему-то не волшебным способом, а спичками.

Гарри (дрожащим голосом, но твёрдо):

Лежит, бедняга, куклой на скамье.
Отныне жизнь я посвящу семье.

Усердно трудится и пыхтит:

Улику жгу последнюю в камине…
Теперь дождусь, как комната остынет.

Короткая пауза.

И, на любви поднявшейся волне,
Вернусь я навсегда к своей жене!

Хлопок аппарации.


Действие третье. Снейп (выходит живёхонький из камина):

Ушёл и не простился. Малый скромный!
Но берегись, любовник вероломный!
Поистине, тут есть чему дивиться –
Я вспомнил всё, распавшись на частицы.
Когда частицы в целое скатались,
Мне только думы мрачные остались.

Но, прежде чем в изгнанье удалюсь,
Я, мистер Поттер, с вами разберусь.

Зловеще улыбается и пророчит:

Домой хотел? Спеши, лети домой –
С годами слишком стал ты смелый!
Песнь Джинни лебединую пропела:
Тебя ждёт трёпка, сокол мой…

Спокойнее:
А я пока что вызову конвой.
Что говорить? Я тоже не святой.
Готовясь к новому свиданью,
Дам на тебя я показанья.

КОНЕЦ




Глава 46. Корефанам с An. Har.

Милая шуточка))((

Не хватает слов для брани!
Провокатор, негодяй!
Верите в описку «сранни»?!
Мол, ошибся невзначай?

Не по Фрейду оговорка!
Знаем мы, откуда звон.
И заслуживает порки
Гаррисрачный афедрон!

Не в свои вы сели сани…
Ладно. Плюнь и разотри.
Я верна останусь «сранни»,
Как его не… обосри.



Глава 47. Унылая мародёрская

Был святой Людовик коронован в Реймсе,
Бонапарт – в Париже; верно говорю?..
Нам не до исторьи, речь идёт о Джеймсе,
Том, который «дружит» с Питом Питтергю.

Поттер не владыка, но вполне известен.
Кто у мародёров главный коновод?..
А феномен дружбы очень интересен,
Если поразмыслить, кто кого везёт…

Что я всё о Джеймсе? Сириус не хуже.
Он такой красавчик, он по нраву всем.
Только губы что-то, чем хотелось б, уже,
Кривятся в усмешке… над тобою, Рем!

Сплетни о Люпине ходят и поныне,
А тогда болтали все, кому не лень:
Служит он Селене, временной богине,
Напрочь отвергая Феба, свет и день.

Это слишком громко, и высокопарно,
Оборотень просит поскромнее быть.
Как друзей четвёрку поделить на пары?
И, вообще, тут нужно что-нибудь делить?

Кто же создал карту, карту Мародёров?
Мерлин с нею, с картой, хоть она шедевр.
Двое сценаристов, двое каскадёров
Выдернули Хогу оголённый нерв!..

Дайте объясненье непонятной клички -
Мало ли названий подростковых групп?
Парни хулиганят просто по привычке,
Кто из них способен был ограбить труп?

Не игра в войнушку – воевать-то не с кем;
Задевали Снейпа? Это не в упрёк.
Двое очень робких, двое самых дерзких,
И, возможно, Хогвартс ждёт свой Рагнарёк.

Версия простая: баллы отнимали,
За проказы, шутки, шире – озорство.
Из-за «мародёров» Гриффиндор лишали
Горсточки рубинов… Чем не воровство?

Надо ж, анимаги! Не простые маги…
Вроде, по заслугам, вроде, за талант.
И в лесу Запретном заросли, овраги
Рёвом оглашались «Мародёрз-джазбанд».

Мушкетёров трое, а четвёртый лишний.
Неужели лишним станет д’Артаньян?
Возрастом подростки, а умом мальчишки,
Поступили хуже глупых обезьян…

Утвердившись в силе, пятого травили:
На одном, мол, поле с ним зазорно сесть.
Головы кружили, но свои сложили,
Или заложили. Значит, правда – есть.



Глава 48. Кризиса_фэндома.net

Тень на плетень

Мой ник Террора, нейм – Маруся,
Приветик, дедушка Корней!
Ах, Мальсибер! Такая пуся…
Прекрасней нету и умней!

Ужель та самая Джоанна…
Да на неё мне наложить!
Я ноут подберу с дивана –
Захочется писать и жить.

Уж эти «главные герои»!
Чтоб Снейпа Поттером об Герм!
Достали хуже геморроя
И варикоза на ноге!

А что другие персонажи?!
Зачем обижены они?
Себе сказать позволю даже:
Где есть деревья, есть и пни!

Профессор Бинс надоедает?
Его фестралом излечу!
А если это вас сквикает,
То отправляйтесь в сад к врачу!

О Букле напишу… О Хедвиг!
Темна полярная душа.
О ней тоскует Фоукс бедный,
Из пепла перья распуша…

Несовременен Олдос Хаксли,
Кто вспомнит что-нибудь о нём?
А я хочу сослэшить Яксли
С кентавром – порченым конём.

Мадам Максим. Вот это тема!
(Смотри портрет Кассандры Клэр).
Её роскошнейшее тело
Как раз и жаждет Мальсибер.

Людовиг Бэгмэн. Разве странно,
Что я пишу пять дней подряд
О том, как этого барана
На крюк подвесил Крюкохват?

А Маркус Флинт? Он няша, лапа!
С чего вы взяли, что урод?
Я думаю, малфоев папа
Его имеет прямо в … (ну, это лишнее)

Минерва в образе кошачьем
Бродягу хочет соблазнить?
Слегка фикрайтер озадачен,
Но он спрядёт и эту нить.

Вокруг, короче, изобилье!
Кто говорит: «подох ГэПэ?!»
Герои автора втащили
В свою реальность. Что теперь?

Немножко недобрал авады:
Мол, бредни нечего писать.
Зато не выпил аффтар йаду,
Пришлось назад его бросать.

Фадж с Флетчером? Куда как стильно!
Пиши ночами, а спи – днём.
Но лишь качается бессильно
Рука, повисшая… плетнём.






Глава 49. Памятка

***

Человек кто человеку?
Фики ценят по фидбэку.

Натирает лоб корона?
Не кричи дурной вороной.

Разум прочищай по Канту,
Да не лопни от усердья,

Краткость ведь – сестра таланта,
Но никак не милосердья!




Глава 50. Жестокий романс

Глаза не в глаза

Мои глаза как два чёрных брильянта,
Их взгляд волнует и жжёт…
Поль Фор


Твои глаза зелёные,
Слова твои обманные…
Из романса


Его очи чернее брильянтов,
Да не в три, а в шестнадцать карат.
Руки – словно с портрета Рембрандта –
О нелёгкой судьбе говорят…

Я б согрел эти белые пальцы,
Оживил их дыханьем своим.
Ах, пустые мечтанья страдальца!
Интроверт, мизантроп, нелюдим…

Я б отвёл эти тёмные пряди
От его заострившихся скул,
И чего бы не сделал я ради…
Он ушёл. Промолчал. Не взглянул.

Я боюсь и подумать о большем:
Он не создан для плотских утех.
Ни минуты не выдержать дольше!..
Но звучит отрезвляющий смех.

Целовать эти бледные губы,
Без стыда прижиматься внизу…
Всё испорчу атакою грубой,
Прежде чем снова в ад уползу!

Потускнели мои халцедоны,
Выцветают они в хризопраз…

Гарри, Гарри. Твои закидоны
Утомили и Снейпа, и нас!






Глава 51. Эн-ца в Простофикшино

Нехудожественная недообработка)))

Кабы не было эн-цы –
В головах и в фиках –
Не узнали б простецы
Этих оргий диких.

Не клубилась бы толпа
Возле монитора,
Не плясал бы па-де-па
Гарри с Дамблдором.

Кабы не было эн-цы,
А всё время дружба,
Стали б классики отцы
Роскошью ненужной.

Иногда под ручку страсть
Ходит с неприличьем, –
Извращаться может всласть
Творческая личность!

Кабы не было эн-цы –
Бабочек в желудке –
То не поняли б глупцы
Аффтарские шутки!

Не пихали б в анус член
Девушки и бабы…
Будет время перемен?!
– Кабы, кабы, кабы…





Глава 52. Уважайте светофоры, или Лондонский «бомж»

Конец Волдеморта

Он всем чужой, и никому не нужен.
Бредёт по городу, а голова дрожит…
Он потерял себя, и даже хуже!..
Чем он живёт – и кем он дорожит?

Надеялись, что призрачный Кингс-Кросс –
Достойная «темница» Волдеморта?
Зародыш сверхуродливый подрос, -
Бывают чудеса такого сорта.

Теперь он с виду – старый сатана,
А с магией – сплошные неполадки…
Житейских бед вкусил Том Риддл сполна,
И получился бомж в сухом остатке:

Жил под мостами, в парках ночевал,
И в урнах мусорных нетерпеливо шарил.
Зато разок в Париже побывал –
На чём, пардон, Ла-Манш переплывал? –
Устроив трёпку тамошним клошарам.

Осколки прошлого покою не дают,
Не до конца забыты дни величья!
По улицам прохожие снуют,
Ему порою медяки суют,
Что для бедняги даже неприлично.

С зрачками вертикальными глаза
Куда уставил безобразный нищий?
Полиция не в силах доказать…
Язык не повернётся рассказать,
Какую он высматривает пищу!

