Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Нерушимый обет связывает нерушимо

Автор: logastr
Бета:нет
Рейтинг:R
Пейринг:СС, ДМ, ГП
Жанр:BDSM, Humor, Romance
Отказ:отказываюсь
Аннотация:После Победы сил добра Драко нужно было как-то выживать, ну он и пустился во все тяжкие...
Комментарии:ООС магического мира))))))
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, сомнительное согласие
Статус:Закончен
Выложен:2010-07-14 20:41:02 (последнее обновление: 2010.07.14 20:40:22)
  просмотреть/оставить комментарии
Малфой стоял на коленях и по его лицу бежали слезы. Мерлин, столько лет прошло, а мальчишка так и остался тряпкой.

Снейп сидел перед Малфоем в кресле и задумчиво проводил тонким пальцем по губам, размышляя, что же теперь делать.

— Ты понимаешь, Драко, что ситуация ужасающая?

Малфой заскулил и слезы полились из его глаз еще сильнее:

— Ты обещал, обещал защищать меня...

— В данном случае, я не могу тебя защитить, ты это тоже должен понять! – Снейп наклонился ниже к залитому слезами, кривящемуся от рыданий лицу Малфоя, и прошипел ему в лицо, — Я убил за тебя Альбуса Дамблдора, не хочешь же ты, чтобы и теперь я подставлял за тебя свою задницу?

Драко схватил своими мокрыми руками руку Снейпа и начал целовать жесткие пальцы:

— Пожалуйста, пожалуйста, Северус. Я тебя умоляю, я тебе отдам все, что ты захочешь, все, что у нас осталось. Пожалуйста, я не смогу, не выдержу. Тем более Поттера! Это ужасно, ужасно. Кто только это придумал!

Снейп вытащил свою руку, которая тоже теперь была мокрая, и положил ее на красивую белокурую голову Драко. Черт возьми, в конце концов... Нет.

— Драко, тебе двадцать, ты – мужчина. Мне кажется, что Поттер – не самая худшая...

— Неееет, Северусс, пожалуйста, я тебя умоляю, только не это! — Драко уткнулся мокрым лицом в коленки Снейпа. Его плечи вздрагивали: — Пожаа-алуйста!

Снейп провел рукой по белоснежным волосам. Шельмец красив. Широкие плечи, узкая талия и поджарая попка. О ней собственно и речь. Опять спасать задницу Малфоя – это просто какой-то рок. Снейп, уже смягчившись, похлопал Драко по плечу:

— Ну, хорошо, я попробую что-нибудь для тебя сделать.

— О, Северус, спасибо. Я понимаю, что это неизбежно, но пусть это будет хотя бы не Поттер, пожалуйста.

— Например, я?

Драко горько опустил голову, плечи его поникли. Но выбора-то на самом деле у него не было.


***

«Ежедневный порок» №13, декабрь 19.. года.

Драко Абрахас Малфой, уличенный недавно в проведении мошеннических операций с магловской валютой в особо крупных размерах, приговорен Визенгамотом к публичному наказанию в 50 (пятьдесят) розог.

Исполнителем приговора, вопреки обыкновению, назначен не главный аврор Г. Дж. Поттер, а директор школы Хогвартс, профессор Северус Тобиас Снейп. Редакция направила специального корреспондента для подробного освещения процедуры экзекуции.

***

«Ежедневный пророк» №14, декабрь 19… года.

Итак, мы ведем свой репортаж из зала Правосудия, который располагается в самой мрачной и самой неприступной тюрьме столетия Азкабан.

Мое прыткое перо замирает от ужаса, стоит только мне представить этот мрачный замок из темного, непроницаемого для магии материала, окруженный ужасающими, медленно плывущими под плеск северных волн дементорами.

Но, сбросив оцепенение усилием воли, проникнем внутрь, в саму залу Правосудия, где тоже остались следы ушедшей ужасной эпохи, достойные нашего любопытства.