Границы поточней, чем рубежи!
И, явно свыше посланным укором,
Зелёный луч блеснул от светофора,
А бывший лорд шарахнулся под джип.



Глава 53. До-ре-ми-фикачик, или Бредилка

Зачем мне новые идеи?
Чтоб отступили боль и грусть!
Сейчас… собою овладею
И с вами чем-то поделюсь!

А если сплагиачу малость,
Сама с собою разберусь;
Пока такого не попалось,
От предвкушения трясусь!

Итак: ГэПоттерова гамма.
А, может быть, и нотный стан?
Себе считаю меломаном,
Хотя я в музыке профан.

ДО – это ДОра-НимфаДОра!
За нею ДОлохов бежит!
ДОж ползает по коридору,
Драконьей оспою прошит.

Сын Филча – мракоборец ДОлиш;
Стал юной девой ДОлгопупс…
К чему героев ты неволишь?
Ну, знаете, на цвет и вкус…

Какие, к чёрту, «Долгопупсы»?
Да-да, я помню: Лонгботтом.
И пожиратели – не УПСы…
Но речь, конечно, не о том.

К другой мы переходим ноте;
РЕ – это РЕмус наш Люпин.
Да, Гарри Поттер здесь в пролёте,
Но, к счастию, не он один…

МИнерва с ФАджем поругались!
Две ноты сразу – красота.
Ах, хэппи-энд! Предполагалось,
Что выйдет кошка за… скота.

Теперь тупик, кирпич маячит:
Как СОЛЬ к канону применю?
АсСОЛЬ? Кроссовер? Грин заплачет!
Идея гибнет на корню!

Но… если б Хедвиг СОЛЬвейг звали,
То мы закрыли бы вопрос!
Пусть будет… БукЛЯ! Ликовали
ЛЯгушки, ЛЯльки и… матрос!

Ведь у матросов нет вопросов,
Чего бы им не ликовать?
А ЛЯЛЯ Эванс на допросах
Не выдаст, с кем хотела спать.

Трудна фикрайтера работа!
Зря креатива не проси!
Добрались до последней ноты,
Благословенной ноты СИ.

СИбилла, СИриус, СИнистра!
Вам мало? СИмус Финеганн!
- Кто смеет рифмовать «канистра»?!
- Синантроп – дядя обезьян!

Есть нота ДО и в ДамблДОре!
Опять Остапа понесло?!
На ДОкси переплыли море,
И живы, всем смертям назло!

За семикнижьем уцелели,
Под семинотьем – хоть куда!
Добрались до заветной цели,
Что называется… бардак?

И поднялась температура:
Жгут ДОлохов, МИнерва, ФАдж…
Какую сделать процедуру,
Чтоб не раздуло, словно Мардж?

А ДО – ещё и ДОбби! Стой!
Уже читатель сам не свой!!!










Глава 54. Чаепитье с Победителем, или Провальная песенка Ромильды

Варенье съедено, чай выпит с блюдечка,
Но всё застёгнуты его штаны…
Зачем вы, девушки, героев любите?
Болезнью звёздною они больны.

Я с тела голого спустила мантию:
Куда ты денешься теперь, Герой?
Глаза зовущие, и губки бантиком…
А он испуганно: «Закрой, закрой!»

Волшебных палочек больные прутики,
Вода холодная, котлы не те…
Зачем вы, девушки, героев любите?
Кто жил со славою, тот импотент.



Глава 55. Пьяная цветочная рапсодия

Девушкам по имени Авдотья - читать не рекомендуется)))

По-английски «Поппи» – мак.
Это так или не так?
Если правда – мне в копилку,
Если ложь – тогда в бутылку,
По волнам её пущу,
Новый фик прополощу.

Ай, ЛилИ, ЛилИ, ЛилИ…
Плачут в небе журавли!
Полагаю, надо ЛИли, –
Из бутылки не налили…
Лилия – цветок большой,
Ароматный, и с… душой.

Благородных нет Петуний –
Значит, имя вроде «Дуни».
Если вас зовут Авдотьей,
Спляшет ведьма на болоте.
Если кличут вас Дуняшей,
Всё равно не быть вам няшей.

О Петунье речь веду,
На балконе и в саду…
В клумбе с ними – иль не веришь? -
Клад зарыла миссис Сэвидж.
Правда, это был обман…
Для Петуньи дождь – туман,
Всё Петуньям не по нраву;
Делают из них отраву?
Таких фактов я не знаю,
И Петунью оставляю.

Горная Лаванда… бррр!
Рона довела до дыр…
Лучше УПСов злая банда,
Чем липучая Лаванда.

Роза – поколенье некст:
Что там вырастет, Бог весть.

А мужчины есть – цветы?
Это можешь быть и ты!
Мы о Поттере хотели…
Кто не любит иммортели?

Был «бессмертным» Волдеморт, –
Под косой бессмертник мёртв.

Это глупые натяжки!..
Парню быть цветочком тяжко.
Холостому не к лицу,
Только мужу и отцу.

Снейп не тянет на цветочек,
У него больные почки,
Слишком жёлтый цвет лица…
Георгин для мертвеца?

Пол уходит из-под ног!
Анус Снейпа – как вьюнок!
Ой… вьюнок… нет, это мало.
Раструб там размером с калу.

Как вы смеете про кал?!
– Невнимательно читал!!!

Кала – пафосный цветок,
Непреклонен, одинок,
Гладкий, белый, и не пахнет!
Тут читатель наш и ахнет:

- Знай, дурная голова,
Страшен Снейп, как «Першинг-два»,
Мужику не повезло,
Его анус – как дупло!

Если мох считать за камень,
Заросло оно… вьюнками.

Как-то раз туда влез дятел,
Выбрался назад и спятил.

Если дальше мы пойдём,
То ещё цветов найдём.

Старший Малфой
Как клематис….
Поди, аффтар,
Оклеймайся!!!




Глава 56. Ассоциативные размышления над «2012. Сиракузы»

Dear Stroll - это Вам...

Был труден путь – суровый и тернистый;
Змеёй свивалось время: день ли? год ли?
Кому быть предназначено статистом?
Дороги, выбор, копии и… Готлиб…

Как смеете нетвёрдо помнить роли?
Необорима сила обстоятельств…
Зачем теперь бунтуешься, приятель?
И без тебя довольно в жизни боли!

Обман, интриги, низкое коварство,
Души ошмётков зло и вероломство…
Нет, я не дрогну! Наноси удар свой!
Как можно? Без оглядки на потомство?!

Углы Вселенной, временнЫе циклы?
Бред греков и лавкрафтовы бумаги;
Но мы-то знаем, просто не привыкли:
Кочуют в Прошлое из Будущего маги!

Похоже, в лабиринтах Подпространства –
Год Двадцать и Двенадцатый – доставил! –
Гораздо меньше злого окаянства,
Чем там, где человек свой след оставил.

Герой бесспорный, маг зеленоглазый,
У бездны танцевавший на краю,
В ловушки попадавший раз за разом,
Вы видите, я правду вам «пою» –
Спас мир и вновь обрёл любовь свою.

Аплодисмент читателей затих…
Понятно, он не мне, а – «Сиракузам».
Тихонько завершаю этот стих…
Но вот что мне нашёптывает Муза:

– Сейчас, в конце, отметить нужно:
У Гарри с Гермионой точно –
Всё ясно, однозначно, прочно –
Как прежде, целомудренная дружба.

– Вы в это верите? (Овации).
О, здесь совсем НЕ профанация!




Глава 57. Белламорт. Фантасмагория

Вот киоск табачный:
«Кэмел», «Беломор».
Что за бред собачий?!
Это ж… Волдеморт!

Лысый и безносый,
Курит Беломор…
Есть к тебе вопросы,
«Ненаглядный» мой!

За ханыгой следом
Я зачем тащусь?
Слёзы льются с неба,
В сердце рвётся грусть.

Чокнутый фикрайтер
Плюнет на канон…
- Лорд! Не удирайте!
Ввинтится в вагон…

Стрёмные рекламы,
Грохот в тишине…
Кто это за рамой?
Силуэт в окне!

Плавное скольжение,
Дымные костры;
Злое отраженье
Добренькой сестры.

Беломора пачка
И кудрей волна.
Дикая гордячка
Мне в дыму видна.

Ленишься? Заставим!
Кто тут не стонал!
Мы, товарищ Сталин,
Строили канал…

Тяжкая работа
Бедных каторжан.
Волдеморту кто-то
Деток нарожал?

Расплодились детки…
Белла! Не твои?
Пули были метки,
Сладки соловьи…

Небеса без радуг,
Тучи без конца.
Разве ты не рада
Разбивать сердца?

Пароксизмы страсти,
Пыточный угар.
Вероятно, сласти
Гибельней сигар?

Штабелями трупов
Заполняют дол;
Сказкою для глупых
Станет Волго-Дон.

Плотские утехи
И разгул стихий,
Мелкие огрехи,
Тяжкие грехи.

Голова Горгоны,
И в груди змея,
Жало скорпиона…
- Знаю! Не твоя!

Кровью предзакатной
Льётся девы стон.
- Поезжай обратно!
Вот тебе жетон.

Попроси «Собранье»,
«Данхил» покупай.
Белле на прощанье
Оплеуху дай!

Упадёт дикарка
В грязную траву,
Небу станет жарко:
- Я тебя порву!!

На дороге серой
Камни стёрлись в прах.
- Подымайся, стерва!
Свет померк в глазах.

Папиросным пеплом
Давится душа.
Чем зима без лета
Так нехороша?

Не к лицу убитой
Свадебный прикид.
А в ларёк закрытый
Кто-то говорит:

- Дайте… Пётр… лёгкий…
Белламорта… нет?
И во всю мощь лёгких
Проклят белый свет.





Глава 58. Хогвартский беглец, или Правдивая история одного внучИка

Предупреждение: утомительный бредокроссовер)))

Меня зовут Доремус Альберт Гриффин.
Не сокращайте имя до «Дорем»!
Пусть будет «Дор» - ведь есть томУ причина.
Причина очень веская, не скрою….
А в чём она… пока что промолчу.
Возможно, догадаетесь вы сами.

Я далеко не баловень судьбы,
Хотя она бывала благосклонна.
Не знал я, правда, что мне уготован
Ужасный жребий, а теперь вот – знаю.

Конечно, с биографией моею
Мог ожидать всего, чего угодно.
Ведь мудрый предугадан мной девиз:
«Пусть магия склонится пред наукой».

Мой дед погиб до моего рожденья.
О нём есть повесть, в коей много лжи,
Но и крупицы правды в ней найдутся.
Скажу начистоту: родной я внук
Того, кто «Человеком-невидимкой»
С дурной подачи Герберта Уэллса,
В историю «фантастики» вошёл.

Мой дед – учёный, даровитый физик!
Наука не нуждается в морали,
И дед блестяще это доказал:
Когда ему понадобились деньги,
Ограбить он отца не постеснялся.
А деньги были не отца – чужие…
Мой прадед слабым был, и застрелился.
Уж эти мне понятия о чести!..

Есть у меня претензии и к деду!
Распорядился он своим открытьем
На редкость глупо, мелко, бестолково.
Сидел в бинтах в гостинице дрянной,
И нос наружу высунуть боялся…
К чему терпеть постыдные мученья,
Эксперименты ставя на себе?!
Как будто не нашлось бы добровольца,
Что кроликом подопытным послужит!

Нет ничего важнее, чем учёный!
Собой как можно было рисковать!
Об этом знал ещё Наполеон –
А если и не знал, то догадался:
Был корсиканцем знаковый приказ,
Давным-давно, в египетском походе,
Своим войскам вполне внезапно отдан:
«Ослов с учёными – поставить на средину!»

Не значит это, что учёный муж
Был к вьючному животному приравнен,
А означает – оба столь ценны
В условиях военных, и не только,
Что их войсками надо оградить
От посягательств вражеских опасных.

Увлёкшись рассужденьем об учёных,
Я от рассказа в сторону ушёл…
А надо бы обратно мне вернуться,
Иначе слишком длинным будет он.

Написано о деде много чуши,
Но истина проста и неприятна:
Действительно, пропали все бумаги,
И, к сожаленью, больше не нашлись.

Зато амуры с дамою одной…
Уэллс о них поведать не решился.
Вообще, его писательский талант,
Был, к сожаленью, непомерно скромен.
Фантаста пуританские замашки
Читающую публику лишили
Любовных приключений деда, кои,
Достойны и Золя, и Мопассана.

Разрыв шаблона начался у вас?
Мой дед описан не был ловеласом?
«Мерси» скажите Герберту Уэллсу,
Что сделал предка существом бесполым.

Откуда знаю корни я свои?..
Где «англичанин» - без «происхожденья»?
Мать рассказала, КТО её отцом был,
И я, признаться, очень возгордился.
Зато, увы, мой собственный папаша
И пол-упоминанья недостоин...
А потому – фамилия – по деду.

Я в десять лет уже всю правду знал.
В одиннадцать – вот это оцените! –
Отринув завлекательность каникул,
Я даже летом физике учился,
Хотел открытье деда повторить.
Он тоже начал с кошек, их не жалко.

Семь кошаков и кисок я извёл,
Пока хоть что-то стало получаться:
Глаза и уши в воздухе болтались,
А больше – ничего и не видать!

Я присмотрел соседского мальчишку,
Как я, он не был полным альбиносом,
Зато вполне прилично белобрыс,
И очень шумным был, и слишком жирным.
Вот как удачно – «кролик» под рукой!

Но помешало дивное событье:
Сова-неясыть с синими глазами
Невесть откуда принесла письмо,
Которым приглашался в школу Хогвартс
Гриффин Д.-А, живущий в Асс-Факинге!
Наука, значит, дружит с волшебством?!

Мне, правда, этот Хогвартс не по нраву,
Хоть проучился там почти шесть лет.
Какие-то сумбурные предметы,
И физику никто не изучает;
Достаточно сомнительный Директор,
А педагоги – все ему под стать…

Зато узнал я важную подробность,
Что лично до меня вполне касалась;
Как здесь сказали б, «тайну роковую».
(Сболтнули на уроке Прорицанья,
И сам Директор клятвенно заверил,
Что это – так, и только, только так,
Прося, чтоб я секретом не делился!)

Вселенная свершила полный круг –
Как физик, в курсе: это невозможно,
Но как волшебник – этому поверю,
И возродился новый Гриффиндор
(Облом у основателей великих…)
В ком возродился? Ясно же – во МНЕ!
Я – ГРИФФИН ДОР. И умному – довольно.

Ах, сапиенти, может быть, и сат.
Да мне зачем ответственность такая?
Здесь нет условий для моих открытий,
И грязная кипит, пардон, грызня,
Высокими словами прикрываясь…
А третьей силой точно я не буду.

***
Теперь молись, дед Гриффин, ты за внука!
Невидимости зелье я состряпал…
Хотелось в полнолуние дать дёру,
Да кто-то страшный бродит у ворот.





Глава 59. Маленькое псевдозашифрованное…

…снарри)))


Кошмары, как с картины Босха,
Интриги, напряженье сил…
А кто сказал, что будет просто?
Никто об этом не просил.

Сердца из стали? Нет, из воска!
И растоплю, и надсмеюсь…
А кто сказал, что будет просто?
Что он полюбит? Я влюблюсь?

Заменит душу пепла горстка?
Тем интересней маскарад!
А кто сказал, что будет просто?
Пусть будет трудно… очень рад.

Бывал циничным Снейп и жёстким, -
Так нелегко проникнуть в суть…
А кто сказал, что это просто –
Любовь забыть – найти – вернуть?






Глава 60. Огни святого Снейпа

Навеяно крайне содержательным фиком "Северное сияние")))

Кажется, мы одни…
Ух, наконец дождались!
А на небе – огни
Как-то там Бореалис.

Слева – вулкан Террор,
Справа – вулкан Эребус.
Но не тревожит взор
Этот природный ребус.

Милый! Валюсь я с ног!
Бывший мой враг заклятый!
Суй поскорей флагшток
Прямо в иллюминатор!

Жирный дрожит пингвин,
Страшно ему на льдине;
Я теперь не один –
Мы с любимым едины!

Разве любовь – порок?
Всё у нас без обмана!
И корабельный кок
Трахает капитана.

Скована льдом вода,
А я… снова голодный!
Снейп! Ты мой навсегда,
Айсберг жгуче-холодный.

Льдину я растоплю –
Это как нефиг делать! –
Потому что люблю
Каждой клеточкой тела.

Мы остались вдвоём?
Куда делась команда?!
И навис окаём
Чёрно-белою пандой.

Мой корабль! Не тони!
Течь ещё не смертельна!
А на мачте – огни,
Но, похоже, не Эльма...









Глава 61. Надрывная драмиона

От света к мраку
Уйти легко?..
Да где ж ты, Драко?
Недалеко…

О, Гермиона!
Мох в волосах…
Зачем ты с Роном?
Лицо в слезах.

Придурок всякий
Мне не указ!
Понятно, Драко?
Я рад за вас…

Ты груб и дерзок,
Ты просто хам.
Уизли – мерзок,
А я упрям…

«За связь без брака!»
Хорош совет?
Так действуй, Драко!
Погасим свет…

Страстей напевы,
Рассвет в крови…
Метанья девы –
Венец любви?!

Зачем проклятой
Любви венок?
Скажи мне, Драко,
Ты одинок?

Тревога, скука,
Прощай, покой!
Влюбилась глупо
В тебя, Малфой.

Ах, грязнокровка,
Избави бог…
Какой неловкий…
Да как ты мог?!

Была я раньше
Твоим врагом;
Ору, как баньши…
А… языком?

Я не развратна!
Приворожил:
Мозги как вата,
И мёд – из жил…

Веселья мало,
А слёз полно;
Под одеялом
Одна давно.

Как страшно светит
В окно луна!
Посмейся, ветер!
Ведь я смешна.

Конец началу!
Кругла земля.
Наколдовала…
Туга петля!..



Глава 62. Гермиблэкорыл

Репешок, или Редкий пейринг шокирующий

NB: Не всё так страшно, как обещают заголовки)))

Блэк:
Когда попал на «львиный» факультет –
Быть может, Шляпа подшутить хотела? –
Приятелей составился квартет,
Объединенный – делом и без дела.

Я получил друзей из рук Судьбы,
Не приложив особенных усилий,
Без беготни и даже без ходьбы.
А почему? Предпочитаю… крылья.

С рожденья было многое дано;
Да это «многое» использовать не смог я:
Красивый, смелый, буйный и шальной,
Покуда краски мира не поблёкли…

Не потерял я к Жизни интерес –
Скорей, она ко мне его лишилась;
Качался на ветру Запретный Лес,
Когда в нём наша банда гоношилась.