Искренне надеюсь, что большинству моих читателей никогда не доводилось побывать в этой зале с непосредственным, непраздным интересом. Хотя иной раз и жаль, что в нашу милосердную эпоху, когда наказания преступникам стали столь гуманны, что они с легкостью повторяют свои преступления, мы с вами лишены возможности лицезреть этот полный захватывающей мрачности ритуал – поцелуй дементора.

Да, в зале Правосудия и теперь можно наблюдать следы прежних, мрачных времен. Посредине большой круглой комнаты еще осталось лобное место – круглый каменный стол с цепями, где прикованный приговоренный ожидал, скрепя сердце, мрачного вершителя своей судьбы.

Все так же из светового окна в потолке прямо на лобное место падает световой луч, так что приговоренный и его палач находятся в столбе золотого света, тогда как зрители теряются в полумраке темных углов помещения.

Сегодня к экзекуции приговорен скандально-известный Драко Малфой, который, опозорив свою семью, пустился в махинации с маглами и их правительством. Говорят, был нанесен большой материальный ущерб школе Хогвартс и именно поэтому, как говориться в официальном постановлении Визенгамота, приводить приговор в исполнение доверено директору этой школы, профессору Северусу Снейпу.

Он здесь же, рядом со мной в зале. Я всматриваюсь в умное и напряженное лицо героя войны, кавалера Ордена Мерлина первой степени. Что испытывает он сейчас, когда ему предстоит обрушить карающую длань на своего бывшего ученика и крестника. Думаю, что ему нелегко…
Напротив него, с противоположной стороны экзекуторского стола стоит суровый главный аврор Поттер. Стиснув зубы, играя желваками, он пристально вглядывается в непроницаемое лицо Снейпа, буквально ест его глазами! О, какой поединок характеров!

Но вот вводят приговоренного. Он не скован цепями, как это было принято в прежние времена, но все равно почти не может идти. Ноги его подгибаются, глаза покраснели от слез, а прекрасные белокурые волосы спутаны и прилипли к высокому лбу, смоченные испариной страха.
Драко Малфой старается держаться, но это ему плохо удается. Он всхлипывает и одергивает специальную короткую рубаху, в которую его переодели перед наказанием.

Поттер зачитывает приговор. Его голос не дрогнул ни разу, даже когда он произносил роковое: «пятьдесят ударов розгами по голому телу». Но на то он и главный аврор!

Зато мистер Малфой поник в руках охранников и зарыдал. Ах, мои добрые читатели, скромность не позволяет мне описывать, как дрожат его тонкие лодыжки, как наполняются слезами большие серые глаза, как стройные ноги отказываются идти к месту наказания! Но, сожмем свое сердце в кулак – наказание его заслужено и пойдет ему только на пользу.

О, наконец, Северус Снейп изменил свою каменную позу и пошел к столу с разложенными на нем розгами. Розги сегодня что надо, скажу я вам – крепкие, гладкие, с палец толщиной. И не какие-то там трансфигурированные! Мне стало известно из моего источника в Хогвартсе, что мистер Филч, тамошний смотритель, проявил особую старательность, выбирая только самые свежие ветви Дракучей ивы.
Господин директор не изменил своей манере одеваться и в этот раз его радикально черная мантия как никогда более уместна. Он перебирает розги, пробует их на вес, взмахивает ими, так что бы проверить, насколько они упруги.

Публика следит за всеми этими манипуляциями затаив дыхание.
Тем временем, служитель подводят несчастного к экзекуторскому столу. Рыдания рвутся наружу, но Малфой все еще крепиться – быть может, силы ему придает ненавидящий взгляд Главного аврора. Нам стало известно, что между мистером Малфоем и прославленным Гарри Поттером что-то есть, какая-то искра, и мы непременно напишем об этом в наших следующих репортажах. А пока – внимательно следим за разворачивающимся действием.

Драко укладывают на стол и привязывают его руки и ноги к уродливым железным кольцам – его аристократические пальцы судорожно сжимаются в этих путах, ноги и обнаженные ягодицы дрожат, а Главный аврор довольно ухмыляется.

Но мы забыли о Северусе Снейпе, а он не мешкает – подходит к столу слева и вопросительно смотрит на Поттера – ждет команды.

Поттер отчего-то медлит, неужели жалость прокралась в его аврорское сердце?

Но нет, он подает знак, и Северус Снейп заносит руку.

Первый удар поражает Драко до самой глубины… нет, мое перо отказывается подбирать сравнение для этого трагического момента. Красный след, оставленный розгой на прекрасной округлой ягодице мистера Малфоя тому порукой. Дыхание его сбивается, и пронзительный крик исторгается из горла.

Но Снейп не медлит – удары поражают поверженное тело мистера Малфоя, слезы льются из его глаз, и сил сдерживать крик у него больше нет. Он плачет, плачет, он раскаивается! Быть может, Главный аврор смягчится и скостит наказание? Нет, Поттер суров, но справедлив. Он мерно покачивает головой в такт ударам и облизывает пересохшие губы… В его глазах видно жестокое удовлетворение происходящим.

Северус Снейп не щадит своего крестника, как можно было бы предположить – розга в его руке уже потеряла свою девственную гладкость и он меняет ее на другую.

Во время этого перерыва, Драко продолжает плакать и поворачивать белокурую голову то к своему мучителю-Снейпу, то к Поттеру в тщетных попытках вымолить прощение.

Снейп переходит на другую сторону, и уже другая часть прекрасного тела Малфоя подвергается жестокому наказанию. Слез у бедняги уже не осталось, и он просто кричит, слегка хриплым, смешанным со слезами голосом.

Наконец, все кончено.

Драко отвязывают, он падает в объятия Снейпа. Публика начинает волноваться, но подошедший колдомедик сообщает, что мистер Малфой в полном порядке.

Но что это? Главный аврор подходит к Снейпу и пытается перехватить мистера Малфоя из его рук. Однако это не так-то просто! Малфой жмется к только что так жестоко пытавшему его Снейпу и смотрит на Поттера с ненавистью. С торжествующей улыбкой на чувственных губах, Северус Снейп уводит дрожащего мистера Малфоя, оставляя обескураженного Гарри одного.

Итак, наш репортаж закончен. Но остались вопросы. Что же связывает этих троих? Какие флюиды, молнии чувств, проскакивали сегодня между ними? Что таится за радостью директора Хогвартса?
Ждите новых расследований.

Ваш корреспондент, Вульфрик А. Скитер.

***


В комнате на втором этаже ветхого дома в Спиннерс-Энд очень холодно.
Это Снейпу привычно, а Драко ужасно мерзнет. Он лежит на продавленном матрасе на животе, прикрытый всего лишь тонким верблюжьим одеялом и трет маленькими, почти женскими ступнями друг о друга, тщетно пытаясь согреть их. Время течет ужасно медленно, и эта проклятая холодная ночь все не желает заканчиваться.

Утром сюда поднимется Снейп и, возможно, даст Драко перечного. А пока надо потерпеть. И Малфой скрипит зубами и терпит, ждет…

***
Утренняя почта приносит свежие газеты, которые пестрят колдографиями из Азкабана, смакуют подробности экзекуции и делают предположения одно нелепее другого. На последней странице – всякая ерунда, вроде гороскопа на неделю, объявления о лотереях и карточек на скидки. Снейпу совершенно не интересно читать о небывалых скидках у мадам Малкин. Он и без газеты знает, что дела у нее не ахти как – в моде скромность и строгость в одежде, потому что на бархатные мантии ни у кого попросту нет денег.

Наконец, Снейп откладывает газету и поднимается из кресла.
Не торопясь, он проходит в маленькую кухню, похожую скорее на склад зелий или маленькую лабораторию. Там, между склянками с ингредиентами и пробирками с готовыми зельями, он находит перечное, укрепляющее и также, не торопясь, поднимается наверх.

В маленькой мансардной спальне, когда-то бывшей его собственной комнатой, его ждет Драко. Замерзший за ночь, голодный и несчастный, но не смеющий просить. Снейп даже себе не признается, но ему нравится момент, когда он стоит за тонкой фанерной дверью, положив руку на ручку, готовый войти. Он прислушивается к своему собственному дыханию, к тихим осторожным вздохам Малфоя за дверью и…

— Доброе утро! — Снейп входит стремительно, не давая Драко времени собраться.