Гримасы Рока, выверты Судьбы…
Невинный узник… стражи Азкабана…
Я всё-таки не сдался без борьбы,
Хотя она велась довольно странно.

Я был ничем – а стал, увы, никем!
Гонимый без вины, как было прежде.
К собачьей шкуре плотно прикипел,
Как будто недостоин я одежды…

Сижу один, опять, опять один,
Проказой ожидания измучен;
В проклятом доме нелюбимый сын,
Я Дамблдором хорошо изучен.

Как рвусь я в бой! А боя нет как нет!
Его очистка дома заменяет…
Нажарит Молли тысячу котлет,
И «орденцев» радушно угощает!..

С хорошей миной при плохой игре
Я радуюсь присутствию людскому.
Но слишком тяжко стало в январе,
Как неприкаянный, слоняюсь я по дому.

Подвёл баланс, а попросту – итог:
Сменил одну тюрьму я на другую.
Ах, Клювокрыл… Единственный дружок!
Вы поглядите: он никак… токует?!

Гермиона:
О, я спокойна. Не скажу: «Люблю!»,
Боюсь, что всё равно мне не поверят;
Он был красив, подобно королю,
И заперт в клетку… равносильно зверю!

Спросить совета? Гарри рассказать?
Послушать мненье ценное «от Рона»?
Нет, я должна лететь к нему, бежать!
Насколько ум безумием затронут?..

Что предложить могу? Себя… Свою…
Вполне я современная девица!
Так долг велит – а долг я признаю! –
Иначе Блэк, похоже, может спиться.

Но… примет Сириус мой добровольный дар?
Ох, сомневаюсь в этом почему-то…
Как разыграть сумею сердца жар,
Когда я вся – один сплошной компьютер?

Но лишь подумаю, что Блэк сидит в углу,
Нахохлившись, скучней пустой бутылки…
О, милый пленник! Ну же, поцелуй,
И даже – попади в конце посылки!

Оба (сами разбирайтесь, кто что говорит)):
Тебе я принесла заветный дар…
Звучит, по крайней мере, романтично!
Так молода… Да ведь и ты не стар…
Я вся пылаю… Очень симпатично!

А как же мальчики? Кто именно? Ну, Рон…
Да ну его! Предпочитаю Гарри.
И не такой уж тут большой урон…
Не хмурься, Сириус. Ужасно это старит!

Под сенью крыл Любви, под сенью крыл…
Ох, правда, что-то сильно потемнело!
Ой, как же так? К нам лезет Клювокрыл!!
О, Мерлин! Чьё предпочитаешь тело?!

Какой скандал. Какой большой скандал!
Конечно, скотоложство – извращенье…
Зато тебе, я, детка, пасть не дал…
Забился в хвостовое оперенье!!!

Я, между прочим, совралА про «долг».
Не лапай! Аппарирую в гостиной.
На что мне сдался одинокий волк,
Который быть стремится грязной псиной?

Ушла. Отлично. Клювокрыл, прости…
Не трогал раньше – и теперь не трону.
Ты что, дурашка?.. Ну-ка, отпусти!..
Я лишь хотел спровадить Гермиону!

Мои ты принял действия всерьёз?
Совсем некстати! Мы мужчины оба…

Аффтар:
И взвыл Бродяга – ошалевший пёс,
А Клювокрыл закинул хищно ногу…





Глава 63. Флисим, или «L`amour est un oiseau rebelle»

Профессор Флитвик
Совсем измучен
От страсти дикой
К мадам могучей.

Язык прилипнет
Не к горлу – к уху –
Когда возникнут
Об этом слухи!

Не вышел ростом,
Возьму мозгами!
Как сунусь с розой
К Прекрасной Даме?

Сим-Сим, откройся!
Максим! Отдайся!
Слезой умойся…
Вперёд, не майся!

Не нравлюсь дамам,
Но нравлюсь детям.
Да, я упрямый,
И я – не беден!

Немал мой счётец
В гринготском банке:
Ведь наш народец –
Не всё «поганки».

Мой папа – гоблин…
Вот вы – едины?
А мама кобра,
Наполовину…

Не лилипут я,
Не карлик вовсе…
Так сон минутный
Меня подкосит…

Послушай, Хагрид…
Как твой папаша?..
Ну, это зря, грит,
Тут тайна наша!

Зазорно сыну –
Да и какому! –
Про все «интимы»
Болтать другому.

И сыну вряд ли
Полезно знать
Про мамы с папой
Манеру спать.

Любовь сильнее
Любых преград,
А ветер веет:
Вперёд – назад.

Пищу позорно
Из-под стола:
Проблема с корнем!
Длина мала!..

Всё, что крупнее,
То под замком?!
Любовь сильнее
Любых препон!

Богоугодно
Летанье сов;
Любовь свободна
От всех оков.

Ты мой светильник,
Мой луч во мгле!
Я – не рептилья!
Не на земле!..

Твоя я спичка,
Ты мой костёр!
Ничтожна птичка,
Да клюв востёр.

Возьми на ручки
И укачай;
На небе тучки,
В желудке чай.

Чьё выше знанье –
Большой вопрос;
Ряд заклинаний
Сравняет рост!

Волшебной дамы
Парижский шарм.
Что по зубам мне –
То по ушам!..

Любовь нарушит
Любой закон…
Где тут посуше?
Я не дракон!..

Забыты «Когте-»,
Они же «Кло-»;
Ах, где ты, бог, где?
Так тяжело…

Ночей безлунных
Тепло и мрак…
Ищу, безумный,
Спасенья в снах.

Забыты «Райвен-»,
Они же «Вран-»:
Я ей не равен…
Ох, я болван!

Сдавило прессом,
Жжёт как напалм;
Не знал профессор,
Что так попал!

Мечты порочны,
Но явь страшней;
Союз непрочен –
Любовь мощней!

Олимп достигнут,
Мадам Максим!
Такие игры…
Невыносим…

(Дурных примеров
Не надо детям!
Да, вы не первый,
Но и не третий!)

Ах, так второй я!
Почётный номер;
Сим-Сим закрою…
И Флитвик помер.

Воскреснет утром…
Но аффтар скромен:
Чужие судьбы –
В рулетке номер…

Как разобраться?
Квадратен корень.
Намёк дурацкий
Надеюсь, понят?









Глава 64. Свиная почта

Спасибо перлосборщику за замечательное словосочетание, вдохновившее аффтара на нижеследующее безобразие)))


Который день все ходят на ушах –
Чиновники пока не впали в детство –
Вопрос назревший надобно решать,
Ну вот, и лихорадит Министерство:

– Да, спору нет, совиный быстр полёт,
Хотя не ей бы с соколом равняться.
Письмо сова, конечно, принесёт,
А также мусор, перья и помёт,
И очень часто – прямиком в тарелку!
Я вовсе и не думаю смеяться!
Вы скажете, что мыслю слишком мелко?!

– Сидит в совятнях множество существ,
А на чьи средства кормят их, простите?
Извлечь волшебных из совы веществ
Не удавалось даже Нефертити!!

– Не в перьях дело, мой любезный друг,
И даже не в издержках «хлебосольных»!
Я громко говорю? На ухо туг!
Беда в другом – сова неподконтрольна!

Не каждую сову мы отследим,
Не всякого сыча мы «окольцуем»;
Хозяин птицы – бог и господин,
Любую слежку с лёгкостью надует.

– А если запретить ВСЕХ личных сов?
Совятни – под эгиду Министерства?
– Нет, это потрясение основ…
А нас спасёт совсем иное средство.

– Так вовсе переписку ЗАПРЕТИТЬ!!
– А как тогда узнать, КТО недоволен?
Крамолу в письмах легче отследить:
«Пишу о том, что край наш, дескать, болен!»

Так поступил бы безголовый тролль.
Нет, мы не тронем «право переписки»,
Иначе всё поставим под контроль…
Что? Я не пил сегодня огневиски!

С небес на землю почту низведём,
Совсем другому существу доверим!
Крутой порядок сразу наведём,
И всяческую пользу извлечём…
В своей идее полностью уверен!

– Так кто же станет письма доставлять?
Надеюсь, не лягушки и не крысы…
– О нет, довольно дурака валять!!
– Ах, милый мой, ну что у вас за мысли!

Постановим: отныне – навсегда
Стань почта не совиная – СВИНАЯ.
Сначала будет трудно, да-да-да…
Зато, заметьте, выгода какая:

Свинья наделена большим умом,
Хотя совсем она не волосата.
Прикажем – по дороге съест письмо,
А захотим – сожрёт и адресата!

Нет, хватит с нас паренья в небесах!
Ведь небеса – рассадники крамолы!

На крепких четырёх свиных ногах
Бежит письмо из Министерства в Школу.



Глава 65. Рождественский снарриманс)

На мотив: Я хочу, чтобы песни звучали…
Припев: мотив душервательный



Ночь безумными смотрит очами –
Значит, нам расставаться пора;
Прячут чувства свои англичане,
И раскаянье ждёт до утра…

Упал, поднялся, вновь упал –
Порвалась нитка;
Одно желанье загадал…
А вдруг – ошибка?

Тьма звенела от счастья ключами,
И поверил я звону, дурак…
Жаль, мы любимся только ночами,
Ведь нельзя по-другому никак.

Гремит рождественский хорал,
Какая пытка!
Мне нужно то, что Бог не дал:
Твоя улыбка.