— Я? Да… — Драко вздрагивает, поворачивается посеревшим лицом к Снейпу, — я…

— Я понял, — усмехается Снейп, — вот перечное и укрепляющее. Пей.
Драко, непроизвольно морщась, поднимается на локтях, осторожно берет склянку с зельем. Его запястья отдаюсь синевой у маленьких выступающих косточек. Кажется, что они сделаны из фарфора. Тонкие пальцы слегка подрагивают. Он подносит к склянку к бескровным губам и старается проглотить горькое зелье в один глоток. Но, конечно, закашливается.

— Драко, когда это вы превратились в нежную девицу? – Снейп подходит ближе, и помогает Малфою выпить зелья.

Вопрос он задал донельзя идиотский. Когда это ты, Драко Малфой, превратились в нежную девицу для меня? Когда оттаскивал тебя от разъяренной Беллы, которая решила выместить всю злость на племяннике, из-за трусости которого она и ее семья впали в немилость. Когда выпаивал укрепляющим, по капле каждый час, чтобы выжил и вырос. Когда отводил от лица белесые тонкие прядки и вытирал слезы страха, позволял использовать мантию как носовой платок.

Тогда ты выжил и вырос. И все забыл, как многие.

И вот теперь тебя снова надо лечить и учить.

— Теперь вставай, и пойдем за мной.

— Я… Я не могу, Северус, - ноет Малфой, — у меня все болит.

Снейп противно ухмыляется,

— Вставай, ты не мальчик, нам нужно явиться в Министерство.

¬— О, Мерлин, - выдыхает Драко в непритворном ужасе, — зачем?

— Ну что ты идиота из себя корчишь? – не выдерживает холодного тона Снейп, - Надо подписать бумаги, да и вообще… Показать тебя Поттеру. Иначе наш славный аврор решит, что я тебя украл.

— Я не пойду, - упрямо заявляет Малфой и утыкается лицом в тонкую свалявшуюся подушку.

Ну конечно, теперь нам стыдно, деньги воровать было не стыдно, а в глаза Поттеру посмотреть стыдно.

— Знаешь, твоя связь с Поттером для меня не секрет…
Драко дергается и поднимает голову. Его лицо красно от стыда, а в глазах опять стоят слезы.

— Он заста… - начинает лепетать он, но Снейп его обрывает:

— Не оправдывайся, я не дурак и все понимаю.

— Значит, ты не злишься на меня? – серые влажные глаза смотрят с робкой надеждой.

Злиться на тебя? Интересно, за что? За то, что ты променял ласки уродливого зельевара на крепкое тело главного аврора? За то, что бросил надоевшего любовника, а потом, когда припекло, приполз на коленях вымаливать помощь? За то, что и сейчас ты стыдишься Поттера, потому что все еще любишь его?

— Нет, но если ты сейчас же не встанешь, я, пожалуй, достану розги – у меня завалялось несколько со вчерашнего дня.

Драко капризно морщится, но начинает подниматься. Снейп демонстративно отворачивается к окну – ему не нужно смотреть, он и так все это помнит до мельчайших деталей: светлые волоски, прилипшие к белой шее, широкие плечи – такие худые, что косточки выступают, будто у девушки, изящные руки, которые могут доставлять неземное… Черт, так нельзя! Снейп резко разворачивается и едва не зажмуривается от ослепительной картины – Драко сползает с кровати к нему задом, яркие синие полосы, оставленные розгами на белых ягодицах, манят так, что невозможно удержаться.

И Снейп сдается, протягивает руку, осторожно проводит узловатым пальцем по тонкому шраму. Драко замирает, но Снейп видит, как покрывается испариной ложбинка между выступающих лопаток.
Предательски срывающимся голосом Снейп спрашивает:

— Ты позволишь?

И Драко только кивает в ответ.

Снейп осторожно раздвигает половинки обворожительного малфоевского зада пальцами и проникает в тугое и горячее отверстие. Член уже разрывает брюки.

Они пойдут в Министерство завтра. Черт с ним, с Поттером – получит свое в свое время.




"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"