Не скажу, что меня привечали –
Подземелия, чай, не «Нора»,
Слишком долго мы оба молчали,
Чтобы «завтра» не стало «вчера».

Под Вифлеемскою звездой
Изнемогаю…
Постой, не уходи, постой!
Шаги стихают…





Глава 66. Салазар Слизерин: старые мысли о главном


Государство
Вверху – зубцы,
Внизу – рубцы.


Религия
Необходимость веры в Бога –
Прямая к ереси дорога.


Культура
«Век шествует своим путём железным»,
Искусство абсолютно бесполезно.





Глава 67. Монолог Живоглота

Сижу на подоконнике
И пялюсь на овец…
Они бредут спокойненько,
Пугнуть их наконец?

Мне тошно было в Сиднее:
Дантист везде дантист.
ПродАли дело выгодно –
И вот, на ферме визг!

Подправила хозяюшка
Родителям мозги…
Она совсем не заюшка…
Ругаться не моги!

Я в зоомагазинчике
Томился сорок лет…
Другие шли, как блинчики,
А книзлику – привет!

Не сто лет я там бедствовал,
Напутал продавец.
Но получил «наследство» я:
Знаток душ и мудрец!

Чего за эти годы я
Не видел, не слыхал…
Пусть числился уродом я,
Но всё на ус мотал.

Купила Гермиошенька
Пушистого кота…
Свобода огорошила…
Нет, это неспроста!

Я понимаю полностью
И человечью речь…
Запоминаю подлости –
Хочу от них сберечь.

За крысой подозрительной
Установил контроль.
Не крысой, а вредителем!
Ты различать изволь!

Двух кошек видел в Школе,
Да обе не просты.
Одна – училка, что ли…
Её ль загнать в кусты?!

Я анимага вызнаю,
От зверя отличу.
А чем мне это выгодно -
Пожалуй, промолчу.

Другая – кошка дикая,
С ней что-то не того:
Пытался я заигрывать,
А Норрис – ничего…

Мне скучно стало в Хогвартсе,
Не радует еда…
Оброс я диким волосом
И разозлился, да.

Когда хотел с пристрастием
Я крысу допросить,
Сбежала головастая,
А Глотика – прибить!

Затем пошли события…
Собачий анимаг…
Беседы и открытия,
Гремучей Ивы крак…

Моя роль незаметная,
Но всё же – это жизнь.
Созданье безответное,
Ты только удержись!

Лила малютка Грейнджер
Слёз минимум стакан…
Ну что ж, она – тинейджер,
Я был расстроен сам.

И к магглам-стоматологам
Я был препровождён.
Не очень это здорово,
Зато – хороший дом.

Мне становиться надобно
Домашним, блин, котом?
О боги, дайте яду мне!
Но речь же не о том…

Теперь живу в Австралии,
Тут шороху задал!
Хозяева в астрале ли –
На это я чихал!

Позавчера я спрятался
В кармашек кенгуру:
Обвис он и раскрятался,
Я думал, что помру.

Вот эпизод недавний –
Не в прошлую ли среду? –
Сам тасманийский дьявол
Достался мне к обеду!

Хозяйскою овечкою
Хотелось закусить…
Но всё же, делать нечего,
Умерю свою прыть.

Я знал, чьи заклинания
Им жизнь переменили,
И, спору нет, в Австралии
Получше, чем в могиле.

Но всё сижу и думаю:
Ведь врать нехорошо!
И с мыслями угрюмыми
Почти совсем дошёл:

Имела ль право доченька
На эдакий подлог?
Кто делает, что хочется,
Бывает сбитым с ног!

А если этим действием
Родителей спасла?
Хорош о чародействах…
Пойду ловить козла!



Глава 68. Космическая эпопея,

или Через звёзды – к терниям

Земля в иллюминаторе…
Забыв о Порри Гаттере,
Но помня Гарри Поттера, увы,
Мы, связанные клятвами,
Сидим за «культиватором» -
Для самой одомашненной травы.

Под кайфом невесомости
Мечты о Дине Томасе…
Ведь с возрастом он так похорошел!
Был некогда художником,
Спортсменом и заложником,
И это всё геройски претерпел.

Опять шевелишь ушками?
Да, все теперь в АУ-шке мы,
Но Добби измененья не грозят:
За ложные провинности
Башкой в обшивку двинулся,
Аж атомы в реакторе гудят!

За дымкой невесомости
Не вспоминай о Хогвартсе,
Ты больше не школяр, возврата нет.
Ракета – ноль без палочки,
Играют звёзды в салочки,
И так далёк серебряный рассвет.

Влюбиться в невесомости?
Ах, как хватило совести?

Влюбляться в невесомости!
За это – грант от Сороса!

Гуляют, без сомнения,
В ракете приведения…
А может, это Рон напился пьян?
Ругался с Гермиошенькой,
В скафандре прехорошенькой, –
Ведь Млечный Путь иных ведёт в стакан.

Друзья, рискуем двинуться!
Теперь шиза у Симуса!
От этакого брызнет кровь из жил.
Орёт он, словно баньши,
Что не заметил раньше:
В ракете безбилетный пассажир!

Наверно, это чёртовый
Засланец волдемортовый,
Который хочет испоганить рейс!
А оказалось – Севочка,
И добренький, как девочка,
Он даже свои яды запер в кейс.

Вот звёздная идиллия…
(Усмешка крокодилия),
Нам все метеориты нипочём!
Идём гиперболической,
И в жизни всё отличненько…
Пришелец?! Его в рожу кирпичом!

К чужим цивилизациям
Одной организацией?
Неладное придумал Дамблдор!
Но мы, конечно, справимся,
Глядишь, опять прославимся.
А проду прочитай на Поттермор.


Глава 69. Баллада о вереске с вкраплениями эрики

Dear Stroll, примите мой несвязный (а каким ему ещё быть? Эмоции захлёстывают!) поток сознания по поводу Вашей замечательной "Вересковой пустоши"

Если ты молод, а также несчастен,
То тебе путь лишь один – в верещатник.

Чем пахнет вереск? Наверное, кровью!
Кто проявил деликатность слоновью?

Чем пахнет вереск? Пожалуй, что дымом:
Застит глаза и врагам, и любимым.

Чем пахнет вереск? Конечно же, мёдом,-
Если мгновенье оплачено годом.

Мера за меру, а вера за веру…
Шутки отчаянных тут «парфюмеров».
Да уж куда там тебе, Гринуэй!
Мой аромат твоего посильней!

Чёрная зелень, зелёная чернь…
Как же теперь устоять перед… Герм?!

Здесь засветился предатель-философ,
Есть и другой – хитрован с «серым носом»,

Око Дракона и моорские псы,
Трупы, суды, артефакты и зелья….
Как ни хорош был бы вереск под елью,
Лидские пустоши – не для красы!

Даже оживший покойник явился,
Чтобы читатель совсем восхитился!

Ловят мужей жёны на эмбриона.
Джинни порядочней, чем Гермиона?
(Это - тому, кто читатель циничный,
Даже подумать… и то неприлично!)

Чем же отличен от эрики вереск?
Сразу не знаешь, так сходу измеришь:

Эрика-дева весною цветёт,
Вереск почтенней, он осени ждёт.

Так и любовь, что весной расцветает,
Очень возможно, дождями смывает,

Или прохватит октябрьским ветром,
Будут цветы цвета(!) пепла и фетра.

Гарри влеченье – оно из канона…
Так ли виновна теперь Гермиона?

Кто принял что, на кого кто подсел…
Эти гаданья бесплодны совсем…

Только любовь разрушает преграды
Не называя амброзию ядом…
Даже настойка – пускай! – лебеды
Лучше иной раз волшебной воды.

Не говорю об эффекте плацебо,
Путь указует влюблённому Небо.

Раз на патетику вновь потянуло,
Значит, история крепко задела!
Душу и тело, сплетеньем умелым,
Ветром свободы и счастья подуло…

Но как же так? Здесь мужья есть и жёны!
Что говорить, тут сюжет напряжённый.

Но ведь недаром концовка такая…
Чем пахнет вереск? Как эрика, маем?




Глава 70. Луна и Луни

Сны и явь

Кто это скачет вдалеке,
Нечёткий, словно в смутной дымке,
На морщерогом кизляке?
Он, мой любимый невидимка!

Я ждала... умирала...
Оседлаю фестрала
И вперёд, без дороги, помчусь.
Мне не стыдно, не страшно,
Это всё – день вчерашний,
Я сейчас быть влюблённой учусь.

Я грущу, вся в смятенье:
Очень странные тени,
Когда полная выйдет луна.
Мне слова изменили,
Я не помню фамилий,
Знаю только, в кого влюблена.

Я смотрю с интересом…
Вроде, просто профессор,
Но в душе – потаённая дверь.
Кем он стал в полнолунье –
Это ведомо Луне,
Но её не пугает и зверь.

Я не буду рисковой,
Ни скажу с ним ни слова,
Моя сила, наверно, в другом.
Выйду в ночь из тумана –
Без одежд и обмана,
А потом... Что же будет потом?

Отчего, в самом деле,
Луна плачет в постели?
А всегда ведь спокойной была.
Кто же грезится Луне?
Неприкаянный Луни,
Мародёр без узды и седла.

Кто это воет в темноте,
Седой Запретный лес тревожа?
- Я не хочу пугать детей!
Я не хочууу! И я – хорошииий!



Глава 71. Размышления у Визжащей Хижины


***

Битва за Хогвартс. Кругом груды тел.
Мы надо всеми плачем…
Он не уполз, не улетел,
Всё это было иначе…

Нас не обманешь. Мы видели труп
Со страшной раной на горле.
Небо темно, словно лошади круп,
Чёрной, как наше горе.

С чего вы взяли, что Снейп уполз?
Ходили упорные слухи, -
В кустах находили клочки волос.
Герою ли ползать на брюхе?

Да полно вам, героя нашли!
Он, вспомните, дважды предатель!
Кто перед кем пресмыкался в пыли?
Никак забыли, приятели?..

В кустах застряли волос клочки?
Их брали на экспертизу?
Где там… Но маги – не дурачки,
Искали и сверху, и снизу.

Нет, вы поглядите: славный герой,
И стати совсем не львиной.
Он не стоял за Добро горой,
И мучил детишек невинных.

Что там всегда - иногда - никогда?
Простые слова – и только.
Когда заходит чья-то звезда,
Её не жалко несколько!

Правду хотите? Вот так, не страшась?
А вы доросли до правды?
Снейпу мешали жить и дышать
Как раз такие вот… гады.

Встречали насмешкой, крутили винтом,
Теперь провожаете – плачем?
Я тоже поплачу. Одна. Потом.
Ведь это что-нибудь значит?

Ну да, капли крови, примятость травы;
Тут мало кого убивали?!
Но знаю-знаю: надеетесь вы,
Что Снейп оказался в астрале.

Астрал так астрал. Почему бы и нет?
Пусть тайного войска воин –
Завет не лучше, увы, чем обет –
Среди комет упокоен.



Глава 72. Что выросло, то выросло. Мгновенный экспромт)))

Вдохновлялась недавним перлом всё из той же кашки)))

О, моралисты! Не судите строго,
Влюбился Гарри в самку Хвосторога.

И в этом есть, пожалуй, три резона:
Она не так нудна, как Гермиона,

Когда подымет хвост и рог киянкой,
Всё лучше мокроглазой китаянки,

И меньше Гарри помотает нервы,
Чем сверхлюбвеобильная Джинерва.

А дальше что? Да, пейринг необычный,
Но аффтар не хотел забыть приличья!

Одно, простите, игры сердцу милых,
Совсем другое дело - содомия!

Любимой Поттер чешет на рассвете…
Что, не скажу! Ведь прочитают дети.

Но это круто: Гарри с драконессой!
Закончим для интриги с… политесом.



Глава 73. Разговор фикрайтерш, или Уйти с гордо поднятым видом

- Читала новости в инете?
- Помойки хуже нет на свете!
Что не в порядке в этот раз?
- Да этот долбаный указ,
Причуды штучек тех столичных,
Что осуждают «неприличье».
Сижу, трясусь, как птенчик зимний:
Ведь в действии закон Озимой!
- Но ты не так закон назвала!
- И наплевать! Не в этом дело!
Я улыбаться перестала,
И, погляди-ка, поседела!
Уж действует закон Пшеничный,
Чтоб было всё везде прилично.
- Ну ты, однако же, шутница!
- А мне мерещится темница,
И даже – под мотив «та-дам!» –
Путь неизбежный в Магадан!
Толпой, в оковах, босиком…
- Не бойся, не пошлют пешком!
- Как будто было горя мало,
Всего три года я писала…
Сперва таланта не хватало…
А разработала его –
Не разрешают НИЧЕГО!
- Талант? Какая «разработка»?
Он либо есть, и либо – нет.
Писала б фики по наводке,
Про вейл, аваду, оборотки;
Зачем был слэшевый букет?
- Стереть всё! Профиль уничтожить!
Не погореть чтоб на корню…
- Ну, если хочешь глупость множить,
Тебе препятствий не чиню.
Закон не первый, не последний:
Мол, общество оздоровим.
Фик не ценнее, чем подследник?
Так удаляйте! Мерлин с ним.
- Бардак и пакость надоели,
Но лучше б порно запретить,
И люди смогут, в самом деле,
И о «высоком» говорить!
- Сюда прибавь ещё рекламу,
Да фильмы «восемнадцать плюс».
- Когда ребёнок смотрит с мамой,
Нет, я пойду и утоплюсь!
То по закону ЭТО можно…
- Нет, ты про давешний закон.
Пиши тихонько, осторожно,
Тогда и не услышишь звон…
Принять закончик не проблема!
Вот выполнить – в сто раз трудней.
И, если что-то наболело,
То не жалей ночей и дней…
- Писать не стану про тычинки,
И пчёлка Майя не по мне!
Пусть детскосадские картинки
Рисуют в дурке на луне!
- Короче, ты определись:
Где зад, где перед, верх и низ.
- Но бОшки полетят, как кегли,
За описанье гомо**ли.
А если вдруг герой-ребёнок,
Хоть у него уже усы?
- Пиши про дружбу прям с пелёнок,
Про романтичные часы,
Про бабушку, про чай с вареньем…
- Да кто такое будет ЖДАТЬ?!
- Вот частное определенье:
«Придётся книги нам читать».
- Вот прямо! За фикописанье
Грядёт тюрьма и наказанье!
Нельзя такой наивной быть…
А раз сумела ты нашкодить –
Хоть слово не вполне подходит –
Сумей забыть или забить!
- Как бы саму-то не забили!
Я помню твой фичок о мыле,
О Драко, Гарри и свечах,
Где Поттер от любви зачах,
Причём того, срамного цвета…
- Фик был написан прошлым летом!
Не попадает под статью!
- А ну тебя! Пойду, запью.









Глава 74. Фичная истерика )))

Вопль души райтера

Из здешних серпентариев
Дождёшься ль комментариев?

Не вставайте
В позу вы,
А давайте
Отзывы!

Господи боже,
Один бы комент,
Он будет дороже
Стотысячных рент!

Сижу вся потная,
Жду я отклика:

Где читателей реакция?
Высоки ли мои акции?

Пожелание простое:
Жди, пока не «удостоят»!

Эй, а если не дождёшься?
Уходить? Назад вернёшься.

Не валяйте, други, ваньку,
Поддержите свою Маньку,
Кашку, Modus, Мухаббат,
Кто коменту тут не рад?!
Cairo, Тени Тех, Три Галки,
Кружево, Говно-на-Палке…
Как бы аффтара ни звать,
Ему отзыв надо дать!!

Где же отклик? Ну и ну!
Объявили мне войну?!
Уж конечно, не войнушку:
Ожиданье – не игрушки.

Это как в лицо плевок,
Это словно вилы в бок,
Это просто камень в печень,
Это жуть с маньяком встречи.

Отзыв ждать – шизофрения,
С паранойей, дорогие…

Полностью от вас завишу,
И прекрасно это вижу.
Ненавижу и люблю,
И об отзыве молю!

Хоть ругайте, хоть хвалите!
Отзовитесь! Не молчите!!

Хоть хвалите, хоть ругайте!
Только вот… Не отвергайте!

Ожидание бесплодно -
Райтер творчески голодный.

Ридер! Репу не чеши,
А приди на крик души.

Что ж мораль? Пойми-ка тут,
Кто здесь глуп, а кто здесь груб.

Всё уже затарено.
Не будет комментариев.


Глава 75. Сказки Серого Барда: Гарриана

Поттериада. Очень альтернативная реальность )))

Служил наш Гарри хлебопеком,
Рулеты, булки выпекал.
Но Волдемортик ненароком
Ему в муку мышьяк вмешал.

Наш Гарри поступил на почту,
Посылки долго выдавал…
Ему платили мало очень,
А Снейп лишь ручки потирал.

Потом лабал в оркестре Гаря
На синтезаторе крутом.
Но Рончик инструмент запарил –
«Ямаху» отстегал кнутом.

Подался Гарри в педа…гоги;
Опасен в школе педо…фил.
Не сделал вовремя он ноги
И за решётку угодил…

На небо выползла балдоха,
Не обижался петушок…
По фене Гарри ботал плохо,
А стресс менял – увы! – на шок.

***
Друг Поттер нацепил погоны,
И Герми в маркитантки взял.
Путь повторив Наполеона
Почти в Египет забежал.

В актёры затесался Гарри,
У них же, что ни год – развод.
И до того дошёл наш парень,
Что в шлюпочный удрал поход!

Работал Поттер программистом,
Но старый хакер Дамблдор
Испортил софт и проклял Висту,
А Гарри зашвырнул в Мордор.

Теперь герой – известный блогер.
(Гляди, куда свернул сюжет!)
А Джинни, раздвигая ноги,
Семейный делает бюджет.



Глава 76. Вас ничем не прошибёшь, или Отвратный фикачик

***

От невежества вся сила,
Я хожу по головам;
Меня Музой укусило,
А страдать придётся вам!

Если б аффтар имел уд,
Он ловил бы рыбку;
А пока мы пишем тут,
Делая АшиПки.

Драл "хороший" подлеца,
Как внучок дедулю;
– Эх, любимая эНЦа!
Нас не обманули!!

Кулаком – и пальцы врозь!
- Дамблдор! Подробней!
Грин-де-Вальду не пришлось
Двигать костью… лобной?

Ну какое дело вам,
Что там было прежде?
Не судите по штанам,
Лучше - по надежде.

...................

Ошибусь в трактовке я,
Искажу я термин…
Редактируйте, друзья!
Ибо слэш – священен.





Глава 77. Банка спермы

Тёмный Лорд/Кое-кто ещё

«Вся кровь ушла в мозги –
Детей не будет».
Так вот чего хотят мои враги!
Желаю сына… Кто меня осудит?
Кто смеет лезть, и по какому праву?
Мне наглецы такие не по нраву.

Я не хочу смотреть на тёток, девок, баб.
По молодости пройденный этап…
Была такая, помнится, Хепзиба,
Конечно же, за чашу ей спасибо,
Но остальное… Рвотный порошок!
Ужасно: парень пользовал старуху!
Но это было нужно. Я не струсил,
Ей даже выпить дал на посошок.

Я вам скажу, что стерва Беллатриса
Намного лучше этой старой крысы.
Но… как-то слишком всё и чересчур;
Да мало ли вообще на свете шкур?
Лейстрейнджшу словно маятник, качало,
С ней не было конца и не было начала!
То стелется мне под ноги, как тряпка,
То обжигает, словно с хреном грядка,
И даже покаянье находило,
Пардон, на эту самку крокодила!

Однако, получили мы зародыш.
Представить страшно – эдакий уродыш.
Мы оба хороши, темноволосы,
Откуда взялся этот ополосок?!

Интересуетесь, откуда мы узнали,
Что вид зародыша – залог большой печали?
Признаться стыдно. Но я не стыжусь,
Напротив, откровенностью горжусь.
Мне чужды стыд, а также страх и совесть.
Иначе б я не вынес эту «повесть».

Короче, Салазар вас разрази!
У магглов Белла сделала УЗИ.
Когда увидел это страхолюдство,
Хотелось василиском обернуться,
Всех непричастных – заморозить взглядом,
А женщину – причастную! – авадой!
Иуда, Мерлин, Люцифер и Будда!
Избавьте нас от эдакого «чуда»!
Такое чадо мир испепелит,
Когда его мамаша породит…

Про внешний вид я не скажу ни звука.
Нет, сердце не сжимается от муки,
Поскольку я его тренировал,
Вы догадались, КТО мой идеал?

Запорошил мозги врачебным магглам,
И вынес все рентгены и бумаги…
Имперьо Беллатрикс наполучала:
Подумайте, хотела ВСЁ сначала!

Но я не идиот. Волшебник первый!
Сумел узнать: бывают банки спермы.
Сначала банку плохо представлял:
Ретортой, колбой (Снейп, видать, мешал).
Потом мне популярно разъяснили,
Что банк – не банка. Соглашенье – в силе.

В холодном туалете, на полу…
Меня вы от подробностей избавьте.
Я наметал молоку – не икру,
Икру, девчонки, вы мне предоставьте!
Поклонниц у меня несчётный рой…
Неужто не поделитесь икрой?..

Да, я шучу. Ведь юмор мне подвластен.
Прекрасно знаю: человек – не рыба.
Я заморозил сперму – это счастье,
Но мне нужна не женщина, а глыба!

Не радуйтесь, кинг-сайзские слонихи!
Я в переносном смысле говорю.
Уродки! Тоже не будите лихо…
Планирую ребёнка к сентябрю.

Вообще-то на примете есть одна…
Конечно, давно замужем она…
Сначала вышла вроде бы за сына,
А уж потом – до внука добралась.
Я теоретизирую невинно,
Поскольку раньше настрадался всласть.

Свою я сперму Элле предложу.
Забыл представить даму: Элла Разин.
И, если Я наследника рожу,
Уж точно он не будет безобразен.

Кто там кричит: она уже стара?
Я всё узнал про чёрт… про яйцеклетки.
И это будет – новая игра,
И это будут – недурные детки.

А если народятся близнецы,
Я снова к Элле заявлюсь в отцы.

Поэтому плевать мне на Нарциссу, -
Я иногда подумывал о ней;
Пусть её муж проводит… биссектрису,
Ведь мало женщин я видал скучней.






Глава 78. Откровения любительницы оставлять отзывы

Отзовитесь, горнистки!

Писать хочу я
Художку, но,
Печёнкой чую,
Что не дано.

Сюжет истаскан,
Движухи нет,
Не лица – маски,
Концовка - бред.

Туда-сюда я,
Ни тпру – ни ну.
Я – молодая,
Монблан сверну!

Стихи – не проза,
А вдруг пойдут?
Я – дева-роза,
Но… не в цвету!

Что остаётся?
Любой фандом!
Кто с кем сойдётся?
И что потом?!

Казалось, найден
Мной верный путь.
Но нет, фикрайтер
Я - просто жуть.

Что остаётся?
Не дубль два.
Кто к славе рвётся,
Тот – не трава!

Я – дева-роза…
Не за грехи ли?
Решила: отзыв –
Моя стихия!

Писать подругам –
Не очень в кайф.
Скажу супругу:
Мол, жизнь не в лайф.

Я выбираю
Приятный ник,
Потом читаю,
Конечно, фик.

Владею словом
Как критик, я.
Ведь за основу –
Вся боль моя!

Ругать полегче,
Блин, чем хвалить.
Но, человече,
Здесь рвётся нить!

Я знаю, райтер
Награды ждёт.
Так забирайте!
Коммент течёт…

Я словно чукча:
Что ем – пою.
Но мне так лучше,
Ведь – не свою…

Кудрявым слогом
Эмоций визг…
Ведь это много!
Ведь это мысль!

Цитаток редких,
И гладких фраз,
Сравнений метких,
Да в самый раз!

Я вас умнее,
И не боюсь!
Над кем сумею,
Над тем глумлюсь.

Плевать в колодцы
Для похвальбы?
Пятно на солнце
Не для борьбы!

За реверансы
Я прячу смех;
Мои «романсы»
Устроят всех.

Хвалю не скупо,
Но ржу в душе:
Фикрайтер глупый
Поплыл уже!

Итак, сумела
Я свой никнейм
Известным сделать…
Узнал?! Не бей!!!








Глава 79. Снэванс, дождливый и занудный

- Мой дом в Тупике Паучьем,
Погода на улице сучья,
Деревьев мало, но сучья
Ломает ветер ночной.
По дому сквозняк гуляет,
Пыль старую разгоняет,
Но мне мечтать не мешает
О той, кого нет со мной…

Кругом пузырятся лужи,
Я вновь никому не нужен;
Стоит готовить ли ужин?
Ведь в три аппетита нет.
Нет ни друзей, ни денег,
Нет даже метлы – есть веник,
И мне постыл белый свет.

Какой он «белый»? Он серый!
Воздастся за меру мерой.
В аду, где воняет серой,
Я в рай поверить не смог.
Былая детская дружба…
Уже говорил – не нужен!..
А мысли голову кружат,
И слишком мрачен итог.

«Шикарная» нынче погода!
Как раз по времени года.
Но для такого урода
Что май, что апрель, что март.
В книгах, попорченных цвелью,
Ищу один рецепт зелья,
Конечно, с недоброй целью.
Но в этом-то весь азарт!

Скоро наступит и лето,
С листвой болотного цвета,
Мне люди – табу и вето,
Я так давно одинок.
А были задатки, были,
Но, как говорится, сплыли,
И чувства мои застыли…
Почудился мне звонок!

Но нет звонка в моём доме,
Нет ничего в нём, кроме
Меня – при моём Содоме.
Да, кто-то стучится в дверь.
Открыть ли? Чего же ради?
Небось, «дружок»-пожиратель,
Чтоб времени зря не тратить,
Явился, злобный, как зверь.

Никто со мной не считался -
Ах, поздно я догадался -
Увы, напрасно старался
Сделаться «одним из».
Видно, свеча в оконце
Сияет ему червонцем.
Поистине, жаль марафонца.
Как треплет ветер карниз!

Я открываю двери,
А там – не пава, тетеря!
Остолбенев и растерян,
Я на пороге стою.
- Северус, впустишь гостью?
«Да» застревает костью,
Хочу пошутить неплоско:
Я вижу мою… мою…

Ну да, свою детства подругу,
Теперь – другого супругу.
Она толкнула упруго,
Когда протиснулась в дверь.
Стоит среди серой пыли,
Ей гол в ворота забили,
Меня этим просто добили,
А сколько ещё потерь?..

- Как вижу, Джеймс расстарался,
Живот твой весьма раздался,
И я уже догадался:
К лету наследника ждём?
- Ну Сев, не будь таким злюкой!
Сидишь один, смотришь букой!
(Хочу считать её сукой,
Что мочит хвост под дождём!)

- К тебе пришла я по делу,
Точней сказать, прилетела…
- Да, это довольно смело:
Беременность – не для трансгрессий.
- Лучше послушай, дружочек,
Хочу отдать я должочек,
Не делай ротик в кружочек,
Не жди ни танцев, ни песен.

- Не собираюсь ждать танцев
От юной жены засранца!
- Ой, Северус, сбрось свой панцирь!
Я не готовила речь…
Никак не прогнать мысль такую:
Хочу искупить вину я,
Причём не простым поцелуем…
А где здесь можно прилечь?

- Вот так и знал: тебе плохо!
- Нет, вы послушайте лоха!
Не заросли уши мохом?
Ты по-английски сечёшь?
Лягу сейчас и разденусь,
Готовь свой фаллос и пенис,
Я никуда не денусь,
Пока ты меня не возьмёшь!

- Спасибо тебе, дорогая.
Открылись ворота рая,
Там ангелы пляшут, играя…
Я не хочу быть вторым!
Ко мне явилась ты с пузом,
Думая, полный я лузер,
К тому ж, на душонке, с грузом, -
Любовь улетела, как дым!

- Да кто про любовь говорит-то?
Я заявляю открыто:
Тебе нанесла обиду –
И отработать хочу.
Мне кинешь одну лишь палку,
Как видишь, я не нахалка,
Один раз не в счёт, не жалко,
Даже такому… грачу.

- Послушай меня, миссис Поттер,
Мне трогать тебя неохота:
От имени тянет на рвоту,
От предложенья – вдвойне.
О, зря мне было неловко
Тебя обзывать грязнокровкой!
Дерьмо – все ваши уловки,
Я словно обмазан в говне.

- Не хочешь забросить кончик?
Ты вовсе меня не хочешь?!
А я пришла к тебе ночью,
Чтоб помириться с тобой…
Я знала, что ты не подарок,
Недаром, конечно, недаром
Болтали: Король Скипидара,
Что с задницей голубой!

- Послушай-ка, мистрис Эванс,
Я если сейчас разденусь…
Не ты ль сама за измену-с
Себя позднее сгрызёшь?
- Я долг исполнить хотела,
Но оскорбленья терпела.
Так нужно тебе моё тело?
Иначе я кинусь в дождь…

..........................

Что Снейп решил, мы не знаем,
Хотя и книги глотаем,
И глазом на фильмы моргаем:
Такого у Роулинг нет!
А вы бы на месте Снейпа
Прибили Лили линейкой?
А, может быть, взяли бы лейку
И потушили бы свет?..






Глава 80. Бедный Рончик

Отчасти фантасмагория )))

Кто конягу ободрал,
Да почти что до скелета?!
Мерлин, тут не конь – фестрал,
Привелось увидеть ЭТО.

Друг, пренебрегший дружбою,
И на любовь наложит…
Вехи – такие нужные! –
Здесь переставлены ложью.

В багровый лёд будут вплавлены
Те, кто предал друзей своих…
Освежёваны, окровавлены…
Ну-ка, Зверь, достань кости их!

Языком своим фиолетовым
Фестрал лёд на вкус пробует.
Очень долго терпеть до лета,
Вода трупы совсем изуродует.

Слишком плохо веду счёт дней,
Заросло мхом и мохом у моих корней,
Зато помывку получила крона,
Судя по обрывкам, рыже-зелёным.

Ни в поздноту, ни в рань,
Хоть из-под себя выскочи,
На берегу красавица-Лань
Танго копытцами не выстучит.

Не может быть Меча в пруду…
Я всё равно его найду!!!
Но нет глупей на свете вздора,
Что подо льдом – Меч Гриффиндора.

Меч раньше Гарри доставал из Шляпы,
Но там же твари, в Школе проклятой.

Здесь много следов копыт,
Но есть отпечатки подошв!
Гарри! Ты будешь убит!
Гермиона! Ты пропадёшь!

Сутки кружу по берегу,
Чтобы потом мне поверили.





Глава 81. RSR

Без обид, bitte )))

Что-то Сказки нынче засмарагджены -
Не имею цели критиканствовать -
Сто читателей одарены, поглажены,
И, возможно, даже принаряжены…
Только я, несчастная, в раздрае,
И, поверьте, вовсе не играю:
Ведь не в силах даже водку пьянствовать!
Потому, что жду другого автора,
Всё надеюсь – продолжение завтра,
На крайняк, через неделю точно!
Но часы пока стоят песочные…
Никакой-такой совы с писёмышком,
Уж два года нет там обновления.
Щекочу себя павлиньим пёрышком,
Чувствуя не злобу – сожаленье.
Знаю, разные бывают обстоятельства:
Вдохновенья нет, делА, неможется…
Есть ли перед нами обязательства?
Разве мозг без фика не створожится?
Взять, придумать бы концовку классную,
Коли мне серьёзно так неймётся;
Но проблема в том, что все мы разные,
И попасть в очко не удаётся.
Плюнуть, растереть и забавляться?
Надо не читать – и не влюбляться.

***
Я не жду блажные ваши крики:
«О каком же ты мечтаешь фике?!»
Их, увы, заброшено немало…
Повторяем: на колу – мочало…



Глава 82. Фикачик о том, как Снейп постиг легилименцию

Навеяно недавним перлом «лилигельминт» )))

Сидя в Волдемортовой резиденции,
Которая немногим лучше Освенцима,
Снейп размышляет о воле случая –
За неимением занятия лучшего.

Давным-давно, что помнится, как сон,
Подросток в Лили Эванс был влюблён.
Был Северус ужасно одинок,
И принял он подделку за цветок.

Лили эффектна, это не безделка.
Зачем же обзывать её подделкой?
Ну как зачем? Она любви достойна?
Поклонники в ряду стоят спокойно?

…За два словечка дружбу предавая,
Когда приятель в трёх шагах от рая?
Войти нельзя – так, значит, выйти надо,
Чтоб не казалась жизнь кромешным адом.

Хоть выйти надо, выход так далёк,
Что не зажечь во мраке фитилёк.
Мы часто дело усложняем сами,
Под тлеющими сидя небесами.

Казалось бы, Снейп скурвился совсем:
Общался только с чёрт-те-знает-с-кем.
Оскорблено не тело – естество…
И выбрано плохое волшебство.

Залезть под юбку? Думать не моги!
Что ж, способ есть залезть Лили в мозги.
Чтоб мысли не читать, а направлять.
Тогда не будет глазками стрелять,

И думать об очкариках лохматых,
Да их друзьях – слащавых плюс косматых.
Сто сорок восемь книг Снейп одолел,
И в черепушку Эванс влезть сумел.

Близка победа! Но вмешался Рок:
Для всех паскудных дел – большой урок.
Нет, снизим градус. Тут вмешался случай.
А паренёк хотел… хотел как лучше!

Из-за случайной путаницы букв -
Разрыв шаблона, стык наук и губ…
Нет, объяснить подобное нельзя!
У Эванс завелись внутри друзья.

Они погибли… Выжил лишь один,
Поистине, гельминтов господин.
Собак не гладила, и руки мыла с мылом,
Но укреплялся глист волшебной силой.

(Размером со змею – не аскарида;
Такого б на подмогу Тому Риддлу!
Но та глава не начата ещё...
Давайте плюнем все через плечо!)

Хоть паразит, Лилигельминт разумен,
Его соединил со Снейпом… зуммер.
Когда у Сева сильный звон в ушах,
То знает он: Лили готовит шах!

Тот гнусный червь передаёт решенья,
Желанья, сновиденья и сомненья.
Объект оглистчен, но не в этом соль:
Идёт инфа, что Снейпу дарит боль!

В уме и сердце Эванс места нет –
Так Снейпу передал Лилигельмент.
Гельмент. Гельминт… Запутаешься тут.
Тем временем, часы идут… идут.

Лили хворать, конечно, начинает,
Ведь тварь не только думы забирает.
Питаться соками девицы молодой
Не отказался б даже козодой!

Причём тут козодой? То - мёртвых птица,
И он, возможно, Снейпу пригодится.
Всё закрутилось вновь в порочный круг.
Лили – врагиня, а гельминт – кто? Друг?

Уже хотелось это прекратить,
Из-за глиста любви нельзя остыть,
Да только здесь любовь не при делах,
Когда ты сутками у девушки в мозгах.

Снейп заболел, и, кажется, надолго,
И позабыл, что ноги кормят волка.
Пока он заклинаний не творил,
Желудок Эванс ВСЁ переварил!!

Конец глисту. Теперь конец рассказу?
Ну нет, нельзя же так, ей-богу, сразу.
Поправившись, ошибку отыскав,
Снейп без посредников забрался прямо в шкаф.

Не в шкаф, конечно, полагаю, в сейф.
На то и был крутой волшебник Сев.
И вышло так, что солитёр не нужен,
А бычий цепень был бы ещё хуже.

Без всяких там посредников противных
В мозгах Лили Снейп отдыхает дивно.
Он не сумел её влюбить в себя.
Зато, все предрассудки истребя,

Стал иногда, как будто в старых книжках,
У разных лиц почитывать мыслишки.
Они не напечатаны в мозгу,
Но… Снейп всё может. Да, уже бегу!




Глава 83. Коллективная молитва студентов Хогвартса незадолго до Великой Битвы

Жаждем позитивных перемен!
Гарри, подними нас всех с колен!

Наша Школа состоит из стен.
Гарри, подними меня с колен!

Волдеморт совсем не джентльмен.
Гарри, подними нас всех с колен!

Сливочное пиво – аллерген.
Гарри, подними меня с колен!

Что не прах, так то, конечно, тлен.
Гарри, подними нас всех с колен!

Сивый – людоед-абориген.
Гарри, подними меня с колен!

Госпожа Алекто – омбудсмен?!
Гарри, подними нас всех с колен!

Время лжи, предательства, измен.
Гарри, подними меня с колен!

Мы пришли учиться, а не в плен!
Гарри, подними нас всех с колен!

Дамблдор взывает, убиен:
«Гарри! Подними их всех с колен!»

Очень надоел уже рефрен:
ГАРРИ, ПОДНИМИ МЕНЯ С КОЛЕН!

На закуску – главный феномен:
Очень тяжело вставать с колен.

Левикорпус?! Дорогие тени!!
Всё ещё подогнуты колени…

Чтобы подниматься в полный рост,
Нужен могзорост, не костерост.




"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"